Западники и славянофилы, их философское мировоззрение

Западники и славянофилы, их философское мировоззрение — реферат

Западники и славянофилы, их философское мировоззрение

Введение…………………………………………………………..……….………3

1. Философия славянофилов …………………………………………………….5

2. Философия западников ……………………………………………………… 8

3. Общие и отличные особенности западничества и славянофильства …….10

Заключение………………………………………………………………………12

Библиография……………………………………………………………………13

Введение

В первом половине XIX в. Россия утвердила свое положение в качестве европейской державы. Процесс европеизации глубоко затронул образованные слои русского общества.

Дворянская, а затем и разночинская культуры стали развиваться в русле европейской традиции, повторяя свойственную им смену идеологических и художественных направлений (просвещение, классицизм, романтизм, реализм).

Европейский рационализм и художественные европейские приемы служили для освоения собственных национальный традиций.

К середине XIX в., литература, музыка, театр, живопись, архитектура достигли в России высокого уровня развития и становились все более известными на Западе. Французский писатель П. Мериме открыл Европе Пушкина. На европейские языки были переведены произведения М. Ю. Лермонтова, И. В. Гоголя, И. С. Тургенева. Русская литература становилась частью европейской литературы.

В Париже был поставлен «Ревизор» Гоголя, с восторгом принятый зрителями. Все больше внимание иностранцев привлекал Петербург, превратившийся благодаря творениям архитекторов В.В. Растрелли, Д. Кваренги, Ж. Тома де Томона, К.И. Росси, А.Д. Захарова и А.Н. Воронихина в один из красивейших городов Европы.

В Петербурге и его пригородах часто выступали европейские знаменитости, главным образом певцы и музыканты.

Благодаря этому наладился культурный обмен между Россией и Европой. В первой половине XIX в. он впервые приобрел двусторонний характер.

Образованные русские люди тяжело переживали раскол между дворянством и народом, старались осмыслить его происхождение и пути его преодоления.

Они размышляли о несхожести исторических судеб России и Европы, недейственности в России европейских способов решения политических и социальных проблем. Важнейшим предметом их раздумий стала самобытность России.

В напряженной полемике конца 30-х — 40-x гг. ХIX в. о месте России в мировой истории оформились два противоположных течения русской социально-философской мысли: славянофильство и западничество.

проблема, вокруг которой завязалась дискуссия, может быть сформулирована следующим образом: является ли исторический путь России таким же, как и путь Западной Европы, и особенность России заключается лишь в ее отсталости или же у России особый путь и ее культура принадлежит к другому типу? В поисках ответа на этот вопрос сложились две альтернативные концепции русской истории.

1. Философия славянофилов

Славянофильство как идейное течение оформилось в первой половине 40-х годов, и является неотъемлемой органической частью русской общественной мысли и культуры ХIX в. Постоянный и резкий критик славянофилов В.Г.

Белинский писал: «Явление славянофильства есть факт, замечательный до известной степени, как протест против безусловной подражательности и как свидетельство потребности русского общества в самостоятельном развитии».

С самого возникновения и на протяжении всего времени своего существования славянофильство было представлено немногочисленной группой. В её ряды входили Алексей Степанович Хомяков (1804 – 1860), Иван Васильевич Киреевский (1806 – 1856), Константин Сергеевич Аксаков (1817 – 1860), Юрий Федорович Самарин (1819 – 1876).

Представители данного философского направления выступали с обоснованием самобытного пути развития России.

Они исходили из того, что у России свой особый путь, определяемый ее историей, положением в мире, огромностью территории и численности населения, географическим положением и особенно своеобразными чертами русского национального характера, русской «души».

Тремя основами особого исторического пути России славянофилы считали православие, самодержавие и народность, но понимали их иначе, чем официальная правительственная идеология. Славянофилы отрицали императорскую, петровскую Россию и власть относилась к ним подозрительно и враждебно, несмотря на их православие и монархизм.

Не было ничего общего между системой официальной народности или официального национализма, выработанной в эпоху Николая I и ставшей идеологией власти, и славянофильским пониманием народности. Система официальной народности была основана на трех принципах — православие, самодержавие и народность.

И хотя славянофильская система признавала эти же три принципа, дух ее был абсолютно противоположным. Совершенно ясно было, что для системы официальной народности примат принадлежал принципу самодержавия, православие же и народность были ему подчинены.

Ясно также, что народность была сомнительна и претерпела влияние худших сторон западного государственного абсолютизма.

Православие было не духовное, внешне государственное. Славянофилы же, выступая апологетами старины, искали православия очищенного, не искаженного и не извращенного историческими влияниями.

Также они стремились к выявлению подлинной народности, народной души.

Славянофилы видели образ русского народа освобожденным от искажений, которые они приписывали западному рационализму и государственному абсолютизму.

Высшим идеалом для славянофилов являлась православная церковь, никогда не нарушавшая в отличие от католичества заветов первоначального христианства.

Славянофилы упорно отрицали подчиненный характер отношения церкви к государству, А.С.

Хомяков указывал, что русский император не имел права священства, не притязал на непогрешимость в вопросах вероучения, не решал вопросы церковного благочестия.

Несмотря на консервативный элемент своего миросозерцания, славянофилы были горячими защитниками свободы личности, свободы совести, мысли, слова и своеобразными демократами, признавали принцип верховенства народа.

Славянофилы были горячими защитниками общины, которую считали органическим и оригинально русским укладом хозяйственной жизни крестьянства.

Они не считали собственность священной и абсолютной, собственника же считали лишь управляющим, отрицая западную буржуазную, капиталистическую цивилизацию.

И если они думали, что Запад гниет, то потому, что он вступил на путь этой буржуазной цивилизации, что в нем раскололась целостность жизни.

Славянофилы считали, что противоречия современной жизни уходят своими корнями в Петровские реформы, которые прервали органическое развитие российской истории и культуры, раскололи надвое русское общество. Они были убеждены, что русской истории присущи особые исторические ценности, которых не знает Европа.

Смысл истории Запада, по мнению славянофилов, – в единстве поступательного процесса культурного и общественного развития. Но сам этот процесс вызывает распад сознания на разум, чувства и волю, которые начинают действовать сами по себе. С ним связано также разделение общества на классы.

В конце концов, Европа приходит к культурному и общественному кризису, переживает закат своей истории. России же присущи такие целостные общественные и культурные формы, которые, не разрушаясь, способны стать основой более высоких ступеней исторического развития, чем те, которые возникли на Западе.

В этом состоит смысл истории России.

Следует отметить, что славянофилы не отрицали достижений европейской культуры в сфере естественных наук, образования, культуры поведения.Целью славянофилов был не отрыв России от Европы, а восстановление единства русского общества и культуры на основе национальных ценностей.

Они считали, что это позволит России занять подобающее место в центре мировой цивилизации. При этом Россия должна стремиться не к тому, чтобы стать богатейшей или самой могущественной из стран мира, а к тому, чтобы быть наиболее «христианским из всех человеческих обществ».

2. Философия западников

Западники, в ряды которых входили А. И. Герцен, Т. И. Грановский, К. Д. Кавелин, Б. Н.

Чичерин и другие, также как и славянофилы, понимали различия России и Европы, но стремились к совершенствованию русского быта, культуры, законов на основе использования западноевропейского опыта.

Они резко критиковали российскую действительность, основы социальной и духовной жизни. Главную задачу они видели в просвещении народа, в развитии демократических начал, в большей социальной и политической свободе личности.

Ориентируясь на западноевропейскую цивилизацию, западники критиковали российское самодержавие, считая его формой восточной монархии. Такое же архаичное, противостоящее личностному развитию начало они видели в православной церкви.

Человек в ней, как и в язычестве лишен возможности развития. Западники решающее значение придавали разуму, а не вере.

Они утверждали самоценность человеческой личности как носителя разума, противопоставляли идею свободной личности идеи кооперативности (или «соборности» славянофилов).

Отвергая общинные начала русской жизни, западники подчеркивали тягловый характер русской общины, неотделимый от круговой поруки и переделов земли, подрывающих трудовую мораль.

По их мнению, возникновение тягловой общины в XVII в. было связано с распространением крепостничества и являлось формой эксплуатации крестьянства и посадского населения.

В силу этого индивидуальные качества человека, его разум в общине подавлены.

Идеал личности, по западничеству – это независимый человек, свободный от принижающей его нерассуждающей преданности кому бы то ни было, индивидуалист. Главное в человеке – цивилизованность, противостояние всему дикому, хаотичному.

Западники были горячими патриотами, твердо верили в великое будущее своей Родины. Резко критикуя Николаевскую Россию, западники возвеличивали Петра, который, как они говорили, «спас Россию».

Деятельность Петра они рассматривали как первую фазу обновления страны (начало вхождения России во всемирную историю), вторая должна начаться проведением реформ сверху — они явятся альтернативой пути революционных потрясений. В то же время они понимали, что реформы Петра сопряжены со многими издержками.

Истоки большинства самых отвратительных черт современного уму деспотизма Герцен видел в кровавом насилии, которым сопровождались Петровские реформы.

Профессора истории и права (С.М. Соловьев, К.Д. Кавелин, Б.Н. Чичерин) большое значение придавали роли государственной власти в истории России и стали основоположниками так называемой государственной школы в русской историографии (основывались на схеме Гегеля).

Свои идеи западники пропагандировали с университетских кафедр, в статьях, печатавшихся а «Московском наблюдателе», «Московских ведомостях», «Отечественных записках», позже в «Русском вестнике», «Атенее».

Большой общественный резонанс имели читаемые Т.Н. Грановским в 1843 – 1851 гг.

циклы публичных лекций по западноевропейской истории, в которых он доказывал общность закономерностей исторического процесса в России и западноевропейских странах, по словам Герцена, «историей делали

пропаганду».

Западники так же широко использовали и московские салоны, где они сражались со славянофилами, и куда съезжалась просвещенная элита московского общества. Выступления заранее готовились, писались статьи и трактаты.

3. Общие и отличные особенности западничества и славянофильства

Славянофилы и западники были враги-друзья. Герцен сказал: «мы подобны двуликому Янусу, у нас одна любовь к России, но не одинаковая». Для одних Россия была, прежде всего, мать, для других – дитя.

Славянофилы и западники дискутировали о России, ее судьбе и будущем. Одни, славянофилы, мечтали об идеальной допетровской Руси, другие, западники, мечтали об идеальном Западе. Но и консервативное обращение славянофилов к далекому прошлому было лишь утопией совершенного строя, совершенной жизни, также каким было обращение западников к Западу, который они плохо знали.

Представителей обоих философских направлений объединяло отрицательное отношение к Николаевской России, к крепостному праву, на первое место по шкале ценностей они ставили гуманизм, духовные ценности, были глубоко озабочены проблемой нравственного роста личности, ненавидели мещанство.

Идеал нравственной личности у западников и славянофилов имел ряд общих основных черт: нравственной признавалась личность, ориентированная на высокие моральные ценности и нормы, подчиняющая им свое поведение на основе свободного волеизъявления, без какого-либо внешнего принуждения.

Также как и западники, славянофилы высоко ценили традиции и опыт Западной Европы. В свою очередь западники, разделяя позицию славянофилов, понимали значение России, ее великую внутреннюю, еще не раскрытую силу.

Но как только от общих, абстрактных представлениях об идеальных обществе и личности славянофилы и западники переходили к их конкретным социальным, политическим и культурным характеристикам, различия между ними становились резкими, порой превращались в противоположность.

Различия взглядов относились, прежде всего, к таким вопросам: каковы оптимальные пределы автономии личности; какое место должна занимать религия; каково значение национальных элементов культуры, традиций, обычаев, обрядов, какую роль в развитии России сыграли реформы Петра.

Главное принципиальное различие между западниками и славянофилами заключалось в вопросе о том, на какой основе можно и нужно следовать к социальному и нравственному идеалу: религии и веры, опоры на исторический опыт народа, его сложившуюся психологию, или опоры на разум, логику, науку, на преобразование в соответствии с ними социальной реальности.

Идеи славянофилов и западников по своему влиянию вышли далеко за рамки периода своего взлета и расцвета в 40 – 50-х годах ХIХ века.

Мощное влияние этих споров нашло свое отражение в трудах Достоевского, который видел свою задачу «в упразднении распри между славянофилами и западниками»; в философской публицистике В.

Соловьева; в спорах марксистов с их западнической установкой и народников, продолживших славянофильскую традицию обособления России; в общественных дискуссиях между российскими марксистами–большевиками и меньшевиками.

Заключение

Споры западников и славянофилов стали частью истории, но развитие этих двух разных философских, идеологических подходов к проблеме преобразования социальной реальности имеет продолжение и по сегодняшний день.

Анализируя взгляды указанных философских направлений, невольно удивляешься тому, что все те вопросы, о которых велась дискуссия в 30 – 50-е годы позапрошлого века, и по сей день остаются в повестке неразрешённых проблем.

Итак, что же сейчас представляет собой антитеза «Россия-Запад», столь популярная в философии XIXвека? Как и ранее это понятие включает в себя вопрос о роли России в мировом сообществе, о её взаимоотношениях с западными странами.

Вместе с тем, указанная антитеза выражает внутреннюю борьбу отечественного социума, спорящего не только о своих перспективах и базисе развития, но и об отношении к своему прошлому.

Решение данной дилеммы представляет собой долгий и многогранный процесс, который тесно связан с дальнейшим развитием России, политической и философской науки.

Очевидно, что западная модель не может быть просто перенесена на российскую почву, и, по меньшей мере, должна быть осмыслена и переработана в соответствии с нашими коренными условиями и принципами.

Немаловажное значение при этом приобретает использование наследия российской политической мысли, так как последняя насчитывает не один десяток и даже сотню лет и не учитывать её, не использовать теоретические конструкции лучших умов России прошлых веков было бы просто неразумно.

Библиография

1. История русской философии. Часть I: С древнейших времен до середины XIX века. Курс лекций: Учебное пособие. – 2–е изд., испр. – Самара: Самар. гуманит. акад., 2004 – 274 с.

2. Миненков Г. Я. Введение в историю российской социологии / Рец. Ю. Н. Давыдов, В. В. Танчер. — Мвл ЗАО “Экономпресс”, 2000.

3. Мотрошилова Н.В. Мыслители России и философия Запада (В. Соловьев. Н. Бердяев. С. Франк. Л. Шестов). – М.: Республика; Культур. революция, 2006, 477 с.

4. Николай Ильин. Трагедия русской философии. – М.: Айрис-пресс, 2008 – 608 с.

Источник: https://cinref.ru/razdel/01200filosofia/15/261982.htm

Западники и славянофилы

Западники и славянофилы, их философское мировоззрение

Когда караван поворачивает назад, впереди оказывается хромой верблюд

восточная мудрость

Две доминирующие философские мысли в России 19 века это западники и славянофилы. Это был важный спор с точки зрения выбора не только будущего России, но и ее устоев и традиций.

Это не просто выбор к какой части цивилизации относится то или иное общество, это выбор пути, определение вектора будущего развития.

В российском обществе еще в XIX столетии состоялся принципиальный раскол во взглядах на будущее государства: часть примером для наследования считала государства западной Европы, другая часть утверждала, что Российская Империя должна иметь свою особую модель развития.

Эти две идеологии вошли в историю, соответственно, как «западничество» и «славянофильство». Однако корни противостояния этих взглядов и сам конфликт не удастся ограничить только XIX веком. Для понимания ситуации, а также влияния идей на сегодняшнее общество следует немного углубиться в историю и расширить временной контекст.

Корни появления славянофилов и западников

Принято считать, что раскол в общество по поводу выбора своего пути или наследования Европы внес царь, а позже император Петр 1, который пытался модернизировать страну на европейский лад и в результате привнес на Русь множество укладов и устоев, которые были характерны исключительно для западного общества. Но это был только 1, крайне яркий пример того, как вопрос выбора решался силой, и всему обществу это решение навязывалось. Однако история спора намного сложнее.

Истоки славянофильства

Для начала следует разобраться с корнями появления славянофилов в российском обществе:

  1. Религиозные ценности.
  2. Москва есть третий Рим.
  3. Реформы Петра

Религиозные ценности

Первый спор о выборе пути развития историки обнаружили в ХV столетии. Состоялся он вокруг религиозных ценностей. Дело в том, что в 1453 году Константинополь, центр православия, был захвачен турками.

Авторитет местного патриарха падал, все больше было разговоров о том, что священники Византии теряют «праведный моральный облик», а в Европе католической это происходит уже давно.

Следовательно, Московское царство должно оградить себя от церковного влияния этих стран и провести очищение («исихазм») от ненужных для праведной жизни вещей, в том числе от «суеты мирской». Открытие в 1587 году патриархата в Москве стало доказательством того, что Россия имеет право на «свою» церковь.

Москва есть третий Рим

Дальнейшее определение необходимости своего пути связано с XVI столетием, когда родилась идея о том, что «Москва – третий Рим», а значит должна диктовать свою модель развития. В основе этой модели лежало «собирание земель русских» для защиты их от пагубного влияния католицизма. Тогда и родилась концепция «Святая Русь». Церковная и политическая идеи соединились в одну.

Реформаторская деятельность Петра

Реформы Петра начала ХVIII столетия были поняты не всеми подданными. Многие были убеждены, что это ненужные России меры.

В определенных кругах даже родился слух, что во время визита в Европу царя подменили, ведь «настоящий русский монарх никогда не будет перенимать чуждые порядки».

Реформы Петра раскололи общество на сторонников и противников, чем создали предпосылки для формирования «славянофилов» и «западников».

Истоки западничества

Что касается корней возникновения идей западников, кроме вышеуказанных реформ Петра следует выделить еще несколько важных фактов:

  • Открытие западной Европы. Как только подданные российских монархов открывали для себя страны «другой» Европы на протяжении XVI-XVIII веков, они понимали разницу между регионами западной и восточной Европы. Они начинали задаваться вопросами причин отставания, а также путей решения этой сложной экономической, социальной и политической проблемы. Под влиянием Европы находился Петр, после «заграничного» похода во время войны с Наполеоном многие дворяне и интеллигенция начали создавать тайные организации, целью которых было обсуждение будущих реформ на примере Европы. Самой известной подобной организацией было общество декабристов.
  • Идеи Просвещения. Это XVIII столетие, когда мыслители Европы (Руссо, Монтескье, Дидро) высказывали идеи о всеобщем равенстве, распространение образования, а также об ограничении власти монарха. Эти идеи быстро попали в Россию, особенно после открытия там университетов.

Суть идеологии и ее значимость

Славянофильство и западничество, как система взглядов на прошлое и будущее России, возникли в 1830-1840 годах. Одним из основателей славянофильства считается литератор и философ Алексей Хомяков.

В этот период в Москве выходит две газеты, которые считались «голосом» славянофилов: «Москвитянин» и «Русская беседа».

этих газет насыщены консервативными идеями, критикой реформ Петра, а также размышлениями о «собственном пути России».

Одним из первых идейных западников считается писатель А.Радищев, который высмеивал отсталость России, намекая на то, что это вовсе не особый путь, а просто отсутствие развития.

В 1830 годах с критикой российского общества выступил П.Чаадаев, И.Тургенев, С.Соловьев и другие. Так как российскому самодержавию было неприятно слышать критику, то западникам было сложнее, чем славянофилам.

Именно поэтому некоторые представители этого течения покинули Россию.

Общие и отличительные взгляды западников и славянофилов

Историки и философы, которые занимаются исследованием западников и славянофилов, выделяют следующие предметы для дискуссий между этими течениями:

  • Цивилизационный выбор. Для западников, Европа – эталон развития. Для славянофилов, Европа – пример морального падения, источник возникновения пагубных идей. Поэтому последние настаивали на особом пути развития Российского государства, которое должно иметь «славянский и православный характер».
  • Роль личности и государства. Для западников характерны идеи либерализма, то есть свободы личности, ее первичность перед государством. Для славянофилов главное – государство, а личность должна служить общей идеи.
  • Личность монарха и его статус. Среди западников было два взгляда на монарха в империи: его либо стоит убрать (республиканская форма правления), либо ограничить (конституционная и парламентская монархия). Славянофилы считали, что абсолютизм – это истинно славянская форма правления, конституция и парламент – это чуждые для славян политические инструменты. Яркий пример такого взгляда на монарха перепись населения 1897 года, где последний император Российской империи в графе «род занятий» указал «хозяин земли русской».
  • Крестьянство. Оба течения сходились в том, что крепостное право – это пережиток, признак отсталости России. Но славянофилы призывали ликвидировать его «сверху», то есть при участии власти и дворян, а западники призывали прислушаться к мнению самих крестьян. Кроме того, славянофилы говорили, что крестьянская община – это лучшая форма управления землей и ведения хозяйства. Для западников общину нужно распустить и создать частного фермера (что и пытался сделать П.Столыпин в 1906-1911 годах).
  • Свобода информации. По мнению славянофилов, цензура – нормальная вещь, если она в интересах государства. Западники выступали за свободу печати, свободное право выбора языка и т.д.
  • Религия. Это один из основных пунктов славянофилов, поскольку православие – это основа русского государства, «Святой Руси». Именно православные ценности должна защитить Россия, поэтому она и не должна перенимать опыт Европе, ведь он нарушит православные каноны. Отражением этих взглядов была концепция графа Уварова «православие, самодержавие, народность», которая стала основой построения России в ХІХ веке. Для западников религия не была чем-то особенным, многие даже говорили о свободе вероисповедания и отделении церкви от государства.

Трансформация идей в 20 веке

В конце XIX – начале XX века эти два течения прошли сложную эволюцию и трансформировались в направления и политические течения. Теория славянофилов в понимании некоторой интеллигенции начала трансформироваться в идею «панславизма». В ее основе идея объединения всех славян (возможно только православных) под одним флагом одного государства (России).

Или другой пример: из славянофильства возникли шовинистические и монархистские организации «Черные Сотни». Это пример радикальной организации. Конституционные-демократы (кадеты) приняли некоторые идеи западников. Для социалистов-революционеров (эсеров) Россия имела свою модель развития.

РСДРП (большевики) меняли свои взгляды на будущее России: до революции Ленин утверждал, что Россия должна пройти путь Европы, однако после 1917 года заявил о своем, особом пути страны. По-сути, вся история СССР – это реализация идеи своего пути, но в понимании идеологов коммунизма.

Влияние Советского Союза в странах центральной Европы – это попытка реализации все той же идеи панславизма, но в коммунистической форме.

Таким образом, взгляды славянофилов и западников формировали на протяжении долгого периода времени. Это сложные идеологии, в основе которых выбор системы ценностей. Эти идеи на протяжении XIX-XX века пережили сложную трансформацию, стали основой многих политических течений России.

Но стоит признать, что славянофилы и западники – не уникальное явление России. Как показывает история, во всех странах, которые отставали в развитии, общество делилось на тех, кто желал модернизации и тех, кто пытался оправдаться особой моделью развития.

Сегодня эта дискуссия также наблюдается в государства восточной Европы.

Особенности общественных движений в 30-50 года 19 века

Славянофилы и западники это далеко не все общественные движения России 19 века. Просто они наиболее распространены и известны, ведь спорт этих двух направлений актуален и по сей день.

До сих пор в России мы видим неутихающие споры о том «Как жить дальше» — копировать Европу или остановиться на своем пути, который должен быть уникальным для каждой страны и для каждого народа.

Если же говорить про общественные движения в 30-50 годах 19 века в Российской империи, то они формировались при следующих обстоятельствах

Это обязательно нужно учитывать поскольку именно обстоятельства и реалии времени формируют взгляды людей и заставляют их совершить те или иные поступки. И именно реалии того времени породили и западничествои славянофильство.

Источник: https://istoriarusi.ru/imper/zapadniki-i-slavjanofily.html

Славянофилы и западники

Западники и славянофилы, их философское мировоззрение

В середине XIX века в российском обществе сформировалось два направления его реформирования для дальнейшего развития страны. Эти направления имели между собой большие различия.

Представители одного из них – славянофилы – выступали за продвижение самобытности России, славянской православной идеи, а западники ориентировались в основном на Запад и предлагали во всем брать пример с него и на его опыте строить новое общество.

Славянофилы и западники – кто они?

ЗападникиСлавянофилы
Когда сформировалось движение1830–1850 годы1840–1850 годы
Слои обществаДворяне-помещики (большинство), отдельные представители богатого купечества и разночинцыПомещики со средним уровнем дохода, частично выходцы из купцов и разночинцев
Основные представителиП. Я. Чаадаев (именно его «Философическое письмо» послужило толчком к окончательному оформлению обоих течений и стало поводом к началу дебатов), И. С. Тургенев, В. Г. Белинский, А. И. Герцен, Н. П. Огарёв, К. Д. Кавелин.А. С. Хомяков, К. С. Аксаков, П. В. Киреевский, В. А. Черкасский. Очень близки к ним по мировоззрению С. Т. Аксаков, В. И. Даль, Ф. И. Тютчев.

Различия во взглядах славянофилов и западников

По какому пути двигаться РоссииПо пути, пройденному западными странами. Освоение западных достижений позволит России сделать рывок и достичь большего за счет заимствованного опыта.У России – своя дорога. Зачем западный опыт, когда собственная формула «Православие, самодержавие, народность» поможет России добиться большего успеха и более высокого положения в мире.
Пути преобразований и реформИмелось два направления: либеральное (Т. Грановский, К. Кавелин и др.) и революционное (А. Герцен, Н. Огарёв и др.).Либералы выступали за мирные реформы «сверху», революционеры – за радикальные способы решения проблем.Признавалось только мирное развитие.
Какой строй выбрать и отношение к конституцииОдни выступали за конституционную монархию по типу Англии, а наиболее радикальные – за республику.Выступали против введения конституции, считали единственно возможной формой правления для России неограниченное самодержавие.
Крепостное правоОтмена крепостного права и широкое использование наемного труда, что приведет к росту промышленности и экономики.Отмена крепостного права, но при сохранении привычного уклада крестьянской жизни – общины. Каждая община наделяется землей (за выкуп).
Отношение к возможностям развития экономикиНеобходимо быстро развивать экономику с использованием западного опыта.Считали, что правительство должно способствовать механизации труда, развитию банков и железных дорог – постепенно и последовательно.
РелигияРелигия не должна мешать, когда дело касается решения государственных вопросов.Именно вера – «краеугольный камень» особой исторической миссии русского народа.
Отношение к Петру IЗападники считали его великим преобразователем и реформатором.Отрицательно относились к деятельности Петра, полагая, что он насильно заставил страну двигаться по чуждому ей пути.

Значение споров между славянофилами и западниками 

Время разрешило все споры. Дорога, выбранная Россией, оказалась предложенной западниками. В стране начала отмирать община, церковь стала независимой от государства, а самодержавие вообще прекратило свое существование.

Главное, что представители обоих направлений искренне считали, что в стране назрела необходимость перемен и перенос их на более позднее время будет не на пользу России.

Все понимали, что крепостное право тянет страну назад, а без развитой экономики нет будущего. Заслугой славянофилов было то, что они пробуждали интерес к истории и культуре русского народа. Именно славянофил В.

Даль является автором «Толкового словаря живого великорусского языка».

Постепенно начало происходить сближение двух этих направлений, а споры, которые шли между их представителями, способствовали развитию общества и пробуждению интереса к социальным проблемам в среде российской интеллигенции.

Пожалуйста, оцените материал:

Просмотры: 78851

Источник: https://histrf.ru/biblioteka/b/slavianofily-i-zapadniki

Славянофилы и западники о выборе судьбы России

Западники и славянофилы, их философское мировоззрение

Нормально может существовать только народ, имеющий ясное понимание своей истории, своих религиозных святынь и традиционных государственных идеалов, опираясь на которые он будет развиваться дальше.

Славянофильство и западничество — два сложившихся в России в 30-50-х годах XIX века направления общественной, литературной и религиозно-философской мысли, которые как раз и пытались осмыслить пути дальнейшего развития страны.

Славянофилами и западниками были предложены России два направления, два пути, между которыми она должна была выбирать: идти по особому, русскому пути или по западноевропейскому.

Началу идейного разделения русской интеллигенции на два лагеря положило напечатанное в 1836 году «Философическое письмо» П.А.Чаадаева (1794-1856), которое оказало сильное воздействие на умы интеллектуальной элиты страны.

В нем он писал об исторической отсталости русского народа и России, о её духовном застое. Причину бедственного положения страны он видел в неудачном выборе веры, которую Русь восприняла от Византии. Из-за этого выбора Россия оказалась, по его мнению, обособленной от католического Запада.

В католицизме его привлекало соединение религии с политикой, наукой, общественными преобразованиями. «Мы стоим в стороне от общего движения, где развивалась и формировалась социальная идея христианства», — писал он.

И далее: «Истинное развитие человека в обществе еще не началось для народа, если жизнь его не сделалась более благоустроенной, более легкой и приятной, чем в неустойчивых условиях первобытной эпохи».

Благоустроенная, легкая и приятная жизнь — разве это не мечта западного человека? Чаадаев нашел земной рай в современном ему европейском мире: «Несмотря на всю неполноту, несовершенство и порочность, присущие европейскому миру в его современной форме, нельзя отрицать, что Царство Божие до известной степени осуществлено в нем…». Он забыл слова Христа, что Царство Божие — «не от мира сего» (Ин. 18,36). Чаадаев старался доказать преимущество католичества перед прочими вероисповеданиями. По существу, от предлагал нам отказаться от Православия.

Чаадаев отрицал вклад России в общечеловеческую историю: «Ни одна полезная мысль не родилась на бесплодной почве нашей родины; ни одна великая истина не вышла из нашей среды», — писал он.

Он считал, что единственный путь спасения для нас — это безусловное приобщение к европейской цивилизации. Превознося Запад, Чаадаев даже в революции и инквизиции видел благо, так как они, по его мнению, выражают стремление к прогрессу и торжеству цивилизации.

Таково вкратце содержание «Философического письма» Чаадаева, ознакомившись с которым, Николай I назвал его автора сумасшедшим.

Оппонентами Чаадаева сразу же выступили славянофилы — представители той части интеллигенции, которая считала, что не католичество, а Православие является основой, духовным стержнем русского народа, что Россия имеет богатую историю, славную подвигами предков, что у нее особая миссия на земле, что она обладает мощным духовно-нравственным наследием.

Представителями славянофильства являлись Алексей Степанович Хомяков (1804-1860), братья Иван Васильевич (1809-1856) и Петр Васильевич (1808-1856) Киреевские, братья Иван Сергеевич (1823-1886) и Константин Сергеевич (1817-1860) Аксаковы, Юрий Федорович Самарин (1819-1876), Александр Иванович Кошелев (1806-1883). К так называемым «поздним славянофилам» принадлежат Н.Я. Данилевский (1822-1885), К.Н. Леонтьев (1831-1891) и Ф.И Тютчев (1803-1873). В защиту Чаадаева выступили так называемые западники: В.П. Боткин, И.С. Тургенев, К.Д. Кавелин, С.М. Соловьев, Б.Н. Чичерин.

Общественно-политические, философские и исторические взгляды славянофилов и западников имели некоторые общие черты.

И те, и другие были патриотами России, желали ей и своему народу величия и процветания; стояли за проведение в стране преобразований, в том числе и за отмену крепостного права мирным путем, путем реформ «сверху», то есть реформ, проводимых правительством совместно с дворянами. Выступая за модернизацию России, и славянофилы, и западники ратовали за развитие промышленности, торговли, транспорта, особенно железных дорог. И те, и другие отстаивали идеал личности, ориентированный на высокие моральные ценности. На этом, пожалуй, сходство их взглядов и заканчивается, а далее идут коренные разногласия по вопросам дальнейшего развития в стране экономики, политики, философии, а главное — религии.

Важнейшие различия между западниками и славянофилами — религиозные. Славянофилы исповедовали Православие, в то время как деятели западнического направления либо тяготели к католичеству, либо были атеистами. А.И.

Кошелев писал: «Западники отводили религии местечко в жизни и понимании только малообразованного человека и допускали её владычество в России только на время, — пока народ не просвещен и малограмотен; мы же на учении Христовом, хранящемся в нашей Православной Церкви, основывали весь наш быт, всё наше любомудрие и убеждены были, что только на этом основании мы должны и можем развиваться, совершенствоваться и занять подобающее место в мировом ходе человечества». Величайшей ценностью славянофилы считали православную веру, противопоставляя её рационалистическому католицизму, и порицали грех отступления от Православия.

В начале XVI века монахом псковского монастыря Филофеем выдвигается идея Москвы как третьего Рима, которая становится ведущей идеологией Русского государства: «Два Рима падоша — а третьи стоит, а четвертому не быти».

Преемство хранителя Истины перешло к русскому православному государству, к русскому народу-богоносцу, понимаемому как соборная духовная общность. Именно в это время приобрело устойчивое выражение «Святая Русь».

Славянофилы стремились воссоздать Святую Русь в силе и славе её величия и благочестия, когда было главенство духовного над материальным, когда всем народом спасение сознавалось как цель земного бытия.

Не поняв истинного намерения славянофилов, западники насмехались над ними, полагая, что их идейные противники предлагают вернуть страну к сохе, лаптям, зипунам и лучине. Духовная истина осталась для западников за пределами их понимания. Святую Русь западники оклеветали, осмеяли, объявили косной, а русскую самобытность оценили как отсталость.

Православная Церковь — основа славянофильского мировоззрения. А.С.Хомяков, всю жизнь посвятивший служению Православию и Церкви, утверждал, что Церковь, будучи Богочеловеческим организмом, есть единство многочисленных членов в живом Теле Христовом, принадлежность Которому обусловлена причастностью Духу Святому.

Основной темой богословских работ славянофилов был вопрос о Православной Церкви. Профессор А.И.Осипов пишет: «Этот вопрос был для них глубоко жизненным, без правильного понимания которого они не видели возможности разрешить ни одной существенной проблемы мысли, культуры, истории».

Славянофилы писали о роли Русской Православной Церкви в формировании истории, культуры, самосознания русского народа, о её тысячелетнем свидетельствовании Евангелия в своей стране. Россия должна донести православную истину до впавших в ересь и атеизм европейских народов.

Православная Церковь, по мнению славянофилов, призвана создать из себя новую, высшую цивилизацию.

Славянофилы выдвигали тезис о самобытности России, о её коренном отличии от Запада. Они утверждали, что у нас свои традиции, своя вера, собственный духовный уклад, богатейшая национальная культура. Западники, по мысли А.И.

Кошелева, «ожидали света только с Запада, превозносили всё, там существующее. Старались подражать всему, там установившемуся, и забывали, что есть у нас свой ум, свои местные, временные, духовные и физические особенности и потребности…

Мы стремились быть только не обезьянами, не попугаями, а людьми, и притом людьми русскими». Славянофилы призывали народ к покаянию, смирению и к следованию правде Божией; они отрицательно относились к социализму, к революционной борьбе.

«Социализм — это ложь, с которой вместе придут зависть, сладострастие и жестокость, — писал Достоевский в романе «Бесы».

Западники считали, что просвещение и подлинная наука существуют только на Западе, что человек просвещается светом земного знания, игнорируя ту истину, что в православных догматах запечатлены откровения Божественной премудрости, а не выводы ограниченного в своих возможностях человеческого рассудка. А.С.

Хомяков писал о свойствах рационального познания так: «Грубый и ограниченный ум, ослепленный порочностью развращенной воли, не видит и не может видеть Бога». Если западники решающее значение придавали разуму, логике, науке, то славянофилы — вере.

Источник всякого просвещения они видели в религии: «Свет Христов просвещает всех». Таким образом, во взглядах оппонентов на просвещение прослеживается противопоставление мудрости, даваемой от Бога, мудрости земной, проповедуемой западниками.

В отличие от западного мира, мудрость Православия была тем объединяющим соборным началом, каким всегда жила вся Русская земля.

Славянофилы выстраивали четкую иерархию христианских ценностей, не превращая материальный интерес в самоцель.

Они были не против земных благ, но знали, что Православие никогда не ставило материальное благополучие центром духовного стремления человека, в то время как западный тип мышления был обращен на земные ценности. Даже западник И.С.

Тургенев критиковал французскую действительность: «Я должен сознаться, что общий уровень нравственности понижается с каждым днем — и жажда золота томит всех и каждого».

В сфере экономики основное расхождение между славянофилами и западниками заключалось в разных взглядах на крестьянскую общину, которую славянофилы считали русской особенностью, органическим укладом хозяйственной жизни крестьянства. Основная масса России того времени — русские крестьяне, которые были объединены в крестьянские общины.

Крестьянская община характеризовалась общественным землепользованием (на пахотную землю, луга, пастбища, лес), совместным ведением хозяйства, совместным трудом и уравнительным распределением, а также самоуправлением и круговой порукой. При распределении земли между членами общины соблюдался принцип справедливости.

Община негативно относилась к личной собственности на землю: поскольку Бог создал землю, то сама идея личной собственности на неё для русских людей была крамольной. Община имела коллективный орган управления — общее собрание, называемое сельскими сходами, на которых решались все вопросы.

В русских общинах существовала система взаимопомощи; община была обязана содержать своих немощных членов. Славянофилы считали, что крестьянской общине чужда социальная вражда, и это является залогом будущего спокойствия в обществе и его преуспеяния.

Рассматривая крестьянскую общину как основу самобытного исторического пути России, славянофилы именно с ней связывали свои надежды на грядущее обновление страны. Западники же видели в общине пережиток прошлого, полагая, что община и общественное землевладение должны исчезнуть.

Они ратовали за переход к подворному землевладению, при котором крестьянин мог распоряжаться имеющейся у него землей единолично: они хотели бы реорганизовать крестьянскую общину России в общество единоличников-фермеров, для которых собственность на землю была бы священной.

Многовековая могучая русская государственность исторически сложилась как государственность христианская, черпая в православном вероучении идеалы и смысл своего существования.

Всю государственную структуру страны венчала фигура помазанника Божия — русского православного царя.

Вот почему славянофилы стояли за самодержавную монархию, но в то же время придерживались мнения о необходимости созыва Земского собора как совещательного народного представительства.

Западники критиковали российское самодержавие, считая его формой восточной монархии.

Они стояли за ограничение самодержавия, за усеченную, конституционную монархию, приводя в пример буржуазно-парламентский строй западноевропейских монархий, ратовали за демократические свободы.

(Заметим в скобках, что эти либерально-демократические свободы оказались в будущем по сути разрушительными для России). Славянофилы укоряли западников в рабском принятии западных стереотипов.

Различным было отношение славянофилов и западников к реформам Петра I. Славянофилы отрицательно относились к кумиру западников Петру I, внедрившему западные порядки и обычаи, которые, по их мнению, исказили русскую жизнь, свернули Россию с истинного пути.

Славянофилы отвергали тезис представителей западничества о том, что Петр I якобы «спас Россию», обновил страну и вывел её на международный уровень. Царь Петр своими антицерковными реформами положил начало многим бедам Русской Православной Церкви.

Именно при нем был оборван духовный взлет Московской Руси; он нанес удар по передовому отряду Христова воинства — монашеству, всегда вызывавшему ненависть темных сил. Монастыри являлись средоточием духовной жизни православного народа, его нравственной опорой, а Петр I именовал их «гангреной государства».

Монастыри подвергались разграблению, многие из них закрывались. С петровскими реформами произошла переориентация образованной части общества в сторону чужих идеалов, ценностей и моделей поведения.

Славянофилы возродили интерес к отечественному философско-богословскому наследию, в котором во главу угла ставились духовность и нравственность. Они проповедовали Православие как абсолютную богословско-философскую истину. По словам И.В.

Киреевского, одного из основоположников русской религиозной философии, славянофилы пытались создать такую философию, основание которой заключало бы в себе «самый корень древнерусской образованности».

В поисках основы для новой философии он обратился к православному философскому опыту, к святоотеческой литературе. По слову Киреевского, задача состояла в осмыслении всей западной образованности и в подчинении её выводов «господствующему духу православно-христианского любомудрия».

«Наша философия, — писал он, — должна создаваться из нашей жизни, из господствующих интересов нашего народного быта». Тщательно изучив западноевропейские философские доктрины, И.В.

Киреевский пришел к выводу, что для них характерен главный недостаток — рационализм, а рациональное начало устремлено к сокровищам на земле, в то время как вера — к небесным сокровищам. Он громил всю западную философию как порождение горделивого рассудка и указывал спасение единственно в лоне Православной Церкви.

Идеал личности, по западничеству, — это независимый, свободный человек, индивидуалист. Славянофилы народам Европы противопоставляли русский народ с его соборностью, народ, развивающийся по особым законам в силу национальных особенностей. Удивительному русскому народу чуждо чувство ненависти к человеку, к нации, к другому государству.

Самобытность русского характера выражается в открытости, бескорыстии и доверчивости. Приоритет таких духовных ценностей, как религия, преданность обществу, готовность к самопожертвованию ради него, чувство справедливости и пренебрежительное отношение к материальным ценностям определили внутреннее различие русских людей и людей западного мировоззрения.

Западному человеку свойственно самодовольство, самолюбование; а русский человек, напротив, всегда чувствует свою греховность, собственное несовершенство. Сознавая в Православии полноту Истины, А.С.Хомяков считает православный народ народом избранным, причем в богоизбранности он видит не привилегию, но тяжкую ношу ответственности за Истину.

Русский народ за свою тысячелетнюю историю пытался реализовать в своей жизни православный нравственно-религиозный идеал.

 Размышляя о месте России в мировой истории, славянофилы заявляли, что Россия является страной, которой уготована мессианская роль центра христианства. Они стояли на том, что Россия, имея православный взгляд на мир, должна идти по собственному, особому, самобытному пути исторического развития.

Этот путь определяется её историей, громадным размером её территории, численностью населения и своеобразными чертами русского национального характера, русской души. Славянофилы были убеждены, что русской истории присущи особые исторические ценности, которых не знает Европа, переживающая закат своей истории.

России присущи такие общественные и культурные формы, которые станут основой более высоких ступеней исторического развития, чем те, которые возникли на Западе.

Западники же считали, что Россия отстала от передовых стран Европы, а потому должна пройти западный путь в экономическом, политическом, культурном развитии и стать частью Европы; что русский путь — это путь, уже пройденный «более передовой» европейской культурой. Вся проповедь западников построена в духе превосходства Европы над Россией.

 Славянофилы были тесно связаны с Оптиной Пустыней, хранительницей духовных традиций Православия и деяний праведников прошлых лет. Именно здесь, в святой обители, они черпали нравственную силу и духовно укреплялись. Здесь они печатали труды свято-отеческой литературы. Сохранение славянофилами русского фольклора, запись народных сказок, обрядов, песен является их полезной деятельностью.

Столкновение двух разных философских, идеологических подходов к проблеме преобразования России продолжается и по сей день. Столкновение славянофилов и западников — лишь одно из проявлений повторяющегося из века в век противостояния веры и безверия. Какие же уроки можно извлечь из учения славянофилов?

1. Славянофилы справедливо считали, что лишь в Православии пребывает полнота Истины. В нём сила русского народа, который Господь избрал для великой миссии хранения чистоты Православной веры.

В наши дни, когда идет непримиримая война мирового зла с Россией как с последним оплотом христианской духовности, русское служение заключается в том, чтобы до конца времен стоять преградой на пути зла, рвущегося к всемирной власти.

Справедливо наблюдение славянофилов, что народ, потерявший веру, теряет свою жизнеспособность. Из нашей недавней истории мы знаем, что ослабление, оскудение веры привело Россию к трагическим последствиям.

2. Согласны мы с тезисом славянофилов о самобытности России, нашей Родины, о которой Ф.И. Тютчев справедливо сказал:

Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить:

У ней особенная стать —

В Россию можно только верить!

 Да, мы — другие, мы — православные русские люди, мы — народ Божий, мы — наследники тысячелетней великой России; у нас своя, особая, самобытная жизнь, своя дорога к храму.

3.Славянофилы стояли за соборное единство русского общества, которое обеспечивает и процветание государства, и осмысленность личного бытия. И мы должны все силы полагать на возрождение русской соборности, всероссийской общинной жизни.

4. Согласны мы со славянофилами и в том, что мы можем пользоваться земными благами, которые даны нам Богом, но не для того, чтобы растлевать себя и окружающих, а для того, чтобы помочь своей душе восстановить себя в первоначальном состоянии божественной чистоты.

5. Мы принимаем критику славянофилами загнивающего Запада, его «ценностей» и идей. Идеи Запада — это идеал гуманизма, то есть отвержения человеком Творца. Сегодня на Западе откровенно богоборческие, христоненавистнические начала.

К примеру, еще совсем недавно, лет пять назад, в итальянских школах над классной доской висело Распятие. Теперь Его сняли: Оно, дескать, оскорбляет религиозные чувства учеников, исповедующих другую религию (ислам).

Празднование Рождества и Пасхи сводится в Италии в основном к дарению друг другу подарков и обильному застолью. Церкви в Европе пустуют, а некоторые превращены в кафе и даже в цирк для демонстрации аттракционов воздушных гимнастов, как, например, в Голландии.

Мы наблюдаем на Западе только стремление к материальному достатку, к земному благополучию.

Поражает безнравственность «общества потребления»: легализация и пропаганда гомосексуализма, однополые браки, практика хирургического изменения пола, эвтаназия, наркомания, жажда обогащения любой ценой, господство псевдокультуры, у которой один лозунг: «Всё на продажу!» Сатанинская «свобода слова» понимается на Западе как вседозволенность безнаказанно глумиться над религиозными чувствами миллионов людей. Нас не устраивает идея нового мирового порядка с его экуменизмом, толерантностью и ювенальной юстицией. Нам не нужна интеграция в мировое сообщество таких «цивилизованных» государств, находящихся в состоянии духовного кризиса.

 6. Правы были славянофилы, когда утверждали, что западная модель не может быть перенесена на российскую почву, что нельзя нации строить будущее по чуждому её природе плану, без учета особенностей исторического опыта и национального духа: она будет плодотворно развиваться лишь в согласии с заложенными в ней свойствами.

Мы, как и предлагали славянофилы, должны двигаться по русскому пути развития, а это значит, что начинать движение к счастью, миру и гармонии надо с покаяния. В наши дни Россия стремится к обновлению, к возрождению её в былой силе и славе.

Используя богатый духовно-нравственный потенциал, накопленный многими поколениями, устроим нашу жизнь по-русски.

Ныне страх овладел международными силами перед возрождением и укреплением России. В условиях беспрецедентного экономического давления Запада, ненависти к русским мы должны помнить, что после всех исторических катастроф Россия всегда возрождалась в новом качестве, еще более могучей и славной.

Стойкий, терпеливый, смиренный и жертвенный, одушевленный религиозным идеалом, русский народ способен вынести любые испытания, и именно Православная Церковь указывает ему путь, на котором Россия обретет державную мощь, покой и мир, достойную жизнь и великую цель. Что же касается славянофильства, то здесь уместно привести вывод, который сделал в свое время о.

Павел Флоренский: «Как символ, славянофильство вечно, ибо оно есть символическое выражение русского самосознания».

Мария Павловна Тоболова, кандидат филологических наук, доцент

Источник: https://ruskline.ru/analitika/2017/11/16/slavyanofily_i_zapadniki_o_vybore_sudby_rossii

Философские взгляды славянофилов и западников

Западники и славянофилы, их философское мировоззрение

Русская философия как исторический тип философствования

В лекции № 2 русская философия рассматривается как самостоятельная философская традиция, зародившаяся в России в 40-х годах XIX века и развивавшаяся в период со второй половины XIX века по первую половину ХХ столетия.

Основными источниками её формирования были православие и различные течения европейской философии Нового времени, прежде всего, учения Г. Лейбница, И. Канта и Г. Гегеля, К. Маркса.

Начало развитию русской философии XIX века положили славянофилы (Алексей Хомяков, Иван Киреевский, братья Константин и Иван Аксаковы, Юрий Самарин) и западники (Александр Герцен, Тимофей Грановский, Виссарион Белинский, Константин Кавелин, Николай Чернышевский).

Своего расцвета русская философская мысль достигает в творчестве русских религиозных философов второй половины XIX века — Владимира Соловьева, Николая Бердяева, Николая Лосского, Семена Франка, Сергея Булгакова, Ивана Ильина, братьев Сергея и Евгения Трубецких.

Основными проблемами русской философии XIX – первой половины ХХ века являются:

1) Вопрос о месте нравственного начала в системе мироздания.

2) Проблема своеобразия русской культуры, её роли в мировой культурной истории.

Славянофильство и западничество представляют собой два самобытных течения русской философской мысли 40-х годов XIX века.

Основу осмысления основных философских проблем для славянофилов составляло православное вероучение, для западников — учения немецкой классической философии (прежде всего, Георга Гегеля).

Предметом дискуссии между славянофилами и западниками был вопрос о направлении исторического движения русского народа.

Позиция славянофилов была тесно связана с концепцией Москва — третий Рим(согласно этой концепции Московское государство являлось единственным преемником Рима и Константинополя в качестве хранителя и защитника истинной веры, т. е. православия).

С представлением о культурной исключительности России, характерной для концепции Москва — третий Рим, связана центральная для славянофилов идея спасительности христианского служения русского народа по отношению к западному миру.

Это служение следует из особого, христианского характера русской культуры, определявшей её непохожесть на культуру Западной Европы XIX века. Основной чертой этой культуры является её христоцентричность, ориентация на христианские ценности – в противовес Западной Европе, ориентирующейся преимущественно на ценности материального порядка.

Для славянофилов очевидно, что Запад должен вновь усвоить систему ценностей христианства и тем самым спасти себя от окончательного нравственного разложения.

Для западников же, напротив, очевидно обратное.

Не Запад должен принять ценности русского православия, а православный русский народ должен принять ценности Запада как минимум в политической и правовой области и как максимум в области экономической и духовной, заменив свой православный христоцентризм новоевропейским антропоцентризмом (то есть признав высочайшей ценностью не Христа, а естественного человека, как правило, в своем собственном лице).

Здесь следует отметить, что в христианской системе ценностных координат человек занимает очень высокое место. Он несет в себе образ Бога и призван стать Его подобием. Он небезразличен Богу. Причем небезразличен настолько, что Бог принимает всякое зло, причиненное человеку, на свой счет.

Однако, почитая человека, христианство никогда не ставило его выше Бога. Напротив, оно всегда утверждало, что Бог нужен человеку именно как ценность более высокого, чем сам человек, порядка, как ценность, которая позволила бы придать истинный смысл добру, заложенному в человеческую природу.

Приоритет Божественного над человеческим, определявший облик русской культуры имел свои проявления в политической и правовой сфере.

Жертвенный характер христианской этики, так или иначе, оказывал влияние на содержание законов православного государства, не слишком нацеленных на защиту интеллектуального своеволия и материальных интересов человеческой личности.

На Западе же, напротив, система законодательства скрупулезно ограждала именно эти свободы.

Русские западники, видя реальную неустроенность русской жизни и не видя христианской перспективы выхода из неё (в силу своего маловерия, часто граничащего с атеизмом) свои надежды возлагали на установление в России западного порядка политического и правового устройства.

Видный представитель русского западничества XIX века литературный критик Виссарион Белинский писал: «Ей (России) нужны не проповеди (довольно она слышала их!), не молитвы (довольно она твердила их!), а пробуждение в народе чувства человеческого достоинства, столько веков потерянного в грязи и навозе, права и законы, сообразные не с учением церкви, а с здравым смыслом и справедливостью, и строгое, по возможности, их выполнение. А вместо этого она представляет собою ужасное зрелище… страны, где нет, не только никаких гарантий для личности, чести и собственности, но нет даже и полицейского порядка, а есть только огромные корпорации разных служебных воров и грабителей».

Однако, несмотря на свои проевропейские симпатии, ранние западники не были слепыми приверженцами западноевропейской культуры и не отрицали своеобразия жизненного уклада русского народа. Они делали лишь попытки приспособить европейские социальные формы к русской действительности. Причем многие продуктивные идеи рождались у них в острой полемике со славянофилами.

Ранних славянофилов и западников объединяло, по утверждению Герцена, чувство любви к русскому народу, безгранично подчинявшее себе все их помыслы и деяния. Мы – писал Герцен – как двуглавый орёл, смотрели в разные стороны, но сердце билось у нас одно.

Впоследствии западничество раскололось на три течения – социал-демократическое (В. Ленин), либеральное (Т. Грановский), анархическое (М. Бакунин, П. Кропоткин).

Поздние западники уже не рассматривали русский народ нечто самобытное, принципиально отличающееся от Запада, что позволило говорить об окончательном идейном разделении славянофильства и западничества.

В конце XIX — начале XX века русская культура переживает новый свой расцвет, который получил название «серебряного века» русской культуры («золотой век» приходится на эпоху Пушкина). Заметную роль в этом явлении сыграла русская философия.

Этот период историк русской философии Василий Зеньковский назвал «временем систем». Русские философы серебряного века подобно своим немецким коллегам стали создавать философские системы – учения, комплексно охватывающие весь спектр основных философских проблем. Свои системы создали В.

Соловьев, Н. Лосский, С. Франк, С. Булгаков.

Названные здесь философы (за исключением Н. Лосского) представляют очень влиятельное в России философское течение – философию всеединства.

Основную идею философии всеединства удачно выразил Семен Франк в своей работе «Непостижимое»: «На свете нет ничего и не мыслимо ничего, что могло бы быть само по себе, без всякой связи с чем-либо иным. Бытие есть всеединство, в котором всё частное есть и мыслимо именно только через свою связь с чем-либо другим».

Основателем философии всеединства был Владимир Сергеевич Соловьев.

Источник: https://studopedia.su/9_1598_filosofskie-vzglyadi-slavyanofilov-i-zapadnikov.html

Западники и славянофилы, их философское мировоззрение (стр. 1 из 2)

Западники и славянофилы, их философское мировоззрение

Введение…………………………………………………………..……….………3

1. Философия славянофилов …………………………………………………….5

2. Философия западников ……………………………………………………… 8

3. Общие и отличные особенности западничества и славянофильства …….10

Заключение………………………………………………………………………12

Библиография……………………………………………………………………13

Введение

В первом половине XIX в. Россия утвердила свое положение в качестве европейской державы. Процесс европеизации глубоко затронул образованные слои русского общества.

Дворянская, а затем и разночинская культуры стали развиваться в русле европейской традиции, повторяя свойственную им смену идеологических и художественных направлений (просвещение, классицизм, романтизм, реализм).

Европейский рационализм и художественные европейские приемы служили для освоения собственных национальный традиций.

К середине XIX в., литература, музыка, театр, живопись, архитектура достигли в России высокого уровня развития и становились все более известными на Западе. Французский писатель П. Мериме открыл Европе Пушкина. На европейские языки были переведены произведения М. Ю. Лермонтова, И. В. Гоголя, И. С. Тургенева. Русская литература становилась частью европейской литературы.

В Париже был поставлен «Ревизор» Гоголя, с восторгом принятый зрителями. Все больше внимание иностранцев привлекал Петербург, превратившийся благодаря творениям архитекторов В.В. Растрелли, Д. Кваренги, Ж. Тома де Томона, К.И. Росси, А.Д. Захарова и А.Н. Воронихина в один из красивейших городов Европы.

В Петербурге и его пригородах часто выступали европейские знаменитости, главным образом певцы и музыканты.

Благодаря этому наладился культурный обмен между Россией и Европой. В первой половине XIX в. он впервые приобрел двусторонний характер.

Образованные русские люди тяжело переживали раскол между дворянством и народом, старались осмыслить его происхождение и пути его преодоления.

Они размышляли о несхожести исторических судеб России и Европы, недейственности в России европейских способов решения политических и социальных проблем. Важнейшим предметом их раздумий стала самобытность России.

В напряженной полемике конца 30-х — 40-x гг. ХIX в. о месте России в мировой истории оформились два противоположных течения русской социально-философской мысли: славянофильство и западничество.

проблема, вокруг которой завязалась дискуссия, может быть сформулирована следующим образом: является ли исторический путь России таким же, как и путь Западной Европы, и особенность России заключается лишь в ее отсталости или же у России особый путь и ее культура принадлежит к другому типу? В поисках ответа на этот вопрос сложились две альтернативные концепции русской истории.

1. Философия славянофилов

Славянофильство как идейное течение оформилось в первой половине 40-х годов, и является неотъемлемой органической частью русской общественной мысли и культуры ХIX в. Постоянный и резкий критик славянофилов В.Г.

Белинский писал: «Явление славянофильства есть факт, замечательный до известной степени, как протест против безусловной подражательности и как свидетельство потребности русского общества в самостоятельном развитии».

С самого возникновения и на протяжении всего времени своего существования славянофильство было представлено немногочисленной группой. В её ряды входили Алексей Степанович Хомяков (1804 – 1860), Иван Васильевич Киреевский (1806 – 1856), Константин Сергеевич Аксаков (1817 – 1860), Юрий Федорович Самарин (1819 – 1876).

Представители данного философского направления выступали с обоснованием самобытного пути развития России.

Они исходили из того, что у России свой особый путь, определяемый ее историей, положением в мире, огромностью территории и численности населения, географическим положением и особенно своеобразными чертами русского национального характера, русской «души».

Тремя основами особого исторического пути России славянофилы считали православие, самодержавие и народность, но понимали их иначе, чем официальная правительственная идеология. Славянофилы отрицали императорскую, петровскую Россию и власть относилась к ним подозрительно и враждебно, несмотря на их православие и монархизм.

Не было ничего общего между системой официальной народности или официального национализма, выработанной в эпоху Николая I и ставшей идеологией власти, и славянофильским пониманием народности. Система официальной народности была основана на трех принципах — православие, самодержавие и народность.

И хотя славянофильская система признавала эти же три принципа, дух ее был абсолютно противоположным. Совершенно ясно было, что для системы официальной народности примат принадлежал принципу самодержавия, православие же и народность были ему подчинены.

Ясно также, что народность была сомнительна и претерпела влияние худших сторон западного государственного абсолютизма.

Православие было не духовное, внешне государственное. Славянофилы же, выступая апологетами старины, искали православия очищенного, не искаженного и не извращенного историческими влияниями.

Также они стремились к выявлению подлинной народности, народной души.

Славянофилы видели образ русского народа освобожденным от искажений, которые они приписывали западному рационализму и государственному абсолютизму.

Высшим идеалом для славянофилов являлась православная церковь, никогда не нарушавшая в отличие от католичества заветов первоначального христианства.

Славянофилы упорно отрицали подчиненный характер отношения церкви к государству, А.С.

Хомяков указывал, что русский император не имел права священства, не притязал на непогрешимость в вопросах вероучения, не решал вопросы церковного благочестия.

Несмотря на консервативный элемент своего миросозерцания, славянофилы были горячими защитниками свободы личности, свободы совести, мысли, слова и своеобразными демократами, признавали принцип верховенства народа.

Славянофилы были горячими защитниками общины, которую считали органическим и оригинально русским укладом хозяйственной жизни крестьянства.

Они не считали собственность священной и абсолютной, собственника же считали лишь управляющим, отрицая западную буржуазную, капиталистическую цивилизацию.

И если они думали, что Запад гниет, то потому, что он вступил на путь этой буржуазной цивилизации, что в нем раскололась целостность жизни.

Славянофилы считали, что противоречия современной жизни уходят своими корнями в Петровские реформы, которые прервали органическое развитие российской истории и культуры, раскололи надвое русское общество. Они были убеждены, что русской истории присущи особые исторические ценности, которых не знает Европа.

Смысл истории Запада, по мнению славянофилов, – в единстве поступательного процесса культурного и общественного развития. Но сам этот процесс вызывает распад сознания на разум, чувства и волю, которые начинают действовать сами по себе. С ним связано также разделение общества на классы.

В конце концов, Европа приходит к культурному и общественному кризису, переживает закат своей истории. России же присущи такие целостные общественные и культурные формы, которые, не разрушаясь, способны стать основой более высоких ступеней исторического развития, чем те, которые возникли на Западе.

В этом состоит смысл истории России.

Следует отметить, что славянофилы не отрицали достижений европейской культуры в сфере естественных наук, образования, культуры поведения.Целью славянофилов был не отрыв России от Европы, а восстановление единства русского общества и культуры на основе национальных ценностей.

Они считали, что это позволит России занять подобающее место в центре мировой цивилизации. При этом Россия должна стремиться не к тому, чтобы стать богатейшей или самой могущественной из стран мира, а к тому, чтобы быть наиболее «христианским из всех человеческих обществ».

2. Философия западников

Западники, в ряды которых входили А. И. Герцен, Т. И. Грановский, К. Д. Кавелин, Б. Н.

Чичерин и другие, также как и славянофилы, понимали различия России и Европы, но стремились к совершенствованию русского быта, культуры, законов на основе использования западноевропейского опыта.

Они резко критиковали российскую действительность, основы социальной и духовной жизни. Главную задачу они видели в просвещении народа, в развитии демократических начал, в большей социальной и политической свободе личности.

Ориентируясь на западноевропейскую цивилизацию, западники критиковали российское самодержавие, считая его формой восточной монархии. Такое же архаичное, противостоящее личностному развитию начало они видели в православной церкви.

Человек в ней, как и в язычестве лишен возможности развития. Западники решающее значение придавали разуму, а не вере.

Они утверждали самоценность человеческой личности как носителя разума, противопоставляли идею свободной личности идеи кооперативности (или «соборности» славянофилов).

Отвергая общинные начала русской жизни, западники подчеркивали тягловый характер русской общины, неотделимый от круговой поруки и переделов земли, подрывающих трудовую мораль.

По их мнению, возникновение тягловой общины в XVII в. было связано с распространением крепостничества и являлось формой эксплуатации крестьянства и посадского населения.

В силу этого индивидуальные качества человека, его разум в общине подавлены.

Идеал личности, по западничеству – это независимый человек, свободный от принижающей его нерассуждающей преданности кому бы то ни было, индивидуалист. Главное в человеке – цивилизованность, противостояние всему дикому, хаотичному.

Западники были горячими патриотами, твердо верили в великое будущее своей Родины. Резко критикуя Николаевскую Россию, западники возвеличивали Петра, который, как они говорили, «спас Россию».

Деятельность Петра они рассматривали как первую фазу обновления страны (начало вхождения России во всемирную историю), вторая должна начаться проведением реформ сверху — они явятся альтернативой пути революционных потрясений. В то же время они понимали, что реформы Петра сопряжены со многими издержками.

Истоки большинства самых отвратительных черт современного уму деспотизма Герцен видел в кровавом насилии, которым сопровождались Петровские реформы.

Источник: https://mirznanii.com/a/232958/zapadniki-i-slavyanofily-ikh-filosofskoe-mirovozzrenie

Refy-free
Добавить комментарий