Восстание Палия

Восстание Палия: несправедливость, вероломство и предательство

Восстание Палия

21 июня, 00:54

Так получилось, что в народной памяти некоторые исторические события остаются надолго, а вот другие – забываются. Буквально в прошлом году граждане ломали копья из-за исторической фигуры гетмана Ивана Мазепы, в связи с предложением назвать его именем аэропорт. Мазепу знают и помнят хорошо, несмотря на полярность мнений о нем.

А вот двух других казацких военачальников – полковника Ивана Палия и наказного гетмана Самуила Самуся – вспоминают редко. Хотя жили они с Мазепой в одно время и даже подняли в 1699 году восстание, которое охватило почти всю Правобережную Украину. Давайте же восстановим историческую справедливость и поговорим об этих событиях.

Разделение Украины

26 апреля 1686 года Речь Посполита и Русское царство подписали эпохальный договор под названием «Вечный мир». Исходя из положений этого договора, Украина разделялась на две части по Днепру. Правобережная Украина оставалась полякам, а Киев и Левобережная – русским.

Предпосылки массового восстания стоит искать именно здесь, ведь вместе с Русским царством пришло и активное закрепощение крестьян, которые до того имели некоторые вольности. Не отставали от русских и польские паны, постепенно лишавшие крестьян их законных прав.

Естественно, украинские крестьяне старались по возможности уходить в казаки, скрывались вдали от сел и городов. И если на Левобережной Украине спасала степь, где не было никакой власти и можно было скрываться до поры до времени, то на польской территории деваться было некуда, так что среди бедноты быстро росло недовольство.

Отправной точкой восстания стало решение поляков распустить несколько казачьих полков на Киевщине и Брацлавщине. Официально такое решение мотивировалось тем, что, дескать, с турками сейчас все равно не воюем, так что содержать казацкие полки незачем.

Само собой, поляки прекрасно понимали, что организованная армия казаков при растущем недовольстве украинцев попросту опасна. Поэтому, кроме приказа о роспуске, были направлены войска, чтобы проследить за выполнением приказа. Тучи сгущались.

Начало восстания

Поначалу казаки пытались решить дело мирным путем. Гетман Самусь отказался передавать полякам военные клейноды: булаву, бунчук, печать и пять пушек, а полковник Палий решил не покидать Фастова, приведя войска в боевую готовность. Но надежда на мирное урегулирование все же была.

Казаки написали письмо королю Речи Посполитой Августу II с просьбой разобраться в ситуации.Но и король был скован по рукам и ногам, ведь назревала война со Швецией, и поддержка местной шляхты, желавшей роспуска казачьего войска, была для него важнее.

Польские войска пошли на штурм Фастова и даже подожгли его, но вынуждены были отступить под натиском казаков Палия. В это же время началась Северная война, и поляки были вынуждены пока забыть об Украине, и сосредоточиться на шведах. Казаки получили время на передышку.

Первые успехи и роль Мазепы

Мазепа и ПалийВ 1702 году в Фастове состоялась всеобщая рада, куда Палий и Самусь позвали представителей крестьянства и духовенства. Рада постановила, что надо переходить в наступление и освобождать Правобережье от поляков.

Уже к концу года повстанцы овладели Белой Церковью, Бердичевом, Калушем и многими городами поменьше. Стал резонный вопрос: а что, собственно, делать дальше? Контрудар поляков обещал быть серьезным, так что лидеры восстания решили обратиться к Левобережному гетману Ивану Мазепе и его сюзерену – Петру I.

Они надеялись получить от Русского царства защиту, ведь еще согласно тому самому «Вечному миру» царь обязался защищать православное население. Но получили внезапный отказ. Более того, Петр I призвал казаков не сопротивляться полякам, а лучше отправиться воевать со шведами.

Есть немало версий причин этого отказа. Часть историков считают, что решающую роль в этих событиях сыграл сам Мазепа, который воспринимал Самуся и Палия как конкурентов.

Молодой Петр находился в определенной зависимости от мнения более опытного гетмана, который убедил царя пока не вмешиваться в ход восстания. А поляки тем временем готовили реванш.

Разгром восстания и предательство

В январе 1703 года 15-тысячное польское войско ступило на территорию Украины. У повстанцев на тот момент было всего 12 тысяч человек, к тому же они были разбросаны по всему фронту. В течение нескольких месяцев поляки взяли Винницу и вытеснили повстанцев с Подолья.

Заподозренным в симпатиях к казакам крестьянам отрезали левое ухо, а многих просто садили на кол.В бою у Ладыжина был тяжело ранен, захвачен в плен и казнен верный Палию полковник Абазин. В разгроме восстания поучаствовали и татары, которые откликнулись на призыв поляков и прислали немного конницы. Москва пока занимала нейтральную позицию.

Но ближе к концу 1703 года внезапно решила помочь казакам финансово, что дало сил удержать Белую Церковь, Фастов и Корсунь.В начале 1704 года Самусь и Палий приехали на Левобережную Украину к Мазепе с предложением объединить обе Украины под протекторатом русского царя. Но опять получили отказ.

Более того, Мазепа под страхом смерти запретил левобережным казакам и крестьянам ездить на Правый берег Днепра и помогать восставшим.Тем временем шведы захватили часть центральной Польши, а король Август II оказался низложен Сеймом.

Петр I решил под шумок прибрать к рукам Правобережье, вот только вольные казаки, уже который год предлагавшие ему союз, оказались царю не нужны.

Мазепа с войском перешел Днепр и объединился с Палием и Самусем. Но только для того, чтобы, выждав момент, арестовать Палия и отправить его в Москву.

Пораженные таким предательством со стороны гетмана Левобережья, которого они так или иначе считали своим союзником, казаки вскоре прекратили восстание. А полковника Палия в 1705 году выслали в Сибирь, откуда, правда, в 1708-м он вернулся, чтобы принять участие в войне на стороне Петра I уже против самого Мазепы.

Популярные статьи сейчас Показать еще

Интересно то, что хитрый гетман Иван Мазепа немного просчитался, когда намеревался поднять собственное восстание, так грубо устранив конкурентов тремя годами ранее. Многие крестьяне и казаки уже просто не поверили Мазепе и не стали под его знамена в самый ответственный момент.

Источник: https://znaj.ua/ru/history/vosstanye-palyya-nespravedlyvost-verolomstvo-y-predatelstvo

Этот день в истории: 17 мая 1606 года — антипольское восстание в Москве, гибель Лжедмитрия I

Восстание Палия

17 мая 2016
10:47

17 мая 1606 года в Москве начался бунт против польской оккупации, в результате которого был убит ставленник Речи Посполитой — царь Лжедмитрий I.

К середине мая Василий Шуйский составил заговор, собрав верных ему купцов и служилых людей. Их целью было свержение власти польских оккупантов и царя Лжедмитрия I. Заговорщики отметили дома, в которых жили поляки, и решили в субботу ударить в набат и призвать народ к бунту. В четверг 15 мая об этом донесли царю, но тот целиком был занят приготовлениями к свадьбе с Мариной Мнишек.

Он легкомысленно отмахнулся от предостережения — ему казалось, что вся Россия давно уже покорена и усмирена. На следующий день был дан бал в новом царском дворце, во время которого играл оркестр из сорока музыкантов, а царь вместе с придворными танцевал и веселился.

Той же ночью, исполняя план заговора, Шуйский именем царя уменьшил немецкую охрану во дворце от 100 до 30 человек, и одновременно с этим приказал открыть тюрьмы и выдал оружие толпе. 17 мая 1606 года на рассвете по приказу Шуйского ударили в набат на Ильинке, который был подхвачен в других местах — пономари на колокольнях принялись звонить, ещё не зная, в чем дело.

Как это часто случалось в России, бунт против царя начался под предлогом его защиты. Шуйские, Голицын, Татищев въехали на Красную площадь в сопровождении около 200 человек, вооруженных саблями, бердышами и рогатинами. Шуйский кричал, что «литва» пытается убить царя, и требовал, чтобы горожане поднялись в его защиту.

Хитрость сделала свое дело, возбужденные москвичи кинулись бить и грабить поляков. Согласно запискам краковского дворянина Станислава Немоевского, который оказался очевидцем событий, во время погромов было убито 524 поляка. Василий Шуйский въехал в Кремль через Спасские ворота, с мечом в одной руке и крестом в другой.

Спешившись возле Успенского собора, он приложился к образу Владимирской Божьей матери, и далее приказал толпе «идти на злого еретика». Разбуженный колокольным звоном царь Лжедмитрий не смог адекватно оценить ситуацию. Решив, что в Москве случился пожар, он вместо того чтобы спасаться и собирать верные войска, кинулся во дворец навстречу своей гибели.

Когда же он понял в чем дело, было уже поздно — вооруженная толпа ломилась в двери, сметая немецких алебардщиков. Ближний боярин Басманов, последним оставшийся с царем, открыл окно, потребовал ответа и услышал: «Отдай нам твоего вора, тогда поговоришь с нами». Тут самозванец в очередной раз доказал, что упрекать его можно в чем угодно, но только не в трусости.

Как рассказывали позже очевидцы, в суматохе не обнаружив своего меча, Дмитрий вырвал алебарду у одного из стражников и подступил к дверям с криком: «Прочь! Я вам не Борис!» Басманов спустился на крыльцо и попытался призвать толпу разойтись, но был тут же убит — Татищев ударил его ножом в сердце.

Дмитрий запер дверь, а когда заговорщики стали ломать её, бросился бежать по коридору и выбрался в окно. Ему осталось лишь спуститься по строительным лесам, чтобы скрыться в толпе, но тут удача покинула царя — он оступился и упал с высоты 15 саженей (более 30 м) в житный двор, где его подобрали нёсшие караул стрельцы. Царь был без сознания, с вывихнутой ногой и разбитой грудью.

Стрельцы облили его водой, и когда он пришел в себя, то просил защиты от заговорщиков, обещая им поместья и имущество мятежных бояр, а также семьи мятежников — в холопство. Стрельцы внесли его на руках в опустошённый и ограбленный дворец, где попытались защитить от заговорщиков, рвавшихся довершить начатое.

В ответ приспешники Татищева и Шуйского стали грозить стрельцам убить их жен и детей, если те не отдадут «вора». Стрельцы заколебались и послали гонца к царице Марфе, чтобы та ещё раз подтвердила, что Дмитрий — ее сын. Однако гонцом оказался один из заговорщиков — князь Иван Васильевич Голицын.

Неизвестно, встречался ли он вообще с Марфой, но, вернувшись, крикнул, что та ответила, будто ее сын убит в Угличе. После этого несчастного самозванца добили мечами и алебардами. Тела убитого царя и Басманова приволокли через Фроловские (Спасские) ворота на Красную площадь подвергли т. н. «торговой казни».

Три дня длились надругательства москвичей над телом Лжедмитрия — его посыпали песком, мазали дегтем и «всякой мерзостью».

Впрочем, среди москвичей цареубийство вызвало неоднозначную реакцию, многие плакали, глядя на поругание. Чтобы пресечь любую жалость к «расстриге» было объявлено, что маска у него на груди есть идол, «харя», которой он поклонялся при жизни. В итоге Басманова похоронили у церкви Николы Мокрого, а Дмитрия — в т. н. «убогом доме», кладбище для упившихся или замёрзших, за Серпуховскими воротами. Через некоторое время тело Дмитрия выкопали, сожгли и, смешав пепел с порохом, выстрелили из пушки в ту сторону, откуда он пришел — в сторону Польши.

Источник: https://eadaily.com/ru/news/2016/05/17/etot-den-v-istorii-17-maya-1606-goda-antipolskoe-vosstanie-v-moskve-gibel-lzhedmitriya-i

Польское восстание 1830 года

Восстание Палия

В 1830-31 годах на территории Королевства Польского прогремело восстание, направленное против власти Петербурга. К началу восстания привёл целый комплекс причин:

  • Разочарование поляков в либеральной политике Александра. Жители Царства Польского надеялись, что Конституция 1815 года станет толчком для дальнейшего расширения самостоятельности местных властей, а также рано или поздно приведёт к воссоединению Польши с Литвой, Украиной и Белоруссией. Однако русский император не имел таких планов и в 1820 году на очередном сейме ясно дал понять полякам, что прежние обещания не будут исполнены;
  • Всё ещё популярная среди поляков идея возрождения Речи Посполитой в прежних границах;
  • Нарушение русским императором некоторых пунктов польской конституции;
  • Революционные настроения, витавшие по всей Европе. Бунты и отдельные террористические акты происходили на территории Испании, Франции и Италии. В самой Российской Империи в 1825 году произошло восстание декабристов, направленное против нового правителя — Николая

Предшествующие восстанию события

         На сейме 1820 года впервые выступила Калишская партия, представлявшая либеральную шляхетскую оппозицию. Калишане скоро стали играть ключевую роль на заседаниях сейма.

Их усилиями был отвергнут новый уголовно-процессуальный кодекс, ограничивавший судебную гласность и ликвидировавший суд присяжных, и «Органический статут», делавший министров неподсудными.

Российское правительство ответило на это преследованиями оппозиционеров и наступлением на католический клир, однако, это только способствовало всплеску национально-освободительных настроений.

Повсюду возникали студенческие кружки, масонские ложи и другие тайные организации, тесно сотрудничавшие и с русскими революционерами. Однако польским оппозиционерам пока не хватало опыта, поэтому они не могли выступить единым фронтом и их часто арестовывала полиция.

К началу сейма 1825 года русское правительство основательно подготовилось. С одной стороны, на заседания не были допущены многие влиятельные калишане, а с другой — польские помещики узнали о весьма выгодных для себя нововведениях (дешёвых кредитах, низких пошлинах на вывоз польского хлеба в Пруссию, усилении крепостного гнёта).

За счёт этих перемен русское правительство добилось воцарения самых что ни на есть верноподданических настроений среди польских землевладельцев.

Хотя идея восстановления Речи Посполитой была привлекательной для многих поляков, нахождение в составе России (на тот момент одной из наиболее могущественных европейских держав) означало экономическое благополучие — польские товары находили сбыт на огромном всероссийском рынке, а пошлины были очень низкими.

Впрочем, тайные организации никуда не исчезли. После восстания декабристов в Петербурге стало известно о связи русских революционеров с поляками. Начались массовые обыски и аресты.

Чтобы не идти на конфликт с поляками, Николай I разрешил судить мятежников Сеймовому суду. Приговоры были очень мягкими, а основное обвинение в государственной измене и вовсе было снято с подсудимых.

На фоне обострявшихся отношений с Турцией, император не хотел вносить смуту во внутренние дела государства и смирился с приговором.

В 1829 году Николай I короновался польской короной и уехал, подписав несколько указов, противоречивших конституции. Ещё одной причиной для будущего восстания стало решительное нежелание императора присоединять к Королевству Польскому литовские, белорусские и украинские губернии.

Эти два повода стали толчком к активизации варшавского кружка подхорунжих, возникшего в 1828 году. Члены кружка выдвигали самые решительные лозунги, вплоть до убийства русского императора и создания в Польше республики. Вопреки ожиданиям подхорунжих, польский сейм не принял их предложений.

Даже самые оппозиционно настроенные депутаты не были готовы к революции.

Но в варшавский кружок активно вливалось польское студенчество. По мере увеличения их числа, всё чаще звучали призывы к установлению всеобщего равенства и ликвидации сословных различий.

Это не встречало сочувствия у более умеренных участников кружка, представлявших себе будущее правительство, состоящим из крупных магнатов, шляхты и генералитета.

Многие из «умеренных» становились противниками восстания, опасаясь, что оно перерастёт в бунт черни.

Ход восстания

Вечером 29 ноября 1830 года группа революционеров напала на Бельведерский замок, где находился польский наместник — великий князь Константин Павлович. Целью повстанцев был сам брат императора, планировалось, что революция начнётся с расправы над ним.

Однако оружие против восставших подняли не только русские солдаты, охранявшие замок, но и сами поляки. Бунтовщики тщетно просили перейти на их сторону польских генералов, находившихся при Константине. На их просьбы откликнулись только младшие офицеры, выведшие свои роты из казарм. О восстании узнали городские низы.

Так к восставшим присоединились ремесленники, студенты, беднота и рабочие.

Польская аристократия была вынуждена балансировать между бунтующими соотечественниками и царской администрацией. При этом шляхта была решительно против дальнейшего развития бунта. Диктатором восстания в итоге стал генерал Хлопицкий.

Он заявил, что всячески поддерживает бунтовщиков, но его реальной целью было скорейшее налаживание отношений с Петербургом. Вместо начала военных действий против царской армии Хлопицкий начал арестовывать самих восставших и писать Николаю I верноподданические письма.

Единственным требованием Хлопицкого и его сторонников было присоединение к Королевству Польскому Литвы, Белоруссии и Украины. На это император ответил решительным отказом. «Умеренные» оказались в тупике и были готовы капитулировать. Хлопицкий сложил с себя полномочия.

Заседавший в это время сейм под давлением бунтующей молодёжи и бедноты был вынужден одобрить акт о низложении Николая I. В это время на Польшу двигала армия генерала Дибича, обстановка была раскалена до предела.

Испуганная шляхта предпочла выступить против русского императора, чем навлекать на себя гнев крестьянства, и поэтому начала готовиться к войне с Россией. Сбор войск шёл медленно и с постоянными проволочками. В феврале 1831 года произошли первые бои.

Несмотря на малочисленность польской армии и отсутствие согласия между её командирами, полякам удалось какое-то время отражать удары Дибича. Но новый командующий польским повстанческим войском — Скшинецкий — немедленно вступил в тайные переговоры с Дибичем.

Весной Скшинецкий упустил несколько удобных случаев для того, чтобы перейти в контратаку.

Между тем, по всей Польше начались крестьянские волнения. Для крестьян восстание было не столько борьбой против Петербурга, сколько способом противостоять феодальному гнёту.

В обмен на социальные реформы они были готовы пойти за своими панами на войну с Россией, но излишне консервативная политика сейма привела к тому, что к лету 1831 года крестьяне окончательно отказались поддерживать восстание и пошли против помещиков.

Однако в сложной ситуации находился и Петербург. По всей России начались холерные бунты. От болезни сильно пострадало и русское войско, стоявшее под Варшавой. Николай I требовал от армии немедленного подавления восстания.

В начале сентября войска под руководством генерала Паскевича прорвались в пригород Варшавы. Сейм предпочёл сдать столицу. Поддержки у иностранных держав, боявшихся демократических революций у себя, поляки также не нашли.

В начале октября восстание было окончательно подавлено.

Итоги восстания

         Последствия восстания были для Польши весьма плачевными:

  • Польша лишилась своей конституции, сейма и армии;
  • На её территории была введена новая административная система, фактически означавшая ликвидацию автономии;
  • Началось наступление на католическую церковь.

(2 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.

Источник: https://PolandLife.ru/polskoe-vosstanie-1830-g/

Восстание сипаев

Восстание Палия

Доведенный до отчаяния народ Индии не раз восставал против своих английских угнетателей, но Ост-Индскую компанию это мало беспокоило. Колониальные власти были уверены в надежности своих наемных индийских солдат, с помощью которых они с легкостью подавляли недовольство плохо вооруженных крестьян.

Англичане еще с самого начала колонизации Индии имели огромное преимущество перед туземцами – ведь даже самые рьяные защитники родной земли, вооруженные лишь саблями и кожаными щитами, не могли выстоять перед ружейными залпами и артиллерийским огнем.

Однако британцам не хотелось терять своих солдат в богом забытой части света, поэтому основной силой в политике объединения раздробленных индийских княжеств стали сипаи – наемные солдаты из числа местного населения, которых оснащали современными образцами оружия, обучали и выплачивали солидное жалование. Для бедноты попасть на службу к англичанам было пределом мечтаний. Сипаи набирались исключительно из индуистов и мусульман. К 1857 году в состав трех армий (Бенгальская, Бомбейская и Мадрасская) входило 233 тысячи сипаев, в то время как английских солдат в Индии было всего 36 тысяч.

Сипаи, 38-й бенгальский туземный пехотный полк (www.i613.photobucket.com)

Это казалось весьма грамотным ходом – дать бедным дикарям шанс на светлое будущее на службе у Ост-Индской компании, вооружить, обучить и поставить на стражу интересов колонизаторов.

Даже несмотря на то, что в 1856 году жалование наемникам сильно урезали, а продвижение по службе ограничили сержантским званием, они все равно оставались верны, предпочитая службу смерти от голода или болезни в какой-нибудь разваливающейся лачуге.

Но, занимаясь христианизацией и окультуриванием местного населения, колониальные власти не учли одной детали – не все традиции люди готовы выменять на деньги и лучшие условия.

Все началось с того, что на вооружение приняли патроны с пулями системы французского изобретателя Клода Минье. Этот патрон имел бумажную гильзу, которую при зарядке оружия нужно было скусывать зубами.

Но, принимая на вооружение этот патрон, власти не учли, что гильза для защиты от влаги пропитывалась коровьим и свиным жиром, что в свою очередь оскорбляло религиозные чувства мусульман и индуистов.

Бунт начался 10 мая 1857 года, после того как 85 сипаев отказались получать новые патроны и были приговорены к каторге. Это спровоцировало восстание трех полков в Мируте, что в 60 км от Дели, а в дальнейшем привело к восстанию всей Бенгальской армии.

В этот день многие британские солдаты находились в увольнении, поэтому никак не могли оказать сопротивление взбунтовавшимся туземцам. Восставшие убили английских солдат, офицеров и чиновников, а также несколько европейцев из числа гражданских.

Они освободили из заключения своих арестованных однополчан и еще 800 человек каторжников.

Вскоре восставшие захватили Дели, где солдаты небольшого отряда англичан из числа охраны арсенала, осознав, что не смогут защитить собственность Ост-Индской компании, взорвали склад с боеприпасами вместе с собой и несколькими сотнями сипаев.

Наемники решили поднять на восстание всю Индию, поэтому двинулись к дворцу, где свой век доживал последний потомок Великих Моголов – падишах Бахадур-шах II. Его вывели из покоев и заставили подписать обращение, в котором весь индийский народ призывался на борьбу за независимость.

То, что начиналось как восстание, переросло во всенародную освободительную войну. Ее фронт растянулся от Пенджаба до Бенгалии, а основными центрами сопротивления стали Дели, Канпур и Лакхнау, где образовались собственные самостоятельные правительства.

Англичанам пришлось отступить на юг, где еще царило относительное спокойствие и были верные компании войска.

Штурм Дели англичанами (источник: www.megabook.ru)

Оправившись от первого удара, колонизаторы приступили к подавлению мятежа. Англичане знали, что сборным пунктом сипаев является Дели, поэтому именно туда 6 июня 1857 года и был нанесен первый удар. Генерал Гарри Барнард захватил хребет Бедлико-Сераи, который возвышался над столицей, а после этого начал четырехмесячную осаду самого города.

Англичане сделали из индусов хороших бойцов, особенно хорошо показали себя сипаи-артиллеристы, которые в своем искусстве ведения огня превзошли даже самих колонизаторов. Войскам Барнарда, скорее всего, пришлось бы очень туго, если бы не тот роковой склад, взорвавшийся в начале восстания, оставивший гарнизон Дели почти без снарядов.

Однако 30-тысячный гарнизон города регулярно совершал вылазки и наносил удары, уничтожая небольшие отряды англичан.

На помощь колонистам пришло подкрепление в виде британских солдат, а также индусов, которые поддержали подавление восстания. В основном это были сикхи и пуштуны Пендажба.

8 сентября началась трехдневная артиллерийская подготовка, в результате которой были пробиты бреши в стенах города, и 14 сентября колониальные войска четырьмя колоннами двинулись на штурм. Ценой больших потерь им удалось преодолеть стены и захватить плацдарм внутри города.

Далее последовали тяжелейшие уличные бои, которые продлились шесть дней и закончились покорением Дели.

Англичане, потеряв 1574 солдата, буквально обезумели от ярости, они расстреляли из пушек главную мечеть города и прилегающие к ней здания, где проживала элита мусульманского населения Индии.

Город грабили и уничтожали, мирных индусов вытаскивали из домов и убивали, мстя за погибших товарищей.

Ворвавшись во дворец падишаха, победители расстреляли всю его семью, а самого Бахадур-шаха II взяли в плен – так вместе с Дели пала древнейшая династия Великих Моголов.

Затем, 16 марта 1858 года, был взят город Лакхнау, а 19 июня в сражении при Гвалиоре войска под командованием генерала Роуза разбили последний крупный отряд повстанцев, который возглавлял Татиа Тони. Однако окончательно подавить восстание удалось лишь к апрелю 1859 года.

Подавление индийского восстания англичанами. Художник В. В. Верещагин, 1884 г. (www.pcgames.de)

Несмотря на победу, английские колонизаторы были вынуждены пойти на целый ряд кардинальных изменений своей политики в Индии.

Так, еще до окончания военных действий, в августе 1858 года, была ликвидирована Ост-Индская компания, и управление Индией перешло в руки Англии, что, в свою очередь, делало всех жителей колонии подданными английской короны.

Вместе с этим был принят ряд законов, по которым за местными феодалами закреплялись права собственности на землю, а благодаря законам об аренде, которые ограничивали произвол помещиков и князей, колонисты снизили градус недовольства среди крестьян.

Источник: https://warspot.ru/459-vosstanie-sipaev

Нападение польских повстанцев на дворец наместника Царства Польского, Вел. Князя Константина Павловича. Начало польского восстания

Восстание Палия

17.11.1830 (30.11). – Нападение польских повстанцев на дворец наместника Царства Польского, Вел. Князя Константина Павловича. Начало польского восстания

О польском восстании 1830–1831 гг

Когда, после русcкой победы над Наполеоном, по решению Венского конгресса 1815 г. России были переданы польские территории, они были включены в Российскую империю в виде автономного Царства (королевства) Польского.

17 ноября 1815 г. Император Александр I, совсем не желая русификации поляков, великодушно даровал им Конституцию, которую они хотели, законодательный сейм, независимый суд, сохранил отдельную польскую армию и денежную систему.

Всего этого поляки лишились после восстания 1830–1831 гг., начатого в 15-летнюю годовщину дарования конституции нападением польских повстанцев на дворец наместника в Царстве Польском, Великого князя Константина Павловича.

Католическая шляхта, не испытывая симпатий к православной России и поощряемая Ватиканом, устроила мятеж под лозунгом «независимости» (хотя фактически имела ее, но хотела прежней безнаказанности), причем оплотом ее стали масонские структуры, аналогичные «декабристам» в России…

В 1830 г.  в Европе масонскими ложами готовилась волна «прогрессивных революций» против консервативной аристократии.

Июльская революция во Франции, свергнувшая Бурбонов, и одновременная революция против Нидерландской монархии, провозгласившая независимость Бельгии, дали пищу амбициям польских революционеров.

Непосредственным поводом к восстанию послужило известие о скорой отправке русских и польских войск на подавление бельгийской революции.

17 ноября 1830 г. толпа заговорщиков ворвалась в Бельведерский дворец – варшавскую резиденцию наместника и учинила там погром, ранив нескольких человек из приближенных Великого князя. Константин Павлович успел скрыться.

В тот же день в Варшаве началось восстание, во главе которого стояло тайное шляхетское офицерское общество П. Высоцкого. Восставшие захватили арсенал.

Многие русские чиновники, офицеры и генералы, находившиеся в Варшаве, были убиты.

В условиях начавшегося мятежа крайне странным выглядело поведение наместника. Великий князь Константин Павлович счел восстание простой вспышкой гнева и не позволил своим войскам выступить на его подавление, сказав, что «русским нечего делать в драке».

Затем он отпустил по домам ту часть польских войск, которая в начале восстания еще сохраняла верность властям. Варшава полностью перешла в руки повстанцев. С небольшим русским отрядом наместник покинул Польшу. Мощные военные крепости Модлин и Замостье были сданы мятежникам без боя.

Через несколько дней после бегства наместника Царство Польское оставили все русские войска.

В эйфории от неожиданного успеха административный совет Царства Польского был преобразован во Временное правительство. Сейм избрал главнокомандующим польскими войсками генерала Ю.

Хлопицкого и провозгласил его «диктатором», но генерал отказался от диктаторских полномочий и, не веря в успех войны с Россией, отправил делегацию к Императору Николаю I. Русский Царь отказался от переговоров с мятежным правительством и 5 января 1831 г.

Хлопицкий ушел в отставку. Новым польским главнокомандующим стал князь Радзивилл. 13 января 1831 г. Сейм объявил о «низложении» Николая I – лишении его польской короны. К власти пришло правительство во главе с князем А. Чарторыйским.

При этом революционный Сейм отказался рассмотреть даже самые умеренные проекты аграрной реформы и улучшения положения крестьян.

Польское правительство готовилось воевать с Россией, увеличив призывом армию с 35 до 130 тысяч человек. Но русские войска, расквартированные в западных губерниях, не были готовы к войне. Хотя они насчитывали 183 тысячи, подавляющее большинство военных гарнизонов составляли так называемые «инвалидные команды». Требовалась присылка боеспособных частей.

Главнокомандующим русскими войсками был назначен генерал-фельдмаршал граф И.И. Дибич-Забалканский, а начальником штаба генерал граф К.Ф. Толь. Дибич, не дождавшись сосредоточения всех сил, не обезпечив армию продовольствием и не успев обустроить тыл, 24 января 1831 г.

вошел в Царство Польское между реками Бугом и Наревом. Отдельная левая колонна генерала Крейца должна была занять Люблинское воеводство на юге Царства и отвлекать на себя силы неприятеля. Однако начавшаяся оттепель и распутица похоронила первоначальный план. 2 февраля 1831 г.

в бою при Сточеке русская бригада конных егерей под командованием генерала Гейсмара была разбита польским отрядом Дверницкого. Сражение между главными силами русских и польских войск произошло 13 февраля 1831 г. при Грохове и закончилось поражением польской армии.

Но Дибич не отважился продолжать наступление, ожидая серьезный отпор.

Польское командование использовало бездействие главных сил русских войск и, стремясь выиграть время, начало мирные переговоры с генералом Дибичем. Тем временем 19 февраля 1831 г. отряд Дверницкого переправился через Вислу, рассеял мелкие русские отряды и попытался вторгнуться на Волынь.

Прибывшие туда подкрепления под командованием генерала Толя вынудили Дверницкого укрыться в Замостье. Через несколько дней Висла очистилась ото льда и Дибич начал готовить переправу на левый берег у Тырчина. Но польские отряды атаковали тылы главных сил русских войск и сорвали их наступление.

Революционеры также не бездействовали. В сопредельных с Царством Польским местностях – Волыни и Подолии – начались волнения, в Литве вспыхнул открытый мятеж. Литву охраняла лишь слабая русская дивизия (3200 чел.), стоявшая в Вильне.

Дибич направил в Литву военные подкрепления. Атаки небольших польских отрядов в тылу изматывали главные силы Дибича.

Действия русских войск, к тому же, были осложнены разразившейся в апреле эпидемией холеры, в армии насчитывалось около 5 тысяч больных.

В начале мая 45-тысячная польская армия под командованием Скшинецкого начала наступление против 27-тысячного русского гвардейского корпуса, которым командовал Великий князь Михаил Павлович, и отбросила его к Белостоку – за пределы Царства Польского.

Дибич не сразу поверил в успех польского наступления на гвардию и только через 10 дней направил против мятежников главные силы. 14 мая 1831 г. в крупном сражении при Остроленке польская армия была разгромлена. Но крупный отряд польского генерала Гелгуда (12 тыс. чел.

) в русском тылу соединился местными бандами мятежников, его численность возросла вдвое. Русские и польские силы в Литве были примерно равны.

29 мая 1831 г. генерал Дибич заболел холерой и в тот же день скончался. Командование временно принял генерал Толь. 7 июня 1831 г. Гелгуд атаковал русские позиции у Вильны, но был разбит и бежал в Пруссию.

Через несколько дней русские войска генерала Рота разгромили польскую банду Колышки под Дашевым и у деревни Майданек, что привело к усмирению мятежа на Волыни.

Новые попытки Скшинецкого двинуться в тыл русской армии провалились.

13 июня 1831 г. в Польшу прибыл новый главнокомандующий русскими войсками генерал-фельдмаршал граф И.Ф. Паскевич-Эриванский. Близ Варшавы находилась 50-тысячная русская армия, ей противостояли 40 тысяч мятежников.

Польские власти объявили поголовное ополчение, но простой народ отказывался проливать кровь за власть корыстолюбивых шляхтичей.

В июле русская армия, построив мосты, переправилась на неприятельский берег, польские войска отошли к Варшаве.

3 августа в Варшаве начались волнения, сменились главнокомандующий и глава правительства.

В ответ на предложение о сдаче Варшавы польское руководство заявило, что поляки подняли восстание ради восстановления своего отечества в его древних пределах, то есть до Смоленска и Киева.

25 августа русские войска штурмом взяли предместье Варшавы; ночь с 26 на 27 августа 1831 г. польские войска капитулировали.

В сентябре и октябре 1831 г. остатки польской армии, продолжавшей сопротивление, были изгнаны русскими войсками из пределов Царства Польского в Пруссию и Австрию, где были разоружены.

Последними сдались крепости Модлин (20 сентября 1831 г.) и Замостье (9 октября 1831 г.). Восстание было усмирено, а суверенная государственность Царства Польского ликвидирована. Наместником был назначен граф И.Ф.

Паскевич-Эриванский, получивший новый титул князя Варшавского.

Речь Императора Николая I перед польской депутацией

Собираясь посетить Варшаву после очередных волнений, Николай I писал 30 июня 1835 г. Паскевичу-Эриванскому: «Я знаю, что меня хотят зарезать, но верю, что без воли Божией ничего не будет, и совершенно спокоен…

» Осенью Государь приехал в Варшаву. Депутация поляков-горожан ходатайствовала о приеме ее Царем для поднесения приготовленного заранее адреса, с выражением ему благоговейной преданности.

Государь на это согласился, заявив, что говорить будут не они, а он. Приводим речь Государя:

«Я знаю, господа, что вы хотели обратиться ко мне с речью; я даже знаю ее содержание, и именно для того, чтобы избавить вас от лжи, я желаю, чтобы она не была произнесена предо мною.

Да, господа, для того, чтобы избавить вас от лжи, ибо я знаю, что чувства ваши не таковы, как вы меня хотите в этом уверить.

И как мне им верить, когда вы мне говорили то же самое накануне революции? Не вы ли сами, тому пять лет, тому восемь лет, говорили мне о верности, о преданности и делали мне такие торжественные заверения преданности? Несколько дней спустя вы нарушили свои клятвы, вы совершили ужасы.

Императору Александру I, который сделал для вас более, чем русскому Императору следовало, который осыпал вас благодеяниями, который покровительствовал вам более, чем своим природным подданным, который сделал из вас нацию самую цветущую и самую счастливую, Императору Александру I вы заплатили самой черной неблагодарностью.

Вы никогда не хотели довольствоваться самым выгодным положением и кончили тем, что сами разрушили свое счастье…

Господа, нужны действия, а не слова. Надо, чтобы раскаяние имело источником сердце… Прежде всего, надо выполнять свои обязательства и вести себя, как следует честным людям. Вам предстоит, господа, выбор между двумя путями: или упорствовать в мечтах о независимой Польше, или жить спокойно и верноподданными под моим правлением.

Если вы будете упрямо лелеять мечту отдельной национальной, независимой Польши и все эти химеры, вы только накличете на себя большие несчастия.

По повелению моему воздвигнута здесь цитадель; и я вам объявляю, что при малейшем возмущении я прикажу разгромить ваш город, я разрушу Варшаву, и уж, конечно, не я отстрою ее снова.

Мне тяжело говорить это вам, – очень тяжело Государю обращаться так со своими подданными; но я говорю это вам для вашей собственной пользы. От вас, господа, зависеть будет заслужить забвение происшедшего. Достигнуть этого вы можете лишь своим поведением и своею преданностью моему правительству.

Я знаю, что ведется переписка с чужими краями, что сюда присылают предосудительные сочинения, и что стараются развращать умы… Среди всех смут, волнующих Европу, и среди всех учений, потрясающих общественное здание, Россия одна остается могущественною и непреклонною.

Поверьте мне, господа, принадлежать России и пользоваться ее покровительством есть истинное счастье…

Помните хорошенько, что я вам сказал».

После этого приема депутации Государь осмотрел Александровскую цитадель, орудия которой были направлены на Варшаву…

Н. Тальберг. «Неизвестная Россия. 1825-1917»

Источник: https://rusidea.org/25113006

Refy-free
Добавить комментарий