Вольтер о религии

Вольтер о религии

Вольтер о религии

ВОЛЬТЕР, ФРАНСУА МАРИ АРУЭ

Неутомимый и беспощадный враг церкви и клерикалов, которых он преследовал аргументами логики и стрелами сарказма, писатель, чей лозунг гласил (уничтожьте подлую), Вольтер обрушивался и на иудаизм, и на христианство (например в Обеде у гражданина Булэнвилье), изъявляя впрочем своё уважение к личности Христа (как в указанном сочинении, так и в трактате Бог и люди); с целью антицерковной пропаганды Вольтер издал Завещание Жана Мелье, священника-социалиста XVII века, не щадившего слов для развенчания клерикализма.

Борясь словом и делом против господства и гнёта религиозных суеверий и предрассудков, против клерикального изуверства, Вольтер неустанно проповедовал идеи религиозной терпимости как в своих публицистических памфлетах (Трактат о веротерпимости, 1763), так и в своих художественных произведениях (образ Генриха IV, покончившего с вероисповедной распрей католиков и протестантов; образ императора в трагедии Гебры. В 1722 году Вольтер пишет антиклерикальную поэму «За и против».В этой поэме он доказывает, что христианская религия, предписывающая любить милосердного Бога, на самом деле рисует Его жестоким тираном, ?Которого мы должны ненавидеть. Тем самым Вольтер провозглашает решительный разрыв с христианскими верованиями:»В этом недостойном образе я не признаю Бога, Которого я должен чтить Я не христианин?»

Воинствующими противниками церкви и религии во Франции была группа философов-энциклопедистов, объединенная вокруг издания «Энциклопедии наук, искусств и ремесел», которую называли тогда «осадной машиной против церкви и монархии».

Вольтер, живший в XVIII веке (1694-1778 гг.) ставил себе целью уничтожение старого, основанного в первые годы христианства «здания обмана», ту религию, которая своими когтями растерзала Францию, своими зубами пожирала людей, более десяти миллионов предала мучительной смерти.

Он считал, что глупость людей это и есть источник религии. Поэтому церковь так усердно поддерживает невежество и борется против науки. Пользуясь легковерием и глупостью, плуты говорят с людьми от имени богов. Они это делают для того, чтобы установить свое господство над людьми, чтобы придать своим честолюбивым замыслам вид божественной воли, которую человек должен исполнять.

Религия, по мнению Вольтера, возникает, когда обманщик найдет достаточно глупого человека, который поверит, что он говорит от имени бога.

Вольтер писал, что в основе христианской религии нет ничего, кроме сплетения самых пошлых обманов, «сочиненных подлейшей сволочью, которая одна лишь и исповедовала христианство в течение первой сотни лет».

«Отцы церкви фабрикуют фальшивые письма Иисуса Христа, письма Пилата, письма Сенеки, апостольские уставы, изречения сивилл, евангелия числом более сорока, деяния Варнавы, литургии Петра, Иакова, Матфея, Марка и т. д., и т. д.»

Вольтер подчеркивал, что церковь вредна для общества, потому что духовенство, само не работая, проповедует презрение к труду. А все благополучие и счастье человечества, говорил Вольтер, может быть основано только на труде. Церковники же требуют, чтобы люди молились, вместо того чтобы трудиться.

Самой вредной и опасной религией Вольтер считал христианство. Зло было не в искажении первоначального истинного учения Христа, а в том, что заложено в самой основе христианства.

Ведь вся история церкви — это длинный ряд ссор, обманов, преступлений, мошенничеств, грабительства и убийств. Следовательно, все зло лежит в самой сущности христианства.

Волк ведь тоже хищник по своей природе и вовсе не случайно набрасывается на овец.

Мы уже видели, что в продолжение многих веков римских пап избирали с оружием в руках, что эти «земные боги» то сами отравляли и убивали, то их убивали и отравляли. А целые народы и государи были так тупы, что считали римского папу наместником бога на земле.

Пожалуй, одним из самых больших злодеяний католической церкви была «Варфоломеевская ночь» — ночь на 24 августа 1572 года, в канун праздника святого Варфоломея.

В эту ночь в Париже банды убийц-католиков бросились к домам, в которых жили протестанты-гугеноты, не признававшие власти римского папы.

Улицы Парижа и других городов были усеяны трупами, вода в Сене и многих реках окрасилась кровью. Истреблены были десятки тысяч невинных людей.

Когда папа получил известие о событиях той ночи, он приказал осветить Рим иллюминацией, выбить в честь этого события медаль и отправил в Париж кардинала с поздравлением «христианнейшего» короля Франции и его матери Екатерины Медичи.

В Риме с крепости Святого Ангела стреляли пушки в честь доблестной победы над гугенотами.

Папа приказал также устроить праздник для народа и сам торжественно посетил три храма, в которых благодарил бога за радостную весть о «великолепном всесожжении, устроенном французским королем во славу католической церкви».

Достаточно подсчитать всех тех, кого уничтожила христианская церковь во имя религии, чтобы уже не сомневаться в том, что религиозные идеи не всегда будут владеть миром.

Сколько напрасно погибло людей во время кровавого безумия крестовых походов на Восток и во время крестовых походов рыцарей, опустошивших Балтийское побережье! А сколько было ненужных жертв во время резни альбигойцев и истребления других еретиков, всех этих десятков тысяч неповинных людей, которые были зарезаны или сожжены заживо во имя бога! А во время реформатских войн, когда «святые» папы, «святые» епископы, «святые» аббаты в течение двух столетий шагали по трупам! Если сосчитать все убийства, все головы священников и мирян, отрубленных палачом, тела сожженных на множестве костров во всех странах, кровь, пролитую от края и до края Европы, палачей, уставших от своих трудов во имя веры, жертвы Варфоломеевской ночи и тридцать гражданских войн из-за разногласий в правилах веры, то окажутся десятки миллионов человек, которые были зарезаны, утоплены, сожжены, колесованы, повешены во имя любви к христианскому богу! И в то время как эта страшная цепь убийств происходила в Европе, а в Америке были убиты, как дикие звери в охотничьем парке, несчастные индейцы, под предлогом, что они не хотели стать христианами, в то самое время римские папы наслаждались жизнью.

Римские папы затопили кровью невинных весь мир. Вольтер прекрасно видел, что вся история католической церкви состоит из войн, резни и пыток, и он не мог молчать. Духовенство постоянно следило за ним.

Два раза Вольтер был заключен в Бастилию, а потом выезжал из Франции в Англию, Голландию или Швейцарию, подальше от французской полиции. Только в конце его жизнь стала спокойнее, когда он купил два поместья по обе стороны французско-швейцарской границы.

От французской полиции он скрывался в Швейцарии, от преследований швейцарской полиции в своем французском поместье.

Сочинения Вольтера имели большой успех в России, где появлялись в переводах на русский язык. Но во время французской буржуазной революции 1789 года они были запрещены Екатериной II, как «вредные и наполненные развращением». С тех пор всякий безбожник, свободомыслящий человек и «бунтовщик» назывался в России «вольтерьянцем».

Источник: https://mirznanii.com/a/233384/volter-o-religii

Вольтер: философ, его жизнь кратко и понятно

Вольтер о религии

Вольтер, в первую очередь, знаменит своими литературными трудами. Большая часть его произведения издавалась подпольно — философ всю жизнь подвергался общественной критике за свои прогрессивные взгляды.

В пьесах и памфлетах философ критиковал церковь и пропагандировал необходимость свободы и просвещения. Философия Вольтера повлияла на развитие общественно-политического строя во Франции и всей западной Европы.

Биография философа

В биографии Вольтера много противоречивых и скандальных фактов. Философ отказался от своего настоящего имени Франсуа-Мари Аруэ и подписывался придуманным псевдонимом.

Родившись в Париже, в семье зажиточного чиновника и получив хорошее образование в иезуитском колледже, он вопреки воле родителей отказался от карьеры юриста.

Его первой работой стало сочинение сатирических стишков, которые вызывали недовольство у аристократии. За свое творчество мыслитель дважды попадал в Бастилию.

Выйдя из заточения, будущий общественный деятель переехал в Англию. Там, философ изучал гуманитарные науки и работал над своей первой книгой. Вольтер оформил свои впечатления об Англии в сборник сочинений «Философские письма» и издал его сразу же по возвращении домой.

За эту работу его снова приговорили к заключению в Бастилии, но ему удалось сбежать в Лотарингию. Там, мужчина познакомился с маркизой дю Шатле, с которой прожил 15 лет.

Из Лотарингии ему приходится бежать в Нидерланды, чтобы избежать нового тюремного срока за обвинение в издевательстве над религией.

Став придворным поэтом, мужчина быстро нажил себе новых врагов среди местной знати и переехал в Пруссию, но и там не смог прижиться, и вскоре переехал в Швейцарию, где купил поместье, в котором жил до конца своих дней.

Помимо внушительного количества врагов, у него также появились влиятельные друзья. Ему покровительствовали сторонники просвещения, в число которых входили монаршие особы.

Благодаря их покровительству, в том числе финансовому, мужчина стал одним из самых обеспеченных французов. В возрасте 83 лет мужчина вернулся в Париж.

Вскоре мыслителя стали беспокоить сильные боли и ему пришлось обследоваться у разных врачей, но их итоговый диагноз был безапелляционным — рак предстательной железы. В поисках способа продлить свою жизнь хотя бы на несколько месяцев, мыслитель вступил в «Девять сестер» — французскую масонскую ложу. Но через 2 месяца мужчина все же скончался.

Основные идеи

идея Вольтера выражалась в его отношении к мракобесию и религиозному фанатизму. Непримиримый борец с властью церкви, он хотел избавления общества от религиозных заблуждений. Мыслитель критиковал веру, но не самих верующих. Мыслитель был сторонником просвещения, ратовал за свободу для всех людей, независимо от их происхождения.

Мыслитель отрицал религию, но верил в Бога. Доказательством его существования он считал сам окружающий мир, который не мог появиться сам по себе, значит, у него есть создатель и этот создатель — Бог. Но он не такой, каким его описывают в книгах.

По мнению Вольтера, Бог:

  • всемогущ,
  • бесконечен;
  • безразличен.

Вместе с религией философ отрицал и атеизм. Но к атеистам он относился с гораздо большей симпатией, чем к приверженцам религии. Атеисты сохраняют способность здравомыслия — главную черту, отделяющую людей от животных. А фанатики, одержимые своей религией, теряют способность мыслить и уподобляются диким зверям.

Философия

Философские взгляды Вольтера были основаны на учении Локка. Он разделял его эмпирический подход, но отрицательно относился к материализму. Вопрос бессмертия души и необходимости свободы воли так и остался для философа открытым.

Свои философские заметки он опубликовал в сборнике «Карманный философский словарь». В этой работе, он критиковал религию и церковную мораль. Вольтер рассматривал церковь как преступную организацию, отбирающую у человека его естественное право на свободу. Он восхвалял научные достижения, за которыми видел будущее.

Лучший путь развития социума

Мыслитель был противником социального равенства. Мыслитель полагал, что в развитом обществе должно оставаться деление людей на образованных и обеспеченных и тех, кто должен трудиться ради их блага. Рабочим нельзя получать образование, иначе они разрушат само основание общества, и это приведет к хаосу.

Будучи приверженцем старого порядка, в своих работах Вольтер восхваляет аристократизм и монархизм. Мыслитель прославляет французское дворянство, наделяя благородными чертами помещиков и знать. Людей недворянского происхождения он изображает неохотно и отводит им роли отрицательных сатирических персонажей.

Отношение к вере и религии

Вольтер был беспощадным критиком религии. В своих книгах, мыслитель с помощью логики доказывал абсурдность и несостоятельность религиозного мировоззрения.

Философ затрагивал христианство и иудаизм, осуждал церковь, клерикализм и власть невежества.

При этом, личность Иисуса мыслитель описывал с большим уважением, не отрицая существования Бога, но отказываясь почитать его в соответствии с христианскими традициями.

Философ выступал в защиту ученых, обвиненных церковью. Он проповедовал идеи религиозной терпимости — в 18 веке этот термин означал не принятие, а презрение. В своих пьесах и памфлетах Вольтер высмеивал католицизм.

Положительными персонажами в его работах были люди, отрицающие религию, стремящиеся искоренить ее. Особенно сильно доставалось христианству — Вольтер считал христианские мифы выдумкой, созданной для управления людьми.

В поэме «За и против» он рассматривает главную идею христианства — любовь к милосердному богу. Вольтер убедительно доказывает, что эта идея — главный обман, на котором строится религия.

Если читать Библию непредвзято, можно легко заметить, насколько жестоки поступки бога по отношению к людям. Создатель — не любящий отец, а жестокий тиран, почитать которого недостойно.

Высказываясь против церкви, философ также критикует атеизм. Исповедуя деизм, он утверждает, что Бог существует и это он сотворил вселенную. Но постепенно его взгляды изменились.

Публично Вольтер остается верен идее божественного создания, но сам он все больше сомневается в существовании каких-либо высших сил.

В откровенных разговорах с единомышленниками мыслитель соглашается с тем, что Бога нет.

Вольтер утверждает, что вера в Бога необходима обществу. Без внешнего контроля люди не смогут удержаться от взаимного истребления. Бог выступает в качестве судьи и сдерживающего фактора и в этом смысле вера не вредит, а помогает сохранять человеческий род.

Еще одна сторона религии, которую Вольтер считал губительной — монашеский аскетизм. По мнению мыслителя, отказ от простых радостей в виде вкусной еды и веселого времяпровождения — большая глупость. Он придерживался оптимистического подхода к жизни: все хорошо, или обязательно будет хорошо в будущем.

Литературные труды

Вольтер писал и поэзию и прозу. Он начинал, как автор сатирических стишков, в которых высмеивал видных общественных деятелей и знакомых аристократов. Из-за своего злого юмора литератор часто оказывался в тюрьме, участвовал в дуэлях и постоянно получал угрозы. Но известность ему принесли драматические произведения:

  1. Кандид. В этом произведении Вольтер описал идеальную, по его представлению, страну — Эльдорадо. Она противопоставлена злому глупому и жестокому миру, в описании которого каждый узнавал современную Европу. Повесть была запрещена к публикации во Франции, и при жизни Вольтера издавалась нелегально.
  2. Орлеанская девственница. В этой поэме Вольтер высмеивает ценности феодального мира, кратко рассматривает все негативные стороны социально-политического строя, доводя героическую поэму до фарса.
  3. История Карла, короля Швеции. Эта работа повествует о Петре Великом и Карле — двух европейских монархах, и их противостоянии. С момента публикации этого произведения началась популярность Вольтера как писателя.
  4. Царевна Вавилонская. Представляет собой цикл произведений. В них философ рассматривает основные вопросы человеческого бытия. По мнению Вольтера, предназначение человека — счастье, но жизненные трудности омрачают его, поэтому человек вынужден страдать.

Также Вольтер писал героические произведения. Драма в его исполнении эволюционировала, его персонажи были сентиментальны, романтичны и поступали нетипично для представителей их эпохи.

Взгляды на политику

Среди философов было немного приверженцев монархического строя, но к ним несомненно относился Вольтер. Философ выступал против абсолютизма. Он ратовал за просвещение, необходимость образования для отдельной части общества, которую представляют философы и интеллигенция.

Правильный монарх, способный позаботиться о подданных и создать для них достойную жизнь, также обязан быть просвещенным человеком. Свой идеал правителя философ часто описывал в произведениях. Правители в его поэмах были светилами, ведущими дикую страну к цивилизации.

Вольтер крайне отрицательно относился к идее социального равенства и демократии, как власти народа.

По его мнению, непросвещенные рабочие не могут знать, какой должна быть хорошая жизнь и им обязательно нужна твердая правящая рука, которая сможет направлять их.

Он видел королевство как одну большую структуру, управляемую одним монархом. Те, кто против монархизма, на самом деле против развития человечества.

В ситуации, когда у власти оказывается жестокий и глупый человек, виноваты сами подданные. Вольтер отрицал божественную природу правителя и то, что его на престол благословляет Бог. Король — такой же человек, и другие люди могут как привести его на престол, так и сместить. В роли правителя философ мечтал увидеть современного человека, настроенного на развитие и созидание.

Вольтер состоял в переписке с несколькими монархами, чьи политические взгляды ему импонировали. Среди них была и Екатерина Великая. После смерти философа она выкупила его библиотеку за огромную сумму — 30 000 золотых рублей. Вместе с книгами Екатерина надеялась получить письма, но они остались во Франции и вскоре были опубликованы.

Правозащитная деятельность

Вольтер часто выступал в защиту людей, которых церковь, по его мнению, несправедливо осудила. После казни Жана Каласа философ организовал кампанию по пересмотру дела и отмене приговора. Каласа приговорили к смерти за убийство сына, но прямых доказательств его вины не было. В результате суд уступил и оправдал Каласа посмертно, а также оправдал всех причастных к этому делу.

Впрочем, некоторые полагали, что философ просто использовал это дело, чтобы еще раз выразить свою ненависть к церкви и привлечь внимание общественности к несовершенствам судебной системы.

Источник: https://mystroimmir.ru/filosofiya/volter.html

Отношение вольтера к религии и богу

Вольтер о религии

Важное место в философии Вольтера занимает его отношение к религии и к богу. Формально Вольтера можно отнести к деистам, так как он писал, что верит в бога, но при этом бог рассматривался только как разум, сконструировавший целесообразную «машину природы» и давший ей законы и движение.

Бог не пускает в ход механизмы деятельности мира постоянно. «Бог однажды повелел, Вселенная же подчиняется вечно.

«[10] Вольтер определяет бога как «необходимое бытие, существующее само по себе, в силу своей разумной, благой и могущественной природы, разум, во много раз превосходящий нас, ибо он совершает вещи, которые едва ли мы можем понять.

» Хотя Вольтер и пишет, что существование бога не требует доказательств («разум вынуждает нас его признать и лишь безумие отрешится к его определению»), сам он всё же пытается их привести. Вольтер считает, что абсурдно, если «всё — движение, порядок, жизнь — образовалась сама собой, вне какого бы то ни было замысла», чтобы «одно лишь движение создало разум», следовательно Бог есть.

Но чем дальше идёт Вольтер в подобных рассуждениях, тем больше можно найти в них противоречий. Например, сначала он говорит, что Бог создал всё, в том числе и материю, а чуть дальше уже пишет, что «Бог и материя существуют в силу вещей.» Вообще, чем больше пишет Вольтер о боге, тем больше веры и меньше аргументов: «…

давайте поклоняться Богу, не стремясь проникнуть во мрак его таинств.» Вольтер пишет, что он сам будет «поклоняться ему пока жив, не доверяя никакой школе и не устремляя полёт своего ума в пределы, коих не способен достичь ни один смертный.

» Большинство доводов Вольтера в пользу существования Бога не могут быть приняты во внимание из-за своей противоречивости.

Вольтер считает, что Бог — «единственный, кто могущественен, ибо это он все создал, но не в сверх мере могущественен», так как «каждое существо ограничено своей природой» и «существуют вещи, коим верховный интеллект не в силах воспрепятствовать, например, воспрепятствовать тому, чтобы прошлое не существовало, чтобы настоящее не было подвержено постоянной текучести. чтобы будущее не вытекало из настоящего.» Верховное бытие «всё сделало в силу необходимости, ибо, если бы его творения не были бы необходимы, они были бы бесполезны.»[11] Но эта необходимость не лишает его воли и свободы, потому что свобода — это возможность действовать, а Бог — очень могущественен и поэтому самый свободный. Таким образом, по Вольтеру — Бог не всемогущий, а просто самый могущественный; не абсолютно, а самый свободный.

Такова вольтеровская концепция Бога, и если судить по ней о взглядах философа, то его можно отнести к деистам. Но деизм Вольтера есть по сути своей замаскированный атеизм и материализм, так как Бог Вольтеру нужен, чтобы жить в мире с самим собой и иметь отправную точку для размышлений.

Вольтер писал: «Утешимся в том, что мы не знаем соотношений между паутиной и кольцом Сатурна, и будем продолжать исследовать то, что нам доступно».

[12] И, считая дальнейшее изучения бытия недоступным, Вольтер переходит к рассуждениям на тему религии.

Здесь надо отметить, что Вольтер всегда чётко разделял философию и религию: «Никогда не надо впутывать Священное писание в философские споры: это совершенно разнородные вещи, не имеющие между собой ничего общего».[13]

Когда же спор идёт о первичных принципах, обращение к Богу становится необходимым, так как, если бы мы познали наше первичное начало, мы бы всё знали о будущем и стали бы богами для себя. Вольтер считает, что философия не повредит религии, так как человек не способен разгадать что есть Бог.

Что же понимает Вольтер под словом «религия» ?

Во-первых, Вольтер в своих работах развенчивает официальную религию, так как, по его мнению, официальная религия сильно отличается от истинной, а идеальная религия (которая и является истинной) — это религия, единящая нас с богом в награду за добро и разъединяющая за преступления, «религия служения своему ближнему во имя любви к Богу, вместо преследования его и убиения его во имя Бога».[14]

Вольтер всегда крайне негативно относился к религиозным фанатикам, считая, что они способны принести гораздо больше вреда, чем все атеисты. Вольтер — решительный противник религиозной нетерпимости. «Всякий, кто скажет мне: «Думай как я или Бог тебя покарает», говорит мне: «думай как я или я тебя убью».

[15] Источником же фанатизма является суеверие, хотя само по себе оно может быть безвредным патриотическим энтузиазмом, но не опасным фанатизмом.

Если закон преступают верующий и неверующий, то первый из них остаётся всю жизнь монстром, второй же впадает в варварство лишь на мгновение, потому что «последний имеет узду, первого же ничто не удерживает».[16]

«Наиболее глуп и зол тот народ, который «более других суеверен», так как суеверные считают, будто они выполняют из чувства долга то, что другие делают по привычке или в припадке безумия.» Суеверие для Вольтера — смесь фанатизма с мракобесием.

Фанатизм же Вольтер считал злом большим, чем атеизм: «Фанатизм тысяче крат гибельнее, ибо атеизм вообще не внушает кровавых страстей, фанатизм же их провоцирует; атеизм противостоит преступлениям, но фанатизм их вызывает».

[17] Атеизм, — считает Вольтер, — это порок некоторых умных людей, суеверие и фанатизм — порок глупцов. Вообще, атеисты — большей частью смелые и заблуждающиеся учёные.

Вообще-то, Вольтер неоднозначно относился к атеизму: в чём- то он его оправдывал (атеисты «попирали ногами истину, ибо она была окружена ложью»), а в чём-то, наоборот, обвиняет («он почти всегда оказывается гибельным для добродетели»). Но все же, как мне кажется, Вольтер был больше атеистом, нежели верующим.

Вольтер явно симпатизирует атеистам и убеждён, что общество, состоящее из атеистов возможно, так как общество формирует законы.

Атеисты, будучи притом и философами, могут вести очень мудрую и счастливую жизнь под сенью законов, во всяком случае, они жили бы в обществе с большей лёгкостью, чем религиозные фанатики.

Вольтер всё время сравнивает атеизм и суеверие, и предлагает читателю избрать меньшее зло, в то время как сам он сделал свой выбор в пользу атеизма.

Конечно, несмотря на это, нельзя назвать Вольтера поборником атеистических идей, но его отношение к Богу и религии таково, что Вольтера можно отнести к тем мыслителям, которые так до конца и не определились в своём отношении к вере.

Тем не менее, можно сказать, что Вольтер строго разграничивает веру в Бога и религию.

Он считает, что атеизм лучше слепой веры, способной породить не просто суеверие, а предрассудки, доведённые до абсурда, а именно фанатизм и религиозную нетерпимость.

«Атеизм и фанатизм — два чудища, способные разодрать на части и пожрать общество, однако атеизм в своём заблуждении сохраняет свой разум, вырывающий зубы из его пасти, фанатизм же поражён безумием, эти зубы оттачивающим».

[18] Атеизм может, самое большее, позволить существовать общественным добродетелям в спокойной частной жизни, однако, среди бурь жизни общественной он должен приводить к всевозможным злодействам. «Атеисты, держащие в своих руках власть, были бы столь же зловещи для человечества, как и суеверные люди.

Разум протягивает нам спасительную руку в выборе между двумя этими чудищами».[19] Вывод очевиден, так как известно, что Вольтер превыше всего ценил разум и именно его считал основой всего.

Таким образом, атеизм Вольтера — это не привычный наш атеизм, категорически отрицающий существование Бога и всего того, что недоступно человеческому разуму, а скорее просто выбор из двух зол меньшего, причём выбор этот Вольтер сопровождает довольно-таки убедительными доказательствами того, что именно это зло является меньшим.

Ф. Вольтер, ярый противник религии и в частности христианства. Он посвятил свою жизнь борьбе против религии, однако, когда это было связано с личной выгодой, Вольтер доказывал, что Бог есть.

«Когда, однажды, его гости стали защищать атеизм, он поспешно удалил присутствующую при этом прислугу и сказал: «Теперь, господа, вы можете продолжить ваши речи против Бога.

Я не желаю, чтобы мои слуги зарезали и обокрали меня нынешней же ночью, поэтому я предпочитаю, чтобы они вас не слушали»[20].

    ВОЛЬТЕР О СВОБОДЕ И РАВЕНСТВЕ 1 2 3 »

Мировоззрeние Вольтера окончательно сложилось в Англии, где он несколько лет провел в изгнании. По возвращении на родину им были написаны Философские письма пeрвоначальное название «Письма об англичанах», стяжавшие ему европейскую известность.

В Письмах oн писал про передовые английские учения Дж. Локка, а также либеральные порядки и государственное устройство Англии. Философские письма явились первым набрoском программы фрaнцузского Просвещения.

Содержащиеся в них положения впоследствии были развиты и конкретизированы мыслителем в исторических и философских трудах, произведениях художественной литературы и в многочисленных памфлетах.

Корень существующих сoциальных зол, котoрые могут и должны быть уничтожены, Вoльтер видел прежде всего в засилье невeжества, предрассудков, суеверия, в подавлении разума.

Главным оплотом и виновником всего этого он считал церковь, католицизм. Вольтер был сторонником философии деизма. Христианство и разум не могут существовать одновременно, писал Вольтер.

Согласно взглядам философа, на смену деспотическому правлению придет царство разума и свободы, в котором каждому человеку будут предоставлены естественные права: право на личную неприкосновенность, право частной собственности, свобода пeчати, свобода совести и др. Под свободой Вольтер понимал устранение феодальных пережитков, сковывающих творческую инициативу человека, его чaстнопредпринимательскую дeятельность.

Вольтер сводил свободу к независимости граждан от произвола. Свобода состоит в том, чтобы быть зависимым только от законов. Свобода у него, прежде всего, свобода личности, индивида, частная свобода, а не свобода общества в целом. Основой личной свободы служит свобода слова, а с нею и свобода печати. Вольтер выдeляет свободу совести в качестве антипода удручающей католической нетерпимости.

Свобода представляет собой право каждого продавать свой труд тому, кто за него дает наибольшую плату, ибо труд есть собственность тех, кто не имеет никакой собственности.

Подлинная свобода, по убеждению Вольтера, проявляется в том, что люди перестают быть формально зависимыми друг от друга.

Это совсем не равносильно воцарению хаоса в обществе, возникновению беспорядочных столкновений в нем автономных воль.

Так прорастала на французской почве ставшая позже весьма известной и популярной на Западе идея господства права. Намеченная Вольтером программа ликвидации крепостного права предусматривала освобождение крепостных, принадлежащих церкви и государству. Что же касается помещичьих крестьян, то их следовало, по мнению Вольтера, освобождать лишь с согласия владельца и притом за выкуп.

В этой части учения, как ни в какой другой, проявилось его стремление к компромиссу с дворянством. Вольтера очень трудно заподозрить в демократизме. Идеи Просвещения, его принципы, по Вольтеру, это не для портных и сапожников.

Мыслитель, столь высоко ценивший знания, интеллект, умение мыслить, всерьез полагает, что если чернь начнет думать, то все погибло. Люди физического труда сами по себе не являлись у Вольтера объектом его трепетного почитания.

Завидным считал он положение, при котором свобода дополняется и подкрепляется равенством. Быть свободным, иметь вокруг себя только равных, такова истинная жизнь, естественная жизнь человека.

Равенство людей понимается им в строго политико-юридическом смысле обретение всеми людьми одинакового статуса гражданина, одинаковая зависимость всех граждан от закона и одинаковая защита их законом.

Такое равенство в его трактовке весьма содержательно и социально эффективно. Однако сторонником имущественного равенства эгалитаристом и общности имуществ Вольтер не был.

Обладание имуществом либо отсутствие такового должно, согласно Вольтеру, сказываться на положении человека в обществе.

В частности, право голоса в вопросах общественного блага могут иметь, по мнению Вольтера, не любой и каждый, а лишь собственники. Эти представления о свободе и равенстве Вольтер использовал в своих предложениях по реформированию феодального общества, неизменно вызывавшего его протест.

С таких позиций он выступал за уничтожение сословных привилегий и за упразднение церковных судов. Аристократию, занявшую почти все ключевые должности в системе управления государством, следует, по Вольтеру, заменить бюрократией.

Он настаивал на необходимости устранить партикуляризм действующего законодательства, добиться справедливого судопроизводства с широким участием адвокатов в процессе, отменить пытки и т. п.

Надежды на проведение таких реформ он возлагал на сильную и просвещенную государственную власть. В разных ситуациях и в разные периоды государство может, по мнению Вольтера, выступать в различных организационных формах. Вольтер отдает сложившейся в его стране абсолютной монархии.

Менее всего ему по душе революционные потрясения, ломка уже существующей государственности. Отношение Вольтера к революции было типичным для французских просветителей XVIII в.

В идеологии либеральной буржуазии к этим соображениям прибавляется страх перед выступлениями трудящихся масс. Просветители возлагали надежды на постепенные реформы сверху.

Но Вольтер хочет, чтобы абсолютизм стал просвещенным.

Таковым наличный политический строй будет, если на королевском троне окажется просвещенный монарх. Самое счастливое время, когда государь философ. Но лишь образованностью и мудростью не исчерпывается набор качеств, необходимых просвещенному монарху. Он должен быть также государем милостивым, внемлющим нуждам людей, своих подданных.

Добрый король есть лучший подарок, какой небо может дать земле.

Вольтеру хотелось верить в то, что институты абсолютистского государства себя не изжили и могут сами преодолеть собственные социально-экономические, правовые и идеологические устои, как только страной начнет управлять высокоученый нравственный самодержец. Однако Вольтер знает и ценит достоинства и других государственных форм. Так, он замечает, что первоначально государство возникает в форме республики, образующейся из соединения семей.

Ее возникновение итог естественного хода развития. Республика, согласно Вольтеру, вообще более всего приближает людей к их естественному состоянию. Власть в ней направляется волею всех. Осуществляет же эту власть один человек либо группа лиц на основе законов, выносимых всеми.

Наряду с этим Вольтер чтит форму правления, которая установилась в Англии в результате происшедшей в стране революции, т. е. конституционную монархию.

Английская нация единственная на Земле, добившаяся ограничения королевской власти путем сопротивления, а также учредившая с помощью последовательных усилий то мудрое правление, при котором государь всемогущий, когда речь идет о благих делах, оказывается связанным по рукам и ногам, если он намеревается совершить зло при котором вельможи являются грандами без надменности и вассалов, а народ без смут принимает участие в управлении.

В превосходной степени характеризуется Вольтером вся английская политико-правовая система.

Наилучшие законы в Англии правосудие, отсутствие произвола, ответственность должностных лиц за нарушение свободы граждан, право каждого высказывать свое мнение устно и письменно. Две партии следят одна за другой и оспаривают честь охраны общественной свободы.

Вольтер относится к тем мыслителям, которые первостепенное значение придают не формам управления государства, конкретным институтам и процедурам власти, а принципам, реализуемым с помощью этих институтов и процедур.

Для него такими социально-политическими и правовыми принципами являлись свобода, собственность, законность, гуманность. Политическую организацию будущего царства разума Вольтер не стремился определить во всех подробностях.

Он сосредоточил свое внимание на пропаганде идей законности и либеральных методов осуществления власти, предоставляя другим просветителям разработку проектов идеального устройства государства.

Вполне ясно ему было одно управлять государством должны только собственники.

Вольтер решительно отвергал как социальное, так и политическое равенство. В нашем несчастном мире не может быть, чтобы люди, живя в обществе, не разделились бы на два класса один класс богатых, которые приказывают, другой бедных, которые служат.

Политический идеал Вольтера, особенно в последних работах, приближался к идее разделения властей.

Грядущие преобразования в обществе философ связывал с развитием знаний и подъемом культуры, которые, по его мнению, приведут к тому, что правителями будет осознана необходимость реформ.

Стремясь направить государей на путь истины, он предпринял поездку к Фридриху Прусскому и вступил в переписку с Екатериной II. V.

Историческое место Вольтера как мыслителя определяется тем, что он наметил программу французского Просвещения, поставил ряд фундаментальных методологических проблем и заложил основы просветительской критики религии.

Социальные идеи Вольтера соответствовали интересам торгово-промышленной верхушки французской буржуазии.

По своему объективному значению его идеи имели революционный характер, они нацеливали прогрессивные силы общества на упразднение феодальных порядков и ниспровержение абсолютизма.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. https://ru.m.wikipedia.org/wiki/Вольтер#

2. Ахимова А. А. Вольтер. М., 1970.

3. Вольтер. Философские сочинения. М.: Наука, 1989.

4. Артамонов С. Д. Вольтер и его век. М.: Просвещение, 1980

5. http://coollib.net/b/95108/read

6. http://www.liveinternet.ru/users/famar/post320835315/

[1] А. С. Пушкин, «О ничтожестве литературы русской», Статья, 1855 год (1834 год написания).

[2]Вольтер, Философские сочинения, Поэма «Магомет», 1741 год, Издательство: М.: Наука, 1996.

[3]Вольтер , Философские сочинения, «Диалоги Эвгемера», 1777 г., Ин-т философии. — М.: Наука, 1996.

[4] Вольтер, Философские сочинения , «Метафизический трактат», (3, с. 255), Издательство: М.: Наука, 1996.

[5]Вольтер, «Философские письма» (1733, впечатления об Англии); Букинистическое издание (1987).

[6]Вольтер, Философские сочинения, Метафизический трактат», Издательство: М.: Наука, 1996.

[7]Вольтер, Философские сочинения, «Назидательные проповеди», 1765; Ин-т философии. — М.: Наука, 1996.

[8]Вольтер, Статьи из «Философского словаря», Ин-т философии. — М.: Наука, 1996.

[9]Вольтер, Философские сочинения, «Назидательные проповеди», 1765; Ин-т философии. — М.: Наука, 1996.

[10]Вольтер, Философские сочинения, «Диалоги Эвгемера», 1777 г., Ин-т философии. — М.: Наука, 1996.

[11] Вольтер, Философские сочинения, «Назидательные проповеди», 1765; Ин-т философии. — М.: Наука, 1996.

[12]Вольтер, «Философские письма» , (1733, впечатления об Англии)

[13]Вольтер, Философские сочинения, «Назидательные проповеди», 1765; Ин-т философии. — М.: Наука, 1996.

[14]Вольтер, Статьи из «Философского словаря» – Религия, Ин-т философии. — М.: Наука, 1996.

[15] Вольтер, Назидательные проповеди, прочитанные в приватном собрании в Лондоне в 1765 году. Пр.2

[16]Вольтер, Философские сочинения, «Диалоги Эвгемера», 1777 г., Ин-т философии. — М.: Наука, 1996.

[17]Вольтер, Статьи из «Философского словаря», Ин-т философии. — М.: Наука, 1996.

[18]Вольтер, Статьи из «Философского словаря», Ин-т философии. — М.: Наука, 1996.

[19]Вольтер, Назидательные проповеди, прочитанные в приватном собрании в Лондоне в 1765 году

[20] Вольтер ????????????????????

Дата добавления: 2017-03-12; просмотров: 2552 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов

Источник: https://lektsii.org/16-15829.html

Вольтер

Вольтер о религии

Вольтер. Значение В. определяется не тем, что он писал и говорил, а тем, как, по каким побуждениям и при каких условиях он писал и говорил. Его влияния нельзя понять, не зная его личности. Он родился в Париже в 1694 г.

У его отца нотариуса, по обычаю того времени, был литературный салон, гости которого по мере сил пытались блистать скептицизмом, остроумием и весёлостью. Этот салон был первою школою для В. Затем он прошёл иезуитскую коллегию и вступил в жизнь. Необыкновенно даровитый, широко образованный, обладавший могучим остроумием и страшною силою иронии, В.

мечтал при помощи своих талантов проложить себе путь к высшим сферам и занять влиятельное положение при дворе. Но здесь В. пришлось столкнуться с презрением аристократов к людям среднего сословия, его самолюбие постоянно терпело жестокие уколы, ему приходилось унижаться, чтобы добиться возвышения, и его без церемонии унижали, когда хотели. Это раздражало его.

Он написал обличительные стихотворения, его выслали из Парижа, затем заключили в Бастилию. Снова потом он завоевал себе положение во французском обществе, но тогда у него произошло роковое столкновение с шевалье Роганом. Оскорблённый насмешкою В., Роган приказал своим слугам его поколотить, и, когда это было исполнено, сочувствие общества оказалось на стороне Рогана, а не В.

«Поэты должны иметь спину», говорили в парижских салонах. Возмущённого В. совершенно безвинно засадили в Бастилию и выпустили лишь под условием, что он покинет Францию. В. поселился в Англии, где он научился очень многому. Локк, Ньютон, английские деисты стали его руководителями. Из Англии В.

представилась возможность вернуться в Париж, но отсюда за свои сочинения и насмешки ему нередко приходилось эмигрировать. По приглашению прусского принца Фридриха (впоследствии – великого) он переселился в Берлин. Здесь Фридрих, выказывавший ему пламенное поклонение, сначала осыпал его своими милостями, но затем В. пришлось убедиться, как непрочно благоволение сильных этого мира.

Ему пришлось бежать, претерпеть арест, обыск, и в угоду Фридриху французское правительство воспретило В. въезд в Париж. Философ поселился в Фернэ – на границе Франции и женевской территории.

Отсюда он распространял свои произведения по всему миру, здесь работал для французской энциклопедии, отсюда вёл борьбу против жестокости действовавших тогда уголовных кодексов и за права низших сословий, отсюда он вёл переписку с Екатериной II и здесь на писал историю Петра Великого. В 1778 г. он внезапно явился в Париж, хотя ему туда был воспрещён въезд.

Все время его пребывания здесь было рядом непрерывных оваций. Но это продолжалось недолго: 1778г., 30 мая, его не стало.

Может быть, волнения переезда и встреч ускорили его кончину Перед своею смертью он дал аббату Готье следующую записку, которая хранится теперь в национальной библиотеке: «Je meurs en adorant Dieu, en aimant mes amis, en ne haissant pas mes ennemis en detestant la superstition». Позволительно верить искренности этих его предсмертных слов.

Напрасно думают, что из иезуитской коллегии, в которой он воспитывался, В. вынес вражду к религии, нет, он вынес из неё признание бытия Божия, свободы человеческой воли, существования конечных целей, сознание обязательности долга и веру в будущую жизнь. Легкомысленно отрицательное отношение к религии В.

вынес из салона своего отца, равно как и из других салонов, и из темных движений собственного сердца. В. очень самолюбив. Может быть, ничего он так не боялся, как быть обманутым, и потому нетвёрдый в вере он бравирует показным неверием, глумится над христианством, но в то же время В.

страшно труслив, и мысль о том, что его на том свете потащат на живодёрню, смущает его, может быть, более, чем мысль об аде многих верующих грешников. В. хочет жить, хочет личного счастья. Его идеал – блеск двора, почести, внимание женщин, но его буржуазное происхождение стоит между его желаниями и их исполнением. Отсюда – ряд противоречивых действий и сочинений.

Путём бессовестной лести и унижения В. хочет проникнуть вверх и в то же время он бичует в своих сатирах ненормальность самого факта существовали этого верха – неравноправности. В. защищал принцип равенства, но главным образом потому, что неравенство было не в его пользу. Много раз и с успехом В.

защищал бедных, угнетённых, заключённых, но главным образом не во имя любви к этим несчастным, а во имя раздражения против угнетателей, против принципов, которые делали возможным такой печальный факт угнетений, принципов, которые заставляли страдать и его – В. Для общего блага, может быть, весьма хорошо то, что В.

родился не в высших общественных слоях, тогда его деятельность, судя по складу его характера, могла легко направиться исключительно на интриги, на завоевание высокого общественного положения, но он родился в общественной средине и – это должно признать – стал трибуном общественного низа. В. был алчен, мелочен, злопамятен, мстителен, способен на самую низкую ложь и лесть.

Стараясь попасть в члены французской академии и для этой цели рассеять свою репутацию кощунствующего человека, В. писал министру: «честному человеку позволительно защищаться, он обязан защищаться сам, не для пустого удовольствия принудить других к молчанию, но для прославления истины.

Я хочу сказать перед Богом, мне внимающим, что я – благонамеренный гражданин и искренний католик и говорю это единственно потому, что я всегда был таким в моем сердце. Мною не написано ни одной страницы, которая ни дышала бы человеколюбием, и написано много таких страниц, которые подтверждаются священным авторитетом религии»… Екатерине, называя её пресвятой владычицей, В. писал: «Те Саtharinam laudamus, Те dominam confitemur». В. был остроумен и любил блистать остроумием. Ради красного словца он не останавливался перед самым страшным богохульством. В. был натура мелкой чувствительности, но не глубокого чувства. Смерть любимой женщины заставила его упасть в обморок, но затем в самое короткое время он забыл и о своей любви и о той, которую любил. Лучшее в деятельности В. это – защита основных истин религии и прав человека. В. гордился тем, что в течение своей шестидесятилетней литературной деятельности он непрестанно стремился выяснить истину бытия Божия. Он не высказал по вопросу о Боге ничего оригинального и нового, но он настаивал на убедительности существовавших доводов бытия Божия, и все заставляет думать, что для себя лично он считал их неотразимо убедительными. В. настаивал на значении космологического и физико-телеологического доказательства бытия Божия и стремился обратить внимание всех, на пользу от веры в Бога. Его знаменитое послание, обращённое к автору книги «Des trois imposteurs», получило всемирную известность…

Si les cieux dépouillés de leur empreinte auguste

Pouvaient cesser jamais de le maniffester,

Si Dieu n'existait pas, il faudrait l'inventer.

В письмах к Фридриху прусскому, бывшему детерминистом, В. горячо и решительно отстаивал свободу человеческой воли. Свобода, по В., есть способность думать или не думать о чем- либо, действовать или не действовать согласно определению нашего духа. Наше внутреннее чувство неотразимо утверждает нас в мысли, что мы свободны.

Отвергать это свидетельство чувства можно было бы лишь в том случае, если бы было доказано, что идея свободы заключает в себе внутреннее противоречие, но это совсем не доказано. Если бы моё чувство свободы было обманчивым, то получалось бы, что Бог создал нас так, чтобы мы обманывались. Такой способ действия в Высшем Существе не достоин Его бесконечной мудрости.

Противники учения о свободе признают факт сознанья свободы и то, что их внутреннее чувство неотразимо сопротивляется всем доводам детерминизма. Фаталисты в своём поведении постоянно принуждены отрекаться от своих принципов. В. разбирает и возражения против свободы. Говорят: телесные условия, страсти, болезни управляют нами. Это умозаключение, по В.

, подобно тому, как если бы из факта существования болезней выводили отрицание существовали здоровья, но, напротив, болезни и рабство свидетельствуют о том, что существуют здоровье и свобода. Свобода в человеке есть здоровье души. Говорят: воля всегда выбирает то, что нашему разуму кажется наилучшим, все равно как чашка весов склоняется в сторону наибольшей тяжести. В.

говорит, что должно строго различать необходимость физическую и нравственную, последняя вполне совместима с самой полной физической и естественной свободой. Из божественного предвидения выводили несвободу человека. В. отвечал на это, что божественное предвидении не есть причина существования вещей, но основывается на факте их существования.

Говорили, что если бы человек был свободен, то он был бы независим от Бога. На это В. отвечал, что это наша относительная независимость дарована нам божественным всемогуществом (39 письмо к Фридриху). В специальной статье о конечных причинах в философском словаре В. писал: «если часы сделаны не затем.

чтобы показывать время, я признаю, что конечный причины суть химеры, и примирюсь с тем, чтобы меня называли саuse-finalir'ом, т. е., дураком». Идею справедливости В. считал всеобщею.

«Некоторое понятие справедливости, писал он, представляется мне столь естественным, столь общим всему человечеству, что оно является независимым от всякого закона, от всякого договора, от всякой религии» (Le рhilosophe ignorant). О душе В.

писал: «если Бог вложил в человека неразрушимую монаду, если эта монада мыслит и чувствует в нас, то я не вижу никакой нелепости в утверждении, что эта монада может существовать, может иметь идеи и чувства, когда разрушится тело, душою которого сна была» (письма Меммия к Цицерону. Диалог Калликрата и Эвгемера). Рядом с защитою отвлечённых принципов религии в сочинениях В.

содержится много нападений на всякую положительную религию, на существование института духовных, религиозного ритуала и т. д. Особенным нападениям подвергается христианская церковь. Моисей для В.

– миф, его книги – арабские сказки, Христос – галилейский Сократ, которого корысть духовенства превратила в Богочеловека, христианское богословие – неудачная синкретическая смесь греческой философии и иудейской религии. Эти жестокие тезисы у В.

соединялись с дружественными отношениями ко многим католическим духовным лицам (он добивался и папского благословения), с исполнением от времени до времени постановлений католической церкви и с спорадическими заявлениями, что он – искренний католик. Может быть, здесь он не был вполне искренен ни в своих утверждениях, ни в своих отрицаниях. В.

имел много влияния на русское образованное общество, но, кажется, это влияние было исключительно вредным. На Екатерину без сомнения В. не имел влияния. Здесь все дело ограничивалось безмерною лестью с одной стороны и вещественными знаками внимания – а В. был очень чувствителен к таким знакам – с другой. Но В. сильно влиял на других.

Эти другие усвояли из его произведений то, что было наиболее понятно и чем скорее всего можно было блеснуть: скептицизм, отрицание, насмешки над священным и авторитетным, цинизм. Отмечают, что В. влиял отрицательным образом далее на Державина («На смерть князя Мещерского») и фон-Визина («Послание к слугам Шумилову, Ваньке и Петрушке»). В. влиял на Щербатова, Болтина, Сумарокова. В.

сильно влиял на многих русских помещиков, которые в его циничных и чувственных произведениях находили поблажку и оправдание своим низменным страстям и которые совершенно не умели находить в сочинениях В. то, что в них было действительно доброго. На западе с именем В. связываются просветительные движения, на Руси – нет.

Идеи мистиков и масонов и немецкая идеалистическая философия способствовали возникновению у нас кружков славянофилов и западников, которые поставили своею целью служить духовному росту России. В. влиял у нас только деморализующим образом. Статуя В. в Эрмитаже представляет в его лице, как бы одряхлевшего Мефистофеля. Таковым он и был для России.

Его вредное влияние было сознано уже при Екатерине, и с конца восьмидесятых годов XVIII в. на Руси начинает появляться серия и переводных и оригинальных статей, направленных против В. Вот – некоторый из таковых произведений. «Обнажённый Вольтер», 1787. «Письмо Василия Левшина о поэме (В.): на разрушение Лиссабона», 1788. «Изобличённый Вольтер», 1792. «Вольтеровы заблуждения», 1793. «Оракул новых философов, или кто таков г. Вольтер», 1803. «Основатели новой философии: Вольтер, Даламберт и Дидерот – энциклопедисты без маски», 1809. «Иудейские письма к Вольтеру», 1808, 1816. Теперь В. давно уже стал достоянием истории. Его значение в истории философии Виндельбанд определяет таким образом: В. «объединил механическую натурфилософию Ньютона, эмпиризм теории познания Локка и моральную философию Шефтебери под точкою зрения деизма». Но и чужие идеи В. не усвоял глубоко, он был поверхностен, вследствие этого понятен и потому, как замечает Эрдманн, могуществен. Оп брал из чужих сокровищниц семена добра и зла, сеял их щедрою рукою на духовный почвы Европы и Америки и, благодаря своему уменью влиять на эти почвы, нередко – хотя далеко не всегда – достигал того, что на этих почвах появлялись те всходы, которые были ему желательны.

С. Глаголев

Источник: https://azbyka.ru/otechnik/Lopuhin/pravoslavnaja-bogoslovskaja-entsiklopedija-ili-bogoslovskij-entsiklopedicheskij-slovar-tom-tretij-vaal-vjacheslav/292

О взгляде вольтера на проблему значимости религии

Вольтер о религии

Величайший французский философ XVIII века Вольтер высоко оценивал важность института религии и религиозной веры в общественной жизни, считая, что «если бы Бога не было, его следовало бы выдумать».

Философ убежден в том, что вера в Бога является необходимым элементом в жизни человека, а религия, основанная на вере в Бога, выполняет важные функции, как для отдельного человека, так и для всего человечества, и потому должна существовать.

Однако существует диаметрально противоположная точка зрения, доказывающая абсурдность и искусственность самого явления религии, а также негативное влияние религиозных учений на общественный порядок.

Цель исследования – изучить взгляды философов на проблему значимости религии, её институтов для отдельного человека и общества в целом, а также, принимая их во внимание, выявить смысл двойственных оценок Вольтера, относящихся к религии и представлениям о Боге.

Материальной базой для исследования стали работы философов, посвященные изучению феномена религии, работы по истории появления религиозных учений, литературные произведения и исторические факты, репрезентирующие функции религии.

Результаты исследования и их обсуждение

Французский философ-просветитель XVIII века Вольтер, говоря о проблеме религии, утверждал, что религиозная вера необходима для жизни общества.

Действительно, религия и религиозная вера помогают человеку разрешить множество проблем, найти ответы на волнующие его вопросы.

Опыт многих поколений подсказывает, что религия стала неотъемлемой частью культуры, и никакими средствами невозможно истребить веру людей в Бога. Миллионы людей испытывают потребность в религиозной жизни. Почему же это происходит?

Религия, как особая форма осознания мира, обусловленная верой в сверхъестественное, включающая в себя свод моральных норм и типов поведения, обрядов и объединение людей в организации, выполняет мировоззренческую, коммуникативную, компенсаторную, регулятивную, интегративную и культурную функции.

[5] Наиболее значимой является мировоззренческая функция религии. Она проявляет себя в создании у верующих религиозной картины мира, определении смысла жизни человека, его места в мире. Религиозная система представления мира опирается на религиозную веру. Согласно религиозным учениям, человек создан по образу и подобию Бога.

Если Бог представляется как абсолютное благо, то и человек должен творить только добро.

Мировоззренческая функция религии тесно связана с психологической функцией, поскольку в мировоззрении есть такой компонент, как вера. Религиозная вера, то есть глубокое, пронизанное эмоциями личностное самоопределение человека, вытекающее из религиозного мировоззрения, помогает человеку найти утешение в трудных жизненных ситуациях.

В религии человек рассматривается, прежде всего, как существо духовное, его телесные страдания, горести и беды посланы Богом за грехи. Они укрепляют силу его духа. Вера даёт человеку надежду на искупление грехов путем раскаяния. Такое отношение к миру и к самому себе формирует соответствующий образ жизни.

[2] Примером глубоко верующего человека, религиозная вера которого играет определяющую роль в жизни, является Элен Бёрнс, героиня романа Шарлотты Бронте «Джейн Эйр» (1847 г.). Элен, ученица Ловудской школы, заболевает чахоткой, и болезнь в условиях эпидемии оказывается смертельной.

До последних мгновений своей жизни девушка чувствует себя по-настоящему счастливой, ведь её болезнь не так уж мучительна, а, оставив этот мир, она встретится с Богом и обретет покой. Вера в спасение души наполняет её жизнь смыслом даже на грани смерти.

Особую связь с религиозным мировоззрением имеет и регулятивная функция религии, основой которой является осознание индивидом содержания определенных ценностных установок и нравственных норм, которые вырабатываются в каждой религиозной традиции и выступают своеобразной программой поведения людей.

Наличие представлений о морали в мировоззренческих основаниях религиозной традиции позволяет ей выполнять регулятивную функцию. В истории Российского государства есть примеры, подтверждающие важность религии как регулятора общественных отношений.

Так, например, в летописном повествовании упоминается легенда об «испытании вер» киевским князем Владимиром Святославичем. Князь Владимир выбрал из всех возможных религий христианство, так как считал, что именно это позволит урегулировать отношения между князем и славянами.

Христианство, как монотеистическая религия, призывает к вере в одного Бога, к следованию единым обрядам, принципам и нормам, что выгодно подчеркивает единоличную власть Киевского князя и объединяет людей духовной культурой.

Философия Средних веков была призвана подтверждать религиозные истины. Крупнейшим религиозным философом IV – V веков был Августин Блаженный, создавший учение о «Божьем Граде и Граде Земном» (413-427 гг). В этом произведении проповедник пишет о том, что церковь как организация необходима для спасения души. Августин раскрывает сущность отношений между Богом и человеком.

Человек создавался Богом как свободное существо, выбрал грехопадение и оказался обречен на вечное искупление грехов. Спасти свою душу и достичь Небесного царства он может, только лишь следуя заветам Иисуса и принимая волю Бога как собственную.

Таким образом, Августин показывает, что соблюдение христианских заповедей в земной жизни дарует людям искупление грехов и вечную жизнь в Граде Божием. [1]

Сам Вольтер неоднократно отмечал, что вера в Бога выступает в качестве социального и нравственного регулятора. Философ писал о необходимости веры человека в Бога, как способе удержать человеческий род от саморазрушения и взаимного истребления. Об этом же говорил и знаменитый русский религиозный мыслитель XIX века Владимир Соловьев.

В своих «Чтениях о Богочеловечестве» из цикла публичных лекций он писал, что религия – это воссоединение человека и мира с безусловным началом. Религия, по Соловьеву, единственное действительное осуществление свободы, равенства и братства. Философ пишет об отрицательных последствиях процесса секуляризации мира.

Отсутствие веры, по мнению философа, неизбежно приведет к парадоксальному искажению ценностных ориентаций. [4]

Однако действительно  ли религия так необходима человеку? Ведь она не всегда позволяет людям осознавать себя как единую общность и самоопределяться в общественной системе. Более того, религия может быть использована как инструмент для разъединения людей.

Об этом свидетельствует дезинтегрирующая функция религии, проявляющая себя в разжигании вражды и войн между представителями разных религий, вероисповеданий и мировоззрений.

Многие религиозные учения опровергают друг друга, их последователи относятся друг к другу с презрением и ненавистью на основе самоуверенности в абсолютной истинности своей религии, своего понимания вероучения.

В мировой истории есть примеры, когда религиозная вражда возникает и между представителями одной религии. Так, в Европе XVI века возник протестантизм как отрицание и оппозиция средневековым институтам Римской католической церкви.

Его идеалом служит возвращение к апостольскому христианству. Вождем религиозной революции стал Мартин Лютер, считавший, что Римская католическая церковь в погоне за богатством отошла от первоначальных христианских принципов.

Зачем человечеству нужна организация, которая под прикрытием религиозного учения, божественных заповедей, ищет собственные выгоды, гонится за богатством и политическим влиянием? Между людьми возникают многочисленные споры и противоречия, приводящие к войнам.

Зачем человеку придумывать религию, «выдумывать Бога», если это приводит к разобщенности и различным конфликтам?

Французский философ-материалист Жан Мелье в своем труде «Завещание», впервые опубликованном Вольтером в виде конспекта, задаёт аналогичные вопросы. Судьба Жана Мелье уникальна. Всю жизнь проработав сельским католическим священником, Мелье по свои внутренним убеждениям был атеистом.

В своем завещании он пишет, что все религии – это не более чем обман, иллюзия, заблуждение и даже шарлатанство. Они придуманы хитрыми политиками для того, чтобы было проще держать народ в узде. Похожей мысли придерживается и немецкий мыслитель XIX века Фридрих Ницше, поставивший под сомнение принципы религии. Ницше утверждал, что религия делает человека слабым.

Он считал «гипотезу Бога» совершенно недостойной разума и своей главной задачей ставил десакрализацию природы человека. [3]

В конечном счёте, Вольтер разрешает данное противоречие, указывая на разрыв и дистанцию, которые существуют между религией как абстрактной формой мировоззрения и её институциональными воплощениями в истории, а также неустанно проповедуя идеи религиозной терпимости.

Он подчёркивает, что религия, предписывающая любить милосердного Бога, на самом деле может рисовать его жестоким тираном, и полагает, что эта ситуация проистекает из аберрации религиозного сознания, обусловленного конкретными условиями жизни людей. В сущности, французский просветитель приближается к мысли Л.А.

Фейербаха о Боге как отчуждённой человеческой сущности, однако не может сформирулировать её в последовательной форме.

Возможно, одна из причин тому – деистические взгляды философа на устройство Вселенной, согласно которым она может быть познана с помощью науки как часовой механизм, которому присущи объективные и имманентные законы движения, однако объяснить причины её возникновения невозможно без апелляции к Божественному творению.

Выводы:

Таким образом, сложно однозначно интерпретировать высказывание Вольтера о необходимости веры человека в Бога.

1. С одной стороны, религия является важным социальным институтом и необходима людям. Об этом свидетельствуют ее мировоззренческая, психологическая и регулятивная функции. Религия создает и обосновывает нормы общественного поведения, способствует социализации индивида и формированию нравственных ориентиров.

2. С другой стороны, наличие разных вер, разных Богов, разных религиозных вероучений неизбежно приводит к несоответствию поведенческих норм представителей различных конфессий.

Кроме того, зачастую в истории религия используется как инструмент насилия и утверждения власти со стороны отдельных общественных сил.

Следовательно, религия способствует разъединению людей, разжиганию вражды между ними.

3. Сам Вольтер, высоко оценивающий значимость религии, в то же время предлагает посмотреть на неё с прагматической точки зрения. Философ говорит о значении религии для сохранения человеческого рода в том случае, если она соответствует идеалам терпимости и морального совершенствования.

Список литературы:

  1. Аврелий Августин. О граде Божием // М.: АСТ, 2000.
  2. Гуревич П.С. Философия человека. — М.: ЦОП Института философии РАН, 2001. — Ч. 2. — 209 c.
  3. Мелье Жан. Завещание // М.: Издательство Академии Наук СССР, 1954.
  4. Соловьев В. Чтения о Богочеловечестве // М.: Азбука, Азбука-классика, 2014.
  5. Сулейманов Т.Ф. Религия и мораль: общее и особенное / Т.Ф. Сулейманов // Вестник международного института экономики и права. —2012.— №4 (9). — С. 74-82.

Источник: https://sibac.info/studconf/social/lxxx/151902

66 лучших цитат о религии, которые могут оскорбить чувства верующих

Вольтер о религии
01

Чем чаще человек поминает Бога в своих речах, тем усерднее я слежу за своим кошельком.
Марк Твен, писатель

03

Бога в моей теории нет, потому что я не нуждался в этой гипотезе.
Пьер Лаплас, астроном

04

У слепой веры — очень злые глазки.
Станислав Ежи Лец, поэт

05

Слова веры часто повторяют не потому, что они истинны, а потому, что их часто повторяют.
Оскар Уайлд, писатель

06

Религиозные убеждения — прекрасный предлог, чтобы делать людям гадости.
Ричард Олдингтон, писатель

07

Церковь — это место, где джентльмены, никогда не бывавшие на небесах, рассказывают о них небылицы тем, кто никогда туда не попадет.
Генри Менкен, литературный критик

08

Вера — это то, что лежит на одной чаше весов, при том что на второй всегда лежит разум.
Артур Шопенгауэр, философ

10

Можно объяснить марсианину существование бензоколонок. Но будет очень сложно объяснить ему, зачем нужны все эти церкви.
Джон Апдайк, писатель

12

Преподавая религию в школах, эти, мягко говоря, сволочи церковные хотят заманить души детей.
Виталий Гинзбург, физик

13

Каких великолепных глупцов делает из людей религия!
Бен Джонсон, драматург

15

В мире слишком мало любви и благости, чтобы их можно было расточать воображаемым существам.
Фридрих Ницше, философ

16

Полагаю, я был бы хорошим христианином, но церковь сделала все, чтобы превратить меня в законченного безбожника.
Фридрих Шиллер, драматург

17

Цивилизация не достигнет совершенства, пока камень последней церкви не упадет на голову последнего священника.
Эмиль Золя, писатель

19

Отсутствие Бога доказать сложно. Если я предположу, что вокруг Солнца по орбите между Землей и Марсом летает фарфоровый чайник, никто не сможет это опровергнуть, в особенности если я аккуратно добавлю, что он настолько маленький, что его не могут увидеть даже самые мощные телескопы.
Бертран Рассел, математик

21

Бог — затычка для дыры неизвестного.
Анатолий Луначарский, политик

22

Христианская концепция омерзительна. Она делает из Бога или воплощенную злость, и притом злость бесконечную, создавшую мыслящие существа, чтобы сделать их навеки несчастными, либо воплощенное бессилие и слабоумие, не способное ни предугадать, ни предотвратить несчастья своих созданий.
Франсуа Вольтер, философ

23

Крови, пролитой поклонниками Бога милосердия и мира со времени введения Его религии, хватило бы, быть может, для того, чтобы утопить приверженцев всех других сект, живущих на земном шаре.
Перси Шелли, поэт

24

Разум — главнейший враг всякой веры.
Мартин Лютер, священник

26

Религия мне всегда казалась чем-то неприличным.
Ингмар Бергман, режиссер

27

Если Бог существует, то атеизм, безусловно, оскорбляет его меньше, чем религия.
Жюль Гонкур, писатель

29

Слава богу, я атеист!
Луис Буньюэль, режиссер

31

Уверен, что серьезный ученый, исследующий законы природы или человеческого общества, не сумеет сохранить веры, ибо все вокруг будет разубеждать его в усвоенных с детства догматах.
Умберто Эко, писатель

33

Все думающие люди — атеисты.
Эрнест Хемингуэй, писатель

34

Набожность находит такие оправдания дурным поступкам, которых простой порядочный человек не нашел бы.
Шарль Монтескье, философ

35

Ни одна религия не может ничего сделать для человечества.
Станислав Лем, писатель

37

Если посмотреть на соотношение всех живых существ в мире, то по всему выходит, что больше всего Господь любит микробов и насекомых.
Конрад Лорен, биолог

38

Молитва — это требование изменить все законы Вселенной ради одного, явно недостойного, просителя.
Амброз Бирс, журналист

40

Религия расценивается обычными людьми как правда, умными как ложь, а правительством как полезная штука.
Эдуард Гиббон, историк

42

Не следует верить в нечто лишь потому, что было бы ужасно, если бы это нечто не существовало.
Жан Ростан,биолог

43

Религиозность — просто один из побочных продуктов нашего видового поведения. Довольно вредный, надо отметить.
Эрнст Майр, зоолог

44

Удивительно, как все эти жрецы и предсказатели, глядя друг на друга, могут удерживаться от смеха.
Цицерон, политик

45

Народ положительно требует, чтобы его обманывали, иначе с ним невозможно иметь дела.
Синезий, епископ

47

Называть верующих ослами — несправедливо, ибо ослы никогда не бывают столь твердолобы.
Луис Велес де Гевара, писатель

48

У кого есть наука, тот в религии не нуждается.
Иоганн Гете, поэт

50

Я никогда не пытался найти Бога, полагая, что если Он так умен, как его описывают, то сумеет найти меня сам.
Айзек Азимов, физик

51

Нет ничего более замечательного, чем распространение религиозного неверия, которое я наблюдаю сегодня в мире.
Чарльз Дарвин, биолог

52

Вы спрашиваете, что я думаю по поводу сладостного ощущения абсолютной веры? Я думаю, что это совершенно ужасно и категорически недопустимо.
Курт Воннегут, писатель

54

К злодеяньям великим побуждает религия смертных.
Лукреций, поэт

55

С некоторыми определенными склонностями к вегетативной жизни отшельник вместо ангела может превратиться в огурец. Это профессиональный риск.
Андре Фроссар, журналист

56

Самая главная задача, которая стоит сегодня перед религией, — это как можно более быстрое и безболезненное исчезновение.
Иосиф Дицген, философ

57

Странно, что все религии так много времени уделяют чудесам, в то время как каждому школьнику известно, что чудо, то есть нарушение законов Вселенной, невозможно.
Макс Планк, физик

59

Для вас я атеист, а для Бога — конструктивная оппозиция.
Вуди Аллен, режиссер

60

Власть священника зависит от суеверия и тупой доверчивости народов. Ему вовсе не нужно, чтобы они были просвещенными. Чем меньше они знают, тем более покорны его решениям.
Клод-Адриан Гельвеций, философ

61

Если вы прочитаете Библию с открытыми глазами, вы убедитесь, что она написана людьми, причем весьма неприятными и малообразованными.
Роберт Ингерсолл, юрист

63

Древние, наблюдая явления природы — громы, молнии, затмения луны и солнца, приходили в ужас и полагали, что причиной того — боги. Они не понимали, что нет в мире ничего, кроме них, что было бы наделено божественной природой.
Демокрит, философ

64

Господь из всемогущего кормчего понемногу превращается в исчезающую улыбку космического Чеширского Кота.
Джулиан Хаксли, писатель

65

Видимо, Бог специально сделал людей такими доверчивыми, чтобы священникам было проще их обманывать.
Джордж Галифакс, политик

Источник: https://www.MaximOnline.ru/longreads/get-smart/_article/66-religious-quotes/?tmpp=4bfd7ceead7960176b9744fc19404013

Refy-free
Добавить комментарий