В чем причины самоубийства Свидригайлова

В чем причины самоубийства свидригайлова? (по роману ф.м. достоевского «преступление и наказание»)

В чем причины самоубийства Свидригайлова

/ Сочинения / Достоевский Ф.М. / Преступление и наказание / В чем причины самоубийства свидригайлова? (по роману ф.м. достоевского «преступление и наказание»)

  Скачать сочинение
Тип: Проблемно-тематический анализ произведения

    Для того чтобы глубже показать характер главного героя романа «Преступление и наказание», объяснить причины возникновения его теории и ее последствий, Достоевский вводит в произведение систему двойников — антиподов Раскольникова. Самым важным, на мой взгляд, и во многом «фатальным» для героя является Аркадий Иванович Свидригайлов.

    Это глубоко порочный человек, не скрывающий, что большинство его поступков – результат патологического сладострастия. Но Свидригайлов нисколько не сокрушается по этому поводу, больше того, он глумится над нравственностью: «Что вы в добродетель-то так всем дышлом въехали? Пощадите, батюшка, я человек грешный».     Жизненным кредо этого героя стал цинизм в самых крайних его проявлениях.

Это один из «показателей» того, что Свидригайлов добровольно перешел по «ту сторону нравственного закона», он одинаково равнодушен к добру и злу. Мы видим, что Аркадий Иванович способен совершать как дурные, так и хорошие поступки (например, он помогает Соне и детям Катерины Ивановны) без всякой видимой причины.

    Почему же герой делает встает на такую жизненную позицию? Что толкает его к этому? Оказывается, Свидригайлов не верит в «добродетель», считая любые разговоры о ней лицемерием, попыткой обмануть себя и других: «Всяк об себе сам промышляет и всех веселей тот и живет, что всех лучше себя сумеет надуть».     Кроме того, этот герой живет в абсолютной праздности.

Мы узнаем, что он «служил два года в кавалерии, потом в Петербурге шлялся, потом женился на Марфе Петровне и жил в деревне». Свидригайлов не занят никакой полезной деятельностью. Возможно, поэтому разврат для него стал суррогатом смысла жизни, единственной «осязаемой» вещью в мире: «по крайней мере, занятие. … Не будь этого, ведь этак застрелиться, пожалуй, пришлось бы».

    Однако натура Свидригайлова не так примитивна, как может показаться. Несмотря на свое шутовство, этот человек очень умен. Недаром он кажется Раскольникову то «пустейшим и ничтожнейшим злодеем в мире», то человеком, который может открыть ему что-то «новое»: «… уж не ожидал ли он чего-нибудь от него нового, указаний, выхода?».

    Свидригайлов многим кажется ужасным злодеем, окруженным демоническим ореолом. О его злодействах ходит много слухов, он становится источником всевозможных несчастий для окружающих: из-за него преследовали Дуню, его обвиняют в смерти Марфы Петровны. Свидригайлов вызывает страх и отвращение у многих людей. Дуня говорит о нем «чуть не с содроганием»: «Это ужасный человек.

Ужаснее я ничего и представить не могу…». Даже внешний облик Свидригайлова, его манера держаться и времяпрепровождение «демоничны»: лицо — «странное», «похожее как бы на маску»; ему присущи «фиглярство», загадочность поведения, шулерство, пристрастие к «клоакам».    Но под маской «демонической» личности скрывается человек, когда-то наделенный душой и имевший потенциал к развитию.

Мы видим, что Свидригайлов не может освободиться от простых и естественных человеческих чувств: он боится смерти («Боюсь смерти и не люблю, когда говорят о ней»), способен испытывать жалость и даже любовь («Он вспомнил, как ему в то мгновение точно жалко стало ее, как бы сердце сдавило ему…»).

Не исключено даже, что любовь Свидригайлова к Дунечке могла бы способствовать его нравственному возрождению, если бы была разделенной.     Больше того, этот герой даже испытывает что-то вроде угрызений совести: ему являются призраки из его прошлой жизни и снятся кошмары.

    Однако Свидригайлов не верит в возможность нравственного возрождения преступника, в то, что человек способен остановиться и возродиться, подобно библейскому Лазарю. Недаром незадолго до смерти Свидригайлов думает о Раскольникове: «Много на себе перетащил. Большою шельмой может быть со временем, когда вздор повыскочит, а теперь слишком уж жить ему хочется!».

    А Свидригайлову, несмотря на боязнь смерти, жить уже не хочется. Он отчаялся, разочаровался в жизни, потерял смысл существования. Познав все бездны тьмы, он подошел к тупику, выход из которого только один – смерть. Именно поэтому этот герой совершает самоубийство, не веря в возможность, да и не желая возродиться.

    И совсем неслучайно Достоевский в романе «сводит» Раскольникова и Свидригайлова. Писатель стремится показать, к чему может привести мысль главного героя о возможности преступить нравственную черту. На примере Аркадия Ивановича мы видим, что подобная теория может полностью искалечить человека, лишить его смысла жизни и веры в будущее, уничтожить духовно и физически.

    И, учитывая этот посыл, можно сказать, что роман Достоевского «Преступление и наказание» чрезвычайно актуален и для современного читателя. Сегодняшняя жизнь предлагает множество искушений, манящих ощущением собственного превосходства, всесилия, исключительности. Мало кто думает о том, что взамен нужно отдать самое дорогое – свою душу, что нужно преступить ту пресловутую нравственную черту, которая становится лейтмотивом всего произведения Достоевского. И в этом смысле путь, на который становится Раскольников в финале, должен помочь современному читателю найти свою правильную дорогу, ведущую к самосовершенствованию, а не разрушению.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Достоевский Ф.М. / Преступление и наказание / В чем причины самоубийства свидригайлова? (по роману ф.м. достоевского «преступление и наказание»)

Источник: http://www.litra.ru/composition/get/coid/00800001283535149728/

Самоубийство Свидригайлова | Инфошкола

В чем причины самоубийства Свидригайлова

Встретившись с Дуней, Свидригайлов сказал, что дело касается Родиона Романыча, тайна которого находится сейчас в его руках, и что она должна выслушать не только его, но и Соню, которая ждет их у Капернаумова.

Девушка задумалась, а Свидригайлов с трудом справлялся с собой, сердце его отчаянно колотилось. Он нарочно говорил очень громко, чтобы скрыть нарастающее волнение.

Дуня, которую задело его замечание, что она боится его, как ребенок, решилась подняться в квартиру.

Там Свидригайлов показал ей пустую комнату, в которой он подслушивал разговоры Раскольникова с Соней, а потом провел девушку к себе, где и сообщил ей тайну Раскольникова.

Узнав страшную правду, Дуня никак не хотела поверить, что ее брат может быть убийцей. Свидригайлов отвечал, что по теории Родиона Романовича единичное злодейство позволительно, если главная цель хороша.

Затем он принялся излагать свою точку зрения на содеянное.
Причина данного преступления — непомерное тщеславие человека, решившего доказать себе, что принадлежит к людям необыкновенным, к тем, кому все позволено.

Винить его за это нельзя.

Дуня пожелала получить подтверждение услышанного от Сони, но Свидригайлов заявил, что той не будет дома до ночи. Авдотья Романовна бросилась к выходу – дверь была заперта. Аркадий Иванович принялся успокаивать девушку.

…зачем вам Разумихин? Я вас также люблю… Я вас бесконечно люблю. Дайте мне край вашего платья поцеловать, дайте! дайте! Я не могу слышать, как оно шумит. Скажите мне: сделай то, и я сделаю! Я все сделаю. Я невозможное сделаю. Чему вы веруете, тому и я буду веровать. Я все, все сделаю! Не смотрите, не смотрите на меня так! Знаете ли, что вы меня убиваете…

Он говорил, что поможет Раскольникову бежать за границу, что спасение брата зависит только от нее, признавался ей в любви, но тут Дуня вскочила и стала кричать, но в доме они были одни. Она отбежала в угол комнаты и стала обвинять Свидригайлова в насилии.

Тот с насмешкой отвечал, что ни один здравомыслящий человек не поверит, будто молодая девушка просто так пришла на квартиру к одинокому мужчине. Тогда Дуня вынула из кармана револьвер и взвела курок. Свидригайлов медленно начал приближаться к ней, говоря, что она сама в свое время была к нему неравнодушна. Дуня выстрелила. Пуля скользнула по волосам Свидригайлова и ударилась в стену.

…Авдотья Романовна! Да где это вы револьвер достали? … Да револьвер-то мой! … Наши деревенские уроки стрельбы, которые я имел честь вам давать, не пропали-таки даром…

Он остановился, засмеялся и вынул платок, чтобы обтереть кровь, стекавшую по виску. Дуня смотрела на него в каком-то оцепенении, потом снова взвела курок и выстрелила. Осечка. Он был уже в двух шагах от нее, и страстный взгляд его был полон решимости. Дуня поняла, что он скорее умрет, чем отпустит ее, приготовилась выстрелить еще раз и … вдруг отбросила револьвер.

Свидригайлов подошел и обнял ее за талию. Девушка не сопротивлялась, только глядела умоляющими глазами и просила отпустить. Он спросил, сможет ли она когда -нибудь полюбить его, н, получив отрицательный ответ, вынул из кармана ключ, положил его на стол и велел ей уходить. В его глазах было что-то страшное, Дуня схватила ключ, открыла дверь и, как безумная, выбежала на улицу.

Свидригайлов Взял револьвер — оставалась еще одна пуля — подумал, положил оружие в карман и вышел.

Весь этот вечер Свидригайлов провел по разным трактирам и кабакам, переходя из одного в другой. Он не выпил ни капли вина, только где-то попросил стакан чаю, да и то больше для порядка. Вечер был душный, к десяти часам надвинулись тучи И началась гроза. Лил дождь, сверкали молнии, гремел гром.

Весь промокший. Свидригайлов вернулся домой, хотел переодеться, но передумал, засунул в карман все свои деньги, взял шляпу и зашел к Соне. Ей он сказал, что, вероятно, уедет в Америку и хочет проститься. дети теперь пристроены, деньги, причитавшиеся им, выданы, а ей он хочет подарить три тысячи рублей.

Деньги ей понадобятся, особенно если Родиона Романовича осудят на каторгу и она пойдет за ним. На растерянное замечание Сони, как же это он в такой ливень уезжает, Свидригайлов усмехнулся и сказал, что тем, кто собирается в Америку, дождя бояться уже не следует. Затем он вышел, оставив Соню в изумлении, испуге и каком-то неясном тяжком подозрении.

Часу в двенадцатом он сделал еще один визит: поехал на квартиру родителей своей невесты, сообщил им, что на время должен отбыть из Петербурга по важным обстоятельствам, и подарил пятнадцать тысяч серебром.  Невесте
он сказал, что скоро приедет, потрепал ее по щечке, поцеловал и ушел.

Свидригайлов отправился на Петербургскую сторону, снял номер в какой-то захудалой гостинице, спросил чаю и холодной телятины, зажег свечу и осмотрелся. Комнатушка была очень маленькая, с грязной постелью, обшарпанными обоями, на которых уже не видно было рисунка.

Принесли заказанное. Он выпил стакан чаю, чтобы согреться, но съесть не смог ни кусочка. Сняв пальто, Свидригайлов завернулся в одеяло и лег в постель. Не спалось. а когда наконец он стал забываться, что-то вдруг пробежало под одеялом по его руке. Оказалось, это мышь. С отвращением он стал ловить ее и — проснулся.

Было ещё темно. Свидригайлов сел на кровати, решил совсем не спать, но опять впал в полудрему. Ему представилась красивая зала, посреди которой стоял гроб с девочкой, и все усыпано было цветами.

Эта четырнадцатилетняя девочка утопилась, не вынеся оскорбления и незаслуженного стыда. На ее мокрые волосы надели венок из роз.

На губах ее застыла улыбка, полная какой-та недетской
беспредельной скорби и великой жалобы …

Свидригайлов очнулся, встал с постели. Отворив окно, он услышал пушечный выстрел — сигнал о наводнении. Часы пробили три. Скоро светает. Самое время … Он взял свечу и пошел искать коридорного, чтобы расплатиться и уйти из гостиницы.

В темном углу коридора он вдруг заметил девочку лет пяти, в мокром платье, плачущую и дрожащую. Девочка сказала, что разбила мамину чашку и спряталась, потому что боится наказания. Он взял ее на руки, раздел, положил на кровать и накрыл одеялом. Она тотчас заснула, а Свидригайлов досадовал на себя, что связался с ней, ведь ему пора уходить.

Через некоторое время он заглянул ей в лицо и увидел, что она совсем не спит, а лукаво, как-то не по-детски подмигивает ему из-под полуопущенных ресниц.

Вот она совсем перестала притворяться и начала смеяться, а глаза смотрели на него огненным бесстыдным взглядом. что-то бесконечно безобразное и оскорбительное было в этом смехе и этих глазах, это было лицо разврата. Девочка потянулась к нему, и Свидригайлов уже занес было руку …

И опять проснулся, обнаружив себя на постели, под одеялом. Совершенно разбитый, он встал, оделся и вышел из комнаты.

Над городом лежал туман. Свидригайлов долго брел по улицам, наконец остановился рядом с пожарной частью. у ворот которой стоял какой-то человек, сказал ему, что едет в Америку, вынул револьвер и выстрелил себе в висок.

Самоубийство Свидригайлова

    Преступление и наказание     

Источник: https://info-shkola.ru/samoubijstvo-svidrigajlova/

В чем причины самоубийства свидригайлова? (по роману ф. м. достоевского «преступление и наказание») — фёдор михайлович достоевский — сочинения

В чем причины самоубийства Свидригайлова

  1. Роман «Преступление и наказание».
  2. Свидригайлов в романе.
  3. Самоубийство Свидригайлова.

Ф. М. Достоевский писал роман «Преступление и наказание» в 60-е годы 19 века, когда Россия вступила в сумрак переходной эпохи.

В романе на примере Раскольникова автор отразил то, как, по каким причинам, человек может пойти на крайность. Раскольников, создавший и проверивший свою теорию «сверхчеловека» — это смятенная душа, рвущаяся к идеалам и угнетаемая мраком, безысходностью окружающего мира.

Петербург Раскольникова — страшное место: пыльные, желтые высокие дома с «дворами-колодцами», «слепыми окнами», выбитые стекла. Всюду царит грязь, пыль, разрушение.

На протяжении всего повествования Раскольников сталкивается с разными людьми, которые в той или иной степени воздействуют на движения души главного героя. И в их числе Свидригайлов.

Аркадий Иванович Свидригайлов — один из центральных героев романа. «… Лет пятидесяти, росту повыше среднего, с широкими и крутыми плечами, что придавало ему несколько сутулый вид. Широкое лицо его было довольно приятно, и цвет лица был свежий, не петербургский. Волосы его, очень еще густые, были совсем белокурые.

Глаза его были голубые и смотрели холодно, пристально и вдумчиво; губы алые». По мнению Раскольникова, лицо Свидригайлова было похоже на маску. Собственно, это и есть маска — маска, которую носит прожженный циник, неудовлетворенный своей жизнью как во внешних, так и в духовных ее проявлениях.

На совести Свидригайлова страшные преступления: по его вине закончили жизнь самоубийством слуга Филипп и четырнадцатилетняя девочка, оскорбленная им. Свидригайлов уже давно перешагнул черту, отделяющую добро и зло.

На первый взгляд кажется, что он не испытывает сомнений — смирился со своим «злодейским» существованием и даже находит в нем прелести. Свидригайлов тревожит Раскольникова, последний чувствует над собой власть загадочного человека, свободного от нравственных законов. Казалось бы, такой неординарный герой не должен убивать себя.

Но — Свидригайлов покончил с жизнью. В чем же причины такого поступка? Причин самоубийства Свидригайлова множество. Достоевский, мастер тонкого психологизма, не мог ограничиться одним тривиальным объяснением гибели своего героя.

Одна из причин самоубийства Свидригайлова — это скука. Свобода от нравствен-ного закона не приносит герою удовлетворения. Его жизнь бессмысленна. На светлые чувства он уже неспособен, вытравил все их из недр души. И приходится Аркадию Ивановичу искать всевозможные развлечения.

Даже его влечение-к сестре Раскольни-кова Авдотье Романовне — не что иное, как проявление грубой страсти, разожженной недоступностью девушки. Но все эти попытки преодолеть скуку ни к чему не привели. Неразличимость добра и зла придает миру особенную серость, в которой даже дышать тяжело.

И Свидригайлов устает от вечного бессмысленного круговорота.

Еще одну причину самоубийства Свидригайлова, на мой взгляд, помогают нам раскрыть исследования М. Бахтина.

«Герой у Достоевского, — пишет Бахтин, — это особая точка зрения на мир и на себя самого». Автор, по словам исследователя, исследует не четко очерченный образ героя, а последний итог его сознания и самосознания, «последнее слово героя о себе самом и о своем мире».

Исходя из этого утверждения, можно сказать, что Свидригайлов отрицает как себя, так и свой мир, приведший к возникновению и развитию столь циничного персонажа, для которого не существует ничего святого.

Свидригайлов — циник, и как обладатель неординарного мышления, он способен осознать себя, свое пошлое и глупое существование. Он отрицает себя — и зачеркивает, как перечеркивают неудачную фразу в письме. Толчком к этому осознанию, толчком к действию стало неудавшееся изнасилование.

Именно этот шаг окончательно показал Свидригайлову всю глупость его существования, все отсутствие смысла.

Можно также предположить, что одной из причин стало понимание Свидригайлова, что Раскольникова он не сможет подтолкнуть к собственному пути цинизма и отрицания, преодолев тем самым свое одиночество. Это ощущается на страницах романа.

Возможно также, душа Свидригайлова настолько погрязла в цинизме и грязи, что он не увидел в себе способности раскаяться. Если Раскольников в итоге сумел раскаяться и пошел по пути искупления своей вины, исправления своих ошибок, то Аркадий Свидригайлов уже не может поступить так.

В его душе не осталось ничего светлого и святого. И единственным выходом из замкнутого круга: нежелание продолжать такое существование и неспособность к раскаянию — стало самоубийство.

По сути, все причины самоубийства Свидригайлова сводятся к одной — отрицанию себя и своей жизни.

Достоевский показал всю бессмысленность такого существования, заведомую гибельность жизненного пути, лишенного опоры на нравственный общечеловеческий закон.

Источник: http://sochineniya-referati.ru/fedor_mihaylovich_dostoevskiy/v_chem_prichiny_samoubiystva_svidrigaylova_po_romanu_f_m_dostoevskogo_prestuplenie_i_nakazanie

Мгла. Туман. Дым. Тьма и духота бедных петербургских кварталов, затхлый запах невской воды, чёрная, вязкая грязь улиц и площадей — вот общий колорит почти всех произведений Ф.М. Достоевского.

Но на этом мрачном, удушающем фоне разворачиваются такие драмы! В этих низких “гробах-комнатах” беседуют и спорят о таких вопросах мироздания, что контраст миров сначала ошеломляет, а потом зачаровывает и затягивает — туда, вглубь, в самый омут…

Вот и сейчас перед нами один из самых противоречивых, загадочных эпизодов, которые раскрывают нам сущность “подпольного человека”, дьявола-искусителя или падшего ангела, самого удивительного и непостижимого героя «Преступления и наказания», — эпизод самоубийства Свидригайлова.

Ясно, что это — один из элементов развязки романа и ещё один способ развязки стянутых в узел судеб героев.

И тут необходимо вспоминать о “трёх дорогах”, символическое значение которых в произведении подчёркивается постоянно: религия — разврат — смерть…

На этом перекрёстке расходятся “двойники”: на первый ступает Раскольников, измученный, гневный, но которому всё-таки “слишком хочется жить”, на второй — Лужин… Какая же дорога суждена несчастному палачу Свидригайлову?

И вот он в “клетушке” жёлтого цвета, “обшарканной” и убогой.

Кажется, что богач Свидригайлов, раздающий свои деньги без счёта, нарочно идёт в эту нищенскую, почерневшую от холода и дождей гостиницу, идёт так же, как счастливый, обеспеченный человек ищет на окраинах города полуворовские притоны, повинуясь мучительному чувству непокоя и жажде жизни — жизни, ведущей перед ним бесконечный хоровод людских лиц и спрашивающей: “Это? Это ли то, что ты хотел видеть?” Но Свидригайлов, глянувший было в щёлку из интереса, “безучастно” отходит. Как видно, новая обстановка (“душный и тесный нумер”, “срезанные накось” стены и потолок) не только не прогоняет прежних раздумий, но ещё более обостряет лихорадочное состояние будущего самоубийцы. Хороводом ходят воспоминания, воспалённый мозг цепляется за каждую мелочь. Здесь и деревья, шумящие за окном, и вода… Свидригайлов не любит воду, как не любит, верно, и всеотражающие зеркала; но вода, кроме того, ведь не только зеркало: вода — символ чистоты, может быть, прежней чистоты свидригайловского сердца, сильной души, которая превратилась затем в мутный петербургский поток, так манящий самоубийц…

А Марфа Петровна не придёт. Слишком уж это было бы закономерно в такой момент, слишком банально. Придут образы, которые он, Свидригайлов, не звал, и вереница их будет настолько неожиданна в этой душной комнате, что мы сами перепутаем бред и действительность, переплетём правду и ложь, напряжённо следя за свидригайловской “полудремотой”.

Чувствуется, будто грызёт его что-то: “Фу, да это чуть ли не мышь!” Не то грязная суета, не то неосознанное предчувствие раскаяния, не то интуитивно грызущий страх перед выбранною дорогой. В самом деле, “а что, если там пауки или что-нибудь ещё в таком роде?” Напрашиваются догадки одна страшнее другой.

Неужели эта “мечущаяся зигзагами” мышь пробралась сюда из той “тесной баньки”, заплетённой по углам пауками? Да чем же, впрочем, отличается от свидригайловской модели вечности этот тёмный обшарканный нумер? Сам себя обрёк на такую правду злой гений семьи Раскольниковых…

Когда-то говорил с усмешкою: “Это и есть справедливо, и я бы непременно нарочно так сделал!”, а теперь уже дрожит от “этакой мерзости”. Дрожит и от воспоминаний о прошлом, от ослепительной белизны собственного бреда — белизны уже нездешней, уже загробной…

Все оттенки этого цвета играют в уме Свидригайлова: белое платье и увитый белыми розами гроб, мраморное лицо, бледные губы юной утопленницы, девочки, ставшей в свои четырнадцать лет жертвой жертвы

Этот сон, следующий за мечтою о Дунечке, стал только “прибывающей водой”, не хлынуло ещё наводнение, хотя сам Свидригайлов, говоря о “выплывающих подвальных крысах”, возможно, и думал, усмехаясь, про свою ненужную жизнь. И про смерть, такую же безрадостную, ибо не в просветлении раскаяния был спущен курок, а в холодном и трезвом расчёте, что смысл бытия нынче — потерян…

Как и Свидригайлов, мы ждём с пронзительной тоской “лучшей минуты”, но осекаемся, следя за новым кошмаром контраста, который кажется сперва былью, ирреальной, фантастической былью, и который вновь показывает Свидригайлова тёмного — и светлого, жертву — и беса.

Случайно ли в грязном нумере гостиницы появляется девочка, ребёнок, извечная его страсть, его наваждение, его преступление? “Он взял её на руки, пошёл к себе в нумер, посадил на кровать и стал раздевать…” Изверг? губитель? Нет, вовсе нет, напротив — что-то отцовское, заботливое есть в этих добрых движениях.

Но Свидригайлов стыдится своей доброты; “тяжёлое и злобное ощущение” вызывает в нём это непривычное “благодеяние”; да к тому же, зачем себя в такой день связывать лишней заботой? О, он не знает, не знает ещё, что все его пороки, все преступления воплотятся в этой уличной девочке, дочери притонов, где “пятилетний — развратен и вор”.

“Ты помог девчонке из жалости? — спрашивает жизнь.

— И, «предлагая своему предмету бежать в Америку, самые почтительнейшие чувства при сём питал, думал обоюдное счастье устроить»? А теперь — не того ли ты ждёшь?” И пятилетняя, с “лицом продажной камелии из француженок”, тянет к Свидригайлову руки, желая и ожидая его, соблазняя продолжением той жизни, какую он вёл. Может быть, это и есть ад? То самое наказание, которое всегда с тобой, всегда настигнет, от которого только в Америку и уехать?

Придёт рассвет, и Свидригайлов, осознав своё преступление, отправится принимать наказание от собственной души, блуждая взглядом по сырым промозглым улицам и пытаясь найти тот куст, под который встанешь — “и миллионы брызг обдадут всю голову…” Он ещё не сдаётся, он думает об “эстетике и комфорте” и хочет умереть красиво, а не смешно (ожидание насмешек толпы, “материала” и удержит его двойника Раскольникова от полного покаяния), и ему это удаётся. “Да вот и место!” Да, вот и всё…

Свидригайлов, случайный попутчик Всех, кто жжёт пред собою мосты, — Не скажу, что ты лучший из лучших,

Но и худший из худших — не ты…

Абсурден и дик диалог Свидригайлова с “Ахиллесом” — последний диалог в его жизни:

— Здеся не место…

— Я, брат, еду в чужие краи.

— В чужие краи?

— В Америку…

Что за подтекст вкладывает в это слово, в это географическое название самоубийца? В Америку уеду, в Новый Свет… Стало быть, теплится ещё в его сердце надежда на светлую истину, на иную далёкую жизнь? Кто знает…

Крылатыми станут эти слова Свидригайлова, и через много лет, ёрничая, бросит верному наперснику Шуре Балаганову главный герой «Золотого телёнка»: “Я всё понял, Шура. Заграница — это миф о загробной жизни.

Кто туда попадает, обратно не возвращается…”

…Дунечка, Дуня! Сжалось ли её чуткое сердце в то утро от предчувствия непоправимой потери, вспомнила ли она хоть раз о том, чья любовь стала главным поворотом и странной трагедией в её жизни, легла ли эта смерть грузом на её душу, и сдавит ли её сердце когда-нибудь этот груз? Или суждено Свидригайлову навечно скрыться в тёмной бане с пауками по стенам, тронув лишь одну струну в больном сознании Раскольникова и на шаг приблизив его к решению? Нет ответа. Нет ответа, но именно в это утро Раскольников остаётся один. Не была ли гибель Свидригайлова искуплением страданий этого “наполеона” — искуплением частичным и бессознательным, но отрезавшим Родиону Раскольникову все другие пути и желания, кроме “новой истории, истории постепенного перерождения человека и перехода из одного мира — в другой”?..

Елена Погорелая, лицей № 230, г. Заречный, Пензенская область

(учитель — Т.А. Задорожная)

Источник: https://lit.1sept.ru/article.php?ID=200401413

Refy-free
Добавить комментарий