Тоталитарное государство

Тоталитаризм

Тоталитарное государство

Уважаемый @ElkElmo, надеюсь Вы с нами, я обещал обсуждение темы «тоталитаризма»

1. Определение термина

Казалось бы, что тут сложного? Ведь термин используется очень широко. Однако большинство авторов предпочитают его просто не расшифровывать, а прочие вкладывают в этот термин совершенно разный смысл, причем смыслы у разных авторов зачастую совершенно противоположный.

По меткому замечанию А. Штейнзальца: «Слова-клише, широко используемые в обыденной жизни, в том числе в средствах массовой информации, в результате частого употребления обычно постигает печальная участь: их начинают применять либо неточно, либо вовсе неправильно».

Большинство словарей определяют тоталитаризм следующим образом:

«Тоталитаризм (от итал. totalitario) — политический режим, характеризующийся крайне широким (тотальным) контролем государства над всеми сторонами жизни общества. Целью такого контроля над экономикой и обществом является их организация по единому плану.

При тоталитарном режиме всё население государства мобилизуется для поддержки правительства (правящей партии) и его идеологии, при этом декларируется приоритет общественных интересов над частными. Организации, чья деятельность не поддерживается властью, — например, профсоюзы, церковь, оппозиционные партии — ограничиваются или запрещаются.

Роль традиции в определении норм морали отвергается, вместо этого этика рассматривается с чисто рациональных, «научных» позиций».

Как можно видеть, такое определение является столь общим и противоречивым, что, используя его, к тоталитарным можно отнести множество самых разных стран. К примеру, первый ваххабитский султанат саудитов, времена правления Кальвина в Женеве и многое-многое другое. Сказанное нисколько не является преувеличением.

Так, Поппер постоянно использовал понятие «тоталитаризм», как синоним «закрытого общества». И рассматривает при этом как такое общество… древнюю Спарту, напрямую употребляя выражения вроде «тоталитарный полис».

Чем породил довольно оживленную современную дискуссию о том, считать все же Спарту тоталитарным государством или нет.

Еще больше неясности возникает, когда слово «тоталитаризм» используется как прилагательное. Так, в носителей «тоталитарного сознания» записывают десятки философов совершенно разных направлений — от Платона с Аристотелем до Гегеля с Марксом. И Достоевский, получается, тоталитарный философ, и Данилевский. И даже такие историки, как Ф. Бродель, тоже под подозрением.

Не случайно, констатирует историк А.И. Фурсов: «Тоталитаризм везде и всегда! При такой широте само понятие «тоталитаризм» оказывается бессодержательным и неработающим»9).

Следовательно, термин настоятельно требует уточнения.

И нельзя сказать, что такие уточнения не пробовали делать.

2. Попытки уточнения термина временными рамками

«Теория тоталитаризма широко распространена среди антикоммунистов и исходит из того, что фашизм и советский режим 1930-40-х гг.

имели в своей основе много общего — с точки зрения их идеологических противников (либералов, социал-демократов, христианских демократов, анархистов и т. д.) — и вместе с тем качественно отличались от прежних диктатур.

В силу этого обстоятельства, термин «тоталитаризм» не является точным синонимом тирании, и потому его не вполне корректно применять к деспотичным режимам, существовавшим до XX века».

Согласитесь, ценное признание. Его иначе можно пересказать следующим образом: «Мы хотим ввести какой-то термин, которым можно было бы объединить фашизм и советский режим, и потому отбросим все, кроме этих двух режимов».

Однако для использования понятия «тоталитаризм» как научного термина такой подход не допустим. Должны быть указанны причины, на основании которых устанавливается ограничение. Иначе получается, что если что-то происходило до 31 декабря 1901 г. — это еще авторитаризм, а вот, начиная с 1 января 1902, уже и тоталитаризм получился.

Кроме того, появляется вопрос — так все же «фашизм» или «нацизм»? И как поступать с утверждениями «Ирония истории, однако, заключалась в том, что даже в лучшие для режима Муссолини годы Италия оказалась далека от тоталитарного идеала»? То есть даже родина фашизма с трудом попадает под предписанные ей тоталитарные определения.

3. Попытки уточнения термина с помощью дополнительных признаков

Такие попытки также предпринимались.

«Каталог особых черт тоталитарной системы впервые был составлен 40 лет назад американским политологами К. Фридрихом и З.

Бжезинским… Впоследствии он многократно модернизировался и существует во множестве вариантов… Перечисление 6 или даже 12 и более признаков, однако их в принципе недостаточно ни для раскрытия сущности явления, ни тем более для выяснения причин его появления и динамики развития… Эти признаки по-разному работают уже в двух основных подтипах тоталитарных режимов – фашистко-нацистском и коммунистически-сталинском. Они по-разному действовали в странах первой тоталитарной волны 20-30-х годов и в странах второй волны военных и послевоенных лет».

Составители процитированного сборника честно пытались подобрать и отработать определение тоталитаризма. Но вынуждены были грустно констатировать: «Понятие не пригодно для универсального объяснения событий и явлений».

Более того, они вынуждены и констатировать не самостоятельность этого понятия. «Понятие “тоталитаризм” … применение или отвержение изменяется в зависимости от международной конъюнктуры, интересов и пристрастий».

4. Возвращаясь к первоначальным истокам

Но, может быть, искажено только нынешнее понимание тоталитаризма, а вот впервые выдвинувшие этот термин, имели в виду что-то вполне конкретное и ясное?

Что ж, посмотрим.

В качестве основных исследователей, широко использовавших данный термин, обычно называют Джованни Джентиле, Карла Поппера, Ханну Арендт, Людвига фон Мизеса, Карла Фридриха и Збигнева Бжезинского. Рассмотрим же, что говорил каждый из них.

Джованни Джентиле

Почти во всех источниках Джованни Джентиле упоминают как человека, выдвинувшего и обосновавшего термин «тоталитаризм», разделяющего и пропагандирующего идею тоталитаризма.

Авторы только путаются, был ли он соавтором Муссолини при написании статьи «Фашизм» в энциклопедии или лишь его вдохновителем.

Однако чем же похожа идея вроде «Истинное государство, напротив, не ограничивает, а расширяет; не подавляет, а возвышает личность гражданина; не угнетает, а освобождает ее» на концепцию тоталитаризма?

Дело в том, что Джентиле непрерывно подчеркивает связь государства и свободной личности. «Государство […] Это — сам человек, поскольку он реализуется универсально, специфицируя свою универсальность в определенной форме».

Главное внимание Джентиле обращает на этический характер государства, особенно подчеркивая, что непризнание подобного характера государства заводит все рассуждения в тупик.

Что механическое понимание государства, как силы, «которая является не свободой, но ограничением свободы» и ведущей деятельность «направленную на повелевание материальными благами, т.е. определяющую посредством права исключительно экономическую жизнь человека» приводит к абсурдным надеждам.

Но тот, кто пользуется этим механическим и экономическим понятием государства (являющимся традиционным католическим понятием), склонен затем — с противоречием, которое есть явная и решительная самокритика — желать, чтобы само государство одухотворялось и поднималось к высшим моральным и религиозным идеалам.

Абсурдное подчинение! — если тот, кого побуждают подчиняться, не был бы в состоянии оценить эти идеалы — и, стало быть, не обладал бы уже моральным и религиозным сознанием. Так отнимают одной рукой то, что отдают другой.

В действительности непризнание этического характера государства осуществляется лишь посредством противопоставления государству, которое не является этическим, этического государства (последнее чувствует реализующимся даже тот, кто не признавал этичность государства)». Отметим это важное рассуждение, к нему еще придется вернуться.

Кроме того, позиция Джентиле прямо противоречит обсуждаемому определению тоталитаризма.

В Википедии сказано: «Роль традиции в определении норм морали отвергается», однако в подписанном Джентиле «манифесте фашисткой интеллигенции» «подчеркивалось, что фашизм — движение исключительно итальянское, неразрывно связанное с культурной и исторической традицией Италии, движение политическое и моральное, даже религиозное». И дело не только в Джентиле, апелляция к традиции, так или иначе, представлена во всех фашистских движениях.

Карл Поппер

Наиболее полно Поппер выразил свои взгляды в знаменитой работе «Открытое общество и его враги».

Даже на первый беглый взгляд бросаются в глаза нестыковки в тексте. Скажем, Поппер неоднократно клеймит Платона как тоталитарного философа. «Мой анализ и моя критика будут направлены против тоталитаристских тенденций политической философии Платона».

И из этой критики видно как Поппер представляет себе тоталитарное государство «Платон верил как в существование общей исторической тенденции упадка, так и в возможность остановить политический развал путем задержки всех политических изменений. В этом и заключалась цель, к которой он стремился.

Добиться ее он пытался при помощи установления такого государственного устройства, которое было бы свободно от пороков всех других государств: такое государство не вырождается, потому что оно вообще не изменяется. Государство, свободное от пороков, связанных с изменением и загниванием, есть наилучшее, совершенное государство.

Это — государство Золотого века, не знающее изменений. Это — государство, находящееся в задержанном, остановленном состоянии».

Это высказывание является главным в последующих размышлениях Поппера. Собственно говоря, это и есть его определение «закрытого общества», тоталитаризма.

Но справедливо ли оно?

Заглянем в критикуемого Платона:

«— Я ничего не могу к этому добавить. Но какое из существующих теперь государственных устройств ты считаешь для нее подобающим? — Нет такого. На это-то я и сетую, что ни одно из нынешних государственных устройств недостойно натуры философа.»

В этом высказывании ярко проявляется реализм Платона, понимание недостижимости идеала (как он понимал этот идеал).

Итак, с одной стороны Платон со своим реализмом, а с другой стороны — Поппер, со своим бинарным мышлением. Черное — белое, открытое общество — закрытое общество. Вот и спрашивается, кто же из них обладает «тоталитарным мышлением»? Риторический вопрос…

Термину «тоталитаризм» Поппер не дает собственного определения, а выводит его как синоним «закрытого общества». Которое, в свою очередь, является антиподом «открытого общества». Однако и понятие «открытого общества» Поппер не определяет, так же как и более-менее ясной онтологической его картины. Круг замыкается.

Один термин объясняется с помощью ввода другого термина, который также не раскрывается, а попытки прояснить его возвращают нас к первому термину. Над подобным «методом» злобно издевался С.

Лем в «Путешествия Иона Тихого», когда его герой захотел найти в энциклопедии ответ на вопрос — «а что же такое сепульки»?

Закрытое общество, описанное у Поппера, это просто слепок темных сторон самой же западной цивилизации. Очень шаржированный.

Так, Поппер видит устройства Афины и Спарты, как олицетворение двух универсальных типов обществ, проходящих через всю историю.

Но различия между Афинами и Спартой можно объяснить гораздо проще и логичнее, как различия между аграрным и торгово-ремесленым полисом. При этом, несмотря на ряд различий, общего у этих полисов больше…

Применительно к незападным обществам шарж становится еще менее отвечающим реальности. Описание Поппера не имеет никакого отношения ни к органическому обществу традиционного типа (исламскому, конфуцианскому и т.д., которые гораздо более свободны, открыты и демократичны, чем представляет Поппер), ни даже к общественному устройству первобытных племен.

Ханна Арендт

При всем обширном использовании термина «тоталитаризм», термин у Арендт так и не расшифровывается. Грубо говоря – с использованием термина проблем нет, они возникают, как только попытаешься термин определить…

Можно и нужно критиковать Арендт за то, что почти все, что она пишет о СССР, является мифами массового сознания. Арендт и сама понимает, что пользуется сомнительными источниками: «о Советской России мы не имеем почти ничего, кроме спорных источников». И вот такие слухи и домыслы становятся «доказательствами» ее концепции.

Тем не менее, Арендт очень примечательна тем, что ее критика тоталитаризма полностью противоположна многим другим критикам. Практически все они (Поппер, Мизес, Фридрих, Бжезинский и т.д.

) используют термин «коллективизм», чуть ли не как бранное слово, противопоставляя ему «индивидуализм». Тогда как Арендт видит причину возникновения тоталитарных обществ в атомарности его членов.

«Тоталитарные движения — это массовые организации атомизированных, изолированных индивидов».

В этом Арендт внезапно оказывается в одном лагере с такими неомарксистами, как Э.

Фромм, который прекрасно показывает, что именно изоляция индивидуумов и приводит к беспомощности человека перед окружающим миром, в следствии чего человек спасается бегством к авторитаризму или «либо к вынужденному конформизму, вследствие которого индивид превращается в робота, теряет себя, но при этом убежден, что он свободен и подвластен лишь собственной воле».

Именно этот процесс сейчас идет по всему миру — но особо сильно в т.н. демократических странах, что прекрасно демонстрирует в своих работах английский социолог Бауман. И масштабы этой разрушающей индивидуализации гораздо шире, чем могли представить Фромм и Арендт, а корни — гораздо глубже, чем те явления, которых они опасались.

В свете сказанного, получаем, что концепция Арендт использует термин «тоталитаризм» как указание на ситуацию возникновения массового человека, где «массы выросли из осколков чрезвычайно атомизнрованного общества, конкурентная структура которого и сопутствующее ей одиночество индивида сдерживались лишь его включенностью в класс. черта человека массы не жестокость и отсталость, а его изоляция и нехватка нормальных социальных взаимоотношений». И в рассмотрение с использованием такого подхода можно включить большую часть современных обществ. То есть тоталитарны все…

Карл Фридрих и Збигнев Бжезинский

Несмотря на то, что данные авторы начали свою работу независимо друг от друга, о более или менее полной концепции можно говорить лишь после объединения их работ и выпуска исследователями совместной книги «Тоталитарная диктатура и автократия».

Основное в этой работе — это то, что авторы впервые действительно попытались дать определение термину «тоталитаризм».

Изначально ими было выдвинуто 6 таких системных признаков:

господство одной массовой партии с харизматическим лидером;

унитарная идеология;

монополия массовой информации;

монополия на вооружение;

террористический полицейский контроль;

централизованный контроль экономикой.

Как уже говорилось ранее, данный набор признаков, едва появившись, сразу же не выдержал ни малейшей критики оппонентов. Критики резонно указали, что строй в СССР меняется.

В ответ на эту критику количество признаков тоталитаризма добавлялось, а их формулировка их постоянно менялась. В общем, дело доходило до абсурда.

Сей абсурд был слегка закамуфлирован «академическим» стилем авторов — но тем интереснее, как же прочитанное поняли другие…

Вот как пересказывают Бжезинского его сторонники: «Для З.

Бжезинского очевидно, что низкий образовательный уровень является одной из причин иррационализма в политике… Он отметил, что одной из важнейших особенностей тоталитарных режимов, определяющих их низкую экономическую эффективность, является существенное снижение интеллектуально-образовательного уровня всего общества, особенно властных структур… власть принадлежала политикам, чей образовательный уровень соответствовал системе среднего образования и ниже»). Здесь, собственно, просматривается обычное сетование старой элиты на прорыв к власти масс. Как заметил Хосе Ортега-и-Гассет, «прорыв массовидного человека к власти сопровождается уничтожением культурной элиты».

Все это понятно, но при чем здесь собственно тоталитаризм? Разве не по такому пути идут и те страны, которые считаются демократическими?

Есть ли то, на чем все авторы сходятся?

Как было показано, концепции полностью противоречивые. Возникает вопрос — а может быть, есть нечто, объединяющее их?

1. Обращает особое внимание, что многие сторонники концепции тоталитаризма обвиняют в тоталитаризме тех, кто в принципе считает государство несовершенным, и идеал — недостижимым. Так Поппер обвиняет Платона, много грязи вылито на Джованни Джентиле, который прямо заявляет: «Государство, разумеется, никогда не является совершенным государством».

2. Практически все концепции уделяют особое внимание вмешательству государства в сферу культуры.

3. Линейное представление государства и общества. Во многом эти «теоретики» представляют общество плоскостным. Есть враждебное государство (которое всегда неправо). И есть свободные граждане, которые во всем правы, так как любое ограничение свободы — зло.

Более того, всякая практика злоупотребления властью, всякая длительная несправедливость клеймится как тоталитаризм… Даже столь либеральные авторы, как Фукуяма только устало иронизируют над экономистами, до которых так и не дошло, что социум — это не вертикаль, а совокупность социальных сетей, что настолько вырожденной структуры, которая бы представляла бы собой пирамиду, не существовало и не могло бы существовать. Что всё гораздо сложнее.

Выводы

Представляется, что концепция «тоталитаризма» является идеологическим описанием мира в терминах манихейского противостояния между «современной западной системой» с ее исторической «прогрессивностью» и «закрытым» обществом, противостоящим любым попыткам развития на пути к большей свободе и сознанию морали.

Остается только согласиться с З. Бауманом: «Эта система успешно вытеснила все альтернативы, кроме одной». Или современное западное общество, или «тоталитаризм», о котором «заранее известно», что он — хуже. Все люди (с их идеями), которые принципиально критически относятся к западному обществу, вытесняются в маргиналы и нарекаются «поклонниками тоталитаризма».

Данный подход лишь уводит нас от попыток понимания того, что и как происходило, а также, в каком мире мы живем сейчас. Собственно говоря, на изучение советского периода неявно накладывается табу (оно сейчас в полнейшем тупике).

Да и не только советского: «Спустя девяносто лет после своего появления и полвека после своего исчезновения фашизм все еще представляется загадочным явлением, не поддающимся ясному и рациональному историческому определению, несмотря на посвященные ему десятки тысяч книг и статей и множество дискуссий»26).

Кроме того, стоит отметить, что на подобное манихейское восприятие мира накладывается еще одно явление, бытующее уже внутри самой западной культуры: страх, ужас ее нынешней культурной элиты перед пришествием человека масс. Анализ такого восприятия представляет большой интерес: как создаются и работают социально-компенсаторные механизмы у ряда групп, какие при этом срабатывают комплексы и т. д.

Все это интересно и должно заслуживать ряда исследований. Однако, чтобы подобные исследования состоялись, надо вначале признать: само понятие «тоталитаризм» — антинаучно, и попытки им оперировать ведут нас в описанный выше манихейский мирок, с наукой, обществом и реальной жизнью не совместимый. А уж в политике — и вовсе опасный.

Миф о тоталитаризме создан и используется, что бы «доказать» внутреннее родство марксизма, национал-социализма и фашизма. Ни одно государство мира ни в один из периодов истории не были тоталитарными. Трудно принадлежать тому, чего в природе не существует и не существовало.

Политика Политология Тоталитаризм Понятие и содержание Длиннопост

Источник: https://pikabu.ru/story/totalitarizm_4517918

Тоталитарное государство

Тоталитарное государство

Тоталитаризм вообще означает тотальный (т. е. полный, всеохватывающий, всепроника­ющий) контроль правителей над людьми. По­этому тоталитарными можно назвать такие общества, группы, партии, церкви, секты и т. д., члены которых всецело (тоталь­но) подчинены своим руководителям и господствующей в них идеологии.

Практически синонимом понятию «тоталитаризм» является уже известный нам термин «фашизм». Их, если вдумать­ся, сближает даже этимология: тоталитаризм, про­исходит от лат.

totalis — весь, целый, полный (или totalitas — цель­ность, полнота), а фашизм — от итал. fascio — пучок, связка, объединение.

Иными словами, и тот, и другой термины ассоциируются с государством в образе увесистого железного кулака, сжимающего мертвой хваткой все общество, весь пучок человеческих отношений в нем.

Термин «фашизм» используется больше для обозначения тоталитарных режимов в некоторых странах Западной Европы: в Ита­лии (1922-1945), в Германии (1933 1945), в Испании [1939 год-на­чало 1960-х гг., но окончательно — 1975 г., со смертью диктатора Франсиско Франко (1892 1975)].

Суть тоталитарного государства в том, чтовласть правителей в нем является абсолютной, насильственной и всеподавляющей, в результате чего права и свободы граждан предельно ограниче­ны. Элементы тоталитаризма можно, видимо, найти во многих государствах в многовековой истории человечества.

В частности, они наверняка были в деспотиях Древнего Востока, в годы оприч­ного террора в России (1565-1572), а также в ряде католических стран Западной Европы в мрачный период так называемой инкви­зиции (XIII-XIX вв.

), когда проводились массовые и жестокие религиозно-политические преследования инакомыслия (или, по-церковному, ереси).

Так, во времена инквизицииза разного рода ереси пострадали сотни тысяч ученых, деятелей культуры, просветителей и других противников феодальных и церковно-иапских порядков.

Непокорные подвергались пыткам, порке, тюремному заключению, конфискации имущества, аутодафе, казням и другим наказаниям.

Процветали шпионаж, тайное следствие, вознаграждаемые доносы и лжесвиде­тельство, обогащение инквизиторов и папства за счет конфискован­ного имущества осужденных.

Жертвами инквизиции стали многие выдающиеся ученые и мыс­лители — в частности, итальянский философ и поэт Джордано Бруно (1548-1600) и его соотечественник, философ и священник Джулио Чезаре Вапйни (1585-1619), сожженные на костре.

Особой активно­стью отличалась испанская инквизиция, когда ее на протяжении 18 лет возглавлял монах-доминиканец Томас Торквемада(около 1420— 1498). Его усилиями аутодафе приняли массовый характер, и было заживо сожжено более 10 тыс. чел.

Однако «классические» образцы тоталитарных государств «продемонстрировали» миру в XX в. две страны — сталинский Советский Союз и гитлеровская Германия.

Первый создал свою тоталитарно-государственную модель на красивой и романтической идее строительства коммунизма (коммунисти­ческий тоталитаризм), а вторая — на идее возрождения вели­кой Германии (национал-социалистический тоталитаризм, или нацизм).

Прежде чем обратиться к первому из них, нельзя не заметить, что тоталитаризм, фашизм, коммунизм (социализм), нацизм — явления взаимосвязанные. Все это разные грани и идеологические офор­мления одной и той же «медали» — диктатуры мощной государственноймашины над обществом.

Не случайно главный идеолог фашиз­ма итальянский диктатор Бенито Муссолини (1883-1945) вначале был социалистом, а лидер германского фашизма Адольф Гитлер (1889-1945) соединил в названии своей партии нацизм и социализм. Но еще большее откровение проявил ближайший соратник Гитлера Йозеф Геббельс (1897-1945). «…

По-моему, ужасно, что мы (нацисты) и коммунисты колотим друг друга… — сокрушался он. — Где и когда мы сойдемся с руководителями коммунистов?»1

Точно так же и коммунизм с тоталитаризмом неразделимы, т. к. само «строительство коммунизма» предполагает тоталитарностьго­сударства (всеобщий контроль, насилие, диктат).

Иначе как заста­вить разных людей быть равными и счастливыми одинаковым сча­стьем?Как сделать, чтобы они одинаково думали и одинаково радо­вались тому, что у всех (кроме правителей) всего поровну? Это воз­можно только путем насильственного «осчастливливания». В качестве основных проявлений коммунистического тота­литаризма в СССРможно назвать следующие.

(1) Узурпаииявласти в стране узкой группой большевист­ских вождей (узурпация — потому что демократическим путем эти люди никогда не были избраны; они захватили власть в 1917 г. и держали ее более 70 лет, передавая друг другу за спиной у народа).

Определенную уязвимость (с точки зрения подлинной демокра­тии) своего «руководящего положения», возможно, учитывал даже самый беззастенчивый большевистский сатрап Сталин. В 1943 году в предложенном ему для утверждения проекте текста Гимна СССР в строке «нас вырастил Сталин — избранник народа» он заменил «не­приятное» предпоследнее слово: «нас вырастил Сталин на верность народу».

(2) Насильственное политическое господство этой партий­но-олигархической группы в обществе через установление в нем коммунистической диктатуры. ♦ (3) В ходе большевистской со­циалистической революции произошла массовая экспроприация граждан России.

Это означало, что в период 1917-1930-х гг.

мил­лионы трудолюбивых, экономически и творчески активных рос­сиян (предприимчивых крестьян, фабрикантов, купцов, инжене­ров и других зажиточных слоев общества) были насильственно лишены накопленной ими собственности (земли, домов, заводов мастерских, магазинов и пр.).

В результате эти люди утратили свой прежний социальный статус, свою экономическую самостоятель­ность и независимость, возможность личного успеха и преврати­лись, по советской терминологии, в «трудящиеся массы», в безли­кую «рабсилу» (а по существу — в рабов) государства.

(4) Фактическое запрещение основных прав и свобод лично­сти в обществе (права на жизнь и личную неприкосновенность; на свободу передвижения; на свободу мысли, убеждений, слова и совести; на свободу демократических организаций, собраний и де­монстраций; права на частную собственность и предприниматель­ство; на свободу творчества и др.); подавление гражданского об­щества. Индивид утрачивает всякую автономию и всецело зави­сит от государства (обеспечение работой, жильем, прописка по месту жительства и т. д.). ♦ (5) Тотальный контроль за всеми сферами социальной жизни, особенно за средствами массовой ин­формации, образованием, культурой, идеологией.

(6) Господство в обществе единой общеобязательной идео­логии — марксизма-ленинизма и крайняя нетерпимость к инако­мыслию; идеологизация всей социальной жизни (без соблюдения определенных «марксистско-ленинских стандартов» нельзя было ни строить дом, ни писать пьесу, ни учить детей ботанике или пению, ни выезжать за рубеж и т. д.).

Подавление личности коллективом (школьным классом;пионерской, комсомольской или партийной организацией; трудо­вым коллективом; обществом); вмешательство коллектива в част­ную жизнь людей. Например, партийное собрание могло всерьез обсуждать (и осуждать) образ мыслей или взаимоотношения с женой кого-либо из своих работников.

Отдельный человек рассматривался прежде всего как один из представителей данного коллектива, социальной группы или всего советского народа, как «винтик» огромной государственной маши­ны страны.

Поэтому индивидуальная свобода «растворенного» в коллективе «человека-винтика» недопустима, ибо она угрожает единству и целостности всей группы и общества.

Отсюда и укрепле­ние в людях стадных чувств: стремление «не высовываться», «не выступать», быть как все и чтобы у всех всего было поровну.

(8) Постоянное нагнетание в обществе атмосферы «нра­вы чайного положения» и запугивание людей (страна живет во «враждебном империалистическом окружении», под угрозой «аг­рессии со стороны империализма», в условиях «жесточайшей иде­ологической борьбы»; вокруг нас «враги народа», «предатели», «от­щепенцы», «антисоветчики», «диверсанты», «немецкие и амери­канские шпионы», «вражеские радиоголоса» и т. д.; поэтому не­обходимы постоянная «революционная бдительность», готовность «принять бой», «пожертвовать собой» и т. п.). Результатом подоб­ного коммунистического психоза явились всеобщая подозритель­ность, взаимные слежка и доносительство, невиданный произвол судебных и «силовых» органов, массовые аресты, репрессии, из­девательства и насилие над людьми, высылка их из страны, зак­лючение в концлагеря и психиатрические больницы, расстрелы. Точную характеристику советской государственной машины дал бывший член Политбюро и секретарь ЦК КПСС Александр Яков­лев (род. в 1923) : «Это было уголовное государство, подмявшее под себя людей. Уголовное!»

(9) Проведениеимпериалистической внешней политики, подавление свободы и независимости народов других стран, свое­образный экспорт в них коммунистического тоталитаризма. Это выразилось в насильственном присоединении к СССР в 1940 р.

Латвии, Литвы, Эстонии; в принудительном вовлечении в «стро­ительство социализма» народов Болгарии, Восточной Германии Польши, Румынии, Северной Кореи и еще десятка других стран; в военном пресечении советскими танками попыток перехода к демократии народов Венгрии в 1956 и Чехословакии в 1968 гг.; в подавлении 17 июня 1953 г.

восстания немецких рабочих против коммунистической диктатуры в Восточном Берлине (по­гибли десятки людей, в том числе и казненные советские солда­ты, отказавшиеся стрелять в восставших); в насаждении в странах-сателлитах послушных Москве правителей через поддер­жку их обильными поставками вооружений, работой на них со­ветских спецслужб, советниками, соответствующей идеологичес­кой обработкой, обучением национальных кадров и т. д.

Согласно данным изданной в Париже «Черной книги коммуниз­ма: преступления, террор, репрессии» (ноябрь 1997), от коммуни­стического террора, насилия и репрессий в XX в. на нашей пла­нете погибло 85 млн. человек (в том числе в Китае — примерно 40 млн., а в СССР — около 15 млн.).

Казалось бы, после столь чудовищных и вопиющих преступле­ний большевиков, после очевидного краха командной экономики коммунисты должны на коленях умолять человечество о прощении и уж во всяком случае прекратить жестоко обманывать людей коммунистической сказкой.

Ан нет, они не просят прощения (уверяя, что гибель миллионов и несостоятельность экономики были «отдель­ными недостатками» советской системы) и продолжают звать обще­ство в «светлое будущее».

Но главный парадокс в другом — в целом ряде стран коммунисты собирают немало избирателей.

Этот феномен можно объяснить, в частности, следующим. ♦ С одной стороны, существует (особенно в неустроенных обществах) широкая социальная база для тоталитаризма.

■ Это, во-первых, беднейшие и обездоленные слои общества, которые (если говоритьРоссии) крепко обижены сегодняшним малоэффективным, ным, забюрокраченным и коррумпированным государством.

■ Это, во-вторых, люди, которым удобнее жить под опекой государства (непредприимчивые, неактивные, неприкаянные, не привыкшие к регулярному энергичному груду, или даже просто ленивые, предпо­читающие несвободу, но с гарантией дармового куска хлеба и бес­платной крыши над головой).

■ Это, в-третьих, люди с тоталитар­ным мышлением, которые (а) сами привыкли к рабской покорности любому «начальнику» и которых (б) раздражают свободный образ жизни и успехи других людей, и потому (в) им хотелось бы снова заставить всех думать и жить одинаково1.

♦ С другой стороны, есть ловкие и циничные политики, гото­вые делать свою карьеру на любых идеях, лишь бы они находили отклик в обществе. Есть спрос на тоталитаризм, есть и предложение. На ловца и зверь бежит.

В материально благополучной Америке ничтожно мало «ловцов» (неустроенных граждан), практически нет и «зверей» (тоталитарно-коммунистических политиков).

Однако в современных условиях все более открытого миро­вого сообщества несвободные, тоталитарные государства не могут быть долговечными, и скорый (по историческим меркам) крах сверхмощного СССР тому подтверждение.

На фоне в це­лом процветающих демократических государств со свободной рыночной экономикой неэффективность коммунистического тоталитаризма стала разоблачительно очевидной (хотя его правители пытались всячески скрыть невыгодную для них прав­ду: поддерживая закрытость общества, отгораживаясь от осталь­ного мира «берлинскими стенами», ограничивая поездки за рубеж, «фильтруя» и давая ложную информацию, глуша западные радиостанции и т. д.).

Тоталитаризм и коммунизм усредняют людей, обрезая крылья тем, кто готов взлететь, и опуская их до уровня серой посред­ственности. Они порождают общество не хозяев, а людей с пси­хологией временщиков (которым наплевать на «народную», т. е.

ничейную, собственность), мелких воришек (думающих, что бы еще утащить у государства) и иждивенцев (мечтающих на диване о получении очередной порции «бесплатных» благ). Такое обще­ство не способно к эффективному созиданию, инициативному ирачительному хозяйствованию.

Это закрытое и застойное обще­ство, лишенное внутренних стимулов к творчеству, саморазвитию и живительному обновлению своего бытия.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/6_36203_totalitarnoe-gosudarstvo.html

Происхождение тоталитаризма как государственного режима

Первым термин «тоталитарное государство» употребил в 1923 году Джованни Амендола, критикуя диктаторский режим Бенито Муссолини, итальянский фашизм. Вместе с тем, сам Муссолини считал государственный режим тоталитарного государства положительным.

По его утверждению, общество нуждается в сплочении с помощью единой идеологии: «Всё в рамках государства, ничего вне государства, ничего против государства».

Немецкие национал-социалисты также находили в словах «тоталитарное государство» положительный контекст.

Слово «тоталитаризм» попало в словари и прочно вошло в научную литературу в 30-ых годах прошлого века.

Победа над нацизмом и фашизмом в ходе Второй Мировой войны дала понятию «тоталитаризм» исключительно отрицательную окраску.

Критики замечают, что ярлык «тоталитарный режим» часто имеет оскорбительный оттенок. Далеко не все ученые согласны использовать его в качестве строго научного термина, т.к.

отвергают уравнивание абсолютно разных явлений — немецкого нацизма, сталинизма в СССР, франкизма в Испании.

Признаки тоталитарного государства

Признаки тоталитарного общества:

  • государством осуществляется тотальный контроль всей частной и общественной жизни;
  • процесс полного огосударствления и бюрократизации всех аспектов жизни;
  • монополизация власти одной политической партией, а в ней — одним лидером или политическим кланом (семья Ким в Северной Корее);
  • правительство, обладающее неограниченными полномочиями, отсутствие разделения властей, подчинение судов и парламента верховному вождю и партии;
  • запрещение оппозиции, отсутствие многопартийности, суровые преследования инакомыслящих;
  • декларация прав и свобод человека, но реально беззащитность граждан перед произволом властей;
  • отсутствие плюрализма мнений, свободы слова и собраний;
  • проникновение карательных органов во все сферы, осуществление ими политического сыска и репрессий; опора режима на тайную полицию; универсальными средствами внутренней и внешней политики являются насилие и террор;
  • введение централизации экономики, государственного планирования, милитаризации производства, жесткой трудовой дисциплины;
  • внедрение единой, обязательной для всех, официальной идеологии (как правило, утопической, подменяющей собой религию);
  • отрицание позитивной роли гражданского общества и его институтов;
  • милитаризированная общественная жизнь;
  • опора тоталитарного режима на массовые движения групп населения, превращенных в люмпенов , например, осуществление «культурной революции» Мао Цзэдуном в Китае с помощью хунвэйбинов (банд погромщиков, состоящих из школьников и студентов) и цзаофаней (погромщиков, состоящих из молодых рабочих);
  • во внешней политике – агрессивность и экспансионизм.

Тоталитарные режимы разных стран

Государства тоталитарного типа:

  • Германия эпохи нацизма;
  • фашистская Италия;
  • милитаристская Япония накануне и в годы Второй Мировой;
  • Китай при Мао Цзэдуне;
  • СССР в эпоху сталинизма;
  • Северная Корея.

Одним из примеров жестокого тоталитарного режима стал режим «красных кхмеров» в Кампучии (Камбодже) в 1975-1979. В ходе массовых репрессий было истреблено от 1,7 до 3 млн человек. Гибель от четверти до трети населения страны сделала геноцид в Камбодже одним из самых кровавых в истории человечества.

Ведутся дискуссии по поводу того, можно ли назвать Советский Союз тоталитарным государством. Идут сравнения репрессивного сталинского режима с режимами Гитлера и Муссолини, в ходе которых напрашивается вывод о том, что все три государства являлись тоталитарными.

Во время Второй Мировой войны, когда СССР боролся с нацизмом в союзе с Великобританией, США и другими западными странами, толки о советском тоталитаризме прекратились.

Холодная война вновь принесла упреки за уклон в тоталитаризм. В 1947 году в заявлении президента США Гарри Трумэна прозвучали обвинения в тоталитарности о нацистского, коммунистического и фашистского режимов.

Теория тоталитаризма, построенная в 1956 году политологами Карлом Фридрихом и Збигневом Бжезинским, основывается на тоталитарности фашистского режима и сталинского режима СССР.

С приходом к руководству страной Н.С. Хрущева, СССР потерял многие критерии, свойственные тоталитарному государству: прекратились массовые репрессии, было положено начало идеологическим послаблениям и введены некоторые отклонения от жесткой плановой экономики. СССР перестал соответствовать тоталитарной модели и начал эволюционировать в авторитарное государство.

Источник: https://spravochnick.ru/pravo_i_yurisprudenciya/totalitarnoe_gosudarstvo/

Что такое тоталитаризм. Тоталитарный политический режим и его признаки

Тоталитарное государство

Тоталитаризм — это политический режим, при котором государство стремится к полному, тотальному контролю за всеми сферами жизни общества. Государственная власть сосредоточена в руках одного человека или небольшой группы лиц. «Вождь» опирается на господствующую партию и карательные структуры.

При тоталитарном политическом режиме права и свободы фактически отсутствуют. Демократические институты вроде парламента могут существовать на бумаге, но в реальности полностью подчиняются верховной власти.

Примеры тоталитарных режимов: национал-социализм в Германии при Адольфе Гитлере, итальянский фашизм при Бенито Муссолини, режим Ким Ир Сена в Северной Корее.

Адольф Гитлер в 1933 году. Нацистский Третий рейх — пример тоталитарного политического режима. Hulton Archive / Getty Images

Согласно одной из трактовок, тоталитаризм — это форма авторитарного государства. И все же в обществознании принято разделять эти понятия, говорить о трех разных политических режимах: демократическом, авторитарном и тоталитарном.

В отличие от авторитарных режимов, тоталитарные государства стремятся контролировать не только политическую сферу, но и прочие области жизни — экономику, культуру, социальные отношения, частную жизнь граждан.

Термин тоталитаризм: происхождение и споры

Термин «тоталитарное государство» появился в 1920-е годы для обозначения диктаторского режима Бенито Муссолини — создателя итальянского фашизма. Первым эти слова употребил Джованни Амендола в 1923 году, критикуя фашистов.

Однако сам Муссолини считал выражение «тоталитарное государство» (stato totalitario) положительным. Он утверждал, что обществу необходимо сплочение за счет единой идеологии, и выдвигал лозунг: «Всё в рамках государства, ничего вне государства, ничего против государства».

Немецкие национал-социалисты тоже употребляли слова «тоталитарное государство» в положительном контексте.

Бенито Муссолини — лидер итальянских фашистов, сторонник тоталитарного государства. Fox Photos / Getty Images

С 1930-х годов слово «тоталитаризм» вошло в научную литературу и было включено в словари.

После победы над нацизмом и фашизмом в ходе Второй Мировой войны слово «тоталитаризм» носит исключительно отрицательную окраску. Поэтому не все ученые считают, что его можно использовать как строго научный термин.

Критики отмечают, что ярлык «тоталитарный режим» зачастую употребляют произвольно, как оскорбление. Кроме того, этот термин уравнивает такие разные явления, как немецкий нацизм, сталинизм в СССР или франкизм в Испании.

Признаки тоталитарного политического режима

Обычно выделяются следующие признаки тоталитарного общества:

  • Государство осуществляет тотальный контроль всех сторон частной и общественной жизни. Происходит огосударствление и бюрократизация всех сторон жизни.
  • Власть монополизирована одной политической партией, а в ней — одним лидером, харизматическим «вождем» либо политическим кланом. Например — семьей Кимов в Северной Корее.

Ким Чен Ын — руководитель Северной Кореи, сын предыдущего вождя Ким Чен Ира и основателя КНДР Ким Ир Сена. Reuters

  • Руководство страны имеет неограниченные полномочия. Отсутствует разделение властей. Суды и парламент полностью подчинены верховной вождю и партии.
  • Оппозиция запрещена, многопартийности не существует. Инакомыслящих сурово преследуют.
  • Права и свободы человека декларируются, в действительности граждане беззащитны перед произволом властей.
  • Отсутствуют плюрализм мнений, свобода слова и собраний.
  • Карательные органы пронизывают все сферы, осуществляют политический сыск и репрессии. Режим опирается на тайную полицию, насилие и террор как универсальные средства внутренней и внешней политики
  • Централизованная экономика, государственное планирование, милитаризация производства, жесткая трудовая дисциплина.
  • Единая обязательная для всех официальная идеология — обычно утопическая, подменяющая собой религию. Зачастую это вера в построение «нового мира» и уничтожение старого. Позитивная роль гражданского общества и его институтов отрицается.
  • Милитаризация общественной жизни.
  • Тоталитарный режим опирается на массовые движения люмпенизированных слоев населения. Например, Мао Цзэдун в Китае осуществлял «культурную революцию» с опорой на хунвэйбинов (банды погромщиков из числа школьников и студентов) и цзаофаней (погромщиков из молодых рабочих).
  • Агрессивная внешняя политика, экспансионизм.

Примеры тоталитарных режимов

К государствам тоталитарного типа традиционно относят Германию эпохи нацизма, фашистскую Италию, милитаристскую Японию накануне и в годы Второй Мировой, Китай при Мао Цзедуне, СССР при Сталине, Северную Корею.

Пример жестокого тоталитарного режима — режим «красных кхмеров» в Кампучии (Камбодже) в 1975-1979. В ходе массовых репрессий диктатор Пол Пот, мечтавший построить коммунистическое общество, истребил от 1,7 до 3 млн соотечественников. Погибли от четверти до трети населения страны, что делает геноцид в Камбодже одним из самых кровавых в истории человечества.

Камбоджийский мальчик смотрит на черепа убитых при Пол Поте. «Поля смерти» — мемориал жертв режима «красных кхмеров». Reuters

Тоталитарным называли также режим Сапармурата Ниязова в Туркменистане (1991-2006).

Президент, принявший титул Туркменбаши («отец всех туркмен») установил в стране личную диктатуру, общеобязательную официальную идеологию и культ личности.

Ниязов активно вмешивался во все сферы жизни общества: поставил под свой контроль экономику, установил новый календарь, отменил пенсии, урезал школьное образование, запретил балет, оперу и цирк и т.п. 

Памятник Туркменбаши Сапармурату Ниязову в Ашхабаде. Илья Варламов / Varlamov.ru

Был ли тоталитаризм в СССР?

Отдельная дискуссия ведется по поводу того, можно ли называть тоталитарным государством Советский Союз. В 1930-е годы многие сравнивали репрессивный режим Иосифа Сталина с режимами Гитлера и Муссолини, приходя к выводу, что все три страны погрузились в тоталитаризм.

В ходе Второй Мировой войны, когда СССР сражался против нацизма в союзе с Великобританией, США и другими странами Запада, разговоры о советском тоталитаризме затихли.

С началом Холодной войны, обвинения в тоталитаризме зазвучали с новой силой. Так, в 1947 году президент США Гарри Трумэн заявил: «Нет никакой разницы между тоталитарными государствами. Мне все равно, как вы их называете: нацистскими, коммунистическими или фашистскими».

Политологи Карл Фридрих и Збигнев Бжезинский в 1956 году строили свою теорию тоталитаризма, исходя из того, что тоталитарными считаются фашистские режимы и СССР сталинской эпохи.

Однако уже при Н.С. Хрущеве Советский Союз перестал соответствовать многим критериям тоталитарного государства: закончились массовые репрессии, начались идеологические послабления и некоторые отступления от жесткой плановой экономики.

Это позволяет говорить, что после смерти Сталина в 1953 году СССР отошел от тоталитарной модели и стал превращаться в авторитарное государство не самого жесткого образца.

Уже в 1960-70-е годы западные советологи стали отказываться от термина «тоталитаризм» и употреблять вместо него понятие «сталинизм».

Участники демонстрации на Красной площади в честь Дню пионеров. 1969 год. РИА Новости / Б. Елин

В самом Советском Союзе термин «тоталитаризм» употребляли в отношении фашистской Италии и нацистской Германии, режима Пол Пота в Кампучии, во время конфликта с Югославией — в отношении режима Иосипа Броз Тито.

Что такое антиутопия. Тоталитаризм в произведениях искусства

Тоталитарные общества нередко изображаются в художественных произведениях в жанре антиутопии.

Антиутопия — это жанр, показывающий общество, которое в погоне за идеальным устройством выродилось в тоталитарное, где попраны права и свободы, а любое отклонение от официальной идеологи жестоко карается. Антиутопия — противоположность утопии, то есть изображению идеального общественного устройства.

Наиболее известные литературные произведения в жанре антиутопии — романы Евгения Замятина «Мы», Олдоса Хаксли «О дивный новый мир», Джорджа Оруэлла «1984», Рэя Брэдбери «451 градус по Фаренгейту».

Борьба с тоталитарным режимом — частый сюжет произведений современной массовой культуры. Тоталитарные общества, в частности, показаны в фильмах «Эквилибриум», «V — значит вендетта» и трилогии «Голодные игры».

Кристиан Бейл в фильме-антиутопии «Эквилибриум» (2002)

Есть ли средство от тоталитаризма?

Сторонники демократического устройства полагают, что именно реальная демократия служит лучшим средством для профилактики тоталитаризма. В качестве мер защиты называются:

  • Реальное разделение властей. Система сдержек и противовесов, которая не дает чрезмерно усилиться ни одной из ветвей власти.
  • Демократические права и свободы. Демократические выборы, свобода слова и собраний.
  • Многопартийность и плюрализм мнений.
  • Развитое гражданское общество — то есть общественные институты, независимые от государства.
  • Высокая политическая культура, не позволяющая прийти к власти популистам и потенциальным узурпаторам.
  • Личный нонконформизм, гражданское самосознание и готовность людей бороться за свои права.

Источник: https://www.anews.com/p/106013762-chto-takoe-totalitarizm-totalitarnyj-politicheskij-rezhim-i-ego-priznaki/

ТОТАЛИТАРИ́ЗМ

Тоталитарное государство

Авторы: Ю. Н. Попов

ТОТАЛИТАРИ́ЗМ (от ср.-век. лат. totali­tas – цель­ность, пол­но­та), тип идео­ло­ги­зи­ро­ван­но­го по­ли­тич. ре­жи­ма с пол­ным (то­таль­ным) кон­тро­лем вла­ст­ных струк­тур над всей жиз­нью об­ще­ст­ва.

Тер­мин «Т.», упот­реб­лён­ный в 1919 нем. жур­на­ли­стом А. Па­ке­том («ре­во­лю­ци­он­ный то­та­лизм» Ле­ни­на), по­лу­чил хо­ж­де­ние в итал. по­ли­тич. пуб­ли­ци­сти­ке 1920-х гг. при­ме­ни­тель­но к фа­ши­ст­ско­му ре­жи­му Б.

 Мус­со­ли­ни – вна­ча­ле у его ли­бе­раль­ных кри­ти­ков [«то­та­ли­тар­ная сис­те­ма», стре­мя­щая­ся к «аб­со­лют­но­му и не­кон­тро­ли­руе­мо­му гос­под­ству» (Дж. Амен­до­ла, 1923), фа­шист­ский «Т.» как «ан­ти­го­су­дар­ст­во» (Л.

 Бас­со, 1925)], а за­тем в по­зи­тив­ном смыс­ле и у его идео­ло­гов [«то­та­ли­тар­ная про­грам­ма на­шей ре­во­лю­ции» (Р. Фа­ри­начи, 1925), «фа­ши­ст­ский ре­жим» как «то­та­ли­тар­ный ре­жим» (Мус­со­ли­ни, 1927)]. Сфор­му­ли­ро­ван­ное Дж. Джен­ти­ле по­ня­тие «то­таль­но­го го­су­дар­ст­ва», объ­ем­лю­ще­го со­бой все ас­пек­ты об­ществ.

и ду­хов­ной жиз­ни, бы­ло вос­при­ня­то в Гер­ма­нии К. Шмит­том и ря­дом пред­ста­ви­те­лей «кон­сер­ва­тив­ной ре­во­лю­ции» (Э. Фор­ст­хофф, «То­таль­ное го­су­дар­ст­во», 1933, и др.), од­на­ко ред­ко упот­реб­ля­лось на­цис­та­ми.

Итал. ка­то­лич. со­цио­лог Л. Стур­цо, на­зы­вав­ший боль­ше­визм «ле­вым фа­шиз­мом», а фа­шизм «пра­вым боль­ше­виз­мом», опуб­ли­ко­вал в 1935 в эмиг­ра­ции соч.

«То­таль­ное го­су­дар­ст­во» («El esta­do totalitario»), где рас­смат­ри­вал Т., пред­став­лен­ный фа­ши­ст­ской Ита­ли­ей, на­цио­нал-со­циа­ли­стич. Гер­ма­ни­ей и боль­ше­вист­ской Рос­си­ей, как спе­ци­фич.

яв­ле­ние совр. мас­со­во­го об­ще­ст­ва.

Дис­кус­сия о Т., раз­вер­нув­шая­ся в 1930-х гг. в кру­гах нем. эмиг­ра­ции, при­ве­ла к по­яв­ле­нию це­ло­го ря­да со­чи­не­ний о разл. ас­пек­тах Т. (Х. Арендт, Ф. Бор­ке­нау, В. Гу­ри­ан, Г. Мар­ку­зе, З. Ной­манн, К. Поп­пер, Э. Френ­кель, К. Й. Фрид­рих и др.

). На про­ве­дён­ном Амер. фи­лос. об-вом сим­по­зиу­ме «То­та­ли­тар­ное го­су­дар­ст­во» (1939) от­ме­ча­лись спе­ци­фич. от­ли­чия Т. от иных форм ав­то­ри­тар­но­го прав­ле­ния и ти­ра­нии. Наи­бо­лее влия­тель­ны­ми в ис­тол­ко­ва­нии Т.

ста­ли поя­вив­шие­ся по­сле 2-й ми­ро­вой вой­ны ра­бо­ты Х. Арендт «Ис­то­ки то­та­ли­та­риз­ма» («The origins of totalitarianism», 1951, рус. пер. 1996) и К. Й. Фрид­ри­ха и З.

 Бже­зин­ско­го «То­та­ли­тар­ная дик­та­ту­ра и ав­то­кра­тия» («Totalitarian dictatorship and autocracy», 1956).

Боль­шин­ст­во ис­сле­до­ва­те­лей Т. рас­смат­ри­ва­ли его пре­ж­де все­го как спе­ци­фич. сис­те­му гос­под­ства, вы­де­ляя та­кие чер­ты, как пре­дель­ная по­ли­тич. и адм. цен­тра­ли­за­ция, мо­но­по­ли­за­ция управ­ле­ния в ру­ках дик­та­то­ра и воз­глав­ляе­мой им един­ст­вен­ной пар­тии, ие­рар­хи­че­ски ор­га­ни­зо­ван­ной и тес­но спле­тён­ной с гоc.

ап­па­ра­том; ли­к­ви­да­ция раз­де­ле­ния вла­стей и пар­ла­мент­ской де­мо­кра­тии; гос. кон­троль над эко­но­ми­кой; уп­разд­не­ние всех гражд. сво­бод, обя­за­тель­ная для всех чле­нов об­ще­ст­ва идео­ло­гия ква­зи­ре­ли­ги­оз­но­го ха­рак­те­ра («по­ли­ти­че­ская ре­ли­гия») и свя­зан­ный с этим культ ха­риз­ма­тич.

во­ж­дя; жё­ст­кий кон­троль над сред­ст­ва­ми мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции – ору­ди­ем гос. про­па­ган­ды и ин­док­три­ни­за­ции на­се­ле­ния; втор­же­ние го­су­дар­ст­ва в ча­ст­ную жизнь и мо­но­полия на вос­пи­та­ние мо­ло­дё­жи; тер­рор, осу­ще­ст­в­ляе­мый с по­мо­щью ка­ра­тель­ных ор­га­нов, в т. ч.

тай­ной по­ли­ции, вы­яв­ляю­щей и уст­ра­няю­щей не толь­ко ре­аль­ных, но и по­тен­ци­аль­ных про­тив­ни­ков ре­жи­ма; ми­ли­та­ри­за­ция об­ще­ст­ва.

Кри­ти­ки кон­цеп­ции Т. ис­хо­ди­ли из раз­ли­чия со­ци­аль­но-эко­но­мич. уст­рой­ст­ва стран, объ­е­ди­няе­мых в по­ня­тии «Т.»: ес­ли в Гер­ма­нии и Ита­лии ка­пи­та­лизм ос­та­вал­ся, не­смот­ря на жё­ст­кий кон­троль над про­из­вод­ст­вом и дви­же­ни­ем ка­пи­та­ла, гос­под­ствую­щей эко­но­мич.

сис­те­мой, а со­ци­аль­ная струк­ту­ра ма­ло от­ли­ча­лась от струк­тур в стра­нах с ли­бе­раль­ны­ми по­ли­тич. сис­те­ма­ми, то в СССР с кон. 1920-х гг. про­изош­ло прак­ти­че­ски пол­ное ого­су­дар­ст­вле­ние нар. хо­зяй­ст­ва, а струк­ту­ра об­ще­ст­ва ра­ди­каль­но из­ме­ни­лась.

Раз­ли­чия так­же ка­са­лись со­дер­жа­ния идео­ло­гий, од­на­ко об­щей их функ­ци­ей бы­ло ус­та­нов­ле­ние при­ну­дит. мас­со­во­го еди­но­мыс­лия.

Х. Арендт ус­мат­ри­ва­ла пред­по­сыл­ки воз­ник­но­ве­ния Т. в со­ци­аль­ной ато­ми­за­ции, ха­рак­тер­ной для мас­со­во­го об­ще­ст­ва в си­туа­ции кри­зи­са нац.

го­су­дар­ст­ва и рас­па­да клас­со­вой сис­те­мы по­сле 1-й ми­ро­вой вой­ны. Она счи­та­ла тер­рор ре­шаю­щим при­зна­ком Т.

, к ко­то­ро­му в стро­гом смыс­ле от­но­си­ла толь­ко на­ци­ст­ский ре­жим и ста­лин­ский пе­ри­од в ис­то­рии СССР.

В ря­де ра­бот об­су­ж­да­лась связь Т. с фе­но­ме­ном т. н. до­го­няю­щей мо­дер­ни­за­ции, осу­ще­ст­в­ляе­мой го­су­дар­ст­вом с пре­дель­ной кон­цен­тра­ци­ей и мо­би­ли­за­ци­ей всех сво­их ре­сур­сов.

В мно­го­числ. по­сле­дую­щих дис­кус­сиях о Т., ак­цен­ти­ро­вав­ших эв­ри­стич. зна­че­ние это­го мо­дель­но­го по­ня­тия (иде­аль­но­го ти­па) при ха­рак­те­ри­сти­ке все­объ­ем­лю­щей ре­прес­сив­ной по­ли­тич. сис­те­мы, от­ме­ча­лось вме­сте с тем, что оно не мо­жет ох­ва­ты­вать всей мно­го­об­раз­ной и про­ти­во­ре­чи­вой ре­аль­но­сти кон­крет­но­го об­ще­ст­ва.

Тоталитарное искусство

То­та­ли­тар­ное ис­кус­ст­во, ус­лов­ное на­име­но­ва­ние фе­но­ме­на взаи­мо­дей­ст­вия в 20 в. куль­ту­ры (ар­хи­тек­ту­ры, изо­бра­зит. иск-ва, ки­но, те­ат­ра, от­час­ти му­зы­ки, так­же лит-ры и ху­дож. кри­ти­ки) с по­ли­тич. ре­жи­мом Т., рас­смат­ри­вав­шим иск-во в ка­че­ст­ве од­но­го из гл. ин­ст­ру­мен­тов идео­ло­гич. про­па­ган­ды.

Источник: https://bigenc.ru/philosophy/text/4198665

Refy-free
Добавить комментарий