Структурализм

Структурализм (философ.)

Структурализм

Структурализм, научное направление в гуманитарном знании, возникшее в 20-х гг. 20 в. и получившее позднее различные философские и идеологические интерпретации. Возникновение С.

как конкретно-научного направления связано с переходом ряда гуманитарных наук от преимущественно описательно-эмпирическому к абстрактно-теоретическому уровню исследования; основу этого перехода составило использование структурного метода, моделирования, а также элементов формализации и математизации. Лежащий в основе конкретно-научного С.

структурный метод первоначально был разработан в структурной лингвистике (или лингвистическом С.), а несколько позднее был распространён на литературоведение (см. Структурализм в литературоведении), этнографию, историю и некоторые др. гуманитарные науки. Поэтому С.

в широком смысле фактически охватывает целый ряд областей знания, заметно различающихся как по конкретным модификациям структурного метода, так и по его реальной роли в исследованиях. В более узком (и строгом) смысле под С.

имеют в виду комплекс научных и философских идей, связанных с применением структурного метода и получивших наибольшее распространение в 60-х гг. во Франции (французский С.). Его основные представители — французские учёные: этнолог К. Леви-Строс, историк культуры М. Фуко, психоаналитик Ж. Лакан, литературовед Р. Барт, а также искусствовед У. Эко (Италия).

  Основу структурного метода образует выявление структуры в специфически структуралистском понимании этой категории — как совокупности отношений, инвариантных при некоторых преобразованиях.

В такой трактовке понятие структуры характеризует не просто устойчивый «скелет» какого-либо объекта, а совокупность правил, по которым из одного объекта можно получить второй, третий и т.д. путём перестановки его элементов и некоторых др. симметричных преобразований. Т. о.

, выявление единых структурных закономерностей некоторого множества объектов достигается здесь не за счёт отбрасывания различий этих объектов, а путём выведения различий как превращающихся друг в друга конкретных вариантов единого абстрактного инварианта.

Правила такого дедуктивного выведения и превращения черпаются из ряда разделов дискретной, «качественной» математики —теории групп, комбинаторики и др.

  Поскольку при таком подходе центр тяжести падает на операции преобразования, применяемые к объектам самой различной природы, характерную черту структурного метода составляет перенесение внимания с элементов и их «природных» свойств на отношения между элементами и зависящие от них реляционные, т. е.

системоприобретённые свойства (в С. это формулируется как методологический примат отношений над элементами в системе).

Можно указать следующие основные процедуры структурного метода: 1) выделение первичного множества объектов («массива», «корпуса» текстов, если речь идёт об объектах культуры), в которых можно предполагать наличие единой структуры; для изменчивых объектов гуманистики это означает прежде всего фиксацию их во времени — ограничение сосуществующими объектами и временное отвлечение от их развития (требование методологического примата синхронии над диахронией; сначала исследовать синхронические отношения сосуществования и непосредственного взаимодействия, а потом — историю, диахроническое развитие); 2) расчленение объектов (текстов) на элементарные сегменты (части), в которых типичные, повторяющиеся отношения связывают разнородные пары элементов; выявление в каждом элементе существенных для данного отношения реляционных свойств; 3) раскрытие отношений преобразования между сегментами, их систематизация и построение абстрактной структуры путём непосредственного синтезирования или формально-логического и математического моделирования, а затем выведение из структуры всех теоретически возможных следствий (конкретных вариантов) и проверка их на практике.

  Осуществление этих процедур предполагает, следовательно, наложение определённых ограничений на объект (например, это может быть отвлечение от развития, от субстрата элементов и т.д.

), за счёт чего и удаётся выявить абстрактную структуру как совокупность скрытых внутренних отношений, на пересечении которых находятся элементы — носители реляционных свойств.

Если эти процедуры осуществлены в логически завершенном виде, к полученной структуре могут быть применены логико-математические операции, дающие возможность достаточно строгого дедуктивного построения теории.

  Внедрение в гуманитарные науки структурного метода в такой его трактовке связано с радикальной перестройкой самого предмета этих наук — с построением новых типов идеальных объектов, обладающих высокой степенью конструктивности, с возникновением новых типов межпредметных связей.

Как правило, вычленение структурного аспекта в гуманитарных дисциплинах осуществляется на некоторой знаковой системе, благодаря чему конкретно-научный С. тесно переплетается с семиотикой, образуя единый комплекс структурно-семиотических исследований со значительным удельным весом методов кибернетики и теории информации.

Характерную черту структуралистского подхода к знаковым системам составляет стремление за сознательным манипулированием знаками, словами, образами, символами обнаружить неосознаваемые глубинные структуры, скрытые механизмы этих систем. С точки зрения С.

, именно переход к изучению таких структур бессознательного обеспечивает научную объективность исследования, позволяя либо отвлечься от понятия субъекта, либо постичь его как вторичное, производное от этих структур образование.

Понятие бессознательного здесь, навеянное традицией фрейдизма, вместе с тем существенно переосмыслено: бессознательное «структурировано как язык» (Лакан), оно «накладывает структурные закономерности на поступающие извне элементы — импульсы, эмоции, представления, воспоминания» (Леви-Строс).

  Объект исследования конкретно-научного С. — культура как совокупность знаковых систем, важнейшая из которых — язык, но в которую входят также наука, искусство, религия, мифология, обычаи, мода, реклама и т.д.

Именно на этих объектах структурно-семиотический анализ позволяет обнаружить скрытые закономерности, которым бессознательно подчиняется человек.

Этим закономерностям соответствуют глубинные пласты культуры, по-разному определяемые в разных концепциях (понятия «эпистема» и «дискурсивные формации», характеризующие глубинные уровни знания у Фуко, понятие «письмо» у Барта и Ж. Деррида, «ментальные структуры» у Леви-Строса и т.д.

), но во всех случаях рассматриваемые в качестве опосредующих отношение человеческого сознания и мира. Сознание и самосознание человека, игнорирующие это опосредование, оказываются, по С. источником иллюзий относительно свободной и суверенной деятельности человеческого «Я». В связи с этим в С.

пересматривается ряд традиционных понятий гуманистики — таких, как автор, творчество, произведение и др. Выступая против традиционной «истории идей», С. делает упор на качественных преобразованиях культуры, основанных на радикальных перестройках глубинных структур. Одновременно на др. уровне абстракции в С. развиваются поиски широких типологических обобщений, общечеловеческих универсалий, всеобщих схем и законов деятельности интеллекта.

  Конкретно-научный С. показал свою плодотворность в изучении культуры первобытных племён, в фольклористике и др. областях. В то же время он вызвал острые дискуссии в конкретно-научном и философском плане.

  Философские интерпретации С. можно разделить на две основные линии — философские идеи самих учёных-структуралистов и структуралистскую идеологию, распространившуюся в 60-е гг. во Франции.

Философские идеи структуралистов формулировались в процессе осмысления перехода гуманитарного знания на абстрактно-теоретический уровень и его сближения с естествознанием.

Это осмысление, осуществляясь в значительной мере в рамках картезианско-кантианской традиции (но испытывая также влияние позитивизма и фрейдизма), привело к выдвижению дуалистических концепций — «кантианства без трансцендентального субъекта» Леви-Строса, «исторических априори» Фуко.

Преувеличение роли бессознательных механизмов знаковых систем и культуры в целом в соединении со слишком широкими обобщениями привносит в концепции С.

элементы эклектики, хотя в своих исходных принципах они в общем воспроизводят с некоторыми модификациями кантовский дуализм формы (в данном случае бессознательных структур) и содержания (эмпирических данных). Их специфическая «антисубъектная» тенденция в сильной степени связана с борьбой против экзистенциализма и др.

субъективистских течений, отрицающих возможность объективного познания человека. В то же время, выступая не в виде теоретически развёрнутых систем, а в виде отдельных высказываний, философских гипотез, концепции С. нередко оказываются неустойчивыми, склонными к компромиссу с тем же экзистенциализмом, с феноменологией и т.п. К такому же сближению приводят и попытки построения более или менее целостной философской концепции, охватывающей «дознаковый» и «доструктурированный» уровень реальности (Деррида).

  Структуралистская идеология воплощает в себе ещё один шаг к абсолютизации некоторых конкретно-научных положений С. (отчасти вопреки самим структуралистам), а также перенос их в плоскость глобального осмысления проблем современного общества. На этом уровне С.

— в глазах как некоторых его адептов, так и критиков — представляется в виде некоего современного мировоззрения, основанного на противопоставлении структуры человеку и истории (т. н. концепция «смерти человека», получившая особенно широкое распространение среди критиков С.).

В этом противопоставлении в превращенной форме отражаются противоречия между личностью и структурами государственно-монополистического капитализма. Вместе с тем подмена конкретных общественных структур «структурой вообще», символизирующей некое антигуманное начало, мистифицирует реальные общественные проблемы и используется как технократизмом, так и анархизмом.

Обострение социальных конфликтов в конце 60-х гг. во Франции и др. странах, воспринятое как практическое опровержение мифа о «всесилии структур», нанесло удар по структуралистской идеологии.

  Представители экзистенциализма, персонализма, феноменологии подвергли С. в целом острой критике как «сциентистское» (см. Сциентизм), «антигуманистическое» течение.

Эта критика, исходившая из позиций абстрактного гуманизма и субъективистского иррационализма, была в значительной мере нацелена против самой идеи научного исследования общественных явлений. В отличие от нигилистической критики, часто не разграничивавшей конкретно-научный и философский уровни в С., марксисты во Франции, в СССР и др.

странах дают научный анализ С. как сложного и противоречивого комплекса идей, требующего дифференцированного подхода.

Подчёркивая правомерность и вместе с тем ограниченность структурного метода как одного из специально-научных методов, марксистская критика даёт отпор отдельным попыткам противопоставить структурный метод материалистической диалектике или подменить первым вторую. Подвергая принципиальной критике структуралистскую идеологию, марксисты в то же время отграничивают её от позитивных конкретно-научных исследований.

  Лит.: Леви-Стросс К., Структура мифов, «Вопросы философии», 1970, № 7; его же, Колдун и его магия, «Природа», 1974, № 7—8; Грецкий М. Н., Французский структурализм, М., 1971: его же, Структурализм: основные проблемы и уровни их решения, «Философские науки», 1974, № 4; Сэв Л.

, О структурализме, «Проблемы мира и социализма», 1971, № 5—6; Сенокосов 10. П., Дискуссия о структурализме во Франции, «Вопросы философии», 1968, № 6; Автономова Н. С., Концепция «археологического знания» М. Фуко, там же, 1972, № 10; её ж е, Психоаналитическая концепция Жака Лакана, там же, 1973, № 11; Мулуд Н.

, Современный структурализм, пер. с франц., М., 1973; Блауберг И. В., Юдин Э. Г., Становление и сущность системного подхода, М., 1973, гл. IV; Сахарова Т. А., От философии существования к структурализму, М., 1974; Филиппов Л. Н., Структурализм (философские аспекты), в кн.: Буржуазная философия XX века, М.

, 1974; Структурализм: «за» и «против», сб. переводных ст., М., 1975; Lévi-Strauss С., Anthropologie structurale deux, P., 1973; Foucault М., Les mots et les choses, P., 1966; его же, L'archéologie du savoir, P., 1969; его же, Surveiller et punir, P., 1975; Lacan J., Ecrits, P., 1966; Barthes R.

, Le degré zéro de l'ecriture, suivi de Eléments de Sémiologie, P., 1965; его же, Le systeme de la mode, P., 1967; Derrida J., L'écriture et la différence, P., 1967; Théorie d'ensemble, P., 1968; Eco U.

, Opera aperta, Milano, 1967; Problémes du structuralisme, «Les Temps modernes», 1966, № 246; Structuralisme et marxisme, «La Pensée», 1967, №135: Sebag L., Marxisme et structuralisme, P., 1964; Piaget J., Le structuralisme, P., 1968; Structuralism: a reader, L., 1970.

  М. Н. Грецкий.

Оглавление

Источник: https://www.booksite.ru/fulltext/1/001/008/106/923.htm

Структурализм — это… Основные идеи структурализма

Структурализм

В современной культурологии особое место занимает структурализм. Это обуславливается необходимостью разработки новых методов исследования, базирующихся исключительно на научных концепциях. Существенное влияние на формирование дисциплины оказали математика, кибернетика, семиотика. Рассмотрим основные идеи структурализма.

Ключевые принципы

Структурализм – это методологическое направление в исследовании общественно-культурных явлений. Оно базируется на следующих принципах:

  1. Процесс рассматривается как целостное, многоуровневое образование.
  2. Изучение явления осуществляется с учетом вариативности – в пределах конкретной культуры либо более обширного пространства, в котором оно изменяется.

В качестве конечного результата выступает моделирование «структуры», установление скрытой логики формирования культурной целостности.

Особенности

Структурализм – это метод, используемый при исследовании форм, в которых выражается культуроведческая деятельность людей. В качестве них выступают общечеловеческие универсалии, принятые социальные законы и схемы интеллектуальной работы. Эти формы обозначаются понятием структуры.

Она, в свою очередь, трактуется как комплекс отношений, сохраняющих свою устойчивость в течение продолжительного исторического периода либо в разных районах мира.

Эти основополагающие структуры функционируют как бессознательные механизмы, осуществляющие регулирование всей духовно-творческой деятельности человека.

Исследователи выделяют несколько стадий, которые прошел в своем развитии структурализм. Это:

  1. 20-50-е гг. 20-го столетия. На этой стадии проводилось достаточно много исследований, предпринимались попытки доказать, что целое явление устойчиво и существует вне зависимости от случайностей.
  2. 50-60-е гг. 20-го в. Ключевые концепции на этом этапе исследуются и осмысляются французской гуманитарной школой. Начинают последовательно вырабатываться приемы объективного познания неосознаваемых моделей отношений в разных сферах общественно-культурной действительности. Именно на этом этапе была сформулирована ключевая задача дисциплины. Она состояла в исследовании культуры как всеохватывающей семиотической структуры, функционирующей для обеспечения коммуникации людей. Изучение было ориентировано на то, чтобы, абстрагировавшись от специфики этнических и исторических форм, выявить общее, определяющее суть культуры всех народов во все времена.
  3. На третьем этапе происходило преодоление мировоззренческих и методологических проблем, с которыми сталкивались исследователи на прошлых этапах. Последовательное решение поставленных задач приводит к почти полному вытеснению безличными системами человека из сферы изучения.

Основные представители структурализма – Ж. Лакан, Р. Барт, М. Фуко, Ж. Делез, Ж. Бодийяр и пр.

Проблемы и задачи

«Человек умирает, структура остается» – мысль, которая породила множество споров. В 1968 г. во Франции прокатилась волна беспорядков. Студенты, молодые интеллектуалы, провозглашали лозунг: «На улицы выходят не структуры, а живые люди!» Ответ на него дал Мишель Фуко.

Стремясь реализовать цели, не достигнутые классической концепцией, он выдвигает на первый план задачу изучения «человека вожделеющего». Так Фуко показал, что структурализм в философии – это гибкий метод, способный адаптироваться к условиям. При этом были выдвинуты несколько новые проблемы.

Они состояли в:

  1. Осмыслении всего неструктурного в рамках структуры.
  2. Выявлении противоречий, возникающих при попытке изучить человека только посредством языковых систем.

Кроме этого, были сформулированы задачи:

  1. Преодолеть лингвистический редукционизм и неисторизм классического структурализма.
  2. Выстроить новые модели смыслообразования.
  3. Объяснить практику открытого прочтения культурных текстов, преодолевающую аналитические и герменевтические модели толкования.

Клод Леви-Стросс

Он являлся французским этнографом, культурологом, обществоведом. Этот человек считается основателем структурализма. Ученый признавал существенное сходство человеческих ценностей в разных цивилизациях.

В своих работах он подчеркивал, что самобытность следует определять по наличию в конкретной культуре специфичного метода их реализации.

Леви-Стросс говорил о том, что ни одна цивилизация не может претендовать на главенствующую роль, на то, что она в максимальной степени выражает, воплощает в себе мировую цивилизацию.

Влияние на развитие мысли

В процессе этнографических экспедиций Леви-Стросс собирает огромный материал и пытается по-новому его интерпретировать. Ученый опирается на концепции функционализма Рэдклиффа-Брауна и Малиновского.

Свои мысли они базируют на том, что в культуре ничего не бывает случайно. Все, что кажется таким, впоследствии должно и может пониматься как выражение ее глубинных закономерностей и функций.

Именно эта мысль стала фундаментом, на котором начал выстраиваться структурализм.

В психологии и многих других дисциплинах также начались изменения. Одним из ведущих мыслителей был Ф. де Соссюр. Встречи с ним серьезно повлияли на Леви-Стросса.

Все эти предпосылки обеспечили возникновение нового взгляда на вопрос о так называемых «примитивных» культурах. Леви-Стросс поставил важнейшую задачу.

Он стремился доказать, что культуру как субъективную реальность, которую превозносили, но не толковали экзистенциалисты, можно и необходимо изучать объективно, научно.

Ложные посылы

Если говорить о культурологических представлениях, то Леви-Стросса нельзя назвать эволюционистом. В его работах критике подвергаются различные заблуждения. Одним из них он считает так называемый «ложный эволюционизм».

В рамках этого метода разные, существующие одновременно состояния обществ рассматриваются как различные этапы одного процесса развития, стремящегося к единой цели. В качестве типичного примера такого посыла ученый считает прямое сравнение бесписьменных племен туземцев 20-го в.

и архаичные формы европейских цивилизаций, хотя «примитивные сообщества» проходят продолжительный путь, в связи с чем не могут расцениваться ни как первобытное, ни как «детское» состояние человечества.

Принципиальная разница между ними и технически продвинутыми цивилизациями не в том, что у них нет развития, а в том, что их эволюция ориентирована на сохранение первоначальных методов установления взаимосвязи с природой.

Выводы

Как отмечает Леви-Стросс, в рамках стратегии межкультурных взаимодействий следование ложным посылам приводит к насаждению, зачастую насильственному, «западного образца» жизни. В результате существующие у «примитивных» народностей вековые традиции разрушаются.

Прогресс не может уподобляться однонаправленному подъему. Он идет в различных направлениях, которые несоизмеримы только лишь с техническими достижениями. Примером тому является Восток. В сфере исследования человеческого тела он опережает Запад на несколько тысячелетий.

Если рассматривать культуру в качестве колоссальной семиотической системы, сформированной в целях обеспечения эффективности человеческой коммуникации, весь существующий мир представляется как огромное число текстов.

Ими могут являться разнообразные последовательности действий, правил, отношений, форм, обычаев и так далее.

Структурализм в философии – это способ проникнуть в область объективных закономерностей, расположенных на уровне, не осознаваемом человеком, создающим культуру и существующим в ней и за счет нее.

Понятие бессознательного

Оно занимает особое место в учении. Леви-Стросс рассматривает бессознательное в качестве скрытого механизма знаковых систем. Объясняет он это следующим.

На сознательном уровне индивид использует знаки. Он выстраивает из них фразы и тексты. Однако делает человек это по специальным правилам.

Они выработаны стихийно и коллективно; о них многие даже не подозревают. Эти правила – элементы языковой системы.

Аналогичным образом компоненты формируют все сферы духовной жизни сообщества. Структурализм в социологии, таким образом, базируется на концепции коллективного бессознательного.

Юнг в качестве первичных оснований называет архетипы. Структурализм в психологии развития общества рассматривает знаковые системы.

Все культурные сферы – мифология, религия, язык, литература, обычаи, искусство, традиции и так далее – могут рассматриваться как такие модели.

Анализируя его, Леви-Стросс отвечает на вопрос, который был поставлен Леви-Брюлем. Исследуя тотемические классификации, максимально рационализированную каталогизацию явлений природы мышлением туземца, ученый показывает, что в нем не меньше логики, чем в сознании современного европейца.

Ключевой задачей в изучении является поиск механизма формирования смысла. Леви-Стросс предполагает, что он создается посредством бинарных оппозиций: животное-растительное, вареное-сырое, женщина-мужчина, культура-природа и так далее.

В результате взаимного замещения, перестановок, исключений и пр. образуют сферу наличного смысла. Это уровень «правил, по которым применяются правила». Человек их обычно не осознает, несмотря на то, что применяет их на практике.

Они не находятся на поверхности, но составляют базу ментального культурного «фона».

Бинарные оппозиции

Впервые их ввел Роман Якобсон. Этот ученый оказал огромное влияние на становление гуманитарных наук своими новаторскими мыслями и активной организаторской работой.

Ему принадлежат фундаментальные труды по общей языковой теории, морфологии, фонологии, славистике, семиотике, грамматике, русской литературе и прочим областям.

В рамках своих исследований Роман Якобсон вывел 12 бинарных признаков, формирующих фонологические оппозиции. По утверждению ученого, они выступают в качестве языковых универсалий, на которых базируется любой язык.

Так зародился структурализм в лингвистике. Метод ученого активно использовался при анализе мифов.

Сверхрационализм

Леви-Стросс стремился найти общий фундамент для всех культур всех времен. В ходе исследований он формулирует мысль о сверхрационализме. Реализацию его ученый видит в гармонии рационального и чувственного начал, которая потеряна современной европейской цивилизацией. Но ее можно найти на уровне мифологического первобытного мышления.

Чтобы объяснить это состояние, ученый вводит термин «бриколаж». Этим понятием описывается ситуация, в которой при кодировании логико-понятийного смысла в рамках первобытного мышления используются чувственные образы, специально для этого не приспособленные.

Это происходит аналогично тому, как домашний мастер при создании своих поделок использует подручные материалы, оказавшиеся у него случайно.

Кодировка абстрактных понятий происходит с помощью разных наборов чувственных качеств, формируя системы взаимозаменяемых кодов.

Аналогичные мысли высказывал в своих работах Юрий Лотман. Он являлся одним из создателей семиотического метода исследования культуры и литературы в советское время. Юрий Лотман – основоположник Тартуско-московской школы.

Ученый рассматривает вопросы искусства и культуры как «вторичные системы». В качестве первичной модели выступает язык. Функцию искусства и культуры Лотман видит в борьбе с энтропией и хранении информации, коммуникации между людьми.

При этом искусство выступает как часть культуры вместе с наукой.

Человек

Леви-Стросс рассматривает индивида как комплекс внутреннего и внешнего. Последнее формируется из символов, которые использует человек. Внутреннее составляет бессознательная система разума. Оно сохраняется в неизменном виде, в отличие от внешнего. В результате нарушается их структурная связь.

Исходя из этого, драмы современной культурной жизни – проблемы самого человека. Современный индивид нуждается в «ремонте». Чтобы его провести, необходимо вернуться к первобытному опыту, восстановить единство и целостность «дикаря». В решении этой задачи важнейшая роль принадлежит антропологии.

Совокупность холистических подходов

Она используется во многих концепциях. Холизм может быть онтологическим. В этом случае утверждается верховность целостностей над отдельными компонентами. Холистические подходы могут иметь методологический характер.

В этом случае отдельные феномены объясняются в связи с целостностями. В общем смысле холизм – установка на учет всех аспектов изучаемого явления. Он предполагает критическое отношение ко всякому одностороннему методу.

Собственно, это и провозглашали последователи структурализма.

Заключение

Результаты, которые были получены Леви-Строссом, получили широкое признание в мире. Вместе с тем, они породили и множество дискуссий. Главным в исследовании является то, что эти результаты показали с научной точностью, что культура – это надстройка над природой. Она имеет многоуровневый, «многоэтажный» характер.

Культура – сложный механизм множества семиотических систем, используемых при регулировании человеческих взаимоотношений, которые можно предсказать и просчитать с математической точностью. Эти словесные модели являются базой.

На основе их регулируется общение людей как непрерывной цепи сообщений, из которых состоят культурные тексты.

Источник: https://FB.ru/article/296058/strukturalizm---eto-osnovnyie-idei-strukturalizma

СТРУКТУРАЛИЗМ

Структурализм

Структурализм – направление в гуманитарном знании, избравшее предметом своего исследования текст и стремящееся к созданию строго выверенного и формализованного понятийного аппарата, основанного на использовании лингвистической терминологии, математических формул, объяснительных схем и таблиц, призванных придать гуманитарным наукам статус наук точных.

Структурализм как комплекс представлений опирается на теорию знака Ф. де Соссюра как некоего целого, являющегося результатом ассоциации означающего (акустического образа слова) и означаемого (понятия) и имеющего произвольный характер.

Другими базовыми понятиями, которыми оперировали теоретики структурализма, были постулаты о коллективном характере языка и его изначально коммуникативной природе.

С этим было связано и представление о коде как о совокупности правил или ограничений, обеспечивающих функционирование речевой деятельности естественного языка или какой-либо знаковой системы: иными словами, код обеспечивает коммуникацию, в том числе и литературную.

Он должен быть понятным для всех участников коммуникативного процесса и поэтому, согласно общепринятой точке зрения, носит конвенциональный (договорной) характер.

В своих теоретических построениях структуралисты опирались и на гипотезу американских языковедов Э. Сепира и Б.

Уорфа о влиянии языка на формирование моделей сознания и отстаивали тезис, согласно которому язык и его конвенции одновременно порождают и ограничивают видение человека вплоть до того, что само восприятие действительности структурируется языком; поэтический же язык стали рассматривать как основной законодатель лингвистического творчества на всех уровнях, начиная с фонетической организации языкового материала и кончая моделирующей и конституирующей способностью специфическим образом организовывать познавательный универсум – эпистему.

Свое название структурализм получил в связи с положением, которое занимает в его методологии понятие «структура». Возникновение метода связано с переходом в XX веке ряда гуманитарных наук от описательно-эмпирического к абстрактно-теоретическому уровню исследований.

Структурализм, зародившись в лингвистике, вскоре освоил области литературоведения и этнографии, а затем и иные сферы культуры. Толчком к развитию структурализма в литературоведении послужил опыт русского формализма, вплотную подошедшего к изучению «специфически-структурных законов» (Ю.Н.Тынянов) литературы и ее истории.

Первые шаги литературоведческого структурализма связаны с деятельностью Пражского лингвистического кружка (1926 — начало 1950-х годов), во главе которого стояли чешские филологи В. Матезиус и Я. Мукаржовский. Членами Пражского лингвистического кружка наряду с чешскими языковедами и литературоведами, стали русские ученые Н.С. Трубецкой, P.O. Якобсон и С.

О. Корцевский. С Пражским лингвистическим кружком имели научные связи П.Г. Богатырев, Г.О. Винокур, Е.Д. Поливанов, Б.В. Томашевс-кий и Ю.Н. Тынянов. Пражский лингвистический кружок издавал собственные «Труды» («Travaux du Cercle linguistique de Prague», 1929—1939) и журнал «Slovo a slovesnost», перешедший в 1953 г. в введение Чехословацкой академии наук.

Период творческого расцвета кружка, заложившего основы структурализма в литературоведении, падает на 30-е годы

Дальнейшее развитие литературоведческий структурализм получил в трудах Парижской семиотической школы (ранний Р. Барт, А.Ж. Греймас, К. Бремон, Ж. Женнет, Ц. Тодоров, Ю. Кристева и др.), а также Бельгийской школы социологии литературы (Л. Голь-дман и его последователи).

Наибольшим влиянием французский структурализм обладал в период с середины 1950-х годов до начала 1970-х годов, когда сформировался структурный метод и были отточены приемы структурного анализа. В США структурализм сохранял за собою ведущее положение в литературоведении до конца 1970-х годов (Дж. Калмер, К. Гильен, Дж. Принс, Ф. Скоулз, М. Риффатер).

В СССР развитие структурализма началось в 1962 году симпозиумом по структурному изучению знаковых систем. Основными центрами структурных исследований в СССР были кафедра русской литературы Тартуского университета (Ю.М. Лотман и др.) и сектор структурной типологии языков Института славяноведения и балканистики АН СССР в Москве (В.В. Иванов, В.Н. Топоров, И.И.

Ревзин и др.) В связи с этим иногда говорят о тартуско-московской школе в структурализме, сыгравшей большую роль в развитии литературоведения, хотя научные интересы ее представителей не ограничивались одним лишь литературоведением. На рубеже 1970 — 1980-х годов большинство западных структуралистов перешло на позиции постструктурализма и деконструктивизма.

В начале 1980-х прекратилось также и издание в СССР авторитетных «Трудов по знаковым системам» (вып. 1 — 15. Тарту, 1964-1982).

Литературоведческий структурализм, используя достижения структурной лингвистики и этнографии, разработал сложный понятийный аппарат, приспособленный для изучения структуры — совокупности устойчивых отношений, обеспечивающей сохранение основных свойств объекта.

Структурный метод оперирует терминами — отношение, элемент, уровень, оппозиция, положение, вариант, инвариант.

Под отношением здесь понимается такая связь между элементами, при которой модификация одного из них влечет за собою модификацию других, а элементом считается далее неделимая в пределах избранного способа изучения часть исследуемого объекта.

С понятием структуры в структурализме тесно связано понятие уровня, на котором ведется исследование объекта. Под уровнем понимается однопорядковость элементов, связанных отношением, или однопорядковость отношений в структуре элемента.

Уровни выделяются на основе оппозиции — бинарного положения противопоставляемых элементов или рядов отношений в структуре объекта. Оппозиция является отражением положения — размещения элементов или рядов отношений в его структуре.

Структура — основное свойство объекта — его инвариант абстрактное обозначение одной и той же сущности, взятой в отвлечении от ее конкретных модификаций — вариантов. Модификации, если речь идет о художественном тексте, могут быть прослежены либо в плане выбора автором текста одного из синонимичных элементов (ось выбора, вертикальная ось, парадигматика), либо в плане соединения элемента с предшествующим ему и следующим за ним элементами (ось сочетания, горизонтальная ось, синтагматика).

Среди принципов, на которые опирается структурный метод, особо обозначились два — методологический примат отношений над элементами в системе и методологический примат синхронии над диахронией.

Примат отношений над элементами означает не пренебрежение элементами и их «природными» свойствами, которое иногда приписывают структурализму, а признание несводимости свойств системы к сумме свойств составляющих ее элементов.

Примат синхронии над диахронией означает не противопоставление структурного подхода историческому, а требование идти при изучении развивающихся систем не от существующих в диахронии их вариантов к инварианту, а от выявленного при отвлечении от развития системы инварианта к вариантам, возникающим в ходе ее существования.

Существует определенная последовательность процедур, используемых структурализмом. В.Ю. Борев определил ее как этапы структурного анализа и описал следующим образом:

1. Аксиоматизация — нахождение не подлежащего дальнейшему доказательству основания для деления системы на элементы — по определенному параметру.

2. Диссоциация — обоснованное разделение по установленному в результате аксиоматизации основанию исследуемого объекта на элементы структуры.

3. Ассоциация — нахождение связи между элементами структуры.

4. Идентификация — определение по существенному признаку элементов типа отношений между ними.

5. Интеграция — рассмотрение всей совокупности элементов, составляющих структуру, не как простой суммы, а как единого целого».

Литературоведческий структурализм исследовал структуру самых разнообразных литературных объектов (от структуры образа человека в произведениях отдельных писателей до структуры жанров и литературных направлений).

Однако основным предметом изучения для структуралистов оставался художественный текст и поэтика литературы.

Соотнося их исследования с системой литературной коммуникации, можно заметить, что текст рассматривался ими как по «образно-иконической оси» — «традиция—текст—реальность», так и по «оперативно-прагматической оси» — «автор—текст—читатель», причем вычленение структурного аспекта художественного текста осуществлялось ими на некоторой знаковой системе. В литературоведческом структурализме — это вторичная семиотическая система (Р. Барт, Ю. Кристева и др.), или вторичная моделирующая система (Ю.М. Лотман и др.), надстроенная над естественным языком.

Исследования структуралистов позволили структурной поэтике и генеративной поэтике выделиться в особые области теории литературы. Методологией структурной поэтики является принцип имманентного исследования художественного текста. Находясь в рамках текстовой реальности, исследователь осуществляет анализ, который Р.

Барт назвал произвольно закрытым, с целью установления принципов организации в художественное целое всех текстовых элементов произведения. Образцом такого рода работ может служить переведенная на многие языки и вошедшая в состав литературоведческой классики книга Ю.М. Лотмана «Структура художественного текста».

Генеративная же поэтика исходит из представления о том, что глубинные структуры порождаются по строго определенным правилам и в идеальном виде отражают наиболее существенные свойства моделируемого объекта. Из глубинных структур можно вывести поверхностные структуры, которые точно выражают свойства моделируемого объекта.

Таким образом, при помощи стандартных процедур выводится сложность и многообразие существующих и возможных литературных феноменов.

Характерной чертой структурализма является стремление за сознательным манипулированием знаками, словами, образами, символами обнаружить неосознаваемые глубинные структуры, скрытые механизмы знаковых систем (ср., например, положения генеративной поэтики в книге Р. Барта «Мифологии»).

В этом отношении литературоведческий структурализм сохранял преемственность по отношению к структурализму в этнологии, в частности к трудам К. Леви-Стросса. Интерес к глубинным структурам в сочетании с присущим структурализму стремлением к формации, логизации и математизации значения (Дж.

Принс в своей «Грамматике историй» описал структуру сказки «Красная шапочка» с помощью алгебраических формул, занявших 12 книжных страниц) стали источником кризиса структурализма в последней трети XX века, когда рационализм и абсолютизация научных знаний вызвали сильную ответную реакцию среди самих структуралистов.

Если смотреть на структурный метод в литературоведении с точки зрения системного подхода, то следует признать его соответствие принципу структурности и применимость как по отношению ко всем компонентам системы «литература», так и к системе «литература», взятой в целом.

Иное дело — пришедшие на смену структурализму постструктурализм и деконструктивизм, которые путем деструкции поверхностных структур считают возможным обнажить глубинные структуры.

Сейчас трудно прогнозировать результаты деятельности литературоведов — постструктуралистов и деконструктивистов (Ж. Деррида, М. Фуко, Ю. Кри-стева, П. де Ман, X. Блум, Дж. Хартман, Дж.Х. Миллер, Ж. Дел-лез, Ф. Гваттари, Р. Жирар, Ж. Лакан, поздний Р. Барт и др.

), но уже можно говорить о несовместимости принципов постструктурализма и деконструктивизма с системным подходом к изучению литературы.

Для молодых ученых следование им представляет большую опасность. На это указал М.Л. Гаспаров: «Такая парафилология принимает вид игры в прочтение одного текста на фоне другого, по возможности, очень непохожего, и называется постструктурализмом или деконструктивизмом.

Здесь как бы возводится в принцип то чтение классиков «от нуля», без эрудиции, отталкиваясь от последней прочитанной книги, с которой когда-то в детстве начинал каждый.

Из этого возникают красивые (хотя обычно неудобочитаемые) творческие фантазии, очень много говорящие о душевном складе сегодняшней культуры, но очень мало — о рассматриваемом тексте и авторе».

Современные философы часто именуют системный подход системно-структурным, указывая на его генетическую связь со структурным подходом. В литературоведении эта связь часто была двусторонней, потому что многие структуралисты исходят в своих построениях из системных представлений о литературе.

Близость системного и структурного подходов в литературоведении легко показать на примере введенного в теорию литературы Ю.М.Лотманом понятия «минус-прием». Ученый неоднократно возвращался в своих трудах к многочисленным случаям применения минус-приема в литературе, стремясь выяснить его природу и дать представление о его функциях в литературном произведении и литературном процессе.

Одно из высказываний Ю.М. Лотмана о минус-приеме содержится в книге «Анализ поэтического текста. Структура стиха»: «Структурный анализ исходит из того, что художественный прием — не материальный элемент текста, а отношение.

Существует принципиальное различие между отсутствием рифмы в стихе, еще не подразумевающем возможности ее существования (например, античная поэзия, русский былинный стих и т.п.

) или уже от нее отказавшемся, так что отсутствие рифмы входит в читательское ожидание, в эстетическую норму этого вида искусства (например, современный vers libre), с одной стороны, — и в стихе, включающем рифму в число характернейших признаков поэтического текста, — с другой.

В первом случае отсутствие рифмы не является художественно значимым элементом, во втором — отсутствие рифмы есть присутствие не-рифмы, минус-рифма».

Прежде всего заметим, что Ю.М. Лотман был знаком с исследованиями по общей теории систем и по теории литературной коммуникации. Поэтому нас не должно удивлять, что для него прием —«не материальный элемент текста, а отношение».

Исследователь не поясняет свои представления о составе системы литературной коммуникации («автор—текст—читатель»), но говорит о «читательском / ожидании», что указывает на включение элемента «читатель» в систему, способную порождать литературные приемы. Подытоживая наблюдения над рассуждением Ю.М.

Лотмана о минус-приеме, можно сказать, что исследователь определяет отношение, обусловливающее генезис и функционирование минус-приема, но не описывает системы, в которой существуют эти отношения, как бы оставляя решение этой задачи системному подходу.

Между тем минус-прием не может существовать в условиях одной только прямой связи, идущей от автора через текст к читателю, т.е. в системе литературной коммуникации. Ю.М.

Лотман отметил существование между элементами «автор», «текст» и «читатель» обратной связи, когда несколькими строками ниже писал, что «минус-приемы» — это «система последовательных и сознательных, читательски ощутимых отказов». Тем самым, через анализ отношений между элементами, «участвующими» в создании минус-приема, Ю.М. Лотман непосредственно подошел к описанию системы «литература», элементы которой находятся в прямой и обратной связи друг с другом («автор—произведение—читатель»).

По мнению Ю.М. Лотмана, «…внетекстовая часть художественной структуры составляет вполне реальный… компонент художественного целого». Используя терминологию данной книги, можно сказать, что «художественное целое» — это произведение в системе «литература».

Включенное в художественную коммуникативную цепь, произведение предстает в полноте его «внетекстовых связей». Упоминая их, автор «Анализа поэтического текста» выделяет исторические, социальные и «индивидуально-личные» связи.

Последние почти не поддаются «анализу средствами современного литературоведения».

Ю.М. Лотман отмечает, что «внетекстовые связи» следует изучать не по отдельности, а «в их структурной совокупности». Феномен, который здесь обозначен как «структурная совокупность» «внетекстовых связей», описан в этой книге как система «литература».

Внетекстовые связи Ю.М. Лотман рассматривает лишь частично — «в их отношении к тексту». Автор сознательно вводит это ограничение, поскольку его главной целью является рассмотрение структуры поэтического текста.

При структуралистском подходе объектом анализа является срединный элемент системы «литература» — текст произведения «от первого слова до последнего». Лишь иногда затрагиваются ближайшие звенья коммуникативной художественной цепи.

При строгом структуралистском подходе прямые и обратные связи, действующие по всей цепи и влияющие на всю систему, учитываются лишь частично.

Во второй части книги, посвященной анализу поэтического текста, Ю.М. Лотман дает серию примеров. Как правило, автор начинает разбор с упоминания о «внетекстовых связях». И при структуралистском анализе — это естественная отправная точка. Пунктирно намечаются история создания, жанр и традиция, к которым восходит данный стихотворный текст.

Второй шаг связан с выделением наиболее важных и активных уровней структуры текста. Следуя терминологической традиции формалистов, Ю.М. Лотман называет их «доминантными».

Само это выделение происходит интуитивно и, на самом деле, предполагает учет данных всей художественной коммуникативной цепи. Доминантный уровень объясняет семантику единиц других уровней. Так, например, анализируя стихотворение К.Н. Батюшкова «Ты пробуждаешься, о Байя, из гробницы…

», в котором русский поэт воссоздает образ древнего итальянского города, часть развалин которого находится под водой, Ю.М. Лотман отмечает, что доминантными, наиболее активно работающими уровнями структуры здесь являются низшие — фонологический и метрический.

Исследуя звуковой состав и ритмическую структуру стихотворения, Ю.М. Лотман прослеживает связи этих уровней с семантикой «словаря», лексики этого текста.

Структурный анализ ставит своей основной задачей исследовать окказиональную синонимию / антонимию единиц разных уровней. По мнению Ю.М.

Лотмана, поэтическая структура уникальна тем, что способна превращать «заведомо несинонимические и неэквивалентные единицы» в «синонимы и адекваты». Так, анализ стихотворения К.Н.

Батюшкова выявил «сближение» и — одновременно — расхождение звукового, лексического и ритмического уровней текста.

Ю.М. Лотман делает главными «героями» анализа структурные принципы «возвращение», «повтор», «антитезу». Специальным приемом, помогающим уловить вариативность любого текста, является составление его «словаря». Как правило, он складывается из «микрословарей» единиц разных уровней.

Анализируя стихотворение К.Н. Батюшкова, Ю.М. Лотман составляет «словарь» на звуковом (фонологическом) уровне. При этом обнаруживаются значимые повторы. Схема распределения ударных гласных в этом тексте выглядит следующим образом:

Ты пробуждаешься, о Байя, из гробницы

При появлении Аврориных лучей,

Но не отдаст тебе багряная денница

Сияния протекших дней,

Не возвратит убежищей прохлады,

Где нежились рои красот,

И никогда твои порфирны колоннады

Со дна не встанут синих вод.

а___________ а______ и

е___________ о______ е

а___________ а______ и

а___________ е______ е

и___________ е______ а

е___________ и______ о

а___________ и______ а

а_____________________ а_____ и______ о

Видно, что «возвращаются», «повторяются» и вступают в конфликт «четыре фонемы, которые легко обобщаются в две группы а/о и е/и». В дальнейшем этот анализ дополняется наблюдениями над «консонантными противопоставлениями», а также последовательным описанием ритмических структур.

В результате Ю.М. Лотман приходит к выводу, что семантика пробуждения жизни закрепляется за фонемой «а», значение же гробницы, смерти — за «и».

Эти соотношения единиц разных уровней имеют значение лишь в контексте данного стихотворного текста, где они выступают как окказиональные синонимы-адекваты.

Ю.М. Лотман подчеркивает, что в принципе между различными уровнями текста существует «двусторонняя» зависимость. В стихотворении К.Н. Батюшкова «семантические единицы» интерпретируют значения низших уровней.

Однако существует и «обратная» связь: соотнесенность фонем порождает семантические сближения и антитезы на высших уровнях. При этом «фонологическая структура» интерпретирует семантическую. Тем самым Ю.М. Лотман отмечает действие прямых и обратных связей в структуре произведения.

Представляется, что эта закономерность действует во всей художественной коммуникативной цепи, обеспечивая ее системный характер.

Заключая анализ стихотворения К.Н. Батюшкова, Ю.М. Лотман делает вывод, что «вся структура текста создает трагический образ разрушения красоты и невозможности ее воскрешения.

Однако эта, выраженная всем строем стихотворения, идея вступает в противоречие с возникающим из того же текста ощущением вечности и неистребимости красоты. Это ощущение возникает из богатства звуковой организации и достигается исключительно фонологическими средствами».

Очевидно, что для ученого интуиция, «гармония» все же первичны. И только на этом фоне высшая математика анализа обретает глубокий смысл.

Развивая принципы формального метода, структурализм делает следующий шаг: от анализа «искусства как приема» — к выявлению структурных принципов, где материал и форма неразделимы. Заключая этот раздел, отметим, что при всей близости понятий «система» и «структура», структурный метод и системный подход не синонимы.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/17_6510_strukturalizm.html

Основные принципы метода структурного анализа и структурализм как направление в философии

Структурализм

В буквальном понимании термин «структурализм» означает «учение о структуре» и представляет собой совокупность возникших в середине двадцатого века холистических подходов. Понятие структуры первоначально применялось в гуманитарных науках (фонологии и лингвистике), а после распространилось и на другие дисциплины.

В промежутке между 1950 и 1970 годами возникло интеллектуальное движение, именуемое структурализмом, сторонники которого выступали за формалистский подход к литературе и провозглашали разрыв с ранее приобретённым знанием. Впоследствии структурализм получил звание собственной философии, главной целью которой стало выявление неизменной при разнообразных трансформациях структуры.

Иными словами, структурализм утверждает, что располагая правилами преобразований, можно свести имеющееся разнообразие к исходным структурам, или же, напротив, получить из исходной структуры огромное количество объектов.

Понятие структурализма

Эта философия зародилась в 20−50-е годы, и наибольшую популярность снискала во Франции, где оказалась единственно возможной заменой субъективистским и иррационалистическим учениям, отрицавшим объективное научное знание.

Структурализм же выступал под лозунгом научной строгости, и воспринимался как философское учение, соответствующее технической и научной революции.

Наиболее яркими представителями структурализма были Ролан Барт, Клод Леви-Стросс, Жак Лакан и Мишель Фуко.

По основным параметрам философия структурализма достаточно близка к неопозитивизму, хотя и в корне отличается от последнего: неопозитивизм воспринимает язык прежде всего в качестве изучаемого объекта, тогда как взгляды структурализма неизмеримо выше — он стремится подняться до глобальных обобщений, проявляет интерес к абстракциям, стремится выйти за рамки узкого эмпиризма и усиливает тенденцию к прогрессирующей теоретичности.

Стоит отметить, что структурализм как научный метод исследования сложился задолго до возникновения философии структурализма, и назывался методом структурного анализа.

Согласно этому методу при исследовании отдельных элементов целого следует мысленно отвлекаться от содержательной (природной) их специфики, принимая во внимание только свойства, связывающие одни объекты с другими (так называемые реляционные свойства).

В целом структурный анализ предполагает абстрагирование от взаимодействия различных элементов единой системы в различные промежутки времени (диахрония) и сосредоточение на внутренних взаимодействиях, происходящих в тот же период времени (синхрония).

В период становления философского структурализма французские адепты стали применять метод структурного анализа и на более сложных культурных феноменах. Клод Леви-Стросс утверждал, что любую культуру можно рассматривать как совокупность символических систем, к коим в первую очередь относятся искусство, наука, язык и религия.

Как развивался структурализм

В становлении метода структурного анализа принято выделять следующие этапы:

  • Становление в языкознании в 20−50-х годах ХХ века. На этой стадии основной целью было стремление сконцентрироваться на структурных компонентах языка, освободив лингвистику от историзма и психологизма.
  • Распространение структурализма на иные области познания, например, антропологию.
  • Переход к постструктурализму, включение метода в более широкий контекст с последующим его размыванием.

Метод структурного анализа

Структурный анализ объекта обычно происходит согласно следующему плану:

  • Подтверждение целостности объекта, относительно которого выдвигается предположение, что входящие в него элементы представляют собой единую структуру.
  • Примат синхронии составляющих над диахронией.
  • Определение неизменных отношений, которые связывают отдельные компоненты в целое, выявление в каждом из них свойств и отношений, постоянных для целого объекта.
  • Раскрытие между элементами механизма преобразования.
  • Выведение путём теоретического моделирования всех возможных последствий структуры.

Структурализм в философии

Зарекомендовав себя весьма продуктивным в гуманитарных науках методом, структурализм в итоге стал популярной философской концепцией, которая применялась в исследовании структур мышления, языка, психики, познания и человеческих действий.

Любое явление, включая историю, культуру и современное общество, стремились изучить исходя из данной философии.

Благодаря структурализму были выявлены так называемые архетипы человека, то есть ментальные структуры, определяющие его отношение к миру и характеризующие уровень психического развития.

Существует мнение, согласно которому структурализм является не философией, а научной методикой с комплексом собственных мировоззренческих представлений.

В западной философии метод структурного исследования имеет глубокие корни и прослеживается вплоть до трудов Аристотеля и Платона.

Для этой концепции были характерны общность методологии и её ясность, остающиеся очевидными даже в период постструктурализма.

Основателем философии структурализма считается Клод Леви-Стросс, французский философ и социолог.

В его работе «Структурная антропология» проводилось структурное социально-философское исследование типов общественного сознания и отношений между индивидами, и были заложены основы для новой концепции, изучающей структуры языка, речи и текстов. Труды Леви-Стросса отражают широкий диапазон его познаний в гуманитарных и естественных науках.

Леви-Стросс придавал немалое значение вероятности использования математического моделирования применительно к материалам антропологии и этнографии. Вместе с математиками учёный разработал модели, дающие представление о системах родства в первобытном обществе.

Учёный полагал, что язык может подвергаться научному исследованию, которое объясняет принцип его формирования и рассматривает направления дальнейшего развития. К примеру, Леви-Стросс подметил, что лингвистика позволила дать формулировку необходимых общественных связей и провести научное исследование феноменов человека.

А фонология, избрав основой понятие системы и анализ между терминами, приблизилась к подсознательной инфраструктуре.

При этом исследователь пытался продемонстрировать значимость для всей истории человечества (начиная с первобытно-общинного строя и заканчивая современным обществом) её искусства, культуры и социальных отношений.

В основу лингвистической структурной теории Леви-Стросса лёг психоанализ, главные постулаты которого были заимствованы из работ Юнга. При этом в своей теории учёный воспроизводил действие «коллективного бессознательного» по Юнгу и «подсознательного»/»бессознательного» по Фрейду.

Для исследователя подсознание выглядит как некий персональный словарь, в который каждый заносит лексику собственной индивидуальности. А бессознательное этот словарь организует и трансформирует в язык, понятный нам самим и окружающим нас людям.

Иными словами, бессознательное является матрицей для остальных структур.

По мнению Леви-Стросса, ни в истории, ни вне её нет сколько-нибудь выраженного смысла — по сути, в ней господствуют бессознательные структуры, а декларируемые цели являются просто-напросто иллюзией.

Согласно теории учёного, основное внимание должно привлекаться к способам, посредством которых биологическое кровное родство заменяется родством социального порядка. Брачные и родственные связи выглядят для Леви-Стросса чем-то вроде системы особенного языка, которая проистекает из действия определённых общих законов и обеспечивает общение между индивидами и их группами.

Отталкиваясь от структурно-системного подхода, представители структурализма разработали так называемую теорию смысла — то есть отрицание первичности смысла, который, согласно структурализму, должен логично проистекать из системы, формы и структуры. Такой подход оказался весьма эффективен в исследовании мифов, религии, фольклора, языка и кровнородственных отношений, которые по природе своей имеют чёткую организацию и характеризуются преобладанием синхронии над диахронией.

Соссюр отмечал необыкновенную устойчивость языка к каким бы то ни было инновациям, делая вывод, что революцию в языке провести не представляется возможным. Якобсон замечал, что в фольклоре присутствуют самые стереотипные формы поэзии, которые годятся для структурного анализа.

А вот в музыке, кино и живописи выделение собственных устойчивых значений оказалось делом непростым, что дало основание У. Эко предположить, что «нелингвистический код коммуникации не должен с необходимостью строиться на модели языка». Именно таким подходом стали впоследствии руководствоваться современные структурно-семиотические исследования.

Источник: https://psiho.guru/filosofiya/strukturalizm-chto-eto-takoe-metod-strukturnogo-analiza-v-filosofii.html

СТРУКТУРАЛИ́ЗМ

Структурализм

Авторы: Н. С. Автономова

СТРУКТУРАЛИ́ЗМ (франц. structura­lisme), об­щее на­зва­ние ря­да на­прав­ле­ний в гу­ма­ни­тар­ном по­зна­нии 20 в., свя­зан­ных с вы­яв­ле­ни­ем струк­ту­ры сис­те­мы, т. е. со­во­куп­но­сти та­ких мно­го­уров­не­вых от­но­ше­ний ме­ж­ду эле­мен­та­ми це­ло­го, ко­то­рые спо­соб­ны со­хра­нять ус­той­чи­вость при раз­но­об­раз­ных из­ме­не­ни­ях и пре­об­ра­зо­ва­ни­ях.

Ста­нов­ле­ние С. про­ис­хо­дит в 1920–1940-е гг. в геш­тальт­пси­хо­ло­гии, ли­те­ра­ту­ро­ве­де­нии (рус. фор­маль­ная шко­ла) и пре­ж­де все­го – в струк­тур­ной лин­гвис­ти­ке: же­нев­ская шко­ла (Ф.

 де Сос­сюр и его уче­ни­ки), праж­ская лин­гвис­ти­че­ская шко­ла, ко­пен­га­ген­ская глос­се­ма­ти­ка и йель­ская де­ск­рип­тив­ная лин­гвис­ти­ка; осо­бое зна­че­ние при этом име­ло со­еди­не­ние лин­гвис­ти­ки с се­мио­ти­кой. В 1950–60-е гг. С.

по­лу­чил наи­бо­лее ин­тен­сив­ное раз­ви­тие во Фран­ции, где, став фор­мой про­тес­та про­тив тра­диц. фи­лос. субъ­ек­ти­виз­ма в его ра­цио­на­ли­сти­че­ской (Р. Де­карт) и ир­ра­цио­на­ли­сти­че­ской (Ж. П. Сартр) вер­си­ях, за­нял ме­сто ло­гич. по­зи­ти­виз­ма (см.

Ана­ли­ти­че­ская фи­ло­со­фия), об­на­ру­жи­вая про­блем­ные пе­ре­клич­ки с нео­ра­цио­на­лиз­мом. Ме­тод струк­тур­но­го ана­ли­за рас­про­стра­ня­ет­ся в разл. об­лас­тях гу­ма­ни­тар­ных зна­ний: эт­но­гра­фич. ис­сле­до­ва­ния К. Ле­ви-Стро­са; тру­ды по ли­те­ра­ту­ро­ве­де­нию и про­бле­мам мас­со­вой куль­ту­ры Р.

 Бар­та, ли­те­ра­тур­но-тео­ре­тич. ра­бо­ты А. Ж. Грей­ма­са, Ц. То­до­ро­ва, Ю. Кри­сте­вой; пси­хо­ана­лиз Ж. Ла­ка­на; ис­то­рия нау­ки М. Фу­ко; об­ра­ще­ние Л. Аль­тюс­се­ра в рус­ле не­омар­ксиз­ма к мно­же­ст­вен­ной струк­тур­ной при­чин­но­сти (в про­ти­во­по­лож­ность од­но­сто­рон­ней за­ви­си­мо­сти над­строй­ки от ба­зи­са).

В СССР в 1960-е гг. струк­тур­но-се­мио­тич. ис­сле­до­ва­ния Ю. М. Лот­ма­на и др. пред­ста­ви­те­лей мо­с­ков­ско-тар­ту­ской се­мио­тич. шко­лы (сре­ди ко­то­рых – Вяч. В. Ива­нов, С. Ю. Не­клю­дов, В. Н. То­по­ров, Б. А. Ус­пен­ский) вос­при­ни­ма­лись как про­ти­во­стоя­ние дог­ма­тиз­му офиц. нау­ки.

Пе­ре­нос лин­гво­се­мио­тич. по­ня­тий и тер­ми­нов в др. сфе­ры куль­ту­ры про­изо­шёл не слу­чай­но: лин­гвис­ти­ка в тот пе­ри­од бы­ла наи­бо­лее раз­ви­той об­ла­стью гу­ма­ни­тар­но­го зна­ния, а язык рас­смат­ри­вал­ся как наи­бо­лее на­дёж­ный спо­соб фик­са­ции че­ло­ве­че­ской мыс­ли и опы­та в лю­бой сфе­ре. Центр тя­же­сти всей мыс­ли 20 в.

пе­ре­ме­щал­ся с ана­ли­за и кри­ти­ки соз­на­ния на ана­лиз и кри­ти­ку язы­ка. Од­на­ко ни у К. Ле­ви-Стро­са, ни у Ю. М. Лот­ма­на эта лин­гвис­тич. ме­то­до­ло­гия не при­тя­за­ла быть фи­ло­соф­ской и не под­ме­ня­ла со­бой фи­ло­со­фию. У Ле­ви-Стро­са, ис­пы­тав­ше­го влия­ние Р. О.

Якоб­со­на, при ис­сле­до­ва­нии бес­соз­на­тель­ных куль­тур­ных сис­тем пер­во­быт­ных на­ро­дов опо­рой ме­то­да ста­ло вы­чле­не­ние т. н. би­нар­ных оп­по­зи­ций (при­ро­да – куль­ту­ра, рас­ти­тель­ное – жи­вот­ное, сы­рое – ва­рё­ное), рас­смот­ре­ние слож­ных яв­ле­ний куль­ту­ры (напр., сис­тем род­ст­ва) как пуч­ков диф­фе­рен­ци­аль­ных при­зна­ков.

Все куль­тур­ные сис­те­мы жиз­ни пер­во­быт­ных на­ро­дов – пра­ви­ла бра­ков, тер­ми­ны род­ст­ва, ми­фы, ри­туа­лы, мас­ки – рас­смат­ри­ва­лись Ле­ви-Стро­сом как язы­ки, как бес­соз­на­тель­но функ­цио­ни­рую­щие оз­на­чаю­щие сис­те­мы, внут­ри ко­то­рых про­ис­хо­дит сво­его ро­да об­мен со­об­ще­ния­ми, пе­ре­да­ча ин­фор­ма­ции. Лот­ман при ана­ли­зе лит.

про­из­ве­де­ния, трак­то­вав­ше­го­ся им как ие­рар­хи­че­ски ор­га­ни­зо­ван­ное це­лое, за­ни­мал­ся его сис­тем­ным опи­са­ни­ем – пер­во­на­чаль­но по уров­ням, а за­тем – учи­ты­вая взаи­мо­дей­ст­вие уров­ней. Сре­ди франц.

ис­сле­до­ва­те­лей лишь Ле­ви-Строс от­кры­то счи­тал се­бя струк­ту­ра­ли­стом, со­гла­ша­ясь с оп­ре­де­ле­ни­ем сво­ей фи­ло­соф­ско-ме­то­до­ло­гич. про­грам­мы как «кан­ти­ан­ст­ва без транс­цен­ден­таль­но­го субъ­ек­та»: без­лич­ные ме­ха­низ­мы функ­цио­ни­ро­ва­ния куль­ту­ры, сход­ные с язы­ко­вы­ми, бы­ли в цен­тре его вни­ма­ния.

Ха­рак­тер­ные для Ле­ви-Стро­са опо­ра на струк­ту­ру в про­ти­во­пос­тав­ле­нии «ис­то­рии», опо­ра на язык в про­ти­во­пос­тав­ле­нии субъ­ек­ту, опо­ра на бес­со­зна­тель­ное в про­ти­во­пос­тав­ле­нии соз­на­нию бы­ли в той или иной ме­ре при­су­щи и франц. С. в це­лом.

В рус­ле об­ще­го стрем­ле­ния к на­уч­но­сти в 1960-е гг. Ж. Ла­кан про­воз­гла­сил «воз­врат к Фрей­ду», ис­хо­дя из идеи сход­ст­ва или ана­ло­гии ме­ж­ду струк­ту­ра­ми язы­ка и ме­ха­низ­ма­ми дей­ст­вия бес­соз­на­тель­но­го. Раз­ви­вая эти мыс­ли, со­дер­жав­шие­ся уже у З.

 Фрей­да, Ла­кан счи­тал бес­соз­на­тель­ное струк­ту­ри­ро­ван­ным, как язык, и рас­смат­ри­вал язы­ко­вой ма­те­ри­ал, по­став­ляе­мый пси­хо­ана­ли­тич. се­ан­сом, как един­ст­вен­ную ре­аль­ность, с ко­то­рой дол­жен иметь де­ло пси­хо­ана­ли­тик. Р. Барт при­ме­нил ме­то­ди­ки лин­гво­се­мио­тич. ана­ли­за к опи­са­нию со­ци­аль­ных и куль­тур­ных яв­ле­ний совр.

ев­роп. об­ще­ст­ва; об­на­ру­же­ние «со­цио­ло­ги­ки» в яв­ле­ни­ях совр. жиз­ни – мо­де, еде, струк­ту­ре го­ро­да, жур­на­лиз­ме – ста­ло це­лью его ра­бот 1950–60-х гг. М. Фу­ко ап­ро­би­ро­вал не­ко­то­рые ус­та­нов­ки С. на ма­те­риа­ле ис­то­рии нау­ки, вы­де­лив на ос­но­ве от­но­ше­ний зна­ко­во-се­мио­тич.

ти­па «эпи­сте­мы» – ин­ва­ри­ант­ные струк­ту­ры, оп­ре­де­ляю­щие осн. воз­мож­но­сти мыс­ли и по­зна­ния в тот или иной куль­тур­ный пе­ри­од («Сло­ва и ве­щи», 1966, рус. пер. 1977). При этом су­ще­ст­во­ва­ние и по­зна­ние че­ло­ве­ка ста­вит­ся в за­ви­симость от су­ще­ст­во­ва­ния и по­зна­ния язы­ка.

Хо­тя Фу­ко при­пи­сы­ва­ли те­зис о «смер­ти че­ло­ве­ка», речь у не­го идёт, по су­ти, об из­ме­не­нии ис­то­рич. кон­фи­гу­ра­ций об­раза че­ло­ве­ка в свя­зи с из­ме­не­ни­ем струк­тур и ус­ло­вий по­зна­ния.

Про­блем­ная общ­ность мно­го­об­раз­ных на­прав­ле­ний в разл. об­лас­тях гу­ма­ни­тар­но­го зна­ния кон­цеп­ту­аль­но офор­ми­лась к сер. 1960-х гг. и по­шла на убыль на ру­бе­же 1960–70-х гг.

, ко­гда из­ме­нил­ся идей­ный кли­мат и на­сту­пи­ла иная эпо­ха: по­ис­ки струк­тур сме­ни­лись по­ис­ка­ми все­го то­го, что так или ина­че вы­ры­ва­лось за рам­ки струк­тур. В этом смыс­ле на­сту­п­ле­ние пост­струк­ту­ра­лиз­ма не оз­на­ча­ло ис­чер­па­ния С. как на­уч.

ме­то­ди­ки, ко­то­рая со­хра­ни­ла своё внут­ри­на­уч­ное зна­че­ние, но пе­ре­ста­ла быть пред­ме­том об­ществ. ин­те­ре­са. Для всех струк­ту­ра­ли­стов, за ис­клю­че­ни­ем К. Ле­ви-Стро­са, ха­рак­тер­ны за­мет­ные кон­цеп­ту­аль­ные сдви­ги, так или ина­че свя­зан­ные с об­ществ.

пе­ре­ме­на­ми на ру­бе­же 1960–70-х гг.: Р. Барт, Ж. Ла­кан, М. Фу­ко, счи­тав­шие­ся сна­ча­ла сто­рон­ни­ка­ми С., ста­ли вос­при­ни­мать­ся как пред­ста­ви­те­ли пост­струк­ту­ра­лиз­ма.

В це­лом С. – не фи­ло­со­фия, а на­уч. ме­то­до­ло­гия вме­сте с об­щим ком­плек­сом ми­ро­воз­зрен­че­ских пред­став­ле­ний. С. и пост­струк­ту­ра­лизм ни­ко­гда не бы­ли сис­те­ма­ти­зи­ро­ван­ны­ми док­три­на­ми. Од­на­ко для С.

бы­ли ха­рак­тер­ны яс­ность и не­ко­то­рая общ­ность ме­то­до­ло­гич.

про­грам­мы, оче­вид­ная да­же в про­цес­се её раз­мы­ва­ния, пост­струк­ту­ра­лизм же су­ще­ст­во­вал ско­рее как об­щее про­стран­ст­во по­ле­ми­ки, не­же­ли как общ­ность про­грамм, и кон­цеп­ту­аль­но за­ви­сел от С. как объ­ек­та кри­ти­ки или от­ри­ца­ния.

Источник: https://bigenc.ru/philosophy/text/4169880

Структурализм и постструктурализм как философские направления

Структурализм

В начале XX в. одним из самых популярных и влиятельных направлений политической философии считается структурализм. Его формирование и развитие происходило под воздействием научных открытий в сфере антропологии и этнической психологии.

Определение 1

Структурализм – это широко известное и популярное течение в гуманитарной мысли прошлого века, которое базируется на определении и изучении структуры как совокупности многоуровневых отношений между частями целого, которые могут сохранять способность устойчиво реагировать на всяческие изменения.

Методологическая основа структурализма

Методология структурализма обязана своему появлению К. Леви-Строссу, Р. Барту, Ф. де Соссюру. Она оказывала серьёзное воздействие на формирование современной политической философии.

Стремление выявить устойчивые связи и отношения – это основа структурной методологии.

Связи и отношения используются в качестве нерушимого ядра, а ключевая роль надаётся природным свойствам составляющих элементов, которые эти связи и образуют.

Именно французский философ и антрополог К. Леви-Стросс применил структурную методологию ко многим видам коммуникативной деятельности относительно примитивных обществ.

К. Леви-Стросс является теоретиком структурализма, создателем концепции структурной антропологии. Он занимался изучение права и философии в Сорбонне, принимал участие в семинарах этнографов и социологов Марселя Мосса.

Некоторое время был в числе профессорского состава университета Сан-Паулу, а также советником по вопросам культуры в США при французском посольстве. Позже занимал руководящую должность в Антропологическом музее в Париже. Являлся профессором Коллеж де Франс. Был членом Французской академии наук.

Имел философское образование и находился под влиянием Ж.-Ж. Руссо, марксистских воззрений, психоанализа и социологии Э. Дюркгейма. Относительно собственной философской позиции он говорил – сверхрационализм, в который он изо всех сил пытался интегрировать чувственное.

Его основными трудами можно считать «Печальные тропики», Структурная антропология», «Первобытное мышление», «Мифологики», «Структура мифов», «Колдун и его магия».

«Структурная антропология», «Мифологики», «Первобытное мышление» были посвящены сравнительному анализу лингвистической структуры языка и структуры кровного родства.

Он доказал, что эти структуры не просто похожи, а идентичны.

В системе кровного родства главным опосредующим фактором коммуникации является женщина, которая подобно словам в языковой системе так же циркулирует между кланами и родами в системе родства.

Относительно общности рассматриваемых систем, мыслитель высказал интересную гипотезу, которая заключалась в том, что обе системы – это продукт производства структур разума, поскольку лингвистическая структура языка и структура кровного родства существует только в человеческом сознании. Посредством сравнительного анализа первобытного мышления современного человека К. Леви-Стросс понял устройство структуры мифа. Далее занялся сравнительным анализом мифов и сделал вывод, что в мифах разных народов можно проследить одни и те же структурные единицы.

Структурный метод К. Леви-Стросса представлен в виде алгоритма:

  • На первом этапе выделяется некоторое множество объектов, в которых предполагается общность структуры.
  • На втором этапе определяется сосредоточение этих объектов во времени, учитывается принцип примата синхронных изучений над диахронными в сфере культуры.
  • На третье происходит распад объектов на элементарные части, их систематизация, выявление специфических функций, которые помогают выявить устойчивые структуры, занимающие в сравнительном анализе важнейшее место.

Постструктурализм и его основные понятия

В современных исследованиях широко используются основные принципы философии структурализма. Это позволяет сделать некоторые сложные для понимания политические феномены более простыми.

Однако современная форма структурализма – постструктурализм  всё же основное внимание стал сосредотачивать на выявлении внутренних факторов. Делается акцент на отличия, интертекстуальность – цитат, аллюзий которые пронизывают многие века и эпохи.

В этом виден и тотальный эстетизм постструктурализма.

Определение 2

Постструктурализм – это общее название нескольких подходов в социально-гуманитарном и философском познании, которое характерно для последней трети XX в. Он нашёл своё выражение в литературоведении, философии, социологии, истории, искусствоведении.

Общественным признаком наступления эпохи постструктурализма отмечен революционный кризис 1968 г. во Франции. Он стал свидетельством того, что произошли изменения духовного климата и социальной чувствительности.

Постструктурализм не пытается объективно выяснять состояние дел, независимое от субъекта или читателя.

Его главная задача заключается в раскрепощении желаний и поиске удовольствия в любом акте жизнедеятельности, не учитывая даже тот факт, что отстранённость любого предмета человеческих желаний делает невозможным реальное получение удовольствия от чего-либо.

Главным концептом и символом, который лежит в основе постструктурализма стало извлечение структуралистского «различия» из общей системы противопоставлений, которая даёт ему смысловое значение и абсолютизирует различия как такового.

Основными представителями постструктурализма являются мыслители М. Фуко, Ж. Деррида, Ж. Бодрийяр.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://Zaochnik.com/spravochnik/filosofija/sotsialnaja-filosofija/strukturalizm-i-poststrukturalizm/

Refy-free
Добавить комментарий