Структура эмпирического знания

Структура эмпирического знания

Структура эмпирического знания

Эксперимент и наблюдение.

На эмпирическом уровне преобладает живое созерцание (чувственное познание), рациональный момент (суждения, понятия) присутствует, но подчинен.

Поэтому объект отражается со стороны своих внешних связей и проявлений, доступных живому созерцанию и выражающих внутренние отношения.

Сбор фактов, их первичное обобщение, описание наблюдаемых данных, их систематизация, классификация и иная фактофиксирующая деятельность — характерные признаки эмпирического познания.

В эмпирическом знании 2 подуровня: а) непосредственные наблюдения (направленное и организованное восприятие предмета) и эксперименты

б) познавательные процедуры, посредством которых осуществляется переход от данных наблюдения к эмпирическим зависимостям и фактам.

1. Наблюдение – целенаправленное изучение предметов, опирающееся в основном на данные органов чувств (ощущения, восприятия, представления). В ходе наблюдения получается знание не только о внешних сторонах объекта познания, но – в качестве конечной цели – о его существенных свойствах и отношениях.

Необходимо отметить, что наблюдение – это не просто пассивное созерцание изучаемых предметов и процессов. Научное наблюдение носит деятельный характер и предполагает предварительную организацию его объектов, обеспечивающую контроль за их поведением.

Наблюдение может быть непосредственным и опосредованным различными приборами и техническими устройствами. С развитием науки наблюдение становится все более сложным и опосредованным.

Основные требования к научному наблюдению: однозначность замысла; наличие системы методов и приемов; объективность.

четкая постановка цели наблюдения; выбор методики и разработка плана; системность; контроль за надежностью и корректностью результатов наблюдения;обработка, осмысление и истолкование полученного массива данных; То есть возможность контроля путем либо повторного наблюдения, либо с помощью других методов (например, эксперимента).

Обычно наблюдение включается в качестве составной части в процедуру эксперимента.

В ходе наблюдения исследователь всегда руководствуется определенной идеей, концепцией или гипотезой. Он не просто регистрирует любые факты, а сознательно отбирает те из них, которые либо подтверждают, либо опровергают его идеи.

2. Эксперимент – активное и целенаправленное вмешательство в протекание изучаемого процесса, соответствующее изменение объекта или его воспроизведение в специально созданных и контролируемых условиях.

Таким образом, в эксперименте объект или воспроизводится искусственно, или становится в определенным образом заданные условия, отвечающие целям исследования.

Тем самым эксперимент осуществляется

— во-первых, как взаимодействие объектов, протекающее по естественным законам;

— во-вторых, как искусственное, человеком организованное действие.

Всякий научный эксперимент всегда направляется какой-либо идеей, концепцией, гипотезой. Данные эксперимента всегда так или иначе «теоретически нагружены» – от его постановки до его интерпретации.

Основные особенности эксперимента:

— более активное (чем при наблюдении) отношение к объекту, вплоть до его изменения и преобразования;

— многократная воспроизводимость изучаемого объекта по желанию исследователя;

— возможность обнаружения таких свойств явлений, которые не наблюдаются в естественных условиях;

Основные стадии осуществления эксперимента: планирование и построение (его цель, тип, средства, методы проведения и т.п.), контроль, интерпретация результатов.

Структура эксперимента (то есть что и кто необходим, чтобы он состоялся): а) экспериментаторы; б) объект эксперимента (то есть явление, на которое осуществляется воздействие); в) система приборов и другое научное оборудование; г) методика проведения эксперимента; д) гипотеза (идея), которая подлежит подтверждению или опровержению.

Эксперимент имеет две взаимосвязанные функции: опытная проверка гипотез и теорий, а также формирование новых научных концепций. В зависимости от этих функций выделяют эксперименты: исследовательские (поисковые), проверочные (контрольные), воспроизводящие, и так далее.

По характеру объектов выделяют физические, химические, биологические, социальные и другие эксперименты.

Важное значение в современной науке имеет решающий эксперимент, целью которого служит опровержение одной и подтверждение другой из двух (или нескольких) соперничающих концепций.

Другие методы эмпирического исследования. Сравнение , Описание Измерение

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/9_191935_struktura-empiricheskogo-znaniya.html

Психологический взляд (PsyVision) — викторины, учебные материалы, каталог психологов

Структура эмпирического знания

Научное познание есть процесс, т.е. развивающаяся система знания, которая включает в себя два основных уровня — эмпирический и теоретический.

На эмпирическом уровне преобладает живое созерцание (чувственное познание), рациональный момент и его формы (суждения, понятия и др.) здесь присутствуют, но имеют подчиненное значение. Поэтому исследуемый объект отражается преимущественно со стороны своих внешних связей и проявлений, доступных живому созерцанию и выражающих внутренние отношения.

Сбор фактов, их первичное обобщение, описание наблюдаемых и экспериментальных данных, их систематизация, классификация — характерные признаки эмпирического познания. Эмпирическое, опытное исследование направлено непосредственно (без промежуточных звеньев) на свой объект.

Оно осваивает его с помощью таких приемов и средств, как описание, сравнение, измерение, наблюдение, эксперимент, анализ, индукция, а его важнейшим элементом является факт.

Эмпирическое знание имеет сложную структуру и можно выделить по меньшей мере два подуровня: наблюдений и эмпирических фактов.

Данные наблюдения содержат первичную информацию, которую мы получаем непосредственно в процессе наблюдения за объектом. Эта информация дана в особой форме – в форме непосредственных чувственных данных субъекта наблюдения, которые фиксируются в форме протоколов наблюдения.

Протоколы наблюдения выражают информацию, получаемую наблюдателем, в языковой форме. В протоколах указывается кто осуществляет наблюдение, с помощью каких приборов, даются характеристики прибора.

Это не случайно поскольку в данных наблюдений наряду с объективной информацией о явлениях содержится некоторый пласт субъективной информации, зависящий от условий наблюдения, приборов и т.д. Приборы могут давать ошибки, поэтому данные наблюдения еще не являются достоверным знанием. Базисом теории являются эмпирические факты.

В отличии от данных наблюдения – это всегда достоверная, объективная информация; это такое описание явлений и связей м/у ними, где сняты субъективные наслоения. Поэтому переход от наблюдений к фактам сложный процесс. Этот процесс предполагает следующие познавательные операции.

(1) рациональную обработку данных наблюдения и поиск в них устойчивого содержания. Для формирования факта необходимо сравнить наблюдения выделить повторяющиеся, устранить случайные и с погрешностью. (2) для установления факта необходимо истолкование выявляемого в наблюдениях инвариантного содержания.

В процессе такого истолкования широко используются ранее полученные теоретические знания. В формировании факта участвуют знания, которые проверены независимо от теории, а факты дают стимул для образования новых теоретических знаний, которые в свою очередь, если они достоверны, могут снова участвовать в формировании новейших фактов, и т.п.

Методы научно-эмпирического исследования.

Наблюдениецеленаправленное пассивное изучение предметов, опирающееся в основном на данные органов чувств. Наблюдение может быть непосредственным и опосредованным различными приборами и другими техническими устройствами. Важным моментом наблюдения является интерпретация его результатов — расшифровка показаний приборов и т. п.

Эксперимент— активное и целенаправленное вмешательство в протекание изучаемого процесса, соответствующее изменение исследуемого объекта или его воспроизведение в специально созданных и контролируемых условиях. Виды (типы) экспериментов весьма разнообразны.

Так, по своим функциям выделяют исследовательские (поисковые), проверочные (контрольные), воспроизводящие эксперименты. По характеру объектов различают физические, химические, биологические, социальные и т. п. Существуют эксперименты качественные и количественные.

Широкое распространение в современной науке получил мысленный эксперимент.

Сравнение— познавательная операция, выявляющая сходство или различие объектов. Оно имеет смысл только в совокупности однородных предметов, образующих класс. Сравнение предметов в классе осуществляется по признакам, существенным для данного рассмотрения.

Описаниепознавательная операция, состоящая в фиксировании результатов опыта (наблюдения или эксперимента) с помощью определенных систем обозначения, принятых в науке.

Измерение— совокупность действий, выполняемых при помощи определенных средств с целью нахождения числового значения измеряемой величины в принятых единицах измерения.

Конечная цель исследований – объяснить совокупность фактов, выявить причины фактов. Причина – это явление, которое в определенных условиях порождает другое явление, называемое следствием. Следствие – это явление, порождаемое причиной.

Под этими явлениями понимается: (1) событие, существование или не существование предметов и т.д.

(наличие вирусов в организме – причина заболевания), (2) взаимодействия предметов и изменения этих предметов, (3) взаимодействие противоположных сторон предмета и изменения, происходящие в данном предмете в результате этого взаимодействия.

Источник: http://psyvision.ru/help/filosofiya/50-filnayki59/548-filnayki31

16. Структура эмпирического знания

Структура эмпирического знания

Структуруэмпирического уровня образуют дваподуровня: непосредственные наблюденияи эксперименты и познавательныепроцедуры, посредством которыхосуществляется переход от данных кэмпирическим фактам. (фиксируются ввысказываниях типа: «более половиныопрошенных в городе недовольны экологиейгородской среды»)

Конечная цель естественно-научногоисследования состоит в том, чтобы найтизаконы, которые управляют природнымипроцессами, и предсказать будущиевозможные состояния этих процессов.

На теоретическом уровнезаконы отображаются «в чистом виде»через систему соответствующих абстракций.На эмпирическом они изучаются по ихпроявлению в непосредственно наблюдаемыхэффектах.

В экспериментальном исследованииона выступает в форме специфическихзадач, которые сводятся к тому, чтобыустановить, как некоторое начальноесостояние испытуемого фрагмента природыпри фиксированных условиях порождаетего конечное состояние.

По отношению ктакой локальной познавательной задачевводится особый предмет изучения. Имявляется объект, изменение состоянийкоторого прослеживается в опыте.

Переход от данных наблюденияк эмпирическим зависимостям предполагаетэлиминацию из наблюдений, содержащихсяв них субъективных моментов. Чтобыполучить эмпирический факт, необходимоосуществить два типа операций. Во-первых,рациональную обработку данных и поискв них инвариантного содержания.

Но тогда возникает проблема:для установления факта нужны теории, аони должны проверяться фактами.Безусловно, при установлении эмпирическогофакта использовались полученные ранеетеоретические законы и положения. Вформировании факта участвуют теоретическиезнания, которые были ранее проверенынезависимо.

Что же касается новых фактов,то они могут служить основой для развитияновых теоретических идей и представлений.

В свою очередь новые теории, превратившиесяв достоверное знание, могут использоватьсяв процедурах интерпретации приэмпирическом исследовании другихобластей действительности и формированииновых фактов.

Таким образом, при исследованииструктуры эмпирического познаниявыясняется, что не существует чистойнаучной эмпирии, не содержащей в себепримесей теоретического. Но это являетсяне препятствием для формированияобъективно истинного эмпирическогознания, а условием такого формирования.

17. Структура теоретического знания

Структура научной теориибудет близка к простой систематизацииопытных данных (индукций в виде понятийи эмпирических законов), где преобладаетвзаимодополнение, а не субординацияили выводимость.

Примерами структурнаучной теории, предопределенныхрационализмом и эмпиризмом, в термодинамикеслужат соответственно молекулярно-кинетическаятеория теплоты и термодинамика трехначал.

Здесь можно выделить два подуровня:частные теоретические модели и законы,которые выступают в качестве теорий,относящихся к ограниченной областиявлений и развитые научные теории,включающие частные теоретические законыв качестве следствий, выводимых изфундаментальных законов теории.

Примерамизнаний первого подуровня могут служитьзаконы, характеризующие отдельные видыдвижения: движения планет вокруг Солнца(законы Кеплера), свободного падениятел (законы Галилея). Они были полученыдо того, как была построена ньютоновскаямеханика.

Сама же эта теория, обобщившаявсе предшествующие ей теоретическиезнания об отдельных аспектах механическогодвижения, выступает типичным примеромразвитых теорий. В основании развитойтеории можно выделить фундаментальнуютеоретическую схему, которая построенаиз небольшого набора базисных абстрактныхобъектов, конструктивно независимыхдруг от друга, и относительно которойформулируются фундаментальныетеоретические законы.

Эти частные схемы подчиненыфундаментальной, но по отношению другк другу могут иметь независимый статус.Образующие их абстрактные объектыспецифичны.

Они могут быть сконструированына основе абстрактных объектовфундаментальной теоретической схемыи выступать как их своеобразнаямодификация.

Различию между фундаментальнойи частными теоретическими схемами всоставе развитой теории соответствуетразличие между ее фундаментальнымизаконами и их следствиями. Долгое времядоминировало представление о теориикак гипотетико-дедуктивной системе.

Структура теории рассматривалась поаналогии со структурой формализованнойматематической теории и изображаласькак иерархическая система высказываний,где из базисных утверждений верхнихярусов строго логически выводятсявысказывания нижних ярусов вплоть довысказываний, непосредственно сравнимыхс опытными фактами.

Иерархическойструктуре высказываний соответствуетиерархия взаимосвязанных абстрактныхобъектов. Связи же этих объектов образуюттеоретические схемы различного уровня.И тогда развертывание теории предстаетне только как оперирование высказываниями,но и как мысленные эксперименты сабстрактными объектами теоретическихсхем. Теоретические схемы играют важнуюроль в развертывании теории.

Выводследствий из фундаментальных уравненийтеории осуществляется не только за счетформальных операций над высказываниями,но и за счет мысленных экспериментов сабстрактными объектами, позволяющихредуцировать фундаментальную теоретическуюсхему к частным.

При выводе следствийиз базисных уравнений теории исследовательосуществляет мысленные экспериментыс теоретическими схемами, используяконкретизирующие допущения и редуцируяфундаментальную схему соответствующейтеории к той или иной частной теоретическойсхеме.

Специфика сложных форм теоретическогознания состоит в том, что операциипостроения частных теоретических схемна базе конструктов фундаментальнойтеоретической схемы не описываются вявном виде в постулатах и определенияхтеории.

Эти операции демонстрируютсяна конкретных образцах, которые включаютсяв состав теории в качестве эталонныхситуаций, показывающих, как осуществляетсявывод следствий из основных уравненийтеории. Неформальный характер всех этихпроцедур, необходимость каждый разобращаться к исследуемому объекту иучитывать его особенности приконструировании частных теоретическихсхем превращают вывод каждого очередногоследствия из основных уравнений теориив особую задачу.

Развертываниетеории осуществляется в форме решениятаких задач.

ПРОБЛЕМА— форма знания, содержанием которойявляется то, что еще не познано человеком,но что нужно познать. Проблема — процесс,включающий два основных момента —постановку и решение. Правильноевыведение проблемного знания изпредшествующих фактов и обобщений,умение верно поставить проблему —необходимая предпосылка ее успешногорешения.

ГИПОТЕЗА— предположение, сформулированное наоснове ряда фактов, истинное значениекоторого неопределенно и нуждается вдоказательстве. Гипотетическое знаниеносит вероятный, а не достоверныйхарактер.

ТЕОРИЯ— форма научного знания, дающая целостноеотображение связей определенной областидействительности. Примерами этой формызнания являются классическая механикаНьютона, эволюционная теория Дарвина.

Источник: https://studfile.net/preview/4083547/page:13/

Структура эмпирического и теоретического уровней знания

Структура эмпирического знания

Эмпирический и теоретический уровни имеют сложную организацию. В них можно выделить особые подуровни, каждый из которых характеризуется специфическими познавательными процедурами и особыми типами получаемого знания.

На эмпирическом уровне мы можем выделить по меньшей мере два подуровня: во-первых, наблюдений, во-вторых, эмпирических фактов.

Данные наблюдения содержат первичную информацию, которую мы получаем непосредственно в процессе наблюдения за объектом. Эта информация дана в особой форме — в форме непосредственных чувственных данных субъекта наблюдения, которые затем фиксируются в форме протоколов наблюдения. Протоколы наблюдения выражают информацию, получаемую наблюдателем, в языковой форме.

В протоколах наблюдения всегда содержатся указания на то, кто осуществляет наблюдение, а если наблюдение строится в процессе эксперимента с помощью каких-либо приборов, то обязательно даются основные характеристики прибора.

Это не случайно, поскольку в данных наблюдений наряду с объективной информацией о явлениях содержится некоторый пласт субъективной информации, зависящий от состояния наблюдателя, показаний его органов чувств. Объективная информация может быть искажена случайными внешними воздействиями, погрешностями, которые дают приборы, и т. д.

Наблюдатель может ошибиться, снимая показания с прибора. Приборы могут давать как случайные, так и систематические ошибки. Поэтому данные наблюдения еще не являются достоверным знанием, и на них не может опираться теория. Базисом теории являются не данные наблюдения, а эмпирические факты.

В отличие от данных наблюдения факты — это всегда достоверная, объективная информация; это такое описание явлений и связей между ними, где сняты субъективные наслоения. Поэтому переход от данных наблюдения к эмпирическому факту — довольно сложная процедура.

Часто бывает так, что факты многократно перепроверяются, а исследователь, ранее считавший, что имеет дело с эмпирическим фактом, убеждается, что полученное им знание еще не соответствует самой реальности, а значит, не является фактом.

Переход от данных наблюдения к эмпирическому факту предполагает следующие познавательные операции. Во-первых, рациональную обработку данных наблюдения и поиск в них устойчивого, инвариантного содержания.

Для формирования факта необходимо сравнить между собой множество наблюдений, выделить в них повторяющееся и устранить случайные возмущения и погрешности, связанные с ошибками наблюдателя. Если наблюдение осуществляется так, что производится измерение, то данные наблюдения записываются в виде чисел.

Тогда для получения эмпирического факта требуется определенная статистическая обработка данных, позволяющая выявить в них инвариантное содержание измерений.

Поиск инварианта как способ установления факта свойствен не только естественнонаучному, но и социально-историческому знанию. Скажем, историк, устанавливающий хронологию событий прошлого, всегда стремится выявить и сопоставить множество независимых исторических свидетельств, выступающих для него в функции данных наблюдения.

Во-вторых, для установления факта необходимо истолкование выявляемого в наблюдениях инвариантного содержания. В процессе такого истолкования широко используются ранее полученные теоретические знания.

Характерной в этом отношении является история открытия такого необычного астрономического объекта, как пульсар. Летом 1976 года аспирантка известного английского радиоастронома Э. Хьюиша мисс Белл случайно обнаружила на небе радиоисточник, который излучал короткие радиоимпульсы.

Многократные систематические наблюдения позволили установить, что эти импульсы повторяются строго периодически, через 1,33 с. Первоначальная интерпретация этого инварианта наблюдений была связана с гипотезой об искусственном происхождении этого сигнала, который посылает сверхцивилизация.

Вследствие этого наблюдения засекретили, и почти полгода о них никому не сообщалось.

Затем была выдвинута другая гипотеза — о естественном происхождении источника, подкрепленная новыми данными наблюдений (были обнаружены новые источники излучения подобного типа). Эта гипотеза предполагала, что излучение исходит от маленького быстро вращающегося тела.

Применение законов механики позволило вычислить размеры данного тела — оказалось, что оно намного меньше Земли. Кроме того, было установлено, что источник пульсации находится именно в том месте, где более тысячи лет назад произошел взрыв сверхновой звезды.

В конечном итоге был установлен факт, что существуют особые небесные тела — пульсары, являющиеся остаточным результатом взрыва сверхновой.

Мы видим, что установление эмпирического факта требует применения целого ряда теоретических положений (в данном случае это сведения из области механики, электродинамики, астрофизики и т. д.

), но тогда возникает очень сложная проблема, которая дискутируется сейчас в методологической литературе: получается, что для установления факта нужны теории, а они, как известно, должны проверяться фактами.

Специалисты-методологи формулируют эту проблему как проблему теоретической нагруженности фактов.

Парадокс теоретической нагруженности факта разрешается только в том случае, если взаимодействие теории и факта рассматривается исторически и диалектически.

Безусловно, при установлении приведенного выше эмпирического факта использовались многие полученные ранее теоретические законы и положения.

В этом смысле, действительно, эмпирический факт оказывается теоретически нагруженным, он не является независимым от наших предшествующих теоретических знаний.

Для того чтобы существование пульсаров было установлено в качестве научного факта, потребовалось применить законы Кеплера, законы термодинамики, законы распространения света — достоверные теоретические знания, ранее обоснованные другими фактами. Если же эти законы окажутся неверными, то необходимо будет пересмотреть и факты, которые основываются на этих законах.

В свою очередь, уже после открытия пульсаров вспомнили, что существование этих объектов было теоретически предсказано советским физиком Л. Д. Ландау, так что этот факт стал еще одним подтверждением его теории, хотя при установлении этого факта теория советского физика не использовалась.

Итак, в формировании факта участвуют знания, которые проверены независимо от теории, а факты дают стимул для образования новых теоретических знаний, которые, в свою очередь, если они достоверны, могут снова участвовать в формировании новейших фактов, и т. п.

Перейдем теперь к организации теоретического уровня знаний. Здесь тоже можно выделить два подуровня.

Первый — частные теоретические модели и законы. Они выступают как теории, относящиеся к достаточно ограниченной области явлений. Примерами таких частных теоретических законов могут служить закон колебания маятника в физике или закон движения тел по наклонной плоскости, которые были найдены до того, как была построена ньютоновская механика.

В этом слое теоретического знания, в свою очередь, обнаруживаются такие взаимосвязанные образования, как теоретическая модель, которая объясняет явления, и закон, который формулируется относительно модели. Модель включает идеализированные объекты и связи между ними.

Например, если изучаются колебания реальных маятников, то для того чтобы выяснить законы их движения, вводится представление об идеальном маятнике как материальной точке, висящей на недеформируемой нити. Затем вводится другой объект — система отсчета.

Это тоже идеализация, а именно идеальное представление реальной физической лаборатории, снабженной часами и линейкой. Наконец, для выявления закона колебаний вводится еще один идеальный объект — сила, которая приводит в движение маятник.

Сила — это абстракция от такого взаимодействия тел, при котором меняется состояние их движения.

Система из перечисленных идеализированных объектов (идеальный маятник, сила, система отсчета) образует модель, которая и представляет на теоретическом уровне сущностные характеристики реального процесса колебания любых маятников. Исследуя эту модель и описывая ее связи на языке математики, можно получить формулу:

мx + kx = 0,

которая является законом малых колебаний. Этот закон относится к идеальной модели.

Но если доказано, что эта модель выражает сущностные отношения реальных опытных ситуаций, то мы можем закон отнести ко всем ситуациям данного класса.

Таким образом, непосредственно закон характеризует отношения идеальных объектов теоретической модели, а опосредованно он применяется к описанию эмпирической реальности.

Второй подуровень теоретического знания развитая теория. В ней все частные теоретические модели и законы обобщаются таким образом, что они выступают как следствия фундаментальных принципов и законов теории.

Иначе говоря, строится некоторая обобщающая теоретическая модель, которая охватывает все частные случаи, и применительно к ней формулируется некоторый набор законов, которые выступают как обобщающие по отношению ко всем частным теоретическим законам.

Таковой, например, является ньютоновская механика. В той формулировке, которую придал ей Л.

Эйлер, она вводила фундаментальную модель механического движения посредством таких идеализации, как материальная точка, которая движется в пространстве-времени системы отсчета под действием некоей обобщенной силы.

Природа этой силы далее не конкретизируется — ею может быть квазиупругая сила, или сила удара, или сила притяжения. Речь идет о силе вообще.

Относительно такой модели и формулируются три закона Ньютона, которые выступают в данном случае как обобщение множества частных законов, отражающих сущностные связи отдельных конкретных видов механического движения (колебание, вращение, движение тела по наклонной плоскости, свободное падение и т. д.). На основе таких обобщенных законов можно далее дедуктивным путем предсказывать и новые частные законы.

Два рассмотренных типа организации научного знания — частные теории и обобщающие развитые теории — взаимодействуют как между собой, так и с эмпирическим уровнем знания.

Итак, научное знание в любой области науки представляет собой огромную массу взаимодействующих между собой различных типов знаний.

Теория принимает участие в формировании фактов; в свою очередь, факты требуют построения новых теоретических моделей, которые сначала строятся как гипотезы, а потом обосновываются и превращаются в теории.

Бывает и так, что сразу строится развитая теория, которая дает объяснение известным, но не нашедшим ранее объяснения фактам, либо заставляет по-новому интерпретировать известные факты. В общем, существуют разнообразные и сложные процедуры взаимодействия различных слоев научного знания.

Источник: https://filosofka.ru/science/struktura-jempiricheskogo-i-teoretiche/

Структура эмпирического знания (стр. 1 из 5)

Структура эмпирического знания

ВОПРОС 1

ИЗ ПЕРВОГО ИСТОЧНИКА

Структура эмпирического знания

Исходной формой любого эмпирического познания исторически служит наблюдение, поскольку именно с него начинается познание. Логически же оно имеет более широкий характер применения, ибо используется как в обыденном, так и в научном познании.

Научные наблюдения и их особенности

Наблюдение в науке существенно отличается от обыденного или случайного наблюдения тем, что представляет собой целенаправленное, систематическое и организованное восприятие изучаемых предметов и явлений.

Связь наблюдения с чувственным познанием очевидна, поскольку процесс восприятия действительности связан с переработкой и синтезом тех ощущений, впечатлений и образов, которые наблюдатель получает от внешнего мира. Все они являются отображением отдельных чувственно воспринимаемых свойств, сторон и отношений наблюдаемых предметов и явлений.

Иногда наблюдение может относиться также к восприятию переживаний, чувств и других психических состояний самого субъекта. Такое наблюдение называют интроспекцией.

Деятельность сознания в процессе наблюдений не ограничивается только объединением и синтезом ощущений в единый чувственный образ, или восприятие.

Активная роль сознания на эмпирической стадии познания проявляется прежде всего в том, что ученый не просто фиксирует встречающиеся ему факты, а сознательно и целенаправленно ищет их, руководствуясь определенной идеей, предположением, гипотезой или теорией.

Поэтому часто говорят, что наблюдения в науке «теоретически нагружены», т.е. предполагают взаимодействие с теоретическими представлениями.

Сторонники эмпиризма и позитивизма, чтобы гарантировать чистоту и надежность наблюдений, требуют отказаться при этом от какой-либо связи эмпирических фактов с предварительными теоретическими идеями и гипотезами.

Логические позитивисты, например, предлагали даже создать «чистый язык наблюдений», не содержащий и не предполагающий какой-либо связи с теоретическим языком. Нетрудно, однако, понять, что все подобные программы оказались явно утопическими.

Даже в обыденном познании при наблюдениях люди опираются на прежние житейские мысли, опыт и обобщения.

В отличие от простых, повседневных наблюдений, которые большей частью случайны и неорганизованны, научные наблюдения имеют систематический и упорядоченный характер: одного или нескольких случаев наблюдения обычно бывает явно недостаточно, чтобы на этом основании судить, например, о подтверждении или опровержении гипотезы.

Наблюдения в науке характеризуются также своей целенаправленностью: предпринимая исследование, каждый ученый ставит перед собой вполне определенную цель: подтвердить или опровергнуть интересующее его гипотезу или теорию. Таким образом, ученый не просто регистрирует любые факты, а осуществляет их селекцию, т.е. сознательно отбирает те из них, которые имеют отношение к поставленной им цели.

Взаимосвязь и взаимодействие научных наблюдений с теоретическими представлениями дает возможность не только целенаправленно искать новые факты, но и правильно их истолковывать, а тем самым отделять существенные факты от несущественных.

Вот почему в науке редко бывает, чтобы важные открытия делались неспециалистами, хотя бы потому, что случай, как указывал известный французский микробиолог Луи Пастер, может научить чему-то только подготовленный ум.

В научных наблюдениях широко используются также специальные средства и устройства (микроскопы, телескопы, фотокамеры, кино и теле аппараты и т.д.), которые служат для того, чтобы компенсировать природную ограниченность органов чувств человека, повысить точность и объективность результатов наблюдения.

С точки зрения эпистемологии следует обратить особое внимание на следующие особенности научных наблюдений.

Интерсубъективный характер. Поскольку наблюдения в науке служат, с одной стороны, эвристической основой для построения гипотез и теорий, а с другой — средством для их эмпирической проверки, постольку они должны давать результаты, которые не должны зависеть от воли, желаний и намерений субъекта.

Эти результаты должны быть воспроизводимы любым исследователем, который знаком с соответствующей проблемой. Часто поэтому говорят, что наблюдения должны информировать нас об объективных свойствах и закономерностях реальных явлений и процессов. Более точнее нам кажется говорить в данном случае об интерсубъективности результатов наблюдений, т.е.

об их независимости от индивидуального исследователя, возможности их повторения и воспроизведения другими учеными. Однако достижение такой цели связано с немалыми трудностями и ошибками.

Хотя наблюдения основаны на чувственном восприятии, тем не менее эти восприятия не являются чисто пассивным созерцанием действительности, поскольку сознание не только отражает мир, но и творит его.

В процессе такого ак­тивного, творческого освоения мира даже на чувственной ступени познания возможны ошибки, заблуждения и даже простые иллюзии, связанные с деятельностью органов чувств. Всем хорошо известно, например, что палка, опущенная в воду, кажется сломанной.

Ошибочность такой иллюзии опровергается опытом, а теоретически объясняется законом преломления света на границе двух сред. Значительно труднее обстоит дело с такими ошибками наблюдения, которые связаны с предвзятыми представлениями, ошибочными исходными установками и другими субъективными факторами, особенно при косвенных наблюдениях. Поэтому первым необходимыми, хотя и недостаточным условием получения верных результатов наблюдения является требование, чтобы эти результаты имели интерсубъективный характер, и могли быть получены другими наблюдателями.

С этой точки зрения становится ясным, что непосредственные данные чувственного опыта отдельного субъекта, так называемые sense data, которые выдвигались эмпиристами в качестве подлинно верного источника знаний, имеют небольшую ценность в науке именно потому, что индивидуальные ощущения и восприятия не поддаются объективному контролю и проверке.

При научном подходе к исследованию интерсубъективность служит важным этапом на пути достижения объективно истинного знания.

Но и в этом случае результаты наблюдений разных исследователей тщательно анализируются в свете существующих теоретических представлений, а их точность и достоверность проверяется с помощью специальных приборов и регистрирующих устройств.

На первый взгляд может показаться, что использование приборов наблюдения, усиливающих точность наблюдений, целиком исключает, если не ошибки, то субъективизм в процессе наблюдения.

Нетрудно, однако, понять, что данные, фиксируемые приборами, сами по себе еще ни о чем не говорят.

Они требуют соответствующей интерпретации, которая осуществляется на основе соответствующих теоретических представлений.

Интерпретация данных наблюдения. Термин «данные наблюдения» может породить ошибочное впечатление, что они даются наблюдателю чуть ли не в готовом виде.

Такое впечатление в какой-то мере соответствует обыденному представлению о результатах наблюдения, но явно противоречит научной практике.

Как правило, в науке данные представляют собой результат длительного, тщательного и продуманного исследования.

Во-первых, поскольку данные получаются отдельными исследователями,- то они должны быть освобождены от различных наслоений и субъективных впечатлений. Как уже отмечалось выше, науку интересуют объективные факты, которые допускают контроль и проверку, в то время как непосредственные чувственные впечатления являются исключительно достоянием субъекта.

Во-вторых, в качестве данных в науку входят не просто ощущения и восприятия от наблюдаемых предметов и явлений, а результаты их рациональной переработки, включающей стандартизацию данных наблюдения с помощью статистической теории ошибок, а также осмысления их с точки зрения соответствующей теории.

Стандартизация предполагает приведение данных к некоторым нормальным (стандартным) условиям наблюдения, чтобы можно было их подвергнуть первичной систематизации. Для этого составляются таблицы, строятся графики и диаграммы.

Этот материал может быть использован для выдвижения предварительных обобщений и построения простейших эмпирических гипотез.

В-третьих, подлинная интерпретация данных наблюдения в терминах соответствующей теории проводится тогда, когда они начинают применяться в качестве свидетельств для подтверждения или опровержения тех или иных гипотез. Необходимым условием для использования таких данных является их релевантность к проверяемой гипотезе, т.е.

возможность с их помощью проверить гипотезу, т.е. либо подтвердить, либо опровергнуть ее. Обычно свидетельствами считаются только те данные наблюдения, которые имеют непосредственное отношение к гипотезе и предсказаны определенной теорией.

Почему мы считаем туманный след в камере Вильсона свидетельством в пользу того, что он оставлен заряженной микрочастицей? Очевидно, потому, что он предсказан теорией иониза­ции.

Точно также наблюдение Эрстедом отклонения магнитной стрелки над проводником, по которому идет ток, натолкнуло его мысль на то, что в данном случае ток образует магнитное поле.

Этот пример показывает, что хорошо подготовленные и осмысленные наблюдения могут служить не только для проверки готовых гипотез и теорий, но и служить средством, эвристического поиска новых теорий.

Приведенные примеры показывают, что данные наблюдения сами по себе, без теоретической их интерпретации не могут служить свидетельствами «за» или «против» какой-либо гипотезы. Пока не существует теоретического осмысления данных наблюдения, вновь обнаруженные факты в лучшем случае могут оставаться случайными и непонятными открытиями.

К ним можно отнести, например, открытие еще древними греками свойства янтаря, натертого о сукно, притягивать легчайшие тела (то, что называют теперь электризацией трением) или свойства магнитного железняка притягивать металлические предметы (естественный магнетизм). Вплоть до создания электромагнитной теории все эти наблюдения оставались непонятными, несмотря на попытки объяснить их с помощью механических моделей электрических и магнитных жидкостей. Таким образом, отличие научного наблюдения от обыденного состоит не только в объективности и точности результатов наблюдения, но и широком использовании теоретических понятий и законов для их интерпретации и

Источник: https://mirznanii.com/a/233561/struktura-empiricheskogo-znaniya

Refy-free
Добавить комментарий