Содержание памятной книги: «Мы – Первая рота курсантов»

Казарменная субкультура курсантов

Содержание памятной книги: «Мы – Первая рота курсантов»

Р. Ю. ПОЛЯКОВ

ПОЛЯКОВ Роман Юрьевич — кандидат исторических и технических наук, начальник кафедры Пензенского артиллерийского инженерного института (E-mail: R.U.Polyikov@mail).

Руководство Вооруженными силами РФ озабочено уровнем воинской дисциплины и поведения. Курсанты,  нарушающие воинскую дисциплину, стараются придерживаться определенного стиля поведения и являются носителями культуры, развитой в той или иной мере в данной социальной группе.

Нормы и ценности, отличающие группу от большинства общества, называются субкультурой (лат. sub — под — неосновной, неглавный). Следовательно, любая субкультура — это часть культуры общества, стоящая около основной культуры, зависящая от нее.

Можно говорить о молодежной субкультуре, субкультуре определенных социальных слоев. Ценности субкультуры не означают отказа от культуры, принятой большинством, они обнаруживают лишь некоторые отклонения от неё.

Это говорит о том, что нарушений воинской дисциплины без специфической казарменной субкультуры не бывает, так же как данная субкультура не может существовать без нарушений.

Ее в курсантской среде порождают те же причины, что и нарушения воинской дисциплины и аморальное поведение; она чужда официальной культуре армии и общества и является в ней своеобразной, «другой жизнью». Невозможно понять суть нарушений воинской дисциплины без ее анализа, так как она — питательная среда для нарушителей воинского порядка.

Казарменная субкультура, как и нарушения воинской дисциплины, имеет множество причин. Целостной концепции причин и условий ее возникновения и функционирования пока нет.

Это в значительной степени связано с неизученностью социальных процессов не только в молодежной среде (в курсантской в частности), но и в духовной сфере общества в целом.

При ее рассмотрении как объективной реальности,  определенного социального института можно сделать вывод, что она отличается от обычной молодежной субкультуры асоциальным содержанием, выраженными тоталитарными способами влияния на поведение людей.

Благодаря эмоциональному и игровому характеру, налету таинственности и необычности, ложной романтике, она легко усваивается и быстро распространяется в среде молодых людей. В обычных условиях местами ее функционирования являются общественные туалеты, подъезды домов, подвалы, чердаки,  отдаленные скверы, строения и т.д.

Усвоение норм и ценностей данной субкультуры является своеобразной формой самоутверждения личности.

На ее живучесть в курсантской среде влияет отсутствие социальных идеалов у молодежи, ошибки в работе с ними, недопонимание особенностей их возраста. Но все это вторично.

Первичны социальные и экономические причины. Девиантная субкультура военнослужащих — слепок с той, которая создана в стране.

Сложились свои эстетические вкусы, приоритеты, ценности. Прежде всего это стр. 117 касается понятия «красивая жизнь», составными элементами которой считается изменение формы одежды,  музыка, наличие дорогого мобильного телефона, нанесение определенного типа татуировок, жаргон и т.п.

Все основные элементы рассматриваемой субкультуры можно классифицировать следующим образом:

— поведенческие атрибуты, к которым относятся нарушение формы одежды, ношение неуставного белья,

ушивание формы, нецензурные выражения. Все они выступают в качестве регуляторов поступков и поведения некоторых курсантов;

— стратификационно-стигмативные (от греч. sigma — клеймо) элементы: деление курсантов на курсы обучения, привилегии для определенных лиц (особенно на старших курсах) как способ их стигматизации;

— коммуникативные атрибуты (татуировки, клички, жаргон), выступающие как средство общения,

межличностного и межгруппового взаимодействия;

— сексуально-эротические ценности — особое отношение к лицам противоположного пола, эротика,

выражающаяся в «туалетно-заборной» живописи;

— особое отношение к своему здоровью — от симуляции болезненного состояния до усиленного занятия спортом, «накачкой» мышц;

— употребление спиртных напитков как средство сплочения группы, самоутверждения курсантов в ближайшем окружении.

Рассмотрим некоторые из этих элементов.

«Туалетную» живопись в курсантской среде можно в основном подразделить на сексуальную, «превосходную» и «недовольную». К превосходной относятся надписи типа «2 курс 3 факультета», «535 — 2» (учебное отделение).

К недовольной — надписи типа «Иванов — чмо», «1 курс 4 факультета — мыши». Чаще всего надписи возникают на партах и стульях в классах, на стендах и фотографиях, на стенах и заборах.

В большинстве случаев данные надписи делаются на видных для офицеров, других курсантов местах.

Татуирование возникает из множества внешних и внутренних причин. К внешне обусловленным

(экзогенным) татуировкам относятся те, которые явились результатом уговоров в сомнительных компаниях до поступления в военный вуз.

К внутренне обусловленной (эндогенной) татуировке относятся те, которые сделаны под влиянием внутренних факторов личности. При этом влияния внешнего и внутреннего мира всегда дополняют друг друга.

При преобладании влияний окружающей среды существует, по крайней мере,

в момент татуирования, податливость, а при преобладании внутренних влияний имеет место тенденция к украшению своего тела.

Из эндогенных влияний наиболее сильным и важным является нарцистическая установка субъекта. Под нарциссизмом понимается состояние, при котором человек относится к своему телу как к сексуальному объекту. Элементы нарцизма, часто довольно значительные, имеют место в душевной жизни каждого человека.

Несомненно, татуировка является по существу бесцельным и во многих отношениях нецелесообразным актом, смысл которой сводится исключительно к украшению своего тела. Рассматривая курсантский коллектив, исследователи имеют дело с организованным однополым коллективом, в котором существует большее или меньшее ограничение свободы передвижения.

Длительное пребывание в таком коллективе создаёт условия для фиксации интереса к собственному телу. Замечено, что около 90%

курсантов, имеющих татуировки, внешне сильные и рослые ребята, занимаются тяжелой атлетикой и культуризмом.

Очень важным моментом для правильного понимания психологии татуирования следует считать возраст исследованных к моменту татуирования.

Около 80% исследованных курсантов нанесли себе татуировку в военном вузе на 3 — 5 курсах (19 — 21 год).

Это возраст, который соответствует периоду выбора сексуального объекта во внешнем мире, когда нарцистическая установка наиболее ярко выражена, когда выбор объекта,

даже если он имеет место, происходит преимущественно по нарцистическому типу, иными словами, когда человек готов уважать всякого, кто окажет ему внимание, когда он прибегает ко всевозможным компенсаторным приспособлениям, чтобы повысить свою ценность.

Важным фактором в процессе возникновения татуировки является низкий культурный уровень некоторых курсантов. В стремлении, свойственном до известной степени всякому человеку, сделать свою личность более значимой, менее образованный и менее организованный человек пытается подчеркнуть свою обособленную индивидуальность с помощью чисто внешних и искусственных отличительных признаков.

Другими словами налицо повышение своего статуса.

Из эндогенных факторов некоторую долю участия в татуировке принимают, может быть, и неосознанные мазохистские тенденции к самонаказанию; здесь не имеются в виду болевые ощущения, связанные с процедурой татуирования.

На вопрос о мотивах такой процедуры один из исследованных ответил: «От нечего делать и от расстройства жизни».

В этих словах нельзя не почувствовать некоторого недовольства собой, глухого раздражения против себя, невысказанной горечи и желания унизить, наказать себя.

Решающим фактором, побуждающим к нанесению татуировки, является воздействие асоциальной среды, в которой это считается особыми групповыми ценностями. Преломленное через внутренние условия личности

(ее установки, ориентации, убеждения) содержание татуировок интериоризируется, закрепляясь в свойствах и качествах личности.

Поскольку она для некоторых курсантов становится особой ценностью, молодые люди начинают бравировать ею, пытаются с ее помощью демонстрировать свою исключительность.

И здесь следует напомнить, что воздействие на неокрепшую психику молодежи оказывает реклама тату-салонов и их «художественных» произведений.

На процесс татуирования влияют принципы и нормы семьи курсанта как социальной ячейки общества. Не случайно доля татуированных курсантов из неблагополучных семей значительно больше, чем из семей благополучных. Ослабление контроля за несовершеннолетними, аморальность родителей и взрослых — одна из причин распространенности татуировок.

Например, нанесение татуировок у 15% курсантов из числа имевших их, является семейной традицией. В некоторых татуировках отражается личность курсанта, его ценности, образ мыслей, установки. Однако часть курсантов прибегает к татуированию как к моде, под давлением окружения или подражания, или как следствие необдуманного поступка.

Какова ее тематика? Выяснилось, что содержание татуировок и место их расположения зависят от капризов моды.

В настоящее время в курсантской среде получили распространение разные рисунки экзотических животных (дракон, скорпион) или восточных иероглифов, которые наносятся на грудь или на спину в районе лопатки.

Татуировки в форме ленточек в основном наносятся на плечо, реже на голень. Около 3 — 5%

курсантов служили в армии до поступления в вуз. Среди таких процент татуированных составляет большинство. В основном солдаты отражают вид вооруженных сил, группу войск или округ, символы вида или рода войск (раскрытый парашют, танки и т.п.), даты призыва и демобилизации, имя любимой девушки,

памятные знаки о пребывании в горячих точках или особых районах службы.

В курсантской среде распространены клички. В большинстве случаев они не носили унизительного и оскорбительного характера. Но это — непременный атрибут казарменной субкультуры. В них видны особенности взаимоотношений в исследуемой среде. Мы попытались определить отношение к ним их носителей, выяснить, при каких обстоятельствах они получены.

Распространенность кличек среди курсантов можно объяснить возрастными особенностями, склонностью к игре, и в меньшей степени — необходимостью соблюдать нормы и законы уголовного мира.

Они выполняют несколько взаимосвязанных функций: заменяют фамилию (функция обозначения); являются средством стигматизации; закрепляют статус личности в групповой иерархии; служат вербальным средством деперсонализации (путем наделения человека неблагозвучными и оскорбительными кличками); служат вербальным средством персонализации личности (путем наделения «авторитетных» курсантов более благозвучными, «почетными», кличками).

Анализ выявления закономерности наделения курсантов кличками, определения механизмов, с помощью которых они образуются, показал, что в кличках отражается внешность человека, его физические данные, психологические особенности, черты характера, поведение,

специфика преступной деятельности. В клички трансформируются фамилии и имена, отражают социальнорегиональное происхождение, национальную принадлежность, прежнюю (гражданская) жизнь и др.

Достаточно распространены и информативны такие, в которых отражены характерологические особенности, поведение курсанта: жадность, зловредность, хитрость, пронырливость, изворотливость, наглость, тупость, несообразительность и др.

Из физических особенностей в кличках выделяются недостатки физического развития и особенности внешнего облика. Подобные даются в основном менее уважаемым, скромным и тихим курсантам. Например, величина носа, ушей («Флюгер», «Локатор»), выпуклые светлые глаза («Рыба») и т.п.

В курсантской среде можно услышать такие, которые даются по именам внешне похожих известных телевизионных персонажей (киноактеры или мультипликационные персонажи). Это явление распространено на младших курсах.

Широко используется принцип противоположности с ироническим подчеркиванием физических особенностей и других качеств («Малыш» — рослый, большой верзила; «Шварц»

— худой и слабый человек и т.п.). Ирония здесь чаще всего используется не как средство унижения человека, а как его деперсонализация, стигматизация.

Поступают в военный вуз молодые люди со всей страны. В первые дни пребывания вместе, сдавая вступительные экзамены, зачастую не зная имен и фамилий одногруппников, некоторых абитуриентов называют по региону, откуда он приехал, или по национальности. Для многих курсантов эти клички остаются и на весь период обучения.

Вот небольшой их перечень: «Самара» — жил до поступления в одноименном городе, «Бульбаш» — выходец из Беларуси, «Мордвин» — русский, жил в Саранске и т.д. Повышение уровня образования населения, постоянный показ в СМИ, появление моды на иностранные языки увеличивают количество курсантов, имеющих клички с использованием иностранных слов.

Иметь иноязычную кличку типа «Джон», «Майкл», «Рембо» престижно. Поэтому Денис становится «Дэном», Женя — «Джеком».

Безразличное отношение к кличкам встречается редко. Наш анализ показал, что избавиться от кличек или заменить их курсанты хотят потому, что клички унижают человека (65%), не соответствуют статусу личности (15%), 8% хотели бы избавиться от кличек по другим причинам.

Есть случаи, когда курсанты хотят, чтобы у них сохранилась кличка, полученная в школе. Поэтому, приехав из другого города поступать в военный вуз, эти курсанты в разговоре с однокурсниками упоминают свою старую кличку (а иногда и прямо говорят, чтобы его так называли).

Изучение казарменной субкультуры курсантов позволяет сделать вывод, что она представляет собой явление, находящееся в сложной взаимосвязи с культурой общества, социальными процессами, происходящими в нем. Она непосредственно связана с нарушителями воинской дисциплины.

В то же время нормы и ценности ее являются мощными регуляторами индивидуального поведения некоторых курсантов, обладают степенью референтности в силу действия механизмов психического заражения, подражания и особенно прессинга, постоянно создающих для молодого человека ситуацию фрустрации и психической травмы.

В теории и на практике сложились два противоположных подхода к рассматриваемой проблеме, которые непосредственно проявляются в организации процесса воспитания курсантов.

https://www.youtube.com/watch?v=KFay2z5tX8A

Один подход заключается в недооценке социально-негативной роли этой субкультуры, в грубых нарушениях воинской дисциплины. Такая позиция не позволяет видеть взаимосвязь нарушений воинской дисциплины и ее «духовной» основы, которые друг без друга не существуют.

При этом не учитывается притягательность данной субкультуры для молодых людей. Все это не способствует организации профилактики нарушений воинской дисциплины со стороны некоторых курсантов. Другой подход заключается в переоценке влияния этого явления на личность курсанта.

Сторонники такого подхода считают преодоление данной субкультуры нереальным, что предопределяет вывод о ненужности профилактической работы.

Таким образом, изучение данного явления в курсантской среде и его профилактика позволяют в стенах военного вуза воспитать культурного офицера, защитника Отечества.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.ecsocman.edu.ru

Источник: http://twidler.ru/referat/filosofiya/kazarmennaya-subkultura-kursantov-340777

Комар В.Ф. — Кафедры — Каталог статей — ALMA MATER 3

Содержание памятной книги: «Мы – Первая рота курсантов»

КОМАРВалерий Фомич(9.10.1929 — 21.1.2011)Советский военный инженерПреподаватель и ученыйСотрудник МВД СССР и Республики БеларусьКандидат технических наукПолковникСА, МВД СССР, милиции МВД РБНачальник Первого факультета

Родился в г. Кустанае Казахской ССР.

После окончанияремесленного училища работал слесарем-инструментальщикомна патронном заводе и путевых ремонтных мастерских ст. Оренбург-2 (19.11.1942-12.9.1944).

Окончил (1944-48 )вечернееотделение Оренбургского железнодорожного техникума.
1948-51 — окончил Рязанское автомобильное ВУ (взводдля ВДВ ВС СССР) с золотой медалью.

Офицерскую службу начал командиром автомобильного взводапомп (г. Гродно).Окончил (1952-54) 9 и 10 классы общеобразовательнойвечерней школы при Гродненском гарнизонном Доме офицеров.

10.

1953 — начальник ремонтных мастерскихполка.

1957 — заместитель командира понтонной роты по технической частиэтого полка.8.1957-6.1962 — слушатель Инженерно-механическогофакультета ВИА им. В.В. Куйбышева, инженер-механик средств инженерноговооружения.

После окончания Академии вновь направлен в БелорусскийВО.

Проходил службу заместителем командира армейского исб (г. Гродно), заместителем командира уисб (г. Борисов) и НШ отдельного инженерногобатальона оборудования пунктов управления (с. Красное Молодеченскогорайона).

1966 — преподаватель военной кафедры БелорусскогоГУ (Минск).

1969-71 — адъюнкт по кафедре «Машиныинженерного вооружения» Инженерно-механического факультета ВИА им. В.В.Куйбышева (очно). Кандидат технических наук.

1969-71 — одновременно окончил 3-годичное вечернее отделениематематического факультета для инженеров в МГУ им. М.В. Ломоносова (2 курса).1971 — старший научный сотрудник ВНГ по применению математических методов и ЭВМ в планировании боя и операцииВИА им. В.В. Куйбышева.

9.1972 — НИС 120гв.мсд (Минск).

9.1973 -старший офицер НИВ 28А (г. Гродно).
10.1974 — начальник первого факультетаКВИУИВ им. А.А. Жданова. Полковник (1976).
3.1980 — уволен из ВС СССР по выслуге лет.

1980 — доцент и начальник кафедрывоенно-мобилизационной и тактико-специальной подготовки Минской высшей школыМВД Республики Беларусь. Полковник МВД СССР (1980).
1992 — заместитель генерального директоравнешнеэкономического объединения по строительству и транспорту (Минск).

Полковник милиции МВД РБ.1997 — после переезда на постоянное место жительства в г.

Гродно работал главным специалистом территориальных органов по Гродненскойобласти Главного хозяйственного управления республики, начальником отделаэксплуатации зданий и сооружений, заместителем декана физико-техническогофакультета Гродненского ГУ им. Янки Купалы.

Заместитель председателя Совета ветерановпомбр (г. Гродно).

— ликвидации последствий аварии на ЧАЭС (1986) и землетрясениив Армении (12.1988-3.1989);
— боевых действий на территории Нагорного Карабаха (1988-91) и в Риге в составе рижского ОМОН в (12.1991-1.1992).Орден «Знак Почета»;медали: «За боевые заслуги», «За воинскую доблесть вознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», юбилейные и завыслугу лет.
Медаль «За отличную службу по охране общественногопорядка» МВД СССР и Республики Беларусь, а также почетными знаками ЦКВЛКСМ и МВД СССР и Республики Беларусь.

Достиженияв спорте

Призер РСФСР, ВДВ, МВО и КБВО по боксу и рукопашному бою.

Судья высшей национальной категории по боксу (1988).Президент Федерации бокса БССР (1986), ПочетныйПрезидент Федерации бокса РБ (1993).Член Президиума Федерации бокса СССР и СНГ (1987-93).

Семейные династии

  1. Участники Первой мировой войны — Комар Фома Михайлович(отец, полковник), Комар Михаил Михайлович (дядя, командир дивизии, погиб), МатышукФедор Павлович (дядя, полковник, погиб в 1915 г.).
2. Участники Великой Отечественной войны — лейтенантКомар Всеволод Фомич (брат, участник битвы под Курском), Акулич ГригорийПавлович (тесть, майор, боевой путь — от Гомеля до Москвы, от Москвы до Берлиначерез Кенигсберг), Гулин Александр Алексеевич (дядя — полковник, погиб в Польше),Сыромаха Павел Яковлевич (дядя жены, командир Партизанской бригады им. И.В. СталинаВилейской партизанской зоны, соратник П.М. Машерова, И.Ф. Климова, И.Мазурова).
3. Ветераны Вооруженных Сил СССР — Комар ВладимирВсеволодович (племянник, полковник инженерных войск ВС СССР, Москва), КомарЕвгений Всеволодович (племянник, полковник инженерных войск ВС СССР, Украина), ЕгоровИгорь Николаевич (зять, полковник ВВС, профессор, доктор технических наук,академик Академии наук Авиации и Космонавтики, Москва), Сыромаха ВалерийПавлович (брат жены, полковник ВС СССР в запасе, Москва).
4. Офицеры Армии, милиции — Комар Владимир Владимирович (сын племянника,майор милиции МВД РФ, Москва), Комар Юлия Владимировна (дочь племянника,подполковник МВД РФ, Москва), Комар Виталий Евгеньевич (сын племянника,лейтенант инженерных войск Украины).

ФОТО
1979     
1981198?

Источник: http://almamater-3.3dn.ru/publ/kafedry/komar_v_f/6-1-0-312

памятной книги: «Мы – Первая рота курсантов» (стр. 1 из 37)

Содержание памятной книги: «Мы – Первая рота курсантов»

Редакционная комиссия

Председатель комиссии: Акимов Дмитрий Павлович (введение, заключение, 3 глава,

приложения)

Члены комиссии: 1. Волков Юрий Аркадьевич (1 глава)

2. Буренок Василий Михайлович (2 глава)

1.Введение

— собственно введение

— вступительное слово начальника ф-та Комар В.Ф.

Первая глава. Историческая (история 1 роты с июля 1974 г. по июнь 1979 г.)

Вторая глава . Воспоминания (наиболее интересные истории и события из курсантской и офицерской жизни)

Третья глава . Что о нас писалось в прессе.

Четвёртая глава. Моя военная биография (основные вехи службы в ВС и деятельности после увольнения в запас)

Приложения:

— командиры роты (начальники курсов)

— командиры взводов (курсовые офицеры)

— старшины роты

— зам. ком. взвода

— командиры отделений

— секретари комсомольских организаций роты и взводов

  1. Начальники инженерных войск (служб) объединений и соединений, начальники центральных управлений
  2. Командиры и заместители командиров соединений, командиры частей инженерных войск, начальники учреждений, начальники ведущих отделов и кафедр ВУЗ-ов МО РФ
  3. Награждены орденами и боевыми медалями
  4. Участники войны в Афганистане и боевых действий в горячих точках бывшего СССР
  5. Участников ликвидации последствий техногенных и природных катастроф
  6. Ученые
  7. Спортсмены – чемпионы и призеры Олимпийских игр, Вооруженных Сил, Сухопутных войск, военных округов, мастера спорта СССР
  8. Линейный взвод

Введение

В песне из кинофильма «Офицеры», ставшим гимном нашей роты, поется: «О героях былых времен не осталось порой имен…». Мы – офицеры и курсанты 1 роты инженерно-механического факультета Калининградского высшего инженерного училища инженерных войск выпуска 1979 года, были героями нашего времени.

Мы честно служили Родине, воевали в Афганистане и в горячих точках бывшего СССР, презирали невидимую смерть в Чернобыле, спасали жизни людей от «ржавой смерти», вершили военную науку.

И где бы мы ни были, какие задачи не выполняли, нас объединяло, согревало и воодушевляло осознание настоящей мужской дружбы, курсантского и офицерского братства. Мы всегда были там, где было нужно стране, где требовались наши знания и наше мужество.

Мы были достойными представителями инженерных войск и светлой частичкой великого народа, мы внесли свой посильный вклад в историю своей страны. И потому хотим, чтобы наши имена остались в памяти наших потомков, новых поколений курсантов и офицеров Российской армии.

В этой Памятной книге мы расскажем о себе. О том, как учились, жили, служили, воевали, дружили и любили. Мы, конечно, не были какими-то особенными, выдающимися. Нет, мы были обычными, простыми ребятами, каждый со своими житейскими мечтами и проблемами.

Нас трудно было выделить из курсантской среды родного училища, такими одинаковыми и красивыми все казались… Но нас выделяло другое, главное – «узы святого товарищества», осознание того, что мы — Первая рота, а значит должны быть лучшими, добиваться большего, идти дальше, должны «душу положить за други своя» и в этом мы были неповторимы.

Наш любимый начальник факультета Валерий Фомич Комар был прав, когда говорил: «Первая рота – она всегда и во всем Первая».

Легендарному «Фомичу» предоставляется вступительное слово.

«Дорогие ребята! Я счастлив тем, что инженерно-механический факультет начинался с вашей роты. В памятном 1974 году в 1 роту командование факультета и училища отобрало лучших абитуриентов из числа солдат, суворовцев и гражданской молодежи. Командирами назначили лучших офицеров, имеющих опыт службы в войсках.

Замысел начальника училища генерала Жигайло В.В. сделать 1 роту авангардом инженерно-механического факультета, а факультет – авангардом училища, блестяще удался. Все 5 лет мы были первыми и в учебе, и в спорте, и в службе. Мы были лучшими! Первой роте были по плечу любые задачи, которые ставили перед ней командование.

Думая о вас, дорогие мои ребята, я вспоминаю прекрасные 70-е годы, наполненные заботами по организации учебного процесса качественно нового структурного подразделения Калининградского училища – нашего факультета.

Вспоминаю каждого из Вас поименно…, проблемы с учебой, с физо да и с дисциплиной бывало… Вспоминаю и грандиозные стройки по благоустройству территории вокруг курсантского общежития, по строительству троллейбусной линии до нашего училища.

Курсанты 1 роты были главной ударной силой, моей надежной опорой не только при выполнении этих задач. И совершенно закономерно, что из роты трое ребят закончили училище с золотой медалью и около 20 (извините, что не помню точно) с отличием.

Такое количество золотых и краснодипломных специалистов вышедших из одной роты — редчайший случай даже в масштабе всех ВУЗов МО СССР.

От всей души рад, что курсанты 1 роты во главе с ее командиром Димой Акимовым, всегда вместе. Рад вашей замечательной идеи написать эту книгу. Уверен, что она сослужит хорошую службу всем, кто ее прочитает.

Всех крепко обнимаю, Комар В.Ф.»

ГЛАВА 1

История 1-й роты курсантов КВИУИВ им. А.А. Жданова с июля 1974 по июнь 1979 гг.

Начало учебы курсантов набора 1974 г. в Калининградском инженерном училище совпало с крупными организационными изменениями в структуре одного из старейших отечественных военно-учебных заведений. Можно считать, что подобных изменений училище не знало с 1960 г.

, когда оно было переведено из Ленинграда в достаточно далекий западный Калининград. В соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по дальнейшему совершенствованию высшего образования» в мае 1973 г.

вышел приказ МО СССР о реорганизации Калининградского высшего военно-инженерного Краснознаменного ордена Ленина командного училища инженерных войск (КВВИКОЛКУ) им. А.А. Жданова со сроком обучения 4 года в высшее училище со сроком обучения 5 лет.

Оно становилось учебным и научным центром всех инженерных войск.

Причинами таких преобразований объявлялись коренные качественные изменения в военной технике и оружии, способах и формах ведения боевых действий, а их, в свою очередь, связывали с научно-технической революцией в военном деле. Делался вполне обоснованный вывод о необходимости значительного повышения уровня подготовки всего офицерского состава, и в первую очередь выпускников училищ.

Отныне из названия училища убиралось слово «командное», и звучало полное название так: Калининградское высшее инженерное ордена Ленина Краснознаменное училище инженерных войск (КВИОЛКУИВ) им. А.А. Жданова.

Чаще, правда, его называли в сокращенном варианте – КВИУИВ. Под таким названием училище и вошло в последующую историю, просуществовав до середины 90-х гг.

Вводились белые погоны для курсантов вместо желтых командных, что сразу отличало новобранцев 1974 г. от старожилов училища.

Изменения самой организационно-штатной структуры вуза оказались весьма впечатляющими.

Вместо хорошо известных, привычных курсантских батальонов создавались факультеты, которые готовили будущих офицеров по следующим специальностям: первый факультет – военные инженеры-механики, второй — военные инженеры-строители-фортификаторы.

Планировалось создать и третий факультет – электромеханический и радиотехнический, однако в последствии эти специальности вошли во второй факультет, а первый так и остался чисто механическим. Именно первая рота курсантов набора 1974 г. составила костяк первого факультета. Ее первым командиром стал майор М.И. Ильин.

Кроме того, в училище впервые вводилось обучение офицеров, причем сразу в двух формах – очной и заочной. С офицерами-очниками курсантам первой роты в дальнейшем пришлось достаточно тесно общаться в нарядах по факультету и на других дежурствах.

В соответствии с тем же приказом в училище создавались научно-исследовательский и редакционно-издательский отделы.

Наконец, прекращалась подготовка офицеров воздушно-десантной и переправочно-десантной специальностей, они переводились на обучение в другие инженерные училища – Тюменское и Каменец-Подольское. Таким образом, в августе 1974 г.

подводилась черта под историей традиционного командного училища и начиналась история училища нового типа – высшего, инженерно-научного, с лишним годом обучения и манящими, хотя и не очень ясными, перспективами для выпускников.

Начальником училища незадолго до нашего поступления был назначен полковник, в дальнейшем генерал-майор инженерных войск В.В. Жигайло, ныне, увы, давно уже покойный. В то время он казался нам образцом генерала – красивый, импозантный, очень спортивный, властный и одновременно простой в общении.

Подумать только, с абитуриентами он играл в настольный теннис и то ли в шутку, то ли всерьез обещал принять в училище любого, кто сумеет его обыграть. Вот только таковых никак не находилось.

Ко времени назначения начальником училища Виктор Васильевич уже имел большой опыт командования строевыми и учебными подразделениями, был дважды орденоносцем – награжден орденами Красной Звезды и Трудового Красного Знамени.

Более десяти лет В.В.

Жигайло успешно руководил училищем, вносил огромный вклад в развитие учебно-материальной базы, в обучение и воспитание подчиненных, затем попал в жернова антиармейской кампании горбачевских времен и был дискредитирован в главном печатном органе страны – газете «Правда», где появилась заказная статейка некоего военного корреспондента по фамилии Изгаршев (в дальнейшем, припертый к стенке угрозой суда, он признался, что статья была сугубо заказной и к тому же хорошо оплаченной). Видимо, все это повлияло на здоровье Виктора Васильевича, и умер он от сердечного приступа совсем нестарым человеком.

Источник: https://mirznanii.com/a/275996/soderzhanie-pamyatnoy-knigi-my-pervaya-rota-kursantov

Refy-free
Добавить комментарий