Сергей Алексеевич Лебедев — создатель первого в континентальной Европе компьютера

Сергей Лебедев. Битва за суперкомпьютер

Сергей Алексеевич Лебедев - создатель первого в континентальной Европе компьютера

Пока с трибун призывали догнать и перегнать Америку, он сделал это тихо и, увы, незаметно для своей страны.

Великий молчун

У создателя первого отечественного компьютера Сергея Алексеевича Лебедева был дар предвидения. Ещё в середине прошлого века он знал, что за электронно-вычислительной техникой будущее. Ещё тогда загорелся идеей создать самую быстродействующую машину. Машину, которая сможет покорить мир…

Детство Сергей провел в Нижнем Новгороде. Мальчишкой был тихим и очень сосредоточенным. Из всех забав предпочитал опыты с электричеством. Однажды смастерил динамо-машину, в другой раз опутал квартиру проводами, чтобы подключить электрические звонки…

Мама Анастасия Петровна Маврина и отец Алексей Иванович Лебедев

Их сын Сергей в 1920 году

В Москву Лебедевы переехали, когда вся страна обсуждала невиданный по масштабам план электрификации — ГОЭЛРО. Тридцать новых электростанций. Тысячи километров электрических проводов через всю страну. Перспективы промышленного и научного развития представлялись фантастическими.

В 1921 году Сергей поступил в Высшее техническое училище имени Баумана на электротехнический факультет и через несколько лет блестяще защитил дипломную работу на тему «Устойчивость параллельной работы электростанций». Совсем скоро его уже считали одним из самых компетентных в стране специалистов по теории надежности в электротехнике.

«Великий молчун» — так его называли. Он был методичным, сдержанным, обстоятельным. Но в нужный момент принимал решения молниеносно.

С Алисой Штейнберг Сергей познакомился в 1927 году на одном из подмосковных пляжей. Она плыла вдоль берега, а он неожиданно и эффектно вынырнул из воды прямо перед ней. Он понял сразу — она будет его женой.

Сергей и Алиса проживут вместе 47 лет. Он будет создавать свои супермашины. А она будет создавать их общий мир. «Молодые не имели своего угла и скитались по друзьям, — вспоминала их дочь Екатерина.

— Так, их приютил муж сестры Алисы. В соседней комнате жил мальчик Зига, которого сегодня зовут академик Сигурд Оттович Шмидт.

Ребёнок на всю жизнь запомнил, как Сергей и Алиса курили, хохотали и целовались на бабушкином сундуке в прихожей».

Спустя годы Сергей Алексеевич признается, что «пережил с Алисой всю гамму чувств, кроме скуки». Какая скука, если в доме гостями были Илья Ильф и Евгений Петров, Михаил Зощенко и Юрий Олеша?!

Лебедев уже получил звание профессора и руководил лабораторией в Электротехническом институте, но в кругу близких людей мог повести себя как мальчишка. Например, съехать в подъезде по перилам. Или пробежаться по этажам, нажимая на дверные звонки. К «великому молчуну» добавился ещё и «профессор-шалун».

Объяснялись с возмущенными соседями друзья. А профессор отправлялся в институт и до поздней ночи занимался проблемами мощных энергосистем, от создания которых зависело будущее страны.

Большая электронная счётная машина (БЭСМ-1) и её создатель

Единички-нолики 1941 года

Осенью 1941 года Лебедев записался в ополчение. Но на фронт его не отпустили: учёный разрабатывал боевые средства, самонаводящиеся на цель. По ночам он тушил зажигалки на институтской крыше и продолжал думать о своей супермашине. Дети вспоминали: когда в доме не было электричества, отец сидел в ванной у газовой колонки и писал единички-нолики.

Это была основа двоичной системы счисления.

В самом начале войны Лебедев уже вынашивал идею создания цифровых электронных вычислительных машин. Не расставался с мечтой и после 16 октября, когда институт срочно отправили в эвакуацию на Урал. Лебедевых поселили в сыром и холодном доме без всяких удобств.

Не хватало лекарств, еды и детских вещей — их украли в поезде. Сергей Алексеевич допоздна пропадал в институте. Работал над созданием самонаводящихся торпед, конструировал систему стабилизации танковых орудий.

А в редкие выходные отправлялся пешком за несколько километров от города, чтобы принести семье мешок мёрзлой капусты.

В 1945 году Лебедевы вернулись в Москву. Великая Отечественная война закончилась. Но для Сергея Алексеевича его битва за суперЭВМ только начиналась. И пробить чиновничью оборону было потруднее, чем снарядом броню.

На приёме к члену ЦК ВКП(б), курировавшему науку, Лебедев доложил о своем проекте, назвал примерную стоимость ЭВМ. Разговор получился коротким.

— И какова скорость вычислений вашей машины?

— 1000 операций в секунду.

— Что же, мы за один-два месяца перерешаем на этой машине все наши задачи, а куда её потом — на помойку?!

Лебедев понял, что продолжать разговор бессмысленно, и завершил его своим обычным тихим «ну-ну…». Но судьба уже готовила счастливый поворот.

«Думающее чудо»

О разработках Лебедева узнал президент Академии наук Украины Александр Богомолец. И пригласил его в Киев. Перспективы открывались фантастические: звание академика, должность директора Института энергетики. Не было никаких сомнений, какое решение надо принять. Но дома по этому случаю был устроен целый спектакль.

«И вот, в нашей квартире в Лефортово собрались друзья родителей, — вспоминал сын Сергей. — Мать предложила бросить жребий. Две бумажки с надписями «Киев» и «Москва» были положены в шапку и тщательно перемешаны. К счастью, выпал Киев! С тех пор эта шапка прочно вошла в семейные фольклорные анналы и стала в кругу друзей не менее знаменитой, чем шапка Мономаха».

Лебедевы переехали в Киев летом 1946 года. Того самого, когда американские конструкторы Джон Мочли и Джон Эккерт объявили о создании электронной вычислительной машины ЭНИАК. Разворачивалась яростная борьба за мировое первенство, и Сергей Алексеевич создал лабораторию вычислительной техники. Именно там должна была родиться первая в Советском Союзе электронная счётная машина.

А Алиса первым делом купила в их новый дом рояль, о котором вспоминал сын: «Отец не прекращал думать о деле, пока не находил решение. Выдерживать большие перегрузки ему помогала его манера отдыхать.

Если выпадал свободный час, он заполнял его игрой на рояле». У Сергея Алексеевича наконец-то появился свой кабинет, но он так и не смог привыкнуть работать в одиночестве. Когда собирались друзья, выходил в гостиную, но работу не прекращал.

Сидел за столом, рисовал свои схемы на папиросной коробке…

К осени 1948 года Лебедев закончил разработку основных принципов построения машины. Работы по её созданию были развёрнуты в 15 километрах от Киева, в селе Феофания, в разрушенном здании бывшей монастырской гостиницы. Толковые специалисты были наперечёт. Зато энтузиазма в избытке. Академик сам сверлил, клепал, монтировал. Работали круглыми сутками. И уже через пару лет машина «задышала».

Её назвали МЭСМ — малая электронная счётная машина. Она стала первой ЭВМ в Советском Союзе и во всей континентальной Европе. Доработка Малой машины ещё продолжалась, а Лебедев уже приступил к созданию Большой.

К этому времени наконец-то и в столице признали исключительную важность научного направления. В 1953 году Лебедеву предложили возглавить Московский институт точной механики и вычислительной техники.

К тому моменту в Специальном конструкторском бюро рождалась машина, которую назвали «Стрела». Но уступать Лебедев не собирался!

Его детище назвали «думающим чудом». Машина Лебедева справлялась с задачами в 5 раз быстрее «Стрелы». Более того, она оказалась самой быстродействующей в Европе! В 1956 году доклад Лебедева на конференции в Дармштадте произвел сенсацию.

А Сергей Алексеевич уже решал нелепую по меркам пятидесятых годов задачу: можно ли снарядом попасть в летящий снаряд? Лебедев понимал, что с этим может справиться ЭВМ. Как он и предвидел, компьютеры начинали завоёвывать мир.

Апрель-май 1959 г. Генеральные конструкторы советских ЭВМ, приехав в США, знакомятся с компьютерами IBM. Третий слева — Сергей Алексеевич Лебедев.

Приказ на Запад

4 марта 1961 года с полигона в Капустином Яре стартовала ракета. Расчёт для пуска противоракеты вела разработанная в институте Лебедева машина М-40. Спустя несколько минут на табло высветилась надпись «Подрыв цели».

На пресс-конференции Никита Хрущев сказал, что «наша ракета попадает в муху в космосе!». Американцы смогут повторить такой запуск только через 20 лет.

Но лишь спустя годы в семье узнают, что в тот день на полигоне Сергей Алексеевич пережил несколько, возможно, самых страшных секунд в своей жизни.

Перед запуском противоракеты в компьютере взорвалась электронная лампа. К счастью, с аварией удалось быстро справиться…

В его доме по-прежнему собирались друзья: Ираклий Андроников, Махмуд Эсамбаев, Зиновий Гердт, Александр Галич. Святослав Рихтер давал уроки игры на фортепиано младшей дочери Кате. И всё так же Сергей Алексеевич выходил из кабинета к гостям с карандашом и папиросной коробкой. Но шутил уже не так часто.

Свободное время — в саду, за пианино и, конечно, в кругу семьи (слева направо): сын Сергей, жена Алиса Григорьевна, приемный сын Яков, Сергей Алексеевич, дочери-близнецы Наталья и Екатерина.

«В один из вечеров Алиса Григорьевна с Андреем Дмитриевичем Сахаровым и другими академиками организовала тайный фонд, — вспоминал сын Сергей. — Его называли «академическая касса». Алиса Григорьевна собирала деньги, чтобы помогать нуждавшимся друзьям: Галичу, Солженицыну, Дудинцеву. Тяжёлое было время…» Возможно, самое тяжёлое в жизни Сергея Алексеевича.

Дискуссии о дальнейшем развитии вычислительной техники становились всё яростнее. Лебедев был уверен, что надо идти своим путём, создавать собственную линию ЭВМ средней мощности и супер-ЭВМ нового поколения. Оппоненты предлагали создать ряд совместимых компьютеров, повторив американскую систему IBM. Лебедев жестко возражал: «Мы будем делать машину из ряда вон выходящую».

Выходящую из американского ряда.

У Лебедева были талант и опыт. У его противников — власть.

Зимой 1972 года Сергей Алексеевич лежал с воспалением лёгких, когда узнал, что решение копировать американскую машину принято окончательно. Он встал с постели и отправился к министру, чтобы убедить его не совершать ошибку, которая отбросит страну на годы назад. Лебедев прождал в приёмной больше часа. Министр его не принял.

Кто выиграл от этого поворота на Запад?

«Копирование IBM шло трудно, с многократными сдвигами намеченных сроков, — вспоминал академик Международной академии информатизации Борис Малиновский.

— При этом всё «варились в собственном котле», с трудом доставая документацию на американскую систему.

Если подумать об ущербе, который был нанесён отечественной вычислительной технике, то он, конечно, несравненно выше полученных скромных результатов».

Возможно, эта история приблизила смерть Сергея Алексеевича. Он всё чаще болел. Алиса Григорьевна и дети круглосуточно дежурили в больнице. Выдающийся учёный умер 3 июля 1974 года.

«Среди учёных в нашей стране и за рубежом нет человека, который, подобно Лебедеву, обладал столь мощным творческим потенциалом, чтобы охватить период от создания первых ламповых ЭВМ, выполнявших лишь сотни операций в секунду, до сверхбыстродействующих супер-ЭВМ на интегральных схемах. За двадцать лет под его руководством было создано пятнадцать высокопроизводительных ЭВМ, и каждая — новое слово в вычислительной технике». (Борис Малиновский, академик Международной академии информатизации)

P.S. Его битва за суперкомпьютер имела своё продолжение.

15 июля 1975 года об этом сообщили все газеты мира. Стартовал советско-американский космический проект «Союз — Аполлон». Управление полётом осуществлялось вычислительным комплексом, основу которого составляла лучшая лебедевская машина БЭСМ-6. Всю информацию она обрабатывала на 20 минут быстрее, чем американская.

Автор Елена Литвинова

Источник: https://pikabu.ru/story/sergey_lebedev_bitva_za_superkompyuter_5119532

Академик С. А. Лебедев

Сергей Алексеевич Лебедев - создатель первого в континентальной Европе компьютера

(2 ноября 1902 г. — 3 июля 1974 г.)

С. А. Лебедев родился 2 ноября 1902 года в Нижнем Новгороде. В 1921 году Лебедев поступил учиться в МВТУ на электротехнический факультет, который закончил в 1928 году, став инженером-электриком.

Результаты его дальнейших работ были использованы при эксплуатации отечественных электростанций и высоковольтных линий передач.

 В 1939 году Лебедев защитил докторскую диссертацию по теории искусственной устойчивости энергосистем.

Во время войны Лебедев занимался разработкой самонаводящихся торпед, разработал систему стабилизации танкового орудия при прицеливании. За эту работу Лебедев был награжден орденом Трудового Красного Знамени и медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов».

В 1945 году Лебедев избирается действительным членом АН УССР и становится директором Института Электротехники АН УССР. В конце 1947 года в этом институте стал создаваться макет цифровой электронной счетной машины (МЭСМ), пробный пуск которого состоялся 6 ноября 1950 года. Во время демонстрации машина вычисляла факториалы натуральных чисел и решала уравнение параболы.

Одновременно Лебедев в лаборатории № 1 ИТМ и ВТ вМоскве работал над созданием БЭСМ — быстродействующей электронной счетной машины.Лебедев сам разработал структуру БЭСМ и составил план реализации проекта ееразработки, он постоянно контролировал ход выполнения этого проекта, которыйбыл успешно завершен в апреле 1953 года.

В июне 1953 года Лебедев был назначен директором ИТМ иВТ, который с 1975 года носит его имя.

23 октября 1953 года Лебедев был избрандействительным членом Академии наук СССР по Отделению физико-математическихнаук. Он стал первым академиком по специальности «счетныеустройства».

За создание БЭСМ Лебедев в 1954 году был награжден орденомЛенина, а в 1956 году ему было присвоено звание Героя Социалистического труда.

После создания в феврале 1955 года Вычислительногоцентра АН СССР перед ИТМ и ВТ была поставлена задача подготовить БЭСМ ксерийному выпуску. Машинами БЭСМ-2 были оснащены практически все крупныевычислительные центры страны. На БЭСМ-2 осуществлялись расчеты при запусках искусственныхспутников Земли и первых космических кораблей с человеком на борту.

С целью привлечения внимания к научным и техническимдостижениям нашей страны в октябре 1955 года в Дармштадте (ФРГ) наМеждународной конференции по электронным счетным машинам зарубежнымспециалистам был прочитан доклад Лебедева о БЭСМ. Это доклад произвел сенсацию:БЭСМ оказалась лучшей ЭВМ в Европе!

После успеха БЭСМ Лебедев начал продумывать принципы иархитектуру новой ЭВМ М-20, которая должна была стать самой быстродействующей вмире. Для работы с этой ЭВМ были написаны многие учебники, а в программу ВУЗовбыли включены курсы по изучению М-20 и программирования для нее.

Параллельно с разработкой и созданием универсальныхЭВМ Лебедев уделял большое внимание работам, связанным с обороной страны. Поего инициативе в 1955 году были разработаны спецмашины Диана-1 и Диана-2 длянаведения истребителей на воздушные цели.

 В этих работах участвовал будущийакадемик и директор ИТМ и ВТ В. С. Бурцев, их продолжение привело к созданию целойсерии ЭВМ, предназначенных для решения задач противоракетной обороны.

На базеэтих машин была создана первая система ПРО страны, за что ее авторы, в томчисле Лебедев и Бурцев, получили Ленинскую премию.

Вершиной работы Лебедева по созданию универсальных ЭВМстала самая известная в мире отечественная ЭВМ БЭСМ-6 (1967 год). Порезультатам работы над БЭСМ-6 Лебедев с группой сотрудников ИТМ и ВТ, в которуювходили будущий академик В. А. Мельников и будущий главный конструктор модульногоконвейерного процессора (лучшей ЭВМ России 90-х годов) А. А. Соколов, получилГосударственную премию.

С. А. Лебедев поставил себе цель создать вычислительнуюмашину с быстродействием 100 млн. оп/с. Работа началась с вычислительногокомплекса для системы ПВО, известной под наименованием С-300, который вмодернизированном виде серийно выпускается до сих пор. Отработанная на машинах дляС-300 элементная база была использована при разработке МВК Эльбрус 1.

С. А. Лебедев умер 3 июля 1974 года и не увидел этихновых машин, как не увидел он и МВК Эльбрус 2, который стал итогом многолетнеготруда коллектива ИТМ и ВТ.

Другим важным итогом стал многомашинныйинформационно-вычислительный комплекс реального времени АС-6, активноиспользовавшийся в центрах управления полетами космических аппаратов.

Всю свою жизнь С. А. Лебедев готовил научные кадры, личным примером воспитывал молодежь. Он возглавлял в МФТИ кафедру ЭВМ, читал лекции, лично руководил научной работой многих дипломников и аспирантов. За двадцать лет под его руководством было создано 15 высокопроизводительных ЭВМ.

В процессе проектирования, наладки и запуска в эксплуатацию машин МЭСМ, БЭСМ, М-20 он выступал как главный конструктор, как инженер-наладчик, а если требовали обстоятельства, то и как техник-монтажник.

Позднее, с появлением квалифицированных специалистов, Лебедев доверял им значительную часть работ, оставляя себе наиболее трудные участки, связанные с обоснованием нововведений, с теоретическим обоснованием структуры и параметров ЭВМ.

В 1996 году С. А. Лебедеву, как автору первой советской ЭВМ, присвоили звание «Пионера компьютеростроения».

Российская академия наук учредила премию имени С. А.Лебедева, которой один раз в два года награждаются российские ученые, внесшие большой вклад в развитие отечественной вычислительной техники.

  • 8 ноября 2007 г. на канале Культура в программе «Черные дыры. Белые пятна» была показана передача, посвященная 105-летию со дня рождения Сергея Алексеевича Лебедеваavi, 52,1 Мб

  • Воспоминания коллег о С. А. Лебедеве

Публикации о С. А. Лебедеве:

  • К 100-летию со дня рождения академика Сергея Алексеевича Лебедева // PC Week, 29 октября 2002 г.
  • Школа академика С.А. Лебедева в развитии отечественной вычислительной техники // Журнал «Электроника: НТБ», № 6, 2002 г. Оригинал статьиPDF, 271 КБ
  • Основоположник отечественной вычислительной техники академик С.А. Лебедев и современность // Вестник РУДН, Серия «Прикладная и компьютерная математика», № 1, 2002 г.
  • Сергей Алексеевич Лебедев // Виртуальный компьютерный музей, галерея Славы
  • С. А. Лебедев и развитие математического и программного обеспечения вычислительных машин СССР // Виртуальный компьютерный музей, галерея Славы
  • Сергей Алексеевич Лебедев — создатель первого в континентальной Европе компьютера // Виртуальный компьютерный музей «История развития информационных технологий в Украине»
  • Путь в бессмертие // Малиновский Б.Н.История вычислительной техники в лицах. — К.: фирма «КИТ», ПТОО «А.С.К.», 1995. — 384 с., ил.ISBN 5—7707-6131—8
  • Книга «Сергей Алексеевич Лебедев. К 100-летию основоположника отечественной вычислительной техники», zip-архив, 7.7 МбЭлектронная версия опубликована на сайте виртуального компьютерного музея

План создания БЭСМ

  • оригинал на 1 листе:
  • расшифровка плана:pdf, 88 кб

Историческая видеозапись

  • БЭСМ и Лебедев,mpg, 34,8 мб

Источник: http://ipmce.ru/about/history/leading/lebedev

Как ученый Сергей Лебедев выиграл битву за суперкомпьютер

Сергей Алексеевич Лебедев - создатель первого в континентальной Европе компьютера

Академик Сергей Лебедев чувствовал себя совсем плохо. Воспаление легких, температура 40. Но он был уверен, что найдет силы встать с постели. Он должен поехать к министру и добиться, чтобы его приняли. Он должен доказать свою правоту. Иначе перечеркнуто дело всей жизни…

У создателя первого отечественного компьютера Сергея Алексеевича Лебедева был дар предвидения. Еще в середине прошлого века он знал, что за электронно-вычислительной техникой будущее. Еще тогда загорелся идеей создать самую быстродействующую машину. Машину, которая сможет покорить мир…

Детство Сергей провел в Нижнем Новгороде. Мальчишкой был тихим и очень сосредоточенным. Из всех забав предпочитал опыты с электричеством. Однажды смастерил динамо-машину, в другой раз опутал квартиру проводами, чтобы подключить электрические звонки…

В Москву Лебедевы переехали, когда вся страна обсуждала невиданный по масштабам план электрификации — ГОЭЛРО. Тридцать новых электростанций. Тысячи километров электрических проводов через всю страну. Перспективы промышленного и научного развития представлялись фантастическими.

В 1921 году Сергей поступил в Высшее техническое училище имени Баумана на электротехнический факультет и через несколько лет блестяще защитил дипломную работу на тему «Устойчивость параллельной работы электростанций». Совсем скоро его уже считали одним из самых компетентных в стране специалистов по теории надежности в электротехнике.

«Великий молчун» — так его называли. Он был методичным, сдержанным, обстоятельным. Но в нужный момент принимал решения молниеносно.

С Алисой Штейнберг Сергей познакомился в 1927 году на одном из подмосковных пляжей. Она плыла вдоль берега, а он неожиданно и эффектно вынырнул из воды прямо перед ней. Он понял сразу — она будет его женой.

Математик Анатолий Китов: Обогнать США, не догоняя!

Сергей и Алиса проживут вместе 47 лет. Он будет создавать свои супермашины. А она будет создавать их общий мир. «Молодые не имели своего угла и скитались по друзьям, — вспоминала их дочь Екатерина.

— Так, их приютил муж сестры Алисы. В соседней комнате жил мальчик Зига, которого сегодня зовут академик Сигурд Оттович Шмидт.

Ребенок на всю жизнь запомнил, как Сергей и Алиса курили, хохотали и целовались на бабушкином сундуке в прихожей».

Спустя годы Сергей Алексеевич признается, что «пережил с Алисой всю гамму чувств, кроме скуки». Какая скука, если в доме гостями были Илья Ильф и Евгений Петров, Михаил Зощенко и Юрий Олеша?!

Лебедев уже получил звание профессора и руководил лабораторией в Электротехническом институте, но в кругу близких людей мог повести себя как мальчишка. Например, съехать в подъезде по перилам. Или пробежаться по этажам, нажимая на дверные звонки. К «великому молчуну» добавился еще и «профессор-шалун».

Объяснялись с возмущенными соседями друзья. А профессор отправлялся в институт и до поздней ночи занимался проблемами мощных энергосистем, от создания которых зависело будущее страны.

Единички-нолики 1941 года

Осенью 1941 года Лебедев записался в ополчение. Но на фронт его не отпустили: ученый разрабатывал боевые средства, самонаводящиеся на цель. По ночам он тушил зажигалки на институтской крыше и продолжал думать о своей супермашине. Дети вспоминали: когда в доме не было электричества, отец сидел в ванной у газовой колонки и писал единички-нолики.

Это была основа двоичной системы счисления.

В самом начале войны Лебедев уже вынашивал идею создания цифровых электронных вычислительных машин. Не расставался с мечтой и после 16 октября, когда институт срочно отправили в эвакуацию на Урал. Лебедевых поселили в сыром и холодном доме без всяких удобств.

Не хватало лекарств, еды и детских вещей — их украли в поезде. Сергей Алексеевич допоздна пропадал в институте. Работал над созданием самонаводящихся торпед, конструировал систему стабилизации танковых орудий.

А в редкие выходные отправлялся пешком за несколько километров от города, чтобы принести семье мешок мерзлой капусты.

Русский ученый мог получить Нобелевку в 1918-м, но умер от голода в 1919-м

В 1945 году Лебедевы вернулись в Москву. Великая Отечественная война закончилась. Но для Сергея Алексеевича его битва за суперЭВМ только начиналась. И пробить чиновничью оборону было потруднее, чем снарядом броню.

На приеме к члену ЦК ВКП(б), курировавшему науку, Лебедев доложил о своем проекте, назвал примерную стоимость ЭВМ. Разговор получился коротким.

— И какова скорость вычислений вашей машины?

— 1000 операций в секунду.

— Что же, мы за один-два месяца перерешаем на этой машине все наши задачи, а куда ее потом — на помойку?!

Лебедев понял, что продолжать разговор бессмысленно, и завершил его своим обычным тихим «ну-ну…». Но судьба уже готовила счастливый поворот.

«Думающее чудо»

О разработках Лебедева узнал президент Академии наук Украины Александр Богомолец. И пригласил его в Киев. Перспективы открывались фантастические: звание академика, должность директора Института энергетики. Не было никаких сомнений, какое решение надо принять. Но дома по этому случаю был устроен целый спектакль.

«И вот, в нашей квартире в Лефортово собрались друзья родителей, — вспоминал сын Сергей. — Мать предложила бросить жребий. Две бумажки с надписями «Киев» и «Москва» были положены в шапку и тщательно перемешаны. К счастью, выпал Киев! С тех пор эта шапка прочно вошла в семейные фольклорные анналы и стала в кругу друзей не менее знаменитой, чем шапка Мономаха».

Лебедевы переехали в Киев летом 1946 года. Того самого, когда американские конструкторы Джон Мочли и Джон Эккерт объявили о создании электронной вычислительной машины ЭНИАК. Разворачивалась яростная борьба за мировое первенство, и Сергей Алексеевич, — создал лабораторию вычислительной техники. Именно там должна была родиться первая в Советском Союзе электронная счетная машина.

А Алиса первым делом купила в их новый дом рояль, о котором вспоминал сын:

«Отец не прекращал думать о деле, пока не находил решение. Выдерживать большие перегрузки ему помогала его манера отдыхать. Если выпадал свободный час, он заполнял его игрой на рояле».

У Сергея Алексеевича наконец-то появился свой кабинет, но он так и не смог привыкнуть работать в одиночестве. Когда собирались друзья, выходил в гостиную, но работу не прекращал. Сидел за столом, рисовал свои схемы на папиросной коробке…

Гений и злодейство крепко переплелись в судьбе химика Владимира Ипатьева

К осени 1948 года Лебедев закончил разработку основных принципов построения машины. Работы по ее созданию были развернуты в 15 километрах от Киева, в селе Феофания, в разрушенном здании бывшей монастырской гостиницы. Толковые специалисты были наперечет. Зато энтузиазма в избытке. Академик сам сверлил, клепал, монтировал. Работали круглыми сутками. И уже через пару лет машина «задышала».

Ее назвали МЭСМ — малая электронная счетная машина. Она стала первой ЭВМ в Советском Союзе и во всей континентальной Европе. Доработка Малой машины еще продолжалась, а Лебедев уже приступил к созданию Большой.

К этому времени наконец-то и в столице признали исключительную важность научного направления. В 1953 году Лебедеву предложили возглавить Московский институт точной механики и вычислительной техники.

К тому моменту в Специальном конструкторском бюро рождалась машина, которую назвали «Стрела». Но уступать Лебедев не собирался!

Его детище назвали «думающим чудом». Машина Лебедева справлялась с задачами в 5 раз быстрее «Стрелы». Более того, она оказалась самой быстродействующей в Европе! В 1956 году доклад Лебедева на конференции в Дармштадте произвел сенсацию.

А Сергей Алексеевич уже решал нелепую по меркам пятидесятых годов задачу: можно ли снарядом попасть в летящий снаряд? Лебедев понимал, что с этим может справиться ЭВМ. Как он и предвидел, компьютеры начинали завоевывать мир.

Приказ на Запад

4 марта 1961 года с полигона в Капустином Яре стартовала ракета. Расчет для пуска противоракеты вела разработанная в институте Лебедева машина М-40. Спустя несколько минут на табло высветилась надпись «Подрыв цели».

На пресс-конференции Никита Хрущев сказал, что «наша ракета попадает в муху в космосе!». Американцы смогут повторить такой запуск только через 20 лет.

Но лишь спустя годы в семье узнают, что в тот день на полигоне Сергей Алексеевич пережил несколько, возможно, самых страшных секунд в своей жизни.

Перед запуском противоракеты в компьютере взорвалась электронная лампа. К счастью, с аварией удалось быстро справиться…

В его доме по-прежнему собирались друзья: Ираклий Андроников, Махмуд Эсамбаев, Зиновий Гердт, Александр Галич. Святослав Рихтер давал уроки игры на фортепиано младшей дочери Кате. И все так же Сергей Алексеевич выходил из кабинета к гостям с карандашом и папиросной коробкой. Но шутил уже не так часто.

«В один из вечеров Алиса Григорьевна с Андреем Дмитриевичем Сахаровым и другими академиками организовала тайный фонд, — вспоминал сын Сергей. — Его называли «академическая касса». Алиса Григорьевна собирала деньги, чтобы помогать нуждавшимся друзьям: Галичу, Солженицыну, Дудинцеву. Тяжелое было время…»

Возможно, самое тяжелое в жизни Сергея Алексеевича. Дискуссии о дальнейшем развитии вычислительной техники становились все яростнее.

Лебедев был уверен, что надо идти своим путем, создавать собственную линию ЭВМ средней мощности и супер-ЭВМ нового поколения.

Оппоненты предлагали создать ряд совместимых компьютеров, повторив американскую систему IBM. Лебедев жестко возражал: «Мы будем делать машину из ряда вон выходящую».

Выходящую из американского ряда!

Космонавт Леонов раскрыл последнюю тайну американо-советского полета

У Лебедева были талант и опыт. У его противников — власть.

Зимой 1972 года Сергей Алексеевич лежал с воспалением легких, когда узнал, что решение копировать американскую машину принято окончательно. Он встал с постели и отправился к министру, чтобы убедить его не совершать ошибку, которая отбросит страну на годы назад. Лебедев прождал в приемной больше часа. Министр его не принял.

Кто выиграл от этого поворота на Запад?

«Копирование IBM шло трудно, с многократными сдвигами намеченных сроков, — вспоминал академик Международной академии информатизации Борис Малиновский.

— При этом все «варились в собственном котле», с трудом доставая документацию на американскую систему.

Если подумать об ущербе, который был нанесен отечественной вычислительной технике, то он, конечно, несравненно выше полученных скромных результатов».

Возможно, эта история приблизила смерть Сергея Алексеевича. Он все чаще болел. Алиса Григорьевна и дети круглосуточно дежурили в больнице. Выдающийся ученый умер 3 июля 1974 года.

ДОСЛОВНО

«Среди ученых в нашей стране и за рубежом нет человека, который, подобно Лебедеву, обладал столь мощным творческим потенциалом, чтобы охватить период от создания первых ламповых ЭВМ, выполнявших лишь сотни операций в секунду, до сверхбыстродействующих супер-ЭВМ на интегральных схемах. За двадцать лет под его руководством было создано пятнадцать высокопроизводительных ЭВМ, и каждая — новое слово в вычислительной технике».

Борис Малиновский, академик Международной академии информатизации

P.S. Его битва за суперкомпьютер имела свое продолжение.

15 июля 1975 года об этом сообщили все газеты мира. Стартовал советско-американский космический проект «Союз — Аполлон». Управление полетом осуществлялось вычислительным комплексом, основу которого составляла лучшая лебедевская машина БЭСМ-6. Всю информацию она обрабатывала на 20 минут быстрее, чем американская.

Источник: https://rg.ru/2017/06/01/rodina-sergej-lebedev.html

Советская вычислительная школа Сергея Лебедева

Сергей Алексеевич Лебедев - создатель первого в континентальной Европе компьютера
Сергей Алексеевич Лебедев был советским академиком и основоположником вычислительной техники в СССР. Он создал первый в континентальной Европе компьютер с хранимой в памяти программой (МЭСМ) и был одним из разработчиков первых цифровых электронных вычислительных машин с динамически изменяемой программой вычислений.

Под руководством и самоличном участии этого выдающегося ученого было создано 18 ЭВМ, причем 15 из них выпускались серийно. Лебедев стоял у истоков развития и становления отечественной вычислительной техники.

Опыт его работы уникален, так как охватывает период от создания первых ламповых компьютеров, выполнявших сотни и тысячи операций в секунду, до быстродействующих супер-ЭВМ на больших интегральных схемах.

Сергей Лебедев родился 2 ноября 1902 г. в городе Нижний Новгород.

Отец Алексей Иванович был известным автором «Азбуки» и «Словаря непонятных слов», а мать Анастасия Петровна (в девичестве Маврина, из дворян) преподавала общие предметы в младших классах народного училища. В послереволюционные годы главу семейства пригласили на работу наркомом просвещения и Лебедевы переехали в Москву.

Сергей Лебедев (1920 г.)

В 1921 г. Сергей сдал экзамены экстерном за среднюю школу и поступил в Московское высшее техническое училище (МВТУ) им. Н.Э.Баумана на электротехнический факультет. Его учителями и научными руководителями были выдающиеся русские ученые-электротехники, профессора Карл Адольфович Круг, Леонид Иванович Сиротинский и Александр Александрович Глазунов. Все они трудились над разработкой плана электрификации СССР (план ГОЭЛРО). Для успешного осуществления потребовались уникальные теоретические и экспериментальные исследования. Лебедев был еще студентом, но уже тогда основное внимание уделял проблеме устойчивости параллельной работы электростанций. Первые результаты по данной проблеме были отражены в его дипломном проекте, который выполнялся под руководством профессора К.А.Круга. В 1928 г. Лебедев получил диплом инженера-электрика и остался преподавать в родной альма-матер, параллельно занимая должность младшего научного сотрудника Всесоюзного электротехнического института (ВЭИ). Именно в этом ВУЗе он возглавил лабораторию электрических сетей, где продолжил работу над проблемой устойчивости. Тематика лаборатории постепенно расширялась, охватывая также и проблемы автоматического регулирования. И в результате в 1936 г. на ее базе сформировался отдел автоматики, руководить которым поручили Сергею Алексеевичу. К этому времени Лебедев уже стал профессором и автором (совместно с Петром Сергеевичем Ждановым) широко известной среди специалистов-электротехников монографии “Устойчивость параллельной работы электрических систем”.

Лебедев в своем кабинете

У научной деятельности Лебедева замечалась характерная особенность, которая заключалась в органическом сочетании большой глубины теоретической проработки с конкретной практической направленностью. Продолжая теоретические исследования, он стал активным участником подготовки сооружения Куйбышевского гидроузла. В начале Второй мировой войны Лебедев был вынужден покинуть ВЭИ и уехать в Свердловск. Все ресурсы отдела автоматики переключили на оборонную тематику. За поразительно короткие сроки работы в Свердловске, Алексей Сергеевич спроектировал систему стабилизации танкового орудия при прицеливании. Эта разработка усовершенствовала танк, делая его менее уязвимым и спасая тем самым многих танкистов. Система позволяла наводить и стрелять из орудия без остановки машины. За свое изобретение ученый был награжден орденом Трудового Красного Знамени и медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

В 1945 г. Лебедева избрали действительным членом Академии Наук УССР

После окончания войны ученый занялся реализацией давно запланированного проекта по созданию вычислительной машины с использованием двоичной системы счисления. В те годы не было достаточно полных публикаций о двоичной системе счисления и методике операций над двоичными числами. Базой для построения цифровой вычислительной машины стала методика выполнения арифметических операций в двоичной системе счисления и ранее разработанные самим Лебедевым методы решения математических задач. В 1947 г. Лебедев стал директором Института электротехники АН Украины и по совместительству возглавил руководство лабораторией Института точной механики и вычислительной техники СССР. В 1948 г. начался процесс создания малой электронной счетной машины (МЭСМ). Для научной работы Лебедеву выделили частично разрушенное здание бывшей монастырской гостиницы в Феофании (Киев). С финансовой помощью и поддержкой вице-президента АН УССР Михаила Алексеевича Лаврентьева, помещение было отремонтировано и оборудовано под лабораторию.

Здание в Феофании, где размещалась лаборатория Лебедева

Лебедев выдвинул, обосновал и реализовал в первой советской машине принципы построения ЭВМ с хранившейся в памяти программой. МЭСМ занимала целое крыло двухэтажного здания (60 м²) и состояла из 6 000 электронных ламп. Примечательно то, что проектирование, монтаж и отладка машины были выполнены в течении трех лет. При этом в разработке участвовали лишь 11 инженеров и 15 технических сотрудников. Тогда как на разработку первого в мире электронного компьютера ЭНИАК (США) ушло пять лет и было задействовано 13 разработчиков и более 200 техников.
Схема элементарной ячейки блока памяти арифметического устройства МЭСМ МЭСМ была арифметическим устройством, производившим операции сложения, вычитания, умножения, деления, сдвига, сравнения с учётом знака, сравнения по абсолютной величине, передачи управления, передачи чисел с магнитного барабана, сложения команд, остановки. МЭСМ имела двоичное представление чисел с фиксированной запятой, 16 двоичных разрядов на число, плюс один разряд на знак. 6 ноября 1950 г. состоялся пробный пуск машины, в ходе которого решалась задача: Y'' + Y = 0; Y(0) = 0; Y(\pi) = 0. Не смотря на то, что МЭСМ создавалась более как макет Большой электронной счетной машины, ей нашли практическое применение. Первой советской ЭВМ весьма заинтересовались математики, задачи которых требовали использования быстродействующего вычислителя. До 1953 г. МЭСМ была единственной вычислительной машиной в СССР.

Участники разработки МЭСМ — Лев Наумович Дашевский и Соломон Бениаминович Погребинский (Киев, 1951 г.)

Характеристики МЭСМ Элементная база: 6 000 электронных ламп (около 3500 триодов и 2500 диодов) Быстродействие: 3 000 операций в секунду Потребляемая мощность: около 25 кВт Разрядность: 16 Тактовая частота: 5 кГц Устройства ввода / вывода: ввод с перфокарты или набором кода на штекерном коммутаторе; вывод с помощью электромеханического печатающего устройства либо фотоустройства для получения данных на фотоплёнке. Также мог использоваться магнитный барабан, хранящий до 5000 кодов чисел или команд. Следующей после МЭСМ была разработана большая электронно-счётная машина (БЭСМ). В структуре устройства уже тогда были реализованы основные решения, характерные для современных вычислительных машин.

У БЭСМ была двоичная система представления чисел с учётом порядков, то есть в форме чисел с плавающей запятой. Машина оперировала диапазон чисел примерно от 10-9 до 109. Система команд была трёхадресной, в нее входило 9 арифметических операций, 8 операций передач кодов, 6 логических операций, 9 операций управления.

Лабораторные испытания БЭСМ

БЭСМ имела 39 двоичных разрядов для представления чисел в виде мантиссы/порядка, из них 32 разряда отводилось для значащей части и 5 для порядка. Еще по одному разряду отводилось для знаков мантиссы и порядка. При написании программ для машины применялась техника самомодифицирующегося кода, когда напрямую модифицировались адресные части команд для доступа к массивам. Один из разработчиков БЭСМ Всеволод Сергеевич Бурцев вспоминает о машине следующее:Во многих блоках первой БЭСМ в анодной цепи были использованы не лампы сопротивления, а ферритовые трансформаторы. Так как эти трансформаторы были изготовлены кустарным способом, они часто выгорали, при этом выделяли едкий специфический запах. Сергей Алексеевич обладал замечательным обонянием и, обнюхивая стойку, с точностью до блока указывал на дефектный. Он практически никогда не ошибался. Характеристики БЭСМ Элементная база: 4 000 электронных ламп, 5 000 полупроводниковых диодов Быстродействие: 8 000 операций в секунду Потребляемая мощность: около 35 кВт Разрядность: 39 Тактовая частота: 9 МГц Внешняя память: на магнитных барабанах (2 барабана по 5120 слов) и магнитных лентах (4 по 30 000 слов) Устройства ввода / вывода: ввод с перфокарты, цифро-печать и фото-печатное устройство.

Группа сотрудников ИТМ и ВТ АН СССР в день награждения за создание БЭСМ (1956 г.)

В 1956 г. БЭСМ получила награду и была принята Государственной комиссией в эксплуатацию. В 1958 г. БЭСМ была подготовлена к серийному производству. Коллектив ИТМиВТ под руководством Лебедева разработал и презентовал две ЭВМ: БЭСМ-2 и М-20. Их характерной особенностью было то, что они разрабатывались в тесном контакте с промышленностью (особенно М-20). Специалисты завода и академического института вместе участвовали в создании машины. Этот принцип был хорош тем, что улучшал качество документации, т. к. в ней учитывались технологические возможности завода. Вычислительная машина БЭСМ-2 сохранила систему команд и все основные параметры предыдущего устройства, но конструкция стала более технологичной и удобной для серийного выпуска. В БЭСМ-2 было реализовано оперативное запоминающее устройство на ферритных сердечниках, широко применялись полупроводниковые диоды, а также была усовершенствована конструкция (мелкоблочная). На БЭСМ-2 проводились расчеты, связанные с запуском искусственных спутников, первых пилотируемых космических кораблей. Именно на одной из упомянутых ЭВМ был произведён расчёт траектории ракеты, доставившей вымпел СССР на Луну.

БЭСМ-2 имела около 4 000 электронных ламп, и была собрана на трех основных стойках

Характеристики БЭСМ-2 Элементная база: 4 000 электронных ламп, 5 000 полупроводниковых диодов Быстродействие: 20 000 операций в секунду Потребляемая мощность: 35 кВт Разрядность: 45 Тактовая частота: 10 МГц Внешняя память: на магнитных барабанах и магнитных лентах Устройства ввода / вывода: ввод с перфоленты, которую печатает устройство. М-20 стала первой советской машиной, которая поставлялась в комплекте со специальным математическим обеспечением (по своей сути — ОС). В новое устройство Лебедев заложил рад конструктивных решений, расширяющих функциональность и почти не увеличивающих количество электронных ламп. М-20 обладала производительностью 20 000 операций в секунду за счет совмещения работы отдельных устройств и более быстрого выполнения арифметических операций. В машине впервые были применены: автоматическая модификация адреса; совмещение работы арифметического устройства и выборки команд из памяти; использование буферной памяти для массивов, выдаваемых на печать.

М-20

Характеристики М-20 Элементная база: электронные лампы, полупроводниковые схемы Быстродействие: 20 000 операций в секунду Потребляемая мощность: 50 кВт Разрядность: 45 Тактовая частота: 0.6667 мГц Внешняя память: на магнитных барабанах и магнитных лентах Устройства ввода / вывода: ввод с перфоленты, которую печатает устройство

После вручения наград в Кремле (1962 г.)

В 1965 г. появилась серийная ЭВМ на полупроводниковых элементах БЭСМ-4, которая унаследовала архитектуру М-20. Для БЭСМ-4 существовало не менее 3 разных компиляторов с языка Алгол-60, компилятор Fortran, не менее 2 разных ассемблеров, компилятор с оригинального языка Эпсилон. Характеристики БЭСМ-4 Элементная база: электронные лампы, полупроводниковые схемы Быстродействие: до 40 000 операций в секунду Потребляемая мощность: 50 кВт Разрядность: 45 Тактовая частота: 9 МГц Внешняя память: на магнитных барабанах и магнитных лентах Устройства ввода / вывода: ввод с перфоленты, которую печатает устройство Разработка БЭСМ-6 завершилась в конце 1965 г. Эта машина стала первой советской супер-ЭВМ на элементной базе второго поколения (полупроводниковых транзисторах). В электронных схемах БЭСМ-6 использовалось 60 000 транзисторов и 180 000 полупроводников-диодов. Элементная база была новой для того времени. У БЭСМ-6 имелся магистральный или водопроводный принцип организации управления. С его помощью потоки команд и операндов обрабатывались параллельно. В разработке использовалась ассоциативная память на сверхбыстрых регистрах, что сократило количество обращений к ферритной памяти и позволило осуществить локальную оптимизацию вычислений в динамике счета. Оперативная память имела расслоение (8-слойная) на автономные модули, что дало возможность одновременно обращаться к блокам памяти по нескольким направлениям. Многопрограммный режим работы БЭСМ-6 позволил решать несколько задач с заданными приоритетами. Аппаратный механизм преобразования математического адреса в физический дал возможность динамически распределять оперативную память в процессе вычислений средствами ОС. У БЭСМ-6 был конвейерный центральный процессор с отдельными конвейерами для устройства управления и арифметического устройства. Он позволял совмещать обработку нескольких команд, находящихся на разных стадиях выполнения. Имелся кеш на 16 48-битных слов (4 чтения данных, 4 чтения команд, 8 — буфер записи). Система команд включала в себя 50 24-битных команд.

Лаборатория для проведения финишных испытаний знаменитой БЭСМ-6

С 1968 г. начался выпуск БЭСМ-6 на заводе Счётно-аналитических машин (САМ) в Москве. Характеристики БЭСМ-6 Элементная база: транзисторный парафазный усилитель с диодной логикой на входе Быстродействие: около 1 млн операций в секунду Потребляемая мощность: 60 кВт Разрядность: 48 Тактовая частота: 10 МГц Внешняя память: на магнитных лентах и магнитных дисках Устройства ввода / вывода: ввод с перфокарты, цифропечать и фотопечатное устройство

На Дне открытых дверей факультета вычислительной математики и кибернетики МГУ Владимир Пономарев демонстрирует игру «Калах» на экране терминала БЭСМ-6

С 1967 г. практически все крупные вычислительные центры СССР стали оснащаться компьютерами БЭСМ-6. И даже спустя годы на заседании отделения информатики, вычислительной техники и автоматизации Академии наук (1983 г.) академик Е. П. Велихов сказал, что создание БЭСМ-6 явилось одним из основных вкладов АН СССР в развитие советской индустрии. В 1990 г. один из экземпляров БЭСМ-6 был перевезен в Лондон и установлен в Музее науки, как лучший в Европе суперкомпьютер своего времени. ЭВМ 5Э26 была последней прижизненной разработкой Лебедева, которую он успел запустить в серийное производство. В 1968 г. Лебедев принял предложение Генерального конструктора зенитных ракетных комплексов для ПВО Бориса Васильевича Бункина. Он согласился разработать специализированный управляющий малогабаритный мобильный высокопроизводительный цифровой вычислительный комплекс (ЦВК) 5Э26. О реализации такой возможности Сергей Алексеевич мечтал еще при создании МЭСМ. Благодаря этой работе, была проведена крупнейшая реорганизация института. Объединение ресурсов множества различных лабораторий привело к фактическому созданию отделений: — по ЭВМ общего назначения — по ЭВМ специального назначения (включая архитектуру) — по электронному конструированию — по запоминающим устройствам — по САПР и технологии. Всеволодом Сергеевичем Бурцевым (заместитель Лебедева) была предложена многопроцессорная архитектура ЦВК 5Э26, обеспечивающая работу до трех модулей центральных процессоров и двух специальных процессоров ввода-вывода информации с общей памятью. Конструктивно ЦВК серии 5Э26 представлял собой шкаф высотой 1885 мм, шириной 2870 мм, глубиной 655 мм, который ставился у стенки транспортного средства. У 5Э26 имелась высокоэффективная система автоматического резервирования, базирующаяся на аппаратном контроле. Система давала возможность восстанавливать процесс управления при сбоях и отказах аппаратуры, работающей в широком диапазоне климатических и механических воздействий, с развитым математическим обеспечением автоматизации программирования.

ЦКВ 5Э261

ЦКВ 5Э26 легко адаптировался к различным требованиям по производительности и памяти в системах управления специального назначения. Устройство также работало в реальном времени, снабжалось развитым математическим обеспечением, эффективной системой автоматизации программирования и возможностью работы с языками высокого уровня. В 5Э26 была реализована энергонезависимая память команд на микробиаксах с возможностью электрической перезаписи информации внешней аппаратурой записи и введена эффективная система эксплуатации с двухуровневой локализацией неисправной ячейки, обеспечивающая эффективность восстановления аппаратуры среднетехническим персоналом. В качестве интегральных схем использовались в основном полупроводниковые микросхемы одних из первых отечественных серий-133 и 130 (ТТЛ-типа).

Лебедев во время поездки в Англию (Кембридж, 1964 г.)

Характеристики 5Э261 Элементная база: стандартная серия ТТЛ-микросхем Быстродействие: 1,5 млн операций в секунду Потребляемая мощность: 5,5 кВт Разрядность: 32 Объем оперативной памяти: 32-34 Кб Объем командной памяти: 64-256 Кб Независимый процессор ввода-вывода информации по 12 каналам связи: максимальный темп обмена свыше 1 Мб/с. Опыт создания ЭВМ 5Э26 стал базой для конструирования семейства супер-ЭВМ «Эльбрус». Название было предложено Лебедевым. Появление «Эльбруса» завершило создание ПРО СССР, однако сам он уже не успел принять участие в их разработке.

Лебедев с семьей

По воспоминаниям сотрудников, работавших с Сергеем Алексеевичем в Киеве, он был идеальным руководителем. В работе доводил все до совершенства, большое внимание уделял мелочам. Он никогда не повышал голос и относился ко всем исключительно ровно, справедливо, без предвзятости. Всегда отмечал даже небольшие успехи своих сотрудников. В процессе отладки машины равных ему не было. Лебедев превосходил всех в понимании неполадок и сбоев в машине. Сергей Алексеевич на протяжении всей своей жизни вел большую работу по подготовке научных кадров. Он был одним из инициаторов создания Московского физико-технического института, основателем и руководителем кафедры вычислительной техники в этом институте, руководил работой многих аспирантов и дипломников.

Лебедев с дочерьми Екатериной и Натальей

В начале 70-х Сергей Алексеевич уже не мог руководить Институтом точной механики и вычислительной техники, в 1973 г. тяжелая болезнь вынудила его оставить пост директора. Но он продолжал работать дома. Сергей Алексеевич Лебедев скончался 3 июля 1974 г. в Москве. Похоронен на Новодевичьем кладбище. В Киеве на здании, где располагался Институт электротехники АН Украины, висит мемориальная доска, текст которой гласит: ” В этом здании в Институте электротехники АН УССР в 1946—1951 г.г. работал выдающийся ученый, создатель первой отечественной электронной вычислительной машины, Герой Социалистического Труда, академик Сергей Алексеевич Лебедев”.

Мозаика с изображением Лебедева в ИТМиВТ

В год 95-летия со дня рождения Сергея Алексеевича Лебедева заслуги ученого признали и за рубежом. Как новатор вычислительной техники, он был отмечен именной медалью Международного компьютерного общества с надписью: «Сергей Алексеевич Лебедев 1902–1974 г.г… Разработчик и конструктор первого компьютера в Советском Союзе. Основоположник советского компьютеростроения».

Источник: https://habr.com/post/388169/

Эвм мэсм — первый в континентальной европе компьютер. сергей алексеевич лебедев

Сергей Алексеевич Лебедев - создатель первого в континентальной Европе компьютера

По материаламкниг Б.Н.Малиновского
Сов.СекретноПостановление от 4 января 1952 г. №4-4сс г.МоскваПрезидиум Академии наук СССР отмечает, что согласно постановлению Совета Министров СССР от 1.VII.1951 г. за №2754-1321с Институт точной механики и вычислительной техники АН СССР совместно с Институтом электротехники АН УССР в IV квартале 1951 г. ввел в эксплуатацию малую счетную электронную машину, являющуюся первой в СССР быстродействующей электронной цифровой машиной, доведенной до состояния эксплуатации.Президент Академии наук СССР академик А.Н.НесмеяновГлавный ученый секретарь Президиума Академии наук СССР академик А.В.Топчиев.
«Уметь дать направление — признак гениальности.»Ф.Ницше

Академик Сергей Алексеевич Лебедев, под руководством которого в Украине был создан первый на континенте Европы компьютер — Малая электронная счетно-решающая машина (МЭСМ), словно бы прожил две жизни.

Первая совпала с детством, учебой и двадцатью годами научной деятельности в области энергетики, вторая была целиком отдана компьютеростроению — созданию ЭВМ (электронных вычислительных машин) и организации их серийного выпуска. Между ними вклинился судьбоносный водораздел — пять лет, проведенных в Киеве.

Именно здесь совершился переход от первой жизни ко второй. Он был достаточно резким, но и вполне объяснимым. Исследования в энергетике, чем вначале занимался С.А.Лебедев, требовали большого количества вычислений и поэтому его интересы стали перемещаться в сторону автоматизации вычислений.

В Киев Лебедев был приглашен в 1946 г. на должность директора Института электротехники (вначале энергетики) АН Украины. В том же году его избирают действительным членом Академии.

За первые два года жизни в Киеве он как бы подвел итог своей деятельности в области энергетики, завершив ее работой (совместно с Л.В.

Цукерником) по созданию устройств компаундирования генераторов электростанций, отмеченной Государственной премией СССР, а в последующие три сделал основополагающий вклад в отечественную цифровую вычислительную технику — независимо и параллельно с западными учеными разработал принципы построения ЭВМ с хранимой в памяти программой и реализовал их с коллективом своей лаборатории в Малой электронной счетной машине.

Среди ученых мира, современников Лебедева, нет человека, который подобно ему обладал бы столь мощным творческим потенциалом, чтобы охватить своей научной деятельностью период от создания первых ламповых ЭВМ, выполняющих лишь сотни и тысячи операций в секунду, до сверхбыстродействующих супер-ЭВМ на полупроводниковых, а затем на интегральных схемах с производительностью до миллионов операций в секунду. Научная школа Лебедева, ставшая ведущей в бывшем СССР, по своим результатам успешно соперничала с известной американской фирмой IBM. Под его руководством были созданы и переданы для серийного выпуска 15 типов высокопроизводительных, наиболее сложных ЭВМ, каждая — новое слово в вычислительной технике, более производительная, более надежная и удобная в эксплуатации.

С.А.Лебедев сочетал в себе два замечательных качества, отличавших его от всех — выдающиеся способности и исключительную скромность. Такое впечатление создавалось у всех, хорошо знавших его людей.

Одним из первых, увидевших заработавшую МЭСМ, был президент НАН Украины академик Борис Евгеньевич Патон, тогда кандидат технических наук, занимавшийся новыми технологиями сварки и устойчивостью сварочных процессов. Он сразу оценил значение первенца Лебедева — МЭСМ — в развитии научных исследований, повсеместно требующих сложных и объемных вычислений.

Став президентом НАН Украины, он не терял связи с ученым, переехавшим в Москву. Когда С.А.Лебедева не стало, Б.Е.Патон многое сделал, чтобы увековечить память ученого — Институту точной механики и вычислительной техники АН СССР (ИТМ и ВТ АН СССР), где Сергей Алексеевич проработал двадцать лет, было присвоено его имя.

Борис Евгеньевич считал, что это был гениальный человек.

Ученики Лебедева Л.Н.Королев и В.А.Мельников, ставшие крупными учеными, в одной из своих работ писали: «Гениальность Лебедева состояла именно в том, что он ставил цель с учетом развития структуры будущей машины, умел правильно выбрать средства для ее реализации применительно к возможностям отечественной промышленности.»

Слова эпиграфа к этой главе «Уметь дать направление — признак гениальности», — вполне применимы к человеку, положившему начало отечественному компьютеростроению.

Ученый взял на себя самое главное и трудное в новой области техники — создание супер-ЭВМ — наиболее сложного класса средств вычислительной техники.

Причем и здесь сразу и безошибочно выбрал основное направление развития цифровых вычислительных машин этого класса — распараллеливание вычислительного процесса. Оно и сейчас остается главным в развитии супер-ЭВМ.

Высказанные выше оценки появились только после смерти С.А.Лебедева. При жизни в газетах и журналах о нем не писалось. На это были две причины. Одна официальная: его имя как главного конструктора ЭВМ для систем противоракетной обороны было засекречено.

Вторая вытекала из особенностей характера: он мог бы немало рассказать об открытой, главной части его работ по созданию супер-ЭВМ для вычислительных центров, о своем институте и многом другом, но он не любил встречаться с журналистами, был предельно чужд саморекламе и абсолютно равнодушен к известности и славе. Открывая Первую Всесоюзную конференцию по вычислительной технике в 1956 г. в Москве и характеризуя уровень развития вычислительной техники в СССР, он даже не упомянул МЭСМ, ставшей, как сейчас очевидно, первой ЭВМ в континентальной Европе. Для него это была лишь модель ЭВМ, создавая которую, он накопил опыт для последующих работ.

Его работоспособность была потрясающей. В годы создания ЭВМ он, подкрепляя себя крепчайшим чаем и папиросами «Казбек», нередко работал многие сутки, практически без отдыха. Это «заряжало» и воодушевляло работавших с ним людей.

«Работали до изнеможения, — вспоминает бывший студент-практикант Л.Иваненко. — Где-то в полночь Сергей Алексеевич прогонял молодежь спать и говорил, что сам еще посидит у осциллографа. Утром его заставали на том же месте.

Он все всматривался в химерные всплески голубых кривых на экране…»

Как человек он привлекал людей высокой одухотворенностью, стремлением не выделяться среди окружающих, никогда не изменявшим ему чувством юмора, жизненным оптимизмом и другими замечательными качествами.

Как ученый он притягивал к себе своей одержимостью в стремлении достигнуть поставленную цель, глубоким проникновением в начатую им новую область науки и техники, разносторонним инженерным опытом, позволившим ему использовать для реализации своего замысла многие тысячи электронных ламп в то время, когда их количество в самых сложных приборах не превышало и двух десятков!

«Время напряженной работы, озаренной счастьем творческого труда с С.А.Лебедевым, я не забуду никогда!» — эти слова Екатерины Алексеевны Шкабары, старшего научного сотрудника лебедевской лаборатории, сказанные при вручении ей премии им.С.А.Лебедева в год 40-летия ввода МЭСМ в эксплуатацию, могли бы повторить все, кто работал с этим удивительным человеком.

Говорят архивы

В Киеве, в Национальной академии наук Украины, где создавалась МЭСМ, сохранена конструкторская документация1 и папки с материалами о первой отечественной ЭВМ, многие из которых составлены С.А. Лебедевым. Чья-то заботливая рука написала на них: «Хранить вечно».

Перелистаем некоторые. В короткой записке, направленной в Совет по координации Академии наук СССР С.А.Лебедев написал: «Быстродействующими электронными счётными машинами я начал заниматься в конце 1948 г. В 1948-1949 годах мной были разработаны основные принципы построения подобных машин.

Учитывая их исключительное значение для нашего народного хозяйства, а также отсутствие в Союзе какого-либо опыта их постройки и эксплуатации, я принял решение как можно быстрее создать малую электронную счётную машину (МЭСМ), на которой можно было бы исследовать основные принципы построения, проверить методику решения отдельных задач и накопить эксплуатационный опыт. В связи с этим было намечено первоначально создать действующий макет машины с последующим его переводом в малую электронную счётную машину. Чтобы не задерживать разработку, запоминающее устройство пришлось выполнить на триггерных ячейках, что ограничило его ёмкость. Разработка основных элементов была проведена в 1948 г.

…К концу 1949 г. были разработаны общая компоновка машины и принципиальные схемы её блоков. В первой половине 1950 г. изготовлены отдельные блоки и приступили к их отладке во взаимосвязи, к концу 1950 г. отладка созданного макета была закончена. Действующий макет успешно демонстрировался комиссии».

Через два месяца после демонстрации макета С.А.Лебедев выступил на закрытом учёном совете Института электротехники и теплоэнергетики АН Украины. Сохранился протокол2 учёного совета, который впервые был опубликован в журнале «Управляющие системы и машины» (1992, № 1/2).

Лаборатория С.А.Лебедева входившая в состав руководимого им института располагалась в двухэтажном здании в бывшем монастырском местечке Феофании под Киевом.

В проектировании, монтаже, отладке и эксплуатации МЭСМ активно участвовали сотрудники лаборатории Лебедева: кандидаты технических наук Л.Н.Дашевский и Е.А.Шкабара, инженеры С.П.Погребинский, Р.Г.Офенгенден, А.Л.Гладыш, В.В.Крайницкий, И.П.Окулова, З.С.Зорина-Рапота, техники-монтажники С.Б.

Розенцвайг, А.Г.Семеновский, М.Д. Шулейко, а также сотрудники и аспиранты лаборатории: Л.М.Абалышникова, М.А.Беляев, Е.Б.Ботвиновская, А.А.Дашевская, Е.Е.Дедешко, В.А.Заика, А.И.Кондалев, И.В.Лисовский, Ю.С.Мазыра, Н.А.Михайленко, З.Л.Рабинович, И.Т.Пархоменко, Т.И.Пецух, М.М.Пиневич, Н.П.Похило, Р.Я.

Черняк.

4 января 1952 г. Президиум АН СССР заслушал доклад3 Лебедева о вводе малой электронно-цифровой счётной машины МЭСМ в эксплуатацию.

В 1952 г. МЭСМ была практически единственной в стране ЭВМ, на которой решались важнейшие научно-технические задачи из области термоядерных процессов (Я.Б.Зельдович), космических полётов и ракетной техники (М.В.Келдыш, А.А.Дородницын, А.А.Ляпунов), дальних линий электопередач (С.А. Лебедев), механики (Г.Н. Савин), статистического контроля качества (Б.Е. Гнеденко) и др.

Вот один из многих документов, свидетельствующих об этом:

Академия наук Союза Советских Социалистических республик Математический институт им.В.А.Стеклова

Секретно Экз. 26 ноября 1953 г. № 438с

Директору Института электротехники Академии наук УССР члену-корреспонденту АН УССР А.Д. Нестеренко. Дирекция Отделения прикладной математики Математического института им. В.А.

Стеклова Академии наук СССР приносит глубокую благодарность Институту электротехники Академии наук УССР за участие в большой и важной вычислительной работе, выполненной с ноября 1952 г. по июль 1953 г.

на малой электронной счетной машине конструкции академика С.А.Лебедева.

За этот период научная группа Математического института АН СССР под руководством академика А.А.Дородницына и доктора физико-математических наук А.А.Ляпунова совместно с коллективом лаборатории № 1 (руководитель академик С.А.

Лебедев) Института электротехники АН УССР провела весьма трудоемкие расчеты по трем сложным программам, выполнив на электронной машине около 50 млн. рабочих операций. Особенно следует отметить добросовестный и напряженный труд заместителя заведующего лабораторией Л.Н.

Дашевского, главного инженера Р.Я.Черняка, инженеров А.Л.Гладыш, Е.Е.Дедешко, И.П.Окуловой, Т.И.Пецух, С.Б.Погребинского и техников Ю.С.Мазыры, С.Б.Розенцвайга и А.Г.Семеновского.

Эти сотрудники, не считаясь со временем, приложили много усилий для обеспечения бесперебойной и качественной работы машины.

Директор Отделения прикладной математики МИ АН СССР
академик М.В. Келдыш

После МЭСМ началась разработка специализированной ЭВМ (СЭСМ) для решения систем алгебраических уравнений (главный конструктор З.Л.Рабинович). СЭСМ была спроектирована на ламповых элементах. Основные идеи построения СЭСМ выдвинул С.А.Лебедев. Это была его последняя работа в Киеве.

Впоследствии специализированные ЭВМ (различного назначения) стали важным классом средств вычислительной техники. Это ещё раз говорит о прозорливости учёного, выдвинувшего идею специализации ЭВМ на заре их создания.

Сергей Алексеевич переехал в Москву и стал директором института точной механики и вычислительной техники (ИТМ и ВТ) АН СССР.

Выступая на учёном совете Института кибернетики АН Украины, посвящённом 25-летию создания МЭСМ, В.М. Глушков так оценил значение МЭСМ для развития вычислительной техники на Украине и в стране:

«Независимо от зарубежных учёных С.А. Лебедев разработал принципы построения ЭВМ с хранимой в памяти программой.

Под его руководством была создана первая в континентальной Европе ЭВМ, в короткие сроки были решены важные научно-технические задачи, чем было положено начало советской школе программирования. Описание МЭСМ стало первым в стране учебником по вычислительной техники.

МЭСМ явилась прототипом Большой электронной счётной машины БЭСМ. Лаборатория С.А. Лебедева стала организационным зародышем Вычислительного центра АН Украины, а впоследствии Института кибернетики АН Украины.

На здании, где располагался Институт электротехники АН Украины, директором которого был С.А.Лебедев, установлена мемориальная доска. Выступая в день её открытия, президент АН Украины Б.Е.Патон сказал:

«Мы всегда будем гордиться тем, что именно в Академии наук Украины, в нашем родном Киеве расцвёл талант С.А. Лебедева как выдающегося учёного в области вычислительной техники и математики. Его эстафету подхватил В.М. Глушков. И теперь у нас плодотворно работает один из крупнейших в мире Институт кибернетики им В.М. Глушкова АН Украины.

… Он жил и трудился в период бурного развития электроники, вычислительной техники, ракетостроения, освоения космоса и атомной энергии.

Будучи патриотом своей страны, Сергей Алексеевич принял участие в крупнейших проектах И.В. Курчатова, С.П. Королёва, В.М. Келдыша, обеспечивающих создание щита Родины.

Во всех их работах роль электронно-вычислительных машин, созданных Сергеем Алексеевичем, без преувеличения, огромна.

Его выдающиеся труды навсегда войдут в сокровищницу мировой науки и техники, а его имя должно стоять рядом с именами этих великих учёных.»

С первых шагов творческой деятельности он выдвинул и все последующие годы последовательно проводил в жизнь генеральный принцип построения таких машин — распараллеливание вычислительного процесса.

В МЭСМ и БЭСМ с этой целью использовались арифметические устройства параллельного действия. В М-20 и М-40 добавилась возможность работы внешних устройств параллельно с процессором.

В БЭСМ-6 появился конвейерный (или «водопроводный», как назвал его Лебедев) способ выполнения вычислений.

Супер-ЭВМ, в разработку которых Сергей Алексеевич вложил столько труда, были и остаются ведущим классом машин в вычислительной технике.

1 Основные параметры МЭСМ — малой счетной электронной машины2 Протокол № 1 заседания закрытого ученого совета Институтаэлектротехники и теплоэнергетики АН УССР от 8 января 1951 года3 Выписка из протокола заседания Президиума АН СССР от 4 января 1952 года Б.Н.Малиновский. Научная биография С.А.Лебедева. Информационные технологиии вычислительные системы, №3, 2002, Российская Академия наукБ.Н.Малиновский. Пророк в своем Отечестве. «Вiсник НАН України», №10, 2002Н.М.Мищенко. Институт кибернетики им. В.М.Глушкова НАНУ: все начиналось в Феофании…Л.Иваненко. День рождения ЭВМ.Борис Малиновский. К истории отечественного компьютеростроения
Сергей Алексеевич Лебедев, 1951 годПервое детище С.А.Лебедева — ЭВМ МЭСМ
Дашевский Лев НаумовичШкабара Екатерина АлексеевнаПапка с материалами о первомотечественном компьютере — ЭВМ МЭСМ
Погребинский Соломон БениаминовичРабинович Зиновий ЛьвовичЛамповые элементы МЭСМПрограммисты и вычислители
Зорина-Рапота Зоя СергеевнаГладыш Анна ЛеонидовнаОкулова Иветта ПетровнаЧерняк Ростислав ЯковлевичСпециализированнаяэлектронная счетная машина СЭСМ. 1950-1951 гг.Ламповые элементы СЭСМЗдание в Феофании, где была построена МЭСМ
Абалышникова Лидия МихайловнаКондалев Андрей ИвановичКрайницкий Владимир ВасильевичПиневич Михаил Михайлович Е.А.Шкабара, Б.В.Гнеденко. 1958 годБольшая электронная вычислительнаямашина БЭСМ. 1950-1952 гг.Сергей Алексеевич Лебедев,60-е годы 20-го века
Дедешко Евгений ЕвгеньевичОфенгенден Рафаил ГригорьевичПохило Николай Павлович«БЭСМ-6» — шедевр творчестиколлектива ИТМ и ВТ АН СССР, первая супер-ЭВМ второго поколения
Семеновский Анатолий ГригорьевичЗаика Владимир АрхиповичПархоменко Иван ТимофеевичМазыра Юрий СтепановичCоздатели МЭСМ,25 лет спустя25 лет со времени ввода МЭСМ в эксплуатацию. Октябрь 1976 г.Мемориальная доска С.А.Лебедева вКиеве

О машинахразработанных под руководством Сергея Алексеевича Лебедева   ›››  

Источник: http://ukrainiancomputing.org/LEBEDEV/L_MESM_r.html

Как рождался первый в Европе компьютер

Сергей Алексеевич Лебедев - создатель первого в континентальной Европе компьютера

Мало кто знает, что первый в континентальной Европе компьютер был создан на Украине более 60 лет назад в 1951 году. Первая ЭВМ называлась Малой электронной счетной машиной — МЭСМ.

Несмотря на скромное слово «Малая», она насчитывала 6000 электронных ламп и едва уместилась в левом крыле здания общежития бывшего монастырского поселка Феофания в 10 км от Киева.

Машина была создана в лаборатории вычислительной техники Института электротехники АН УССР под руководством академика Сергея Алексеевича Лебедева.

Сзади пульта: Л.Н. Дашевский и З.С. Зорина Рапота. За пультом слева направо: Л.М. Абалышникова, Т.И. Пецух, Е.Е. Дедешко Национальная академия наук УССР, Киев.

Машина занимала самую большую комнату площадью 60 м2 в левом крыле лаборатории в Феофании и работала с небывалой по тем временам скоростью – 3 тысячи операций в минуту (для сравнения, современные компьютеры производят миллионы операций в секунду) и могла производить операции вычитания, сложения, умножения, деления, сдвига, сравнения с учетом знака, сравнения по абсолютной величине, передачи управления, передачи чисел с магнитного барабана, сложения команд. В машине были использованы электронные лампы (6000 штук!) общей мощностью потребления в 25 кВт. Первый запуск МЭСМ запомнился именно «ламповой проблемой»: при включении машины 6 тысяч ламп, заработавших одновременно, превратили помещение в тропики. Техникам пришлось в срочном порядке разбирать потолок, чтобы отвести из комнаты хотя бы часть тепла.

Началось все в далекие 30-е годы ХХ века. Тогда молодой еще ученый Сергей Лебедев занимался исследованиями по устойчивости энергосистем во Всесоюзном электротехническом институте в Москве.

Ему приходилось выполнять многочисленные расчеты, и Лебедев начинает искать способы автоматизировать и ускорить процесс вычислений. Так у ученого рождаются первые конкретные мысли о создании новой машины, которая могла бы автоматически выполнять сложные расчеты.

Но Великая Отечественная Война заставляет отложить задуманную работу. Тем не менее, вплоть до эвакуации из Москвы Лебедев продолжал думать над тем, как реализовать свои идеи.

 Так, жена ученого Алиса Григорьевна Лебедева, вспоминает, как в первые месяцы войны по вечерам, когда Москва погружалась в темноту, муж уходил в ванную комнату и там при свете газовой горелки писал непонятные ей единицы и нолики, пытаясь, как потом оказалось, освоить двоичную систему записи чисел.

В начале осени 1941 года семью С.А.Лебедева эвакуируют в Свердловск, где он занимается важными для фронта разработками: в короткие сроки создает систему стабилизации для наводки танковой пушки, а затем — для самонаводящейся торпеды, используя аналоговые элементы.

Сергей Алексеевич Лебедев. Академик АН Украины и АН СССР. Директор Института электротехники АН Украины в 1946 1952 гг. Создатель первого в континентальной Европе компьютера МЭСМ. Основоположник отечественного компьютеростроения. 1902 1974

В 1944 году Лебедев возвращается в Москву, а затем приезжает в Киев и становится директором Института электротехники АН УССР. В 1945 г. С.А.Лебедев был избран академиком и назначен директором Института энергетики. Через полгода институт разделили на две части – Институт электротехники и Институт теплотехники. С.А.Лебедев стал директором Института электротехники.

В то время приоритетными направлениям в науке считались ракетная техника, атомная энергетика, исследование космоса. Но Лебедев верен своему довоенному замыслу – создать цифровую электронную вычислительную машину.

Институту электротехники выделяют полуразрушенное здание монастырской гостиницы в пригороде Киева – Феофании.

До войны в этом здании размещался филиал Киевской психиатрической больницы. Немецкие оккупанты, вступив в Феофанию, перестреляли больных и заняли здание под госпиталь.

Во время обстрелов при освобождении Киева здание получило большие повреждения. В таком виде оно и поступило в распоряжение Академии наук УССР в 1948 г.

и было передано Институту электротехники АН УССР для размещения лаборатории директора института С. А. Лебедева.

Здание в пригороде Киева — Феофании, где располагалась лаборатория С.А.Лебедева и была построена МЭСМ

Здание было отремонтировано. На первом этаже начались работы по проектированию тогда секретной электронной счетной машины. Самая большая комната отводилась для будущего детища С. А. Лебедева. Появились механические мастерские, в подвале – источники электропитания для машины.

Если вспомнить короткие сроки, в которые была спроектирована, смонтирована и отлажена МЭСМ — три года, и учесть, что в разработке и создании МЭСМ участвовали 12 инженеров (вместе с С. А.

Лебедевым), которым помогали 15 техников и монтажниц (в создании первой американской ЭВМ ЭНИАК — 13 основных исполнителей, 200 техников и большое количество рабочих), то становится ясным, что С. А.

Лебедев и возглавляемый им коллектив совершил, казалось бы, невозможное.

Первым заместителем Лебедева по лаборатории был Л.Н.Дашевский, талантливый организатор активно участвовавший в разработке машины.

Старший научный сотрудник Лев Наумович Дашевский (1916-1988)

Основные работы по наладке машины проводили инженеры С.Б.Погребинский – участник войны, демобилизованный из-за тяжелого ранения, только закончивший Политехнический институт; А.Л.

Гладыш, которая окончила Киевский институт кинотехники по специальности звукотехника, что не помешало ей очень быстро освоиться с электронными схемами МЭСМ и стать одним из основных отладчиков машины МЭСМ; Л.М.Абалышникова – инженер-акустик, в процессе работы над МЭСМ ставшая квалифицированным специалистом; З.С.

Зорина-Рапота, которая также закончила институт по специальности звукотехника, и приобрела во время работы над МЭСМ квалификацию опытного отладчика и специалиста по ЭВМ.  Монтаж устройств и машины проводился под руководством техника А.Г.Семеновского, который с первых же дней работы прекрасно освоился с совершенно новым для него делом.

Ему помогали техник Ю.С. Мазыра – балагур и душа всего коллектива; С.Б. Розенцвайг – техник-монтажник наивысшей квалификации. Устройством управления МЭСМ занималась Е.А.Шкабара, а устройством ввода аспирант — З.Л.Рабинович.

Старший научный сотрудник Шкабара Екатерина Алексеевна (1913-2002)

В наладке и запуске МЭСМ также принимали участие молодые сотрудники и аспиранты лаборатории, для которых эта работа стала не только «путевкой в жизнь», но и одним из самых счастливых воспоминаний юности — Р.Г.Офенгенден, В.

В.Крайницкий, И.П.Окулова, М.А.Беляев, Е.Б.Ботвиновская, А.А.Дашевская, Е.Е.Дедешко, В.А.Заика, А.И.Кондалев, И.В.Лисовский, Ю.С.Мазыра, Н.А.Михайленко, И.Т.Пархоменко, Т.И.Пецух, М.М.Пиневич, Н.П.Похило, Р.Я.Черняк и др.

Малая электронная счетная машина МЭСМ.Снимок – 1951 год Сзади пульта: Л.Н. Дашевский и З.С. Зорина Рапота. За пультом слева направо: Л.М. Абалышникова, Т.И. Пецух, Е.Е. Дедешко Национальная академия наук УССР, Киев… →

Машина занимала самую большую комнату площадью 60 м2 в левом крыле лаборатории в Феофании и работала с небывалой по тем временам скоростью – 3 тысячи операций в минуту (для сравнения, современные компьютеры производят миллионы операций в секунду) и могла производить операции вычитания, сложения, умножения, деления, сдвига, сравнения с учетом знака, сравнения по абсолютной величине, передачи управления, передачи чисел с магнитного барабана, сложения команд. В машине были использованы электронные лампы (6000 штук!) общей мощностью потребления в 25 кВт. 

Первый запуск МЭСМ запомнился именно «ламповой проблемой»: при включении машины 6 тысяч ламп, заработавших одновременно, превратили помещение в тропики. Техникам пришлось в срочном порядке разбирать потолок, чтобы отвести из комнаты хотя бы часть тепла.

Двадцать пять лет со времени ввода МЭСМ в эксплуатацию. Слева направо в первом ряду: Г.П. Пархоменко, Е.А. Шкабара, Л.Н. Дашевский, Л.М. Абалышникова, Р.Я. Черняк. Во втором ряду: И.Т. Пархоменко, В.В. Крайницкий, Е.Е. Дедешко, М.М. Пиневич, С.Б. Розенцвайг, С.Б. Погребинский, М.А. Беляев, А.Г. Семеновский. Октябрь 1976 год

«Не мучайте машину – она права. Неправы люди!» — заявил Лебедев.

По воспоминаниям сотрудников лаборатории Лебедева, решение первой задачи на МЭСМ было связано с уникальным случаем. Два известных киевских математика С.Г. Крейн и С.А. Авраменко составили для МЭСМ тестовую задачу из области баллистики и сами просчитали ее.

При решении задачи на машине оказалось, что полученный результат не совпадает с результатом, полученным математиками. Они решили, что в МЭСМ произошел сбой, т.к. оба ученых производили расчеты независимо друг от друга и считали, что они не могли допустить одну и ту же ошибку в одном и том же месте.

Тогда Лебедев сам стал проверять вычисления вручную. Расчеты продолжались целый день, а на следующий он появился улыбающийся, что бывало весьма редко. Очки ученого выражали верный признак удачи – были сдвинуты на лоб, вспоминают коллеги. «Не мучайте машину – она права. Неправы люди!» — заявил Лебедев.

 Оказалось, что оба математика все-таки ошиблись в одном и том же месте. Машина оказалась «умнее» человека !

В конце 1951 г. в Феофанию из Москвы приехала комиссия АН СССР для приемки машины в эксплуатацию. Три дня МЭСМ «сдавала экзамены».

Академики с непроницаемыми лицами проходили из помещения МЭСМ, где они задавали ей всяческие «каверзные задачки», в кабинет Лебедева и там подолгу совещались.

Наконец испытания были закончены, и комиссия решила принять машину с 25 декабря 1951 г. в регулярную эксплуатацию.

Детали Малой электронной счетной машины МЭСМ: электронные лампы, сопротивления, конденсаторы

МЭСМ использовали во многих научных исследованиях вплоть до 1957 года, затем машину разобрали на части, которые передали в Политехнический институт в Киеве для проведения лабораторных работ.

В 1952 году МЭСМ была практически единственной в стране ЭВМ, на которой решались разнообразные научно-технические задачи из области термоядерных процессов, космических полетов и ракетной техники, дальних линий электропередач, механики, статистического контроля качества.

Одной из важнейших задач, решенных на МЭСМ в этот период, были расчеты устойчивости параллельной работы агрегатов Куйбышевской гидроэлектростанции, определяемые системой нелинейных дифференциальных уравнений второго порядка. Нужно было определить условия, при которых максимально возможная мощность может передаваться в Москву без нарушения устойчивости системы.

Кроме того, в связи с быстрым развитием реактивной и ракетной техники задачи внешней баллистики возникали как грибы после дождя.

Это были задачи различной сложности, начиная от относительно простых многовариантных расчетов траекторий, проходящих в пределах земной атмосферы при незначительном перепаде высот, до весьма сложных, связанных с полетом объектов за пределами земной атмосферы. Но даже простейшие баллистические расчеты усложнялись требованиями повышенной точности результатов.

Одновременно с работой научной лаборатории Лебедева над разработкой вычислительных машин работали (и тоже в условиях секретности) ученые из США, Англии и других стран. В США — Джон фон Нейман, который первым изложил основные принципы построения ЭВМ в закрытом отчете.

Он плодотворно сотрудничал с создателями первого американского компьютера ENIAC (Electronic Numerical Integrator and Computer) Джоном Мочли и Преспером Эккертом.

В Англии в то время активно работал гениальный математик Алан Тьюринг, который сумел доказать возможность вычисления чисто механическим путем любого, имеющего решение алгоритма.

Ученые университета в Манчестере Фредерик Вильямс и Том Килбурн в 1948 году создали примитивный компьютер под названием Baby, с целью доказать возможность хранить программы в оперативной памяти.

Через год Морис Уилкс создал первый в мире компьютер с хранимой в памяти программой EDSAC (Electronic Delay Storage Automatic Computer), который отличался от созданной немного позже Лебедевым МЭСМ тем, что в нем было использовано арифметическое устройство последовательного действия, а в МЭСМ – более прогрессивное параллельного действия. Именно эта выдающаяся «восьмерка» ученых определила дальнейшее направление развития компьютерной техники во всем мире.

Академик С.А.Лебедев, переехал в Москву и стал директором Института точной механики и вычислительной техники АН СССР. За последующие 20 лет под его руководством были созданы 18 суперкомпьютеров. Как основоположник отечественной вычислительной техники он занял достойное место в звездной плеяде компьютерных пионеров мира.

Источник: https://www.stena.ee/blog/kak-rozhdalsya-pervyj-v-evrope-kompyuter

Refy-free
Добавить комментарий