Россия между Востоком и Западом

Восток или Запад?

Россия между Востоком и Западом

О том, что мы плохо знали Запад, как нельзя лучше говорит намерение идеологов перестройки открыть для Советского Союза двери «общеевропейского дома», а команды Михаила Горбачева – руководствоваться общечеловеческими ценностями и распространять в мире «новое мышление». Сегодня, как известно, мы живем в условиях информационной войны и санкций в связи с событиями на Украине…

Однако прежде чем говорить о конкретных, пусть и жизненно важных для народа и страны проблемах, остановимся на некоторых общих вещах.

Сейчас, когда обострились отношения РФ с США и ЕС, стало модным обращаться к тем видным российским мыслителям, которые видели непреодолимые противоречия между Россией и Западом, считали, что Европа имманентно враждебно настроена по отношению к России, побаивается ее «громадности», «непредсказуемости» и т.д.

При этом обычно ссылаются на высказывания мыслителей-славянофилов: чаще – на писателей Н.Я. Данилевского (книга «Россия и Европа»), А.С. Хомякова, С.Т. Аксакова, реже – на философа Ивана Ильина.

Только славянофильство и современные его формы («русофилы», «почвенники», «державники») – это далеко не весь спектр российского общества и его государственнообразующего русского этноса.

Народ, расположенный на стыке Европы и Азии и находившийся 240 лет под властью Золотой Орды, неизбежно должен был вобрать в себя восточные черты. Наверное, никто так глубоко не раскрыл особенности русского народа, как философ Николай Бердяев.

Так, он писал: «Русский народ по своей душевной структуре народ восточный. Россия – христианский Восток, который в течение двух столетий подвергался сильному влиянию Запада и в своем верхнем культурном слое ассимилировал все западные идеи… Россия есть целая часть света, огромный Востоко-Запад, она соединяет два мира». И далее:

«Русский народ есть не чисто европейский и не чисто азиатский народ… И всегда в русской душе боролись два начала, восточное и западное».

Начиная с реформ Петра Великого, развитие России шло в тесной связи с Европой, Западом. Только там сильно отставшая (по хорошо известным причинам) в своем экономическом и научно-техническом развитии Россия могла получать машины, оборудование, знания, умения и проч. (Вспомним, что делал в Голландии молодой Петр I.

) Но «ассимиляция западных идей» привела к появлению западников и их идеологических противников славянофилов. Забегая вперед, отмечу следующее. «Верхний культурный слой» в то время представлял собой незначительное меньшинство, в то время как крестьянство и рабочий люд в городах были далеки от западных идей.

Примечательно, что Октябрьская революция, хотя и была совершена под руководством большевиков-интернационалистов, этих «законченных западников», привела к резкому сокращению носителей западничества.

Казалось бы, в годы правления Сталина террор, нескончаемые репрессии, с одной стороны, и «социальное нивелирование общества», создание (или попытка создания) «советского человека» за счет «социального выравнивания» и тотальной идеологизации и беспощадной борьбы с «буржуазными элементами», с другой – должны были привести к уничтожению не только носителей западничества и славянофильства, но и их идеологий. Но ничего подобного не произошло! И в настоящее время, согласно опросам, на позициях западничества стоит 15-20 процентов населения страны, а по отношению к определённым ценностям – еще больше. Причем населения наиболее образованного и социально активного. И хочу особо подчеркнуть: западники – это неотъемлемая часть нашего народа, и без них Россия вряд ли стала бы великой державой.

При отсутствии у нас сформировавшейся двухпартийной системы западники и почвенники-державники в каком-то смысле являются ее заменой: на одном отрезке истории приходят к власти первые, на другом – вторые.

Но вернемся к Бердяеву. Он не считал себя ни западником, ни славянофилом (как, кстати, и автор этой статьи) и мог вполне объективно судить о тех и о других. «Славянофилы, — подчеркивал он, — видели в деле Петра измену исконным национальным русским основам, насилие и прорыв органического развития.

Западники никакого своеобразия в русской истории не видели, считали Россию лишь страной отсталой в просвещении и цивилизации, в то время как западноевропейский тип цивилизации был для них единственным и универсальным.

Петр раскрыл для России пути западного просвещения и цивилизации… Славянофилы были неправы потому, что реформа Петра была совершенно неизбежной: Россия не могла дальше существовать замкнутым царством, при отсталости военной, морской, экономической… При этом само его (русского народа. – А.К.

) независимое существование подвергалось опасности». Более того, Бердяев особо выделяет «петербургский период, в котором наиболее раскрылся творческий гений русского народа».

«Необычайный, взрывчатый динамизм русского народа, – подчеркивает он, – обнаружился в его культурном слое лишь от соприкосновения с Западом и после реформы Петра. Герцен говорил, что на реформу Петра русский народ ответил явлением Пушкина.

Мы прибавим: не только Пушкина, но и Достоевского и Л. Толстого, но и искателей правды, но и возникновением оригинальной русской мысли».

Фактом является и то, что две самые великие модернизации в нашей стране – при Петре I и в годы советских пятилеток – были совершены на базе западной техники и технологий.

К чему весь этот разговор? К тому, что, развиваясь бок о бок с Западом 300 лет, фактически усвоив европейскую культуру, мы не можем вдруг переориентироваться на Восток, как призывают нас некоторые горячие головы. Не получится!

Причем все постсоветские годы, выражаясь языком Маяковского, мы «чистили себя под Запад»: на западный лад переименовывали (и даже создавали!) государственные структуры, учебные заведения, вели хозяйственную деятельность и т.д.

, «втягивали» страну в западные структуры и считали это великим достижением. На деле нам сама судьба определила место, если так можно выразиться, моста между Западом и Востоком.

Но Запад, по моему убеждению, причем по объективным причинам, был и останется для нас приоритетным направлением.

Запад такой, какой есть

В чем наша беда, если говорить об отношениях России и стран Запада? Я бы сказал, в наших крайностях, которые свойственны нашему менталитету. Мы то идеализируем Запад, верим ему на слово, готовы ради дружбы с ним, как говорится, снять с себя последнюю рубашку, то начинаем его ненавидеть, демонизировать, когда видим, что он не отвечает нам тем же.

Напротив, пользуясь нашей доверчивостью, если не сказать политической наивностью, он бьет по нашим национальным интересам и просто обманывает нас. Особой доверчивостью по отношению к Западу грешили и Михаил Горбачев, и Борис Ельцин, и многие чины пониже.

Отсюда и односторонние уступки в ущерб нашим национальным интересам, и вера на слово, например, в то, что НАТО не будет расширяться в восточном направлении, и многое другом в этом же роде.

Надо было бы уже давно понять: Америка в принципе не отвечает на добро добром, а воспринимает уступки ей как должное. Славословие и лицемерие – это ее излюбленное оружие в борьбе за достижение поставленных целей.

Так, перестройка горячо приветствуется на Западе, «Горби» там в зените славы, а спецслужбы США активно работали на срыв перестройки и развал СССР, чему есть неопровержимые доказательства.

А о том, как бесцеремонно Вашингтон поступает даже со своими близкими союзниками, говорят приведенные бывшим агентом американских спецслужб Эдвардом Сноуденом данные о прослушивании телефонных разговоров их лидеров и, в частности, канцлера ФРГ Ангелы Меркель.

Надо понять и другое. Америка, если мне не изменяет память, никогда не признает своих ошибок и даже преступлений, совершенных на международной арене. Поставим вопрос: откуда пошло такое взрывное развитие политического ислама? Могу напомнить. Иран в свое время был одним из самых надежных военных союзников Америки на Ближнем и Среднем Востоке.

На военные цели тратились огромные средства, получаемые от продажи нефти, при том что многие иранцы жили за чертой бедности. Шах Реза Пехлеви и его окружение, по подсказке США, пытались форсировать реформы в деревне, что оборачивалось потерей многими крестьянами средств к существованию и отток их в города.

Там они далеко не всегда находили работу, но становились активными участниками базара, который в странах Востока сильно влияет на формирование общественного мнения в стране. В довершение ко всему делалась попытка форсированной вестернизации, точнее, американизации общественной и культурной жизни в стране с глубокими религиозными традициями.

Все это, в сущности, и стало основной причиной шиитской революции в 1979 году. А спусковым крючком явилась продажа спиртных напитков в магазинах священного города Кум.

И к возникновению исламского экстремизма США приложили руку, когда активно поддерживали исламистов в Афганистане в период нахождения там советских войск. Согласно многим источникам Бен Ладен был их агентом.

А уж то, какие тяжелые последствия для народов Ирака и Афганистана и соседних стран, если не всего мирового сообщества, имеет инициированная президентом США Бушем-младшим война в Иране и Афганистане, и говорить не приходится – об этом уже немало сказано.

И то, что происходит ныне на Украине, тоже во многом вина Вашингтона.

Если бы США следовали букве закона и международному праву, то поддержали бы законно избранного президента Виктора Януковича, а не безответственную толпу на Майдане, тон в которой задавали неизвестно кого представляющие экстремисты, далекие от демократии, за которую так рьяно на словах борется Вашингтон.

И то, что они продолжали оккупировать улицы в центре Киева и после избрания нового президента, говорит об абсолютной безответственности этих людей, если не сказать, сброда. А Запад все молчит… А некоторые наши журналисты называют буйство толпы на Майдане революцией…

Удивительную недальновидность проявляют и руководители Евросоюза. В данном случае я имею в виду не то, с каким цинизмом они навязывали Украине ассоциацию с ЕС, к чему она совершенно не готова, и не принятые против России санкции.

Речь идет о том, что, активно поддерживая так называемую «арабскую весну», они не предвидели, чем это обернется для самих народов этой «весны» и для стран ЕС.

Усугубление экономических трудностей в Египте и Тунисе, продолжающийся хаос в Ливии, огромные людские и материальные потери в Сирии, нескончаемый поток беженцев из стран «арабской весны» в страны ЕС – наглядное тому свидетельство.

Да и то, как неумело Брюссель выводит страны ЕС из кризиса, не говорит о том, что там собраны лучшие умы и профессионалы Европы. Измельчание политики и политиков – реальность нашего времени.

Ну и что же? Повернуться спиной к Америке или почистить ее и вновь открыть, как шутил Маяковский? Нет, надо Америку и в целом Запад принимать такими, какие они есть. Да, там много такого, что вызывает отторжение, если не отвращение.

Например, однополые браки. Это, и многое другое говорит о духовном кризисе, чем-то напоминающем кризис в Древнем Риме на его закате.

Но в то же время США – это экономически, технологически и в военном отношении самая мощная страна, пользующаяся огромным влиянием в мире.

Американский ВВП в 2013 году составил около 17 трлн долларов. И страны Евросоюза располагают немалым потенциалом. Их ВВП приближается к 16 трлн долл. В то время как у России он немногим больше 2 трлн долл., при том что не развиты машиностроение и станкостроение, сектор высоких технологий и практически потеряна прикладная наука.

Иначе говоря, если судить по промышленному и научно-технологическому потенциалу, то разрыв между Западом и Россией будет еще больше. Нельзя не учитывать и то, что в русле политики Запада и, в частности, США идет и высокоразвитая Япония. Ее ВВП чуть меньше 5 трлн долл., а по некоторым направлением технического прогресса эта страна является мировым лидером.

Я не сторонник алармизма, но и не защитник ура-патриотов, пустозвонов и пустомелей, безответственность которых не раз дорого нам стоила. И когда некоторые мои коллеги, говоря о наших нынешних отношениях с Западом, апеллируют к понятию справедливости, то я им отвечаю: справедливость не может быть точкой отсчета в большой политике.

Политики от правозащитников, иных борцов за гуманистические ценности отличаются тем, что, во главу угла ставят не вопросы справедливости и нравственности (хотя их и учитывают), а национальные интересы.

Не случайно один великий государственный деятель говорил, что у его страны нет постоянных друзей и врагов, но постоянны интересы.

А они, национальные интересы, диктуют нам иметь хорошие рабочие отношения с Западом и ни в коем случае не вступать с ним в конфронтацию ввиду режущего глаз неравенства сил. Для нас это будет борьба на истощение.

Да, пока у нас есть унаследованный от СССР мощный ракетно-ядерный потенциал, нам внешняя агрессия не грозит. Пока. Пока передовые страны не перейдут к принципиально новым видам оружия массового поражения, которое интенсивно разрабатывается.

Но поскольку мы в постсоветские годы не шли в ногу с техническим прогрессом, держали в пасынках науку и мало что создавали нового, а почти все сложные машины и оборудование импортируем, то можем поставить под угрозу не только развитие страны, но и ее обороноспособность.

Как говорит известный в мире физик и математик академик РАН Владимир Захаров, если такая ситуация сохранится, то «через 10-15 лет произведенное нами оружие будет относиться к будущим стандартам, как арбалет к автомату».

Что есть Восток?

Прежде чем говорить о смещении нашей политики и хозяйственной деятельности в восточном направлении, надо реально себе представлять, что собой представляет Восток. Нас в данном случае больше всего интересуют те страны, у которых мы могли бы приобретать нужные нам машины, оборудование и технологии.

То есть то, что мы не сможем получать на Западе, в случае если направленные против нас санкции не будут сняты и даже ужесточатся. Наиболее промышленно и технологически развитая Япония, понятно, отпадает. Остаются Южная Корея, Индия и Китай.

Республика Корея производит много современных машин и высокотехнологичных товаров и, вообще, поражает своими достижениями в области образования (98% населения имеет среднее образование, а 63% — высшее), здравоохранения и высоких технологий. Однако далеко не все то, что мы покупали на Западе, мы сможем у нее приобрести.

К тому же страна сильно зависит от США и вряд ли сможет проигнорировать их требования присоединиться к санкциям, хотя, скорее всего, она не стала бы их строго выполнять, учитывая большое значение для нее торгово-экономических отношений с Россией.

Что касается Индии, то сектор высоких технологий у нее ограничивается в основном информационно-коммуникационной сферой. Есть современные машины и оборудование, но не в тех масштабах, чтобы их экспортировать.

Остается Китай. Хотя Россия входит с ним в ШОС и БРИКС и является для него очень важным геополитическим соседом, в то же время ее нельзя назвать приоритетным для него торгово-экономическим партнером. Так, если товарооборот КНР с РФ в 2013 году несколько увеличился, достигнув 89,21 млрд долл.

(экспорт в Россию – около 50%, а импорт — чуть менее 40%, в основном сырье), то с ЕС он составил 559 млрд долл., с Америкой – 521 млрд. (С Японией – 312 млрд долл.) Это не говоря уже о том, что Запад и поныне является для Китая основным источником получения современных машин, оборудования и технологий, а еще и «кузницей кадров».

Так, в США, по некоторым данным, ежегодно обучается 250 тысяч китайских студентов. В свете сказанного логично ожидать, что в условиях обострения отношений России с Западом Китай будет проводить ту политику, которая в наибольшей степени отвечает его национальным интересам, что, впрочем, должны были бы делать и мы.

Иначе говоря, будет к нам относиться таким образом, чтобы не ухудшить отношения с Западом. И характерный штрих. Когда шло анию по резолюции Генеральной Ассамблеи ООН по Крыму, принятой 27 марта с. г.

, в пользу поддержки территориальной целостности Украины и непризнания законным референдума по Крыму и его присоединения к России проало 100 стран, 51 воздержалась, среди которых был и Китай. И встает вопрос: а хорошо ли мы понимаем менталитет нашего восточного гиганта?

Первое. Я, как известно, хорошо отношусь к Китаю, считаю команду реформаторов, унаследовавшую принцип формирования кадров Дэн Сяопином, одной из самых умных и компетентных в странах, проводящих глубокие структурные реформы.

Но Китай будет делать только то, что ему выгодно, не особенно считаясь со своими партнерами. Об этом же говорят и западные аналитики. Можно предположить, что такой менталитет сформировался еще тогда, когда Китай был великой цивилизованной странной, окруженной «варварами», с которыми не приходилось особо считаться.

А Китаю объективно выгодно, чтобы Россия по-прежнему оставалась источником нужного ему сырья и рынком сбыта готовой продукции, которой уже давно завалены приграничные российские города.

Кстати говоря, создавать там конкурентоспособные предприятия нам очень трудно – с китайцами конкурировать в области производства товаров широкого спроса мало кому удается.

На совместные разработки новых машин и технологий КНР, как правило, не идет, исключая отдельные случаи, когда ей самой это нужно.

Второе. Китайцы в принципе хорошо к нам относятся, в том числе к живущим в Китае россиянам, включая бизнесменов. Но и тут есть свои особенности. Совместные предприятия создавать опасно, ибо они «почему-то» в итоге становятся китайскими, как китайцами становятся и дети от совместных браков. Но, это, пожалуй, не главное.

Поскольку у нас разные менталитеты, то нам часто не удается понять истинные намерения китайских партнеров. Послушаем поехавшего в Поднебесную совершенствовать китайский язык востоковеда Владимира Невейкина, ставшего там успешным бизнесменом.

Как он говорит, китайцы в ходе обсуждения каких-то серьезных проблем могут подыгрывать нашим представителям, «кивать головой», вроде бы поддерживая нашу позицию. «В этом,– разъясняет он, – есть свой резон. Можно взамен получить серьезные уступки в цене доступа к российским ресурсам, в том числе и к некоторым научно-техническим. Ведь у нас, как говорится, «друзьям – всё».

Такое поведение вполне находится в рамках китайской национальной традиции: попытаться оплатить часть «контракта» за счет доброго и дружеского расположения. Подобную политику они проводят и по отношению ко многим странам Африки и Латинской Америки, внимательно выслушивая «местных» и как бы соглашаясь.

Часто последние воспринимают ее за «поддержку», а то и за «солидарность». Однако это простой «торговый трюк», позволяющий китайцам одинаково хорошо находить выгодную почву для сотрудничества со многими режимами, часто совершенно противоположными».

Хорошо знающий Китай академик РАН Владимир Мясников специально изучал методы поведения китайских властей еще в древние времена.

Китайской цивилизации более 5 тысяч лет и ее окружали не только друзья, но и враги и надо было уметь побеждать их не только оружием, но и хитростью. С этой целью было выработано 36 стратагем – действий китайской стороны в каждом отдельном случае.

Можно предположить, что, по крайней мере, часть из них вошли в массовое сознание и стали, говоря словами Невейкина, «китайской национальной традицией».

Несколько слов об ответных санкциях

Не оспаривая их необходимость, я бы считал, что их следует вводить не шоковыми методами в духе Гайдара-Чубайса и, конечно, выборочно. Ведь президент Путин сказал, что тут надо действовать аккуратно. Но в действиях правительства, которое обслуживают либеральные экономисты, я этой аккуратности не заметил.

Надо во что бы то ни стало избежать ситуации, когда санкции ударят по жизненному уровню россиян, включая средний класс. Если мы импортировали не менее 40 процентов продовольствия, то с ходу-с налету заменить поставщиков вряд ли удастся. Одно дело ввозить фрукты и овощи, рыбу и сыры из соседних стран, другое дело – из стран Латинской Америки.

Значит, неизбежно взлетят на них цены. Это, во-первых. Во-вторых, надо завоевывать общественное мнение соседних небольших стран, которые не по доброй воле, а под нажимом Вашингтона и Брюсселя вынуждены принимать санкции.

И, в-третьих, надо особо тщательно принимать санкции в отношении Украины, не путая нынешний лакействующий перед Западом режим с народом, дабы он сильно не пострадал от вводимых нами санкций.

Специально для «Столетия»

Источник: http://www.stoletie.ru/vzglyad/mezhdu_vostokom_i_zapadom_119.htm

2. Между востоком и западом: россия на перепутьях истории*

Россия между Востоком и Западом

«Европейцымы или азиаты, или нечто третье, особенноемежду Азией иЕвропой? Уже свыше столетия русскоемышление вращается вокруг этого вопроса,- пишет Вальтер Шубарт. — Происшедшуюэволюцию можно охарактеризоватьследующим образом: ужедва столетия Россия становится сознательновсе более и более азиатской»1(выделено мною. — Н.С.).

Нанаш взгляд, означенный процесс усиленияазиатского начала занимаетгораздо большее время, хотя далеко невсегда он является результатомсознательного выбора.

Напротяжении ряда веков Россия не единождыоказывалась па своего родаразвилках исторического пути, ейприходилось выбирать направление своегодальнейшего движения. И не единожды,под влиянием как объективных,так и субъективных факторов, выбиралсяпуть, «разводивший» Россиюс Западом и сближавший ее (вольно илиневольно) с Востоком.

Перваятакая развилка возникает в конце Xв. и связана с «выбором веры».Принятие Киевской Русью христианствав его восточном варианте способствовалоее сближению с Византией, которой тогдапринадлежало лидирующееположение в христианском мире, находившаясяв X-XIвв.

на подъеме, Византия через некотороевремя стала клониться к упадку.В XII-X1I1вв. Западная Европа начинает превосходитьВизантию во всехотношениях и достигнутого превосходствауже не уступает.

Между тем,православие по-прежнему сближало Русьс Византией, шедшей подуклон, и отдаляло от развивавшейся повосходящей Западной Европычто имело для Руси далеко идущиепоследствия.

Различиямежду Россией и Европой усиливаются врезультате событий XIII- XVвв.2В начале XIIIв.

в русских землях развиваются процессы,аналогичныеевропейским (растут города, увеличиваетсячисленность третьегосословия, наряду с усиливающейсякняжеской властью сохраняютсяместные свободы, появляется шанс обрестиорганы сословного представительства- в 1211 г.

князь Всеволод Большое Гнездо601Ы1ЙСТ воВладимире собрание представителейразных сословии). Но к концу XVв, положениеменяется. Внешне Русь опять вровень сЕвропой; одновременно с ведущимигосударствами Запада у нас завершаетсяпроцесс политической централизации.

Однако отличия Московской Руси отевропейских государствуже значительны. Русь отстала от Европыв экономическом отношении(в развитии элементов буржуазности) инамного превзошла по степениполитической централизации. Третьесословие, которое в Европе игралобольшую роль, как носитель демократическихтенденций, сила в

*Печатается по: Стародворцева Н.П.Между Востоком и Западом: Россия наперепутьях истории// Российская цивилизация: истоки,сущность, трансформации. Материалы IВсероссийской научной конференции. -Смоленск, 1999.-С.5-8.

борьбес феодализмом, сословностью, абсолютизмом,в России оказалось болееслабым и зависимым от центральнойвласти, а местные свободы были уничтоженыМосквой,

XVIвек не случайно именуют «столетиемвыбора». В первой половинеXVIв. у России была реальная возможностьвернуться в русло проевропейскогоразвития. Но эта возможность была упущенаво время правленияИвана IV.

С конца 50-х годов царь «повернул наГерманы», то естьстал проводить антиевропейскую стратегию,которая принесла России антиевропейскуюавтократию, потерю с таким трудомобретенного статуса могущественногогосударства — ценного потенциальногосоюзника для любой европейскойантитурецкой коалиции — и наконец,превращение в третьестепеннуюдержаву. По мнению Г. Федотова, с этоговремени «весь процессисторического развития на Руси сталобратным западноевропейскому:это было развитие от свободы к рабству»3.Ему вторит Н.Эйдельман: великая альтернатива «либокрепостное право плюс самодержавнаясверхцентрализация, либо «облегченый»с нарастающей буржуазностьюфеодализм плюс абсолютные монархии сопределенными элементаминародного представительства и судебнойсвободой»4разрешиласьв пользу первого варианта.

Долгоевремя было принято безоговорочносчитать, что в XVIIIв., благодаряреформам Петра I,Россия сделала шаг навстречу европейскойцивилизации.Исследования последнего десятилетия(Е. Анисимова, Н. Эйдельманаи др.) убедительно показывают, чтопетровская «революция сверху»не сломила общей антиевропейскойтенденции нашего развития.

Ускоривразвитие промышленности, Петр замедлилразвитие капитализма (в отличиеот Европы, российская промышленностьбазировалась на крепостномтруде). Поощрение и регулирование приПетре казенной торговлии ограничение «неуказной» торговлиремесленников и крестьян препятствовалосвободному развитию рыночных отношений.

В области социальнойполитики петровское законодательствоне вышло из прежней колеи:получило дальнейшее развитие крепостноеправо, предприняты попыткистабилизировать положение дворянстваэкономически и политически.

Радикальные преобразования всейполитической системы имелиследствием утверждение абсолютизма -высшей формы феодального государства.

Обозначенныевыше тенденции (усиление самовластия,деспотизма; усиление несвободы; усилениепозиций дворянства) сохранились и припреемниках Петра Iв XVIIIв.: внешне многое менялось по европейскимобразцам(«Европейничанье — болезнь русскойжизни», скажет Н. Данилевский),но суть экономического и политическогоразвития оставаласьнеевропейской.

То,что и течение последующих двух столетийОтечеству удавалось рывкамисокращать расстояние, отделяющее егоот Европы, — свидетельство колоссальногопотенциала России. Однако и в XXв.

азиатская традиция давалазнать о себе, возвращая нашу страну кжесткой, деспотичной центральнойвласти, к общинной форме организациитруда, к пресловутой сословности- появлению в новых условиях привилегированныхсоциальных слоев.

Привычкаискать на Западе модель желательногопереустройствапородилапоследнюю (с точки зрения хронологии)попытку «вестернизации» России,развернувшуюся с начала90-хгодов XXв.

Эта попытка в очередной разподтвердила, что там, где сильны элементытрадиционализма, объективнаянеобходимость модернизации приходитв противоречие с невозможностьюее оптимальной реализации.

В результатевместо обещаннойрадикалами – реформаторамизападноевропейской или североамериканскойобщественной модели в России сталаутверждаться латиноамериканская модель.

Помнению В. Согрина6,как и страны этой модели, Россия занимаети мировойэкономике свою нишу как экспортер сырья;наукоемкие отрасли, образование,наука оказываются невостребованнымии обреченными на прозябание.

Как и общества латиноамериканскоймодели, социальная структураРоссии исполнена острых противоречий:процветает узкий слой торгово-ростовщическогои банковского капитала, а такжесрастающееся с нимкоррумпированное чиновничество;подавляющее большинство обществасостоит из бедных слоев; средний класспрактически отсутствует.

Политическаядемократия в таком обществе нежизнеспособна,не может противостоятьавторитаризму, ибо, как свидетельствуетмировой опыт, ее основойможет быть лишь средний класс, составляющийне менее половины населения.В полном соответствии с изложенным вышероссийская Конституция1993 г.

создала государственную модель,в коей президент пользуетсясамыми большими прерогативами в сравнениис главами другихизвестныхмирупрезидентских республик.

Испытавжестокое разочарование из-за недостижимости«в два счета» цели«жить как на Западе», российское обществопродолжает мучительно искатьответы на вопросы «откуда и куда идем»,«что делать», «как обустроитьРоссию».

1.ШубартВ. Европа и душа Востока//Общественныенауки и современность. 1993. №2. С. 176.

  1. Автор придерживается традиционной точки зрения и считает, что монголо-татарское нашествие и иго — исторические реалии.

  1. Федотов Г. Россия и свобода // Знамя. 1989. № 12. С. 203.

  2. Эйдельман Н. «Революция сверху» в России. – М., I9S9. — С. 48.

  3. Данилевский Н. Россия и Европа. – М., 1991. – С. 263.

6.Согрин В.В. 1985-1995: реалии и утопии новойРоссии // Отечественная история. 1995. №2.

Источник: https://studfile.net/preview/2714184/page:2/

» Россия между Западом и Востоком

Россия между Востоком и Западом

На рубеже XX – XXI веков история в очередной раз поставила проблему противоположности Запада и Востока. С особой остротой эта проблема встает относительно России. Действительно ли, как считают некоторые, Запад для России – это олицетворение прогресса и всего передового, а Восток ассоциируется с отсталостью и тем, что тормозит ее развитие?

Как справедливо говорит крупнейший русский мыслитель Н.Бердяев, «Россия может сознать себя и свое призвание в мире лишь в свете проблемы Востока и Запада». Это объясняется прежде всего тем, что и географически, и исторически Россия сочетает в себе Запад и Восток. С одной стороны, в России Восток соединяется с Западом, а с другой – они расходятся.

Прежде всего нужно сказать, что понятия Запада и Востока – отнюдь не географические. Япония географически относится к Востоку, это – Страна восходящего солнца.

Но по своей сути она перестала быть Востоком с тех пор, как встала на технократический путь своего развития. Запад и Восток – это понятия скорее философского плана.

Они отражают глубинные характеристики существования и развития общностей людей.

Запад рационален, стремится подчинить свою жизнь холодному разуму и строгой логике. Восток душевен, эмоционален, чувствителен, интуитивен, он стремится больше вписаться в естественный природный мир, чем выделиться из него. Восток есть душа мира, Запад – дух человеческий. Восток олицетворяет собой женское начало, Запад – мужское.

Восток пассивен, Запад активен. Запад связан с Небом, Восток – с Землей. Не случайно западные люди, войдя в помещение, снимают головной убор – тем самым как бы пытаются вступить в контакт с Небом. Восточные – снимают обувь, тем самым как бы соединяются с Землей. На Востоке сидят на полу – ближе к Земле.

На Западе – на стуле, как бы подальше и повыше от Земли и ближе к Небу.

На Востоке любят держаться вместе – вместе с родственниками, вместе с соседями. Все делается сообща, «всем миром». Даже семья на Востоке – это не муж, жена и дети, но и весь род, все ближайшие родственники. Запад же проповедует индивидуализм.

На Западе значимо прежде всего социальное положение, на Востоке – кровнородственные, естественные связи. На Востоке на первом плане общность, только потом – отдельный индивид. На Западе на первом месте индивид, только потом – общность.

На Западе же традиции не чтятся. К ним наблюдается пренебрежительное отношение. На Востоке чтимо то, что традиционно, на Западе – наоборот, традиционное – признак чего-то отсталого, а чтится только современное, модное и ультрасовременное. Запад противопоставляет традиционному свой модернизм, естественному – искусственное.

Поэтому также большое значение придают на Востоке институту брака. Это не просто личное дело вступающих в брак, а дело всего рода. На брак смотрят с точки зрения продолжения рода.

Поэтому брак совершается с согласия и при активном участии старших поколений, на Западе брак это дело двоих и касается оно прежде всего их. Запад живет социальной жизнью, Восток – естественно-природной. Вся социальность Востока – в природной стихии.

Здесь роль сознательности, разумности в организации общественной жизни чрезвычайно мала. Все развивается в основном за счет традиций.

Однако в отличие от Запада и Востока, как говорит Бердяев, «в России сталкиваются и приходят во взаимодействие два потока мировой истории: Восток и Запад. Русский народ есть не чисто европейский и не чисто азиатский народ. Россия есть целая часть света, огромный Востоко-Запад, она соединяет два мира». Россия – не Запад и не Восток.

И не объединение их. И не стык. Она Восток – только для Запада, и Запад – только для Востока. Но не более. Россия – особое, самостоятельное образование. Но эта особость, своеобразие строится на базе Востока, но преломляется через Запад. Запад ее только воспитывает и развивает. Но истоки России – на Востоке.

Русский народ соединяет в себе два мира – Запад и Восток.

Леса, увалы, степи и вдали

Пустыни тундр – шестую часть земли

От Индии до Ледовитых вод

Я дал тебе и твой умножил род,

Чтоб на распутьях сказочных дорог

Ты сторожила запад и восток.

Так писал об этом М.Волошин.

Общеизвестно, как русская культура испытала влияние Запада. Запад – это олицетворение разума, поэтому влияние западной культуры развивало и закрепляло в русской культуре разумные, рациональные начала. Кроме того, проблем восприятия Запада у России нет, поскольку практически все мировые ценности – это ценности западные и вольно или невольно их приходится принимать.

Однако чтобы не быть поглощенной западной цивилизацией и сохранить свою самобытность, русский народ должен был обогатиться и восточными элементами. Восток выводит Россию на свою орбиту. Россия благодаря Востоку, с одной стороны, открывает себя как Восток по отношению к Западу, а с другой – она соединяет в себе Запад и Восток.

Если на уровне своей культуры Россия традиционно тянется к Западу, то на уровне генов, своей природы и происхождения Россия остается Востоком. Так в России Восток сходится с Западом. Об этом достаточно выразительно говорил Достоевский: «Россия не только в одной Европе, но и в Азии; потому русский не только европеец, но и азиат. Мало того: в Азии может быть еще больше надежд, чем в Европе.

Мало того: в грядущих судьбах наших Азия-то и есть наш главный исход».

Особое значение в развитии восточных элементов в русской культуре сыграло присоединение к России в XIX веке Кавказа и Средней Азии.

Любопытно, что волею провидения это присоединение произошло в XIX веке, то есть сразу после европейской эпохи Просвещения – века разума, как своеобразная ответная реакция на нее, на утверждаемые ею рациональные ценности.

Восток – это воплощение души и душевного мира человека, и именно опыт душевных и мистических переживаний внесли восточные народы в русскую культуру.

Как многие народы, присоединенные к России, стали воспринимать западную культуру через Россию, русский народ в результате присоединения Кавказа и Средней Азии через них открывает для себя многие явления восточной культуры, в частности персидской, турецкой и арабской. Через них в русскую культуру проникает дух Востока и утверждаются соответствующие восточные ценности. В поэзии и литературе появляются и развиваются восточные мотивы. Восточная культура пронизывает русскую, а та пропитывается, в свою очередь, восточными мотивами.

Примечательно и то, что именно XIX век, когда к России были присоединены Кавказ и Средняя Азия, стал золотым веком русской культуры. И примечательно при этом, что русская культура XIX века формируется при непосредственном контакте именно с Кавказом. С Кавказом связаны не только судьбы, но творчество А.С.Грибоедова, А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова, Л.Н.Толстого и др. Тема Кавказа становится особой страницей в русской культуре XIX века. В лице Кавказа русская культура получает мощный эмоциональный импульс, который не заставляет себя ждать. Если XVIII век ознаменовался приливом духа рационализма в русскую культуру, то XIX век как бы уравновешивает рационализм эмоциональностью, в результате взаимодействия которых формируется благодатная почва для качественно нового этапа в ее развитии. Утвердившийся до этого в русской культуре холодный разум Запада, согретый душевным теплом Востока, преобразуется и обретает подлинно русский характер. Устанавливается гармония между разумом и душой, союз между эмоциями и мыслями. Тем самым в русской культуре Запад встречается с Востоком. Она осуществляет свою историческую миссию и предназначение, внося в сокровищницу мировой культуры уникальный духовный опыт гармоничного соединения Запада и Востока, союза разума и чувств.

Источник: http://azcongress.ru/2006/05/15/rossiya_mezhdu_zapadom_i_vostokom/

Россия между Востоком и Западом (стр. 1 из 11)

Россия между Востоком и Западом

РОССИЯ.

МЕЖДУ ВОСТОКОМ И ЗАПАДОМ

0, Запад есть Запад,

Восток есть

Восток, и с Mест они не сойдут.

Пока не предстанет Небо с Землей

на Страшный Господень Суд.

Но нет Востока, и Запада нет, что —

племя, родина, род,

Если сильный с сильным лицом к лицу

У края земли встает?

«Баллада о Востоке и Западе», Джозеф Редьярд Киплинг

Запад есть Запад, Восток есть Восток,

Только в России духовности исток!

Автограф поэта из Киплинговского архива Академии Лагадо:

ВВЕДЕНИЕ

Почему в реферате культура рассматривается с религиозной точки зрения?

1. Все без исключения проявления религиозной жизни включены в реальную культуру.

2. Логически понятия “культура” и “религия” связаны отношениями части и целого, религия есть часть культуры, то аксиологически (в сфере отношений ценности и оценки) они равноправны: не только религия может быть оценена с позиций культуры, но и культура – с позиций религии.

«Проблема Востока и Запада, в сущности, всегда была основной темой всемирной истории, её осью», — писал Н.А.Бердяев в 1918 г. На полвека раньше Н.Я.Данилевский признал: «Запад и Восток, Европа и Азия представляются нашему уму какими-то противоположностями, полярностями».

Это противопоставление ассоциируется с антитезами: рацио-интуицио, деяние-созерцание, элементаризм-холизм.

Запад — это линейное время, горизонтальные отношения, внутренняя (непроявленная) духовность; Восток — цикличное время, вертикальные отношения, внешняя (проявленная) духовность.

Географическое положение России таково, что «раскинувшись между двух великих делений мира, между Востоком и Западом, опираясь одним локтем на Китай, другим — на Германию, мы бы должны были сочетать в себе две великие основы духовной природы — воображение и разум» (Чаадаев П.Я. Философские письма). Несомненно, «Обсуждение российского развития всегда начинается с определения места России между Востоком и Западом» (Федотова В.Г. Судьба России в зеркале методологии).

В реферате сделана попытка понять:

— во-первых, как проявила себя религия в той или иной культуре (большую часть истории человечества религия культуру попросту определяла);

— во-вторых, как связаны с религией наиболее своеобразные проявления каждой конкретной культуры,

— в-третьих, как религия представлена в том вкладе, который внесла данная культура в вершинные проявления человеческого духа, в духовную сокровищницу человечества.

1. ВОСТОК, ЗАПАД И РОССИЯ

В Библии написано, что, когда народы земли объединились в общем энтузиазме для осуществления дела неугодного Богу и начали строить башню высотой до неба, Господь воспрепятствовал такому их объединению, смешав языки, почему люди перестали понимать друг друга и вынуждены были разделиться на племена и народы и разойтись по земле. Можно думать, что слово «языки» следует понимать не только в узколингвистическом смысле, но и в смысле ментально-логическом, что означает еще и смешение и разделение по типу менталитета, по некоторой изначальной схеме мышления и типу восприятия бытия. Люди, относящиеся к разным ментальным типам, даже если они говорят на одном и том же языке, с трудом друг друга понимают и вряд ли смогут надолго и прочно объединиться для совместного осуществления какой-либо идеи, какого-либо строительства.

Восток, Запад и христианство

Одним из самых глобальных таких мировоззренческо-ментальных разделений является с незапамятных времен существующее разделение между Востоком и Западом, двумя половинами мира. П.Я.Чаадаев писал:

«Мир искони делился на две части – Восток и Запад. Это не только географическое деление, но также и порядок вещей, обусловленный самой природой разумного существа: это – два принципа, соответствующие двум динамическим силам природы, две идеи, обнимающие весь жизненный строй человеческого рода.

Сосредоточиваясь, углубляясь, замыкаясь в самом себе, созидался человеческий ум на Востоке; раскидываясь вовне, излучаясь во все стороны, борясь со всеми препятствиями, развивается он на Западе… тем не менее и в той, и в другой сфере жизнь была сильна и плодотворна; там и здесь человеческий разум не имел недостатка в высоких вдохновениях, глубоких мыслях и возвышенных созданиях»http://ruidea.narod.ru/5.html — _ftn1.

И восточный, и западный тип породили каждый свою культуру, свою цивилизацию, по своему типу во многом разные и противоположные, никогда не способные к органическому соединению. Причина такой неспособности есть та же самая, что и во времена строительства Вавилонской башни – Бог не попускает объединение человечества во имя какой-либо неправой, греховной, ложной, неугодной Ему идеи.

Истинную основу для соединения всех народов и культур воедино дало пришедшее в мир христианство, которое указало всем людям, всем народам и культурам на небесный идеал единения в Христову Церковь. Только Дух Святой способен преодолеть древний вавилонский раскол и разделение.

«Когда сошел Всевышний и смешал языки, то этим Он разделил народы; когда же Он роздал огненные языки, то всех призвал к единству; и мы единогласно славим Всесвятого Духа»http://ruidea.narod.ru/5.html — _ftn2.

В этом единогласном славлении Духа Святого соединились во единую Христову Церковь и Восток, и Запад. Достигнутое таким образом единство было прочным и глубоким по своему верному принципу, по истинной идее, и оно сохранялось в течение долгих веков (раньше этого никогда не было), после чего, однако, было нарушено.

Таким образом, Христианская Церковь, призванная объединить Восток и Запад, выполнила свою миссию лишь на время, после чего сама она под влиянием извечных восточно-западных противоречий раскололась на две половины – восточную и западную, из которых и родились известные нам сегодня христианские цивилизации Запада и Востокаhttp://ruidea.

narod.ru/5.html — _ftn3.

Русские историософские школы

Россия по своему географическому положению занимает срединное место между Востоком и Западом, соединяя и одновременно разделяя их. Соприкасаясь с ними, она испытывает влияние обоих и является проводником и носителем идей как западного, так и восточного культурных типов.

«В России сталкиваются и приходят во взаимодействие два потока мировой истории – Восток и Запад. Русский народ есть не чисто европейский и не чисто азиатский народ. Россия есть целая часть света, огромный Востоко-Запад, она соединяет два мира. И всегда в русской душе боролись два начала, восточное и западное»http://ruidea.narod.ru/5.html — _ftn4, — писал Бердяев.

Эта борьба в русской душе двух начал обусловила со всей остротой постановку в русской философии проблемы осмысления факта срединного восточно-западного положения России с целью выработки определенных историософских концепций и стратегий.

Проблему эту различные представители русской философской мысли решали по-разному. Так, еще в первой половине XIX века возникли споры между славянофилами и западниками.

Славянофилы выступали за самобытную русско-славянскую цивилизацию, созданную на основе восточного христианства – православия.

При этом они считали западноевропейский тип цивилизации во многом ущербным и порочным по причине уклонения от христианского пути, почему России и не следует подражать Западу, слепо перенимая его идеи, а следует идти своим особым самобытным русским путем, не оглядываясь на Европу. Славяне, по сравнению с романо-германскими народами, имеют немалые, обусловленные известными причинами, преимущества, каковые и дают им возможность не повторять ошибок Запада, а реализовать свой собственный культурный тип.

Напротив, так называемые западники считали, что никакого самобытного пути у России не было и нет, что она просто отстала в своем развитии от Западной Европы, и поэтому задача для России заключается в том, чтобы догонять Европу, учиться у нее и подражать ей, а славяно-русская самобытность в этом ей только мешает. Россия должна стать страной западного типа и присоединиться к романо-германской семье народов – вот вкратце вся программа западников.

Обратим внимание, что ни славянофилы, ни западники совершенно не принимали во внимание азиатскую составляющую – восточную половину мира, но и те, и другие тяготеют к одному культурному европейскому очагу, образовавшемуся на месте античного греко-римского мираhttp://ruidea.narod.

ru/5.html — _ftn5. Правда, хотя они и отталкивались от одного общего древнего культурного греко-римского очага, но делали это существенно по-разному.

Славянофилы тяготели больше к греческому культурному типу, и во главу угла у них была поставлена выросшая из него восточная Православная Церковь и древнерусская православная цивилизация.

Западники же склонялись больше к латинской культуре и идеалом считали для себя западноевропейскую цивилизацию. Однако и славянофилы, и западники одинаково игнорировали и не принимали во внимание восточноазиатскую половину мира.

Причина такого забвения азиатского Востока заключалась в том, что европейская образованность той эпохи (а именно из нее выросли как славянофилы, так и западники) по большей части не замечала Азию, но была носителем однополярного европоцентралистского видения мира.

В центре мира находится западноевропейская цивилизация – все остальное в большей или меньшей степени есть периферия и задворки. Россия – задворки ближние и поэтому о ней в Европе имели некоторые, хотя и весьма скудные, понятия, что же касается дальних задворок – Азии, то ее европейская образованность почти никак не видела и не принимала всерьез.

Также этому способствовала в немалой степени обычная замкнутость восточной половины мира и ее известная выключенность из исторического процесса Европейского региона.

Источник: https://mirznanii.com/a/129662/rossiya-mezhdu-vostokom-i-zapadom

Refy-free
Добавить комментарий