Романтизм поэзии Михаила Лермонтова

Романтизм поэзии Михаила Лермонтова

Романтизм поэзии Михаила Лермонтова

В своей лирике Лермонтов опирался на традиции русской поэзии и прежде всего Пушкина, дело которого он продолжал, а также – Байрона, создавшего близкий, созвучный поэту мир идей и образов, который он, однако, не взял “в готовом виде”, а продолжил, развил, преобразил.

К тому времени, когда Лермонтов начал писать, Байрон в России был известен не только для старшего поколения русской интеллигенции конца 1820-х годов, но и был еще в прямом и полном смысле слова современником поэта и его ровесников.

Поэзия Байрона созвучна декабристским идеалам – политическим и художественным, – как живое воплощение сильной личности, активно и страстно восстающей против устоев феодального мира, старого и обветшавшего, но еще достаточно опасного в своей ненависти ко всему новому и мятежному.

Правда, еще мало кто читал его в подлиннике и знал его творчество полностью.

Для литераторов-декабристов Байрон был одним из самых активных творцов современной поэзии. Его ценили чрезвычайно высоко. К 1839 году Лермонтов начинает знакомиться с ним в оригинале и переводить его.

Интерес к Байрону, которого он в это время открывал для себя, совпал с его собственными исканиями. Байрон был интересен Лермонтову всеми гранями своего творчества и сохранял свое значение в течение всей его поэтической деятельности. Байрон – это и тема лирики молодого Лермонтова:

Я молод, не кипят на сердце звуки,

И Байрона достигнуть я б хотел:

У нас одна душа, одни и те же муки;

О, если б одинаков был удел!…

Как он, ищу забвенья и свободы,

Как он, в ребячестве пылал уже душой,

Любил закат в горах, пенящиеся воды

И бурь зеленых, бурь небесных вой.

Как он, ищу спокойствия напрасно…

Спустя два года он вернется к этой же теме, но уже для того, чтобы признать свое отличие от британского поэта:

Нет, я не Байрон, я другой,

Еще неведомый избранник,

Как он, гонимый миром странник,

Но только с русскою душой.

В ранней поэзии Лермонтов ярко воплотил принципы романтизма. Основные темы юношеских стихов Лермонтова: природа, дружба, любовь, взаимоотношения людей, социально-политическая борьба, жизнь и смерть, человек и мироздание. Среди них не без влияния отечественной и западноевропейской литературы особо важное значение приобретает философское осознание бытия, места и роли в нем человека:

Пугает сердце этот звук,

И возвещает он для нас

Конец земных недолгих мук,

Но чаще новых первый час…

В раздумьях о жизни, полной страданий и мук, лирический герой приходит к скорбным суждениям о ее скоротечности.

В полном соответствии с романтическим пафосом Лермонтов рисует идеализированный образ Наполеона, “дивного героя”, стоящего выше и похвал, и славы, и людей, павшего “жертвой вероломства и рока прихоти слепой”:

Где бьет волна о брег высокий,

Где дикий памятник небрежно положен,

В сырой земле и в яме неглубокой –

Там спит герой, друзья! – Наполеон!..

Русский поэт воспел подвиг своих соотечественников в борьбе с французами. Тем не менее в таинственном и властном Наполеоне видел он могучую силу духа:

Хоть побежденный, но герой!

В ранней поэзии Лермонтова принципы романтизма воплотились прежде всего в характере лирического героя – одинокого, мятежного, не принимающего действительности, ищущего единения с вольной природной стихией, отдающегося предельно сильным чувствам:

Корабль умчит меня от ней

В безвестную страну,

И повторит волна морей:

Люблю, люблю одну.

В 1830-1831 годах поэзия Лермонтова формировалась под впечатлением французской революции и непрерывно вспыхивавших в России в связи с холерой и чумой крестьянских восстаний. Она проникнута ожиданием народной революции:

Настанет год, России черный год,

Когда царей корона упадет;

Забудет чернь к ним прежнюю любовь,

И пища многих будет смерть и кровь…

В стихотворении “Парус” мы видим подлинно романтический пейзаж: вольная морская стихия. Он передан необыкновенно экономно, всего несколькими строчками, оставляет очень сильное впечатление простора, голубизны разных оттенков, солнечности движения, даже звуков. Состояния природы, волнующие сами по себе, призваны донести важные оттенки авторской мысли:

Белеет парус одинокий

В тумане моря голубом!..

Что ищет он в стране далекой?

Что кинул он в краю родном?..

Стихотворение глубоко аллегорично, в нем чувствуется значимый подтекст. Поэт восстает против бесцельной, бездумной жизни, на которую обречено его поколение. Он отказывается от того счастья, которое предлагает ему жизнь, он готов бороться с бурей за будущее своей страны и народа.

Сознание своей исключительности в мире, где блаженствует лишь посредственность, вновь и вновь вызывает ощущение горестного одиночества.

Этот устойчивый в романтической лирике Лермонтова мотив звучит и в произведениях, посвященных природе, Но это совершенно особенная природа: в ней все подчинено тем же законам, которые мы видим в человеческом мире.

Разыгрываются те же драмы, что и среди людей. “Тихонько плачет” покинутый тучкой одинокий старый утес.

А как близок романтическому герою Лермонтова листок, этот вечный странник, оторвавшийся от “ветки родимой”, никому не нужный, “не знающий сна и покоя”.

Стихотворения такого типа основаны на развернутой метафоре, олицетворении, их можно назвать аллегорическими.

Даже перевод стихотворения Гейне “На севере диком…” звучит совершенно оригинально: в силу того что слова “сосна” и “пальма” в немецком языке относятся к разным грамматическим родам, а в русском языке – к одному, мотив любовного томления, определяющий тему у Гейне, у Лермонтова расширяется до мысли о вечной человеческой разобщенности.

Прием одушевления природных явлений часто встречается в лирике, и не только романтической. Но Лермонтов впервые в русской поэзии стал привлекать сравнения из мира природы применительно к человеку. “Он был похож на вечер ясный”, – пишет поэт о Демоне. В поздней лирике Лермонтова природа в основном является спокойной, умиротворенной. Она воплощает совершенство, гармонию.

Особенно часто это небо и звезды. Гармония природы может быть противопоставлена дисгармонии в душе человека:

В небесах торжественно и чудно,

Спит земля в сиянье голубом.

Что же мне так больно и так трудно?..

Природа можем таить опасность, казаться враждебной человеку, как это происходит в поэме “Мцыри”: “И миллионом черных глаз смотрела ночи темнота”, героя “палит огонь безжалостного дня”.

Но все чаще природа манит человека, как родная стихия, близкая его душе: “О, я как брат, обняться с бурей был бы рад”, “глазами тучи я следил, рукою молнии ловил”.

Мы видим, что природа для поэта – это прекрасный “божий сад”. Лишь она может убаюкать душу, помогает забыться, примириться с жизнью.

Конечно, поэту-романтику ближе всего вершины величественных гор, высокие, недоступные звезды, космические глубины, облака, тучи и бури.

Но Лермонтов всматривается и в мельчайшие явления окружающего мира, он любит и “росой обрызганный душистой” ландыш, и “малиновую сливу под сенью сладостной зеленого листка,, и “холодный ключ”, играющий в овраге.

Мир предстает гармоничным и справедливым, когда земля и небо, душа и вселенная едины.

Лермонтов – последний представитель революционно-дворянского романтизма и создатель социально-психологического течения критического реализма. А. В.

Луначарский, характеризуя сущность творчества Лермонтова, сказал: “Лермонтов являлся последним и глубоко искренним эхом декабристских настроений*.

Именно поэтому он стал продолжателем лучших прогрессивных традиций предшествующей ему литературы и прежде всего творчества Пушкина.

Источник: https://lit.ukrtvory.ru/romantizm-poezii-mixaila-lermontova/

Романтические поэмы Лермонтова

Романтизм поэзии Михаила Лермонтова

Романтизм-как литературное направление сформировался в конце XVIII — начале XIX века в Западной Европе. Предметом изображения романтиков стал внутренний мир человека, мир его чувств и страстей. Героем романтических произведений является глубоко чувствующая личность.

Мир, в котором находится такой герой, не соответствует его идеалу, его представлениям о жизни. Поэтому основными в романтических произведениях являются темы одиночества, бегства от действительности, поиск идеала, внутренней и внешней свободы.

Существует два типа романтизма: немецкий — созерцательный, философский и английский — активный, мятежный, богоборческий.

В нашей стране романтизм как литературное направление сложился к 20-м годам XIX века. У его истоков стояли Батюшков, Жуковский, последователи немецкой традиции романтизма. В России это направление развивалось в произведениях Пушкина и Лермонтова, идеалом для которых стал Байрон и его мятежный романтический герой.

В творчестве Лермонтова проявляется общая закономерность развития русской литературы 20—30-х годов: от романтизма к реализму. Однако овладение методом реализма не привело Лермонтова к отказу от романтизма. Оба художественных метода в творчестве Лермонтова выступают в сложном своеобразном синтезе. И пример этому поэмы: “Мцыри” и “Песня про царя Ивана Васильевича…”

“Мцыри” — это последняя чисто романтическая поэма Лермонтова. В ней мы можем выделить все мотивы, характерные для лермонтовского романтизма: это тема свободы и воли, тема одиночества и изгнания, проблема человека и природы, тема бунта и борьбы.

“Мцыри” продолжает традицию пушкинских кавказских поэм, однако в основе сюжета “Мцыри” лежит не ситуация бегства от цивилизации на лоно природы, как это было у Пушкина, а ситуация бегства к людям, на родину. Вообще тема бегства из монастыря-тюрьмы часто звучит в произведениях Лермонтова.

Но у Лермонтова монастырь не связан с верой, религией. Для Мцыри бегство из монашеской кельи вовсе не означает безверие. Скорее, в духе романтизма монастырь символизирует темницу земного бытия, из которой стремится вырваться Мцыри. Он — сильная личность, бросившая вызов окружающему миру.

В Мцыри воплощен порыв к свободной, полноценной, подлинно человеческой жизни. черта этого героя, определяющая весь его образ,— это духовная связь с родиной, жажда хоть недолго побыть на родной земле, на Кавказе.

Кавказ становится для Мцыри романтическим идеалом, к которому он стремится, ради которого он жертвует жизнью:

Увы! — за несколько минут

Между крутых и темных скал,

Где я в ребячестве играл,

Я б рай и вечность променял…

Действие поэмы разворачивается среди вольной южной природы, родственной душе героя, которая у Лермонтова, как и у Пушкина, является символом романтической свободы. Мцыри превыше всего ценит свободу; время, проведенное в монастыре, было лишь существованием для него, три дня на воле стали для героя поэмы истинной жизнью:

Ты хочешь знать, что делал я

На воле? Жил — и жизнь моя

Без этих трех блаженных дней

Была б печальней и мрачней

Бессильной старости твоей.

В композиции “Мцыри” также проявляются романтические черты. Лермонтов подробно не рассказывает нам о жизни Мцыри в монастыре. Он описывает только самые важные, напряженные моменты в судьбе своего героя.

Но жизнь в монастыре наложила отпечаток на Мцыри, он уже не способен жить на воле. Он погибает. Смерть оказывается для него блаженным забвением на лоне природы, так как именно после смерти герой соединяется и с природой, и с Кавказом.

“Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова” является поэмой, написанной в народном духе. Лермонтов воссоздает стиль русской народной поэзии, наделяет купца Калашникова чертами героя русского народного эпоса. Поэт вводит в свою поэму традиционные фольклорные образы гусляров.

“Песня…” — не целиком романтическое произведение, но в поэме имеется много романтических черт. Само обращение к средневековому прошлому Родины характерно для творчества романтиков. Такие черты, как стремление к свободе, идеалу жизни, сильная воля, самоотвержение на пути к цели, возвышались и поэтизировались. Калашников — это мятежный, борющийся романтический герой.

В “Песне…”, как и в “Мцыри”, вершинная композиция: перед читателями кульминация судьбы героя, кульминация его развития.

Готовясь отомстить обидчику, Калашников вступает в открытый бой с государем, потому что он борется против вседозволенности, дарованной царем своей дружине.

Автор любуется Степаном Парамоновичем, готовым насмерть стоять за святую правду, но эта идея Калашникова не тождественна идее всего произведения.

Смысл поэмы не исчерпывается протестом, бунтом Калашникова, смысл “Песни…” заложен в ее народности.

Таким образом, в творчестве Лермонтова романтизм является основным направлением. Он не связан с каким-либо хронологическим этапом в жизни поэта.

Романтические черты мы можем выделить в каждом произведении Лермонтова, причем романтизм не мешал поэту обращаться и к другим художественным методам, например реализму. Во многих произведениях Лермонтова мы видим синтез этих двух направлений. В “Песне…

”, написанной в 1837 году, романтические черты переплетаются с чертами фольклорной поэтики. А в “Мцыри” нет ни одной реалистической черты. Эту поэму можно считать классическим образцом романтической поэмы.

Ранние поэмы М. Лермонтова

В ранних поэмах Лермонтова (конец 1820-х – начало 1830-х гг.) преобладает историческая («Олег», «Литвинка», «Последний сын вольности») и экзотическая кавказская тематика («Черкесы», «Кавказский пленник», «Измаил-Бей», «Аул Бастунджи»). Поэмы написаны под сильным влиянием Дж. Г. Байрона и А. С. Пушкина.

Поэма «Черкесы» (1828)

Первая из всех написанных Лермонтовым поэм.

В качестве эпиграфа ей предпослана строка из эпилога пушкинской поэмы «Кавказский пленник».

Наличие эпиграфа указывает на возможную связь поэм Лермонтова и Пушкина, однако в данном случае связь прослеживается только на уровне тематическом – Лермонтов избрал в качестве основы сюжета эпизод из Кавказской войны, нападение черкесов на русскую крепость с целью освобождения взятого в плен брата черкесского князя. В точности такой сюжет у Пушкина нигде не встречается, однако тема кавказской войны присутствует в «Кавказском пленнике».

Явное влияние байронизма прослеживается в изображении боя русских и черкесов: сражение показано как вспышка безудержных страстей, как апогей человеческого существования.

Поэма «Кавказский пленник» (1828)

Название поэмы четко указывает на источник, из которого Лермонтов черпал вдохновение – это одна из «южных поэм» А. С. Пушкина. Если в «Черкесах» влияние пушкинского «Пленника» выразилось лишь косвенно, то «Кавказский пленник» повторяет, с небольшими изменениями, пушкинский сюжет.

Внесенные Лермонтовым изменения представляют интерес с тех позиций, что эти модификации усиливают общее романтическое звучание поэмы, уничтожая присутствующий у Пушкина намек на разрушение романтической традиции, и одновременно делают сюжет более шаблонным, сходным с другими образцами жанра.

Если у Пушкина поэма завершается гибелью Черкешенки и спасением Пленника, отказавшегося умереть вслед за возлюбленной, то Лермонтов, следуя романтическому шаблону, описывает смерть пленника от руки отца черкешенки и последовавшее за этим самоубийство девушки.

Кроме того, Лермонтов исключает из своей поэмы эпилог – его поэма заканчивается типично романтическим мотивом скорби: отец черкешенки сокрушается по поводу смерти дочери.

Поэма «Корсар» (1829)

Название поэмы заимствовано у Дж. Г. Байрона – в состав «Восточных поэм» входит одноименное произведение.

Байрон подсказал Лермонтову концепцию характера главного героя, который после смерти любимого младшего брата ушел к пиратам, воевал с турками и влюбился в прекрасную девушку, спасенную с тонущего корабля.

Образ жизни главного героя, столкновение с турками и мотив любви заимствованы у Байрона. В то же время в поэме прослеживается связь с поэмой Пушкина «Братья-разбойники» за счет наличия мотива братской любви и бегства от общества.

Поэма «Две невольницы» (1830)

Первоисточником послужила поэма Пушкина «Бахчисарайский фонтан», откуда Лермонтов позаимствовал сюжетную схему (любовный треугольник в стенах гарема). Также можно отметить отголоски поэмы Байрона «Гяур», где действие тоже разворачивается в гареме на Востоке.

Лермонтов практически не видоизменял пушкинский сюжет, только сменил национальность героев (крымский хан превратился в султана, полячка в гречанку, грузинка в испанку) и несколько уточнил мотивы их поступков (Заира отказывает султану Ахмету в любви из-за того, что верна своему предыдущему возлюбленному, оставшемуся на родине). В целом, близость данной поэмы к пушкинскому оригиналу достаточно велика, несмотря на другое название, однако у Лермонтова, как и в «Кавказском пленнике», полностью отсутствуют признаки разрушения романтизма, представленные у Пушкина.

38. Художественные открытия Пушкине в драме «Борис Годунов»

Драма «Борис Годунов» представляет интерес сразу с нескольких точек зрения. С одной стороны, это первое значительное историческое произведение Пушкина (из числа предшествующих работ можно назвать только «Заметки по русской истории XVIII в.»), позволяющее судить о восприятии писателем исторического процесса.

С другой стороны, «Борис Годунов» как историческое произведение, создаваемое на заре реалистической эпохи, устанавливает принципиально новые правила воссоздания исторической действительности в художественном произведении.

Кроме того, «Борис Годунов» в соответствии с авторским замыслом подрывает устоявшуюся традицию классицистической драмы.

Исторические взгляды Пушкина, отраженные в драме «Борис Годунов».

Историческая наука в своем развитии последовательно проходит несколько этапов:

— бессистемная фиксация отдельных фактов без сортировки по важности (локальная история);

— попытка систематизации по произвольному принципу, определяемому самим историографом («интересность», «значимость», связь с определенным лицом), появление более значительных фактов, которые можно отнести к сфере национальной или мировой истории;

— концепция средневекового провиденциализма (исторический процесс целиком находится в воле Бога);

— рационалистический подход в эпоху Просвещения (построение причинно-следственных моделей);

— историософские концепции, предполагающие применение философских методов и подходов в сфере истории.

Теоретическая база для восприятия истории в философском ключе была подготовлена работами Иммануила Канта (1724-1804), Иоганна Готфрида Гердера (1744-1803), Георга Вильгельма Гегеля (1770-1831) и Фридриха Вильгельма Шеллинга (1775-1854) (он был наиболее популярен в России). Историософские концепции перечисленных авторов, несмотря на наличие расхождений, строятся на нескольких общих основополагающих пунктах:

1. История не управляется чье-то единой волей, будь это воля человека или сверхсущества.

2. Историю создают массовые движения.

3. Законы истории познаются только в масштабе истории всего человечества. История отдельной страны или отдельной эпохи не дают возможности увидеть общие закономерности.

4. Развитие человечества имеет свою цель, оно поступательно, несмотря на производимое впечатление хаотичности.

5. Цель развития не достижима мгновенно. Человечество не может мгновенно перенестись вперед, к конечному результату, пропустив промежуточные этапы. В истории нет бесполезных этапов, необходим каждый из них.

6. Движение к цели направляется высшей силой, которая, однако, не персонифицирована, беспристрастна и не обладает субъективностью. По сути, это безликая Высшая Необходимость, которая вбирает в себя все случайности, организуя их на пути к цели.

7. Конечная цель развития человечества – гармоничное общество, где каждый человек абсолютно полно проявляет свою индивидуальность, при этом не затрагивая свободу других. Национальные границы уничтожены.

8. Движение истории – сочетание свободы (случайные поступки каждого отдельного человека) и необходимости (закономерность, вбирающая в себя все случайности и направляющая человечество по пути к цели).

Концепция Пушкина, представленная в драме «Борис Годунов», ближе всего именно к историософии.

Пушкин отказывается от достаточно популярной в русской историографической традиции религиозной точки зрения на события Смуты и судьбу Бориса Годунова (в летописях Смута трактовалась как своеобразная «Божья кара» всей Руси, а участь Годунова ставилась в прямую зависимость от якобы совершенных им многочисленных грехов; аналогичную позицию занял и Н. М. Карамзин, чья «История государства Российского» послужила Пушкину одним из основных источников). Кроме того, в драме Пушкина происходящее не зависит от воли конкретного человека – наоборот, индивидуальные стремления и желания оказываются поглощены движением народных масс. При этом исторический процесс у Пушкина не выглядит бессмысленным, в нем есть своя логика, определяющаяся прежде всего «народным мнением», т.е. духовным складом народа.

Представления Пушкина об историческом художественном произведении нового типа:

Пушкин в драме «Борис Годунов» отрицал предшествующую традицию, наиболее ярко воплотившуюся в романтическом понимании историзма: в произведениях на историческую тему романтической поры не предусматривалась точность фактического материала. Первостепенное значение имел субъективный взгляд автора, который трактовал историю как ему заблагорассудится.

Традицию сломал Вальтер Скотт, который в своих романах показывал «историю в вымышленном повествовании». Продолжая традицию Скотта, Пушкин предлагает концепцию «вымысла в рамках исторического правдоподобия».

Художественное произведение подразумевает наличие в нем авторского вымысла, однако Пушкин реализовал в своей драме принцип ограничения авторской фантазии рамками того, что не произошло, но могло бы произойти в действительности, потому что соответствовало духу времени и характерам действующих лиц.

Сам Пушкин, чтобы соблюсти это требование, обстоятельно изучал факты, положенные в основу произведения. В дальнейшем подготовительный этап, посвященный работе с документальными источниками, всегда был неизбежен при создании исторических произведений.



Источник: https://infopedia.su/8x7741.html

Refy-free
Добавить комментарий