Романтические мотивы в лирике В. А. Жуковского

Романтизм в лирике В. А. Жуковского

Романтические мотивы в лирике В. А. Жуковского

БИЛЕТ № 20

В допушкинский период развития литературы Жуковскому принадлежит первое место. Он первый русский романтик, сыгравший выдающуюся роль в формировании этого направления. Вся лирика Жуковского носит личный характер.

Например, о своем раннем творчестве он пишет «для меня в то время было жизнь и поэзия одно». Именно эта особенность, исповедальность лирики, относящаяся ко всей его поэзии, характеризует творчество Жуковского. Белинский отмечает это как абсолютно новое явление в литературе.

Для понимания творчества Жуковского необходимо знать его биографию.

Ж был внебрачным сыном богатого помещика Бунина и пленной турчанки Сальхи. Фамилию он получил от усыновившего его бедного дворянина. Положение «незаконного» сына в доме, где мать не имела равных прав с другими членами семьи, болезненно отразилось на душевном состоянии Ж.

События в личной жизни сильно повлияют на мировоззрение. Большое значение имеют события 1812 года. Результатом участия в ополчении стала ода «Певец во стане русских воинов».

Известность Жуковскому приносят исповедальная лирика, романтические баллады и патриотические стихи.

Первый период 1797-1807 годы.

Жуковский входит в литературу в самый разгар борьбы классицизма и сентиментализма. В благородном пансионе изучалась классицистская литература, и Жуковский, учась там, пытается подражать Ломаносову и Державину в своих первых работах.

Все эти оды отличали явные классицистские приметы: высокий стиль, дидактизм, богатые сравнения, архаичный стиль. Жуковский усваивает этот стиль, но очень скоро ему становится в нём тесно. Жуковский испытывает большое влияние Карамзина, который навсегда останется ему авторитетом.

В результате, в его творчестве проявляются и классицистские, и сентиментальные черты.

1797 год — первое стихотворение, появившееся в печати – «Майское утро». Начинается оно как классицистское, торжественное, отвлеченное описание природы, но потом оно переходит в камерный, лиричный масштаб.

Классицизм для Жуковского был выражением явно подражательных исканий, то сентиментализм – проявление свойственных ему черт.

У Жуковского появляется ряд стихотворений, написанных по канонам сентиментализма, занимается самообразованием. Вскоре Жуковский противопоставляет культ разума культ чувства, основным жанром его лирики становятся элегия – стихотворение, представляющее собой грустное размышление.

Перевод «Сельского кладбища» в 1802 году в «Вестнике Европы» приносит ему известность. Это было одновременно и переводное, и оригинальное произведение. Юноша, пришедший на кладбище, размышляет о жизни, бренности бытия. Эти размышления – главный предмет повествования.

Отличительная особенность Жуковского – описание не жизни, а чувств и мыслей, ей порожденных. Этот перевод произвел впечатление на читателей, прежде всего, меланхоличным тоном, теплотой чувств и совершенством поэтического языка – музыкой стиха.

Нельзя сказать о тонком психологическом анализе в первых элегиях, это скорее анализ этический, интерес к нравственному сознанию. Это следствия убеждения, что лирика должна иметь дидактический оттенок. Белинский: не Пушкин, а Жуковский первый выговорил эллигическим языком жалобу человека на жизнь.

Самая значимая эллегия Жуковского – стихотворение «Вечер» Грея (1807 год). Начало – лирическая картина вечера, в описании которой ярко проявляется поэтический дар Жуковского. Как правило, в стихотворениях был запечатлен зрительный ряд, и у Жуковского он присутствует, но он вводит звук («стенание соловья» и пр.

), обонятельные и осязательные ощущения, даже мнимовкусовые. Такое описание природы даст необычную утонченность восприятию окружающего мира и душевным переживаниям. В результате при таком тонком и многогранном восприятии природы можно увидеть последний луч зари, почувствовать трепет ивы. До Жуковского так не писал никто.

Он не сколько описывает природу, сколько говорит о состоянии человека, который наблюдает за природой. Поэтому Жуковский и считается первым романтиком, отсюда появится Пушкин. Если до этого был разумный классицизм, то у Жуковского всё было иначе. Акцент переносится на внутренний мир с внешнего.

Природа не только вызывает какой-то эмоциональный отклик, есть возможность размышлять о собственной жизни, вспоминать. Воспоминания имеют для Жуковского философский и этический смысл. Они — средство преодолеть быстроту времени. Воспоминания о лучших людях, с которыми свела его судьба, дают ему нравственную опору.

Но не любое воспоминание подходит, а только чистое, доброе, светлое. Воспоминания побуждают задуматься о собственной судьбе. Это позволяет переходить с темы на тему, от поэта и поэзии к дружбе, от дружбе – к любви и т.д.

Сочетание традиций сентиментализма с индивидуальным мировоззрением определяет сущность поэзии Жуковского уже в первых элегиях, которые отражают внутренний строй его души. Его элегии имеют экспрессивную выразительность, окрашены звукописью.

Второй период 1808-1833 – расцвет творчества.

В это время созданы самые значительные произведения – элегии, песни и баллады. Всероссийскую известность принесут ему именно последние, он даже прозван «балладником». Он сращивает поэтику жанра баллады с эстетикой романтизма, в результате этот жанр станет характерным знаком романтизма в начале 19 века.

В западно-европейской литературе романтическая поэма представляла лиро-эпическое произведение. Чаще всего баллада будет связана с фольклором, который – основной источник баллад. Благодаря этому, переводя баллады, Жуковский расширяет знания народной литературы, причем для перевода он выбирает именно романтические произведения.

Ранние русские баллады, которые писали Карамзин и Каменев, прошли незамеченными, т.к. в них не было романтизма.

1808 – появление «Людмилы» в «Вестнике Европы» (перевод «Линоры» Бюргера). Из немецких народных приданий Жуковский пытается создать русскую атмосферу. Однако, сюжет не приобрел русского колорита.

Зато фантастический сюжет раскрывает русскому читателю неизвестный прежде романтический мир. Людмила не дождалась своего любимого с поля брани, она ропщет на судьбу и бога, мать успокаивает её, призывает быть послушной провидению, но Людмила не хочет смириться, она готова даже смерти. Среди ночи появляется жених, но только мертвый.

В балладе проявляются атрибуты поэзии ужасного (жених увозит невесту в полночь, встречается черный ворон, привозит любимую к дому-могилу), за отступление от веры Людмила наказана, она соединяется с любимым в могиле, а не в вечной жизни.

Такие ужасы для русского читателя были в новинку. В то время это было так необычно, захватывающе, страшно. Поэтому стихи Жуковского поразили читателя, пленили его. Жуковский постоянно обращается к звукописи. В результате расширение границы обыденного – черта творчества Жуковского. Хотя, дидактизм по-прежнему является важнейшей составляющей баллады. Белинский: «Стихи этой баллады не могил не удивить всех своей легкостью, звучность, своим складом, совершенно новым, небывалым и оригинальным».

Но сам Жуковский хочет написать русскую балладу, и в 1813 году печатает Светлану, балладу на тот же сюжет, которая обрела огромную популярность. Посвящена баллада Александре Войейковой, младшей сестре Маше Протасовой. Светлана очень похожа на Людмилу, но радикально отличается от неё. Он любит свою героиню, называют её милой, девицей.

Он воспроизводит изящный девичий мир, в котором значимы гадания. Жуковский хотел создать русскую балладу, так что для него важен национальный колорит. Сюжет баллады связан с фольклором, окрашен русской обстановкой, вводятся имитации песен, просторечные слова и пр.

Если та баллада окрашена в черные цвета, то здесь, несмотря на атрибутику ужасного, есть белый снег и белый голубок, и все ужасы исчезают. У баллады счастливый конец: Светлана просыпается, возвращается жених и всё хорошо. Эта баллада не только рассказывают об эпизоде жизни, она представляет внутренний мир героини.

Жуковский хотел изобразить русский женский тип, подчеркнуть мягкость, верность, покорность судьбе, поэтичность, нравственную чистоту девушек.

Пафос баллады романтический: атрибутика ужасного и пр. Но в этой балладе Жуковский нарушает жанровые традиции. В балладе нет мистицизма, он только придает характер фантастичности обычному эпизоду.

Он отказывается от ужасного, мистического, вводит элементы шутки, он идеализирует конец (несчастье возможно только в конце, если ты хороший). Эта баллада самая светлая у Жуковского.

В этот период Жуковский создает 39 баллад, приобретает славу создателя романтизма.
Баллады были разные, одни основаны на античной мифологии (самая известная из них – «Кассандра»), часть – на истории средневековья, культе любви и рыцарских турнирах, ещё – национально-исторические.

В балладах Жуковского основные темы – темы судьбы и нравственного выбора человека. Художественный мир баллады строится на двух полюсах – добро и зло, и победить должно добро.

В балладах очень важен мотив справедливого возмездия за зло, поэт верит, что порочны поступок обязательно будет наказан, ведь это нравственный закон. Во многих балладах основная тематика – любовная. Но чаще всего любовь окрашивается в трагические тона, как правило, это утрата любимого (любимой).

Часто звучит мысль, что на земле любящим не быть счастливыми, но они встретятся в ином мире. В балладах сложится особая философия жизни и любви. Он постоянно подчеркивает, насколько хрупка и нежна любовь, поэтому часто её и разрушает злая сила. Эта любовь часто гибнет, что навеяно биографическими событиями.

этих баллад во многом философское. Баллады –не единственный жанр этого периода.

«Певец во стане русских воинов» — пафос, многочисленные восклицания, старославянизмы.

Сюжет: певец поднимает кубок на пиру и вспоминает различных героев, от Святослава до Суворова. Он поднимает кубок за Отчизну. Следуют портреты героев войны 1812 года, от Раевского до Кутузова. Живых певец призывает отомстить. Элементы оды сочетаются с элементами и чертами элегии (певец запивает песню на бранном поле в свете луны). Привычные черты дидактизма.

Этот гимн Жуковского получил широкое признание в армии, облетел всю Россию.

Создал множество элегий.
Одна из важнейших тем – тема одиночества, страдания человека, быстротекущее время, потеря близких. Тема воспоминаний звучит очень часто. Жуковский воспроизводит диалектику чувств и воспоминаний.

Герой вспоминает о прежних днях и говорит, что лучше их совсем позабыть (период отчаяния), ведь их не вернуть, но большее несчастье – их позабыть (период осознания). Жуковский говорил, что воспоминания – двойник нашей совести, жить без них всё равно что без совести. Помнить о друзьях – быть благодарным, и пр.

Элегии создали особый эстетический мир, главный признак которых – меланхолия. Это особое эстетическое переживание.

Жуковский давал определение меланхолии, и не один раз, например «это непонятное очарование, которое придает неизъяснимую прелесть нашему мучению» или «счастье любви есть наслаждение меланхолическое» или «любовь необходимо соединена с меланхолией». Меланхолия, рожденная любовью – грустное чувство, без которого любовь утратила бы прелесть.

Ещё одна черта – темы смысла жизни. Поэт утверждает, что лишь духовные ценности важны, они останутся воспоминаниями. Ненужно далеко ходить за счастьем, оно в самом человеке.

Это период мистического романтизма Жуковского. Началом нового лирического цикла считается стихотворение 1819 года «Невыразимое».Философское стихотворение – жанр.

Стихотворение затрагивает вопрос о пределах земного языка и искусства, можно назвать литературным манифестом Жуковского-романтика.

Искусство призвано передавать внутреннее, а не внешнее, что не важно и даже не объективно.

Пейзаж Жуковского называли часто пейзажем души. Как и у других романтиков, пейзаж связан с миром высокого, возвышенного. Самый яркий пример – элегия «Море»(1822 год).

Вначале идет пейзажная зарисовка, но за ней стоит иносказание, идея романтического двоемирия – зависимость моря от неба. Подобно тому, как море отражает лазурь звезд, так и человек не может существовать без высокой мечты, цели, стремления вверх, к лучшему, светлому, глубокому.

Жуковский пишет о том, что если в жизни есть возвышенное начало, то она будет очень глубокой, интересной и насыщенной.

В середине 20 годов завершится период мистического романтизма, на этом и прекращается лирическое творчество Жуковского. Он пишет отдельные лирические стихотворения, но они редки. Жуковский обращается к эпической литературе, пишет сказки, например, «Спящую царевну». Это необычно для Жуковского как литератора.

3 период 1834-1852

Поэмы, повести в стихах, то есть, большие повествовательные произведения. Как правило, это переводы и переработки. Это может быть древняя поэзия. В этот период раскрывается дар Жуковского-переводчика.

«у меня всё или чужое, или по поводу чужого, но всё же моё». Он переводит лишь то, что ему интересно, созвучно, ему важно сотворчество, родство душ, сопереживание. Он переводил и сочинял на мотивы литератур разных народов.

Ж: «Переводчик в прозе есть раб, переводчик в стихах — соперник». Для Ж переводы были своеобразной формой выражения собственных мыслей и, чувств, стремлений. Ж: «У меня почти все или чужое или по поводу чужого – и все, однако, мое». Вот что писал Белинский о Ж-переводчике.

«Венец поэзии Жуковского составляют его переводы… в этом он самобытен, как единственный глава и представитель своей собственной школы».

В сороковые годы он переводит «Одиссею». Он понимал, что для «Одиссея» нужна другая манера, чем для «Иллиады», он старался сделать так, чтобы гомеровский стиль не искажался и не искажал язык. Этот перевод произвел огромное впечатление на критиков, Пушкин называет его гением перевода. Он хотел перевести и «Иллиаду», но умер.

Краткое содержание:

«Вечер» (элегия), 1806.Опять же действие происходит в сумерки. Вначале лирический герой призывает музу: «Приди, о Муза благодатна», чтобы петь вместе с ним туманный вечер. Картины природы: сумерки, закат («Восточных облаков хребты воспламенились»), появляется луна.

Угасающая вечером природа напоминает герою о грустных воспоминаниях: где же друзья? Есть автобиографизм: имеются в виду друзья Ж по «Дружескому литературному обществу». Один из них умер (имеется в виду А. И. Тургенев, умер в 1803), другой сошел с ума (Родзянко).

Думает герой, что друзья не должны быть чужды друг другу: «Нет, нет! Пусть всяк идет вослед судьбе своей, но в сердце любит незабвенных!» Ну а поэту суждено «творца, любовь и счастье воспевать», пока смерть не заберет его, что, ах, быть может, очень скоро (ага, если взглянуть на годы жизни, то можно считать эти строки просто пророческими – ещё 46 лет на Земле кантовался, старый сухарь).

«Певец во стане русских воинов», 1812. Написано в 1812 году, после сдачи Москвы Наполеону и перед Тарутинским сражением. Изображен пир перед боем, на котором певец стремится воодушевить воинов на правое дело. Он славит кого-то или что-то, а воины повторяют последние или первые строки, порой переиначивая их.

Пьют они за дедов: Святослава (князя Киевского), Дмитрия Донского, Иоанна III и IV, за Петра I, за Суворова. Пусть они придут на помощь воинам в бою. Потом пьют за родину, за своих ратных вождей (Кутузова и его помощников: Ермолова, Милорадовича, Раевского, Платова и т.д.).

Потом пьют за партизан, которые наводят ужас на врагов: Фигнера, Давыдова и т.д. Потом поднимают кубок за погибших (Багратион), за месть врагам, за святое братство, за любимых, за муз, за Бога. Не забывают распить бутылочку и за поэтов, певцов сражений с подначки последнего. Наконец, наступает утро, и они готовы к бою после пира.

Последний кубок – прощанью. Если что, они еще увидятся «там». И потом все идут на бой.

«Теон и Эсхин», 1814.Имена Теона и Эсхина вымышлены, хотя и «косят» под античность. Действие происходит в Греции. Эсхин искал наслаждений в жизни, путешествуя по миру.

Но не нашел их: «И роскошь, и слава, и Вакх, и Эрот лишь сердце его изнурили; цвет жизни был сорван; увяла душа; в ней скука сменила надежду». И, разочарованный, Эсхин вернулся к берегам реки Алфея. В отличие от него, Теон остался на родине и не разочаровался.

Его взор, как и взор Эсхина, печален, но ясен, а не мрачен. Теон любил и был любимым. Но она умерла.

Он не ропщет, потому что надеется встретить ее вновь, в загробном мире: «И скорбь о погибшем не есть ли, Эсхин, обет неизменной надежды?» С этой надеждой ему легко жить: «При мысли великой, что я человек, всегда возвышаюсь душою». Теон советует Эсхину утешиться в дружбе с ним, и тем, что и горесть и радость — необходимые следствия жизни.

«Невыразимое» (отрывок), 1819.

Основная мысль в том, что есть в природе и в мире вещи, которые способна понять душа, но неспособен выразить язык: «Что наш язык пред дивною природой?», «Невыразимое подвластно ль выраженью?» Есть слова для блестящей красоты, но «то, что слито с сей блестящей красотою… какой для них язык?…И лишь молчание понятно говорит». Тема стихотворения пересекается с «Лаллой Рук».

«Воспоминание», 1821.Четверостишие о том, что о милых спутниках, которые умерли, следует говорить не с тоской, что их нет, а с благодарностью, что они были.

«Море» (элегия), 1822. Нет рифмы, но есть ритм. Стихотворение о прекрасном море, которому не чужды человеческие чувства. Море «смятенной любовью, тревожною думой наполнено».

Его «тянет из земныя неволи» далекое светлое небо. Когда же собираются тучи, море волнуется, потому что не видит неба. Начинается буря.

И лишь когда облака рассеиваются, море успокаивается, хотя еще долго «дрожит» за небо.

Баллады.

.

Источник: https://mylektsii.ru/5-88568.html

Своеобразие романтической поэзии В.А.Жуковского. Лирический сюжет и символика стихотворения «Море»

Романтические мотивы в лирике В. А. Жуковского

Без В.А.Жуковского нельзя представит себе русскую романтическую поэзию. Именно Жуковский заставил слово естественно передавать самые тонкие переживания человека. Кроме того, он преобразовал некоторые поэтические жанры: в первую очередь, послание и элегию.

Единственная тема и основное содержание лирики Жуковского – душа человека, размышлениям о ней посвящена его поэзия. В своей лирике он создает обобщающий образ романтического лирического героя.

Например, из стихотворения «Лара Рук» читатель ничего не узнает о придворном празднике, деталях обстановки. Праздник – это лишь часть душевной жизни самого поэта.

В своих элегиях «На кончину ее величества королевы Виртембергской» и «Славянке» лирический герой выражает настроенность своей души, то эмоциональное волнение, которое слилось у него с трагическими или светлыми событиями.

Лирика Жуковского в целом – это развертывающаяся панорама сложного внутреннего мира, ценность которого заключается в гуманных устремлениях. Поэт использовал слово не столько для называния, сколько для передачи настроения.

Весьма зримый предметный мир отражен в элегии «Вечер». Этот внешний мир стал своеобразным отражением души лирического героя. Стихотворение начинается с описания гармонии стремительного ручья, но его не интересует ручей как некое явление природы. Зато поэт полно передает впечатление, которое произвел поток на лирического героя.

Во втором стихе («Как тихая твоя гармония приятна!») поэт отвлекается от конкретных земных признаков. Герою приятен не сам ручей, а «тихая гармония»: между ручьем и душой поэта устанавливается тесная взаимосвязь.

Изображая природу, Жуковский, с одной стороны, схватывает такие ее признаки, которые созвучны его душе, настроениям, переживаниям, а с другой – в образах природы запечатлевает свое эмоциональное состояние. Ведь это его душа полна оживленной сосредоточенности, это на нее исходит светлая гармония. Так природный пейзаж становится пейзажем души.

Глубокое философское содержание предстает и в балладах В.А.Жуковского. Поэт преобразовал этот жанр. Как правило, он брал чужие сюжеты.

Среди его баллад выделяются три группы: «русские» («Людмила», «Светлана», «Двенадцать спящих дев»), «средневековые лили рыцарские» («Эолова арфа», «Замок Смальгольм или Иванов вечер», «Рыцарь Тогенбург», «Кубок», «Роллан оруженосец»), «античные» («Кассандра», «Ахилл», «Элевзинский праздник»).

Все баллады строятся на каком-то легендарном предании, непременно чудесном. Эти либо действие сверхъестественной силы, либо ужасный случай, либо непредвиденное происшествие. Чудесное при этом – нечто исключительное, выходящее за рамки привычного.

Заслуга Жуковского состоит в том, что он не поддался искушению изобразить лишь внешние атрибуты балладного сюжета. Он не прибегает к декоративной традиции, а берет за основу постижение мыслей, чувств, переживаний.

В балладе «Людмила» и «Светлана» главные героини попадают под действие необъяснимых сил. Людмила ожидает возвращения возлюбленного. Он приходит к ней ночью, облик его сильно изменился. Он увозит героиню на своем коне по необозримому простору неба.

В итоге возлюбленный оказывается мертвецом и уносит вслед за собой живую душу Людмилы.

Сюжет баллады «Светлана» напоминает предыдущий, он также наполнен мотивами ужаса, ожидания, загадочности. Но конец этой баллады оптимистичный. Все случившееся с героиней оказывается лишь страшным сном.

Элегия «Море»(1822) передает философскую мысль поэта о единстве бытия. Первые же строки элегии обращены к этой свободной стихии. Море – символ устремления, деятельности, свободы в романтической традиции. Поэт использует выразительные эпитеты, чтобы передать его восхитительную красоту: «безмолвное, «лазурное», «смятенной».

Лирический герой чувствует неповторимую загадку, притягательность моря. Он пытается ответить на вопрос, что движет этой безбрежной стихией. Оказывается, из земной жизни море тянет к себе «светлое небо». В природе все взаимосвязано.

Когда спокойно, «сладостно» небо, море «льется светозарной лазурью», ласкает его «золотые облака». Небесные светила отражаются в морских пучинах. Интонация элегии резко меняется, когда небо покрывается мглой, тучами.

Море, подобно живому существу, борется за дорогое ему небо, «бьется», «воет», «подъемлет волны».

Третья композиционная часть возвращает описание спокойного моря. «Сладостный блеск небес» возвращается. Но, в отличие от неба, море никогда не бывает абсолютно спокойным, безмятежным. Даже в минуты затишья оно скрывает «смятенье», «дрожит за небо».

Таким образом, вся элегия построена на антитезе и в то же время тесной взаимосвязи двух романтических стихий: моря и неба. Если море выражает вечное движение, неуспокоенность, то небо обозначает неизмеримый простор, изменчивость состояний, безбрежность и безмятежность. Небо капризно, море повинуется ему.

Обе стихии одушевлены настроением лирического героя, у каждой из них свое настроение, свой неповторимый характер.

В.А.Жуковский открыл русской литературе язык подлинных чувств, философских размышлений. Его поэзия обращена к вечному и, в то же время, к сиюминутным состояниям человеческой души. Поэзия В.А.Жуковского открыла русскому читателю мир страстей, мир чудесного, загадочного, мир таинственных преданий, сложность и психологическую глубину личности.


Источник: https://students-library.com/library/read/46684-svoeobrazie-romanticeskoj-poezii-vazukovskogo-liriceskij-suzet-i-simvolika-stihotvorenia-more

Основные темы и мотивы лирики В.А.Жуковского. Поэтический язык В.А.Жуковского

Романтические мотивы в лирике В. А. Жуковского

Тема перехода, перетекания, изменения состояния.

Тема перехода.

Вечер — переходное состояние от дня к ночи. В поэзии Жуковского вечер в природе — вечер жизни. С этим связан мотив угасания в природе и множество глаголов, обозначающих движение: “померкнули…”, “умирает…”, “угасает…”, “бледнеет…”, “исчезает…”и т.д.

Вечер и закат — излюбленное время Жуковского.

О будь же, грусть, заменой упованья!Способность грустить — ценное чувство, до Жуковского этого не писал никто, собственно, в это время зарождается психологическая лирика. Надежду, упованье заменяет грусть, “отрада нам — о счастье слёзы лить!” Чувства противоречивы, многозначны.

Противоречивость: воспоминание нежеланно, мучительно, приносит страдания, но мысль о том, что я могу их забыть, приносит ещё большие страдания.

Несчастье — об вас воспоминанье,

Но более несчастье — вас забыть!

Тема поэзии.

Поэзия — это дар, которым обладают немногие. Жуковский не обращал свой труд к широкой аудитории, как Карамзин или Крылов, он писал:

О песни, чистый плод невинности сердечной!

Блажен, кому дано цевницей оживлять

Часы сей жизни скоротечной!(«Вечер»)

Связь творчества с небом. Поэт творит лишь в те минуты, когда Бог посылает ему вдохновение. Таким образом, вдохновение — это дар Бога, Музы.

Гений чистой красоты.

Эта красивая формула впервые появилась у Жуковского.

Кладу на твой алтарь священный,

О Гений чистой красоты!

(«Я музу юную, бывало…»)

Ах! Не с нами обитает

Гений чистой красоты…

(«Лалла Рук»)

Тема прошедшего, минувшего.

Ничто не проходит бесследно, но прошлое вместе с тем невозвратимо.

Его желанного возврата

Дождаться ль мне когда опять?

(«Я музу юную, бывало…»)

Тема ранней смерти.

Могила юноши, мотив скоротечности жизни. Эти мотивы присущи элегии вообще.

Здесь пепел юноши безвременно сокрыли;

Что слава, счастие, не знал он в мире сём,

Но музы от него лица не отвратили,

И меланхолии печать была на нём.

(«Сельское кладбище»)

Мотив утраты.

О братья! О друзья! Где наш священный круг?

Где песни пламенны и музам и свободе?

Где Вакховы пиры при шуме зимних вьюг?

Где клятвы, данные природе,

Хранить с огнём в душе нетленность братских уз?

(«Вечер»)

Здесь речь идёт об утрате друзей, о разрушении братства. Об этом же говорится в стихотворении «Воспоминание» 1816 года.

Тема перехода в иной мир

Переход в иной мир — всегда благо. В балладе «Лесной царь» иной мир — мир прекрасный, и переход в него — всегда благо.

Тема сна — смерти.

«Сельское кладбище»: “повсюду мёртвый сон…”, “спящих здесь…”, “сном непробудным спят…”, “мёртвых сон под мраморной доскою…”, “спокойно спят под сенью гробовою…”

Тема сна — видения.

Бывалых нет в душе видений…

(«Я музу юную, бывало…»)

Мотив загробной встречи.

Увидимся опять; во гробе нам судьбой назначено свиданье!

(«На смерть А.Т.»)

Тема судьбы, жребия.

С этой темой связана также тема пророчества: “над тихой юноши могилой…” — здесь Жуковский говорит о самом себе, но таким образом он предсказал раннюю смерть А.Тургенева и сумасшествие Радзянки. Эти строки имеют автобиографический аспект:

Тема странника в сём мире.

Прискорбный, сумрачный, с главою наклонённой,

Он часто уходил в дубраву слёзы лить,

Как странник, родины, друзей, всего лишённый,

Которому ничем души не усладить.

(«Сельское кладбище»)

Мотив священной дружбы.

О радостях души, о счастье юных дней,

И дружбе, и любви, и музам посвящённых…

(«Вечер»)

Мотив ушедшей молодости.

Сей миновавшего привет

(Как прилетевшее внезапно дуновенье

От луга родины, где был когда-то цвет,

Святая молодость, где жило упованье),

Сие шепнувшее душе воспоминанье

О милом радостном и скорбном старины…

(«Невыразимое»)

Поэтический язык

Слова в поэзии Жуковского ориентированы на то, чтобы пробуждать эмоциональный опыт читателя. И это напоминает о принципах классической музыки. Музыкальная организованность песен и романсов Жуковского очень велика.

Жуковский разрабатывает чисто песенную систему восклицаний, обращений. Недаром стихотворения Жуковского часто перекладывались на музыку: возможность музыкальной интерпретации для них органична, заложена в самой их основе.

Такие повторы, как:

Кто мог создание в словах пересоздать?

Невыразимое подвластно ль выраженью?

……………………………………………………….

Сие присутствие Создателя в созданье…

(«Невыразимое») —тоже работают на музыкальность.

Стихотворения Жуковского написаны по музыкальному принципу, то есть важен смысл не каждого слова; важнее поток слов, отсюда множество многоточий, строфы редко отделяются друг от друга, чаще между ними стоит запятая. “Поток” стихотворения воплощает поток поэтических чувств, единый музыкальный поток.

Характерно в этом отношении то, что Жуковский называет своё стихотворение «Невыразимое» отрывком, хотя не собирался дописывать его.

Это стихотворение представляет поток душевной жизни, и каждая попытка выразить своё восприятие мира будет лишь частью, потому что нельзя выразить величие, красоту и “душу” природы полностью.

№2. Драматургия М.Ю.Лермонтова. Автор и лирический герой пьес М.Ю.Лермонтова.

В 1830—1831 гг. Лермонтов создает три драмы, в которых гуманистические традиции русской и мировой драматургии перекрещиваются с его собственными идейно-художественными исканиями.

В основе ранних драм лежат конфликты и проблемы современного поэту общества — даже в том случае, когда предметом непосредственного отображения являлось далекое историческое прошлое, как, например, в драме «Испанцы» (1830). В том же 1830 г. Лермонтов пишет драму («Люди и страсти»).

Драма во многом автобиографична: в ней получила отражение семейная распря между бабушкой и отцом поэта. Однако биографический материал в драме художественно переосмыслен, она предстает как романтически обобщенное отображение русской жизни.

В центре драмы — трагическая судьба молодого дворянина Юрия Волина, погибающего вследствие сложного переплетения неразрешимых социальных и глубоко личных противоречий. Наметившаяся в драме «Люди и страсти» тенденция к изображению романтического героя в реальных житейских обстоятельствах было тем новым, что привносил юный драматург в содержание и поэтику «высокой» драмы.

Лермонтов напряженно трудился над «Маскарадом». Это первое произведение, предназначавшееся поэтом к публикованию. Главный герой драмы — Евгений Арбенин. Он тоже «странный человек» — прежде всего в глазах его светского окружения. От своего предшественника из драмы «Странный человек» он отличается большей действенностью, сложностью и противоречивостью.

Отвергая существующее общество, Арбенин накрепко с ним связан как внешними, так и внутренними узами.По сравнению с предыдущими лермонтовскими драмами «Маскарад» больше насыщен сценами и картинами повседневного быта. Однако «Маскарад» — пьеса многоплановая.

В ее художественной структуре взаимодействуют различные пласты: социально-бытовой, нравственно-психологический и философский. Переплетение этих пластов происходит на всех уровнях пьесы — образном, сюжетно-композиционном, жанрово-стилевом. Показателен один из ключевых в драме образ маскарада.

Это не только отображение типичного для светского быта бала-маскарада, он перерастает в символическое обобщение света, современного поэту общества, где вместо человеческих лиц — личины, «приличьем стянутые маски». Если же в этом мире бездушных масок кто-то осмеливается появиться с открытым лицом, то и оно воспринимается как искусная личина.

Такова участь Арбенина, дерзнувшего вступить в борьбу со светом без опущенного забрала. Исповедовавший в юности высокие идеалы, он на своем опыте убедился в неизбежности гибели добра и красоты в этом обществе. Отвергая условные законы общества, герой сознательно вступает на путь порока, становится профессиональным игроком, шулером.

Однако он шулер в картах, но не в чувствах и стремлениях. В отличие от окружающего большинства, он не приспосабливается к правилам игры большого света.Разбогатев, герой не чувствует себя счастливым, напротив, он еще острее ощущает свое отчуждение от окружающей среды.

В этом состоянии безысходности и омертвелости души Арбенин встретил Нину — существо юное, чистое, не затронутое тлетворным дыханием света. У нее живой, светлый ум, способность глубоко чувствовать и переживать, душевный такт, сознание своего человеческого достоинства.Встреча Арбенина с Ниной оказала на его душу целительное воздействие.

Счастье Арбенина и Нины не могло быть продолжительным. Гармония Нины хрупка и недолговечна. Это гармония неискушенности «морем счастия и зла». Неодномерность в изображении светского окружения героя драмы свидетельствовала о переходе Лермонтова к романтизму особого качества — зрелому, максимально развивающему свои возможности и вместе с тем «чреватого» реализмом.

Князь Звездич на первый взгляд пустой светский фат и «купидон». Однако постепенно в нем раскрываются черты, более значительные и характерные для эпохи в целом.Как и Арбенин, Звездич — игрок по влечению, а не по меркантильному расчету.

Но Арбенин сознательно выходит за пределы правил игры не только в картах, но и в отвергнутом им жизненном укладе; князь в любых случаях остается в его пределах. В «Маскараде» Лермонтов не просто спускает вселенского протестанта на землю, а вводит его в гущу современности, в окружение светской толпы.

Погружение «могучего духа» в быт оказалось плодотворным для изображения того и другого. Первый обрел плоть и кровь живого, хотя и исключительного человека, лермонтовского современника; второй, сохраняя конкретные приметы среды и времени, наполнился более глубоким смыслом: в быте отразилось бытие.

Романтизм и реализм в «Маскараде» Лермонтова впервые идут рука об руку, органически взаимодополняя друг друга. Цементирующими началами здесь выступают напряженный лиризм драмы (родственный по своей субъективно-личностной природе романтизму и не противопоказанный объективно-реалистическому изображению жизни) и все более углубляющийся психологизм.

Введение в реальную бытовую и социальную среду петербургского общества мятежного романтического героя обусловило взаимодействие романтических и реалистических начал и в стиле драмы. «Маскарад» — драма-трагедия не только социально-психологическая, но и философская. Сопряжение в «Маскараде» социально-психологического и нравственно-философского планов дало поэту возможность постановки широкого круга важнейших проблем: человек и среда, человек и общество, свобода и предопределенность, добро и зло, преступление и наказание, «омертвение» и «воскресение» личности в несовершенном и несправедливом мире. Их постановкой Лермонтов предварял и свою дальнейшую творческую эволюцию, и последующее развитие русской литературы.

Последним драматическим произведением поэта, созданным в начале 1836 г., стала пьеса «Два брата» — первичный набросок прозаической драмы в пяти действиях. В основе конфликта пьесы – вражда двух братьев, Юрия и Александра Радиных, оказавшихся соперниками в любви к одной и той же женщине – княгине Лиговской.

Два брата антипода в драме Лермонтова – это не только взаимоисключающие жизненные пути, но и две ипостаси современного ему героя времени, две половины его души.

Юрий – романтик, живущий в мире возвышенных, но прекрасных идеалов; Александр – скептик, отрицающий всякие идеалы, верящий только в грубую «существенность». Здесь немало еще от романтического психологизма с его антитезами.

Но именно тут открывался поэту путь к постижению реальной сложности «странных людей» последекабристской поры с их верностью своим возвышенным, но несколько априорным идеалам и критической мыслью, искавшей объяснения всему на почве действительности.

ЭКЗАМЕНАЦИОННЫЙ БИЛЕТ № 6



Источник: https://infopedia.su/1x1107.html

Романтические мотивы в лирике В. А. Жуковского

Романтические мотивы в лирике В. А. Жуковского

В. А. Жуковский – первый русский поэт-романтик, человек, сыгравший выдающуюся роль в формировании романтического направления в русской литературе.
В пору своего литературного ученичества Жуковский испытал большое влияние Карамзина, был поклонником западноевропейской сентиментальной и предромантической поэзии Юнга и Грея.

Лирический герой стихотворения Жуковского “Майское утро” (1797) заключает, что жизнь есть “бездна слез и страданий”, а счастье ждет человека в могиле. Подобными настроениями отмечены и ранние прозаические опыты Жуковского: “Мысли при гробнице” (1797), “Мысли на кладбище” (1800).

В то же время поэт находился под сильным воздействием великих немецких поэтов Гете и Шиллера.

Рано проявилась и другая отличительная черта творчества поэта – культ душевной чистоты, мягкосердечия, человеколюбия и смирения.

В1802 году Жуковский перевел элегию английского поэта-сентименталиста Томаса Грея “Элегия, написанная на сельском кладбище”.

Элегия начинается традиционным для “чувствительных” стихов пейзажем: туманный сумрак, cocны и вязы, дикая сова, притаившаяся под сводом древней башни. Вступление готовит читателя к восприятию размышлений героя.

https://www.youtube.com/watch?v=P3-iP9Vd2d0

Он думает о равенстве всех перед смертью, о скромной жизни и неприметном, но полезном труде покойных “праотцов села”, созерцает закат, а затем уходит в дубраву лить слезы. Скоро, узнаем мы, и он нашел в могиле “приют от всех земных тревог”.

Так в русскую поэзию пришел новый тип лирического героя – меланхолически задумчивого, сосредоточенного на своем внутреннем мире, обращенного к мыслям о вечном. В стихотворении “Вечер” размышления героя обрамлены развернутым описанием природы.

Пейзаж рождает в душе лирического героя тот или иной эмоциональный отклик, передает оттенки его настроения: Как слит с прохладою растений фимиам! Как сладко в тишине у брега струй плесканы! Как тихо веянье зефира по водам И гибкой ивы трепетанье! Описания природы говорят о внутреннем мире героя.

В элегии “Вечер”, например, уже сама вечерняя, закатная обстановка содержит в себе символику печали. Созерцание природы рождает в душе поэта грустные мысли, звучат мотивы рано увядшей юности, безвременно охладевшей души: Сижу задумавшись; в душе моей мечты; К протекшим временам лечу воспоминаньем… О дней моих весна, как быстро скрылась ты, С твоим блаженством и страданьем!

Тихой грустью овеяны и воспоминания героя. Он думает о “священном круге” друзей, которых объединяли и “вакховы пиры”, и “песни пламенны”. Теперь все изменилось: одни идут “своей тропою”, других уже нет.

Но поэт надеется, что память “о радостях души” coxpaнится в сердцах живых. Начиная с 1808 года в стихотворениях Жуковского преобладает не сентиментальное, а романтическое начало.

В любовной лирике поэта отчетливо звучит романтическая идея “двоемирия”, концепция “лучшего мира”, возникают мотивы несбыточной мечты, трагической любви, несовершенства земной жизни (“Мой друг, хранитель-ангел мой…”, “К Нине”, “Путешественник”, “К ней”, “Желание”, “Певец”, “Пловец”, “Мечты”). Любовь в творчестве Жуковского – высшее из земных чувств.

Счастье недостижимо в реальной жизни: “О милый друг, нам рок велел разлуку…”, однако любовь всесильна, “ни времени, ни месту не подвластна”, поскольку в “лучшем мире”, вне пределов несовершенного земного бытия гармония неизбежно будет обретена: “Есть лучший мир; там мы любить свободны” (“Песня”).

В 1812 году Жуковский, находясь в ставке Кутузова, пишет стихотворение “Певец во стане русских воинов”, соединившее в себе черты оды, элегии и гимна. По свидетельству современников, “Певец во стане русских воинов” “сделал эпоху в русской словесности и в сердцах русских воинов”.

Тема “Певца…” – прославление ратного подвига русских воинов – как героев Отечественной войны 1812 года, так и героев прошлого (Святослава, Дмитрия Донского, Петра I, Суворова).

Певец запевает свою песню вечером нa поле брани, в ночной тиши, при свете лупы.

На фоне этого романтического пейзажа он уносится мыслями в героическое прошлое Отчизны, вспоминает предков в назидание потомкам: “Да в чадах к родине любовь зажгут отцов могилы”.

Над его головой, в высоте, мчатся “воздушными полками” тени вызванных из небытия героев.

Такие черты этого стихотворения, как романтизация прошлого, стремление найти в героической старине образец для ныне живущего поколения, соединение героического и лирического начал, позднее получат развитие в творчестве других русских поэтов (“Мазепа” Пушкина, “Песня о купце Калашникове…” и “Бородино” Лермонтова).

Творчество Жуковского многое предопределило в последующей русской поэзии, в русской жизни в целом. Именно в его творчестве поэта и переводчика произошло соединение русской литературы с мировым художественным развитием, с его имени начинается “золотой век” русской культуры.

Loading…
Романтические мотивы в лирике В. А. ЖуковскогоКраткое изложение Путешествие дилетантов »

Источник: https://lit.ukrtvory.ru/romanticheskie-motivy-v-lirike-v-a-zhukovskogo/

Сочинение: Романтические мотивы в лирике В. А. Жуковского

Романтические мотивы в лирике В. А. Жуковского

Жуковский В.А.

В. А. Жуковский — первый русский поэт-романтик, человек, сыгравший выдающуюся роль в формировании романтического направления в русской литературе.

В пору своего литературного ученичества Жуковский испытал большое влияние Карамзина, был поклонником западноевропейской сентиментальной и предромантической поэзии Юнга и Грея. Лирический герой стихотворения Жуковского «Майское утро» (1797) заключает, что жизнь есть «бездна слез и страданий», а счастье ждет человека в могиле.

Подобными настроениями отмечены и ранние прозаические опыты Жуковского: «Мысли при гробнице» (1797), «Мысли на кладбище» (1800). В то же время поэт находился под сильным воздействием великих немецких поэтов Гете и Шиллера.

Рано проявилась и другая отличительная черта творчества поэта — культ душевной чистоты, мягкосердечия, человеколюбия и смирения.

В1802 году Жуковский перевел элегию английского поэта-сентименталиста Томаса Грея «Элегия, написанная на сельском кладбище». Элегия начинается традиционным для «чувствительных» стихов пейзажем: туманный сумрак, cocны и вязы, дикая сова, притаившаяся под сводом древней башни.

Вступление готовит читателя к восприятию размышлений героя. Он думает о равенстве всех перед смертью, о скромной жизни и неприметном, но полезном труде покойных «праотцов села», созерцает закат, а затем уходит в дубраву лить слезы.

Скоро, узнаём мы, и он нашел в могиле «приют от всех земных тревог».

Так в русскую поэзию пришел новый тип лирического героя — меланхолически задумчивого, сосредоточенного на своем внутреннем мире, обращенного к мыслям о вечном.

В стихотворении «Вечер» размышления героя обрамлены развернутым описанием природы. Пейзаж рождает в душе лирического героя тот или иной эмоциональный отклик, передает оттенки его настроения:

Как слит с прохладою растений фимиам!

Как сладко в тишине у брега струй плесканы!

Как тихо веянье зефира по водам

И гибкой ивы трепетанье!

Описания природы говорят о внутреннем мире героя. В элегии «Вечер», например, уже сама вечерняя, закатная обстановка содержит в себе символику печали.

Созерцание природы рождает в душе поэта грустные мысли, звучат мотивы рано увядшей юности, безвременно охладевшей души:

Сижу задумавшись; в душе моей мечты;

К протекшим временам лечу воспоминаньем…

О дней моих весна, как быстро скрылась ты,

С твоим блаженством и страданьем!

Тихой грустью овеяны и воспоминания героя. Он думает о «священном круге» друзей, которых объединяли и «вакховы пиры», и «песни пламенны». Теперь все изменилось: одни идут «своей тропою», других уже нет. Но поэт надеется, что память «о радостях души» coxpaнится в сердцах живых.

Начиная с 1808 года в стихотворениях Жуковского преобладает не сентиментальное, а романтическое начало.

В любовной лирике поэта отчетливо звучит романтическая идея «двоемирия», концепция «лучшего мира», возникают мотивы несбыточной мечты, трагической любви, несовершенства земной жизни («Мой друг, хранитель-ангел мой…», «К Нине», «Путешественник», «К ней», «Желание», «Певец», «Пловец», «Мечты»).

Любовь в творчестве Жуковского — высшее из земных чувств. Счастье недостижимо в реальной жизни: «О милый друг, нам рок велел разлуку…», однако любовь всесильна, «ни времени, ни месту не подвластна», поскольку в «лучшем мире», вне пределов несовершенного земного бытия гармония неизбежно будет обретена: «Есть лучший мир; там мы любить свободны» («Песня»).

В 1812 году Жуковский, находясь в ставке Кутузова, пишет стихотворение «Певец во стане русских воинов», соединившее в себе черты оды, элегии и гимна. По свидетельству современников, «Певец во стане русских воинов» «сделал эпоху в русской словесности и в сердцах русских воинов».

Тема «Певца…» — прославление ратного подвига русских воинов — как героев Отечественной войны 1812 года, так и героев прошлого (Святослава, Дмитрия Донского, Петра I, Суворова). Певец запевает свою песню вечером нa поле брани, в ночной тиши, при свете лупы.

На фоне этого романтического пейзажа он уносится мыслями в героическое прошлое Отчизны, вспоминает предков в назидание потомкам: «Да в чадах к родине любовь зажгут отцов могилы».

Над его головой, в высоте, мчатся «воздушными полками» тени вызванных из небытия героев.

Такие черты этого стихотворения, как романтизация прошлого, стремление найти в героической старине образец для ныне живущего поколения, соединение героического и лирического начал, позднее получат развитие в творчестве других русских поэтов («Мазепа» Пушкина, «Песня о купце Калашникове…» и «Бородино» Лермонтова).

Творчество Жуковского многое предопределило в последующей русской поэзии, в русской жизни в целом. Именно в его творчестве поэта и переводчика произошло соединение русской литературы с мировым художественным развитием, с его имени начинается «золотой век» русской культуры.

Источник: https://www.bestreferat.ru/referat-299517.html

Лирика Жуковского. Тема любви и счастья

Романтические мотивы в лирике В. А. Жуковского

Глубина душевного переживания, внутренний богатый мир человеческой личности, духовная жизнь – все эти проблемы нашли отражение в лирике Жуковского.

Внешний мир – мораль, истина, религия, добро, общественный долг, патриотизм – все эти сферы оказывают огромное воздействие на внутренний мир человека, на его стремление к нравственному и эстетическому идеалу. Жуковский расширил сферу «чувств» – и «душа», «душевное состояние» в центре его лирики.

Но поэт описывает не чувство, как таковое, а раскрывает свою душу, свое собственное чувство. Драматизм психологических деталей, мысль, жизнь сердца и жизнь души – все оттенки сложных человеческих чувств в поэзии Жуковского как бы переплетаются.

События собственной жизни – душевные страдания, романтическая несчастная любовь – определенно сказались на мыслях поэта о закономерности утрат и невозможности личного счастья. Но остается все же одно – прелесть надежды.

Жуковский не раз повторял: «На свете много хорошего и без счастья».

Как уже было отмечено исследователями, Жуковский пишет «не о страдании, а о Страдании, не о беде, которая может случиться, а о Беде, которой не избежать… действительная причина скорби поэта… в скоротечности всего земного, в неизбежности смерти, в несовместимости жизни и счастья».

Любовь – едва ли не самая важная тема в поэзии Жуковского. Эта любовь – идеальная, чистая, возвышенная; это – скорее потребность в любви:

Уныния прелесть, волненье надежды,
И радость и трепет при встрече очей,
Ласкающий голос – души восхищенье,
Могущество тихих, таинственных слов,
Присутствия сладость, томленье разлуки.

«К Нине», 1808

Любовная лирика Жуковского неразрывно связана с его трагической любовью к М.А. Протасовой, – и оригинальные и переводные стихи проникнуты этим глубоким драматическим чувством.

Во многих переводных его стихах лирические герои как бы говорят от имени самого автора – в их страданиях слышатся «муки израненного сердца» самого поэта.

Да и сам Жуковский ищет такие произведения для перевода, сюжет которых соответствует его нравственному состоянию, душевным переживаниям и страданиям.

Герои и героини Жуковского (за немногим исключением) не находят личного счастья. Эпиграфом ко всей любовной лирике Жуковского могли бы послужить его собственные слова:

Любовь, ты погибла; ты, радость, умчалась;
Одна о минувшем тоска мне осталась.

«Тоска по милом», 1807

Есть лучший мир, там мы любить свободны.

«Песня», 1811

Любовная лирика Жуковского чрезвычайно разнообразна в жанровом плане – романсы, песни, элегии, но общее у них – глубокая искренность и чарующая проникновенность.

Любимая женщина для Жуковского – недосягаемый идеал, созданный в воображении поэта:

Ты слышишь с содроганьем
Знакомый звук речей,
Задумчивых очей
Встречаешь взор приятный,
И запах ароматный
Пленительных кудрей
Во грудь твою лиется,
И мыслишь: ангел вьется
Незримый над тобой.

«К Батюшкову», 1812

В лирических стихах Жуковского нет жизненных реалий, нет психологических характеристик героев: есть он и она. Не случайно одно из стихотворений Жуковского так и называется «К ней» (1811). Это вольный перевод немецкой песни.

Написанное трехударным безрифменным стихом (однако ритм сохраняется в каждом из трех стихов пяти строф), это стихотворение передает возвышенное чувство любви.

До Жуковского никто так просто и безыскусно (но с каким мастерством!) и вместе с тем проникновенно не писал о любви:

Имя где для тебя?
Не сильно смертных искусство
Выразить прелесть твою!
Лиры нет для тебя!
Что песни? отзыв неверный
Поздней молвы о тебе!
Если бы сердце могло быть 
Им слышно, каждое чувство
Было бы гимном тебе!
Прелесть жизни твоей,
Сей образ чистый, священный, –
В сердце – как тайну ношу.
Я могу лишь любить.
Сказать же, как ты любима,
Может лишь вечность одна!

Для Жуковского не свойственны эгоцентрические формы, личное местоимение «я» всегда на втором плане. Не случайно даже в сочетании с ним смысловое ударение всегда лежит на втором слове:

В пустыне, в шуме городском
Одной тебе внимать мечтаю;
Твой образ, забываясь сном,
С последней мыслию сливаю;
Приятный звук твоих речей
Со мной во сне не расстается;
Проснусь – и ты в душе моей
Скорей, чем день очам коснется.

«Песня», 1808

Здесь слышатся стоны сердечных мук, но сколько в этой «Песне» задушевности, сколько искренности в описании чувств! Невольно забываешь, что это перевод французского стихотворения Ф. д’Эглантина.

О ты, с которой нет сравненья,
Люблю тебя, дышу тобой,
Но где для страсти выраженья?

Беру перо – им начертать
Могу лишь имя незабвенной;
Одну тебя лишь прославлять
Могу на лире восхищенной:
С тобой, один, вблизи, вдали.
Тебя любить – одна мне радость;
Ты мне все блага на земли;
Ты сердцу жизнь, ты жизни сладость.

Для Жуковского нехарактерен внешний показ чувств и душевных переживаний. Любое душевное движение поэт стремится описать при помощи внутренних признаков. Главное для него – внутренний мир, «жизнь сердца»:

Сие смятение во взоре,
Склоненном робко перед ней;
Несвязность смутная речей
В желанном сердцу разговоре;
Перерывающийся глас;
К тому, что окружает нас,
Задумчивое невниманье;
Присутствия очарованье,
И неприсутствия тоска,
И трепет, признак страсти тайной,
Когда послышится случайно
Любимый глас издалека.
И это все, что сердцу ясно,
А выраженью неподвластно…

«В.А. Перовскому», 1819

Все неопределенно, смутно и робко: «желанный разговор», «трепет» – все, что человек стремится скрыть, пережить тайно, в глубине сердца – это особый язык души, язык взглядов, которые могут понять только влюбленные, это ни с чем не сравнимая радость только от присутствия любимого человека:

При ней – задумчив, сладкой
Исполненный тоской,
Ты робок, лишь украдкой,
Стремишь к ней томный взор:
В нем сердце вылетает…
Задумчивость, молчанье,
И страстное мечтанье –
Язык души твоей…

«К Нине», 1808

Неоднократно отмечалось, что опорные слова в поэтической лексике Жуковского связаны с обобщенными значениями человеческих эмоций и чувств – «воспоминание», «любовь», «жизнь», «скорбь», «радость», «тишина».

Лирическая окраска усиливает их смысловую нагрузку, поэтическое слово у Жуковского богато подтекстом, ассоциациями. Семантически богат эпитет «сладкий», едва ли не самый любимый эпитет Жуковского.

Но Жуковский, как и Батюшков, стал его употреблять в психологическом «петрарковском» смысле, как признак «жизни души».

Тоска о милой, сила страданья, любовные признания – все это Жуковский выразил в своей лирике – в задушевных, удивительно искренних стихотворениях. Но его любовь выражается не во внешних признаках, сила любви сильнее любых слов:

Я на тебя с тоской гляжу,
Внутри огонь, в душе молчанье.
Хочу сказать… Но что скажу?
О друг, пойми мое признанье.
Тиха любовь к тебе моя;
Она всех чувств успокоенье,
Хранитель гений бытия,
Души надежда и спасенье.

«Признание»

«Мир души» играет особую роль в любовной лирике Жуковского. Само слово «душа» – непременный атрибут при описании человеческих чувств: «ничем души не усладить», «таить в душе», «зачем душа в тот край стремится», «он нежен был душою», «радость души».

В поэзии Жуковского душа – «нежная», «пламенная», «обманутая», и выражение «шепнул душе» прекрасно вписывается в лирику Жуковского.

В «Цвете завета» (1819) слово «душа» встречается 8 раз! В конце стихотворения лишь в одной строчке оно упоминается дважды, и создается новый образ:

Посол души, внимаемый душой,
О верный цвет, беседуй с нами
О том, чего не выразить словами.

«Душа», по мнению Жуковского, – это то общее, что объединяет людей, что их сближает; в этом суть мироощущения поэта. В понятие «душа» заложена и целостность человеческого сознания. «Необыкновенная романтическая любовь поглощает целиком всего человека и влечет его душу к одному предмету, который удаляет ее от всех других», – писал поэт.

Страсть окрылила талант Жуковского, внушила ему возвышенные чувства – был убежден биограф Жуковского Я. Грот, который знал поэта еще в молодости. Горе, мучительные испытания не смогли сломить душу Жуковского. Он излил в своих стихах боль и страдание, историю своей несчастной любви.

Но в том же тяжелом для него 1823 г. (после смерти М.А. Протасовой-Мойер) Жуковский писал отчаявшемуся В.

Кюхельбекеру:  «По какому праву браните вы жизнь и почитаете себя позволенным с нею расстаться! …если вы несчастны, боритесь твердо с несчастьем, не падайте – вот, в чем достоинство человека!..

Вы должны любить и уважать жизнь, как бы она в иные минуты ни терзала…» С каким трудом удалось самому Жуковскому нести свой тяжелый крест (и нести до самой смерти), видно из его дневников и писем, но всю жизнь стремился он не поддаться ни возрасту, ни болезни, ни тяжелым обстоятельствам.

Источник: https://licey.net/free/14-razbor_poeticheskih_proizvedenii_russkie_i_zarubezhnye_poety/71-russkaya_poeziya_xix_veka/stages/4235-lirika_zhukovskogo_tema_lyubvi_i_schastya.html

Refy-free
Добавить комментарий