«Роман М. Ю. Лермонтова «»Герой нашего времени»»»

Роман Лермонтова

"Роман М. Ю. Лермонтова ""Герой нашего времени"""

> Литература > Роман «Герой нашего времени» М.Ю. Лермонтова: краткое содержание

Роман М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» был написан в 1838-1840 гг. В 1838 г. писатель находился в ссылке на Кавказе, где и родилась идея романа. Затем произведение издавалось частями в журнале «Отечественные записки», и, видя интерес читателей, автор объединил отдельные главы в один большой роман.

Кроме того, у читателей возник ряд вопросов, и в связи с этим в издании 1841 г. появилось предисловие, дающее ответы на них.

  • Основные действующие лица романа:
  • Второстепенные персонажи:
  • Глава «Бэла»
  • Образ Печорина
  • Глава «Максим Максимыч»
  • Глава «Тамань»
  • Глава «Княжна Мери»
  • Дуэль Печорина и Грушницкого
  • Глава «Фаталист»

Если вы школьник или студент и изучаете роман Лермонтова «Герой нашего времени», краткое содержание произведения поможет вам в минимальные сроки ознакомиться с текстом, понять основные конфликты и творческий замысел автора.

Основные действующие лица романа:

  • Григорий Александрович Печорин — главный герой, царский офицер.
  • Бэла — дочка черкесского князя, возлюбленная Печорина.
  • Княжна Мери — знатная девушка, которая влюбляется в Печорина.
  • Максим Максимыч — штабс-капитан, офицер царской армии. Выступает свидетелем многих коллизий в жизни главного героя и рассказывает о них.
  • Рассказчик — проезжий офицер, который выслушал и записал рассказ о Печорине.

: краткое содержание «Обломов» по главам.

Второстепенные персонажи:

  • Азамат — брат Бэлы, который похищает ее ради красивого коня.
  • Казбич — черкес, влюбленный в Бэлу, который впоследствии убивает ее.
  • Грушницкий — молодой юнкер, влюбленный в Мери. Погибает на дуэли с Печориным.
  • Вера — бывшая возлюбленная главного героя.
  • Ундина — контрабандистка.
  • Янко и слепой мальчик — контрабандисты.
  • Вернер — доктор в Кисловодске, который станет секундантом главного героя на дуэли.
  • Вулич — сербский офицер, «фаталист».

Роман включает в себя пять глав, или небольших повестей:

  1. «Бэла»;
  2. «Максим Максимыч»;
  3. «Тамань»;
  4. «Княжна Мери»;
  5. «Фаталист».

По задумке автора главы расположены не в хронологическом порядке. Далее вы сможете прочитать краткий пересказ каждой из глав романа «Герой нашего времени»:

Глава «Бэла»

Глава начинается с того, что мы встречаемся с рассказчиком. Это русский офицер, путешествующий по Кавказу. Он знакомится с Максимом Максимычем, штабс-капитаном. Они быстро становятся приятелями.

Затем начинается буран, и герои от нечего делать начинают вспоминать различные события своей жизни.

Штабс-капитан рассказывает историю о другом офицере — Григории Печорине, с которым был знаком чуть больше четырех лет назад.

: Павел Петрович Кирсанов, его характеристика в романе «Отцы и дети».

Образ Печорина

Печорин — молодой дворянин, богатый, красивый и статный, и в то же время умный и хорошо образованный человек.

Однако несколько смущает характер Печорина: он может скакать на лошади по скалам, как будто совершенно не чувствуя страха, а может, как девица, жаловаться по совершенным пустякам.

В то время, о котором идет рассказ, Печорин служил в военной крепости, где комендантом в ту пору был Максим Максимыч.

Через некоторое время капитан заметил, что его подчиненный в глуши тоскует, и, будучи чутким начальником, решил ему помочь.

В этот момент он как раз был приглашен на свадьбу: замуж выходила старшая дочь черкесского князя, жившего неподалеку от крепости, который старался поддерживать с офицерами хорошие отношения.

Однако у князя была еще и младшая дочь, Бэла, прекрасная и грациозная девушка, которая и приглянулась Печорину.

На свадьбе в помещении становится душно, и капитан выходит на свежий воздух, где случайно становится свидетелем разговора. Азамат, брат Бэлы, и Казбич, черкес с разбойничьей внешностью, разговаривают о коне последнего. Азамат хочет купить коня за любую цену, готов даже украсть для Казбича свою сестру, к которой тот неравнодушен, но Казбич лишь отмахивается от юноши.

Капитан пересказывает этот разговор Печорину, не представляя, какой трагедией это может закончиться.

Печорин впоследствии предлагает Азамату аналогичный обмен: тот украдет для него сестру, а офицер, в свою очередь, поспособствует тому, что юноша получит коня Казбича.

Азамат выполняет свою часть уговора и привозит Бэлу в крепость. Когда Казбич пригоняет в крепость баранов, Печорин отвлекает его, а Азамат в это время крадет коня Карагеза.

Казбич клянется в мести, и позже в крепость доходят слухи: он убил отца Азамата и Бэлы, так как подозревал, что тот был соучастником в похищении коня.

Бэла же в это время живет у Печорина в крепости. Бережным обращением ему удается покорить ее сердце, но после этого он быстро теряет к ней интерес, из-за чего девушка очень переживает. Пожилой капитан, пытаясь утешить Бэлу, предлагает ей в отсутствие Печорина прогуляться за стенами крепости, где они видят Казбича — тот скачет на коне отца Бэлы.

Через некоторое время Максим Максимыч и Печорин вынуждены уехать, а на обратном пути видят Казбича, везущего какой-то мешок. Они понимают, что в мешке Бэла, и бросаются в погоню, но Казбич ранит ее кинжалом и бросает. Они не успевают его догнать.

Девушку привозят в крепость, где она еще два дня находится в бреду, говорит о любви к Печорину и жалеет, что из-за разной веры они не смогут встретиться в раю. После похорон Максим Максимыч больше не говорит о девушке с подчиненным.

Постепенно он начинает думать, что это было лучшим выходом из ситуации: ведь Печорин все равно оставил бы Бэлу, а она не пережила предательства.

Впоследствии Григорий Александрович уезжает в Грузию для продолжения службы и больше никаких вестей о себе не подает.

Глава «Максим Максимыч»

Герои расстаются, однако через некоторое время снова встречаются. Штабс-капитан рассказывает, что неожиданно встретил бывшего подчиненного — тот вышел в отставку и теперь едет в Персию. Печорин не стремится к общению с бывшим начальником, проявляет равнодушие и холодность, что очень печалит старого штабс-капитана.

Кроме того, рассказчик видит Печорина лично и передает свои впечатления о нем. Он отмечает красивое, выразительное лицо, которое нравится женщинам, хорошую, без вызова, одежду. Но главное во всем его облике — холодный, тяжелый и проницательный взгляд. Рассказчик также отмечает отсутствие жестикуляции — признак недоверчивости и скрытности.

Старый штабс-капитан видит, что рассказчик заинтересовался личностью Печорина, и передает ему дневник Григория Александровича.

После смерти Печорина в возрасте 28 лет рассказчик решает опубликовать некоторые части дневника, прося у читателей снисхождения к личности Григория Александровича: ведь, несмотря на свои пороки, тот был искренен в их описании. Последующие главы романа представляют собой отрывки из дневника Печорина.

Глава «Тамань»

В этой главе Печорин рассказывает о «забавном» приключении, случившемся с ним на Тамани.

Приезжая в этот городок, он останавливается на ночлег в доме слепого мальчика, но скоро начинает подозревать, что мальчик что-то скрывает.

Ночью он решает проследить за ним и видит, что мальчик встречается с девушкой — Печорин называет ее Ундиной, что значит «русалка». Они ждут человека по имени Янко, который вскоре появляется, неся какие-то мешки.

Утром Печорин пытается выяснить у слепого, что это были за мешки, однако тот притворяется, что не понимает. Ундина пытается с ним заигрывать, и Печорин делает вид, что поддался. Вечером он идет на свидание, попросив знакомого казака, чтобы тот был начеку и в случае чего пришел на помощь.

Печорин и Ундина садятся в лодку, но вскоре девушка пытается столкнуть его в воду (тот не умеет плавать). Она догадалась, что офицер понял: она, Янко и слепой мальчик — контрабандисты. Чтобы он не донес в полицию, она решает утопить его, однако он сильнее и сбрасывает ее в воду. Она плывет к лодке Янко, который забирает ее на борт, и они пропадают в темноте.

По возвращении Печорин понимает, что слепой мальчик украл все его вещи. Он раздосадован тем, что мог погибнуть, хотя и признает, что эти приключения развлекли его. Утром он навсегда уезжает из Тамани.

Глава «Княжна Мери»

В этой главе Григорий Александрович рассказывает о своей жизни в Кисловодске. Жить там ему очень скучно, он ищет развлечений — и находит их.

В Кисловодске он знакомится с Грушницким — молодым юнкером, пылким юношей, влюбленным в княжну по имени Мери Лиговская. Офицер смеется над чувствами молодого человека, говорит о Мери в его присутствии так, как будто это скаковая лошадь, а не девушка, оценивает ее недостатки и достоинства.

Мери же он раздражает, причем ему даже нравится злить девушку: он первым покупает ковер, который она хотела приобрести, позволяет себе неприятные намеки в ее адрес.

Грушницкому он пытается доказать, что эта девушка — из породы тех, кто кокетничает со всеми подряд, а замуж выходит по воле маменьки за никчемного человека.

В то же время в городе офицер знакомится с местным доктором Вернером. Это умный, но желчный человек, вокруг которого ходят разнообразные слухи, его даже именуют местным Мефистофелем.

Впрочем, такая экзотическая слава нравится доктору, и он поддерживает ее всеми силами. Он предугадывает, что в сложившемся «треугольнике» может произойти драма, однако не слишком об этом распространяется.

В Кисловодск тем временем прибывает Вера — родственница княжны Мери. Когда-то Григорий Александрович был страстно в нее влюблен, да и она сохранила свои чувства к нему.

Они встречаются, и перед нами предстает уже совсем другой герой: не злой циник, а живой человек, которому не чужды боль и страдание.

Вера уже замужем и не может быть вместе с Григорием; после встречи с ней он от досады бросается в седло и скачет по горам, почти замучив коня. Случайно встречается с Мери, чем очень ее пугает.

Грушницкий начинает доказывать офицеру, что в доме Лиговских его больше не будут принимать после всех его выходок. Печорин спорит с приятелем, предполагая обратное. Вскоре он идет на бал к Лиговским, где необыкновенно обходителен с Мери, и ее мать приглашает его в свой дом уже как близкого друга.

Теперь Григорий Александрович интересуется Мери как женщиной, но ему до сих пор важна и Вера. Впрочем, на одном из свиданий Вера признается, что смертельно больна — у нее чахотка, и просит позаботиться о ее репутации. Также она добавляет, что всегда понимала и принимала Григория со всеми пороками.

Печорин сходится с Мери и старается сделать так, чтобы она в него влюбилась.

Он сам не понимает, зачем ему это нужно: развлечься, позлить Грушницкого, вызвать ревность у Веры? Впрочем, своей цели он достигает. Вера беспокоится.

Она просит, чтобы Григорий не женился на Мери, и взамен обещает встретиться с ним ночью. Грушницкий ревнует, отворачивается при появлении Печорина, перестает здороваться с ним.

Самому же Григорию Александровичу скучно с ними всеми. Он ведет себя вызывающе, заставляет Мери плакать, кажется людям безнравственным и безумным.

При этом в городе говорят о том, что скоро он сделает ей предложение, княгиня Лиговская ждет от него сватов. А сам он ждет от Мери первого признания.

На прогулке он целует девушку в щеку, на следующий день дожидается признания и холодно замечает, что ничего к ней не испытывает. Мери чувствует себя униженной, понимает, что над ней лишь посмеялись.

Описывая эту сцену, Григорий рассуждает о причинах такого своего поведения. Он пишет, что высоко ценит собственную свободу, боится быть благородным, боится показаться смешным окружающим. А еще полагает, что не способен принести никому счастья.

В город приезжает известный фокусник, и на его представлении собираются все, кроме Веры и Мери. Вечером Печорин, переживая за Веру, идет в дом Лиговских, где та проживает. Грушницкий же думает, что у него здесь свидание с Мери, выслеживает офицера и вызывает на дуэль. Секундантами становятся Вернер и еще один драгун.

Дуэль Печорина и Грушницкого

Перед дуэлью Печорин долго рассуждает о своей жизни, о том, что никому не принес хорошего, для многих стал палачом, убив словом или делом. И не смог найти ни одного человека, который смог бы его понять и все ему простить. А теперь он может умереть на дуэли, и от него останутся лишь воспоминания.

Наутро Вернер пытается примирить оппонентов, Печорин хочет проявить великодушие, но Грушницкий обижен и зол. На дуэли Грушницкий погибает. Дуэль нужно скрыть, и все участники говорят, что он был убит черкесами.

Вера же все понимает, признается мужу в том, что все еще испытывает чувства к Печорину, и тот увозит ее из города.

Печорин понимает, что дороже Веры у него никого нет, пытается ее догнать, но только загоняет лошадь до смерти. По возвращении в город он узнает, что в обществе ходят слухи о дуэли и ему назначено новое место службы.

Он идет прощаться в дом Лиговских. Старая княжна предлагает ему руку дочери, но он сам отказывается от предложения.

Глава «Фаталист»

В завершающей части романа Печорин по служебным делам оказывается в казачьей станице.

Как-то вечером среди офицеров заходит спор о том, сам ли человек выбирает свою судьбу, или все заранее предрешено.

Один из героев, серб Вулич, говорит о том, что является фаталистом — человеком, верящим в судьбу. И если сегодня ночью ему свыше не назначено умереть, то, как бы он к этому ни стремился, он не умрет.

Чтобы доказать свои слова, он предлагает пари: он выстрелит себе в висок, и если неправ, то умрет. На такие страшные условия соглашается только Печорин.

Он смотрит собеседнику в глаза и говорит, что сегодня тому суждено умереть. Вулич стреляет себе в висок, но пистолет дает осечку. Следующий выстрел — в сторону — боевой.

Однако Печорин продолжает настаивать на том, что Вулича ждет смерть, и тот, раздосадованный, уходит.

По пути домой Печорин видит свинью, разрубленную шашкой напополам. Ему говорят, что это «чудит» один казак, когда выпьет. А наутро ему рассказывают, что тот же казак ночью зарубил Вулича.

Печорин решает испытать судьбу и идет на поиски казака вместе с другими офицерами. Казак же, протрезвев, понимает, что произошло, но сдаваться не хочет. Он запирается в хате и обещает убить каждого, кто проникнет внутрь.

Печорин, рискуя жизнью, лезет в хату через окно, но остается жив, офицеры успевают связать казака.

Казалось бы, после этого Печорину суждено стать фаталистом. Однако с выводами он не спешит, полагая, что в жизни далеко не все так просто. Максим Максимыч же, которому он пересказал эту историю, тоже не стремится к фатализму. На этом роман заканчивается. Океан сколько их изучайте по ссылке.

Источник: https://obrazovanie.guru/literatura/roman-geroj-nashego-vremeni-m-yu-lermontova-kratkoe-soderzhanie.html

«Герой нашего времени» (краткое содержание). Роман М.Ю. Лермонтова по главам за 20 минут

"Роман М. Ю. Лермонтова ""Герой нашего времени"""

Краткое содержание романа «Герой нашего времени» Михаила Юрьевича Лермонтова — это возможность за 20 минут прочитать все произведение и получить ответы на все основные вопросы по сюжету, персонажам и основным действиям. Роман был написан Михаилом Лермонтовым в виде отдельных рассказов, которые он в итоге решил объединить в одно большое произведение.

1. Основные персонажи2. Краткое содержание по главам

2.1. Бэла (воспоминания Максим Максимыча)

2.2. Максим Максимыч (наблюдения рассказчика)3. Истории из журнала

3.1. Тамань

3.2. Мэри
3.3. Фаталист
4. Тест по краткому содержанию «Героя нашего времени»
5. обзор романа «Герой нашего времени»
6.

Источник: https://bukva.info/blog/geroy-nashego-vremeni-kratkoe-soderzhanie/

ПРИЛОЖЕНИЯ. . Б. М. Эйхенбayм РОМАН М.Ю. ЛЕРМОНТОВА «ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ». «Герой нашего времени» | Лермонтов Михаил Юрьевич

"Роман М. Ю. Лермонтова ""Герой нашего времени"""

1

История замысла и писания «Героя нашего времени» совершенно неизвестна: ни в письмах Лермонтова, ни в воспоминаниях о нем никаких сведений об этом нет. В письме к С. А. Раевскому от 8 июня 1838 г. (из Царского Села), когда работа над новым романом была, вероятно, уже начата, Лермонтов ограничился сообщением, что начатый прежде роман (т. е.

«Княгиня Лиговская») «затянулся и вряд ли кончится». Кроме того в этом письме есть грустная фраза: «Писать не пишу, печатать хлопотно, да и пробовал, но неудачно».

Речь идет, по-видимому, о поэме «Тамбовская казначейша», написанной как будто специально для того, чтобы проститься с этим старым жанром («Пишу, друзья, на старый лад») и обратиться к прозе.

Некоторые наблюдения и предположения относительно замысла и писания «Героя нашего времени» можно сделать путем анализа самих текстов. Еще до выхода романа отдельным изданием три входящие в него повести были напечатаны в «Отечественных записках»: «Бэла» (1839, № 3), «Фаталист» (1839, № 11) и «Тамань» (1840, № 2).

«Бэла» появилась с подзаголовком: «Из записок офицера о Кавказе»; тем самым был сделан намек на продолжение.

Такая возможность подтверждалась и концом повести, где автор рассказывает, как он в Коби расстался с Максимом Максимычем: «Мы не надеялись никогда более встретиться, однако, встретились, и если хотите, я когда-нибудь расскажу: это целая история».

«Фаталист», появившийся после большого перерыва, не имел подзаголовка, но редакция сделала к нему следующее примечание: «С особенным удовольствием пользуемся случаем известить, что М. Ю. Лермонтов в непродолжительном времени издаст собрание своих повестей, и напечатанных и ненапечатанных.

Это будет новый прекрасный подарок русской литературе».

Из этих слов нельзя было заключить, что будущее «собрание повестей» окажется цельным «сочинением» (как сказано на обложке отдельного издания) или даже романом, но тексту «Фаталиста» предшествует предисловие автора «Бэлы», устанавливающее прямую сюжетную или структурную связь этих вещей:

«Предлагаемый здесь рассказ находится в записках Печорина, переданных мне Максимом Максимычем.

Не смею надеяться, чтоб все читатели помнили оба эти незабвенные для меня имени, и потому считаю нужным напомнить, что Максим Максимыч есть тот добрый штабс-капитан, который рассказал мне историю Бэлы, напечатанную в 3-й книжке „От.

записок“, а Печорин — тот самый молодой человек, который похитил Бэлу. Передаю этот отрывок из записок Печорина в том виде, в каком он мне достался».

Прибавим, что внимательный читатель мог и сам заметить, что рассказчик и герой «Фаталиста» — Печорин, поскольку в конце говорится: «Возвратясь в крепость, я рассказал Максиму Максимычу всё, что случилось со мною» и т. д.

Надо еще отметить, что предисловием к «Фаталисту» Лермонтов отождествил себя с автором «Бэлы» и придал рассказанной там встрече с Максимом Максимычем совершенно мемуарный характер.

Что касается «Тамани», то она появилась в журнале с кратким редакционным примечанием: «Еще Отрывок из записок Печорина, главного лица в повести „Бэла“, напечатанной в 3-й книжке „Отеч. записок“ 1839 года».

Из всего этого как будто следует, что порядок появления этих трех вещей в печати и был порядком их написания, т. е. что работа над «Героем нашего времени» началась «Бэлой».

В пользу этого говорит также признание, сделанное в рассказе «Максим Максимыч»: задержавшись в Екаторинограде, автор «вздумал записывать рассказ Максим Максимыча о Бэле, не воображая, что он будет первым звеном длинной цепи повестей». Однако эти слова можно понять иначе: они могут относиться не к истории писания, а уже к процессу расположения и сцепления повестей.

В общей композиции романа «Бэла» действительно оказалась «первым звеном», но значит ли это, что она была написана раньше всех других? Есть признаки, свидетельствующие об иной последовательности написания.

В конце «Тамани» есть фраза: «Как камень, брошенный в гладкий источник, я встревожил их спокойствие, и как камень едва сам не пошел ко дну»; в журнальном тексте (и в рукописи) эта фраза имеет продолжение: «а право я ни в чем не виноват: любопытство — вещь, свойственная всем путешествующим и записывающим людям».

Итак, герой «Тамани» оказывается не только «странствующим офицером» с подорожной «по казенной надобности», но и литератором, и тем самым его поведение с «ундиной» находит себе дополнительное оправдание в профессиональном «любопытстве» — в желании собрать интересный материал.

Почему же, в таком случае, в отдельном издании «Героя нашего времени» этих слов нет? Дело в том, что автор «Бэлы», описав первую встречу и знакомство с Максимом Максимычем, признается: «Мне страх хотелось вытянуть из него какую-нибудь историйку — желание, свойственное всем путешествующим и записывающим людям».

Такое повторение одних и тех же слов в устах автора и героя, конечно, не входило в намерения Лермонтова — оно явилось результатом простого недосмотра; но который из этих случаев (и, следовательно, который из рассказов) следует признать первоначальным?

Литературная профессия автора «Бэлы» отражена не только в словах о желании «вытянуть историйку» (нарочито профессиональная лексика!), но и в целом ряде других деталей — вроде упоминания о том, что чемодан был «до половины набит записками о Грузии», или противопоставления Максима Максимыча «нам» — «восторженным рассказчикам на словах и на бумаге». Мало того: из примечания к переводу песни Казбича («привычка — вторая натура») следует, что автор «Бэлы» — поэт. Наконец, приведенное выше предисловие к «Фаталисту», как мы уже отметили, заставляет видеть в авторе «Бэлы» не обычную литературную мистификацию, а самого Лермонтова. Итак, в «Бэле» слова о «записывающих людях» являются органической частью текста, между тем как в «Тамани» они играют совершенно второстепенную мотивировочную роль — как оправдание «любопытства».

Отметим еще одну интересную деталь в самом конце «Тамани». В рукописи финальный текст был следующий: «Что сталось с бедной старухой, со всевидящим слепым — не знаю и не желаю знать.

Сбыли они с рук свою контрабанду или их посадили в острог? Какое дело мне до бедствий и радостей человеческих, мне, странствующему офицеру и еще с подорожной по казенной надобности?» (VI, 573). Как бы ни толковать последние слова (т. е. всерьез или с иронией) — они находятся в явном противоречии со словами о профессиональном «любопытстве».

Понятно поэтому, что в журнале от приведенного рукописного текста осталось только: «Что сталось с бедной старухой и с мнимым слепым — не знаю».

Однако в отдельном издании «Героя нашего времени» вопрос решен иначе: сняты слова о «любопытстве» записывающих людей, а приведенная выше концовка восстановлена в несколько сокращенной редакции: «Что сталось с старухой и с бедным слепым — не знаю. Да и какое дело мне до радостей и бедствий человеческих, мне, странствующему офицеру, да еще с подорожной по казенной надобности!».

Всё это приводит к выводу, что слова о «записывающих людях» появились сначала в «Тамани» (как мотивировочная деталь), а затем, когда уже определилась перспектива «длинной цепи повестей», эта деталь пригодилась для «Бэлы», где и была развернута как элемент стиля и композиции.

Что касается «Тамани», то в ее журнальном тексте эти слова остались, очевидно, по недоразумению. Надо, следовательно, думать, что «Тамань» была написана до «Бэлы»; мы бы даже решились утверждать, что «Тамань» написана вне всякого цикла и до мысли о нем, т. е.

что по своему происхождению этот рассказ не имеет никакого отношения к Печорину, если бы не одно обстоятельство, несколько мешающее такому выводу.

Рассказ «Максим Максимыч», служащий переходом от «Бэлы» к «Журналу Печорина» и содержащий эпизод передачи записок Печорина их будущему издателю, появился впервые только в отдельном издании.

Здесь он заканчивается словами: «Я уехал один»; за этим следует предисловие «издателя» к «Журналу Печорина», где решение печатать эти записки мотивировано смертью их автора («Недавно я узнал, что Печорин, возвращаясь из Персии, умер» и т. д.). В рукописи было иначе.

Никакого предисловия к «Журналу Печорина» первоначально не было, а в рассказе «Максим Максимыч» после слов «Я уехал один» был еще текст, содержащий краткую мотивировку публикации.

Здесь нет никаких указаний на смерть Печорина (наоборот — сказано, что за перемену фамилии он, конечно, сердиться не будет), а решение публиковать его записки мотивировано иначе: «Я пересмотрел записки Печорина и заметил по некоторым местам, что он готовил их к печати, без чего, конечно, я не решился бы употребить во зло доверенность штабс-капитана.

В самом деле Печорин в некоторых местах обращается к читателям». Однако Печорин нигде не обращается к читателям (такие обращения есть в «Бэле»), если не считать «обращениями» такие случаи в «Тамани», как «признаюсь» или «но что прикажете прочитать на лице, у которого нет глаз».

Как бы то ни было — Лермонтов, видимо, собирался одно время сделать Печорина если не литератором, то все же человеком, занимающимся литературой, и мотивировать таким образом высокие литературные качества его записок.

Впоследствии это намерение отпало (в «Княжне Мери» есть даже специальная фраза — «Ведь этот журнал я писал для себя»), в предисловии к «журналу» издатель считает уже нужным объяснить причины, побудившие его «предать публике сердечные тайны человека», которого он никогда не знал, а видел только раз на большой дороге. из этих причин — «искренность» автора, писавшего свои записки «без тщеславного желания возбудить участие или удивление». Возможно, значит, что слова о «записывающих людях» в конце «Тамани» — остаток первоначального намерения; зато первый вывод остается: «Тамань» была написана до «Бэлы», и скорее всего — раньше всех других повестей, составивших роман.

Есть вообще некоторые основания думать, что первоначальный состав «длинного рассказа» ограничивался тремя вещами: «Бэла», «Максим Максимыч» и «Княжна Мери»; остальные две, «Тамань» и «Фаталист», во-первых, не подходят под понятие «журнала» (т. е.

дневника) и, во-вторых, по духу своему не совсем согласуются с личностью Печорина, как она обрисовывается из «журнала», а иной раз и с его стилем, кругом представлений, знаний и т. п. Например, описание «ундины» в «Тамани» сходно с манерой, в которой сделано описание Печорина автором «Бэлы» (слова о «породе» и проч.

); упоминание о «Юной Франции» и о «Гётевой Миньоне» кажутся тоже более естественными в устах автора «Бэлы», чем ее героя.

Недаром в рукописи «Тамани» оказались слова о «записывающих людях», а в «Княжне Мери» есть слова, как будто оставшиеся от намерения сделать Печорина литератором: «Уж не назначен ли я ею (судьбой) в сочинители мещанских трагедий и семейных романов, — или в сотрудники поставщику повестей, например для „Библиотеки для чтения“?».

Отметим, наконец, что предисловие издателя к «Журналу Печорина» целиком относится именно и только к «Княжне Мери», поскольку это произведение представляет собою, действительно, исповедь души, а не сюжетную новеллу. Можно даже сказать, что заглавие этой исповеди кажется странным: это дневник, в котором Вера, в сущности, играет более серьезную роль, чем княжна Мери.

Для такой вещи самым естественным заглавием было бы — «Журнал Печорина»; включение «Тамани» и «Фаталиста» заставило Лермонтова дать особое заглавие дневнику, который на самом деле и превращает это «собрание повестей» в роман. «Кто не читал самой большой повести этого романа — „Княжна Мери“, тот не может судить ни об идее, ни о достоинстве целого создания», — решительно заявил Белинский в своем первом коротком отзыве о «Герое нашего времени».

Итак, «Герой нашего времени» — это цикл повестей, собранных вокруг одного героя: очень важная особенность, отличающая это «сочинение» от всевозможных сборников и циклов, распространенных в русской литературе 30-х годов.

Чтобы осуществить такую психологическую циклизацию и сделать ее художественно убедительной, надо было отказаться от прежних приемов сцепления и найти новый, который придал бы всей композиции цикла вполне естественный и мотивированный характер.

Лермонтов это и сделал, вовсе отделив автора от героя и расположив повести в особой последовательности, которая мотивируется не только сменой рассказчиков (как это было, например, у Бестужева), но и постепенным ознакомлением с жизнью и личностью героя: от первоначальной характеристики, получаемой читателем, так сказать, из вторых рук (автор «Бэлы» передает рассказ Максима Максимыча), читатель переходит к характеристике прямой, но сделанной автором на основании наблюдений со стороны («на большой дороге», как сказано в предисловии к «Журналу Печорина»); после такой «пластической» подготовки читателю предоставляется возможность судить о герое по его собственным запискам. Белинский отметил, что «части этого романа расположены сообразно с внутреннею необходимостью» и что, «несмотря на его эпизодическую отрывочность, его нельзя читать не в том порядке, в каком расположил его сам автор: иначе вы прочтете две превосходные повести и несколько превосходных рассказов, но романа не будете знать».

Надо прибавить, что жизнь героя дана в романе не только фрагментарно (на что указано в предисловии к «Журналу»), но и с полным нарушением хронологической последовательности — или, вернее, путем скрещения двух хронологических движений.

Одно из них идет прямо и последовательно: от первой встречи с Максимом Максимычем («Бэла») ко второй, через день: затем, спустя какое-то время, автор этих двух вещей, узнав о смерти Печорина, публикует его записки. Это хронология самого рассказывания — последовательная история ознакомления автора (а с ним вместе и читателя) со своим героем. Другое дело — хронология событий, т. е.

биография героя: от «Тамани» идет прямое движение к «Княжне Мери», поскольку Печорин приезжает на воды, очевидно, после участия в военной экспедиции (в «Тамани» он — офицер, едущий в действующий отряд); но между «Княжной Мери» и «Фаталистом» надо вставить историю с Бэлой, поскольку в крепость к Максиму Максимычу Печорин попадает после дуэли с Грушницким («Вот уже полтора месяца, как я в крепости N; Максим Максимыч ушел на охоту»). Встреча автора с героем, описанная в рассказе «Максим Максимыч», происходит спустя пять лет после события, рассказанного в «Бэле» («Этому скоро пять лет», — говорит штабс-капитан), а читатель узнает о ней до чтения «журнала». Наконец, о смерти героя читатель узнает раньше, чем об истории с «ундиной», с княжной Мери и проч. — из предисловия к «журналу». Мало того, это сообщение сделано с ошеломляющей своей неожиданностью прибавкой: «Недавно я узнал, что Печорин, возвращаясь из Персии, умер. Это известие меня очень обрадовало».

Перед нами, таким образом, как бы двойная композиция, которая, с одной стороны, создает нужное для романа впечатление длительности и сложности сюжета, а с другой — постоянно вводит читателя в душевный мир героя и открывает возможность для самых естественных мотивировок самых трудных и острых положений — вроде встречи автора со своим собственным героем или преждевременного (с сюжетной точки зрения) сообщения о его смерти. Это было новым по сравнению с русской прозой 30-х годов явлением — и вовсе не узко «формальным», поскольку оно было порождено стремлением рассказать «историю души человеческой», поставить, как говорит Белинский, «важный современный вопрос о внутреннем человеке». Для этого надо было воспользоваться теми приемами сцепления повестей и построения сюжета, которые были известны раньше, но наделить их новыми функциями и найти для них убедительные внутренние мотивировки. Совершенно прав был А. Григорьев, когда заявил, что «те элементы, которые так дико бушуют в „Аммалат-беке“ (Бестужева-Марлинского), в его бесконечно тянувшемся „Мулла Нуре“, вы ими же, только сплоченными могучею властительною рукою художника, любуетесь в созданиях Лермонтова». Так необходимо было (для «пластической» подачи героя) вложить первоначальные сведения о Печорине в уста особого рассказчика — человека, хорошо осведомленного и доброжелательного, но постороннего по духу и воспитанию; это привело к появлению Максима Максимыча. У другого писателя 30-х годов он, вероятно, так и остался бы в роли рассказчика — как «помощный» персонаж; Лермонтов прилагает ряд специальных усилий, чтобы укрепить его положение в романе и сделать его мотивировочную функцию возможно менее заметной. Правдоподобность и убедительность мотивировок — одна из художественных особенностей «Героя нашего времени», благодаря которой знакомые по прежней литературе (русской и западной) «романтические» ситуации и сцены приобретают здесь вполне естественный, «реалистический» характер. На фоне такой необычной, сохраняющей черты «демонизма» личности, как Печорин, простота этих мотивировок действует особенно убедительно. Двойная композиция романа подкрепляется двойным психологическим и стилистическим строем рассказанной в нем русской жизни.

2

«Герой нашего времени» — первый в русской прозе «личный» (по терминологии, принятой во французской литературе), или «аналитический» роман: его идейным и сюжетным центром служит не внешняя биография («жизнь и приключения»), а именно личность человека — его душевная и умственная жизнь, взятая изнутри, как процесс.

Этот художественный «психологизм», характерный не только для русской, но и для французской литературы 30-х годов, был плодом глубоких общественно-исторических потрясений и разочарований, начало которых восходит к революции 1789 г.

«Болезнь нашего века, — говорит Альфред де Мюссе, — происходит от двух причин: народ, прошедший через 1793 и 1814 годы, носит в сердце две раны. Всё то, что было, уже прошло. Всё то, что будет, еще не наступило. Не ищите же ни в чем ином разгадки наших страданий».

В сердце русского народа была своя национальная рана — декабрьская катастрофа и последовавшая за ней эпоха николаевского деспотизма.

Первоначально Лермонтов озаглавил свой роман «Один из героев начала века». В этом варианте заглавия можно усмотреть и отражение и своего рода полемику с нашумевшим тогда романом Мюссе «Исповедь сына века» (точнее — «одного из детей века»).

Предмет художественного изучения Лермонтова — не типичное «дитя века», зараженное его болезнью, а личность, наделенная чертами героики и вступающая в борьбу со своим веком. Другое дело, что эта борьба носит трагический характер, — важно, что она предпринята.

В этой редакции слово «герой» звучит без всякой иронии и, может быть, прямо намекает на декабристов («герои начала века»); в окончательной формулировке «Герой нашего времени» есть иронический оттенок (но падающий, конечно, не на слово «герой», а на слово «нашего», т. е. не на личность, а на эпоху).

В этом смысле очень многозначителен уклончивый (но, в сущности, достаточно ясный) ответ автора на вопрос читателей о характере Печорина (в конце предисловия к «журналу»): «Мой ответ — заглавие этой книги. — «Да это злая ирония! — скажут они. — Не знаю».

Значит, это, действительно, отчасти и ирония, но адресованная не к «характеру» Печорина, а к тому времени, которое положило на него свою печать.

Наличие скрытой полемики с Мюссе можно, кажется, видеть и в предисловии Лермонтова к роману. Мюссе начинает свой роман с заявления, что «многие страдают тем же недугом», каким страдает он сам, — и роман написан для них: «Впрочем, если даже никто не задумается над моими словами, я все-таки извлеку из них хотя бы ту пользу, что скорее излечусь сам».

Итак, Мюссе не только изучает самую болезнь и ее происхождение, но и надеется помочь ее излечению. Лермонтов употребляет ту же терминологию (болезнь, лекарства), но ставит себе иную задачу и как бы с усмешкой отвечает на слова Мюссе: «Но не думайте, однако, после этого, чтоб автор этой книги имел когда-нибудь гордую мечту сделаться исправителем людских пороков.

Боже его избави от такого невежества! Будет и того, что болезнь указана, а как ее излечить — это уж бог знает!». При этом автор, тоже в противоположность Мюссе, решительно отрицает, будто он нарисовал в Печорине свой портрет.

Наконец, Мюссе пишет целую историческую главу, чтобы найти корень болезни и сделать «дитя века» невиноватым или, во всяком случае, заслуживающим полного отпущения грехов. Лермонтов, при всем своем сочувствии к герою, не идет на это, считая, что «история души» особенно полезна в том случае, если «она писана без тщеславного желания возбудить участие или удивление».

Герой романа Мюссе, отделавшись красноречивой исторической главой, погружается в воспоминания о своих любовных делах: Печорин мечется в поисках настоящей жизни, настоящей цели — и то и дело оказывается на краю гибели.

Источник: http://litra.pro/geroj-nashego-vremeni/lermontov-mihail-yurjevich/read/10

Психологический роман М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени». урок. Литература 9 Класс

"Роман М. Ю. Лермонтова ""Герой нашего времени"""

Говорить мы будем о великом романе Лермонтова «Герой нашего времени». Кто такой герой в русской литературе? Это не положительный персонаж, а связанный со сложностью жизни. Русская классическая литература учит не правильным ответам на простые вопросы, а трудности бытия.

Лермонтов начал работать с прозаическими замыслами, связанными с «Героем нашего времени», в 1838 году. Он набрасывает незавершенный роман «Княгиня Лиговская», где уже появляется Григорий Александрович Печорин. К концу жизни писатель завершает произведение. В 1839 г. в журнале появляются две повести из этого романа «Бэла» и «Фаталист».

Бывают произведения, которые затягивают благодаря хорошо построенному сюжету. Множество событий и персонажей объединяются одной сюжетной линией. В романе Лермонтова все иначе. Нет единой сюжетной линии. Роман состоит из разрозненных повестей и соединяется образом главного героя Григория Печорина (см. рис. 1).

Рис. 1. М.А. Врубель. Портрет военного (Печорин на диване)

Вспомним два литературоведческих понятия: сюжет и фабула.

Фабула – хронологическая последовательность событий в литературном произведении.

Но практически не бывает рассказов с прямой, простой хронологией. Авторы перескакивают с событий настоящего времени на события из прошлого, заглядывают в будущее, потому что строят сюжет.

Сюжет – ряд событий, выстроенных в соответствии с замыслом автора.

Если бы события были выстроены в хронологическом порядке, читатель сначала узнал бы о Вере, потому что с ней герой познакомился давно, задолго до того, как он узнал всех остальных персонажей.

Фабульная последовательность эпизодов романа

  • «Тамань»
  • «Княжна Мери»
  • «Фаталист»
  • «Бэла»
  • «Максим Максимыч»

Если бы так был построен роман Лермонтова он, возможно, был увлекательнее. В повести «Княжна Мери» происходит дуэль между Печориным и Грушницким (см. рис. 2).

Рис. 2. М.А. Врубель. «Дуэль Печорина с Грушницким»

Волнение читатель не испытывает, заведомо известно, что Печорин останется в живых. Сюжетное напряжение погашено. Погибнет герой на возвратном пути из Персии.

Значит, Лермонтову увлекательность не так важна.

Сюжетная последовательность эпизодов романа

  • Предисловие. Знакомимся с автором и персонажами.
  • «Бэла».
  • «Максим Максимыч».
  • Журнал Печорина. Записки, рассказывающие о событиях, происходивших до «Бэлы»: предисловие, «Тамань», «Княжна Мери», «Фаталист».

Роман «Герой нашего времени» вышел двумя небольшими книгами, которые попали к Николаю I. Император Лермонтова не жаловал, но прочитал произведение внимательно. Первая книга ему понравилась, и он ее одобрил. Когда прочитал вторую, где изложены записки Печорина, Николай I разочаровался в произведении.

Он неправильно понял название, решив, что «Герой нашего времени» – это Максим Максимыч. Простой верноподданный, хороший русский офицер, верный присяге, не имеющий душевных противоречий, внутренние переживания Печорина объясняет тем, что «маменька его избаловала». Это обманный ход Лермонтова. Он построил произведение с другим замыслом.

Читатель погружается не вглубь событий, а проникает в душу самого героя. Этому сюжетному правилу подчинена композиция романа. Читатель движется кругами, знакомится с Максимом Максимычем и его глазами смотрит на Печорина в истории Бэлы. Затем предстает сам Печорин, холодный, презрительный человек, не похожий на романтического героя, каким его описывал Максим Максимыч.

Затем записки самого Печорина, читатель погружается в его внутренний мир и смотрит на происходящее уже его глазами. Это важная особенность романа.

«Герой нашего времени» – первый в русской литературе психологический роман. Важны не события, а история души. Это противоречивый портрет целого поколения. Автор не стремится помочь читателю.

Каким должен быть Печорин? Должны ли его любить или ненавидеть, быть равнодушными или принимать его образ? Автор показывает три любовных сюжета, связанных с героем. Во всех Печорин выглядит как чудовище. Но женщины в него влюбляются, потому что ощущают силу, которую утратили современники.

Для героя любовные события заканчиваются разочарованием, для девушек катастрофой. Но все равно читатель находит в них особый смысл. Лермонтов учит сложностям жизни, а не расшифровке простых формул.

Последняя из повестей романа «Фаталист», в ней говорится об основной проблеме: несет ли ответственность за свою судьбу главный герой или все фатально и предустановлено, и ничего изменить нельзя. Окончательного ответа нет.

Серб Вулич, предчувствовавший смерть, играет с судьбой, и судьба оставляет его в живых: пистолет не стреляет. Чудом уцелев, Вулич погибает «от случайной шашки пьяного казака».

Печорин бросается на казака, и у героя больше шансов погибнуть, но фатум присутствует в нашей жизни и Печорин остается в живых.

О том, в какой мере фатум определяет судьбу человека, автор постоянно размышляет. Читатель входит в мир души не только героя, но и рассказчика. Это двойной психологический роман. Два образа в центре внимания: герой и рассказчик.

Отношения друг с другом такие же сложные, как и замысел романа. Печорин безысходен. Читатель встречается и прощается с ним в крепости. Герой не может выйти за пределы круга, очерченного вокруг его личности.

Из этого противоречия не находит выхода и  автор.

Текст романа М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени».

Виктор Золотусский в передаче «М.Ю Лермонтов. Таинственная повесть» рассказывает о влиянии природы Кавказа на восприятие и творчество поэта; рассуждает о сходстве и различии образов Печорина и Демона.

О трагической судьбе Печорина рассуждают участники программы «Игра в бисер».

П. Вайль и А. Генис в книге «Родная речь» предлагают свою интерпретацию лермонтовского романа.

Источник: https://interneturok.ru/lesson/literatura/9-klass/uroki-a-n-arhangelskogo-dlya-8-klass9/psihologicheskiy-roman-m-yu-lermontova-geroy-nashego-vremeni?block=content

Герой нашего времени

"Роман М. Ю. Лермонтова ""Герой нашего времени"""

Роман М.Ю. Лермонтова считается психологическим произведением. Это четкий портрет человека, но не одного, а нескольких представителей разных эпох. Автор пытался раскрыть проблему взаимоотношений личности главного героя и современного общества, обнажив человеческие пороки и эгоизм, из-за чего его жизнь превратилась в пытку и потеряла смысл.

Краткое содержание романа «Герой нашего времени» по главам будет постепенно открывать характер главного героя перед читателем. Осуждать его или не осуждать личное дело каждого, но равнодушным он не оставит никого.

Глава 1. Бэла

Встреча рассказчика и штабс-капитана Максима Максимыча произошла по дороге из Тифлиса. Часть пути пришлось проделать вместе. За это время новые знакомые сблизились. Буран стал причиной вынужденной ночевки в сакле.

Коротать время за рассказами было быстрей. Первая история, услышанная от Максима Максимыча, посвящена воспоминаниям четырехлетней давности, когда штабс-капитан был комендантом сторожевой крепости.

У него в подчинении находился молодой офицер по фамилии Печорин.

Григорий Печорин молод, красив собой. Умен. Много времени проводя вместе, они сдружились. Парнем Гришка был неплохим, но безбашенным. Характер его был непонятен Максиму Максимычу. Он-то грустил непонятною тоской, то отрывался на полную катушку, не жалея себя. Как-то раз им прислали приглашение на местную свадьбу в горный аул. Замуж выходила старшая дочь князя.

Веселье было в самом разгаре. Печорину приглянулась младшая дочь хозяина. Звали ее Бэла. Григорий не единственный, обративший внимание на прелестное создание. Разбойник Казбич, присутствовавший на свадьбе, не сводил с девушки глаз. У него был лучший конь на всю Кабарду, что вызывало зависть соседей.

Брат Бэлы Азамат мечтал видеть в конюшне великолепного скакуна. Парень предлагал любые деньги, но Казбич был непреклонен в своем решении.

Азамат, зная, что бандиту нравится Бэла, предлагает украсть для него младшую сестру, но в ответ вместо благодарности видит усмешку и слышит очередной отказ. Азамат был взбешен. Между молодыми людьми завязалась драка.

Свидетелем неприятной сцены стал Максим Максимыч. Он же и рассказал о подслушанном разговоре Печорину, вернувшись в крепость.

Печорин из всего вышеуслышанного сделал свои выводы. Вскоре по аулу разнеслись слухи, что конь Казбича пропал. После стали известны подробности. Григорий обратился к Азамату с просьбой привести ему Бэлу. Взамен пообещал, что конь будет его.

Азамат ради коня был готов на все. Выкрав сестру, он привез ее Григорию. Казбич, пригнав баранов в крепость, проворонил гнедого. Печорину удалось отвлечь его внимание на себя, чем и воспользовался Азамат. Казбич был взбешен, поклявшись отомстить тому, кто осмелился увести коня. Первой жертвой стал князь. Разбойник убивает отца Бэлы и Азамата, будучи уверенный, что кража коня его рук дело.

Бэла была пуглива и дика. Печорину пришлось много времени и сил потратить на то, чтобы приручить ее. Он нанял для нее прислугу, одаривал подарками. Добившись ее любви, Григорий был счастлив, получив, что хотел, но недолго. Девушка поднадоела ему. Он стал реже появляться дома, стараясь избегать с ней встреч.

Однажды Григорий и Максим Максимыч поехали поохотиться. Возвращаясь домой они услышали звук выстрела. Почуяв неладное, всадники ускорили темп. Вдалеке показалась лошадь Казбича. В седле разбойник был не один. Он держал перед собой Бэлу. Кинжал вонзился ей в спину. Казбич сумел избежать правосудия, ударившись в бега.

Бэла умирала в мучениях. Два дня Печорин не отходил от кровати. Умирая, она признавалась ему в любви. После похорон Бэлу старались не вспоминать. Максим Максимыч считал, что смерть для нее лучший выход. Григорий бросил бы ее, а пережить предательство девушка вряд ли смогла. Вскоре Печорина перевели в Грузию.

Связь оборвалась.

Глава 2. Максим Максимыч

Попутчики расстались, не предполагая, что вскоре вновь увидятся. Максим Максимыч встретил Печорина, когда тот уже вышел в отставку и собирался уехать в Персию.

Штабс-капитан не видел друга, почти пять лет и был несказанно рад неожиданной встрече. Однако Печорин казался безразличным, чем сильно обидел старика. Максим Максимыч долго ждал его в гости, но Григорий не спешил.

Рассказчику было интересно взглянуть на человека, о котором он столько слышал.

Статный, привлекательный мужчина. В нем чувствовалась породность. Женщины, несомненно, его любили. Одевался хорошо. Стильно, со вкусом. Улыбаясь, глаза его оставались холодны. Равнодушный и безучастный ко всему.

Когда коляска с Печориным тронулась в путь, штабс-капитан вспомнил, что не успел передать другу бумаги, хранившиеся у него. Бумаги оказались личными записками Печорина.

Глава 1. Тамань

Глава посвящена опасному приключению, случившемуся с Печориным в Тамани. Однажды он остановился на ночлег у слепого парня. Парень казался странным. Было видно, что он что-то скрывает. Григорий решил проследить за ним. Оказалось, что хозяин дома тайно встречается с девушкой. Встречи происходили на берегу. Они ждали третьего участника событий. Янко появился нагруженный мешками.

Что находилось в мешках, Печорину было неизвестно. Парень на вопросы не отвечал, делая вид, что не понимает о чем речь. Тогда Григорий решил узнать правду через девушку. Она была хитра и быстро поняла, что постоялец догадывается о том, что они занимаются контрабандой. Избавиться от свидетеля, она решила на свидании.

Когда они катались на лодке, девушка попыталась скинуть его за борт, но вместо этого сама оказалась под водой. Ей удалось спастись. Плавать она умела, и волны ей были не страшны. На берегу ее поджидал Янко. Они решили бросить слепого и уехать из города вдвоем. Когда Печорин вернулся домой, то увидел, что лишился своих вещей. Их украли.

Раздосадованный происшедшим, чуть было не погибший от рук контрабандистов, Григорий в спешке покидает Тамань.

Часть вторая

(Окончание журнала Печорина)

Глава 2. Княжна Мэри

В этой главе Печорин поведает о своем пребывании в Кисловодске, где ему пришлось провести какое-то время.

Встреча со старым другом юнкером Грушницким скрасила скучные будни. Они недолюбливали друг друга, но тщательно скрывали свою неприязнь. Печорин знал, что сердце юнкера разбила княжна Мэри Лиговская.

Он часто подтрунивал над чувствами влюбленного, сравнивая его музу с английской лошадью.

Мэри сразу невзлюбила Печорина, зато Грушницкий казался ей интересным молодым человеком, с которым приятно поговорить и неплохо провести время.

В городе происходит знакомство Григория с доктором Вернером. Он нравился Печорину. Мужчина был остр на язычок. Начитан. С ним было нескучно. Когда Вернер заглянул в гости к Печорину, Григорий поделился с ним идеей, как хочет подшутить над Грушницким, переняв внимание княжны на себя.

Вернер сообщает новость о том, что скоро в дом княжны прибудет гостья. Какая-то дальняя родственница. Дама оказалась первой любовью Печорина. В свое время у них был бурный роман, но пришлось расстаться и вот сейчас спустя столько лет они понимают, что чувства не остыли. Вера сказала, где остановилась и пригласила Печорина в гости к Лисовским. Такой расклад был Григорию на руку.

В гостях у Лисовских он был само совершенство. Ухаживал за дамами, шутил, приглашал на танцы. Он не отходил от Мэри, вовремя оказываясь рядом, когда девушке была необходима помощь.

К концу вечера княжна смотрела на него другими глазами. Он стал частенько бывать у них в гостях. Мэри ему нравилась, но и Веру он забыть не мог.

Вера, видя его душевные терзания, признается, что смертельно больна.

Ухаживания за Мэри не прошли даром. Девушка влюбилась. Печорин был доволен. План удался. Грушницкий, узнав о том, что его любимая потеряла голову от Печорина, был взбешен.

Город гудел, что свадьба не за горами. Григорий не торопился признаваться в любви, ожидая, что Мэри первая скажет о своих чувствах.

Когда это произошло на одной из прогулок, он решил сказать правду о том, что не испытает к ней никаких чувств.

Для Мэри это откровение стало ударом. Сердце было разбито. Душа растоптана. Григорий сам не знал, за что так жестоко обошелся с ней. Он ценил свободу и боялся быть привязанным к кому-то, искренне полагая, что не способен сделать кого-то счастливым в этой жизни.

Обиженный и оскорбленный Грушницкий не нашел ничего лучше, как вызвать Печорина на дуэль. Доктор Вернер пытался примирить соперников, но Грушницкий не желал идти на мировую.

Местом для дуэли стала маленькая площадка над пропастью. Один шаг в сторону и шансов выжить нет. Стрелять первому выпало Грушницкому. Печорин получает легкое ранение в ногу. Следующий выстрел контрольный.

Печорин не промахнулся. Грушницкий, сраженный пулей, летит в пропасть.

Вернувшись домой, Печорин видит записку от Веры. Она прощается с ним, предчувствуя скорую смерть. Он летит к ней, чтобы увидеть в последний раз, загнав в усмерть коня. О дуэли становится известно в обществе.

Это грозило переводом Печорина в другое место. Перед отъездом он решает навестить княгиню. Княгиня предлагает ему руку и сердце дочери, но Печорин отказывается.

Оставшись с Мэри наедине, ему удалось убить в ее сердце любовь парой фраз, заставив возненавидеть себя в ее глазах.

Глава 3. Фаталист

Заключительная глава поведает о двухнедельном пребывании Печорина в казачьей станице. Однажды среди военных зашел спор. Темой жарких дебатов стала судьба, и какова ее роль в жизни каждого. В спор вступил серб Вулич.

Он предлагает офицерам испытать судьбу на себе. Тогда станет ясно, все предопределено свыше или нет. Убежденный фаталист, он придерживался позиции, что если в эту ночь ему не суждено умереть, то, как ни пытайся искушать судьбу, смерть не придет за тобой.

Чтобы другие поверили его словам, он предлагает заключить пари. Согласие выражает один Печорин. Печорин был твердо уверен, что серб сегодня умрет. Приставленный ко лбу Вулича пистолет дает осечку. Вторым выстрелом он пробивает фуражку.

Все стали расходиться по домам. Печорин в раздумьях не заметил труп свиньи, лежащей на дороге, и спотыкается об нее. Животное было перерублено надвое. Люди, попавшиеся Печорину навстречу, гнались за убийцей, боясь, чтобы он еще не натворил бед.

Утром Григорию сообщили, что Вулич убит. Последние слова сербского офицера были «Он прав» и относились они к Печорину, сумевшему прочитать судьбу парня. Убийца заперся в доме, не желая выходить.

Печорин решил наказать казака и залез через окно к нему в хату. Чудом ему удалось уцелеть, когда пуля просвистела прямо над головой.

Хорошо, что вовремя поспели на помощь другие казаки и схватили преступника.

На этом и заканчивается краткий пересказ психологического романа «Герой нашего времени», включающей в себя только самые важные события из полной версии произведения!

Другие материалы по роману «Герой нашего времени»

Краткое содержание

Анализ главы «Бэла»

Анализ главы «Максим Максимыч»

Анализ главы «Тамань»

Анализ главы «Княжна Мэри»

Анализ главы «Фаталист»

Статья Белинского о романе (кратко)

Цитаты из романа

История создания

В чем противоречивость характера Печорина?

Образ и характеристика Печорина

Образ и характеристика Максима Максимыча

Образ и характеристика Грушницкого

Образ и характеристика Веры

Образ и характеристика Бэлы

Сравнительная характеристика Печорина и Вернера

Отношения Печорина и Бэлы

Взаимоотношения Печорина и Максима Максимыча

Сравнительная характеристика Печорина и Грушницкого

Взаимоотношения Печорина и Мэри

Женские образы в романе

Источник: https://frigato.ru/kratkie-soderzhaniya/1334-geroy-nashego-vremeni.html

Refy-free
Добавить комментарий