Противодействие коррупции в России: историко-правовой аспект

Причины возникновения коррупции: историко-правовой аспект

Противодействие коррупции в России: историко-правовой аспект

Статья посвящена анализу причин возникновения коррупции в историко-правовом измерении. Рассматриваются причины, способствующие коррупционным проявлениям в истории человеческого бытия.

Ключевые слова: коррупция; взятка; казнокрадство; взяточничество; экономические преступления; суд.

Когда именно появилась коррупция точно утверждать нельзя, но доподлинно известно, что во времена формирования государств в древнейших центрах человеческой цивилизации (Египет, Месопотамия, Китай, Индия и Иудеи в III — II тысячелетиях до н. э.) она уже существовала и процветала. Что касается дописьменной эпохи, то свидетельства о существовании коррупции, конечно же, не сохранились, но можно предположить, что проявление коррупции могло существовать.

Древнеиндийский трактат «Артхашастра» (IV в. до н. э.) указывает, что важнейшей задачей, стоящей перед царем, является борьба с казнокрадством, но содержит подробное описание 40 способов хищения имущества из казны [1]. В эллинистическом мире коррупция приобрела масштабный характер благодаря Клеомену — греческому наместнику Египта.

Он использовал свое положение для манипуляций над поставками зерна из Египта в Грецию, на чем заработал огромное состояние. Не только зерно приносило огромные доходы, но и металлы. В IV в. до н. э.

неизвестный «сицилийский финансовый магнат» скупил всё железо, монополизировав рынок, а затем продавал его по цене в 3 раза выше прежней, получая на этом 200 % прибыли [5, с. 5].

Древнеримский закон «XII Таблиц» использует слово «коррупция» в значении «менять за деньги показания в суде и подкупать судью». В самом же Риме существовало более 40 форм взяточничества, а подкуп избирателей и покупка должностей была весьма естественна и широко распространена.

На закате могущества Римской империи ее полководцы-аристократы подкупали даже своих врагов — готов, вандалов и гуннов — за то, чтобы те не нападали на Рим. Однако это так и не спасло мощнейшее государство — его одолели те варвары, на которых денег у коррумпированной элиты не хватило [2, с.

187].

В Европе коррупция в больших масштабах начинает распространяться в эпоху Раннего Средневековья, когда денежные отношения начали стремительно развиваться, когда наблюдался значительный рост численности государственного аппарата и сращивание ветвей государственной власти вопреки принципам римского права.

В тот период коррупцию отождествляют с грехом, обольщением дьявола, что влечет за собой новое понимание коррупции как антисоциального явления, пронизывающего все общество сверху донизу. Коррупция становится первоосновой любого отступления от закона.

Однако как бы ни была распространена коррупция, с ней удавалось бороться — коррупционеров сжигали на кострах или лишали конечностей путем их отрубания [5, с. 25].

Появление коррупции в России было связано с возникновением системы «кормления» в Киевской Руси.

Князья направляли в провинции своих воевод и наместников без какого-либо содержания, но наделяя их почти безграничными полномочиями, позволявшими им «кормиться» за счет населения.

По возвращении, излишки накопленного добра отнимались у них в пользу казны. В итоге это привело к чудовищным злоупотреблениям своими полномочиями и баснословным взяткам [7, с. 120].

К XV веку коррупция приобрела уже системный характер. Чиновники выполняли за взятки не только какие-то действия, но и даже свои прямые обязанности (мздоимство), что было нормой в пределах, не нарушающих закона. Если же имело место лихоимство, т. е. совершение незаконных действий благодаря своему положению, с которым пытались бороться.

С XVI века коррупция стала существовать в своем новом проявлении — в виде вымогательства. При царе Алексее Михайловиче, Глава Земского приказа Леонтий Плещеев превратил суд в место, где все было построено исключительно на вымогательстве, а все судебные дела решались по принципу — «кто больше даст, тот и выиграет» [4].

К первой попытке борьбы с коррупцией следует отнести деятельность Петра I. В своих указах Петр I вводит репрессивные меры, вплоть до смертной казни, для всех тех, кто был замечен в коррупции. Именно в царствование Петра I впервые было осознано, что коррупция является ужасным злом для государства, подрывает бюджет страны и разлагает общество.

В то же время, «ближайший соратник» Петра I князь Меншиков брал взятки и воровал целыми городами, но его казнить рука так и не поднялась. Полагаем, что одной из существенных причин взяточничества и лихоимства на государственной службе являлось недостаточное материальное обеспечение и денежное стимулирование службы должностных лиц.

Без установления достойного материального обеспечения искоренить такую проблему как взяточничество было просто невозможно, даже несмотря на ужесточение карательных мер и установления такого вида уголовного наказания, как смертная казнь за получение взятки [6, с. 21]. После смерти Петра I коррупция продолжила расцветать.

Дошло до того, что «государственные мужи» России не стеснялись пользоваться незаконной финансовой поддержкой других стран. Однако не стоит винить в существовании коррупции только чиновников. За века крепостного права, в условиях которого подношения хозяину были естественными, сложились и особенности менталитета.

«Традиция подарков» переносилась на взаимоотношения с государственной властью, поэтому люди приносили подношения, рассматривая их не как взятку, а именно как подарок и не осознавая, что они тем самым развращают чиновников. Например, государственным служащим, в свою очередь, сложно было противиться взятке, так как отказ от «подарка» воспринимался как обида.

В итоге к середине XIX века чиновники практически всех рангов постоянно злоупотребляли своим положением и находились при этом в страхе перед разоблачением.

К XX веку коррупцией были охвачены все высшие офицеры, которым априори жажда наживы вообще была не свойственна, и которые прежде жили понятиями доблести, чести и достоинства. Это привело не только к подрыву доверия, но и к ряду государственных измен.

Казалось, что революции удалось искоренить коррупцию, но на самом деле она лишь приобрела новые «черты и проявления».

В СССР при постоянном дефиците продукции, оборудования, товаров, продуктов, возможности получить жильё и прочее многие, а точнее большинство, занимающие хоть какие-то посты, считали само собой разумеющимся отпускать за взятки дефицитную продукцию, выделять оборудование и материалы, назначать на ответственные должности, корректировать и снижать плановые задания, скрывать махинации.

В России первым в правовой понятийный аппарат термин «коррупция» ввел А. Я. Эстрин в своей работе «Взяточничество», вышедшей в 1913 году, где определил ее как «подкупаемость и продажность государственных чиновников, должностных лиц, а также общественных и политических деятелей вообще» [8, с. 28].

Однако, как любое сложное социальное явление, коррупция не имеет единственного канонического определения, что обусловливает многообразие подходов к ее толкованию и отрицательно сказывается на эффективности борьбы с этим явлением.

Необходимо отметить, что определение коррупции находится в Федеральном законе «О противодействии коррупции», который после многолетних и оживленных дискуссий был впервые принят в Российской Федерации.

Не повторяя определения коррупции, которое содержится в законе, авторы предполагают, что законодательное определение коррупции преимущественно акцентировано на уголовно-правовой аспект данного явления [3, с. 8–14].

Коррупция не может всегда проявляться одинаково, иметь одинаковые причины возникновения и одинаковые последствия.

Решающее значение здесь имеют национальные менталитет, правовые, религиозные и этнические традиции, которые никогда не являются зеркальным отражением друг друга и экономического благополучия государства.

Разнообразны и формы коррупции: начиная от взяток за совершение как законных, так и незаконных действий, и заканчивая сложными и завуалированными махинациями по продаже должностей и званий, подкупу должностных лиц высшего уровня, участвующих в законотворчестве в виде лоббирования законов и т. д. Наиболее типичными проявлениями коррупции являются: подкуп чиновников, взяточничество за предоставление благ и преимуществ, протекционизм (выдвижение работников по признаку родства, землячества, личной преданности и приятельских отношений).

Комплексный характер коррупции проявляется в том, что в реальности говорится не об одном, а по существу о двух разных явлениях — крупной и мелкой коррупции, между которыми нет строгой взаимозависимости. Крупную коррупцию можно по-другому назвать «верхушечной», т. к.

она охватывает как политиков, так и чиновников, которые в угоду интересам не только отдельных лиц, но и целых государств действуют от имени своего государства и во вред ему.

Мелкая, «низовая», коррупция распространяется везде, где рядовой гражданин сталкивается с необходимостью обращаться к государству, или, наоборот, — государство, осуществляя ограничивающую и регулирующую функции, обязывает гражданина «делиться своими ресурсами», — взыскание обязательных платежей или наложение штрафов за нарушение действующих норм. Современная российская коррупция фактически стала нормой жизни. Однако это делает коррумпированную деятельность более уязвимой с точки зрения разоблачения конкретных проявлений.

Коррупция разлагает экономическую, социальную, политическую и иные сферы современной жизни государства. Причем, многие негативные последствия в большей или меньшей степени заметны в рамках Российского государства.

Например, в экономической сфере отчетливо прослеживается расширение теневой экономики, что закономерно влечет за собой сокращение налоговых поступлений и, как следствие, ослабление бюджета, а государство, в свою очередь, теряет финансовые рычаги управления экономикой, обостряя социальные проблемы.

Нарушаются конкурентные механизмы рынка, поскольку часто в выигрыше оказывается не тот, кто конкурентоспособен, а тот, кто незаконно смог получить преимущества. Это влечет за собой снижение эффективности рынка и дискредитацию идей рыночной конкуренции. Бюджетные средства используются неэффективно, что еще больше усугубляет бюджетные проблемы Российской Федерации.

В социальной сфере очевидно неравенство слоев населения и бедность большей его части, которые с каждым годом только увеличиваются и прочнее закрепляются. Отвлечение колоссальных средств от общественного развития способствует обострению бюджетного кризиса и снижению способности власти решать проблемы в социальной сфере.

Коррумпированность правоохранительных органов способствует укреплению организованной преступности. Последняя, сращиваясь с коррумпированными группами чиновников и предпринимателей, усиливается еще больше с помощью доступа к политической власти и возможностям для отмывания денег.

В политической сфере намечается тенденция смещения целей политики от общенационального развития к обеспечению властвования определенного круга лиц. Общество перестает доверять власти и разочаровывается в ценностях демократии, что ставит под угрозу любые благие начинания власти. Все это ведет к падению значимости России на международной арене.

Литература:

1.         Коррупция: основные тенденции противодействия. Коллективная монография / Под редакцией Л. А. Андреевой. — Новосибирск: Изд-во «СибАК», 2015. — 196 с.

2.         Бартошек М. Римское право (понятия, термины, определения). — М.: Изд-во Юридическая литература, 1989. — 448 с.

3.         Гайдарова Е. Н. Актуальные проблемы противодействия коррупции в системе государственной службы // Вестник АГУ. Серия 1. — 2011. — № 4. — С. 8–14.

4.         Котляров С. Б., Чичеров Е. А. К вопросу о развитии гражданского права Московской Руси в период формирования и утверждения сословно-представительной монархии (XV век) // Государство и право: теория и практика. Материалы III международной конференции. Чита, 2014. — С. 6–8.

5.         Кузовков Ю. В. Мировая история коррупции. — М.: Издательство Анима-Пресс, 2010. — 137 с.

6.         Курдюк П. М. К вопросу о правовом регулировании борьбы с коррупцией на государственной службе по российскому законодательству // Общество и право. –2012. — № 2 (39). — С. 20–22.

7.         Пермяков М. В. История возникновения коррупции в Российской Федерации // Актуальные проблемы экономики и права. — 2010. — № 4. — С. 120–123.

8.         Эстрин А. Я. Должностные преступления. — М.: НКЮ РСФСР, 1928. — 108 с.

Основные термины(генерируются автоматически): коррупция, взяток, социальная сфера, Российская Федерация, Рим, III, Египет, государство, государственная власть, существование коррупции.

Источник: https://moluch.ru/conf/law/archive/142/7968/

Некоторые вопросы противодействия коррупции в России: историко-правовой аспект

Противодействие коррупции в России: историко-правовой аспект

(Егоршин В.

М., Суворов А. М.) («История государства и права», 2008, N 6)

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ В РОССИИ: ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ

В. М. ЕГОРШИН, А. М. СУВОРОВ

Егоршин В.

М., доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ.

Характеризуя современное влияние коррупции на эффективность реализации норм закона, развитие демократии и соблюдение прав человека, в своем ежегодном послании Федеральному Собранию Российской Федерации Президент России констатирует: «Нам до сих пор не удалось устранить одно из самых серьезных препятствий на пути нашего развития — коррупцию» . Учитывая степень угрозы безопасности государства, очевидно, что в сложившейся ситуации противостояние коррупционной преступности должно стать приоритетным направлением в деятельности правоохранительных органов. Необходимо отметить, что до настоящего времени термин «коррупция», охватывающий сложное социальное явление, пока не нашел надлежащего отражения в российском законодательстве, не наделен конкретным юридическим содержанием, при том что имеет длительную историю. Это подтверждается тем, что уже в Древнем Риме использовалось понятие коррупции — подкуп судьи . ——————————— Послание Федеральному Собранию РФ // Российская газета. 2006. 11 мая. N 97 (4063). Темнов Е. И. Коррупция. Происхождение современного понятия // Актуальные проблемы теории и практики борьбы с организованной преступностью в России: Матер. научно-практич. конф. Моск. инс-т МВД России. М., 1994. С. 14 — 15.

Существование мер противодействия коррупции и взяточничеству косвенно отражено в работах Цицерона: «Взяточники должны трепетать, если они наворовали, лишь сколько нужно для них самих. Когда же они награбили достаточно для того, чтобы поделиться с другими, то им нечего более бояться» .

Как видим, уже на ранних стадиях развития государства специфика взаимосвязи взяточничества с коррупцией выражалась в том, что коррупционные отношения включали в себя частичное использование взяток на поддержание внутрикорпоративной системы мер самозащиты чиновничества, обеспечивающих безопасность их преступной деятельности.

——————————— Энциклопедия мысли: Сборник мыслей, изречений, афоризмов. М.: Терра, 1996. С. 47.

В трудах многих отечественных ученых и историков, таких как В.

Н. Татищев, Н. И. Костомаров, В.

О. Ключевский, Н. М. Карамзин, и других, посвященных истории, становлению и развитию Российского государства, термин «коррупция» практически не используется, внимание исследователей обычно акцентировалось на мерах борьбы со взяточничеством.

В русском языке взяточничество исторически связано с терминами «лихоимство» и «мздоимство». В толковом словаре В.

И. Даль дает следующее толкование мздоимства и взяточничества: мздоимствовать — брать подарки, приношения, взятки; быть продажным человеком. В земле нашей мздоимствуется по обычаю. Мздолюбие — сильное расположение ко взяточничеству.

Взятка — срыв, поборы, приношения, дары, гостинцы, приносы, пишкеш, бакшиш, хабара, могарычи, плата или подарок должностному лицу, во избежание стеснений, или подкуп его на незаконное дело. Лихоимец — жадный вымогатель, взяточник . Мздоимство упоминается и в русских летописях XIV в.

Так, взятки, или, как это именовалось в прошлом, «посулы» — вознаграждение от лица, заинтересованного в исходе того или иного дела, как вид преступления упоминаются в Псковской судной грамоте (XIV в.), которая имела особую статью о «посулах» (ст. 48).

Согласно тексту этой статьи запрещалось взимание тайных посулов, а взяткополучателю предъявляется обвинение в грабеже («ино быть ему в грабежи»). ——————————— Даль В.

И. Толковый словарь русского языка. Современная версия. М., 2000. С. 121, 387.

Законодательное ограничение коррупционных действий было предпринято Иваном III, а его внук Иван Грозный впервые ввел смертную казнь в качестве наказания за «чрезмерность во взятках». В 1550 г. был создан свод законов — Судебник.

В нем впервые вводилось наказание для взяточников — начиная от мелких канцелярских служителей — подьячих, кончая боярами. Специфика феодального права сказалась здесь в том, что наказания для бояр, решающих дела неправильно, по «посулам» (взяткам), были куда мягче, чем для подьячих . ——————————— Кобрин В.

Б. Иван Грозный (История Москвы: портреты и судьбы). М., 1989. С. 36 — 37.

В Судебнике 1550 г. появляется группа преступлений против порядка управления, что было связано с общими процессами административных преобразований, связанных с государственной централизацией. Среди должностных преступлений на первом месте стояло лихоимство, чаще всего понимаемое как нарушение установленного порядка судопроизводства.

«Посул» был законным актом еще в XV в.: для большего прилежания судья получал плату от подсудимого. Нормирование размеров «посулов» превращало излишки в предмет лихоимства, и посул превращается во взятку. Судебник 1550 г. связывает с получением посула вынесение неправосудного решения судом, за что предусматривалось уголовное наказание.

При Петре I возросла как коррупция, так одновременно и жесткость мер по борьбе с ней. Так, в коррупции был изобличен и публично казнен сибирский губернатор Гагарин, а затем четвертован за взяточничество обер-фискал Нестеров, изобличивший Гагарина.

Та же участь постигла князя Кольцова-Массальского, сильно разжившегося лихоимством при управлении соляными сборами. Следствие о взяточничестве князя вел Егор Пашков, состояние которого увеличилось за счет тысяч крестьян и богатого имения повешенного. Е. П.

Карнович пишет, что брали взятки не только «не имевшие обеспечивающего их состояния и не получавшие от правительства необходимой материальной помощи», но и богатейшие столпы тогдашнего общества. Один из богатейших людей в Европе светлейший князь Александр Данилович Меньшиков тем не менее вымогал взятки у шведского посланника барона Цедеркрейца (5 тыс.

золотых монет), принял взятку от герцога Голштинского и его супруги (80 тыс. руб. и еще 20 тыс. «в качестве делового обязательства») . ——————————— Карнович Е. П. Замечательные богатства частных лиц в России. СПб., 1885. С. 17 — 18.

Изменения, произошедшие в политической и государственной системе России при ее вступлении в период абсолютизма, привели к изменениям в сфере уголовного права. В начале XVIII в. суды при разборе уголовных дел руководствовались Соборным уложением 1649 г. и Новоуказными статьями.

Петровская систематизация уголовно-правовых норм значительно затронула раздел должностных преступлений. По оценкам современников, более всего уголовных дел о взяточничестве заводилось на воевод, а позднее на губернаторов. Пятый департамент Сената не успевал учреждать так называемые следственные комиссии для рассмотрения судных дел.

Комиссию обычно возглавлял коллежский прокурор с двумя помощниками — членами комиссии. Состав «бригады» постепенно менялся, ибо расследование было затяжным, чиновники уходили в отставку, переходили на другую работу или умирали. Работа «комиссионеров» оплачивалась из кармана обвиняемого, который иногда и не доживал до исхода дела.

Встречались и «молниеносные» дела. Особенно если они велись в Преображенском приказе. Например, когда житель г. Козлова Иван Тернов «показал» на своего воеводу Федора Вепосревского, который за взятку выпускал из тюрьмы колодников, то дело было кончено за неделю. «Решение — тать» (вор). Кнут, конфискация и Сибирь.

Современными отечественными специалистами по борьбе с преступностью признается, что наиболее опасным видом коррупции в России является элитно-властная коррупция, т. е. коррупционная деятельность с участием представителей высших органов всех трех ветвей власти.

Данная коррупция опаснее всех других, вместе взятых, из-за размеров взяток, особого уровня ущерба экономическим, политическим интересам общества, интересам граждан.

Рассматриваемые примеры подчеркивают историзм данного вида взяточничества для российского общества, который существовал параллельно низовому пласту поборов и мздоимства, а в отдельных случаях тесно с ним переплетался. В XVII — XVIII вв.

среди наиболее активных взяткодателей находились желающие стать владельцами казенных откупов: таможенных, заставных, винных, табачных и соляных. После того как «взятка сработала», владельцы откупов (лицензий) сами становились взяткополучателями и «допускали упущения казенного интереса».

Аналогичная метаморфоза происходила с казенными оптовыми поставщиками и подрядчиками. Описывая внутреннюю политику при Анне Иоанновне, Н. И. Костомаров подчеркивал широкое распространение взяточничества и меры, принимаемые Верховным тайным советом, направленные на ограничение мздоимства.

В отдаленных местах, например в Сибири, люди «холопского» происхождения, отданные в солдаты и дослужившиеся до офицерского чина, получали должности воевод, и это было запрещено при Анне Ивановне, а на будущее время указано назначать в воеводы только людей, происходивших из знатного шляхетства. Надеялись, что такие лица менее будут падки к незаконной наживе и покажут более радения в собирании государственных доходов. Но правительство здесь ошиблось. При таком новом порядке немало было случаев злоупотреблений по должности, и, между прочим, один губернатор за взятки был казнен смертью . ——————————— Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. М.: Изд-во «Эксмо», 2004. С. 905.

Большие притеснения торговым людям чинили взяточники на таможнях. В 1756 г. специально для таможен на границах с Польшей и Турцией был издан указ, «чтобы не брать взяток с купцов», а тому, кто сообщит о взятке, большое вознаграждение. Такие вознаграждения получили регистратор Иван Матвеев и ревельский купец Юргенс.

Последний донес на взяточников — вымогателей Аренсургской таможни и предъявил иск за простой корабля. Законодательство того времени, принимая во внимание, что взяточничество относится к числу «безгласных дел», которые совершаются тайно, без свидетелей, использовало соответствующие способы выявления и проверки информации о мздоимцах.

При расследовании требовалось «челобитчика и на кого он сказывал про посулы ставити с очей на очи и распрашивати и сыскивати про посул всякими сыски накрепко». Протоколы допросов и очных ставок подьячим надлежало вести тщательно, дабы «черненый бы и меж строк приписки и скребения в тех записках не было». В противном случае подьячего «казнити, отсечи рука».

Если один из свидетелей «учнет сказывать ложно, а два начнут его уличать, что он говорит ложно, и в таком деле верить двум, а одного отставить» .

Поскольку взяточничество, как правило, было связано с различными видами служебных преступлений, то в качестве доказательств использовались не только предметы взятки, но и подложные документы, шнурованные книги, так называемые «черновые» записи, расписки и пр.

При отсутствии доказательств зачастую применялся «расспрос с пристрастием», допрос с угрозой применения пыток. Сыщик должен был записать каждый ответ на вопрос. Допросные листы скреплялись подписями сыщика, допрашиваемого и понятых (если инструкция предусматривала проведение сыскных действий в присутствии понятых).

Чаще всего, конечно, пытка употреблялась в «делах видимых» при расследовании убийств, разбоев. В других случаях «пытать не мочно». Если про взятку «сыскати будет нечем, и в том учините вера, крестное целование» (присяга) . ——————————— Соборное уложение 1649 г. Гл. X «О суде» // Российское законодательство X — XX веков. Т. 3. М., 1985. С. 125 — 155. Краткое изложение судебных процессов или судебных тяжб // Российское законодательство X — XX вв. Т. 4. М., 1986. С. 408 — 425.

Таким образом, можно сделать вывод, что в России за последние более 400 лет чиновничество как в верхних уровнях власти, так и на местном мало изменилось в своем стремлении получить незаконное вознаграждение. Даже механизм дачи-получения взятки на протяжении веков не претерпел существенных изменений. В современных условиях, считает В.

В.

Лунеев, «многие формы продажности должностных лиц при использовании рыночных отношений вышли за пределы устоявшихся представлений, должностные лица «волей» переходного периода освободились не только от общественного, партийного, но и правового государственного контроля, их изощренное мздоимство и казнокрадство стало основной и перспективной статьей дохода на временных и неустойчивых государственных должностях, институированного порочным российским деловым обычаем» . При этом необходимо отметить, что современная практика борьбы со взяточничеством по разным причинам не слишком продвинулась. Так, под предлогом декриминализации по действующему уголовному законодательству наказание за получение взятки наполовину снижено, исключено дополнительное эффективное наказание — конфискация имущества (достаточно сравнить санкции основного состава данного преступления по ч. 1 ст. 173 УК РСФСР и ч. 1 ст. 290 УК РФ). Одновременно в санкцию включено альтернативное более мягкое, чем лишение свободы, наказание — штраф, что позволяет взяткополучателю практически официально откупиться от ответственности. В этой связи возникает вопрос, почему единственная возможность — конфисковать имущество, нажитое преступным путем, законодателем не используется. ——————————— Лунеев В.

В.

Коррупция, учтенная и фактическая // Государство и право. 1996. N 8. С. 81.

——————————————————————

Источник: http://center-bereg.ru/m2863.html

Борьба с коррупцией в России. Историко-правовой аспект

Противодействие коррупции в России: историко-правовой аспект

Латинский термин «corruptio» означает «подкуп», «порчу», «упадок». В Справочном документе ООН о международной борьбе с коррупцией говорится, что «коррупция — это злоупотребление государственной властью для получения выгоды в личных целях».

В документах междисциплинарной группы по коррупции Совета Европы коррупция определяется как «взяточничество и любое другое поведение лиц, которым поручено выполнение определенных обязанностей в государственном или частном секторе и которое ведет к нарушению обязанностей, возложенных на них по статусу государственного должностного лица, частного сотрудника, независимого агента или иного рода отношений, и имеет целью получения любых незаконных выгод для себя и других».

Большая часть исследователей истории российского законодательства полагает, что понятие посула начинает употребляться в смысле взятки, начиная с Псковской Судной грамоты 1397 года.

Как социальное явление российской действительности коррупция получила распространение в сфере государственного управления в период становления Московской Руси. Основой ее служила система так называемого местничества, в условиях которой большинство государственных чиновников не получали жалованья, а кормились от должности за счет просителей.

Уголовным преступлением взяточничество было признано в период царствования Ивана IV по Судебнику 1550 года. В качестве мер ответственности предусматривалось наказание в виде временного и бессрочного тюремного заключения.

Петр I в 1714 году установил за взяточничество смертную казнь, в легчайших случаях предусматривалась вечная ссылка с вырыванием ноздрей и с конфискацией имущества.

Начиная с XVIII века в российском законодательстве важное значение придавалось корреспондированию мздоимства и мздодательства, «лихоимства» и «лиходательства». Уделялось серьезное внимание проявлениям связи деяний «лиходательства» и «лихоимства», характеру ответственности виновных в каждом преступлении.

Устойчивой основой законодательного отражения коррупционных отношений являлось четкое определение субъектов препроводительного механизма подкупа-продажности; вычленялись посредники, пособники, подстрекатели, «прикосновенные» (Эминов В.Е., Максимов С.В., Мацкевич И.М. Коррупционная преступность и борьба с ней. www.

jus.ru).

Реформы государственного управления, проведенные Александром I (1801 — 1811 гг.) лишь способствовали усилению бюрократии, что создавало благоприятную почву для казнокрадства и взяточничества, а к середине XIX в. эти пороки поразили все звенья государственного аппарата, стали обычным и повсеместным явлением.

Накануне революции взяточничество и казнокрадство расцвело пышным цветом – бесконтрольность должностных лиц, низкий нравственный и образовательный уровень, ничтожные оклады, бумаготворчество и многоступенчатость прохождения бумаг и т.д.

По мнению исследователей Фонда ИНДЕМ «смена государственного строя и формы правления в октябре 1917 г.

не отменила коррупцию как явление, но зато сформировала лицемерное отношение к ней, немало способствовавшее укоренению мздоимства и лихоимства (как выражались предшественники большевиков) в новой административной среде… Декрет СНК «О взяточничестве» от 8 мая 1918 г.

стал первым в Советской России правовым актом, предусматривавшим уголовную ответственность за взяточничество (лишение свободы на срок не менее пяти лет, соединенный с принудительными работами на тот же срок).

Интересно, что в этом декрете покушение на получение или дачу взятки приравнивалось к совершенному преступлению.

Кроме того, не был забыт и классовый подход: если взяткодатель принадлежал к имущему классу и стремился сохранить свои привилегии, то он приговаривался «к наиболее тяжелым и неприятным принудительным работам», а все имущество подлежало конфискации» (Россия и коррупция: кто кого. Доклад Регионального общественного фонда ИНДЕМ // www.indem.ru).

В целом в СССР отрицалось понятие и само явление коррупции, борьба со взяточничеством как правило не затрагивала верхние уровни власти, что сыграло весомую роль в крушении советского режима.

Советский опыт «борьбы с коррупцией» в значительной мере был воспринят новой Россией. В российской правовой системе понятие коррупции и специальный антикоррупционный закон отсутствуют.

В 1993 г. Верховным Советом РФ был принят Закон РФ «О борьбе с коррупцией», но он так и не был подписан президентом. В 1995 г. и 1997 г. были приняты Государственной Думой и одобрены Советом Федерации Федерального Собрания РФ соответственно второй и третий проекты Федерального закона РФ «О борьбе с коррупцией» и также отклонены Президентом РФ.

27 января 1999 г. тогдашним министром внутренних дел РФ С.В. Степашиным от имени РФ подписана Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию.

В 2001 году на парламентских слушаниях «Современное состояние и пути совершенствования законодательства Российской Федерации в области борьбы с коррупцией» вяло обсуждались законопроекты «Основы антикоррупционной политики», «О противодействии коррупции», «О парламентском расследовании» и «О кодексе поведения государственных служащих».

В Государственной Думе третьего созыва антикоррупционный законопроект «О противодействии коррупции» дошел лишь до первого чтения. По мнению юристов «этот документ призван не столько направлять борьбу с коррупцией, сколько имитировать ее».

Время от времени власть инициирует шумные, с освещением в центральных СМИ, антикоррупционные кампании. Например, 24 ноября 2003 г., как раз накануне выборов, Указом Президента РФ № 1384 утверждено Положение о Совете при Президенте Российской Федерации по борьбе с коррупцией. С тех пор о его работе ничего не слышно.

Некоторые надежды на изменение ситуации в области противодействия коррупции связаны с подписанием Россией международных документов. 9 мая 2006 г.

постоянный представитель РФ при ООН Виталий Чуркин в Нью-Йорке официально передал в Секретариат ООН грамоту о ратификации Россией Конвенции ООН против коррупции от 14 декабря 2005 года.

Федеральный закон «О ратификации Конвенции ООН против коррупции» был подписан президентом В.В. Путиным 8 марта 2006 года.

Credo.ru

Источник: http://www.gazetaprotestant.ru/2007/07/borba-s-korrupciey-v-rossii-istoriko-pravovoy-aspekt/

Refy-free
Добавить комментарий