Портреты Сумарокова кисти А. Лосенко и Ф. Рокотова

Тайна портрета Сумарокова

Портреты Сумарокова кисти А. Лосенко и Ф. Рокотова

Сколько вокруг цветного! Почему тогда пыль серая? Цвета вместе дают никакой? Александр Петрович Сумароков находит точный эпитет: «Все в пустом лишь только цвете…» Выбирает самое бесцветное слово. Одна строка, а, по сути, — зашифрованное кредо. В массиве поэтического наследия Сумарокова она одна содержит слово «цвет», да еще с убийственным ярлыком «пустой».

О поэтах судят по их трудам. Не таков Александр Петрович с его прямолинейностью, нетерпимостью к иной точке зрения, будь то друг, ученый муж или царь.

О его трудах невозможно судить вне его политических взглядов, творческих приоритетов и наступательного пыла. Его творческая биография – поля сражений, взрастившие могущественных коварных врагов. В итоге низвергнут, осмеян.

А с ним и его призывы, идеи развития русского искусства, языка. Тут корень личной трагедии.

Программа Сумарокова в поэзии выражена ясно: «…Которые стихи приятнее текут? / Не те ль, которые приятностью влекут / И, шествуя в свободе, / В прекрасной простоте, / А не в сияющей притворной красоте, / Последуя природе, / Без бремени одежд, в прелестной наготе, / Не зная ни пустого звука, / Ни несогласна стука?..»Смысл слова и окраска слова – принципы, разделенные стеной смертельной вражды. Сумароков опирается на твердое значение слова. В его стихах, песнях, баснях не наберется и двух десятков цветовых эпитетов. Чаще других «красный» — в понимании «красивый», реже «зеленый», единожды «лазурь» и «желтый»: «Пойте, птички, вы свободу, Пойте красную погоду…», «И солнце подает свой видеть красный луч…», «Сем-ка сплету себе венок / Я из лазуревых цветов…», «Пожелтей, зелено поле…»

И, тем не менее, этот противник красочных излишеств заказывает в 1760 свой портрет мастеру, оперирующему исключительно цветом. Молодому, но уже известному петербургскому художнику, Антону Лосенко. Сумарокову 43 года.

Недавно, в 1759, запрещен его журнал «Трудолюбивая пчела», он сам на грани отстранения от руководства театром. Парадный портрет — вызов обстоятельствам, акт самоутверждения с целью увековечения себя для будущих поколений на пике карьеры, в расцвете сил.

Замысел подтверждается следующим шагом: в 1762 Сумароков дарит портрет Академии художеств. Что, кстати, недвусмысленно указывает на признание в изображении сходства с собой.

Отстраненный Екатериной II от общественной жизни, обиженный, он уезжает в Москву. Значение его неуклонно падает. Дает ядовитые плоды неосмотрительность в яростных полемиках.

Рушится семья, возникает возмутительная связь с простолюдинкой, душат разорительные тяжбы. Но боевой дух не сломлен: «…Так трудно доказать, бесчестно что иль честно. / Еще трудняй того бездельство зря терпеть / И, видя ясно все, молчати и кипеть.

/ Доколе дряхлостью иль смертью не увяну, / Против пороков я писать не перестану».

Современники рисуют его опустившимся, склонным к пьянству. Но имя остается. Став символом конкретной литературной и жизненной позиции, оно привлекает новых сторонников.

Среди них страстный почитатель Сумарокова, поэт Николай Струйский, 28-летний богач и самодур, наезжающий в Москву из имения Рузаевка, отстроенного по проекту Растрелли. По инициативе Струйского, пожелавшего всегда иметь перед глазами образ кумира, появляется второй портрет Сумарокова.

Заказ сделан блестящему московскому художнику Федору Рокотову. Работа выполнена в 1777. Сумарокову 59, он разорен, забыт. Рокотову 35, он в зените славы.

 Таинственно превращение случайностей в закономерность. Обнажение механизмов сплетения судеб. Мерцание совпадений. В 1771 Рокотов в Москве пишет знаменитый «Портрет Струйской», жены Николая Струйского.

С тех пор эта работа волнует сердца, побуждая поэтов посвящать портрету стихи.

В том же 1771 Лосенко в Петербурге пишет знаменитую картину «Владимир и Рогнеда», закладывая основы национальной исторической теме в русском искусстве, к чему давно призывал Академию Сумароков.

Между двумя портретами Сумарокова 17 лет. Приведя к одному масштабу головы, не соблазняясь трелями искусствоведов и веря лишь глазам своим, обнаружим прелюбопытнейшие особенности.

Во второстепенных деталях поздний портрет точно повторяет ранний: поворот головы, овал лица, направление взгляда, граница парика, форма бровей, пропорции носа. Однако существенные детали, передающие сходство, заметно отличаются: форма мышц рта, нижней губы, форма век, отсутствует ямка на подбородке.

Струйский же, в письме Рокотову, высказывает удовлетворение тем, как художник передал «вид лица и остроту зрака его» всего при «троекратном действии».

Но часто ли знатный Струйский встречался с выпавшим в небытие Сумароковым, чтобы иметь возможность оценить сходство? Он мог никогда не видеть его и полностью доверился Г. Академику Рокотову. Трудно представить и сеансы позирования.

Сомнительно, что Рокотов, один из учредителей Московского Английского клуба, владелец живописной мастерской, где при участии помощников одновременно пишутся десятки портретов высокопоставленных особ, посещал опустившегося Сумарокова.

Ещё менее верится, что Сумароков ходил к модному художнику. Едва ли. В первой половине 1777 болела его жена и 1 мая умерла. После чего он «плакал непрестанно двенадцать недель». А 12 октября умер, всеми брошенный. «…

А от небес прияв во тленно тело душу, / Я душу небесам обратно отдаю». Артисты театра похоронили его на свои гроши.

Думается, Сумароков не знал о замысле Струйского. А Рокотов, человек себе на уме, о частной жизни которого почти ничего не известно, справился с задачей без сеансов. Мастеру его уровня достаточно было одного взгляда на модель, чтобы схватить сходство. Но сходства нет. Значит, не было и одного взгляда.

Сумароков не позировал Рокотову. Отсюда возникает предположение, что портрет мог быть спешно написан и после смерти поэта, в конце года.
Закончивший Петербургскую Академию художеств Рокотов отлично знал работу Лосенко. Но, чтобы извлечь суть, следовало ехать в Петербург.

Он этого не делал, иначе бы не упустил важные черты лица портретируемого. Не желая портить отношения со Струйским, положив выполнить неудобный заказ, он, по всей видимости, берет за основу гравюру с раннего портрета, сопровождавшую прижизненные издания Сумарокова.

Обстоятельства способствуют: Струйский в имении, модель в неведении, Лосенко, указавший бы на плагиат, в могиле.

Просто сопоставление фактов, личное мнение, не претендующее на всеобщность.

Оба портрета Сумарокова – великое достояние русской живописи. Но с позиций достоверности второй решительно уступает первому, где восходящая звезда Лосенко заботливо и уважительно высветила не только значимость поэта и мыслителя, но и его характерные природные черты.

Очевидно гравюра, использованная Рокотовым, была достаточно грубой, в ней отсутствовали полутона, столь естественно передаваемые кистью.

Из-за этого в портрете 1777 нет выпуклой мышцы нижней губы, едва заметного перепада между верхней губой и щекой, ямки на подбородке. Зато в избытке бутафория, оправдывающая несходство, – пышный костюм и приметы старения.

Сумароков представлен «в сияющей притворной красоте …и бремени одежд», — в том цветистом обрамлении, против которого выступал всю жизнь.

P.S. Последовательная кампания забвения Сумарокова распространяется и на судьбу его живописных портретов, как двух главных, так и выполненной Рокотовым авторской копии портрета 1777 года. Ни один не включен в действующие экспозиции, все находятся в запасниках, вне доступа: портрет 1760 г.

— в Государственном Русском музее (СПб), портрет 1777 г. — в Историческом музее (Москва), копия с портрета 1777 г. — в Национальном художественном музее Латвии (Рига). Единственное доступное изображение Сумарокова — выполненная И.Г.Зейфертом в 1800 г. гравюра с портрета 1777г.

 (Исторический музей, Москва).

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5b742d4f22899a00a95e545c/5b862ea7848f4100adc2420e

Портреты Сумарокова кисти А. Лосенко и Ф. Рокотова

Портреты Сумарокова кисти А. Лосенко и Ф. Рокотова

Когда живописец пишет портрет современника, он видит его как бы в «ореоле» событий, идейных устремлений своей эпохи, воспринимает как личность с помыслами, хорошо ему понятными. Видимо, не случайно известнейшие живописцы запечатлели для потомков знаменитого поэта и драматурга А. П. Сумарокова.

А. Лосенко. «ПортретФ. Рокотов. «Портрет

А. П. Сумарокова». Масло. 1760.А. П. Сумарокова». Масло. 1777.

Конечно, эти мастера XVIII столетия творили в рамках портретного канона, который предписывал определенную меру идеализации модели. И все же они смогли воспринять портретируемого глубоко, заинтересованно.

Сумароков оказался как бы на перекрестье двух художнических «мнений» – во многом не схожих, разделенных значительным отрезком времени.

Это драгоценная возможность для сегодняшнего зрителя: историческое лицо как бы поворачивается различными сторонами, гранями характера. И вот уже перед нами проходит его жизнь…

Он был личностью яркой, сложной, противоречивой. Александр Петрович Сумароков – основоположник русской классической драматургии, организатор и директор созданного в 1756 году русского профессионального театра, издатель журнала «Трудолюбивая пчела».

Он родился в 1717 году, происходил из семьи знатных, но обедневших дворян. Тринадцатилетним мальчиком был отдан в кадетский корпус, который тогда называли «рыцарской академией».

Одновременно с ним обучались будущие талантливые дипломаты, политические деятели, переводчики, поэты, полководцы: Репнин, Панин, Свистунов, Херасков, Елагин, Каменский, Румянцев-Задунайский.

Многие однокашники Сумарокова пробуют себя в стихосложении, но ярче всех выступил на этом поприще именно он. Его стихам присущи размах, патетика:

Петр природу применяет,

Новы души в нас влагает;

Строит войско, входит в Понт.

И во дни такой премены

Мещет пламень, рушит стены

Рвет и движет горизонт…

Молодой поэт трудолюбив, ведь он – один из первооткрывателей в русской поэзии: «Я будто сквозь дремучий лес, сокрывающий от очей моих жилище муз, без проводника проходил».

Трудности первых опытов в жанре изящной словесности скрашивает успех у читателей, а после постановки первой пьесы под названием «Хорев» – и у зрителей. Поразительно широк круг интересов Сумарокова. Он пишет труды по истории, философии, филологии.

Страстно влюблен в свое детище – первый профессиональный театр, чей репертуар включал сумароковские пьесы. Их главная тема – воспевание гражданского долга и добродетелей, осмеяние пороков. Всего им написано более 20 драматических произведений.

Спектакли были богато оформлены, сопровождались музыкой, привлекали блестящей игрой лучших актеров того времени: Ф. Г. Волкова, И. А. Дмитриевского, Я. Д. Шуйского.

Новизна зрелища вызывала восхищение зрителей, но вскоре содержание пьес, где Сумароков рискнул поучать императрицу, вызвали раздражение при дворе, и он был освобожден от должности директора. Тогда же закончилась издательская деятельность поэта. Это отразилось на его душевном состоянии, которое и без того было омрачено бесконечными интригами завистников. В тяжелый для поэта период жизни, в 1760 году, его портрет написал А. Лосенко.

Для этого исторического живописца одной из важнейших в искусстве стала тема гражданского подвига. И данный портрет – тому свидетельство. Мастер изобразил Сумарокова в резком повороте. Гордо вскинута голова, фигура закутана в плащ. Он кажется героем классической трагедии, противостоящим ударам судьбы.

Поза чуть театральна, плащ демонстративно драпирует фигуру, но сколько скрытого человеческого страдания отражает лицо! Сумароков бледен: прямой, проницательный взгляд устремлен прямо на зрителя, в уголке рта залегла горькая складка.

В цвете полотно решено сдержанно, даже строго – почти черный фон, пятно темно-синего плаща, охристое с розовыми оттенками лицо. Трепетно написан уголок белого кружевного жабо, единственный светлый акцент в аскетической гамме портрета. Это драматургия цвета, символ робкой надежды на благополучное будущее.

Лосенко исполнил портрет драматурга сразу же после запрещения журнала «Трудолюбивая пчела»-другого сумароковского детища. Последний номер издания Сумароков завершил горькими строками:

С Парнаса нисхожу, схожу противу воли

Во время пущего я жара моего,

И не взойду по смерть я больше на него –

Судьба моей то доли

Прощайте, музы, навсегда!

Я более писать не буду никогда.

Лосенко повествует о судьбе поэта, которая раскрывается как драма гонимого творца.

Когда портрет Сумарокова поступил в музей, то сразу привлек внимание колоритом. Живописный почерк не оставлял сомнения в авторстве Рокотова.

Сочетание цветов: оливково-зеленого – в кафтане, черного – в шейном платке, алого – в анненской ленте, сбегающей по левому плечу, темно-коричневою в плаще – характерная гамма рокотовской живописи.

И вся она приведена к единству серебристой тональностью.

«Вероятно», «возможно» – этими словами пестрит литература о Рокотове, чье имя редко встречается в архивных документах. Он не был женат и не оставил потомков, которые могли бы сообщить о своем предке, почти никогда не подписывал работ. Деятельность художника началась в 1757 году в Петербурге.

К 1765 году он уже академик, преподаватель Академии художеств, модный портретист. Один из современников свидетельствует, что в 1764 году в его петербургской мастерской находилось одновременно до 40 портретов, «в которых были окончены только головы, доличное ему приходилось оканчивать после».

Эти биографические данные понадобились затем, чтобы понять, почему в рокотовском портрете Сумароков;: 1777 года так много черт парадности. Художник, как и полагается модному портретисту, поставил модель в самую выигрышную, представительную позу.

Живописцу XVIII столетия предписывалось облагораживать высокородных персон, «приноравливать к хорошей осанке». Считалось, что «недостатки, без которых познается… сложение людей, должны быть поправляемы и выпускаемы». Рокотов остался верен условностям искусства той эпохи.

Но, как всякий большой мастер, смог пойти глубже, выразить и то, что портретируемый старается обычно скрыть.

1777 год. Минуло семнадцать лет с тех пор, как Сумарокова писал Лосенко. Каким же предстал перед нами знаменитый создатель русских трагедий? Современники свидетельствуют о противоречивости его натуры.

В нем непостижимым образом уживались сила воли, решимость и высокомерие, щедрость и сварливость, душевная стойкость и беспомощность. Судьба оказалась к нему немилостивой: блестяще начав карьеру, он остался в конце жизни не у дел. Не миновало его и человеческое, отцовское горе – при нем погибли три сына.

В портрете живописец сумел поведать зрителю многое о непарадном, «домашнем» Сумарокове. В его лице видна отечность, мешки иод глазами. Во взгляде угадываются раздражительность, горечь уставшего от жизни человека.

Начинает казаться, что торжественная парадность его облика, символизируемая бархатным кафтаном с анненской звездой, не более чем маска, призванная скрыть от современника израненную душу драматурга. Но спрятаться за личину парадности, репрезентативного изображения не удалось. Например, поэт Н.

Струйский – «великий почитатель и подражатель Сумарокова», как он себя называл, – писал в письме Рокотову: «Ты, почти играя, ознаменовал только вид лица и остроту зрака его, в тот час и пламенная душа его… на оживляемом тобою полотне не утаилася…»

Следующее поколение – поколение Пушкина – предало забвению творчество некогда знаменитого драматурга. Едва ли был справедлив юный поэт, когда писал В. А Жуковскому: «Завистливый гордец, холодный Сумароков без силы, без огня, с посредственным умом». В середине XIX века В. Г.

Белинский уже отдавал должное одному из зачинателей российской словесности и театра, заметив, что «без дарования, воля ваша, нельзя иметь никакого успеха ни в каком времени».

Хочется верить, что живописные свидетельства Лосенко и Рокотова внесли свою ленту в восстановление правдивого образа Сумарокова.

Ведь талант выдающегося художника в том и заключается, чтобы, показывая «печати жизненных испытаний», выявлять в своем герое творческий огонь, ум, человеческое достоинство. Так Сумароков, как бы прожив на наших глазах часть своей нелегкой жизни, остался в веках «славным мужем российским».

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.chernorukov.ru

Дата добавления: 26.06.2013

Источник: https://www.km.ru/referats/333780-portrety-sumarokova-kisti-losenko-i-f-rokotova

Refy-free
Добавить комментарий