Поэмы Гомера как исторический источник

Поэмы Гомера как исторический источник (стр. 1 из 5)

Поэмы Гомера как исторический источник

Введение. 3

Гомеровские поэмы как исторический источник. 5

Заключение. 22

Список используемой литературы.. 25

Введение

Всякое литературное произведение далекого прошлого способно привлечь и увлечь человека нового времени изображением исчезнувшей жизни во многом поразительно не схожей с нашей жизнью сегодня.

Была пора, когда каждое слово «Илиады» и «Одиссеи» считали непререкаемой истиной — древние греки видели в Гомере не только великого поэта, но и философа, педагога, одним словом — верховного судью на все случаи жизни. Была и другая пора, когда все в «Илиаде» и «Одиссеи» считали вымыслом, или безнравственным анекдотом, оскорбляющим «хороший вкус».

Потом пришла пора, когда Гомеровы «Басни» одна за другой стали подкрепляться находками археологов: в 1870 году немец Генрих Шлиман нашел Трою, у стен которой сражались и умирали герои «Илиады»; спустя четыре года тот же Шлиман раскопал «обильные златом» Микены — город Агамемнома, вождя греческого воинства под Троей.

В ходе раскопок на острове Крите, а также в Микенах, в Гилосе и в некоторых других местах в южной части Балканского полуострова археологи нашли несколько тысяч глиняных табличек, исписанных неведанными письменами. Чтобы их прочитать потребовалось почти полвека, потому что не был известен даже язык этих надписей.

Лишь в 1953 году тридцатилетний англичанин Майкл Вентрис решил задачу дешифровки так называемого линейного письма «Б». Этот человек, погибший в катастрофе три с половиной года спустя не был историком античности, ни специалистом по древним языкам — он был архитектор.

И, тем не менее, ему удалось сделать самое крупное и самое поразительное открытие в науке об античности. Его открытие дало в руки исследователей подлинные греческие документы того же примерно времени, что события «Илиады» и «Одиссеи».

Документы, расширившие, уточнившие, а кое в чем и перевернувшие прежние представления о прообразе того общества и государства, которые изображены у Гомера.

«Одиссея» и «Илиада» относятся к важнейшим и некоторое время единственным источникам информации о периоде, который последовал в греческой истории за микенской эпохой. Однако кроме самого содержания этих произведений, ученых уже продолжительный период волнует вопрос о происхождении поэм, о личности их автора или авторов, о времени создания.

Не смотря на отсутствие какой-либо достоверной информации о Гомере как реальной личности, его существование не ставилось под сомнение. Шли лишь споры о месте его рождения, о годах жизни.

Биографические сведенья о нем, дошедшие до нас от позднейших античных авторов, противоречивы, не всегда правдоподобны, зачастую представляют собой очевидные домыслы.

Вызывает сомнение античная традиция о слепоте Гомера: автор «Илиады» и «Одиссеи», во всяком случае, прожил зрячим большую часть жизни, впитал в себя яркие картины природы и бытия человека на ее фоне, побывал в гуще сражения, лично соприкоснулся едва ли не со всеми сторонами тогдашней жизни.

Видел он своими глазами и троянскую равнину, как это явствует из описания деталей в описаниях «Илиады».

Поэмы такой длины и такой сложной структуры, как «Илиада» и «Одиссея», не могли сохраниться в устной эпической традиции, в которой важнейшую роль играла импровизация.

Судя по ряду признаков, обе поэмы были созданы в VIII в. до н. э. «Илиада» примерно на полвека раньше «Одиссеи».

Гомеровские поэмы как исторический источник

Личность автора «Илиады» и «Одиссеи» вызывала большие споры ещё в древности. Несмотря на то, что никто из древнегреческих историков не сомневался в существовании Гомера, уже тогда шли споры не только о времени его жизни, но даже о месте рождения. Семь городов приписывали себе честь быть родиной первого и величайшего древнегреческого поэта.

Время жизни Гомера датировалось по-разному — от XI до начала VIII в. до н. э. Большинство историков древности всё же полагало, что Гомер был уроженцем одного из греческих городов Эгейского побережья Малой Азии и жил примерно в середине IX в. до н. э.

На протяжении последних полутора столетий так называемый гомеровский вопрос был предметом изучения многих сотен специалистов; литература по этому вопросу охватывает тысячи названий.

Исследовался язык гомеровских поэм, их композиция, анализировались чуть ли не каждая строчка и каждое слово в поэмах, указывались кажущиеся и действительные противоречия, наконец, данные поэм сравнивались с эпосом других народов и с археологическими памятниками микенского и последующего времени.

В результате всех этих исследований установлено, что как в «Илиаде», так и в «Одиссее» имеется ряд напластований самых различных времён, начиная с домикенского и кончая, по крайней мере, IX в. до н. э. Притом эти напластования переплетаются между собой самым причудливым образом.

Так, например, оказалось, что гекзаметр — стихотворный размер, которым написаны поэмы, — возможно, даже догреческого происхождения, а языком эпоса является ионийский диалект греческого языка с примесью эолийского диалекта. Могущество микенского царя Агамемнона и сама Троянская война должны быть отнесены к XIII — XII вв. до н. э. (к концу позднеэлладского периода).

Зато, например, упоминание об использовании железа и картина общественных отношений в эпосе отражают условия жизни эллинских племён начала I тысячелетия до н. э. Кроме того, доказано, что вплоть до середины VI в. до н. э. в текст поэм вносились довольно многочисленные вставки отдельными певцами, желавшими примениться к настроениям своей аудитории.

Несомненно, также и то, что в основу поэм лёг так называемый «троянский цикл» народных сказаний, который перерабатывался многими поколениями сказителей ещё до того, как отдельные эпизоды этого цикла послужили основой для составления гомеровских поэм (вероятно, конец IX, возможно — начало VIII в. до н. э.).

Наконец, установлено, что «Одиссея» была составлена несколькими десятилетиями позже «Илиады». В сочетании с гомеровским эпосом и отрывочными сообщениями позднейших греческих авторов археологические данные позволяют установить основные веха истории Эллады того времени.

Археологические данные Археологические памятники раннежелезного века, найденные на территории Греции, по своему характеру резко отличаются от микенских. Если среди последних первое место занимают монументальные дворцы и купольные гробницы, то основным видом памятников конца II и начала I тысячелетия являются кладбища, притом не знати, а рядового населения.

В погребениях этого времени обнаружено значительно меньше всякого рода драгоценностей, художественных изделий и привозных вещей, но количество найденных предметов повседневного обихода не уступает числу предметов в погребениях позднеэлладского периода.

Изучение археологических памятников даёт вполне надёжную картину социально-экономического развития и внешних связей эллинского мира в раннежелезный век. Согласно общепринятой археологической периодизации, на рубеже XII и XI вв. до н. э. начинается распространение украшений из железа, позднеэлладская керамика всё более упрощается, постепенно исчезают характерные для неё формы сосудов.

В XI — Х вв. появляются изготовленные на месте предметы вооружения из железа; керамика предшествующего периода почти незаметно сменяется керамикой, отличающейся геометрическим стилем орнамента. Тогда же наряду с погребением умерших вводится и быстро распространяется сожжение покойников. Между 950 и 850 г. начинается широкое применение железа для изготовления орудий труда.

Во второй половине IX в. происходит дальнейшее распространение железа и совершенствование керамики; вновь появляются погребения без кремации. Основными археологическими источниками для этих трёх столетий являются памятники, найденные при раскопках кладбища на острове Саламин, в афинском квартале Керамике и в городе Коринфе.

Эллинские племена на рубеже I и II тысячелетия Переселение дорийцев и связанные с ними другие этнические передвижения в Эгейском бассейне в основном закончились в XI в. до н. э. Они вызвали довольно большие изменения в составе населения многих областей вокруг Эгейского моря.

Это было последнее в древности крупное переселение племён в этом районе; с тех пор на протяжении, по крайней мере, полутора тысячелетий этнический состав населения отдельных областей Греции не подвергался значительным изменениям.

В результате переселения дорийцев и других родственных им племён Пелопоннес был захвачен новыми завоевателями; независимость удалось сохранить только населению гористой Аркадии, находящейся в центре полуострова. Основными районами расселения дорийцев на Пелопоннесе были Лаконика и Арголида, другие племена заняли северо-западную и северную части Пелопоннеса — Элиду и Ахайю.

Почти одновременно дорийцы захватили всю южную часть Эгейского бассейна — большую часть Крита, острова Кифера, Родос, Книд — и основали несколько поселений в юго-западной части Малой Азии.

С тех пор развитие Крита шло в основном теми же путями, как и других районов Эгейского бассейна, но он потерял своё ведущее положение в этой области и не играл значительной роли в последующей истории древней Греции. Для этого острова была характерна пестрота этнического состава населения; Гомер отмечает, что «разные слышатся там языки».

Вытесненные дорийцами ионийцы и частично ахейцы сначала укрылись, по-видимому, в Аттике. Впоследствии жители Аттики гордились тем, что в отличие от подавляющего большинства прочих эллинов они являются исконными жителями своей родины и что только они смогли отразить нашествия дорийцев.

Из Аттики вскоре возобновилась колонизация центральной части Эгейского архипелага и противолежащего малоазийского побережья, получившего название Ионии. Здесь возникли цветущие ионийские поселения — Милет, Эфес, Колофон, сыгравшие впоследствии большую роль в развитии ранней греческой культуры. Такие же ионийские поселения возникли на островах Самое и Хиос.

В отличие от гористой материковой Греции, Иония, по словам древнегреческого историка Геродота, находилась в таком климате, «благодатнее которого мы не знаем ни в какой другой стране». В Х в. дон. э. началась колонизация эолийцами северо-западной части Малой Азии и прилежащих островов, прежде всего Лесбоса. Эта часть Эгеиды с тех пор носила название Эолиды.

Гомеровские поэмы, в которых имеется много эолизмов, были оформлены на границе Эолиды и Ионии, возможно — в Смирне. На малоазийском побережье встречается довольно много микенской, а затем и украшенной геометрическим орнаментом керамики, однако здесь почти отсутствует греческая посуда конца XI — начала Х в. Очевидно, был какой-то разрыв между микенской и последующей колонизацией. В социально-экономическом отношении эллинские общества на рубеже II и I тысячелетий до н. э. по сравнению с микенскими были во многом более примитивными. В это время отсутствуют признаки, совокупность которых давала основание считать микенское общество обществом классовым. Общая картина социальных отношений в «Илиаде» и «Одиссее» также не даёт основания говорить о наличии в гомеровское время классового общества и государства. С другой стороны, следует помнить, что ранние рабовладельческие общества даже на Пелопоннесе были лишь островками в море поселений, живших ещё фактически в условиях первобытно-общинного строя. Большая часть ремесленников, по-видимому, обслуживала лишь потребности дворцового хозяйства; внешняя торговля была более развита, чем внутренняя. С гибелью дворцов и населявшей их рабовладельческой верхушки должны были исчезнуть те отрасли производства, которые обслуживали только эту верхушку; та же судьба постигла и письменность, применявшуюся, видимо, только для нужд дворцовых хозяйств. Но все орудия производства, знакомые микенскому обществу, продолжали, однако, использоваться эллинскими племенами и после его падения. Всё большее распространение получает железо, из которого изготовляются уже не только украшения, но и орудия производства. Исчезновение крупных дворцовых хозяйств должно было привести к тому, что отпала значительная часть повинностей населения. Гнёт дорийских завоевателей, особенно непосредственно после покорения страны, вряд ли сказывался на трудовом населении сильнее, чем эксплуатация микенских правителей.

Источник: https://mirznanii.com/a/348173/poemy-gomera-kak-istoricheskiy-istochnik

Гомеровский вопрос. Поэмы Гомера как исторический источник. Ахейское общество по данным гомеровских поэм

Поэмы Гомера как исторический источник

«гомеровский вопрос» – проблема авторства и происхождения «Илиады» и «Одиссеи».

Сказания о Троянской войне, происходившей, очевидно, в XIII–XII вв. до н. э., складывались в течение нескольких веков и облекались греческими певцами (аэдами) в художественную форму; исторические факты приобрели обобщенный и гиперболизированный характер; к ним были примешаны элементы мифологии.

Так сложились две большие эпические поэмы: военно-героическая «Илиада» (песнь об Илионе-Трое) и сказочно-бытовая «Одиссея», повествующая о возвращении Одиссея на родину. Их создание и, по существу, окончательную редакцию древние приписывали одному из аэдов, которого предание называет Гомером.

Существовал ли он на самом деле?

Исторически характерный образ странствующего певца Гомера переплетается в предании, сохраненном для нас античными авторами, со всякого рода фантастическими измышлениями. Гомеровский вопрос встал по причине отсутствия каких-либо достоверных сведений о Гомере уже в античное время.

По свидетельству древних, семь городов спорили за честь называться родиной Гомера: Смирна, Хиос, Колофон, Саламин, Родос, Аргос и Афины. Иногда называли другие города, так как двустишие, в котором они перечислялись, имело несколько вариантов.

Источники сходятся только в том, что умер поэт на острове Иос.

Отсутствие каких-либо сведений о личности Гомера, а также наличие в поэмах противоречий, стилистического разнобоя и сюжетных неувязок породили «гомеровский вопрос» – совокупность проблем, связанных с изучением «Илиады» и «Одиссеи», и в первую очередь с авторством этих поэм. Уже в 1664 г. французский аббатд'Обиньяк высказал мысль о том, что «Илиада» составлена из отдельных эпических песен об осаде Трои и не является единым произведением одного автора (Гомера).

В XVIII в., когда на смену классицизму приходит романтическое направление в литературе, пробуждавшийся интерес к народной поэзии, к прошлому сделал гомеровский вопрос ещё насущнее. В «Илиаде» и «Одиссее» стали видеть произведения, созданные народом в глубокой древности, а в имени Гомера – некое собирательное имя автора греческого эпоса в целом.

Но ожесточенная полемика не была бесплодной. Ученым удалось установить хотя бы приблизительно время и место их создания. Судя по ряду признаков, обе поэмы, приписываемые Гомеру, были созданы в VIII в. до и. э.

«Илиада» примерно на полвека раньше «Одиссеи». Время жизни Гомера датировалось по-разному — от XI до начала VIII в. до н. э. Древние историки все же предполагали, что Гомер жил приблизительно в середине IX в. до н. э.

и был уроженцем одного из греческих городов Эгейского побережья Малой Азии.

«Одиссея» и «Илиада» относятся к важнейшим и долгое время единственным источникам информации о периоде, который последовал в греческой истории за микенской эпохой. все исследователи соглашаются с тем, что в поэмах можно проследить ряд наслоений различных эпох, что является свидетельством длительного времени их складывания.

Отдельные излагаемые моменты можно отнести к домикенской эпохе, описаны также отношения и быт, характерные для микенской эпохи. Однако в большей части других эпизодов нашел отражение так называемый гомеровский период, который обычно датируют XI — IX вв. до н. э. Наконец, в поэмах нашел известное отражение и еще более поздний период VIII — VI вв. до н. э.

, непосредственно предшествующий или уже совпадающий со временем их первой записи. Создание «Илиады» и «Одиссеи» свершилось в Малой Азии, вероятнее всего, в Смирне, со смешанным эолоионическим населением. Именно язык поэм и единство характеристики героев служит главным доводом в пользу единства автора обоих произведений.

Несомненно также и то, что в основу поэм лег так называемый «троянский цикл» преданий, который перерабатывался в течение нескольких столетий, еще до того, как его отдельные эпизоды послужили основой для составления гомеровских поэм (вероятно, конец IX или начало VIII в. до н. э.

, так как позднейшие циклические поэты, писавшие свои поэмы с 1-й Олимпиады, имели перед собой «Илиаду» и «Одиссею» примерно в теперешнем виде).

Несоответствие описаний микенской эпохи и упоминаний о технике обработки железа, сосуществование централизованной царской власти и родовой общины и другие детали в тексте поэм требуют от историка большой осторожности с материалом эпоса. Используя Гомера, мы всегда должны помнить, что перед нами не исторический документ в строгом значении этого слова, а художественное произведение.

Большинство же исторических реалий, отраженных в поэмах, — экономическое развитие, социальные и политические отношения, — относятся, по-видимому, ко времени жизни эпического поэта (рубеж IX–VIII вв. до н. э.

), на основании этих свидетельств и строится картина общественной жизни в послемикенское время, когда после крушения «дворцовой» цивилизации наступила полоса временного исторического регресса и на первый план выступили небольшие сельские общины с их вождями-басилевсами.

Отрывки дают представление о большой патриархальной семье, какой была семья троянского правителя Приама.

В первом фрагменте из «Одиссеи» Одиссей говорит сыну об опасности, которая грозит им в связи с тем, что они перебили женихов Пенелопы. Во втором отрывке «Одиссеи» отец одного из убитых женихов призывает к кровной мести. Во фрагменте IX песни «Илиады» речь идет о замене кровной мести выкупом.

Воины на поле битвы сравниваются с соседями, спорящими за границы своих участков (клеров). В этих строках «Илиады» исследователи часто усматривают намек на некогда периодически проводившиеся переделы общинной земли.

Следующие три отрывка показывают основные источники рабства. В первом отрывке из «Илиады» рассказывается о том, как боги Посейдон и Аполлон по приказу Зевса должны были служить троянскому царю Лаомедонту, который не только отказал им в плате, но и грозил продать в рабство.

Данный пример показывает имевший распространение способ обращения свободных людей в рабское состояние. Повествование ведется от имени Посейдона, который обращается к Аполлону.

Во втором фрагменте из «Илиады» жена Гектора Андромаха говорит о судьбе, которая ждет ее и малолетнего сына после смерти мужа, ведь при взятии города мужчин обыкновенно убивали, а женщин и детей уводили в рабство. Источником рабства была не только война. Иногда греки совершали разбойничьи набеги с целью захвата рабов.

В последнем из приводимых отрывков Одиссей рассказывает о такой экспедиции к берегам Египта.В первом отрывке речь идет об описании жилища правителя феаков Алкиноя, указывается численность рабынь в его хозяйстве и их основные занятия.

Во втором фрагменте говорится об отношении свободных к труду раба, примечательно, что оценка эта вложена автором в уста раба Одиссея свинопаса Евмея. Расправа Одиссея над рабом-козопасом Меланфием, о чем повествует третий отрывок, дает нам важный пример наказания провинившегося раба.

Народному совету предшествовал совет вождей, и на самом собрании именно вожди играли решающую роль: только они участвуют в обсуждении всех вопросов и принятии решений.

Однако басилеи не могут решить вопрос о продолжении войны без согласия народа, так как обычай, очевидно, требовал заручиться ясно выраженным согласием воинов, прежде чем приступить к опасному военному предприятию.

Агамемнон решил прибегнуть к хитрости и попытался возбудить воинственный пыл солдат притворным призывом отказаться от заманчивого предприятия, что чуть было не сорвало собрание, ибо все устремились к кораблям.

Усилиями Одиссея, который действовал по совету Афины, удалось вернуть всех на собрание, когда же воин Терсит осмелился высказаться против продолжения войны с троянцами и предложил вернуться домой, Одиссей с гневом обрушился на него, осыпая бранью и угрожая расправой.

Источник: https://cyberpedia.su/6xab68.html

Гомер как исторический источник

Поэмы Гомера как исторический источник

Для общего развития, что в поэме вообще от эпоса

  • Автор говорит о происходящем как о чем-то отдельном от себя
  • Повествование заметно позже событий, есть временной промежуток
  • Поэт все знает, знает, что будет, в самом начале говорит о том, что должно произойти позже. Плюс к прямому указанию (Ахиллес наделал много бед) еще и предсказания, Фетида говорит несколько раз, что Ахиллес скоро после Гектора погибнет.
  • Целостность и масштабность произведения
  • Тщательная детализация (щит Ахилла – 120 строк)
  • Максимальная объективность. Автор ни на стороне троянцев, ни на стороне ахейцев. Сочувствует обеим сторонам.
  • Эпический мир героев богатырей (вид безоружного Ахилла повергает троянцев в страх и ужас).
  • Повествование через перечисление (список кораблей)
  • Сложные эпитеты (сребрноногая, златокудрая, волоокая)

В Древнем Риме и в средневековой Европе поэмы Гомера воспринимались как образцы классического искусства. Своеобразным «соревнованием» с Гомером стала поэма римского поэта Вергилия «Энеида».

На восходящую к Гомеру литературную традицию опирались писатели и поэты, которые стремились создать крупные эпические поэмы, запечатлев в них важнейшие события национальной истории. Это Торквато Тассо («Освобожденный Иерусалим»), Мильтон («Потерянный рай»), Вольтер («Генриада»), Клоп-шток («Мессиада») и др.

Однако эти подражания при всей их значимости не были до конца удачными, в них ощущалась некоторая искусственность. Это прежде всего связано с тем, что сама форма, стиль, манера гомеровских поэм соответствовали раннему историческому этапу.

Наиболее органичными для нашего времени сочинениями стали не обширная поэма, насыщенная мифологическими образами, а романы-эпопеи, такие, как «Война и мир» Льва Толстого, «Тихий Дон» Михаила Шолохова, «Жан-Крис-тоф» Ромена Роллана, «Иосиф и его братья» Томаса Манна и др. Не случайно «Войну и мир» называют «Илиадой» нового времени.

Поэмы Гомера не волшебные сказки о богатырях, не фантастические мифы о героях. Но описывал реальные исторические явления в том контексте, в каком они воспринимались современным ему обществом.

Это были реальные войны, в реальных городах, хотя долгое время саму троянскую войну считали красивой легендой. В 1870 году немецкий предприниматель, если мне не изменяет память, Генрих Шлиман исполнил свою зветную мечту – он нашел город Илион, легендарную Трою.

До самой Трои он не докопал, но место нашел нужное. Через несколько лет до Трои все же докопались. Шлиман нашел верхний культурный слой. В 1874 тот же Шлиман, руководствуясь описаниям Гомером местности, раскопал «обильные златом» Микены, — город Агамемнона.

Дальнейшие открытия археологов только подтверждали реальность происходящего в поэмах Гомера.

Ученые полагают, что использовать поэмы в качестве исторического источника надо с большой осторожностью: описания Гомера не всегда отражают конкретную историческую реальность. В поэмах использованы легенды и образы микенских сказаний, но при этом Гомер плохо знает жизнь греческих владык времен Троянской войны, так как отделен от них несколькими веками истории дорийцев.

Тем более, что народные певцы, на легенды и рассказы которых опирался Гомер, имели такое свойство привирать, по-научному — гиперболизировать, и идеализировать тех или иных героев, так что все очень субъективно. Там, где Гомер ничего не мог почерпнуть из окружающей действительности или древних преданий, он давал волю своей фантазии. Вот два примера поэтической фантазии Гомера.

Описание роскошного, по понятиям автора поэм, дворца Алкиноя на острове феаков не имеет ничего общего ни с постройками микенского времени, ни с домами современной Гомеру знати.

Поэт знал, что в микенскую эпоху широко использовались боевые колесницы (во времена самого Гомера у греков они уже вышли из употребления).

Но автор поэм плохо представлял себе, какую именно роль играли колесницы в сражениях: известно, что они осуществляли прорыв пехоты противника, вносили беспорядок в его ряды, стрелами и дротиками колесничие уничтожали его боевую силу.

Между тем герои “Илиады” используют колесницу в основном как транспортное средство, что исторически недостоверно: они подъезжают на ней к месту боя, спрыгивают с нее и сражаются с противником, стоя на земле.

Но, несмотря на то, что историческая подоплека все же есть, очень многое, особенно в Одиссее, плод народной фантазии. А то один экскурсовод на черноморском побережье с неколебимой уверенностью, видимо, начитавших Гомера, говорил «В этих горах ходили циклопы, это правда. А вот здесь дача Сталина» ну что-то в этом духе) Вот так делать не нужно)

Предыстория похода:

В начале 2ого тысячелетия до н.э. на Балканском полуострове появились племена греков-ахейцев. Они начали завоевывать территорию и строить города. Город это крепость царя и домики вокруг. Крит – главный центр древнейшей известной нам цивилизации Средиземноморья.

Существовало очень культурное общество, рабовладельческий строй, монархия, развитое искусство и т.п. Умелый мореходы, строители и т.п. Ахейцы дикари, ничерта не умели, но у критян научились, когда их завоевали. Не разрушили культуры.

Троя был богатым портом, но долго не удавалось ахейцам его взять. А когда взяли сражались оооочень долго. Поэтому и запомнилось и осталось в памяти. Но через некоторое время пришли дикие дорийцы и все разрушили. Вот Гомер – потомок дорийцев.

Забывалось прошлое, цепь событий разрывалась и отдельные звенья превращались в предания.

“History became a legend, legend became a myth, and something that shouldn’t be forgotten was lost…” © The lord of the Rings/ The Fellowship of the Ring

«История стала легендой, легенда привратилась в фарс… а потом и анекдотов напридумывали» © Goblin

Источник: https://studopedia.su/15_76441_gomer-kak-istoricheskiy-istochnik.html

Refy-free
Добавить комментарий