Петриченко, Степан Максимович

Петриченко, Степан Максимович

Петриченко, Степан Максимович

Степа́н Макси́мович Петриче́нко (1892, дер. Никитенка Жиздринского уезда Калужской губернии — 2 июня 1947), старший писарь линкора «Петропавловск», глава ВРК Кронштадтского восстания. Во время Революции в России склонялся к анархо-коммунизму, как и другие моряки Балтфлота .

Родился в семье малоземельного крестьянина. Через два года после его рождения семья переехала в г. Александровск (ныне г.Запорожье), где Степан окончил двухклассное городское училище и поступил на работу на местный металлургический завод металлистом. В 1913 году Петриченко был призван на военную службу на линкор «Петропавловск», входивший в состав Балтийского флота.

Советская республика матросов и строителейВо время Февральской революции в России, находился с флотом на Эстонском острове Нарген (теперь Найссаар). В декабре 1917 года здесь была провозглашена «Советская республика матросов и строителей».

Восемьдесят военных моряков и около двух сотен коренных островитян организовали местное самоуправление, просуществовавшее до захвата Таллина войсками кайзеровской Германии 26 февраля 1918 года.Красно-чёрный флаг «анархо-коммунистов» был спущен, а её «правительство» погрузилось на суда Балтийского флота, взяв курс на Хельсинки, а оттуда — на Кронштадт.

Через три года красно-чёрное знамя взвилось и над Кронштадтом — бывший руководитель Наргенской «республики» Степан Максимович Петриченко возглавил Кронштадтское восстание.

В «партийную неделю» 1919 года вступил в РКП(б), но выбыл из партии в ходе «перерегистрации» (завуалированной чистки). Летом 1920 года побывал на родине, а по возвращении одобрительно отзывался о движении батьки Махно, однако анархистом по убеждениям не стал.

В марте 1921 года с началом волнений в Кронштадте возглавил орган руководства восстанием — Временный революционный комитет, но политических талантов не проявил. Кронштадтцы требовали ликвидации «самодержавия коммунистов».После подавления мятежа с тысячами его участников ушёл в Финляндию. Работал на лесопильных заводах, стал плотником.

 Революционные матросы линкора Петропавловск в Хельсинки, лето 1917 г.В публикации журнала «Власть»,№ 5 от 07.02.2011 года сообщается, что «Петриченко тайный агент Чрезвычайной Комиссии Петроградской губернии».В эмиграции авторитет Петриченко среди бывших участников восстания был высок.

Он блокировал намерение белой эмиграции в Хельсинки направить кронштадтских «добровольцев» в Советскую Карелию для организации восстания. Он призывал не подчиняться приказу генерала Врангеля о включении отряда бывших кронштадтцев в армию, находящуюся в Турции.

Когда в начале 1922 года постановлением ВЦИК рядовым участникам восстания была объявлена амнистия, он не чинил препятствий желающим вернуться на родину и сам решил просить разрешения вернуться, о чём держал совет с другими бывшими членами Ревкома.

Вскоре полицмейстеру Выборга поступил донос о «гнусном замысле» Петриченко, в результате чего 21 мая 1922 года он был арестован и несколько месяцев провел в тюрьме.В 1922 году Петриченко поехал в Ригу и посетил посольство РСФСР. Там его завербовали в агенты ГПУ и он стал агентом Разведупра РККА в Финляндии.

В августе 1927 года Петриченко вновь приехал в Ригу и в советском посольстве подал заявление на имя Калинина с просьбой вернуть советское гражданство и разрешить выехать в СССР. В 1927 году Петриченко выезжал через Латвию в СССР. Возвратившись в Финляндию, устроился на целлюлозную фабрику в г. Кень , где работал до 1931 года.

Был уволен с фабрики по сокращению штатов и переехал на жительство в Хельсинки. В 1937 году заявил об отказе сотрудничества с советской разведкой, однако затем снова согласился продолжить работу. С началом Второй мировой войны деятельность Петриченко была переориентирована на освещение военных приготовлений Германии и ее союзников.

От Петриченко было получено несколько важных сообщений о подготовке Германии к войне против СССР.В 1941 году Петриченко был арестован финскими властями.25 сентября 1944 года на основании соглашения о перемирии между СССР, Великобританией и Финляндией Петриченко был освобожден, а 21 апреля 1945 года вновь арестован и передан в органы контрразведки Красной Армии.

Следствие по делу Петриченко вёл старший следователь контрразведки СМЕРШ капитан Новоселов. По указанию главного военного прокурора Лозинского, дело было передано в Особое совещание НКВД СССР, где было рассмотрено без присутствия обвинения и защиты. Приговор, вынесенный 17 ноября 1945 года, гласил:Петриченко Степана Максимовича за участие в контрреволюционной террористической организации и принадлежность к финской разведке заключить в исправительно-трудовой лагерь сроком на 10 лет, считая срок с 24 апреля 1945 года.Умер Степан Петриченко 2 июня 1947 года во время этапирования его из Соликамского лагеря во Владимирскую тюрьму.

  • Степан Петриченко Правда о кронштадтских событиях — Прага, 1921.

 В Мой Мир

Источник: https://voinanet.ucoz.ru/index/petrichenko_stepan_maksimovich/0-8956

Началось Кронштадтское восстание против коммунистов

Петриченко, Степан Максимович

28.2.1921. – Началось Кронштадтское восстание против коммунистов

Победа Кронштадтского востания

Кронштадтское восстание (28 февраля – 18 марта 1921 г.) против большевиков произошло в цитадели такой «гордости революции», какой в октябре 1917 г. были балтийские моряки – и это заставило ленинскую партию отказаться от политики военного коммунизма, начав новую экономическую политику (нэп).

Восстание в Кронштадте было связано с обострившимся внутренним положением в советской России на исходе так называемой гражданской войны.

По мере того, как русские Белые армии были вынуждены отступить под натиском Красной армии интернационалистов, значительная часть крестьянства и рабочих усилили свое сопротивление оккупационной власти жидобольшевиков и предпринимали попытки ее ликвидации на местах.

В конце 1920 – начале 1921 гг. вооруженные восстания крестьян, в значительной мере антиеврейские, охватили Западную Сибирь, Тамбовскую, Воронежскую губернии, Среднее Поволжье, Дон, Кубань, Украину, Среднюю Азию. Помимо грабительской продразверстки, крестьян возмущало ограбление и закрытие церквей.

Все более напряженной становилась ситуация в городах. Не хватало продовольствия, многие заводы и фабрики закрывались из-за нехватки топлива и сырья, рабочие оказывались без зарплаты. Особенно тяжелое положение в начале 1921 г. сложилось в крупных промышленных центрах, прежде всего в Москве и Петрограде.

Декрет от 22 января 1921 г. о сокращении рабочего пайка на треть вызвал забастовки рабочих. В некоторых городах начались уличные выступления. Правда, в отличие от крестьянских восстаний, в городах протесты большей частью носили левый социалистический характер под лозунгами: «За Советы без большевиков!».

24 февраля в Петрограде забастовали заводы: Трубочный, Лаферм, Патронный и Балтийский. Часть петроградского гарнизона отказалась выступить против рабочих.

Произошли столкновения рабочих с курсантами, посланными для подавления забастовок. 25 февраля напуганные большевики создали «Комитет обороны Петрограда» под руководством Зиновьева (Радомысльского).

Были подтянуты надежные части из провинции, снятые с фронтов, и рабочее движение удалось подавить.

Эти события, однако, повлияли на настроения моряков красного Балтфлота.

Даже на главной базе флота, в городе-крепости Кронштадте, где размещались корабельные команды, береговые части и вспомогательные подразделения моряков общей численностью свыше 26 тысяч человек, расправа с рабочими-социалистами вызвала возмущение.

Стало очевидно, что фактически под лозунгом утверждения диктатуры пролетариата установилась диктатуры компартии… Лозунг восстания был: «Власть Советам, а не партиям!».

В Кронштадте моряки стали агитировать за перевыборы советов и создавать независимые от большевиков комитеты. Для прояснения обстановки в Петрограде направили туда своих представителей.

Вернувшись в Кронштадт, 27 февраля ходоки доложили общим собраниям своих команд о причинах волнений рабочих, а также моряков линкоров «Гангут» и «Полтава», стоявших на Неве.

На другой день моряки линейных кораблей «Петропавловск» и «Севастополь» приняли резолюцию, которую вынесли на обсуждение представителей всех кораблей и военных частей Балтийского флота. Главными требованиями резолюции были:

«Ввиду того, что настоящие советы не выражают волю рабочих и крестьян, немедленно сделать перевыборы советов тайным анием… Свободу слова и печати…

Освободить всех политических заключенных социалистических партий, а также всех рабочих и крестьян, красноармейцев и матросов, заключенных в связи с рабочими и крестьянскими движениями…

Упразднить всякие политотделы, так как ни одна партия не может пользоваться привилегиями для пропаганды своих идей и получать от государства средства для этих целей…

Упразднить коммунистические боевые отряды во всех воинских частях, а также на фабриках и заводах разные дежурства со стороны коммунистов… Дать полное право действия крестьянам над всею землею так, как им желательно… Разрешить свободное кустарное производство собственным трудом… Просим все воинские части, а также товарищей военных курсантов присоединиться к нашей резолюции…».

Таким образом, резолюция не содержала призывов к свержению правительства как такового, но была направлена против диктатуры компартии – что для большевиков было одно и то же.

1 марта на Якорной площади Кронштадта, при участии прибывших туда председателя ВЦИКа Калинина и комиссара Балтфлота Кузьмина (которые пытались отговорить матросов от политических требований), состоялся митинг, собравший около 16 тысяч человек. Его участники подавляющим большинством поддержали резолюцию моряков.

Лозунги матросов, солдат и рабочих крепости почти дословно повторяли политические требования петроградских рабочих. В Петроград было послано 30 парламентеров для переговоров с властью, но они были там арестованы.

Сразу после митинга состоялось заседание большевицкого партийного комитета коммунистов крепости, на котором обсуждался вопрос о возможности вооруженного подавления протестующих.

2 марта в Доме просвещения Кронштадта (бывшее Инженерное училище) собралось собрание представителей кораблей. Главным на заседании был вопрос о перевыборах Кронштадтского Совета, срок полномочий которого истекал. Новый избранный состав оказался смешанным, но коммунисты оказались в меньшинстве.

Большинством собрание выразило недоверие коммунистам, призывая их добровольно отказаться от власти. Присутствовавшие на собрании председатель исполкома Васильев и комиссар Кузьмин заявили, что коммунисты от власти в Кронштадте добровольно не откажутся, и пригрозили репрессиями.

В этот момент прошел слух, что вооруженные коммунисты направляются к месту собрания.

В связи с этим собравшимися было решено преобразовать новоизбранный президиум Совета из пяти человек во Временный революционный комитет (ВРК) для поддержания порядка в городе, во главе которого встал избранный председатель собрания – писарь с линкора «Петропаловск» С.М. Петриченко.

Степан Максимович Петриченко

Власть в Кронштадте без единого выстрела перешла в руки Ревкома, которому большевистские ячейки военных и гражданских организаций Кронштадта не смогли противостоять и бежали. Начался массовый выход рядовых коммунистов из компартии.

Считая, что в Кронштадте заложен первый камень в основание «третьей, подлинно народной революции», члены Ревкома были уверены в поддержке трудящимися Петрограда и всей страны.

3 марта Ревком, выдавая желаемое за действительное, оповестил кронштадтцев о том, что в Петрограде происходит «всеобщее восстание».

Между тем, реакция петроградских рабочих на события в Кронштадте была пассивной. 3 марта Петроград и губерния были объявлены на осадном положении. Эта мера была направлена именно против возможных демонстраций питерских рабочих, а не против кронштадтских матросов.

Большевики перебросили в столицу достаточно карательных частей. Все члены партии города и губернии были фактически на казарменном положении.

В райкомах и исполкомах велось круглосуточное дежурство, организовывались вооруженные коммунистические и комсомольские отряды, части особого назначения патрулировали ночные улицы, несли охрану стратегических объектов города и важнейших учреждений – мостов, вокзалов, телеграфных и телефонных линий, складов; выход на улицы после 9 часов вечера был запрещен. В приказе подчеркивалось, что «виновные в неисполнении означенного приказа подлежат ответственности по законам военного времени», а всем патрульным и караульным службам предписывалось при сопротивлении безоговорочно применять оружие. В таких условиях любое открытое выступление против власти большевиков означало бы вооруженные столкновения с заведомым поражением. Сказывалась и дезинформация. Поэтому даже та часть петроградских рабочих, которая симпатизировала кронштадтцам, не смогла поддержать их.

Кронштадтцы добивались открытых и гласных переговоров, однако позиция властей с самого начала была однозначной: никаких переговоров или компромиссов. Арестовали не только посланных парламентеров, но и как заложников проживавшие в Петрограде и в других местностях семьи кронштадтцев.

Большевицкое руководство было информировано о социалистическом характере кронштадтского движения, его целях, руководителях.

Тем не менее кронштадтское движение было объявлено «мятежом», якобы организованным французской разведкой и бывшим царским генералом Козловским (командовавшим артиллерией крепости), принятая кронштадтцами резолюция – «черносотенно-эсеровской».

Во все воинские части, на корабли Балтийского флота также была направлена агитационная литература и приказ, в котором всем комиссарам предписывалось находиться на местах; запрещались собрания в присутствии посторонних лиц; всех замеченных в агитации против советской власти предписывалось арестовать.

Большевики полагали, что в таком же духе – «вас обманывают белогвардейцы и международные империалисты!» – могут воздействовать и на кронштадцев, поэтому прибегли к разбрасыванию над Кронштадтом листовок: только 12 марта гидросамолеты Балтийского флота сбросили над крепостью 4,5 пуда агитационной литературы.

4 марта, когда Кронштадт был изолирован от внешнего мира, «обманутым кронштадтцам» большевики предъявили ультиматум с угрозой штурма. Восставшие решили защищаться. Военные специалисты предложили Ревкому, не ожидая штурма крепости, самим перейти в наступление – захватить Ораниенбаум и Сестрорецк, чтобы расширить базу восстания. Однако Ревком не решился на это.

Тухачевский

Кронштадт был действительно неприступной крепостью – но только со стороны возможно врага – с запада. С восточного тыла было невозможно вести ответный артиллерийский огонь по батареям Лисьего Носа, Сестрорецка и Красной Горки, начавшими утром 7 марта обстрел Кронштадта.

Приказ о ликвидации мятежа «в кратчайший срок» был отдан 7-й армии под командованием М.Н. Тухачевского. Штурм крепости был назначен на 8 марта. Именно в этот день после нескольких переносов должен был открыться Х съезд РКП(б).

Это было не совпадение, а пропагандно-политический расчет.

Крах террористической политики «военного коммунизма» был очевиден, Кронштадтское восстание стало последней гирькой на чашу весов новой экономической политики: передышки в войне компартии с русским народом.

Объявленный на Х съезде Лениным нэп провозгласил замену продразверстки продналогом и разрешение свободной торговли. Этого же требовали и кронштадтцы.

Однако показательная расправа над Кронштадтом должна была продемонстрировать, что партия переходит к нэпу не из слабости под давлением народных восстаний, как могли это истолковать в народе (что так и было), а «в связи с окончанием гражданской войны» – с позиции силы и по своей продуманной программе. Поэтому карательный штурм Кронштадта предполагалось предпринять как раз в день открытия Х съезда, когда Ленин должен был объявить о нэпе.

Однако надежда на быстрый разгром восстания в день открытия Х съезда не оправдалась. Понеся большие потери, войска Тухачевского отступили. Одна из причин этой неудачи крылась в настроениях красноармейцев: дело дошло до прямого неповиновения и выступлений в поддержку Кронштадта.

Волнения в воинских частях усиливались, красноармейцы (например, в 236-м Оршанском полку) отказались идти на штурм крепости «против своих». Власти боялись, что восстание перекинется на весь Балтийский флот.

Ненадежные красные части были разоружены и отправлены в тыл, зачинщики неповиновения публично расстреляны. Как всегда для подавления восстаний были доставлены карательные интернациональные войска.

Было принято также решение направить часть делегатов и гостей съезда (около 300 во главе с Ворошиловым) под Кронштадт непосредственно в войска в качестве дополнительных комиссаров.

Артиллерийский обстрел Кронштадта продолжался с 8 по 16 марта. В безуспешные атаки бросали курсантов, башкирские, китайские и другие интернациональные части.

В ночь на 16 марта после мощного артиллерийского обстрела крепости начался ее последний штурм одновременно с юга, севера и востока. Когда стало ясно, что дальнейшее сопротивление безполезно, защитники ее решили уйти по льду из Кронштадта в Финляндию.

Перейти границу успели около 8 тысяч человек и почти все члены кронштадтского ВРК и штаба обороны.

К утру 18 марта крепость оказалась в руках большевиков. Согласно советским данным, красные части во время штурма потеряли 527 убитыми и 3285 ранеными.

Начались массовые безсудные расправы над оставшимися моряками и населением Кронштадта. Само пребывание в крепости во время восстания считалось преступлением.

Затем было организовано несколько десятков открытых судебных процессов в показательных целях, в том числе над моряками линкоров «Севастополь» и «Петропавловск».

К лету 1921 г.

только президиумом Петроградской губчека, коллегией Особого отдела охраны финляндской границы Республики, чрезвычайной тройкой кронштадтского Особого отдела охраны финляндской границы и реввоентрибуналом Петроградского военного округа к растрелу были приговорены 2103 человека и к различным срокам наказания 6459 человек. Кроме того, с весны 1922 г. началось массовое выселение жителей Кронштадта как неблагонадежных.

В эмиграции Петриченко вместе с эсеровской газетой «Воля России» издал книгу «Правда о Кронштадте», написанную с социалистических позиций – каким и был этот мятеж в действительности.

Поэтому в русской эмиграции он вызвал смешанные чувства. Лево-либеральные круги пытались оказать помощь восставшим, собирая деньги и продовольствие в надежде доставить его через Финляндию.

Монархисты отнеслись к восстанию в Кронштадте как разборке в среде революционеров.

Однако несмотря на такую идейную ограниченность руководителей восстания, это был важный эпизод гражданской войны – то есть завоевания России жидобольшевицкой компартией.

Эпизод, который несмотря на военное поражение антибольшевицкой стороны, закончился ее политической победой, пусть и временной: крахом политики «военного коммунизма».

Закончим цитатой с оценкой полереволюционного антибольшевицкого сопротивления из книги «Вождю Третьего Рима» (гл. III-6).

Так закончились годы военного коммунизма (1918–1921), в которые Россия потеряла около 15 миллионов человек – 10 % своего населения. Это была цена, которую народное сопротивление заплатило за попытки свержения коммунистической власти.

К сожалению, эти попытки были безуспешны. Но они спасли честь России в революционной катастрофе.

Подвиг русских добровольцев и тысячи крестьянских восстаний навсегда останутся доказательством, что не «выбрал» русский народ богоборческую власть, а сопротивлялся ей до последней возможности…

Но власть большевиков была признана и поддержана Западом. Еще в ходе гражданской войны (в апреле 1920 года) представители Антанты встретились в Копенгагене с наркомом Красиным (организатором большевицких ограблений банков) для торговых переговоров.

Ллойд Джордж принял Красина в Лондоне и был от него в восторге как от «интеллигентного и честного человека». Это было в момент, когда армия Врангеля наступала в Северной Таврии.

Советско-английский торговый договор – первый между большевиками и демократической страной – был подписан 16 марта 1921 года – в дни Кронштадтского восстания.

Затем, в разгар сотен крестьянских восстаний в России, шли переговоры на серии конференций 1921–1922 годов (в Каннах, Генуе, Гааге, Лозанне), которые вскоре привели к дипломатическому признанию незаконного коммунистического режима главными европейскими странами.

Последовавший «нэп» с раздачей богатейших концессий иностранным фирмам тоже можно лучше понять с учетом вышеизложенного. Российские ценности уходили за границу целыми пароходами – взамен за товары и оборудование.

Так конфискованные у народа богатства, накопленные Россией за всю ее историю, помогли большевикам с помощью западных демократий укрепиться в войне против русского народа.

Ллойд Джордж произнес тогда свою знаменитую фразу: «Торговать можно и с людоедами».

М.Н.

Справка

Петриченко Степан Максимович (1892-1947), старший писарь линкора «Петропавловск», главный руководитель Кронштадтского мятежа. Родом с Полтавщины. Служил матросом с 1914 г. Состоял в РКП(б) с 1919 г., но быстро выбыл. Симпатизировал анархистам батьки Махно. После подавления мятежа с тысячами его участников ушел в Финляндию.

Работал на лесопильных заводах, стал плотником. Поехал в Ригу и посетил там советское посольство, был завербован в агенты ГПУ. Доносил о о положении в Финляндии. В 1927 г. выезжал через Латвию в СССР. В 1937 г. отказался от сотрудничества с советской разведкой, однако затем снова продолжил. От Петриченко было получено несколько сообщений о подготовке Германии к войне против СССР.

В 1941 г. Петриченко был арестован финскими властями. В сентябре 1944 г. на основании соглашения о перемирии между СССР, Великобританией и Финляндией Петриченко был освобожден, а в апреле 1945 г. вновь арестован и передан советским органам. 17 ноября 1945 г.

особым совещанием при народном комиссаре внутренних дел СССР Петриченко С.М. «за участие в контрреволюционной террористической организации и принадлежность к финской разведке» был приговорен к десяти годам лагерей. Умер 2 июня 1947 г. во время этапирования его из Соликамского лагеря во Владимирскую тюрьму».

Использован материал кн.: С.Н.Семанов, Кронштадтский мятеж, М., 2003

Источник: https://rusidea.org/25022805

Биография Степан Петриченко

Петриченко, Степан Максимович

Старший писарь линкора «Петропавловск», главный руководитель Кронштадтского восстания. Во время Революции в России склонялся к анархо-синдикализму, как и другие моряки Балтфлота.

15.01.2008

Родился в 1892 году в деревне Никитенка Жиздринского уезда Калужской губернии в семье малоземельного крестьянина.

Через два года после его рождения семья переехала в Запорожье, где Степан окончил двухклассное городское училище и поступил на работу на местный металлургический завод металлистом. Так он стал родом с Полтавщины.

В 1913 году Петриченко призвали на военную службу на линкор «Петропавловск», входивший в состав Балтийского флота.

Реклама:

Во время февральской Революции в Росии, находился с флотом на Эстонском острове Нарген (теперь Найссаар). В декабре 1917 года здесь была провозглашена «Советская республика матросов и строителей». Восемьдесят военных моряков управляли двумя сотнями коренных островитян до захвата Таллинна войсками кайзеровской Германии 26 февраля 1918 года.

Красно-черный флаг «республики анархо-синдикалистов» был спущен, а ее «правительство» погрузилось на суда Балтийского флота, взяв курс на Хельсинки, а оттуда — на Кронштадт. Через три года красно-черное знамя взвилось и над Кронштадтом — бывший руководитель Наргенской «республики» Степан Максимович Петриченко возглавил Кронштадтское восстание.

«Партийная неделя»

В «партийную неделю» 1919 г. вступил в РКП(б), но выбыл из партии в ходе «перерегистрации» (завуалированной чистки). Летом 1920 года побывал на родине, а по возвращении одобрительно отзывался о движении батьки Махно, однако анархистом по убеждением не стал.

Кронштадтское восстание

Основная статья: Кронштадтское восстание

Одиннадцатый чемпион мира по шахматамПосетило:127Ольга СавастьяноваПосетило:97История авантюристки Посетило:95

В марте 1921 г. с началом волнений в Кронштадте возглавил орган руководства восстанием — Временный революционный комитет, но политических талантов не проявил. Кронштадтцы требовали ликвидации «самодержавия коммунистов». После подавления мятежа с тысячами его участников ушел в Финляндию. Работал на лесопильных заводах, стал плотником.

Эмигрант

В эмиграции авторитет Петриченко среди бывших участников восстания был высок. Он блокировал намерение белой эмиграции в Хельсинки направить кронштадтских «добровольцев» в Советскую Карелию для организации восстания. Он призывал не подчиняться приказу генерала Врангеля о включении отряда бывших кронштадтцев в армию, находящуюся в Турции.

Когда в начале 1922 года постановлением ВЦИК рядовым участникам восстания была объявлена амнистия, он не чинил препятствий желающим вернуться на родину и сам решил просить разрешения вернуться, о чем держал совет с другими бывшими членами Ревкома.

Вскоре полицмейстеру Выборга поступил донос о «гнусном замысле» Петриченко, в результате чего 21 мая 1922 года он был арестован и несколько месяцев провел в тюрьме.

Агент

В 1922 г. Петриченко поехал в Ригу и посетил Cоветское посольство. Там его завербовали в агенты ГПУ и он стал агентом Разведупра РККА в Финляндии.

В августе 1927 года Петриченко приехал в Ригу и в Cоветском посольстве подал заявление на имя Калинина с просьбой вернуть советское гражданство и разрешить выехать в СССР. В 1927 году Петриченко выезжал через Латвию в СССР. Возвратившись в Финляндию, устроился на целлюлозную фабрику в г. Кень (Кеми ?), где работал до 1931 года.

Был уволен с фабрики по сокращению штатов и переехал на жительство в Хельсинки. В 1937 году заявил об отказе сотрудничества с советской разведкой, однако затем снова согласился продолжить работу. С началом Второй мировой войны деятельность Петриченко была переориентирована на освещение военных приготовлений фашистской Германии и ее союзников.

От Петриченко было получено несколько важных сообщений о подготовке фашистской Германии к войне против СССР.

В 1941 году Петриченко был арестован финскими властями.

Конец

25 сентября 1944 года на основании соглашения о перемирии между СССР, Великобританией и Финляндией Петриченко был освобожден, а 21 апреля 1945 года вновь арестован и передан в органы контрразведки Красной Армии.

Следствие по делу Петриченко вел старший следователь контрразведки СМЕРШ капитан Новоселов. По указанию главного военного прокурора Лозинского, дело было передано в Особое совещание НКВД СССР, где было рассмотрено без присутствия обвинения и защиты.

Приговор, вынесенный 17 ноября 1945 года, гласил:

«Петриченко Степана Максимовича за участие в контрреволюционной террористической организации и принадлежность к финской разведке заключить в исправительно-трудовой лагерь сроком на 10 лет, считая срок с 24 апреля 1945 года».

Умер Степан Петриченко 2 июня 1947 года во время этапирования его из Соликамского лагеря во Владимирскую тюрьму.

Десантник на все временаПосетило:214Космический взлет «Чайки»Посетило:202Борис Моисеев: Против теченияПосетило:287

Источник: https://www.peoples.ru/state/revolutionary/stepan_petrichenko/

Реферат: Петриченко, Степан Максимович

Петриченко, Степан Максимович

План Введение

1 Ранние годы

2 Советская республика матросов и строителей
3 «Партийная неделя»
4 Кронштадтское восстание 4.1 Тайный агент ЧК
5 Эмигрант
6 Агент
7 Конец
8 Мемуары
Список литературы
Петриченко, Степан Максимович

Введение

Степа́н Макси́мович Петриче́нко (1892, дер. Никитенка Жиздринского уезда Калужской губернии — 2 июня 1947), старший писарь линкора «Петропавловск», глава ВРК Кронштадтского восстания[1][2][3]. Во время Революции в России склонялся к анархо-коммунизму, как и другие моряки Балтфлота (см. также Дыбенко, Павел Ефимович).

1. Ранние годы

Родился в семье малоземельного крестьянина. Через два года после его рождения семья переехала в г. Александровск (ныне г.Запорожье), где Степан окончил двухклассное городское училище и поступил на работу на местный металлургический завод металлистом. В 1913 году Петриченко был призван на военную службу на линкор «Петропавловск», входивший в состав Балтийского флота.[1]

2. Советская республика матросов и строителей

Во время Февральской революции в России, находился с флотом на Эстонском острове Нарген (теперь Найссаар). В декабре 1917 года здесь была провозглашена «Советская республика матросов и строителей».

Восемьдесят военных моряков и около двух сотен коренных островитян организовали местное самоуправление, просуществовавшее до захвата Таллина войсками кайзеровской Германии 26 февраля 1918 года.

Красно-чёрный флаг «анархо-коммунистов» был спущен, а её «правительство» погрузилось на суда Балтийского флота, взяв курс на Хельсинки, а оттуда — на Кронштадт. Через три года красно-чёрное знамя взвилось и над Кронштадтом — бывший руководитель Наргенской «республики» Степан Максимович Петриченко возглавил Кронштадтское восстание.[4]

3. «Партийная неделя»

В «партийную неделю» 1919 года вступил в РКП(б), но выбыл из партии в ходе «перерегистрации» (завуалированной чистки). Летом 1920 года побывал на родине, а по возвращении одобрительно отзывался о движении батьки Махно, однако анархистом по убеждениям не стал.

4. Кронштадтское восстание

В марте 1921 года с началом волнений в Кронштадте возглавил орган руководства восстанием — Временный революционный комитет, но политических талантов не проявил. Кронштадтцы требовали ликвидации «самодержавия коммунистов».[5]

После подавления мятежа с тысячами его участников ушёл в Финляндию.[6] Работал на лесопильных заводах, стал плотником.

4.1. Тайный агент ЧК

В публикации журнала «Власть»,№5 от 07.02.2011 года сообщается, что «Петриченко тайный агент Чрезвычайной Комиссии Петроградской губернии»[7]

5. Эмигрант

В эмиграции авторитет Петриченко среди бывших участников восстания был высок. Он блокировал намерение белой эмиграции в Хельсинки направить кронштадтских «добровольцев» в Советскую Карелию для организации восстания. Он призывал не подчиняться приказу генерала Врангеля о включении отряда бывших кронштадтцев в армию, находящуюся в Турции.

Когда в начале 1922 года постановлением ВЦИК рядовым участникам восстания была объявлена амнистия, он не чинил препятствий желающим вернуться на родину и сам решил просить разрешения вернуться, о чём держал совет с другими бывшими членами Ревкома.

Вскоре полицмейстеру Выборга поступил донос о «гнусном замысле» Петриченко, в результате чего 21 мая 1922 года он был арестован и несколько месяцев провел в тюрьме.[1]

6. Агент

В 1922 году Петриченко поехал в Ригу и посетил посольство РСФСР. Там его завербовали в агенты ГПУ и он стал агентом[8] Разведупра РККА в Финляндии.

В августе 1927 года Петриченко вновь приехал в Ригу и в советском посольстве подал заявление на имя Калинина с просьбой вернуть советское гражданство и разрешить выехать в СССР.[1] В 1927 году Петриченко выезжал через Латвию в СССР. Возвратившись в Финляндию, устроился на целлюлозную фабрику в г. Кень (Кеми ?), где работал до 1931 года.

Был уволен с фабрики по сокращению штатов и переехал на жительство в Хельсинки. В 1937 году заявил об отказе сотрудничества с советской разведкой, однако затем снова согласился продолжить работу. С началом Второй мировой войны деятельность Петриченко была переориентирована на освещение военных приготовлений Германии и ее союзников.

От Петриченко было получено несколько важных сообщений о подготовке Германии к войне против СССР.

В 1941 году Петриченко был арестован финскими властями.[9]

7. Конец

25 сентября 1944 года на основании соглашения о перемирии между СССР, Великобританией и Финляндией Петриченко был освобожден, а 21 апреля 1945 года вновь арестован и передан в органы контрразведки Красной Армии.

Следствие по делу Петриченко вёл старший следователь контрразведки СМЕРШ капитан Новоселов. По указанию главного военного прокурора Лозинского, дело было передано в Особое совещание НКВД СССР, где было рассмотрено без присутствия обвинения и защиты.

Приговор, вынесенный 17 ноября 1945 года, гласил[1]:

Петриченко Степана Максимовича за участие в контрреволюционной террористической организации и принадлежность к финской разведке заключить в исправительно-трудовой лагерь сроком на 10 лет, считая срок с 24 апреля 1945 года.

Умер Степан Петриченко 2 июня 1947 года во время этапирования его из Соликамского лагеря во Владимирскую тюрьму.

8. Мемуары

· Степан Петриченко Правда о кронштадтских событиях. — Прага: 1921.

Список литературы:

1. Прохоров, Дмитрий Трагедия кронштадтского «мятежника».

2. С. Н. Семанов, Кронштадтский мятеж , М., 2003 ISBN 5-699-02084-5

3. Степан Максимович Петриченко

4. Найссаар. Республика советов

5. Семанов С. Н. Черные дни Кронштадта

6. события в Кронштадте

7. Ъ-Власть — «ЧК было получено предписание организовать Кронштадтский мятеж»

8. М. Хоста, О. Лапчинский, С. Кошер СМЕРТЬ ШПИОНА

9. Использован материал документа на финском языке. Начало 1940 года

Источник: http://ru.wikipedia.org/wiki/Петриченко,_Степан_Максимович

Источник: https://www.bestreferat.ru/referat-317840.html

Как советские матросы и строители создали советскую республику в Нарген, и что из этого вышло

Петриченко, Степан Максимович

  • Подписаться
  • в
  • Рассказать ВКонтакте

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в и ВКонтакте.

После революции 1917 года в России на волне всеобщей неразберихи появилось множество «советских» республик.

Однако названия большинства из них канули в Лету из-за кратковременности существования, и лишь о немногих «независимых государствах» сохранились исторические факты. Одно из таких революционных образований известно историкам, как Наргенская республика.

Созданная зимой 1917 года, она просуществовала неполных три месяца, оставив после себя ноль выполненных обещаний и отвратительную среди жителей острова славу.

Деревня на острове Нарген. 1881 год. Художник – Клевер Ю. Ю./ upload.wikimedia.org

Остров Нарген, расположенный недалеко от эстонского Таллина, использовался в царские времена, как военный объект: он должен был защищать город и прилежащую акваторию от возможных нападений с морской стороны. Укреплённый фортификационными сооружениями и хорошо вооружённым гарнизоном, остров называли «сухопутным дредноутом», подчёркивая его сильную боевую мощь.

Со дня размещения военных моряков в 1913 году, Нарген ничем особым не выделялся – жизнь текла размеренно, служба проходила по уставу до той поры, пока в стране не поменялась власть. Под воздействием донёсшихся слухов (на сей раз о Социалистической революции) матросы гарнизона и персонал, занятый в строительстве островных укреплений, совершили свой «переворот».

Лидером бунтовщиков стал Степан Петриченко – писарь на линкоре «Петропавловск», до призыва в 1913 году работавший на металлургическом заводе металлистом. Сын бедного крестьянина из Калужской губернии, как и большинство поддержавших его матросов придерживался анархических взглядов, – то есть по своей идеологии он не признавал никакую власть.

А потому у образованной 17 декабря 1917 года «Советской республики матросов и строителей» не было желания ни оповещать о своей государственности российскую столицу, ни устанавливать реальный порядок в независимой «державе». При этом органы власти в республике все же имелись, и созданы они были по аналогии с большой Россией.

В декабре 1917 года группа русских моряков провозгласила создание независимой Советской республики матросов и строителей под предводительством Степана Петриченко./ i2.wp.com

Беря пример с Советской России, правительство острова, именовавшее себя «Советом народных комиссаров», состояло из председателя и наркомов: труда, здравоохранения, финансов, внутренних дел, образования, по военным и морским делам.

Известно, что председательствовал в советах Степан Петриченко, по какому принципу и кому достались другие должности, информации не сохранилось. В планы островного Совнаркома входила разработка документов, определяющих основы государственного управления в Наргенской республике и выпуск собственной валюты.

По словам председателя, новая конституция подготавливалась, чтобы дать гражданам в «светлом будущем» свободу от принудительных работ и подарить систему распределения по принципу «каждому по потребностям». Имелся у республики и свой флаг, чей цвет – чёрный с красным – отражал анархо-коммунистические идеи наргенских строителей и моряков.

Кроме того, в ходу был также анархистский чёрный флаг с черепом и костями, которые, по всей видимости, подчёркивали смысл надписи на полотнище – «Смерть буржуям». Однако пиратская символика неволей отразила и суть поступков представителей новых властей, которые проявили себя на острове ничуть не лучше братства «Весёлого Роджера».

Степан Максимович Петриченко – старший писарь линкора «Петропавловск», председатель Совета народных комиссаров Наргенской республики./ pbs.twimg.com

Революционные обещания воплощать в жизнь новые власти не торопились, предпочитая до прихода «светлого будущего» жить в своё удовольствие, веря, что таким путём изживают буржуазию. Первым делом, «борьба» с буржуазным элементом началась с изнасилования всего взрослого женского населения острова.

Исключений не делалось ни для кого – местных крестьянок насиловали наравне с офицерскими жёнами и обеспеченными гражданками «свободной республики». Вторым шагом стала обязанность жителей платить «революционный налог», под которым подразумевалась экспроприация всего, что приглянется полупьяным матросам.

Позже нашлась и обслуга для черновой работы: к ней привлекли арестантов из Ревеля – заключённые городской тюрьмы должны были безвозмездно убирать снег, наводить порядок в жилищах и выполнять прочие «хозяйские» поручения.

Бесплатных работников, как и спиртное, продовольствие и женщин для утех матросы получали шантажом ревельских властей: Совнарком Наргена пригрозил обстрелом города в случае невыполнения их «просьбы». Посчитав, что требуемая плата не так велика, по сравнению с разрушением Ревеля, городские власти согласились подчиниться условиям ультиматума.

Заодно, доставляя «республиканцам» продукты и прочее, они надеялись разведать обстановку на острове, чтобы подготовиться к будущим «сюрпризам».

Матросы для «республики» выбрали красно-чёрное знамя анархистов./ upload.wikimedia.org

Впрочем, если Ревелю и удалось раздобыть какие-то ценные разведданные, то они не понадобились: в конце февраля 1918 года республика прекратила существовать. А произошло это из-за приближения к острову кораблей германской флотилии – Первая мировая война продолжалась, и противники России собирались атаковать остров, входивший в её состав.

Однако, имея перед немцами военное преимущество, матросы Наргенской республики не собирались вступать в бой, чтобы спасти своё небольшое государство. Едва завидев корабли противника, анархисты загрузили в трюм оставшееся спиртное и продовольствие, и покинули остров, бросив на произвол судьбы нескольких пьяных до бессознания товарищей.

При этом никто не позаботился хотя бы уничтожить боеприпасы и разрушить укрепления – все досталось врагу, который без единой потери и выстрела добыл себе материальные трофеи. Правительство же республики вместе с членами гарнизона сбежало в Финляндию, а через три года, председатель правительства несостоявшейся республики, возглавил уже Кронштадтское восстание против Советов.

Немногим позже белоэмигранты уже будут воевать со вчерашней Родиной в рядах других армий.

Источник: https://kulturologia.ru/blogs/070220/45401/

Refy-free
Добавить комментарий