Особенности приключенческого романа Жюля Верна

Жюль Верн. Критика. Особенности творчества Жюля Верна

Особенности приключенческого романа Жюля Верна

А. Балабуха

Сто пятьдесят лет тому назад, 8 февраля 1828 года, в бретонском городе Нанте в семье преуспевающего адвоката Пьера Верна родился мальчик, которому дали имя Жюль-Габриэль.

Семьдесят три года назад 24 марта 1905 года в Амьене умер Жюль Верн, всемирно известный писатель, автор шестидесяти трех романов, не говоря уже в повестях, рассказах и очерках, научно-популярных книгах и почти четырех десятках пьес.

Пожалуй, наиболее точно оценил этот титанический труд друг, соавтор и последователь Жюля Верна, французский писатель Андре Лори в некрологе, опубликованном газетой «Ле Тан»: «И до него были писатели, начиная от Свифта и кончая Эдгаром По, которые вводили науку в роман, но использовали ее главным образом в сатирических целях. Еще ни один писатель до Жюля Верна не делал из науки основы монументального произведения, посвященного изучению Земли и вселенной, промышленного прогресса, результатов, достигнутых человеческим знанием, и предстоящих завоеваний. Благодаря исключительному разнообразию подробностей и деталей, гармонии замысла и выполнения, его романы составляют единый и целостный ансамбль, и их распространение на всех языках земного шара еще при жизни автора делает его труд еще более удивительным и плодотворным».

Пожалуй, нигде в мире Жюль Верн не был так любим и популярен, как в нашей стране. Его произведения переводились сразу же вслед за появлением их во Франции и получили широкое распространение во множестве изданий.

Непреходящий интерес отечественных читателей к жизни и творчеству писателя породил в нашей литературе обширнейшую «жюльверниану». В первую очередь следует назвать книги К. Андреева, Л. Борисова, Е.

Брандиса; дать же исчерпывающий перечень всевозможных статей, обзоров и т. д. попросту невозможно.

Именно поэтому в год 150-летия со дня рождения Жюля Верна хочется взглянуть на творчество великого фантаста обобщенно, «с птичьего полета», с позиций сегодняшнего дня рассмотреть все сто с лишним томов «Необыкновенных Путешествий» в единстве замысла, как единое целое.

Первое, что приходит в голову, — это знаменитые предвидения Жюля Верна. Бакинский писатель-фантаст и изобретатель Г. Альтов, проведя детальную «ревизию» фантастических открытий и изобретений Жюля Верна, пришел к выводу, что больше половины из них уже сбылось или сбудется в ближайшем будущем.

Со многими из утверждений Альтова можно и не согласиться, так как порой открытия и изобретения в романах Жюля Верна описаны достаточно бегло и предполагают вольную трактовку.

В тех же случаях, когда Жюль Верн детализировал свои описания, как это было с «Наутилусом» капитана Немо («Двадцать тысяч лье под водой»), удивительным геликоптером «Альбатрос» («Робур-Завоеватель») или гигантским суперкораблем «Стандарт-Айленд» («Плавучий остров»), писатель опирался на реальные проекты и идеи.

Не следует, однако, понимать это слишком буквально — гений Жюля Верна проявлялся в том, чтобы в лишь намечающейся тенденции разглядеть ее будущее развитие и не просто разглядеть, но и передать миллионам читателей свое видение в образной до осязаемости форме.

«Я видел собственными глазами, как действуют модели, изготовленные Понтон д'Амекуром и Лаланделем, — писал Жюль Верн в 1863 году. — Речь идет теперь не о том, чтобы парить или летать в воздухе. Речь идет о воздушной навигации!.. Прославим же геликоптер…

» Двадцать с лишним лет спустя воссозданный фантазией писателя геликоптер «Альбатрос», управляемый Робуром, совершил свое знаменитое кругосветное путешествие.

Конечно, от реальной модели, крошечной коробочки с часовой пружиной, едва сумевшей подняться на метр от стола, до гигантского воздушного корабля — дистанция огромная, преодолеть которую было под силу только таланту и воображению Жюля Верна…

Еще показательнее история «Наутилуса». За два года до выхода в свет романа «Двадцать тысяч лье под водой» (но уже в то время, когда писатель работал над этим произведением) в газете «Пти журналь» был опубликован фантастический роман И.

Рангада «Под волнами океана, или Необыкновенные приключения ученого Тринитуса». В нем описывалось подводное плавание, во многом сходное с тем, которое совершили на борту «Наутилуса» профессор Аронакс и его спутники.

Да и само подводное судно — «Молния» — во многом напоминало «Наутилус».

Такое совпадение не могло не обеспокоить Жюля Верна.

Ему даже пришлось обратиться к редактору «Пти журналь» с письмом, чтобы предотвратить возможные нарекания читателей, если они обнаружат в его новом романе некоторое Сходство с «Приключениями ученого Тринитуса».

Однако время показало, что беспокоился Жюль Верн зря: в самом деле, кто сейчас знает роман Рангада? А ведь с точки зрения научного предвидения Рангад в своем романе ненамного уступил Жюлю Верну… Значит, дело все-таки не только в «предвидениях».

Тогда, может быть, правы те, кто объясняет неубывающую популярность писателя романтикой дальних странствий, открытия мира, которой полны его произведения? Конечно, это так. Но… Ведь почти в одно время с Жюлем Верном создавали свои произведения Луи Жаколио, Майн Рид, Густав Эмар, Луи Буссенар, Генри Хаггард и многие-многие другие.

Однако в наше время «выжили» буквально отдельные их романы, хотя плохими писателями их никак не назовешь. Конечно, гражданский пафос многих романов Жюля Верна значителен.

Недаром, например, написанный в соавторстве с Андре Лори (псевдоним Паскаля Груссе — журналиста, писателя, активного деятеля Парижской Коммуны) роман «Пятьсот миллионов бегумы», в котором нашли яркое отражение антимилитаристские взгляды авторов, болезненно переживавших позорное поражение родины во франко-прусской войне, активно распространялся во время второй мировой войны бойцами французского Сопротивления. Но этот отдельный факт, при всей своей яркости и значительности, не объясняет успеха всего творчества Жюля Верна в целом.

Или секрет успеха в той сумме естественнонаучных, исторических и других сведений, которую писатель вкладывал в свои романы? Познавательное значение творчества Жюля Верна (особенно для своего времени) несомненно.

Его романы открывали читателю, и прежде всего юному читателю, окно в мир; они переносили его в амазонскую сельву или аргентинские пампасы, в эвкалиптовые леса Австралии или сибирскую тайгу.

Но сегодня с гораздо большей наглядностью это делают документальные кино- и телефильмы. Во многом же информация Жюля Верна безнадежно устарела…

И все же его романы живут и живут, привлекая к себе внимание и любовь новых и новых поколений читателей. Больше того. Чем дальше уходим мы во времени от Жюля Верна, тем более значительной кажется нам в исторической перспективе его фигура. Лучшие романы Жюля Верна навсегда вошли в золотой фонд мировой литературы.

Это и «Пять недель на воздушном шаре» — дебют писателя в качестве романиста, положивший начало всей серии «Необыкновенных Путешествий». Это и знаменитая трилогия — «Дети капитана Гранта», «Двадцать тысяч лье под водой», «Таинственный остров».

Это и «Пятнадцатилетний капитан», «Вокруг света в восемьдесят дней», «Путешествие и приключения капитана Гаттераса», «Путешествие к центру Земли», «Робур-Завоеватель», «С Земли на Луну» и «Вокруг Луны».

Жюль Верн открыл в искусстве воистину новый мир, мир необычный и неожиданный, мир ученых, исследователей и инженеров; он воспел высокую поэзию науки, созидательного творческого труда. В значительной мере успех лучших романов Жюля Верна определяется новым типом героев, введенных им в литературу.

Герой Жюля Верна — это всегда искатель, кем бы он ни был: инженером, как Робур или Сайрес Смит, путешественником и исследователем, как капитан Гаттерас, доктор Фергюссон или профессор Лиденброк, ученым, как Зефирен Ксирдаль, Пальмирен Розет или Жак Паганель…

Герой Жюля Верна — это благородный патриот, как лорд Гленарван и Матиас Шандор, это борец за свободу против любых форм угнетения, как капитан Немо или Кау-джер.

Всеволод Рождественский писал о Жюле Верне:Опьяненный мечтою ученый,

Зоркий штурман, поэт и чудак.

Был ли таким сам Жюль Верн? Но в каждом из его героев всегда есть какая-то из этих черт. Так же как в каждом герое всегда есть частица души самого писателя.

Морис Торез писал в своей книге «Сын народа»: «Книга Жюля Верна «Двадцать тысяч лье под водой» воспламенила мое воображение. Я был увлечен не столько приключениями капитана Немо, сколько им самим. Я видел в нем олицетворение великого гения науки, которая восторжествует над всем, науки, которая преобразит мир людей, когда будет служить народу».

В героях Жюля Верна отразились не только лучшие черты его современников, в них проступает облик людей грядущего. Может быть, потому, что сам он всеми силами своего ума и таланта, всей своей душой был в это грядущее устремлен.

Поэтому в главном — не в отдельных технических предвидениях, не в научных прозрениях своих — он всегда был первым.

В его «Необыкновенных Путешествиях» можно обнаружить зародыши идей, волнующих нас и сегодня, корни практически всех направлений современной научной фантастики.

Сам Жюль Верн никогда не отделял своих научно-фантастических романов от романов приключенческих. Он вообще не пользовался термином «фантастический роман». Жанр, им открытый и разработанный, он определял как «научный роман» или «роман о науке». Фантастические и приключенческие произведения органически сочетались в едином цикле «Необыкновенных Путешествий». И это, безусловно, верно.

Помимо основной (по мнению автора) или второстепенной (как представляется сегодня — со временем акценты смещаются) задачи — описать Землю, ее моря и континенты, все романы Жюля Верна объединяются концепцией о беспредельных возможностях человеческого разума. Первым из писателей Жюль Верн увидел в науке не только инструмент познания мира, но и инструмент его изменения.

На глазах Жюля Верна наука и техника меняли привычную картину бытия. Но за отдельными открытиями и изобретениями немногие еще могли разглядеть не просто пар, электричество, летательные аппараты, подводные лодки и трансконтинентальные экспрессы, но могучий облик самой науки, новой силы, пришедшей в мир.

Жюль Верн не только разглядел это, но и сделал науку главным героем своего творчества.

Однако он не был просто восторженным певцом научных поисков и свершений. Довольно скоро писателю стало ясно, что сама по себе наука — это только инструмент и все зависит от того, в чьих руках он находится.

Тема ответственности ученого за свое изобретение, его судьбу и использование — одна из наиболее распространенных в современной научной фантастике. Многие полагают, что эта тема — порождение XX века, эпохи НТР — века ракетной техники и расщепления атома… Но этой темой пронизаны и произведения Жюля Верна.

Капитан Немо превращает «Наутилус» в свою гробницу не только потому, что чудесный подводный корабль не может покинуть пе­щеры под островом Линкольна. Он прекрасно понимает, что в руках колонистов — инженера Сайреса Смита и его товарищей — его детище не принёсло бы зла. Но если оно попадет в другие руки?..

И полусумасшедший гений, изобретатель Тома Рок в повести «Флаг Родины» предпочитает погибнуть сам, унеся с собой секрет своего «фульгуратора», страшного разрушительного оружия, нежели допустить, чтобы это оружие было использовано против человечества, против родины, против кораблей под трехцветным флагом Республики.

Четче всего сформулирована та же мысль в финальном монологе Робура (роман «Робур — Завоеватель»): «Граждане Соединенных Штатов, мои опыты завершены, но отныне я полагаю, что ничего не следует делать раньше времени. Это относится и к прогрессу: успехи науки не должны обгонять совершенствования нравов…

Явись я сегодня, я пришел бы слишком рано, и мне не удалось бы примирить противоречивые и своекорыстные интересы людей… Поэтому я покидаю вас. Секрет своего изобретения я уношу с собой, но он не погибнет для человечества.

Он будет принадлежать ему в тот день, когда люди станут достаточно образованными, чтобы извлечь пользу из моего открытия, и достаточно благоразумными, чтобы никогда не употреблять его во вред».

Год назад, когда группа американских генетиков обратилась к ученым всего мира с предложением прекратить исследования и эксперименты в области генной инженерии, как представляющей потенциальную угрозу для человечества, они могли бы обратиться к миру почти с теми же словами, что и Робур.

Одним из наиболее распространенных в наши дни жанров фантастики является утопия (термин, может быть, не совсем удачный, но прижившийся и общепринятый).

Правда, в этой области Жюля Верна новатором назвать нельзя: своими корнями утопия уходит в глубокую древность, ибо людям всегда было свойственно мечтать о лучшем устройстве общества, и не только мечтать, но и строить мысленные модели «Солнечных городов». Строил свои модели, основанные на идеях утопического социализма, и Жюль Верн.

Вольный город Франсевиль в романе «Пятьсот миллионов бегумы», колония на острове Линкольна («Таинственный остров»), колония землян на Галлии («Гектор Сервадак») и, наконец, республика Либерия на Огненной Земле («Кораблекрушение «Джонатана») — все эти социальные построения и поныне представляют немалый интерес.

Особенно это относится к последнему из перечисленных романов, произведению наиболее сложному, отчасти противоречивому, с трагической фигурой анархиста-социалиста кропоткинского толка Кау-джера в центре.

Не менее, а может быть и более, чем утопия, особенно на Западе, распространен в наши дни и жанр романа-предупреждения, или антиутопии, — романа, в котором автор, Видя в окружающем мире тенденции, дальнейшее развитие которых может привести к нежелательным или трагическим последствиям, показывает, как это может случиться. Этот жанр считается сравнительно молодым. Его основоположником традиционно принято называть Герберта Уэллса. Но разве не предостережением человечеству является город Штальштадт, страшный гибрид заводов Крупна и концентрационных лагерей? А «философия» герра Шульце с его идеями уничтожения и покорения «низших рас», фанатичного служения фатерланду и лозунгом «Германия превыше всего» — разве не вызывает в памяти у каждого из нас призрак не франко-прусской, а Второй мировой воины?.. И вышедший посмертно роман Жюля Верна.

Наряду с утопией и антиутопией одним из наиболее популярных жанров фантастики, особенно среди юных читателей, является фантастика приключенческая. Нужды нет говорить, что в творчестве Жюля Верна она представлена достаточно широко.

Но обращает на себя внимание одна особенность: в духе лучших традиций новейшей современной фантастики Жюль Верн всегда вплетал в приключенческую фабулу, несомненным мастером которой он был, элемент социальной значимости.

«Молния» Рангада немного уступала «Наутилусу» Жюля Верна, но фигуры ученого Тринитуса и капитана Немо попросту несопоставимы.

Бледная, незапоминающаяся личность ученого, отправившегося в подводное путешествие для того, чтобы разыскать свою дочь (мотив чисто личный), — и борец за свободу и независимость своего страдающего под гнетом англичан народа, индийский принц Даккар, после поражения восстания укрывшийся в глубинах морей, отрекшийся от мира, но в то же время не забывший ни о долге мести угнетателям, ни о долге помощи всем тем, кто борется за свободу… А ведь и многие современники Жюля Верна, и те, кто писал после него, в приключенческой фантастике, как правило, громоздили приключения на приключения, заботясь лишь об увлекательности интриги и динамичности фабулы, забывая о том, что любое художественное произведение «выживает» лишь в том случае, если несет идейную нагрузку.

Подавляющее большинство романов Жюля Верна проникнуто идеей равноправия людей разных классов общества и различных рас и идеей борьбы угнетенных народов за свободу и самоопределение.

Многие романы Жюля Верна повествуют о реальной борьбе: за равноправие негров в Америке («Север против Юга»), за освобождение Греции от турецкого ига («Архипелаг в огне»), за освобождение Венгрии от австрийского господства («Матиас Шандор») и т. д.

И в наши дни, когда национально-освободительное движение бывших колоний и полуколоний приняло глобальный размах, эти мысли писателя актуальны даже, может быть, больше, чем тогда, когда романы выходили из-под его пера.

И эта актуальность мыслей писателя, жившего в прошлом веке, для нас, живущих в веке нынешнем, превращает Жюля Верна в современника, может быть, старшего современника, друга и советчика, благородного, умного и доброго, исполненного чувства исторического оптимизма.

В последний год жизни, слепнущий и полуглухой, подавленный бесконечным одиночеством, своей, в общем-то неудавшейся личной жизни, он думал о будущем человечества. На Дальнем Востоке опять гремели пушки и лилась кровь — шла русско-японская война.

Европа притихла еще не в ожидании, но уже в смутном предчувствии грядущей Первой мировой войны. И в этих условиях, отвечая на вопросы журналиста, Жюль Верн нашел в себе мужество, веру и оптимизм сказать: «Но что бы нам ни угрожало сейчас, я верю в созидательные силы разума.

Я верю, что народы когда-нибудь договорятся между собою и помешают безумцам использовать величайшие завоевания науки во вред человечеству…»

И в этом он снова близок нам, наш современник Жюль Верн.

Л-ра: Литература в школе. – 1978. – № 1. – С. 87-90.

Биография

Произведения

Критика

Ключевые слова: Жюль Верн,Jules Verne,«Необыкновенные путешествия»,научная фантастика,приключения,критика на творчество Жюля Верна,критика на произведения Жюля Верна,скачать критику,скачать бесплатно,французская литература 19 в

Источник: https://md-eksperiment.org/post/20181109-nash-sovremennik-zhyul-vern

Жюль Верн: обзор творчества писателя (подробно)

Особенности приключенческого романа Жюля Верна

Вместе со своим английским собратом по перу Г. Уэллсом Жюль Верн (1828—1905) явился основоположником научной фантастики в европейской литературе.

Он обратился к приключенческому жанру в тот период общественного развития, когда достижения естествознания и техники стали вызывать живой интерес широкой публики.

Стремление к научному познанию, вера в творческую мощь разума, борьба человека за овладение вселенной стали содержанием творчества Жюля Верна.

Увлекательность повествования сочетается в произведениях писателя с научно обоснованной постановкой проблем, впоследствии реализованных, с моральной заостренностью в изображении поведения людей.

В технике писатель увидел силу, которая может поднять на более высокий уровень условия жизни человека, а в научных знаниях — стимул к вовлечению людей в деятельность, основанную на этих знаниях. Он решительно отвергал возможность использования научных достижений во вред человечеству.

Он был гуманистом и ратовал за социальные идеалы, которые сформировались у него под воздействием идей утопического социализма.

Своими книгами он расширял мировоззренческий кругозор, славил подвиги людей, стиравших белые пятна на карте нашей планеты, но в то же время осуждал проявления колониальной агрессии и национального гнета, бесчеловечность тиранической власти.

Портовый город Нант, где прошло детство Жюля Верна, сына адвоката, а затем юриста по образованию, привил ему любовь к приключениям, морским путешествиям, странствиям по малоисследованным районам Земли. Его первые опыты в литературе были связаны с драматургией. Одно время он был даже секретарем директора театра.

Найдены свидетельства о том, что Жюль Верн прошел «школу Александра Дюма», в качестве одного из его помощников. Однако окончательно писательская судьба Верна решилась в 1862 г., когда появился роман «Пять недель на воздушном шаре. Путешествие трех англичан по Африке».

Тогда испытывались первые аэростаты, и герой романа, отважный доктор Фергюссон, исследуя с птичьего полета тайны Африки, направился к неизвестным истокам Нила — желанной цели пытливой исследовательской мысли многих первопроходцев нашей планеты.

Чтобы лучше представить среду человеческого обитания, установить геологическое прошлое нашей планеты, писатель в романе «Путешествие к центру Земли» (1864) отправил профессора Лиденброка и его племянника Акселя странствовать в недрах земного шара.

Спустившись в кратер одного из вулканов Исландии, смельчаки проникают к центру Земли, плывут на плоту по огромному подземному морю. После многих приключений, — а для них, как подтвердилось в XX в., имелись основания — путешественники выбираются из глубин Земли на ее поверхность.

К Северному полюсу на бриге «Форвард» отправляется герой романа «Путешествия и приключения капитана Гаттераса» (1866), движимый дерзкой мечтой, не выполненной во времена создания произведения, но во многом предвосхитившей открытия будущего.

Фантазия писателя не оставила без внимания и космос, в котором пролегают пути самой колыбели человечества. И первая цель на этом пути — спутник Земли.

Из гигантской пушки на Луну послан летательный снаряд с членами экспедиции, организованной неким американским Пушечным клубом. Его председатель Барбикен, капитан Николь и отважный Мишель Ардан отправились в фантастическое по тем временам путешествие. Истории подготовки этой экспедиции и отправления ее с Земли посвящен роман «С Земли на Луну» (1865).

В романе «Вокруг Луны» (1869) участники этой экспедиции совершают облет Луны и сталкиваются с непредвиденными опасностями при возвращении на Землю. Барбикен, капитан Николь и другие герои этих произведений действуют и в романе «Вверх дном» (1889).

Здесь, задавшись целью установить на Земле постоянные климатические пояса, без перемены времен года, они пытаются изменить направление оси земного шара и тем самым управлять движением планеты в космическом пространстве.

Подготовительные работы, предпринятые в Центральной Африке, вызывают во всем мире тревогу: изменение направления земной оси может вызвать смещение вод мирового океана, будут затоплены целые материки. К счастью, катастрофы удается избежать благодаря тому, что во время работ достигнуты совершенно неожиданные результаты.

С тайнами космоса связан роман «Гектор Сервадак. Путешествия и приключения в околосолнечном мире» (1877).

Молодого офицера французских войск в Северной Африке Гектора Сервадака и его денщика Бензуфа сила чудовищного взрыва переносит с африканского материка на остров среди моря, которое до катастрофы называли Средиземным.

Дело в том, что, столкнувшись с Землей, комета оторвала от нее клочок поверхности и увлекла его с собой в космическое пространство. Героям произведения, уцелевшим на небольшой шхуне, суждено пережить много необыкновенного в том новом мире нескольких островов, где они оказались.

Вершиной творчества Жюля Верна справедливо считается трилогия, состоящая из романов «Дети капитана Гранта» (1868), «Двадцать тысяч лье под водой» (1870), «Таинственный остров» (1875). Они связаны общей судьбой ряда персонажей, с их свободолюбивой устремленностью.

События романа «Дети капитана Гранта» — это поиски пропавшего без вести капитана Гранта.

С группой единомышленников Грант — шотландец по рождению — отправился в путь, чтобы основать свободное от английского владычества шотландское поселение на островах Тихого океана. Но следы его теряются после кораблекрушения.

Лишь полуразмытая записка в бутылке, попавшей из морских волн в руки моряков яхты «Дункан», приносит обрывки сведений о Гранте.

Владелец яхты лорд Гленарван, сторонник Гранта, отправляется на поиски, взяв с собой детей капитана — молодую девушку Мери и мальчика Роберта и случайно попавшего на яхту чудака ученого Жака Паганеля.

Трудноустановимые координаты местонахождения капитана ведут героев произведения на острова Атлантики, в горы и пампасы Южной Америки, в бурные воды Индийского океана, в дебри Новой Зеландии и Австралии, в просторы Тихого океана, где их поджидают всевозможные приключения.

В основе романа «Двадцать тысяч лье под водой» — изобретение необыкновенного подводного корабля «Наутилуса» и история его создателя таинственного капитана Немо. Загадка «Наутилуса» встревожила многих людей, связанных с морем.

Фантастический замысел писателя позволил человеку опуститься в неведомые глубины океанов, увидеть чудеса подводного мира, кладбища погибших кораблей.

Все это предстало перед глазами случайных пассажиров «Наутилуса» — профессора Аронакса, его слуги Конселя и канадского китобоя Неда Ленда.

https://www.youtube.com/watch?v=9w9lXm6pj_o

Романтической таинственности полон образ капитана Немо, чья судьба остается нераскрытой его гостям. Это гениальный индийский ученый, изобретший подводный корабль, чтобы укрыться в глубинах моря от творимого на земле зла.

Драматические обстоятельства сводят островитян с сыном капитана Гранта Робертом, ставшим теперь тоже капитаном корабля, и помогают островитянам вернуться на родину и там создать вместе с единомышленниками в штате Айова трудовую общину, где все равны.

Мечта Жюля Верна об идеальной организации народной жизни следовала за упованиями Э. Кабе.

Облик города будущего предстает в романе «Пятьсот миллионов бегумы» (1879).

Доктор Саразен, получив миллионы в наследство от индийской бегумы (княгини), основывает в Америке, в штате Орегон, город Франсевилль, с тем чтобы все его жители обладали равными правами на труд, отдых, участие в общественной жизни.

Разумеется, доброе начинание встречает отпор со стороны человеконенавистника, расиста Шульце, одного из тех, кто олицетворяет угрозу безудержного наращивания военно-промышленного потенциала.

Иной город, ничем не похожий на Франсевилль, изображен в романе «Плавучий остров» (1895). В соответствии с социальными тенденциями современности Жюль Верн создал здесь антиутопию.

В надежде на счастливую, спокойную жизнь группа миллиардеров создает для себя огромный электроходный остров с парками, с большим штатом обслуживающего персонала. Но жестокая борьба за верховную власть не дает возможности сколько-нибудь долго продержаться этой иллюзии и завершает райский бизнес катастрофой.

Об опасности, таящейся в использовании достижений техники в антигуманных целях, Жюль Верн предупреждал в произведениях, обладающих чертами детективного жанра.

Герои романов «Робур-Завоеватель» (1886), «Флаг родины» (1896), «Властелин мира» (1904) — одаренные изобретатели, но индивидуалисты, одержимые манией величия, опираясь на силу науки, пытаются приобрести материальные преимущества и неограниченную власть над людьми и терпят крах.

В приключенческий жанр Жюль Верн смело вводил мотивы национально-освободительной борьбы народов. Дух капитанов Немо и Гранта присутствует во многих других произведениях писателя. События, описанные в романе «Архипелаг в огне» (1884), происходят в 20-е гг. XIX в.

, во время освободительной войны греческого народа против турецкого ига. Образ венгерского революционера, карающего предателей, которые выдали реакционному правительству руководителей национально-освободительного движения, создан в романе «Матиас Шандор» (1885).

Роман «Север против Юга» (1887) посвящен гражданской войне в США 60-х гг. XIX в. Действие романа «Драма в Лифляндии» (1904) происходит в Прибалтике и связано с борьбой местного населения против засилья остзейских баронов.

Загадочные события в заброшенной, а затем восстановленной угольной шахте в Шотландии изображены в романе «Черная Индия» (1877).

Жюль Верн был духовно связан с утопическими социалистами и с деятелями Парижской коммуны. В соавторстве с Андре Лори (псевдоним известного публициста, участника Парижской коммуны Паскаля Груссе, 1845—1909) он написал роман «Найденыш с погибшей «Цинтии»» (1885).

Главный персонаж, Эрик, вошел в бедную рыбацкую семью при необычайных обстоятельствах. В волнах Северного моря норвежский рыбак Герсебом нашел спасательный круг и крепко привязанную к нему колыбель с ребенком.

Немало злоключений поджидало впоследствии смелого Эрика на пути к разгадке тайны своего происхождения.

Отважное путешествие, предпринятое им по стопам Норденшельда через арктические льды к Берингову проливу и едва не окончившееся трагической гибелью из-за козней американского работорговца Ноя Джонса, неожиданно дало ключ к раскрытию преступления, из-за которого Эрик долгие годы был оторван от отчего дома.

За свою творческую жизнь Жюль Верн создал шестьдесят три романа, многие из них вышли в свет после его смерти. Среди них — сатирический роман «В погоне за метеором», где показана пагубная власть золота в капиталистическом мире.

«Необыкновенные приключения экспедиции Барсака» посвящены злоключениям французской экспедиции, которая попадает в фантастический город Блекленд, затерянный в центре Африки. Описания этого города, управляемого авантюристом и бандитом Киллером, — злая сатира на агрессивные империалистические государства.

Приключения во время путешествия на лодке вниз по Дунаю болгарина Сергея Ладко, патриота и борца за свободу своей родины, которая находилась тогда под турецким игом, описаны в романе «Дунайский лоцман».

Добрым юмором окрашены «Удивительные приключения дядюшки Антифера» — пародия на приключенческий жанр с его атрибутами таинственности. «Неизвестный корабль с неизвестным капитаном бороздит неизвестное море в поисках неизвестного острова».

Это корабль дядюшки Антифера, пустившегося в необычайное путешествие за несметными сокровищами, которые завещал своим наследникам один богатый египтянин.

В завещании, составленном в виде геометрической задачи, указывалось, как найти место, где были спрятаны сокровища.

Жюль Верн находит неожиданное, остроумное завершение удивительных приключений Антифера, чья страсть к обогащению угасала по мере раскрытия тайны и уступила место желанию отомстить скряге Замбуко и посмеяться над плутом Бен-Омаром, с которыми он избороздил почти полсвета — побывал на Ближнем Востоке и под экватором, в Западной Африке, в Шотландии, в Арктике и на Средиземном море.

На основе множества документальных источников — дневников путешественников, отчетов экспедиций, публикаций архивных материалов Жюль Верн создал «Историю великих путешествий».

Здесь он поведал о замечательных подвижниках знания, которые ценой величайших усилий, с риском для жизни раскрывали лик Земли начиная с VI в. до н. э.

Увлеченно он пишет о Марко Поло, Христофоре Колумбе, Васко да Гаме, Америго Веспуччи, Магеллане, Каботе, Баренце, Баффине, Гудзоне, Бугенвиле, Куке, Лаперузе, Палласе, Беринге, Чиркове, Гумбольдте и многих других замечательных смельчаках разных времен и народов.

Под воздействием научно-фантастических гипотез Жюля Верна находились многие ученые, изобретатели, путешественники — Д. И. Менделеев, Н. Е. Жуковский, К. Э. Циолковский, В. А Обручев, Ф. Нансен.

Среди ценителей творчества Жюля Верна были М. Е. Салтыков-Щедрин, Марко Вовчок, переводившая произведения французского фантаста на русский язык, И. С. Тургенев, Л. Н. Толстой, М. Горький, В. Я. Брюсов, Н. А.

Островский…

Источник: Горбунов А.М. Панорама веков: Зарубежная художественная проза от возникновения до XX века — М.: Кн. палата, 1991

Источник: https://classlit.ru/publ/zarubezhnaja_literatura/zhjul_vern/zhjul_vern_obzor_tvorchestva_pisatelja_podrobno/26-1-0-2594

Как сочетаются научно-популярный, приключенческий и воспитательный аспекты в книгах Жюля Верна

Особенности приключенческого романа Жюля Верна

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Контрольная работа по детской литературе

Как сочетаются научно-популярный, приключенческий и воспитательный аспекты в книгах Жюля Верна

План

Введение

1. Воспитательный аспект

2. Научно-популярный аспект

3. Приключенческий аспект

Заключение

Список используемой литературы

Введение

В истории мировой литературы Жюль Верн — первый классик научно-фантастического романа, замечательный мастер романа путешествий и приключений, блестящий пропагандист науки и ее грядущих завоеваний. Научный роман — это роман, в котором увлекательные приключения прихотливо сплетаются с художественной популяризацией научных знаний, прежде всего, географических, и обоснованием различных гипотез

Творческий подвиг писателя воплотился в целостном замысле главного труда его жизни — громадной серии «Необыкновенные путешествия», включающей шестьдесят три романа и два сборника повестей и рассказов.

Он работал над «Необыкновенными путешествиями» свыше сорока лет (с 1862 до начала 1906 года), издание же всей серии растянулось на полвека. За это время сменились поколения школьников, для которых он писал свои книги.

Поздние романы Жюля Верна попадали в нетерпеливые руки сыновей и внуков его первых читателей.

Само название серии говорит о том, какое большое место занимает в ней география. Жюль Верн задался целью описать весь земной шар — природу разных климатических зон, животный и растительный мир, нравы и обычаи всех народов планеты.

География и естествознание соседствуют в «Необыкновенных путешествиях» с техническими и точными науками.

Перечень всех отраслей знаний, которых писатель касался в своих романах, превратился бы в каталог важнейших научных дисциплин Х1Х века.

Все его творчество проникнуто романтикой науки, раскрывающей тайны нашей планеты и Вселенной. Герой Верна — бескорыстный ученый, гуманист, иногда борец против тирании и национального гнета. Выступал против использования достижений науки и техники в интересах богачей.

В ряде романов Верн появляется образ ученого-человеканенавистника, стремящего к мировому господству («500 миллионов Бегумы», 1879; «Властелин мира», 1904), или ученого, ставшего орудием тиранов, использующих науку в преступных целях («Равнение на знамя», 1896, и др.).

верн роман воспитание

1. Воспитательный аспект

«Я стараюсь учитывать запросы и возможности юных читателей, для которых написаны все мои книги. Работая над своими романами, я всегда думаю о том — пусть иногда это идет даже в ущерб искусству, — чтобы из-под моего пера не вышло ни одной страницы, ни одной фразы, которую не могли бы прочесть и понять дети».

Находясь в поисках издателя, Жюль Верн обратился к Александру Дюма, и тот через посредничество одного из приятелей представил дебютанта Жюлю Этцелю. Он издавал книги преимущественно для юных читателей и подыскивал способных сотрудников для «Журнала воспитания и развлечения», который собирался издавать вместе с видным педагогом Жаном Масе.

Вместе с новым романом в литературу вошел и новый герой — рыцарь науки, бескорыстный ученый, готовый во имя своей творческой мечты, ради осуществления благородных стремлений совершить любой подвиг, пойти на любую жертву.

Изобретатели, инженеры, строители — они воздвигают прекрасные города, орошают бесплодные пустыни, находят способы ускорять рост растений с помощью аппаратов искусственного климата, конструируют электрические приборы, позволяющие видеть и слышать на большом расстоянии, мечтают о практическом использовании внутреннего тепла Земли, энергии Солнца, ветра и морского прибоя, о возможности накопления запасов энергии в мощных аккумуляторах, изыскивают способы продления человеческой жизни и замены одряхлевших органов тела новыми, изобретают цветную фотографию, звуковое кино, автоматическую счетную машину, синтетические пищевые продукты, одежду из стеклянного волокна и немало других замечательных вещей, облегчающих.жизнь и труд человека и помогающих ему преобразовывать мир. Восхваляя достижения науки, Ж.Верн говорит о важности образования. Не обладай соответствующим образование, герои «Таинственного острова» погибли в первые же дни своего пребывания на острове. Эта одна из причин популярности произведений, особенно, в современном мире, где очень остро стоит проблема образования.

«Хороший научно-фантастический роман, — заметил академик В.А. Обручев, — дает большее или меньшее количество знаний в увлекательной форме, а главное — побуждает читателя к более глубокому ознакомлению с описываемыми в нем странами, явлениями, изобретениями….

В качестве примера я могу сказать, что сделался путешественником и исследователем Азии благодаря чтению романов Жюля Верна…

которые пробудили во мне интерес к естествознанию, к изучению природы далеких малоизвестных стран… В его книгах часто описывались ученые, иногда смешные и донельзя рассеянные.

Они знали имена растений и камней, определяли морских рыб через окна «Наутилуса», умели делать взрывчатые вещества и лекарства, находили выход из трудных положений. И мне хотелось сделаться ученым и естествоиспытателем, открывать неизвестные страны, собирать растения, взбираться на высокие горы за редкими камнями».

Как важны в воспитании нравственной культуры детей соответствующие образцы. Например, в «Детях капитана Гранта». Люди отличаются здесь необычной моральной чистотой, физическим и душевным здоровьем, целеустремленностью, собранностью, не знают ни лицемерия, ни расчета. Смельчакам, верящим в успех своего дела, удается любое, самое трудное предприятие.

Товарищ выручает товарища из беды. Сильный приходит на помощь слабому. Дружба скрепляется суровыми испытаниями. Злодеи всегда разоблачаются и несут наказание за свои преступления. Справедливость всегда торжествует, мечта всегда осуществляется.

Сильным и мужественным характером, который раскрывается в действии и закаляется в борьбе с суровыми испытаниями, наделены и юные герои Жюля Верна.

Во все времена многим людям была свойственна расовая неприязнь. Жюль Верн сочувствовал угнетенным народам. Обличение рабовладения, колониальных грабежей, истребительных, захватнических войн — постоянный мотив «Необыкновенных путешествий».

Достаточно вспомнить «Пятнадцатилетнего капитана», где автор выводит на чистую воду работорговцев Анголы, истерзанной португальским владычеством, рисует леденящие душу картины опустошительных зверств английских и португальских завоевателей Африки.

Негодование его беспредельно: «Работорговля! Все знают, что значит это страшное слово, которому не должно быть места в человеческом языке».

Среди персонажей «Необыкновенных путешествий» мы находим представителей всех человеческих рас, подавляющего большинства наций, десятков национальностей, народностей и племен. Галерея образов Жюля Верна, включающая несколько тысяч персонажей, удивительно богата по этническому составу.

В этом отношении с Жюлем Верном не может сравниться никакой другой писатель. Его неприязнь к расовым предрассудкам видна даже в самом выборе положительных персонажей, представляющих, наряду с европейцами и американцами, народы колониальных и зависимых стран.

Чтобы далеко не ходить за примерами, вспомним, каким благородством и чувством человеческого достоинства наделен южноамериканский индеец Талькав.

С величайшим негодованием автор говорит о так называемых резервациях — самых бесплодных и глухих районах, отведенных для коренного населения Австралии.

«Овладев страной, англичане призвали на помощь колонизации убийство. Жестокости были неописуемые.

Они вели себя в Австралии так же, как в Индии, где исчезло пять миллионов индусов, так же, как в Капской области, где из миллиона готтентотов уцелело всего сто тысяч.

2. Научно-популярный аспект

Больше ста лет назад он рассказывал о подводных лодках, летающих машинах и даже высадке людей на Луну — причем делал это настолько доходчиво и обоснованно, что его книги походили не на развлекательную фантастику, а на научно-популярные труды.

Это было время бурного развития науки, переходящей от накопления материала к общим выводам, открывающей новые миры в недрах материи и на других планетах.

Электромагнитные колебания, гамма-лучи, проблема четвертого измерения — все это в те годы волновало не только узкий круг ученых, но и широко обсуждалось в газетах и популярных журналах.

В «Детях капитана Гранта» есть один эпизод, где Жюль Верн, по утверждению критиков, подразумевает самого себя, признаваясь устами Паганеля: «В этот самый день около двух часов пополудни путь отряда пересекла какая-то дорога. Естественно, Гленарван спросил у проводника ее название.

— Это дорога из Юмбеля в Лос-Анджелес, — не задумываясь, ответил Жак Паганель. Гленарван взглянул на проводника.

— Так, значит, вы уже путешествовали по этой стране?

— Разумеется, и не раз, — серьезным тоном ответил Паганель.

— На муле?

— Нет, в кресле».

Подобно Паганелю, Жюль Верн тоже совершил «в кресле» немало увлекательных путешествий. Находившаяся в распоряжении писателя огромная, тщательно подобранная библиотека помогала ему переноситься воображением в самые отдаленные страны.

Автор заранее собирал научный материал для своих историй, продумывал весь их сюжет и предусматривал мельчайшие детали, чтобы, по его собственному выражению, «…даже в ущерб искусству из-под моего пера не вышло ни одной страницы, ни одной фразы, которую не могли бы прочесть и понять дети».

Фантастика «Необыкновенных путешествий» основана на научном правдоподобии и нередко на научном предвидении.

Открытия и изобретения, которые еще не вышли из стадии лабораторного эксперимента или только намечались в перспективе, он рисовал как уже существующие и действующие. И этим объясняются столь частые совпадения мечты фантаста с ее последующим воплощением в жизнь. Жюль Верн «усовершенствовал» все виды транспорта, от сухопутных до воображаемых межпланетных.

В романе «Двадцать тысяч лье под водой» ярче всего проявилась замечательная способность Жюля Верна воплощать в художественных образах свои представления о будущих достижениях науки и техники.

К середине Х1Х века в списке изобретателей подводных лодок насчитывалось несколько десятков имен, но ни один изобретатель не мог похвастаться большими успехами: глубина погружения не превышала нескольких метров, расстояние, пройденное под водой, — несколько километров. Наибольшая трудность заключалась в отсутствии механического двигателя и надежной систем управления.

В романе «Двадцать тысяч лье под водой» много научного материала, поскольку Жюля Верна интересует техническая сторона дела. Целые главы посвящены строению подводной лодки, аппаратуре, служащей для ее управления.

Дается подробное описание не только обычных в обиходе мореплавателей приборов (термометр, барометр, гигрометр, компас, секстан, хронометр), но и удивительной силы, на основе которой и создана эта лодка.

«Жюля Верна “обычно считают лишь развлекателем юношества, но в действительности он является вдохновителем многих научных исканий” — заметил французский академик Жорж Клод, создавший вместе со своим сотрудником Бушеро опытную установку для использования термической энергии моря.

На мысль об этом проекте ученого навели слова капитана Немо о возможности получения электрического тока от проводников, погруженных на разные глубины моря.

Роман насыщен экскурсами в области химии, физики, механики, биологии.

Наряду с прекрасными описаниями морских рыб: «Я приметил зеленого губана, барабульку, отмеченную двойной черной полоской, бычка, белого с фиолетовыми пятнами на спине и закругленным хвостом, японскую скумбрию, чудесную макрель здешних морей, с серебряной головой и голубым телом…

» встречаются и прозаические экскурсы: «Костистые рыбы подразделяются на шесть подотрядов: primo, колючеперые, с цельной и подвижной верхней челюстью, с гребенчатыми жабрами. Подотряд включает пятнадцать семейств, иначе говоря, почти три четверти всех известных рыб. Представитель подотряда: обыкновенный окунь».

Тридцать лет спустя после появления этого романа инженер Лебеф, построивший первую подводную лодку с двойным корпусом, назвал Жюля Верна соавтором своего изобретения: писателю принадлежит приоритет не только самой идеи двойного корпуса «Наутилуса», предохраняющего его от огромной силы давления водяного столба, но и обоснование гениальной догадки.

Работая над «Таинственным островом», Жюль Верн изучал на заводах технологию производства различных химикатов, которую применяет в более скромных масштабах инженер Сайрес Смит на острове Линкольн. Особо можно выделить момент соединения научного аспекта и приключенческого.

Жак Паганель, секретарь Парижского географического общества, почетный член чуть ли не всех географических обществ мира. Из-за его анекдотической рассеянности сюжетные хитросплетения еще больше осложняется. Паганель нужен не только для оживления действия. Этот человек — ходячая энциклопедия. Он знает все и еще немножко.

В кладовых его памяти уйма фактов. Но наука не должна отрываться от действия. Роман полон захватывающих приключений, и вместе с тем он является географическим. Своего рода занимательная география.

При написании романа, по словам Жюля Верна, трудность заключалась в том, чтобы познавательные сведения соединялись с сюжетом, чтобы действие не могло без них продвигаться. В таких случаях автора всегда выручала его удивительная изобретательность.

«Пари Жака Паганеля и майора Мак-Наббса» — типичный пример беллетризации научной темы: историко-географический экскурс, занимающий целую главу, врастает в саму ткань повествования. Заключено знаменитое пари: ставка — карабин «Пурдей, Моор и Диксон» против подзорной трубы фирмы «Секретарь». Паганель начинает лекцию об истории исследований Австралии.

Он доказывает свою правоту, назвав более семидесяти путешественников. Интерес слушателей Паганеля, а вместе с ними и читателей, возрастает все больше по мере того, как перечень исследователей приближается к условленному числу.

Подобные беллетристические приемы Жюль Верн всякий раз варьирует, когда ему необходимо ввести отступление на научную или историческую тему. Он обладает секретом увлекать читателей даже такими, казалось бы, сухими предметами, как описание устройства и взаимодействия частей машины и технологии обработки химического продукта. Секрет состоит в умении связывать в один сюжетный узел успех или неудачу любого предприятия героя с творением его рук — работой машины или получением того же химического продукта.

Инженер Сайрес Смит — главный герой романа — образ человека будущего, человека, покорившего природу и освобожденного от всяких пут.

Неистощимая энергия, трудолюбие, сила воли, предприимчивость, великодушие, отвага, дерзновенная мысль, разносторонние знания — в нем сосредоточены все лучшие качества, которые помогут человеку завоевать свободу и овладеть Вселенной. В отличие от Робинзона Крузо, герои «Таинственного острова» не ограничиваются охотой, скотоводством и земледелием.

Они строят мосты, проводят каналы, воздвигают плотины, осушают болота, добывают полезные ископаемые, плавят металлы, сооружают машины, устанавливают электрический телеграф, занимаются научными изысканиями.

На «химическом заводе» Сайреса Смита изготовляются кислоты и щелочи, глицерин, стеарин, мыло, свечи, порох, пироксилин, оконные стекла и стеклянная посуда. Колонисты занимаются сахароварением, налаживают выработку войлока. Боцман Айртон, проведший двенадцать лет на острове Таборе (риф Мария-Тереза), потерял человеческий облик, превратился в дикаря.

«Горе тому, кто одинок, друзья! — восклицает Сайрес Смит. По-видимому, одиночество быстро погубило рассудок этого человека, раз вы нашли его в таком жалком состоянии». Жюль Верн как бы вступает в спор с «Робинзоном Крузо» Даниеля Дефо, доказывая, что человек может жить и совершенствоваться только среди людей, что Робинзона неминуемо постигла бы участь Айртона.

Источник: https://otherreferats.allbest.ru/literature/00100238_0.html

Refy-free
Добавить комментарий