Особенности поэтического мировоззрения Тютчева

Эволюция классического романтизма в лирике Ф.И. Тютчева: особенности мировоззрения поэта, тематическая классификация произведений, общие черты поэтики Тютчева

Особенности поэтического мировоззрения Тютчева

Поэтическое творчество Федора Ивановича Тютчева относится к 10-60-м годам XIX столетия и традиционно причисляется к романтическому направлению в литера­туре.

В одном ряду стоят имена Тютчева, раннего Пуш­кина, Лермонтова, Баратынского.

Прекрасными образцами для нас являются стихотворения Тютчева, в которых разворачивается образ природы, лирические пейзажи и переживания причастности человека к стихийным си­лам природы.

Романтическое направление в русской поэзии следует общему проявлению романтического течения в Европе, но в то же время имеет особые, присущие лишь русской поэзии, черты. Романтизм воспевает природу как исток всего самого главного для человека, источник чувств и переживаний. Как восстановить единство человека и при­роды — задача, решить которую призвано искусство слова.

Тютчев создает как бы два мира, между которыми происходит разлад, но и взаимное притяжение тоже. Мир современного человека далек от природы и от естествен­ного восприятия Вселенной, человек огражден цивили­зацией и уверен в правоте одной лишь научной точки зрения.

Другой мир — мир стихии природы, идеальное состояние гармонии, силы и красоты, которое возникло благодаря проявлениям таинственного духовного нача­ла.

Человек, отказывающийся принимать информацию о мире из непознаваемых источников, человек, не доверя­ющий своей интуиции и не прислушивающийся к голосу Вселенной, остается в неведении относительно гармонии мира и места самого себя в этом мире. Поэт сетует на глу­хоту представителей рода людского, которых абсолютно не трогает красота окружающей природы.

Одной из центральных в зрелой лирике Тютчева была тема любви. Это время создания знаменитого денисьевского цикла стихотворений, посвященного Елене Александровне Денисьевой, у которой было трое детей от Тютчева и с которой он не был обвенчан.

Это стихи, пронизанные мукой и болью, тоской и отчаянием, воспоминаниями о былом счастье (Денисьева умерла от чахотки в 1864 году), светом и нежностью.

Любовь для поэта — «И блаженство, и безнадежность», трагическое чувство, несущее человеку страдание, «поединок роковой» двух сердец и в то же время счастье, единственное, ради чего стоит жить.

Уровень «внешней формы» литературного произведения: речевая организация; ритмико-интонационная организация; стиль.

Речевая организация – все слова и фразы в произведении, их стилевые оттенки как единая система
Ритмико-интонационная организация – совокупность ритмических конструкций, задающая произведению определённую интонационную окраску в зависимости от жанра или идеи.
Стиль – система элементов художественной формы, придающая литературному произведению оригинальный эстетический облик и раскрывающая экспрессивный смысл произведения.

Билет №27

1. Философская лирика Ф.И. Тютчева: стихотворение «Silentium!»

Его творчество очень эмоционально: в нем мы услышим и шум весенних вод, И первый гром, и безответную любовь, и философские рассуждения. Каждое его стихотворение наполнено глубоким Смыслом, о котором невозможно догадаться сразу же. Тютчев – философ. Он пытается понять мир, окружающий его. Он воспринимал мир таким, какой он есть.

Он знал, что любое «сегодня» и «завтра» есть не что иное, как точка в Неизмеримом пространстве времени. Философская лирика – одна из тем его литературного наследия.

Одним из таких Стихотворений является “Silentium”. Слово silentium с латинского языка переводится как “ молчание”.

Уже в названии заключена основная мысль Стихотворения – одиночество писателя, его внутренний мир, скрытый от посторонних глаз.

Не смотря на малый объем стихотворения, смысл в нем огромен. В этом стихотворении сказано все то, что никто не смог бы передать прозой. Стихотворение состоит из трех строф и его нельзя делить на части, так как мысль. Перетекает из одной строфы в другую. И если мы разделим их, то можем не понять полного смысла. Первая строфа начинается и заканчивается со слова “молчи”.

Поэт не случайно акцентуирует наше внимание на Этом слове. Это не только название стихотворения, но и главный смысл его. Молчи, скрывайся и таи и чувства и мечты свои – Пуская в душевной глубине. Встают и заходят оне Безмолвно, как звезды в ночи, Любуйся ими – и молчи.

Читая эти строки, мы все права защищены 2001-2005 представляем, как звезды всходят на небо, как они ярки на ясном небе. Так и человеческие Мысли рождаются «в душевной глубине», где-то глубоко, там, где посторонний взор не замечает их. Ведь мы загадка… и не Только для окружающих, но и для самого себя. И если мы поведаем свои думы миру, то они как птицы могут разлететься.

“Silentium” это философские рассуждения поэта о внутреннем мире человека, о том, как в нем жить.

Уровень «внешней формы» литературного произведения: речевая организация; ритмико-интонационная организация; стиль.

Речевая организация – все слова и фразы в произведении, их стилевые оттенки как единая система
Ритмико-интонационная организация – совокупность ритмических конструкций, задающая произведению определённую интонационную окраску в зависимости от жанра или идеи.
Стиль – система элементов художественной формы, придающая литературному произведению оригинальный эстетический облик и раскрывающая экспрессивный смысл произведения.

Билет №28

Гражданская лирика Ф.И. Тютчева: стихотворение «29 января 1837 года».

«29-е января 1837» Фёдор Тютчев

Из чьей руки свинец смертельный Поэту сердце растерзал? Кто сей божественный фиал Разрушил, как сосуд скудельный? Будь прав или виновен он Пред нашей правдою земною, Навек он высшею рукою

В «цареубийцы» заклеймен.

Но ты, в безвременную тьму Вдруг поглощенная со света, Мир, мир тебе, о тень поэта, Мир светлый праху твоему!.. Назло людскому суесловью Велик и свят был жребий твой!.. Ты был богов орган живой,

Но с кровью в жилах… знойной кровью.

И сею кровью благородной Ты жажду чести утолил — И осененный опочил Хоругвью горести народной. Вражду твою пусть тот рассудит, Кто слышит пролитую кровь… Тебя ж, как первую любовь,

России сердце не забудет!..

Гражданская лирика – это стихи о волнующих общество проблемах, о Родине, в гражданской лирике поэт, прежде всего гражданин, которого волнует судьба, достоинства и недостатки государства, в котором он живет. Такие стихи могут быть патриотичны или же напротив, подмечать все изъяны существующего строя. Между гибелью Пушкина и поэтическим отзывом Тютчева прошло несколько месяцев.

Стихотворение, озаглавленное датой трагической кончины, появилось летом 1837 г., когда автор ненадолго приехал в Россию из Мюнхена, где находился на дипломатической службе. Этими обстоятельствами объясняется диалогичность поэтического текста, в котором запечатлены не только личные эмоции, но и общественный резонанс, вызванный скорбным известием.

Череда риторических вопросов начинает эмоциональную речь лирического субъекта. Постепенно вырисовывается портрет преступника, растерзавшего «свинцом смертельным» сердце поэта. Апеллируя к ветхозаветным аллюзиям, герой клеймит его броским словом «цареубийца», как Каиновой печатью.

Возникает категория высшего суда: она напоминает лермонтовскую, однако служит не для обличения светских «наперсников разврата», а для наказания убийцы.

Метод; жанр; стиль.

Метод— способ исследования, принцип, лежащий в основе изучения жизни. В художественной литературе и других областях искусства методом (направлением) называют те основные принципы, которыми руководствуется писатель, отбирая, обобщая, оценивая и изображая в художественных образах жизненные явления.

Жанр– тип устойчивой структуры произведения, организующий все его элементы в единый образ мира, воплощающий определённую концепцию действительности.

Стиль – система элементов художественной формы, придающая литературному произведению оригинальный эстетический облик и раскрывающая экспрессивно-оценочный стиль произведения.

Билет №29

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://lektsia.com/6x338c.html

Особенности творчества — Поэзия тютчева

Особенности поэтического мировоззрения Тютчева

 Поэзию Тютчева хотя и разделяют тематически на лирику политическую, гражданскую, пейзажную, любовную, но часто оговариваются, что это разделение условно: за разными тематическими пластами стоит единый принцип видения мира — философский. 

Ф. И. Тютчев как поэт-философ.
У него не то что мыслящая поэзия, а поэтическая мысль; не чувство рассуждающее, мыслящее — а мысль чувствующая и живая. От этого внешняя художественная форма не является у него надетой на мысль, как перчатка на руку, а срослась с нею, как покров кожи с телом это сама плоть мысли. (И.С.Аксаков).

Каждое его стихотворение начиналось мыслию, но мыслию, которая, как огненная точка, вспыхивала под влиянием глубокого чувства или сильного впечатления; вследствии этого мысль Тютчева никогда не является читателю нагою и отвлечённою, но всегда сливается с образом, взятым из мира души или природы, проникается им, и сама его проникает нераздельно и неразрывно. (И.

С.Тургенев).

Политическая лирика Ф. И. Тютчева. 

Поэт, без которого по словам Л.Н.Толстого «нельзя жить», до конца дней своих был и осознавал себя политиком, дипломатом, историком. Он постоянно находился в центре политической, общественной жизни Европы, мира, России, даже на смертном одре спрашивал: «Какие пришли политические новости?».Он был современником войны 1812 года, восстания декабристов, «мрачного семилетия» в России, революций 1830 и 1848 года на Западе. Политик Тютчев наблюдал и оценивал события, поэт говорил о своем времени как о роковой эпохе.

                         Блажен, кто посетил сей мир В его минуты роковые! 

                                                                             «Цицерон», 1830  
При этом у Тютчева-поэта нет стихов о конкретных исторических событиях. Есть философский отклик на них, отстранёность, надмирность их видения, взгляд не участника, а созерцателя событий.Он не был сторонником революций, каких-либо переворотов, не сочувствовал декабристам:

О жертвы мысли безрассудной,

Вы уповали, может быть,

Что станет вашей крови скудной, 

Чтоб вечный полюс растопить! 

Едва, дымясь, она сверкнула 

На вековой громаде льдов, 

Зима железная дохнула — 

И не осталось и следов.

Возможно, сама жизнь поэта, вечное стремление совместить противоположные начала, определила и его видение мира.

Идея двойственности, двойного бытия человека и природы, разлад миров лежит в основе философской лирике, размышлений Тютчева-поэта.

Ощущение пребывания человека на краю, на границе двух миров, ожидание и чувство катастрофы стало основной темой философской лирики Тютчева.


Пейзажная лирика. 

Человек и природа, считает Тютчев, едины и нераздельны, они живут по общим законам бытия.Разлад, созданный самим же человеком, приводит к дисгармонии его бытия, внутреннего мира, к разладу человека с внешним миром. Создаются два противоборствующих начала: одно — воплощение тьмы, хаоса, ночи, бездны, смерти, другое — это свет, день, жизнь.

Например, в стихотворении «День и ночь» двучастная композиция соотносится с основными мотивами стихотворения чередованием дня и ночи, света и тьмы, жизни и смерти.                                             Лирический герой Тютчева постоянно пребывает на грани миров: дня и ночи, света и тьмы, жизни и смерти.

Его страшит мрачная пропасть, которая каждое мгновенье может открыться пред ним, поглотить его. 

И человек, как сирота бездомный, 

Стоит теперь и немощен и гол, 

Лицом к лицу пред пропастию тёмной. 

                                        «Святая ночь на небосклон взошла», 1848-5о-е годы

Днём, даже при вечернем свете, мир спокоен, прекрасен, гармоничен. Об этом мире многие пейзажные зарисовки Тютчева.

Есть в осени первоначальной 

Короткая, но дивная пора — 

Весь день стоит как бы хрустальный, 

И лучезарны вечера,1857

Есть в светлости осенних вечеров 

Умильная, таинственная прелесть,1830

Ночью приходит тьма, обнажается

Небесный свод, горящий славой звёздной, 

Таинственно глядит из глубины, — 

И мы плывём пылающею бездной 

Со всех сторон окружены.                                                                   

«Как океан объемлет шар земной», 1830.  

Тема человека как малой частицы мироздания, которая не в силах противиться власти вселенской тьмы, судьбы, рока, ведёт начало от стихов  Ломоносова, Державина, будет продолжена в стихах поэтов начала ХХ века.. 

Чародейкою зимою 

Околдован, лес стоит- 

И под снежной бахромою, 

Неподвижною, немою 

Чудной жизнью он блестит. 

1852 

Любовная лирика. Адресаты любовной лирики. 
Адресаты любовной лирики Тютчева Первой женой поэта стала Элеонора Петерсон, урожденная графиня Ботмер. От этого брака были три дочери: Анна, Дарья и Екатерина. Овдовев, поэт женился в 1839 г.

на Эрнестине Дернберг, урожденной баронессе Пфеффель. В Мюнхене у них родились Мария и Дмитрий, а младший сын Иван — в России. В 1851 г. ( с Денисьевой он уже был знаком) Тютчев пишет жене Элеоноре Федоровне: «Нет в мире существа умнее тебя. Мне не с кем больше поговорить… Мне, говорящему со всеми».

И в другом письме: «…хотя ты и любишь меня в четыре раза меньше, чем прежде, ты все же любишь меня в десять раз больше, чем я того стою».  Через два года после смерти мужа Элеонора Федоровна случайно нашла в своем альбоме листок с подписью по-французски: «Для вас (чтобы разобрать наедине)».

Далее шли стихи, написанные в том же 1851 г.:  

Не знаю я, коснется ль благодать  

Моей души болезненно-греховной,  

Удастся ль ей воспрянуть и восстать,  

Пройдет ли обморок духовный?  

Но если бы душа могла  

Здесь, на земле, найти успокоенье,  

Мне благодатью ты б была —  

Ты, ты, мое земное провиденье!..

Любовь Тютчева к Елене Денисьевой принесла поэту и великое счастье и величайшее горе. Чувство Тютчева было подчинено законам его бытия, творчества. Любовь соединила жизнь и смерть, счастье и горе, явилась перекличкой миров. Наиболее ярко «двойное бытие» расколотой человеческой души выражено в любовной лирике Тютчева.  В 1850 г.

47-летний Тютчев познакомился с двадцатичетырехлетней Еленой Александровной Денисьевой, подругой своих дочерей. Четырнадцать лет, до самой смерти Денисьевой, длился их союз, родилось трое детей. Тютчев оставил в стихах исповедь о своей любви.

  «Такого глубокого женского образа, наделенного индивидуальными психологическими чертами, никто до Тютчева в лирике не создал, — говорит Лев Озеров. — По характеру своему этот образ перекликается с Настасьей Филипповной из «Идиота» Достоевского и Анной Карениной у Толстого».  В течение четырнадцати лет Тютчев вел двойную жизнь.

Любя Денисьеву, он не мог расстаться с семьей.  В минуты страстного чувства к Денисьевой, он пишет своей жене: «Нет в мире существа умнее тебя и мне не с кем больше поговорить».  Внезапная утрата Елены Александровны, последовавший за её смертью ряд потерь, обострили чувства рубежа, границы миров.

Любовь к Денисьевой — это для Тютчева смерть, но и высшая полнота бытия, «блаженство и безнадёжность», «поединок роковой» жизни и смерти: 

Вот бреду я вдоль большой дороги 

В тихом свете гаснущего дня 

Тяжело мне замирают ноги 

Друг мой милый видишь ли меня? 

Всё темней, темнее над землёю — 

Улетел последний отблеск дня 

Вот тот мир, где жили мы с тобою, 

Ангел мой, ты видишь ли меня?                                                                       «Накануне годовщины 4 августа 1864 г.»,1865.


Жанровое своеобразие лирики Ф. И. Тютчева. 

Литературовед Ю. Тынянов первый заметил, и многие исследователи согласились с ним в том, что для лирики Ф. Тютчева не характерно разделение стихотворений на жанры.

   А жанрообразующую роль у него играет фрагмент, «жанр почти внелитературного отрывка».

 Фрагмент — это мысль, словно выхваченная из потока размышлений, чувство — из нахлынувших переживаний, из непрерывного потока чувств, действие, поступок — из чреды дел человека: «Да, вы сдержали ваше слово», «Итак, опять увиделся я с вами», «И в Божьем мире то ж бывает».

Форма фрагмента подчеркивает бесконечное течение, движение мысли, чувства, жизни, истории. Но и вся поэтика Тютчева отражает идею всеобщего бесконечного движения, в основе стихотворения часто — мимолётное, мгновенное, быстротекущее в жизни человека и природы: 

И как, виденье, внешний мир ушёл. 

Столетье за столетьем пронеслось. 

Как неожиданно и ярко 

На влажной неба синеве 

Воздушная воздвиглась арка 

В своем минутном торжестве.

Особенности композиции лирических стихотворений.

  
Тютчевская мысль о противостоянии и, в то же время, о единстве миров природы и человека, мира внешнего и внутреннего, часто воплощается в двучастной композиции его стихотворений: «Предопределение», «Цицерон», «Ещё земли печален вид» и многих других.  Другой композиционный приём поэта —  это прямое изображение чувств — таков денисьевский цикл, некоторые пейзажные зарисовки. 

Песок сыпучий по колени 

Мы едим — поздно — меркнет день, 

И сосен, по дороге, тени 

Уже в одну слилися тень. 

Черней и чаще бор глубокий — 

Какие грустные места! 

Ночь хмурая, как зверь стоокий, 

Глядит из каждого куста! 1830.

Стиль лирики. 
Для лирики Тютчева характерна предельная сжатость пространства стиха, отсюда его афористичность.

Умом Россию не понять,  

Аршином общим не измерить: 

У ней особенная стать — 

В Россию можно только верить. 

28 ноября 1866 Под влиянием поэтов-классицистов XVIII века в тютчевской лирике немало риторических вопросов, восклицаний:

О, сколько горестных минут, 

Любви и радости убитой! 

Откуда, как разлад возник? 

И отчего же в общем хоре 

Душа не то поёт, что море, 

И ропщет мыслящий тростник?

Возможно, под впечатлением занятий с С. Раичем, в стихах Тютчев часто обращается к мифологическим, античным образам: «беспамятство, как 

Атлас, давит сушу…», ветреная Геба, кормя Зевесова орла»  

Говоря о поэтической манере Тютчева, позднее станут употреблять термин «чистая поэзия». (Философская лирика — понятие довольно условное. Так принято называть глубокие размышления в стихах о смысле бытия, о судьбах человека, мира, мироздания, о месте человека в мире. К философской лирике принято относить стихи Тютчева, Фета, Баратынского, Заболоцкого…)


«Чистая поэзия». 
 

… у всех поэтов, рядом с непосредственным творчеством, слышится делание, обработка. У Тютчева деланного нет ничего: все творится. Оттого нередко в его стихах видна какая то внешняя небрежность: попадаются слова устарелые, вышедшие из употребления, встречаются неправильные рифмы, которые, при малейшей наружной отделке, легко могли бы быть заменены другими. 

Этим определяется и отчасти ограничивается его значение как поэта. Но это же придает его поэзии какую-то особенную прелесть задушевности и личной искренности.

Хомяков — сам лирический стихотворец — говорил и, по нашему мнению, справедливо, что не знает других стихов, кроме тютчевских, которые бы служили лучшим образом чистейшей поэзии, которые бы в такой мере, насквозь, durch und durch, были проникнуты поэзией.  И.С.Аксаков.

   Стихотворения

Источник: https://www.sites.google.com/site/poeziatutceva/home/tvorcestvo-poeta/periody-tvorcestva/nacalo-tvorceskogo-puti/osobennosti-tvorcestva

Особенности поэтического мировоззрения Тютчева

Особенности поэтического мировоззрения Тютчева

Ф. И. Тютчев принадлежал к литературному поколению русских романтиков-“любомудров” , что, в первую очередь, и определило своеобразие художественного мировосприятия этого великого русского поэта.

Его лирику можно рассматривать как “дневник души”, живущей личными предчувствиями и всеобщими предзнаменованиями, откликающейся как на мимолетное впечатление частного человека, отдельную яркую деталь окружающего мира, так и на грандиозные перемены, глобальные исторические события.

Ранние стихотворения Тютчева 1823 – 1825 годов отражают увлеченность христианской мистикой, приверженность традициям поэзии Жуковского. В них присутствуют мотивы прозрения и озарения, образы “ангела слез”, “ангельской лиры”, “серафимских лиц”, “адского пламени”, “божественного огня”. Земное в них противопоставляется небесному, тленное, суетное – вечному, бессмертному:

И только смертного зениц

Ты, ангел слез, дотронешься крылами –

Туман рассеется слезами,

И небо серафимских лиц

Вдруг разовьется пред очами.

Период поэтической зрелости Тютчева совпадает с проявлением “античного” начала в его творчестве. Античность воспринимается поэтом также в романтическом ключе. В романтическом мировосприятии ему оказываются близки идея всеединства мира, ощущение “вселенской жизни”, цельности мироздания, в которое органично включается и существование человека.

Однако чувство вселенской гармонии для Тютчева – это не застывшая красота, не однообразие и неподвижность природных форм, а постоянная изменчивость, вечное обновление, игра, динамика, фантазия.

Данная идея воплощается в ключевых для всего творчества поэта образах стихии – воды, грозы, ливня.

Таково, например, знаменитое хрестоматийное стихотворение “Весенняя гроза”, утверждающее мотив всеобщего движения природы, обновления мира:

Люблю грозу в начале мая,

Когда весенний, первый гром,

Как бы резвяся и играя,

Грохочет в небе голубом.

Одновременно, в этом стихотворении возникает символический образ золотых дождевых нитей, соединяющих небо и землю, утверждающих цельность мира, неразрывность его связей.

Этот визуальный образ органично дополняется звуковым, подчеркивающим всеотзывчивость и гармонию природных форм: “И гам лесной и шум нагорный – // Все вторит весело громам”.

Мы видим здесь также, что романтическое видение мира Тютчева очень близко языческому, пантеистическому.

Поэт создает свой вариант мифа о весенней грозе как вселенском космическом явлении, несущем обновление, свободу, радость.

Романтические образы грозы и весны неизменно присутствуют и по-разному варьируются во многих стихотворениях Тютчева. Вместе с лирическим героем читатель переживает предчувствие грозы как предвосхищение новизны, возрождения, обновления природы:

В душном воздуха молчанье,

Как предчувствие грозы,

Жарче роз благоуханье,

Звонче голос стрекозы.

Мы также становимся свидетелями катастрофических последствий грозы, как, например, в стихотворении “Успокоение”:

Гроза прошла – еще курясь, лежал

Высокий дуб, перунами сраженный,

И сизый дым с ветвей его бежал

По зелени, грозою освеженной.

Однако поэт подчеркивает, что гармоничное устройство природы не делает трагичным и окончательно бесповоротным гибель отдельных ее форм, потому что смерть приводит не к концу, а к новому рождению, отражая идею всеобщего превращения, круговорота. Так, в этом же стихотворении гроза не выступает символом смерти дерева – она очищает воздух, освежает зелень; после дождя птицы начинают петь в роще, на небе появляется радуга.

Таким образом, ключевой особенностью творческого мировоззрения Тютчева является то, что природа для него не просто поэтический фон, пейзаж души лирического героя, но особый предмет символического изображения, проекция человеческих переживаний, необходимый материал для философских размышлений о мире – его происхождении, развитии, взаимосвязях и противоположностях.

В тютчевском мировоззрении мы наблюдаем абсолютную гармонию мысли и чувства: герой-лирик неотделим у него от героя-мыслителя, романтически возвышенный мечтатель – от серьезного, глубокого философа.

Не случайно Юрий Тынянов назвал творчество Тютчева “поэзией мысли”.

Эта черта сближает поэта с теоретиком немецкого романтизма Шеллингом, рассматривавшим физические явления природы как действия живой души и полагавшим, что природа “содержит в себе прообразы, не истолкованные еще ни одним человеком”:

Не то, что мните вы, природа:

Не слепок, не бездушный лик –

В ней есть душа, в ней есть свобода,

В ней есть любовь, в ней есть язык…

Здесь лирический герой Тютчева как бы полемизирует с тургеневским прагматиком-Базаровым, считавшим, что “природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник”.

Символом поэтической мысли, возвышения человеческого духа выступает у Тютчева еще один “водный” образ – фонтан из одноименного стихотворения:

Лучом поднявшись к небу, он

Коснулся высоты заветной –

И снова пылью огнецветной

Ниспасть на землю осужден.

Здесь, как видим, снова возникает идея взаимосвязи земного и небесного, которая раскрывается в противопоставлениях “низ – верх”, “высота заветная” – земля”. Одновременно, фонтан – “смертной мысли водомет”, “жадно рвущийся к небу”, но неизбежно превращающийся во “влажный дым”, “огнецветную пыль”, спадающую с небесной высоты.

Таким образом, смысл и назначение природы, по Тютчеву, – в создании человека как разумного существа. Однако человеческий разум не в силах познать всю полноту и сложность жизни, сделать ее упорядоченной и бессмертной. Эту идею бренности, гибельности человеческой мысли поэт развивает в своем программном стихотворении “Silentium”: “Мысль изреченная есть ложь”.

Лирический герой Тютчева утверждает ценность таинства невысказанной мысли, неиссякаемым источником, живым ключом которой становится гармония природы, всеединство мира. Высшее, действительное предназначение человека – победить в себе первобытный хаос, “роковое наследие” темных сил, приблизиться к Богу, христианскому пониманию жизни:

Пускай страдальческую грудь

Волнуют страсти роковые –

Душа готова, как Мария,

К ногам Христа навек прильнуть.

Есть в лирике Тютчева и символ обобщенного созерцательно-поэтического начала – Лебедь как воплощение абсолютной гармонии, спокойствия, красоты, совершенства. Лебедь отражает романтический идеал творческого мировоззрения поэта:

Но нет завиднее удела.

О лебедь чистый, твоего –

И чистой, как ты сам, одело

Тебя стихией божество.

Начало 30-х годов XIX века, когда буржуазный уклад жизни восторжествовал над уходящей в прошлое эпохой романтизма, стало переломным моментом в творческой биографии Тютчева, ознаменовавшим значительные перемены в его мировосприятии.

В это время поэт переживает глубокий духовный кризис и ценой отказа от ставшего ему чуждым и внутренне непонятным “большого мира” пытается сохранить свой “малый” – внутренний, духовный мир.

Так тютчевский лирический герой окончательно приходит к идее эскапизма – ухода от внешнего мира, бегства от пошлой обыденности, которая воплощается у него в особом состоянии “безмолвия” :

Молчи, скрывайся и таи

И чувства и мечты свои –

Пускай в душевной глубине

Встают и заходят оне…

Этот мотив развивается и в известном стихотворении поэта “Душа моя – Элизиум теней…”:

Душа моя – Элизиум теней,

Теней безмолвных, светлых и прекрасных,

Ни помыслам годины буйной сей.

Ни радостям, ни горю не причастных.

Замкнутость в своем внутреннем мире грез, предчувствий, философских размышлений, непричастность мирской суете находят также яркое художественное воплощение в символе сна – как в тихом, смиренно-безмолвном сне души, “оглушенной хаосом звуков”, “гремящею тьмой” “моря” жизни, и, одновременно, в “болезненно-ярком” поэтическом сне-озарении:

Я в хаосе звуков лежал оглушен,

Но над хаосом звуков носился мой сон.

Болезненно-яркий, волшебно-немой.

Он веял легко над гремящею тьмой.

Таким образом, мы видим, как разительно меняется поэтическое мировосприятие Тютчева: от ощущения гармонии, цельности, единения поэт постепенно приходит к сознанию разделенности внешнего и внутреннего, разъединенности реального и идеального в человеке и окружающем мире.

“На пороге как бы двойного бытия” – в этой поэтической формуле отразилось кризисное мировоззрение позднего Тютчева. Такая символическая двойственность раскрывала самые разные стороны этого духовного кризиса: борьба поэта с политиком, пантеиста с христианином, человека западного и восточного типов сознания.

Источник: https://lit.ukrtvory.ru/osobennosti-poeticheskogo-mirovozzreniya-tyutcheva/

Мировоззрение русского космизма: ф.и. тютчев и к.э. циолковский

Особенности поэтического мировоззрения Тютчева

© Е.В.Линькова
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. КалугаСекция «Исследование научного творчества К.Э. Циолковского»

2012 г.

Культурно-исторические истоки космизма восходят к мифологическому сознанию, к философским идеям древневосточных и античных мыслителей, к раннему периоду существования мировых религий.

Космизм как мировосприятие имеет довольно длительную традицию, а свое развитие космистские идеи получили в философских концепциях западных мыслителей XVIII-XIX вв.: Руссо, Гете, Шеллинга, Гегеля и др. Образцом традиции космизма в мировой культуре выступает русский космизм.

Данное мировоззренческое течение является одним из оригинальных проявлений русской культуры XIX – XX вв.

Славянским народам была присуща вера в небесно-космическую предопределенность судьбы человеческой. По мысли древних славян-язычников, такие космические объекты, как Солнце, Луна, звезды непосредственно влияли на судьбу человека.

Семью, дом славяне воспринимали как часть Вселенной, ее проекцию на земную жизнь. Таким образом, русский космизм восходит в своих духовных истоках к славянской традиции, к языческим элементам и периоду раннего христианства на Руси.

В русском космизме XIX-XX столетий исследователи выделяют три течения: философско-религиозное, поэтическо-художественное и естественнонаучное.

В большинстве своем авторы отмечают, что подобное деление является весьма условным, так как одних и тех же мыслителей можно отнести как к философско-религиозному, так и к поэтически-художественному направлению, с философским перекликается также естественнонаучное направление. Различая виды русского космизма, исследователи называют и основных выразителей этого мировоззрения:

– философско-религиозное направление: А.С. Хомяков, И.В. Киреевский, Н.Ф. Федоров, С.Н. Франк, В.С. Соловьев, П.А. Флоренский, С.Н. Булгаков, Н.А. Бердяев;

– естественнонаучное направление: Н.А. Умов, К.Э. Циолковский, В.И. Вернадский, Н.Г. Холодный, И.А. Морозов, А.Л. Чижевский;

– поэтическо-художественное направление: В.Ф. Одоевский, А.В. Сухово-Кобылин, Ф.И. Тютчев, В.И. Иванов, Н.А. Заболоцкий, Н.К. Рерих.

Интерес к мировоззрению русского космизма в современной философской, научной, теологической литературе и публицистике достаточно велик.

Исследованию русского космизма посвящено большое количество публикаций, в которых даны различные определения и интерпретации русского космизма, выявлены разные его формы, изучается эволюция этого направления.

Под космизмом понимается «психологический и мировоззренческий феномен, который находит проявления в различных сферах культуры – религии, философии, искусстве, литературе, обыденном сознании; глубинное переживание человека и космоса, в рационализированной форме выражаемое мировоззренческими идеями и философскими принципами, которые соответствуют различным этапам культурной истории человечества» (Космизм // Глобалистика. Международный междисциплинарный энциклопедический словарь. М. – С.-Пб. – Нью-Йорк, 2006. С. 449).

Одним из интересных аспектов в изучении мировоззрения русского космизма является проблема трактовки космоса, «тайны человека» и его роли и места во Вселенной в представлениях великого русского поэта и мыслителя XIX столетия Ф.И. Тютчева и ученого, философа К.Э. Циолковского. Воззрения Тютчева и Циолковского – это два взгляда на проблему космоса и человека в нем: поэтическо-художественный и естественнонаучный.

Тютчев по праву считается одним из первых русских поэтов-философов, который обращался не только к общественной и геополитической проблематике, но и к вопросам существования человека, его тесной связи с миром природы, с Вселенной. Поэт создал поразительные по своей глубине стихотворения, посвященные этой сокровенной теме.

По мысли Тютчева мир, окружающий его современников, едва им знаком, едва освоен ими, по содержанию своему он превышает их практические и духовные чаяния. Тютчев пишет о «двойной бездне» – о бездонном небе, отраженном в море, тоже бездонном, о бесконечности вверху и о бесконечности внизу.

В философии космизма Тютчева присутствуют две полярности: с одной стороны – природа, стихия, хаос, с другой – цивилизация, космос. Образ и идею «хаоса» в поэзии Тютчева близки философии Шеллинга, античной мифологической картине мира. Хаос у Тютчева – условие, предпосылка существования космоса. Понятие космоса в античном смысле его не встречается в поэзии Тютчева.

Оно присутствует в ней отрицательным образом – как нечто, противостоящее понятию «хаос», как его «близнец», которому оно и соответствует и не соответствует. В стихотворении «Silentium!» Ф.И. Тютчев дает обобщенный образ духовным силам, скрытым в отдельном человеческом существе, осужденном на «молчание» (Тютчев Ф.И. Полное собрание сочинений. Письма. В 6-ти томах. М., 2002-2005. Т.

1. С. 123).

В изображении Тютчева первоматерия, хаос, с которых должно бы начинаться строительство современного мира, остаются большей частью не у дела, им не дано формы, не дано признания, и они тогда превращаются в злую силу и бунтуют. Очень важна у Тютчева особая парная тема: ночь и день.

Ночь – это вся область жизни, в полном составе своих могуществ, день же – это жизнь, которой даны форма, обдуманное устройство. Эти образы-понятия и соответствуют, и не соответствуют другим тютчевским «близнецам» – хаосу и космосу. По Тютчеву, ночь и день – образы, выражающие хаос и космос в их современном состоянии.

Область дня в современном мире слишком узка – на долю космоса приходится немногое. Область ночи чересчур обширна – современность предоставила хаосу преувеличенные права.

Тютчевская ночь как бы разоблачает жизнь дня: что скрывалось за кулисами дня, то в ночные часы предъявляет себя человеческим взорам во всей своей бесформенности. Одно из важнейших «ночных» стихотворений Тютчева начинается строками:

«Как океан объемлет шар земной,

Земная жизнь кругом объята снами…» (Там же. С. 110).

Эти сны – возможности, так и оставшиеся в недрах земной жизни, силы, не вошедшие в ясное сознание людей, хотя и управляющие людьми. От этих сил люди днем хотят и умеют отделаться, ночью зрелище этих сил становится неотвязным. Ночью кругозоры жизни бесконечно раздвигаются: «…звучными волнами стихия бьет о берег свой».

В основе мироздания, по глубокому убеждению Тютчева, лежит «древний хаос» (Там же. С. 133). «Внешний мир» – это только «златотканный покров», накинутый на «безымянную бездну» (Там же. С. 185). Ночь, являющаяся в глазах Тютчева разоблачением хаоса, одновременно и страшит и манит к себе поэта.

Подобно тому, как в «минуты роковые» истории он напряженным взором старается уловить сокровенный смысл ее «высоких зрелищ», так ночью, когда ему кажется, что он стоит «на краю земли», «немощен и гол, лицом к лицу пред пропастию темной», он стремится заглянуть в бездонные тайники космической жизни.

Идея взаимосвязи человека и космоса с особой силой звучала в работах Циолковского, который даже назвал одну из них «Космическая философия».

«Весь космос обусловливает нашу жизнь, – писал он, – все непрерывно и все едино» (Циолковский К.Э. Грезы о Земле и небе. Тула, 1986. С. 302).

«Вселенная не имела бы смысла, если бы не была заполнена органическим, разумным, чувствующим миром» (Там же. С. 378).

Циолковский не просто указывал на взаимосвязь человека и космоса, но подчеркивал зависимость человека от него. « Трудно предположить, чтобы какая-нибудь его (космоса) часть не имела рано или поздно на нас влияние» (Там же. С. 302).

Лозунг Циолковского: «Человечество не останется вечно на Земле, но в погоне за светом и пространством сначала робко проникнет за пределы атмосферы, а затем завоюет себе все околосолнечное пространство». В соответствии с ним тематика его проектов разнообразна: это и защита от природных стихий, и широкое использование солнечной энергии, и усовершенствование растительных и животных форм жизни.

В качестве бесспорно перспективных идей Циолковского – идея о космосе как не просто беспредельной физической среде, вместилища материи и энергии, но как о будущем поприще творчества землян.

Интересна и идея Циолковского о «вечно юной вселенной», которая возникла у него в связи с критикой концепции тепловой смерти Вселенной.

Выход в космические просторы – необходимый момент эволюции человеческой цивилизации.

Принципы «космической этики», разрабатывавшиеся Циолковским, признают превосходство перспективных и совершенных форм жизни над несовершенными.

Они связаны с представлением о повсеместном колонизировании космоса совершенными формами разума и искоренении примитивных и неперспективных организмов. Разум совершенных у Циолковского приравнивается к высшему эгоизму.

Циолковский выступал за разумный эгоизм, суть которого в том, что истинное себялюбие состоит в заботе о будущности своих атомов и, значит, обо всем мировом целом, в котором они рассеются после исчезновения их обладателя.

Таким образом, трудно эксплицируемая этическая система предполагает своеобразное деление на совершенных и несовершенных обитателей космоса. Можно предположить, что идея искоренения примитивных форм жизни с очевидностью включает в себя космическую вражду или космические войны.

Совершенные формы стремятся к повсеместному освоению космоса, но возможны также ситуации благоприятного и неблагоприятного переселения. В характеристику совершенных форм входит своеобразный разумный эгоизм, себялюбие и забота о будущности и, можно сказать, качестве своих атомов.

Усложнение оценивается как благо, а упрощение – как зло.

Судьба человеческого существа зависит от судьбы Вселенной, а судьба Вселенной зависит от преобразовательной деятельности населяющих ее разумных существ, т. е. от совокупного космического разума.

В ритмах космической эволюции смерть сливается с новым рождением, а во всей Вселенной распространена органическая жизнь.

Бесконечность истекшего времени заставляет предполагать существование еще ряда своеобразных миров, разделенных бесконечностями высшего порядка.

Идея преобразовательной активности космоса, с которой тесно связана идея неизбежного выхода человечества в космос, является выдающимся достижением, которым обогатили русские космисты отечественную философию науки.

Таким образом, в воззрениях Ф.И. Тютчева и К.Э. Циолковского представлены два взгляда на Вселенную, космос и место человека в нем. Важным является тот факт, что Тютчев – человек, принадлежавший к поколению мыслителей 1850-1870-х годов, в своих представлениях отразил и уровень развития философии науки, уровень развития технической мысли в целом.

Это был период, когда Россия только вступала в эпоху модернизации, когда космос и познание Вселенной являлись аспектами в большей степени философскими, а не естественнонаучными.

Мировоззрение космизма, представленное в работах Циолковского – это идейные установки, основанные на достижениях науки начала XX столетия, времени, когда идея изучения и освоения космоса уже не представлялась утопией или иллюзорными построениями.

Источник: http://readings.gmik.ru/lecture/2012-MIROVOZZRENIE-RUSSKOGO-KOSMIZMA-FI-TYUTCHEV-I-KE-TSIOLKOVSKIY

Философская лирика Тютчева

Особенности поэтического мировоззрения Тютчева

Философская лирика как жанр – всегда раздумья о смысле бытия, о ценностях человеческих, о месте человека и его предназначении в жизни.

Все эти характеристики мы не просто находим в творчестве Федора Тютчева, но, перечитывая наследие поэта, понимаем, что философская лирика Тютчева – творения величайшего мастера: по глубине, разноплановости, психологизму, метафоричности. Мастера, чье слово весомо и своевременно независимо от столетия.

Какие бы философские мотивы в лирике Тютчева ни звучали, они всегда заставляют читателя волей-неволей вслушиваться, а затем и вдумываться в то, о чем пишет поэт. Эту особенность безошибочно распознал в свое время И.

Тургенев, говоря, что любое стихотворение «начиналось мыслию, но мыслию, которая, как огненная точка, вспыхивала под влиянием глубокого чувства или сильного впечатления; вследствие этого… всегда сливается с образом, взятым из мира души или природы, проникается им, и сама его проникает нераздельно и неразрывно».

Тема космоса и хаоса

«Нераздельно и неразрывно» связаны между собой у поэта мир и человек, весь род человеческий и Вселенная, ведь стихотворения Тютчева основаны на понимании целостности мира, невозможной без борьбы противоположностей. Мотив космоса и хаоса, изначальной основы жизни вообще, проявления двойственности мироздания, как никакой другой, значим в его лирике.

Хаос и свет, день и ночь – о них размышляет в своих стихотворениях Тютчев, называя день «блистательным покровом», другом «человека и богов», и исцелением «души болящей», описывая ночь как обнажающую бездну «с своими страхами и мглами» в человеческой душе. В то же время, в стихотворении «О чем ты воешь, ветр ночной?», обращаясь к ветру, просит:

О, страшных песен сих не пойПро древний хаос, про родимый!Как жадно мир души ночнойВнимает повести любимой!Из смертной рвется он груди,Он с беспредельным жаждет слиться!О, бурь заснувших не буди –

Под ними хаос шевелится!

Хаос для поэта «родимый», прекрасный и притягательный, – ведь именно он часть мироздания, основа, из которой появляется свет, день, светлая сторона Космоса, снова превращающаяся в темную – и так до бесконечности, переход одного в другое вечен.

Но с новым летом – новый злакИ лист иной.И снова будет всё, что есть,И снова розы будут цвесть,

И терны тож, –

читаем в стихотворении «Сижу задумчив и один…»

Вечность мира и временность человека

Хаос, бездна, космос – вечны. Жизнь, как понимает ее Тютчев, конечна, существование на земле человека зыбко, да и сам человек не всегда умеет и хочет жить по законам природы. Говоря в стихотворении «Певучесть есть в морских волнах…» о полном созвучье, порядке в природе, лирик сетует на то, что свой разлад с природой мы осознаем только в «призрачной свободе».

Откуда, как разлад возник?И отчего же в общем хореДуша не то поет, что, море,

И ропщет мыслящий тростник?

Человеческая душа для Тютчева – отражение порядка мироздания, в ней тот же свет и хаос, смена дня и ночи, разрушения и созидания. «Душа хотела б быть звездой…в эфире чистом и незримом…»
В стихотворении «Наш век» поэт рассуждает о том, что человек стремится к свету из черноты незнания и непонимания, а обретая его, «ропщет и бунтует», и так, мятущийся, «невыносимое он днесь выносит…»

В других строках сожалеет о пределе человеческого познания, невозможности проникновения в тайну истоков бытия:

Мы в небе скоро устаем, –И не дано ничтожной пыли

Дышать божественным огнем

И смиряется с тем, что природа, вселенная движется дальше в своем развитии бесстрастно и безудержно,

Поочередно всех своих детей,Свершающих свой подвиг бесполезный,Она равно приветствует своей

Всепоглощающей и миротворной бездной.

В небольшом стихотворении «Дума за думой, волна за волной…» Тютчев пронзительно передает воспринимаемое им «сродство природы и духа или даже их тождество»:Дума за думой, волна за волной –Два проявленья стихии одной:В сердце ли тесном, в безбрежном ли море,Здесь – в заключении, там – на просторе, –Тот же всё вечный прибой и отбой,

Тот же всё призрак тревожно-пустой.

Еще известный русский философ Семен Франк заметил, что поэзию Тютчева пронизывает космическое направление, превращая ее в философию, проявляясь в ней в первую очередь общностью и вечностью тем.

Поэт, по его наблюдениям, «направлял свое внимание прямо на вечные, непреходящие начала бытия… Все служит у Тютчева предметом художественного описания не в их отдельных…проявлениях, а в их общей, непреходящей стихийной природе».

Видимо, поэтому примеры философской лирики в стихотворениях Тютчева привлекают наше внимание в первую очередь в пейзажном творчестве, радугу ли «пишет» художник слова в своих строках, «шум от стаи журавлиной», «всеобъемлющее» море, «опрометчиво-безумно» надвигающуюся грозу, «лучистую на зное» реку, «полураздетый лес» весенний день или осенний вечер.

Что бы то ни было, оно всегда часть естества вселенной, неотъемлемая составляющая цепи вселенная-природа-человек.

Наблюдая в стихотворении «Смотри, как на речном просторе…» за движением льдин на просторе реки, констатирует, что плывут они «к одной мете» и рано или поздно «все – безразличны, как стихия, – сольются с бездной роковой!» Картина природы вызывает размышления и о сути «человеческого Я»:

Не таково ль твое значенье,
Не такова ль судьба твоя?..

Даже, казалось бы, в совершенно простом по сути и восприятию стихотворении «В деревне», описывая привычный и невзрачный бытовой эпизод шалости пса, который «смутил покой величавый» стаи гусей и уток, автор видит неслучайность, обусловленность события. Как для разгона застоя «в ленивом стаде…нужен стал, прогресса ради, внезапный натиск роковой»,

Так современных проявленийСмысл иногда и бестолков… –…Иной, ты скажешь, просто лает,А он свершает высший долг –Он, осмысляя, развивает

Утиный и гусиный толк.

Философское звучание любовной лирики

Примеры философской лирики в стихотворениях Тютчева находим в любой теме его творчества: мощные и страстные чувства рождают у поэта философские мысли, о чем бы он ни говорил.

Мотив признания и принятия невозможно узких пределов любви человека, ее ограниченности звучит в любовной лирике бесконечно. В «буйной слепости страстей мы то всего вернее губим, что сердцу нашему милей!» – восклицает поэт в стихотворении «О, как убийственно мы любим..».

И в любви Тютчев видит продолжение противоборства и единения, присущее космосу, говорит об этом в «Предопределении»:

Любовь, любовь – гласит преданье –Союз души с душой родной –Их съединенье, сочетанье,И роковое их слиянье,

И… поединок роковой…

Двойственность любви просматривается в творчестве Тютчева изначально.

Возвышенное чувство, «луч солнца», изобилие счастья и нежности и вместе с тем взрыв страстей, страдания, «роковая страсть», разрушающая душу и жизнь, – все это мир любви поэта, о котором он так пламенно повествует в Денисьевском цикле, в стихотворениях «Я помню время золотое…», «Я встретил вас – и все былое…», «Весна» и многих других.

Философский характер лирики Тютчева таков, что не просто воздействует на читателя, но и влияет на творчество поэтов и писателей совершенно разных эпох: мотивы его лирики находим в стихотворениях А.Фета, поэтов-символистов, в романах Л. Толстого и Ф. Достоевского, произведениях А.Ахматовой, О. Мандельштама, И. Бунина и Б. Пастернака, И. Бродского, Е. Исаева.

Поэт, критик, философ Д.

Мережковский оценил силу слова поэта, умение кратко сказать многое о существовании мира так: Анализ философской лирики Тютчева приводит нас к убеждению, что поэт, приближаясь к «живой колеснице мирозданья», всю жизнь глубоко чувствовал «порог двойного бытия» души человека, земное, смертное и вечное космическое начало, единство миров человека и природы, и именно благодаря этому поэзия его вневременна.

Проведенный на примерах анализ философской лирики Фёдора Ивановича Тютчева может быть использован учащимися 10 классов при подготовке уроку литературы или написании к сочинению на тему «Философская лирика Тютчева». Будь в числе первых на доске почета

Источник: https://obrazovaka.ru/essay/tutchev/filosofskaya-lirika-tutcheva

Особенности поэтического мировоззрения Ф.И. Тютчева

Особенности поэтического мировоззрения Тютчева

Владислава Николаева, физико-математический лицей № 39,

г. Озёрск

Поэтическое мировоззрение имеет свою структуру. Эта структура может быть определена как “образ мира художника”, и этот образ развивается из некоторого “первоистока”. В стихотворном обращении к А.А. Фету Тютчев определил свой образ мира, свой поэтический дар как “инстинкт пророчески-слепой”.

Этот инстинкт поэта, “пророчески-слепой”, обращает нас к мифу. Для Тютчева — и в этом он сходится с Платоном и Шеллингом — высшая цель поэзии есть творчество мифов. Почти все великие создания его суть мифы — мифы о природе.

Основу мифа составляет глубинное переживание, пластически воплощённое в язык поэзии.

В основе мира природы Ф.Тютчева — мифологический мир стихий, первооснов Вселенной. В том же стихотворении «А.А. Фету» поэт определяет свой поэтический дар и как способность “чуять, слышать воды”. Излюбленная стихия поэта — “водная стихия”. Кажется, нет в природе такой формы существования влаги, которая не была бы отмечена Ф.Тютчевым.

Разнообразные формы воды в поэзии Ф.Тютчева обнаруживают связь с такими давно известными идеями-первообразами, как Хаос — Бездна — Беспредельное. Корни такого поэтического мировоззрения — в полумифологических созерцаниях древнейших милетцев Фалеса, Анаксимандра: вода есть первооснова всего мира, она есть Беспредельное, откуда всё исходит и куда всё возвращается.

Эта древнейшая этико-метафизическая концепция является основой мировосприятия Ф.Тютчева. Конечно, речь идёт не о каких-то заимствованиях, отношение поэта к стихиям огня и воды коренится в подсознательных слоях его души. Фалес, Анаксимандр, Гесиод, Гераклит, Платон — имена античных философов, чьи созерцания органично вплелись в поэтический мир Ф.

Тютчева, не нарушая его стройности и целостности.

Бытие Жизнь Реальное “Жизни некий преизбыток” Любовь Юг РоссияНебытие Смерть Ирреальное Уничтожение человеческого “я” Самоубийство СеверЗапад

Промежуточные звенья заполняются рядом символических образов:

сон, сумрак, дремота.

К этому же тяготеют “лихорадочные грёзы” природы и жизнь, которая “грустно тлится”.

Итак, один из доминирующих признаков Бытия лежит в пространстве “жизнь — отсутствие жизни”, полнота жизни — и её ущербность. В этом смысловом пространстве перемещаются отдельные тексты, причём особенность поэтики Ф.

Тютчева заключается в вариативности оценки: то, что в одном тексте выступает как отрицательное, в каком-либо другом может получить противоположную оценку. В этом ключе стихотворения Ф.

Тютчева могут быть прочитаны как единое целое.

Обратимся к стихотворениям «Проблеск» (1825), «Видение» (1829), «Тени сизые смесились…» (1836). Все они условно могут быть отнесены к “ночным стихотворениям” поэта.

Анализ стихотворения «Проблеск» (1825)

Обобщающий вопрос к анализу стихотворения: что такое “проблеск”?

1. Определите композицию стихотворения, мотивируйте.

В стихотворении выделяются две части:

I часть — 1–3-я строфы — развёрнутый образ “сумрака глубокого”; форма диалога (“Слыхал ли?”). Первая часть представляет мир внешний.

II часть — 4–8-я строфы — внутренний мир души лирического героя; диалога нет, что подчёркивается использованием местоимения “мы”, множественным числом глагольной лексики.

2. Анализ первой части.

  • Выделите характерные образы тютчевской поэзии в первой строфе. Прокомментируйте их.

“Сумрак”, “полуночь”, “сон” — это грань перехода дня в ночь, “сна” в “звон”. Именно “сумрак”, “полуночь” становятся активным действующим началом: “…полуночь, ненароком, // Дремавших струн встревожит сон”, свершит преображение.

  • Охарактеризуйте лирического героя.

Чуткая, вещая душа (“О вещая душа моя!”) лирического героя внемлет всему, что происходит в сумрачном мире Вселенной, призывает собеседника — “Слыхал ли?” — стать свидетелем таинства.

  • Как поэт описывает само таинство преображения?

Гонцом ночи, будоражащим “дремавшие струны” арфы и человеческой души, становится Зефир: его дыхание тревожит “воздушную арфу”, извлекая “то потрясающие звуки, // То замирающие вдруг…” И “лира // Грустит, в пыли, по небесах!” Лира, арфа — инструмент преображения души в высокое, чистое, бессмертное.

  • Какими средствами поэт подчёркивает значимость происходящего?

Аллитерация (“взрывает” — “скорбит” — “в струнах” — “лира” — “грустит”) подготавливает читателя к таинству преображения.

3. Анализ второй части.

  • Проследите, как развиваются поэтические образы первой части.

Вторая часть открывается описанием слияния души лирического героя с сумраком (“Душой к бессмертному летим!”). Стремление вырваться с “земного круга” — круга жизни — “сна” приводит к обретению мига истины. Пятая строфа — кульминация в развитии поэтической мысли стихотворения.

Анафора (“как”), внутренняя антитеза (сумерки, но “сердцу радостно, светло!”), метафора (“По жилам небо протекло!”) рисуют миг слияния с Вечностью. Это подчёркивается и сменой авторского “я” на обобщённое “мы”.

Истина обретается через примирение с прошлым, которое “как призрак друга, // Прижать к груди своей хотим”, и веру: “Как верим верою живою…” Аллитерация на “р” достигает в пятой строфе своего наивысшего напряжения. “Проблеск” становится катарсисом — потрясением, очищением и обретением гармонии и покоя.

Однако уже в шестой строфе поэтическая интонация неожиданно изменяется. Движение души “к бессмертному”, к проблеску сменяется стремительным падением в земной круг жизни — в “волшебный сон”. Постоянный звук “р”, подчёркивавший неожиданность, исключительность переживаемого, к последней строфе иссякает и исчезает совсем, сменяясь “м”, “с”, “ч”, нагнетая ощущение усталости, утомления.

Перед нами как бы “перевёрнутая” аристотелевская трагедия. “Арфы лёгкий звон” пробуждает к внутренней, глубинной духовной работе, кульминацией которой становится катарсис, слияние с небом — миг истины.

Но “проблеск” не несёт покоя и гармонии, он завершается трагически: заглянуть в Бездну — Беспредельное можно лишь на краткое мгновение (“И не дано ничтожной пыли // Дышать божественным огнём”).

Всеобъемлющий мир “сумеречного” состояния Вселенной соткан в стихотворении «Видение».

Анализ стихотворения «Видение» (1829)

Cтихотворение состоит из двух строф. Проследим, как в них развивается поэтическая мысль — смысл.

  • Прокомментируем художественные образы и поэтические особенности первой строфы.

Стихотворение открывается метафорическим образом сумрака — “есть некий час” — грани “двойного бытия”. Императив “есть” в сочетании с эпитетом “некий” провозглашает особое мифологическое время, присущее Вселенной.

Во втором стихе образ сумрака раскрывается как “час явлений и чудес”. В мире происходит таинство преображения: действительность преображается в мифологические образы, душа человеческая растворяется в сумерках.

Поэтический мир стихотворения реализуется в мифологических образах колесницы — Хаоса — Атласа — Муз.

Образ древнегреческой колесницы символизирует круг — античный образ души. Но движение близится к концу, колесница неуклонно катится “в святилище небес”, к своему логическому завершению пути — смерти, так же как человеческое существование есть всегда движение от начала к концу. Таким образом, в первой строфе поэтически воплощён вечный закон мироздания.

Источник: https://lit.1sept.ru/article.php?ID=200101906

Философская лирика Тютчева

Философские произведения – это особый жанр – размышления о многих вечных и непроходящих проблемах, например, о смысле человеческой жизни, о том, какие ценности могут быть в жизни человека, о назначении самого человека в этой непростой жизни и, соответственно, о месте человека в жизни. И все это находит отражение в творчестве талантливейшего поэта Ф.

Тютчева, но если перечитать тютчевские произведения, то можно понять, тютчевская философская поэзия – это, конечно же, величайшие лирические творения непревзойденного мастера, который необычайны по глубине, отличаются расноплановостью, метафоричностью, психологизмом. Ф.

Тютчев – это мастер, слово которого очень весомо и своевременно независимо от того, от того, какое столетие. Именно философский характер тютчевской лирики таков, что она не только воздействует на читателя, но и смогла повлиять на творчество других литераторов: поэтов, критиков и писателей, которые жили в разные эпохи.

Так, тютчевские мотивы можно встретить в фетовской лирике, в стихах Ахматовой и Мандельштама, в романах Ф.Достоевского и Льва Толстого.

Философские мотивы

Тютчевских философских поэтических мотивов много, но все они звучат так сильно, что заставляли читателей всегда вслушиваться и обязательно вдумываться в стихотворные мысли поэта. И эту тютчевскую особенность всегда безошибочно мог распознать и И.

Тургенев, который всегда с восхищением относился к творениям этого поэта.

Он утверждал, что тютчевская лирика особенная, а каждое его стихотворное творение, по тургеневским словам:

«начиналось мыслию, которая, как огненная точка, вспыхивала под влиянием глубокого чувства».

Поэтому в тютчевской философской поэзии есть и определенные непроходящие темы, которые заинтересую любого читателя:•       Тема хаоса и космического пространства. •       Мир вечен, а жизнь самого человека явление временное. •       Любовь как часть целого, часть природы и Вселенной.

Тютчевская космическая тема и тема хаоса

У Ф.Тютчева в лирике поэтический и человеческий миры тесно и неразделимо или неразрывно связаны между собой, также связана и Вселенная с человеческим родом.

И это можно объяснить тем, что основа всех тютчевских стихотворений – это понимание самого поэта мира как нечто общего и мировой целостности, но как раз эта самая целостность и требует борьбы, напряженной и жестокой, противоположностей. Особо значимы в тютчевской лирике такие мотивы, как: ♦       Мотив хаоса.♦       Мотив космоса.

Он рассматривает эти мотивы, как основу любой жизни вообще, что позволяет говорить о двойственности всего мироздания. О чем же еще размышляет поэт Ф.Тютчев? Прежде всего, это день и ночь, который первым поэт называл блистательным, покровом, друга и человека, и богов. День в представлении поэта-философа поможет исцелять больные души.

В одном из своих стихотворение он обращается к ветру и просит его, чтобы не пел больше своих страшных песен, в которых слышен хаос, ведь ночь душа желает любить и мечтать о любви.

Но если все эти чувства, которые бурей проносятся по жизни человека, теперь утихли, то ветер своими песнями может теперь их опять разбудить.

Например, это тютчевское стихотворение «О чем ты воешь, ветр ночной?» очень интересно по содержанию и глубине:

О, страшных песен сих не пойПро древний хаос, про родимый!Как жадно мир души ночнойВнимает повести любимой!Из смертной рвется он груди,Он с беспредельным жаждет слиться!О, бурь заснувших не буди –Под ними хаос шевелится! Но как интересно описывает поэт-философ хаос: он и притягательный, и прекрасный, и родимый. Именно хаос является частью мироздания, на основе которой появится все остальное: и день, и ночь, и космос, точнее его светлая сторона. И так до бесконечности: опять придет новое лето, и снова будут листы, и розы опять зацветут.

Мир вечен, а жизнь человека временная

Такие вечные понятия, как космос, хаос и бездна в тютчевских стихотворениях всегда сравнивается с жизнью человека, которая имеет определенный срок. Но не всегда сам человек доживает свою жизнь до конца, так как нарушает те законы, которые устанавливает сама природа. Посвященных этой теме тютчевских произведений довольно много.

Например, «Певучесть есть в морских волнах». Здесь поэт-философ говорит о том, что в природе все созвучно, так как в ней есть всегда порядок, но и тут же лирик жалуется на то, что свое разобщение с природой человек начинает ощущать и понимать только тогда, когда он начинает хоть немного ощущать природу.

Он говорит, что разлад с миром природы проявляется в том, что человеческая душа и море поют не вместе, а по – разному.

Ф.Тютчев показывает в своих произведениях, что душа человека отражает порядок мироздания, так как в ней есть и определенная смена дня и ночи, а также свет и обязательный хаос, который действует разрушительно, но может и созидать.

Рассмотрим тютчевское стихотворение «Наш век», в котором лирик размышляет о том, что человек стремится к свету, так как сам не понимает и не знает ничего, но когда он получает этот свет, то продолжает роптать и бунтовать, человек начинает метаться.

В этом же произведении поэт-философ сожалеет, что человеческое познание имеет предел и не может проникнуть до конца во все тайны бытия. Понятно, что человек в небе быстро устает, и по сравнению с божественным огнем человек предстает пылью.

Но природа не останавливается и, не заботясь о человеке, движется дальше, ее развитие продолжается. Природа превращается в бездну, которая готова поглотить любого. Но этот природный звук можно услышать и в другом тютчевском стихотворном творении – «Дума за думой, волна за волной…», которое по объему небольшое.

Дума человека подобна волне, они подчинены одной стихии, а сердец в тютчевском восприятии подобно морю, где нет берегов. Только сердце заключено в человеческом организме и не имеет такой свободы, как моря, которое вечно просторно и свободно.

Но зато у них похожи прибои и отбои, их мучает один и тот же призрак, несущий в себе тревогу и пустоту.

Всю тютчевскую поэзию пронизывает особое космическое направление, которое постепенно превращает ее в философию, которая уже потом характеризуется общностью и вечностью. Поэт-философ пытался отразить в своих произведениях вечные темы небытия.

Но лирик описывает все, что видит, не детально, а в их общих проявлениях, как единую стихию природы. Поэтому так интересна тютчевская пейзажная лирики, которая также является частью целого, общего.

В стихотворных тютчевских творениях можно увидеть много разных обликов, созданных поэтом – философом.

Он описывает радугу, стаи журавлей и тот шум, который они создают, огромнейшее море, которое в себя заключает многое, река, которая имеет золотистый и алый оттенок, лес, который уже полураздет, день и вечер осени или весны.

Тютчева действует цепь, которую он выстраивает во всех своих стихотворных творениях: вселенная и природа и человек. Об этом и его стихотворение с необычным названием «Смотри, как на речном просторе…». Читателю дается возможность наблюдать за тем, как по реке движутся льдины.

Но сам же лирик говорит о том, что все они всегда плывут к одному месту и когда-нибудь они, безразличные и бездушные, сольются с бездной, которая, по мнению поэта-философа, всегда роковая. Через картины природы лирик пытается добраться до самой сути человека.

Он спрашивает читателя, что может быть в этом и есть назначение и судьба человека. Очень простое тютчевское произведении «В деревни» тоже посвящено этой теме. В нем поэт-философ легко описывает обычный эпизод, который встречается в реальной жизни часто. Пес решает немного погоняться за утками и гусями.

Но лирик видит это событие неслучайным, он говорит о том, что эта небольшая шалость собаки смутила величавый покой и это тоже роковой натиск природы, который проявил пес в стаде, где поселилась лень.

И выясняется, что поступок собаки совсем не бестолковый, а он совершает самый высший долг, пытаясь развить в птичьей стае хоть какой-то толк.

Философское звучание тютчевской лирики о любви

Философская лирика находит отражение во всех тютчевских стихотворениях, ив любви тоже. Эти мысли о философии рождают в его душе лишь только прекрасные и сильные чувства. Так, в любовной лирике поэта – философа основной мотив – это признание, который длится и за пределами тютчевской лирики.

Его знаменитое творение «О, как убийственно мы любим…» любовь и космос переходит то в состояние покоя, то это вечная борьба. Но только этот поединок, как говорит лирик в произведении «Предопределение», всегда будет роковым.

Любовь у лирика разная: она то похожа на солнечный луч, сочетаемого с огромнейшим счастьем и обязательно должно быть нежность и вместе с тем это чувство страсти и страдания, которая легко разрушает жизнь человека и его душу. Об этом весь его Денисьевский цикл, где много прекрасных тютчевских творений о любви.

Высоко оценили и критики и литераторы творчество Ф.Тютчева. Особенно восхищался необычной философской тютчевской лирикой Д.Мережковский, который тоже считался философом. Этот критик – философ оценил силу поэтического слова в тютчевской лирике, умение лирика говорить кратко о мировом существовании. Человеческая душа у Ф.

Тютчева – это сочетание земного и вечного, поэтому она всегда связана с природой и космосом. Тютчевская поэзия не может быть ограничена временными или пространственными рамками.

Источник: https://gfom.ru/filosofskaya_lirika_tyutcheva.php

Источник: http://savuz.ru/osobennosti-poeticheskogo-mirovozzreniya-f-i-tyutcheva.html

Refy-free
Добавить комментарий