Неопозитивизм

Неопозитивизм — новая философская энциклопедия

Неопозитивизм

НЕОПОЗИТИВИЗМ – одно из основных направлений западной философии 20 в.

Неопозитивизм возник и развивался как философское течение, претендующее на анализ и решение актуальных философско-методологических проблем, выдвинутых развитием науки, в частности отношений философии и науки в условиях дискредитации традиционной спекулятивной философии, роли знаково-символических средств научного мышления, отношения теоретического аппарата и эмпирического оазиса науки, природы и функции математизации и формализации знания и пр. Эта ориентация на философско-методологические проблемы науки сделала неопозитивизм наиболее влиятельным течением современной западной философии науки, хотя уже в 1930–40-х гг. (и особенно с 1950-х гг.) отчетливо начинает осознаваться несостоятельность его исходных установок. В то же время в работах видных представителей неопозитивизма эти установки тесно были переплетены с конкретным научным содержанием, и многие из этих представителей имеют серьезные заслуги в разработке современной формальной логики, семиотики, методологии и истории науки.

Являясь современной формой позитивизма [ПОЗИТИВИЗМ], неопозитивизм разделяет его исходные философско-мировоззренческие принципы – прежде всего идею отрицания возможности философии как теоретического познания, рассматривающего коренные проблемы миропонимания и выполняющего в системе культуры особые функции, не осуществляемые специально-научным знанием. Принципиально противопоставляя науку философии, неопозитивизм считает, что единственно возможным знанием является только специально-научное знание. Т.о., неопозитивизм выступает как наиболее радикальная и последовательно обоснованная форма сциентизма [СЦИЕНТИЗМ]в философии 20 в. Это предопределило в значительной мере симпатии к неопозитивизму широких кругов научно-технической интеллигенции в 1920–30-х гг., в период его возникновения и распространения. Однако эта же узкосциентистская его направленность стала стимулом разочарования в неопозитивизме после 2-й мировой войны, когда на авансцену выдвинулись философские течения, отвечающие на глубинные экзистенциальные проблемы современности, и когда начинается критика сциентистского культа науки. Вместе с тем неопозитивизм является своеобразным этапом в эволюции позитивизма и сциентизма. Так, он сводит задачи философии не к суммированию или систематизации специально-научного знания, как это делал классический позитивизм 19 в., а к разработке методов анализа знания. В этой позиции проявляется, с одной стороны, бóльший радикализм неопозитивизма по сравнению с классическим позитивизмом в отказе от традиционных способов философского мышления, с другой стороны – определенная реакция на реальные запросы современного теоретического мышления. При этом в отличие от предшествующих ему направлений позитивизма, в частности махизма, также претендовавших на исследование научного знания, но ориентировавшихся на психологию научного мышления и историю науки, неопозитивизм пытается осуществлять анализ знания через возможности выражения его в языке, привлекая методы современной логики и семиотики. Это обращение к анализу языка находит также выражение и в особенностях критики «метафизики» в неопозитивизме, когда последняя рассматривается не просто как ложное учение (как это делал классический позитивизм), а как в принципе невозможное и лишенное смысла с точки зрения логических норм языка. Причем источники этой бессмысленной «метафизики» усматриваются в дезориентирующем воздействии языка на мысль. Все это позволяет говорить о неопозитивизме как о своеобразной логико-лингвистической форме позитивизма, где той данностью, выход за пределы которой объявлялся неправомерной «метафизикой», выступают уже не т.н. позитивные факты или чувственно данные, а языковые формы. Тем самым неопозитивизм тесно сближается с аналитической философией [АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ], в качестве разновидности которой он начинает рассматриваться в поздние годы своего существования.

Впервые идеи неопозитивизма получили четкое выражение в деятельности так называемого Венского кружка [ВЕНСКИЙ КРУЖОК], на основе которого сложилось течение логического позитивизма [ЛОГИЧЕСКИЙ ПОЗИТИВИЗМ].

Именно в логическом позитивизме с наибольшей последовательностью и четкостью были сформулированы основные идеи неопозитивистской философии науки, завоевавшие в 1930– 40-х гг. значительную популярность в кругах западной научной интеллигенции.

Эти и близкие к ним взгляды составили основу того идейного и научно-организационного единства неопозитивизма, которое сложилось в 1930-х гг. и к которому помимо логических позитивистов примыкали ряд американских представителей философии науки позитивистско-прагматистского направления (Моррис, Бриджемен, Маргенау и др.

), логической львовско-варшавской школы (А.Тарский, К.Айдукевич), упсальской школы в Швеции, мюнстерской логической группы в Германии и т.д. Идеи неопозитивизма получают распространение и в западной социологии (т.н. социологический позитивизм Лазарсфельда и др.).

В этот период регулярно созывается ряд международных конгрессов по философии науки, на которых осуществляется широкая пропаганда идей неопозитивизма. Неопозитивизм оказывает заметное идейное воздействие на научное сообщество в целом, под его влиянием складывается ряд позитивистских концепций в истолковании открытий современной науки.

Популярность неопозитивизма в широких кругах научной интеллигенции Запада определялась в основном тем, что он создавал видимость простого, четкого, связанного с применением современных научных методов решения сложных и актуальных философско-методологических проблем.

Однако именно примитивизм и прямолинейность неизбежно должны были привести и действительно привели неопозитивизм к дискредитации и глубокому кризису. Уже в 1950-х гг. достаточно ясно обнаружилось, что «революция в философии», провозглашенная неопозитивизмом, не оправдывает тех надежд, которые на нее возлагались.

Классические проблемы, преодоление и снятие которых обещал неопозитивизм, воспроизводились в новой форме в ходе его собственной эволюции. С нач. 1950-х гг. все более четко выявляется несостоятельность т.н. стандартной концепции анализа науки, выдвинутая логическим позитивизмом (см.

Логический эмпиризм [ЛОГИЧЕСКИЙ ЭМПИРИЗМ]) и проводится резкая критика этой концепции со стороны представителей философии науки иной ориентации. Неопозитивизм, т.о., теряет свои позиции в методологии науки, разработка которой традиционно со времен Венского кружка была основным источником авторитета.

В западной философии науки в 1960–70-х гг. развивается течение, т.н. постпозитивизм, которое, сохраняя определенную связь с общими идейно-мировоззренческими установками неопозитивизма, в то же время выступает против неопозитивистской интерпретации задач методологического анализа науки (Кун, Лакатос, Фейерабенд, Тулмин и др.).

Сторонники этого течения, в частности, отвергают абсолютизацию методов логической формализации, подчеркивают, в противоположность неопозитивизму, значение исследования истории науки для ее методологии, познавательную значимость «метафизики» в развитии науки и пр. Это течение в значительной мере находится под влиянием идей Поппера, который еще с сер. 1930-х гг.

выступил со своей концепцией философии науки, во многом близкой к неопозитивизму, но составившей ему эффективную конкуренцию в период ослабления его влияния. Предметом сильной критики становится также радикальный сциентизм неопозитивизма, игнорирование им роли различных форм вненаучного сознания, в том числе значимости их и для самой науки.

В связи с этим в контексте аналитической философии, выдвигавшей в качестве основной задачи философии анализ языка, на первый план выдвигается течение английских аналитиков (т.н. философия лингвистического анализа), последователей Дж. Мура (а впоследствии и позднего Л.

Витгенштейна), которые разделяли принципиальную антиметафическую направленность неопозитивизма, но делали предметом своего исследования прежде естественный язык.

Принципиальная позиция отстранения от жизненно важных мировоззренческих, социальных и идеологических проблем современности, волнующих человечество, обосновываемая концепцией деидеологизации философии, сциентистская ограниченность, уход в сферу частных проблем логики и методологии науки – все это вызывало падение популярности неопозитивизма, сопровождаемое относительным увеличением влияния антипозитивистских течений в западной философии (экзистенциализм, философская антропология, неотомизм). Основная тенденция эволюции неопозитивизма в этих условиях состояла в попытках либерализации своей позиции, отказе от широковещательных программ. Со 2-й пол. 1950-х гг. неопозитивизм перестает существовать как философское течение. Неопозитивистская «революция в философии» пришла, т.о., к своему печальному финалу, что было предопределено несостоятельностью ее исходных установок как в отношении философского сознания, так и в отношении природы самой науки. Вместе с тем было бы неверно игнорировать историческую значимость неопозитивизма, который стимулировал внимание к проблеме критериев рационального мышления, применения научных методов исследования в философии, не говоря уже о заслугах его представителей в разработке теории современной логики и специальных вопросов методологии науки.

Литература:

1. Франк Ф. Философия науки. М., 1961;

2. Хилл Т. Современные теории познания. М., 1965;

3. Швырев В.С. Неопозитивизм и проблемы эмпирического обоснования науки. М., 1966;

4. Козлова М.С. Философия и язык. М., 1972.

В.С.Швырев

Источник: Новая философская энциклопедия на Gufo.me

Источник: https://gufo.me/dict/philosophy_encyclopedia/%D0%9D%D0%95%D0%9E%D0%9F%D0%9E%D0%97%D0%98%D0%A2%D0%98%D0%92%D0%98%D0%97%D0%9C

Неопозитивизм. Логический позитивизм

Неопозитивизм

Неопозитивизм сложился как третья историческая форма позитивизма в конце 20-х гг. ХХ столетия практически одновременно в Англии, Австрии и Польше. Он был результатом тех превращений, которые совершились с позитивизмом на этапе эмпириокритицизма.

Исторически первой формой неопозитивизма стал логический позитивизм (М. Шлик(1882-1936), Р. Карнап(1891-1972), Г. Райхенбах(1891-1970) и др.). Логический позитивизм усилил негативистскую тенденцию, наметившуюся в эмпириокритицизме.

Он отбросил психологизм и биологизм махистской философии и принял тезис об априорно-аналитическом характере положений логики и математики. Поэтому неопозитивизм часто именуют аналитической философией.

Основные работы логических позитивистов: «Мнимые проблемы в философии», «Логический синтаксис языка» (Карнап); «Логико-философский трактат» (Витгенштейн); «Всеобщая теория познания» (Шлик); «Логика научного исследования» (Поппер).

В центре внимания логического позитивизма оказалась проблема значения, эмпирической осмысленности научных утверждений. Логические позитивисты приходят к выводу о том, что предметом философии не может быть даже теория познания, которая имеет все еще слишком мировоззренческий, слишком содержательный характер.

Философия вообще, по их мнению, не имеет предмета, потому что она не содержательная наука о какой-то реальности, а род деятельности, сводящейся к анализу естественных и искусственных языков. Эта деятельность должна преследовать сразу две цели.

Первая цель – убрать из науки все не имеющие смысла рассуждения и псевдопроблемы, возникающие в результате неправильного употребления языка и нарушения его логических правил. Эти нарушения обусловлены, прежде всего, теми или иными идеологическими вопросами. Вторая цель – обеспечить построение идеальных логических моделей осмысленного рассуждения.

Вопросы, которые традиционно брались в качестве основных в философии, объявлялись неопозитивистами псевдонаучными. В этом своем программном заявлении они шли еще дальше эмпириокритиков.

В свое время Мах и Авенариус считали, что они доказали прямую возможность полного познания «нейтральных элементов» мира, то есть безличных ощущений, поскольку познание последних сводится к тому, что они воспринимаются. М. Шлик и Р. Карнап предпочли вообще отказаться от самой постановки этой дилеммы, считая ее мнимой, лишенной научного смысла.

Идеальным средством аналитической философской деятельности они считают разработанный в ХХ в. аппарат математической логики. С ее помощью неопозитивисты строили понятие «логической конструкции».

Согласно этому понятию микро- и макрообъекты, которые невозможно наблюдать из-за их малости или удаленности, представляют собою не символы относительно устойчивых групп ощущений, как полагали Мах и Авенариус, но продукты формального преобразования предложений, фиксирующих «атомарные факты».

Результаты этих формальных преобразований считаются принятыми лишь постольку, поскольку из них средствами дедукции возможно вывести чувственно проверяемые следствия. В учении о логических конструкциях проводится принципиальное отождествление объекта и теории объекта, хотя и признается разница между «голыми» ощущениями и результатами их рациональной переработки. В этом состоит одно из главнейших отличий логического позитивизма от прежнего. Кроме того, логические позитивисты отождествляли понятия «объективный факт» (существующий независимо от того, познал ли его ученый или нет) и «научный факт» (то есть факт, зафиксированный или «запротоколированный» в науке при помощи знаковых средств).

Некоторое отличие неопозитивистов от эмпириокритиков вытекает из различного понимания ими роли мышления в познании. Если Э.Мах и Р.Авенариус полагали, что мышление лишь сокращает, экономизирует, упрощает обозрение опыта субъекта, то Р.Карнап и Р.

Райхенбах считают, что мышление вносит в опыт струю творческого произвола, неузнаваемо его переделывая.

Разница эта вытекает из абсолютизирования логики и математики, ведущих к возрождению кантианского резкого разрыва между чувственным и рациональным моментами в познании по их происхождению (первое якобы просто «дано», а второе – продукт деятельности субъекта).

Логический позитивизм использовал реальные проблемы современной науки: осмысленность научных утверждений (например, в теории относительности), возможность опытной проверки абстрактных теоретических положений, соотношение содержательных и формальных компонентов научной теории и др. В разработанной логическими позитивистами методологии научного исследования дано описание научной теории, выделены и зафиксированы некоторые виды научных определений и объяснений, что представляет научную ценность для логико-методологических исследований.

Логические позитивисты оказались не только философами, но и специалистами-логиками. Многие из них внесли значительный вклад в разработку логического аппарата (логическая семантика, вероятностная логика), который, хотя и рассматривается ими в качестве средства философского анализа, в целом выходит за рамки философии и может быть включен в область специального научного исследования.

Вместе с тем основная философская программа логического позитивизма, выраженная в принципе верификации,находится в противоречии с практикой современного научного познания. Суть данного принципа состоит в требовании проверки предложений об опыте на предмет их истинности.

Согласно принципу верификации, проверка предложений проходит через сопоставление их с фактами чувственного опыта субъектов. Предложения, в принципе не поддающиеся чувственной проверке, считаются лишенными научного смысла.

Действие принципа верификации и функции критерия истинности и ложности таковы: предложение истинно, если оно подтверждается фактами-переживаниями и если могут быть указаны воображаемые факты, которые, если бы они были реальными, это предложение опровергали; предложение ложно, если оно опровергается фактами-переживаниями и если могут быть указаны воображаемые факты, которые, если бы они были реальными, это предложение подтверждали. В принципе верификации ясно виден определенный смысл: то, что ненаблюдаемо, лишено научного смысла. Таким образом, положения логики, математики и других теоретических наук оказываются бессодержательными. Тем самым логический позитивизм впадает во внутреннее противоречие с самим собою, ведь аналитико-математический метод, предлагаемый им, оказывается несостоятельным, ибо не может дать достоверного знания.

В итоге среди позитивистов возникли сомнения, что их первоначальная концепция, претендовавшая на строгость, точность и доказательность утверждений, на превращение философии в вид специализированной деятельности, является таковой.

Она оказалась лишь вариантом «метафизики», причем вариантом явно несостоятельным. Из констатации этого факта исходят те направления, которые пришли на смену логическому позитивизму, и прежде всего философия лингвистического анализа.

Неопозитивизм. Философия лингвистического анализа

Философия неопозитивизма и лингвистического анализа доминирует с 50-х годов XX в. в философской мысли Англии. Значительное влияние на формирование идей лингвистического анализа оказал Дж.

Мур, а развернутую установку этому направлению, его программе дал Л. Витгенштейн. К представителям лингвистического анализа принадлежат Дж. Райл, Дж.

Остин.

Лингвистический анализ противопоставляет себя логическому позитивизму.

Это выразилось в принципиальном отказе лингвистических аналитиков от верификационной теории, от тезиса о том, что научное рассуждение является идеальной моделью всякого осмысленного рассуждения, от отождествления осмысленных и информативных высказываний, от сведения значения высказываний одного типа к значению высказываний другого типа.

В противовес своим предшественникам аналитики подчеркивают, что использующийся язык содержит множество различных подразделений, областей. Логика функционирования формально одних и тех же слов в каждом из этих языковых подразделений и контекстов принципиально различна.

Поэтому слова и выражения, которые внешне кажутся одинаковыми, по существу, имеют несовпадающие значения и применяются на разных основаниях в зависимости от контекста их употребления.

При этом в контекст включается и цель говорящего, и отношение высказывания к данной ситуации его произнесения. То есть язык рассматривается как социальный институт и форма жизни.

Значение – это не некая особая реальная сущность и не абстрактный объект, заданный в языке формализованной семантики, а тот или иной способ употребления слова в определенном контексте.

Принципиальным для лингвистического анализа является не просто указание на существование в обыденном языке различных, не сводимых друг к другу слоев, контекстов и т.д.

, а признание того, что количество этих контекстов, в сущности, необозримо (так что бессмысленно было бы ставить задачу выявить их все).

Кроме того, хотя между разными слоями языка имеется определенного рода связь и переход, однако данная связь в большинстве случаев исключает возможность выявления каких бы то ни было черт, общих для разных употреблений одного и того же слова.

А это значит, что по крайней мере для большинства слов используемого языка невозможно дать какие бы то ни было общие дефиниции. Однако это относится лишь к «живым», разговорным языкам, но не к искусственно построенным, употребляемым в науке для специальных целей.

Аналитики считают, что философские проблемы возникают как раз в результате непонимания логики естественного языка. Поэтому и решены они могут быть лишь путем анализа именно этого языка, путем тщательного выявления и кропотливого описания многообразных контекстов словоупотреблений.

Думать, что эти проблемы можно решить путем выявления каких-то общих характеристик слов, волнующих философов, или же путем построения искусственных языковых систем, в которых словам придается условное значение, весьма удаленное от реального, диктуемого их употреблением, – значит, по мнению лингвистических аналитиков, идти по явно бесперспективному пути. Конечно, построение языковых моделей дело нужное и полезное, но нужно осознавать, что этот аппарат непригоден для решения философских проблем, ибо последние существуют именно как результат непонимания многообразия и несводимости друг к другу различных языковых контекстов. Выполнение различных задач философского анализа достигается лучше всего средствами неформального анализа неформализованного обыденного языка.

Однако при кажущемся противостоянии двух этапов позитивизма они имеют глубокую связь. Она выражается, во-первых, в том, что сама логика противостояния вынуждает аналитиков обсуждать те философские проблемы и их решения, которые были существенны для логического позитивизма (принцип верификации, дихотомия аналитических и синтетических суждений и др.).

Во-вторых, лингвистический анализ унаследовал от логического позитивизма некоторые принципиальные установки в понимании самого характера философской деятельности.

В частности, несмотря на то, что аналитики обвиняли логический позитивизм в «метафизичности», сами они, как и их предшественники, проводили линию «антиметафизичности», то есть отказывались рассматривать реальную объективную действительность в качестве философского объекта.

Аналитики полагают, что все философские дискуссии развертываются вокруг неистинного истолкования некоторых слов, употребляемых в языке, а не вокруг самого объекта. К таким словам относятся «знать», «вероятно», «истинно», «материя», «время» и др.

Философы-«метафизики» либо употребляют эти слова в тех контекстах, в которых они не могут употребляться согласно правилам обыденного языка, либо пытаются дать им некие общие определения, игнорирующие существование реальных, не сводимых друг к другу языковых контекстов.

Соответственно свою задачу аналитики видят в том, чтобы вскрыть источник «метафизических» псевдопроблем и выявить реальный, подлинный смысл слов, неправильно употребляемых философами-«метафизиками».

Так, например, если путем анализа слова «истина» выявляется, что оно имеет целый ряд контекстуальных значений, между которыми вряд ли можно найти что-либо общее, то, утверждают аналитики, не существует какой-либо общей дефиниции знания и, следовательно, задача построения общей философской теории познания лишена смысла.

Аналитическая философия превращается, таким образом, в своеобразную «философию философии», занятую лишь теми проблемами, которые предложены ранее жившими или ныне живущими философами, и не имеющую ни потребности, ни нужды в том, чтобы заниматься вопросами специальных наук или же пытаться решать социально-этические проблемы, поставленные современным развитием. Но эта черта, по мнению аналитиков, скорее достоинство их философии, чем недостаток. Она является показателем возросшей строгости и точности техники философского исследования, свидетельством его профессионализма.

Идеалом философа становится мыслитель, не формулирующий никаких «метафизических» тезисов, не пытающийся решить мировоззренческие проблемы, не конструирующий онтологические или гносеологические системы, но зато занятый высокопрофессиональной и специализированной деятельностью по выявлению с помощью особой техники точного смысла слов и выражений обнаружения и установления бессмыслицы. Философия становится одной из многих специальных дисциплин. Витгенштейн подчеркивал, что в прошлом были философы великие, а теперь «искусные».

Философия, утверждал Витгенштейн, не наука, а философ не является ученым. Философ должен заниматься анализом смысла слов и выражений обычного языка, описанием того, что в нем реально дано. Философия, таким образом, есть описательная дисциплина. Язык интересует философа не в лингвистическом качестве, а как носитель значений.

При этом одно и то же значение может быть выражено разными языками и разными языковыми средствами.

Значения выявляются путем своеобразного «идеального эксперимента», то есть мысленного представления различных ситуаций, в которых употребляется то или иное слово, простого «всматривания» в работу языка, фиксирования того, что «непосредственно очевидно».

Нетрудно выявить те противоречия, которые существуют в аналитической философии. Дело в том, что лингвистический анализ пытался утвердить себя в качестве некоей специальной дисциплины, способной к получению точных и бесспорных результатов, окончательно сбросившей с себя груз философских проблем.

Но это диктовало необходимость отказаться от формулировки какой бы то ни было философской программы и обусловило претензию на отсутствие в этом течении не только каких-либо теоретических установок, но даже определенного метода анализа. Выбор того или иного метода означает предпочтение его другим, что неизбежно влечет некоторые «метафизические» следствия.

Лингвистический анализ претендует на построение «беспрограммного анализа».

Но как бы ни хотели аналитики избежать метафизических последствий, сама необходимость утвердить свое направление в качестве философии, отличной от других, не могла не привести к принятию определенных предпосылок.

Еще один парадокс лингвистической философии состоит в том, что решение задачи по искоренению философских проблем должно, по логике, привести к уничтожению всякой философии, в том числе и лингвистической.

Философия позитивизма прошла три этапа своего развития, и на всем протяжении она стремилась к отделению науки от философии, а затем и к искоренению самой философской проблематики. В конечном итоге позитивизм потерпел философский крах.

Представление о возможности устранить из науки специфическую философскую проблематику и превратить философию в разновидность специальной технической дисциплины оказалось мифом.

Но признание данного факта приводит и к серьезным размышлениям, а именно: не бессмысленна ли сама идея принципиального противопоставления философских и специальных научных проблем? Не следует ли попытаться избавить науку не от философии вообще, а лишь от части философского груза в пользу тех вопросов, которые соответствуют практике и логике функционирования современного научного познания? Положительный ответ на этот вопрос выходит за рамки позитивизма. Он ориентирует на исследование философско-методологической проблематики науки.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/6_45166_neopozitivizm-logicheskiy-pozitivizm.html

Позитивизм. Неопозитивизм. Постпозитивизм

Неопозитивизм

Позитивизм

Основной массив знаний о мире, человеке и обществе получается в специальных науках. Философия со времен своего возникновения стремилась постигнуть «первые начала бытия и познания».

Современная «позитивная» наука должна отказаться от этих попыток. «Положительная наука» противопоставляются в позитивизме традиционной философии как «метафизике«.

Ставиться задача развить философию нового типа — позитивную философию.

Методы и приемы естествознания позитивизм переносит на общественные и гуманитарные науки, специфика которых никак не учитывается. Эта особенность составила специфическую ограниченность позитивистского метода.

Огюст КОНТ.

Главное произведение «Курс позитивной философии» (1830-1846). Попытался обосновать свое учение несколькими сформулированными им законами.

«Закон трех стадий».

Человечество в своем стремлении познать окружающий проходит стадии:

1.      Теологическая. Человек стремится все явления объяснить вмешательством сверхъестественных сил, понимаемых по аналогии с ним самим: богов, духов, душ, ангелов, героев и т.п.

2.      Метафизическая. Для нее, как и для теологической стадии, характерно стремление достигнуть исчерпывающего абсолютного знания о мире. Но объяснение явлений мира достигается сводится к ссылке на различные выдуманные первосущности, якобы скрывающиеся позади мира явлений, позади всего того, что мы воспринимаем в опыте, основу которого они составляют.

3.      Позитивная.

Поднявшись на эту стадию, человечество оставляет безнадежные и бесплодные попытки познать первые и конечные причины, познать абсолютную природу или сущность всех вещей и устремляется по пути накопления положительного знания, получаемого частными науками. На третьей стадии полностью вступает в силу закон постоянного подчинения воображения наблюдению. Наблюдение — универсальный метод приобретения знаний.

Т.к. в основе науки лежит наблюдение, а наблюдать мы можем только явления или то, что дается нашим чувствам, то понятно, что научное знание не может проникнуть к предполагаемой основе явлений, не может иметь дело с их сущностью.

Поэтому по своему характеру научное знание является преимущественно описательным. «Истинный позитивный дух состоит преимущественно в … замене слова почему словом как«.

Научное знание имеет преимущественно описательный характер.

Принцип относительности к субъекту: «Мы должны изучать наблюдаемые явления, это изучение всегда должно быть зависимым от нашей организации (телесной) и нашего положения во Вселенной».

Критерий осмысленности: «Всякое утверждение, которое недоступно точному превращению в описание наблюдаемых фактов не имеет научного смысла».

Принцип наблюдаемости: «Всякие концепции нашего воображения, по своей природе недоступные нашему наблюдению, не могут подлежать ни отрицанию, ни подтверждению». В истории науки было немало понятий, которые оказались фикцией.

Конт стремится построить » позитивную » науку об обществе — социологию (его термин), которая была чем-то вроде «социальной физики.» Три раздела:

1.      Социальная статика — учение об условиях существования общества;

2.      Социальная динамика — учение об изменении социальных систем;

3.      Социальная политика — программа социального действия. Основной тезис — это превращение » позитивной философии » в религию всего человечества.

Эрнст Мах

Основатель второго позитивизма (эмпириокритицизма).

Действительным знанием является содержание положительных наук (от Конта).

Программа «очищения опыта» — выработка критериев, способных отсеять то, что включено в состав опытного знания, так сказать, по недосмотру.

«Принципиальная координация» субъекта и объекта. Не существует объекта без субъекта и не существует субъекта без объекта. Принцип «нейтральности элементов опыта«. «Элементы опыта» можно характеризовать и как объективное, и как субъективное в зависимости от того, в каком отношении их рассматривать.

Принцип экономии мышления. В этом принципе соединяются биологизм (познание как биологически экономное приспособление к среде), позитивизм (познание как экономное «чистое описание» явлений) и субъективизм (критерий экономии в познании определяется субъектом, предшествуя всякому опыту).

Теоретические понятия – только знаки для обозначения совокупности чувственных данных.

Неопозитивизм (Логический позитивизм)

Бертран РАССЕЛ, Людвиг Витгенштейн (предшественнимки), Мориц ШЛИК, Рудольф КАРНАП, Ганс РЕЙХЕНБАХ. Логические позитивисты продолжили и развили позицию Юма (насчет брось в огонь). Прежняя философия, «метафизика», объявляется неопозитивистами бессмыслицей.

Два допущения:

1.      Существует некий базисный уровень знания, множество так называемых протокольных предложений. Их истинность подтверждается опытом.

2.      Отношения между научными понятиями исчерпываются связями формально-логического характера

Верификация высказывания (проверка его истинности) заключается в получении конечного числа высказываний, фиксирующих данные наблюдений (протокольных предложений), из которых логически следует данное высказывание.

Позитивным знанием о мире является знание, выраженное в высказываниях, содержание которых сводимо протоколов наблюдения.

Задача философа — с помощью определенной логической техники совершить переход от высказываний конкретных наук к предложениям, которые могут быть сопоставлены с чувственными данными.

Математическое знание не нуждается в опытной проверке и строится иначе, чем знание физики, потому что оно построено на логических тавтологиях (1=1, cos2+sin2=1). Математическое знание заранее истинно (Витгенштейн).

Все суждения, которые когда-либо высказывались людьми, логические позитивисты делят на два взаимоисключающих класса:

1.      Осмысленныевысказывания, т.е. те, которые могут быть выражены в логически совершенном языке,

2.      Бессмысленныевысказывания, в которых нарушаются правила логики. К ним относятся традиционно философские, «метафизические» высказывания.

Осмысленные высказывания делятся на:

1.      Аналитические — тавтологичны по своей природе и не несут содержательной информации. Например, высказывания логики и математики.

2.      Синтетические. Например, все положения опытных наук.

Проблема: В содержание теории всегда входят формулировки общих законов.

Может ли общий закон рассматриваться как логическая конструкция из наблюдаемых фактов? Факт касается единичногособытия, а закон касается всех событий.

Следовательно, общие законы являются бессмысленными, или постулаты логического позитивизма нуждаются в пересмотре. Логические позитивисты выбрали второе, так как очень уважали теоретическую физику.

Постпозитивизм

Поппер

Не существует строгой логики научного открытия. Есть только психология научного открытия. Гипотезу, что теорию надо подтверждатьфактами, отбрасывает. В логике есть правило: для опровержения какого-либо утверждения нужен один единственный факт (как с белыми лебедями).

Проблема демаркации – проблема отделения научного знания от ненаучного. Методом демаркации, по Попперу, является принцип фальсификации.

Принцип фальсификации – любое утверждение, относящееся к науке, должно быть в принципе опровергаемо. Альтернатива принципу верификации.

Принцип фаллибилизма — любое научное знание носит лишь гипотетический характер и подвержено ошибкам. Рост научного знания (деятельность ученого) состоит в:

1.      Выдвижении смелых гипотез.

2.      Осуществлении их решительных опровержений.

Теория трех миров. Существуют три мира:

1.      Миробъектов

2.      Мирсубъектов

3.      Миробъективного знания. Порожден первым и вторым мирами, но существует независимо от них.

Анализ роста и развития знания в этом независимом третьем мире и есть предмет философии науки.

Имре Лакатос

В данный момент времени может существовать несколько теорий, которые одинаково хорошо согласуются со всей суммой известных фактов.

Эквивалентные теории существуют короткое время, а потом из них остается одна. Отборпроисходит не путем сравнения с фактами, а путем выявления преимуществ исследовательских методологий.

Наука развивается путем смены ряда связанных исследовательских программ.

Компоненты научно-исследовательской программы:

1.      Жесткое ядро — словно неопровергаемые фундаментальные допущения.

2.      Защитный пояс гипотез – вспомогательные гипотезы, обеспечивающий сохранность «жесткого ядра» программы от опровержений. Защитный пояс гипотез может быть частично или полностью заменен при столкновении с контрпримерами.

3.      Эвристика— система нормативных правил, предписывающих, какие пути наиболее перспективны для дальнейшего исследования («позитивная эвристика»), а каких путей следует избегать («негативная эвристика»).

Позитивизм Локатоса

Реальное знание – это знание фактов. Теория – это лишь формальный инструмент, который из одних фактов выводит другие факты.

Сдвиг Локатоса с точки зрения классического позитивизма:

1)      Науку следует рассматривать в развитии. Каждая методология, которая на некотором этапе была прогрессивной, на некотором этапе становится регрессивной.

2)      Преимущество теории определяется всеми ее сторонами и, прежде всего тем, насколько она прогрессивна. Но модель Лакатоса не дает до конца удовлетворительного решения вопроса о выборе наиболее прогрессивной теории.

Т. Кун

История науки — конкурентная борьба между научными сообществами.

Парадигма – совокупности теоретических стандартов, методологических норм, ценностных критериев, мировоззренческих установок, принимаемых членами данного научного сообщества.

Нормальная наука — период господства некоторой парадигмы Этот период заканчивается, когда парадигма «взрывается» изнутри под давлением «аномалий«.

Наступает кризис, или революционный период, когда создаются новые парадигмы, оспаривающие первенство друг у друга.

Кризис разрешается победой одной из них, что знаменует начало нового «нормального» периода, и весь процесс повторяется заново.

Аномалия — проблема, неразрешимая в рамках данной парадигмы.

Задачи-головоломки – путем решения таких задач в период нормальной науки происходит постепенное кумуляционное развитие научного знания.

Несоизмеримость парадигм — невозможно установление каких-либо логических отношений между сменяющими друг друга теориями. Этот тезис связан с утверждением того, что не существует фактов, независимых от парадигмы, и, следовательно, не существует теоретически нейтрального языка наблюдения.

Напротив, ученые, овладевая содержанием парадигмы, учатся «видеть мир» сквозь ее призму. Не факты судят теорию, а теория определяет, какие именно факты войдут в осмысленный опыт.

С этим связано отрицание Куном преемственности в эволюции науки: знание, накопленное предыдущей парадигмой, отбрасывается после ее крушения, а научные сообщества просто вытесняют друг друга.

Источник: http://filosofedu.ru/index.php/filosofija-otvety-na-voprosy/223-pozitivizm-neopozitivizm-postpozitivizm

Неопозитивизм и принцип верификации

Неопозитивизм

Поиски истинного знания были главной темой позитивистской философии на протяжении более чем столетия. Их целью было создание строгого научного мышления для познания мира.

Сегодня можно утверждать – третье поколение позитивистов, которых объединяют в рамках разных течений неопозитивизма, продвинулось дальше всех других. Это была самая зрелая форма позитивистского мышления с наиболее четкой методологической основой и своими принципами анализа.

Вы можете овладеть 20 разными техниками мышления, принимать эффективные решения и находить нестандартные решения, освоив нашу онлайн-программу «Когнитивистика».

Самым известным принципом, обоснованным неопозитивистами, был принцип верификации. Суть этого принципа, эволюция научного мышления логических позитивистов и причины кризиса верификации мы раскроем в этой статье.

Причины возникновения неопозитивизма и его развитие

Каждая новая форма позитивизма – это продолжение формирования научной философии, со своей методологией, предметом и заданиями. Это эволюция знания о научном мышлении, где аргументы совершенствовались с каждым новым поколением философов, которые под влиянием общественного мнения и научных открытий меняли свою перспективу исследования.

Так, например, если позитивизм Конта был направлен на систематизацию точного знания с целью сформировать истинную науку, то неопозитивизм во многом ограничил предметное поле исследования до анализа языка и роли высказываний.

Первым, кто обратил внимание на важность языка, был немецкий философ Готфрид Лейбниц (1646-1716). Но только через два столетия его заметки о создании формального логического знания были переосмыслены учеными. Изучение языка и его общественной роли началось только в 1920-е годы.

Неопозитивизм просуществовал более половины столетия, с 1920-х по 1970-е годы. На протяжении этого времени доминирующими были два течения с абсолютно разными предметами исследования: сначала был логический позитивизм, а потом – лингвистическая философия.

Эти два течения неопозитивизма имели кардинально противоположные предметы исследования:

  1. Интерес логического позитивизма был сфокусирован на языке науки, его очищении от абстрактных понятий и формировании идеального и однозначного языка научного мышления.
  2. Предмет лингвистической философии был смещен на изучение естественной речи, ее форм и целей во время общения.

Установление такого категорического предмета и заданий логическим позитивизмом в 1922 году было результатом отвержения основ второго позитивизма, эмпириокритицизма. Согласно мнению неопозитивистов, их предшественники чрезмерно увлеклись психологизмом и интроспекцией, которые, по мнению логического позитивизма, не были достаточно научными.

Смысл философии неопозитивистов – в объяснении сути и важности языка в познании мира и формировании научного мышления. Они полностью отошли от предмета изучения эмпириокритиков – интерес к изучению роли ощущений и чувств был полностью дискредитирован.

Принципы философии неопозитивизма

Главным достижением неопозитивизма были его принципы анализа:

  1. Демаркация знания (с англ. «demarcation» – разделение, установление границ). цель этого подхода в том чтобы четко отделить научное знание от ненаучного, а именно религиозного, повседневного и метафизического.
  2. Концепция конвенционализма (с англ. «conventional» – договорной, общепринятый). Необходимость в этом подходе возникла после осознания условности не только гуманитарного знания, но и точного. Согласно конвенционализму, научная объективность – это результат договоренности ученых. Наиболее удачный пример этой концепции можно найти в книге историка и философа Томаса Куна «Структура научной революции» (1968), которая не потеряла своей актуальности и в наши дни.
  3. Принцип верификации (с англ. «verification» – контроль, проверка). Пожалуй, самый популярный и дискуссионный принцип раннего неопозитивизма, от которого отказались потом и его сторонники. Его описал Людвиг Витгенштейн в труде «Логико-философский трактат» (1921) и популяризировал Мориц Шлик из Венского кружка.

Кроме этих принципов, неопозитивисты также пересмотрели свое отношение к важности нескольких научных аспектов. Так, например, можно утверждать, что под влиянием развития социогуманитарных наук, неопозитивизм утратил категоричность, свойственную первым двум позитивизмам.

Прежде всего, произошла частичная реабилитация важности для исследования теоретического уровня и постановки гипотезы, что полностью отбрасывалось ранее.

Теперь же было установлено, что теоретический уровень необходим, но он должен зависеть от эмпирического. Эту позицию обосновал М.

Шлик (1882-1936), который утверждал, что законы условны, и это не больше чем гипотезы, нуждающиеся в проверке личным опытом.

Другим фактором пересмотра позитивистской философии было появление дедуктивных методов в исследовании и начало использования научной теории для объяснения исследуемых явлений.

Революционным с точки зрения позитивистской философии стало утверждение логического позитивизма, что важность научного мышления состоит не в поиске истинного знания, а в анализе и очистке научных суждений от двузначности. К такому заключению неопозитивизм пришёл после принятия теории относительности А. Эйнштейна об условности физических процессов и их зависимости от обстоятельств и окружающей среды.

Принцип верификации и причины его краха

На протяжении всего периода существования разных течений позитивистской философии, их главной целью было получение достоверного знания. И у каждого течения имелась своя точка зрения на источники и инструменты получения этого знания.

Так, например, Огюст Конт концентрировал внимание на необходимости систематизации описательного, наглядного знания объектов и явлений.

Следующее поколение позитивистов, эмпириокритики, настаивали, что не все знание, полученное в результате систематизации и наблюдения, является истинным.

Поэтому они сузили предметное поле позитивизма к источнику приобретения знаний – к чувствительному уровню и его критическому анализу.

Но ранний неопозитивизм пошел еще дальше – как казалось его представителям, они усовершенствовали инструмент проверки полученных знаний тем, что придумали принцип верификации, проверки.

Согласно логическому позитивизму, все суждения разделялись на три вида:

  • ненаучное знание (философские суждения, которые используются в жизни и религии, но бессмысленны в науке);
  • антинаучное знание (суждения, созданные согласно правил Аристотелевой логики, но в которых нет было смысла: «приток реки поет ямбом»);
  • научное знание (сопоставлялось с атомарными реальными фактами).

Таким образом, определив, к какому виду суждение принадлежит, определив его научность, следующей фазой была проверка истинности или ложности этого суждения посредством сопоставления его с атомарными (протокольными) фактами.

Эти протокольные факты (или предложения) можно получить после разделения сложных научных предложений. Это происходило в процессе редукции, логического упрощения сложных суждений в простые. И только после подтверждения простых атомарных предложений можно было обобщить эмпирический опыт и создавать научные теории.

Согласно Л. Витгенштейну, каждое атомарное предложение имеет конкретные условия и обстоятельства, которые помогают установить их истинность. Их можно проверить жизненным опытом на уровне ощущений и восприятий. Например, «сегодня в 12 часов дня у нас светит солнце». Если нет условий для проверки, значит, суждение является ложным.

Так, незамысловатый, на первый взгляд, принцип имел две четкие задачи:

  1. Устанавливать истинность и ложность научного знания.
  2. Очищать научный язык от двусмысленных понятий, суждений и абстракций.

Верификация оказалась достаточно спорным инструментом проверки научного знания. Поэтому критика подхода возникла не только среди противников позитивистской философии, а вскоре была отвергнута даже одним из главных своих вдохновителей и создателей – Людвигом Витгенштейном.

Причины краха неопозитивизма, возникновение постпозитивизма

На самом деле, отказ от принципа верификации было достаточно обоснован. Прежде всего, стало понятно – идеального недвузначного научного языка создать не получится, так как научное мышление не может обойтись без значительного количества метафор и абстракций.

Также отпала сама необходимость работы над «чистым» научным языком – второе поколение неопозитивистов перешло от принципов логического позитивизма к принципам лингвистической философии.

Как в первом, так и во втором случае, создателем научного течения был Л. Витгенштейн.

Согласно новой неопозитивистской школе, предметом и целью исследования теперь было не исследование научного языка и его очищение, а анализ и изучение повседневного языка.

Была выдвинута более реальная гипотеза о формах использования языка, так называемых «языковых играх». Согласно лингвистическому анализу, форма и использование языка зависели от субъекта и целей коммуникации.

Но почему неопозитивизм утратил свои позиции даже после пересмотра собственного предмета исследования? Коротко все можно свести к трем причинам.

Во-первых, слабым местом позитивистской философии была склонность к редукции познания, то есть все чаще все сложное очень упрощалось из-за злоупотребления логико-методологическими приемами и полным отказом от объяснения и интерпретации.

Во-вторых, главных методов математической логики и логической семантики оказалось недостаточно, и они были весьма ограничены, чтобы их использовали в естественных и гуманитарных науках.

В-третьих, из-за развития гуманитарных наук, а также полувековых попыток создать идеальных язык, новое поколение исследователей, постпозитивисты, пересмотрели позиции неопозитивизма и отвергли фундаментальные его принципы.

Более того, они реабилитировали значение метафизики в научном знании, а само научное мышление лишили уникальности, сравняв его с философским, творческим и даже мифическим.

В тоже время была признана зависимость научного познания не только от особенностей субъекта познания, но и от его культурного и исторического контекста.

Источник: https://4brain.ru/blog/neopositivism-and-the-principle-of-verification/

Философия XX в. Неопозитивизм — это… Неопозитивизм: представители, описание и особенности

Неопозитивизм

Неопозитивизм – это философская школа, включающая в себя идеи эмпиризма. Данное учение заключается в том, чтобы познавать мир, используя чувственный опыт. И опираясь на логику, рациональность и математику иметь возможность систематизировать полученные знания.

Логический позитивизм, как еще иначе называют это направление, утверждает, что если устранить все то, что познать невозможно, то мир будет познан. Неопозитивизм, представители которого в основном проживали в Варшаве и Львове, Берлине, и даже в Соединенных Штатах Америки, гордо несли это звание.

После начала Первой мировой войны многие из них эмигрировали на запад Европы и через Атлантический океан, что способствовало распространению данного учения.

История развития

Впервые заговорили о новом направлении Эрнст Мах и Людвиг Витгенштейн. С их слов выходило, что неопозитивизм – это синтез метафизики, логики и науки. Один из них даже написал трактат о логике, где подчеркнул центральные положения формирующейся школы:

  1. Наше мышление ограничивается только языком, следовательно, чем больше человек знает языков и чем шире его образование, тем дальше простирается его мышление.
  2. Существует только один мир, факты, события и научный прогресс определяют, как мы его себе представляем.
  3. Каждое предложение отражает весь мир, так как построено по аналогичным законам.
  4. Любое сложное предложение можно разбить на несколько простых, состоящих, по сути, из фактов.
  5. Высшие формы бытия невыразимы. Проще говоря, духовную сферу нельзя измерить и вывести в виде научной формулы.

Махизм

Этот термин часто употребляют как синоним к определению «позитивизм». Создателями его считаются Э. Мах и Р. Авенариус.

Мах был австрийским физиком и философом, изучал механику, газовую динамику, акустику, оптику и оториноларингологию. идея махизма заключается в том, что опыт должен формировать представление о мире.

Позитивизм и неопозитивизм как учения, ратующие за эмпирический путь познания, отвергаются махизмом, основное утверждение которого – философия обязана стать наукой, изучающей ощущения человека.

И только так можно получить знания о реальном мире.

Экономия мышления

Неопозитивизм в философии – это новое виденье старой проблемы. «Экономия мышления» позволила бы охватить максимум вопросов при минимуме затраченных усилий.

Именно такой прагматичный подход основатели неопозитивизма полагали наиболее приемлемым, логичным и организованным для исследований.

Кроме того, эти философы считали, что для ускорения научных измышлений и формулировок описания и объяснения необходимо изъять из них.

Мах считал, что чем проще наука, тем она ближе к идеалу. Если определение сформулировано максимально просто и понятно, оно отражает действительную картину мира.

Махизм стал основой неопозитивизма, он отождествлялся с «биолого-экономической» теорией познания. Физика утратила свою метафизическую составляющую, философия же стала лишь способом анализа языка. Так утвердил неопозитивизм.

Представители его стремились к простому и экономному понимаю мира, что им отчасти удалось.

На кафедре индуктивных наук Венского университета сформировался круг людей, желающих заниматься наукой и философией одновременно. Идейным стержнем этой организации был Мориц Шлик.

Дэвида Юма можно назвать еще один человеком, продвигавшим неопозитивизм. Проблемы, которые он считал непостижимыми наукой, как то Бог, душа, и подобные метафизические аспекты, не являлись объектом его исследований. Все члены Венского кружка были твердо убеждены, что вещи, не доказанные эмпирическим путем, являются несущественными и не требуют подробного изучения.

Гносеологические принципы

У «Венской школы» были сформулированы свои принципы познания окружающего мира. Вот некоторые из них.

  1. Все знания человечества основаны на чувственном восприятии. Отдельные факты могут быть не связаны между собой. То, чего человек не может понять эмпирическим путем, не существует. Так родился еще один принцип: любое научное знание может быть сведено к простому предложению, основанному на чувственном восприятии.
  2. Те знания, которые мы получаем путем чувственного восприятия, являются абсолютной истинной. Также они ввели понятия истинного и протокольного предложения, что изменило отношение к научным формулировкам в целом.
  3. Абсолютно все функции знания сводятся к описанию полученных ощущений. Неопозитивистам мир представлялся совокупностью впечатлений, сформулированных в простые предложения. Позитивизм и неопозитивизм отказывались давать определения внешнему миру, реальности и другим метафизическим вещам, считая их несущественными. Главной их задачей было составление критериев для оценки индивидуальных ощущений и систематизация их.

Тезисы

Отрицание высших идей и проблем, специфическая форма получения знаний и простота формулировок значительно усложняют такое понятие, как неопозитивизм. Это не делает его более привлекательным для потенциальных приверженцев. Два важных тезиса, которые были краеугольным камнем этого направления, сформулированы так:

— Решение любой проблемы требует ее тщательной формулировки, поэтому логика имеет центральное место в философии.

— Каждая теория, не являющаяся априорной, должна быть доступна проверке эмпирическими методами познания.

Постпозитивизм

Позитивизм, неопозитивизм, постпозитивизм – звенья одной логической цепи. Это направление в философии появилось в тот момент, когда ученые поняли, что сформулировать все научные тезисы, основываясь исключительно на эмпирическом опыте, невозможно.

Одинаково потерпела поражение и попытка исключить из философии метафизику, поднимавшую классические проблемы человека и человечества. Само признание этого факта дало возможность говорить о том, что неопозитивизм – это уже неактуальная система для формулирования научных изысканий. Точной невозврата стала работа Карла Поппера «Логика научного открытия».

На первый план вышла логика и критический взгляд на проблему, а что касается науки, то под каждым фактом необходима была долженствующая доказательная база.

Позитивизм и неопозитивизм морально устарели для стремительно развивающегося научного прогресса. Необходим был свежий взгляд и здравый философский подход.

Постпозитивизм счел недопустимым разделять науку и философию, отвергается жесткая оппозиция метафизике и другим аспектам области умозрительных заключений. Неопозитивизм в философии – это была возможность логиков захватить власть над умами.

Но их сгубила простота и эмпиричность на фоне быстро приближающегося будущего.

Источник: https://FB.ru/article/230862/filosofiya-xx-v-neopozitivizm---eto-neopozitivizm-predstaviteli-opisanie-i-osobennosti

Неопозитивизм

Неопозитивизм

Под этим названием подразумевают ряд философских учений первой половины XX века, сделавших предметом своего внимания языковые средства научного познания. Главным идейным вдохновителем этого философского течения является Бертран Рассел(1872-1970), работы которого вместе с «Логико-философским трактатом» Людвига Витгенштейна служили стимулятором позитивистских исследований.

Неопозитивизм сначала выступает в виде логического позитивизма, наиболее крупными представителями которого являются Морис Шлик (1882–1936) и Рудольф Карнап (1891–1970). В центре внимания логических позитивистов находятся логико-математические средства научного познания.

Они исходят из того, что язык, находящийся между объектом и ученым, существенным образом влияет как на выбор объекта и его свойств, так и на характер и результаты исследования.

Человек, вооруженный одним понятийным аппаратом, который формируется при овладении определенным языком науки, всегда получает результат, отличающийся от результата исследования той же реальности, проведенного носителем другой системы понятий (другого языка науки).

Кроме того, Карнап считал необходимым очистить науку от бессмысленных суждений, к которым он относил и высказывания, истинность которых невозможно проверить.

Требование обязательной эмпирической проверяемости всяких высказываний о мире является традиционным для позитивизма и берет начало в контовском законе подчинения воображения наблюдению.

В неопозитивизме он получило название принципа верификации.

Идея «прояснения» сути научных и философских проблем с помощью анализа выражающих их языковых средств далее развивалась в таком направлении неопозитивизма, как лингвистическая (аналитическая) философия. Ее основателями являются Дж. Мур (1873–1958) и Л. Витгенштейн (1889–1951). Ключевые идеи лингвистической философии изложены в «Логико-философском трактате» Витгенштейна.

Этот философ, как и все позитивисты, не отрицает объективное существование вещей. Но, пишет он, мир нам дан не как совокупность вещей, а как совокупность фактов. Например, фактом является высказывание «Часы лежат на столе». Конечно, и часы, и стол существуют объективно. Но того, как это нам представлено в нашем сознании, в объективном мире нет.

Там нет фактов, но есть вещи и процессы. Факты же организуются логическим пространством нашего сознания. Поэтому мир для нас есть всегда совокупность фактов, а не вещей. В языке мы выражаем факты, т. е. определенным образом обработанную нашим сознанием информацию о вещах. И ничего более. Мир есть для меня то, что я могу о нем сказать.

«Границы моего языка обозначают границы моего мира», – писал Витгенштейн. Поэтому ошибки в объяснении и понимании мира нужно искать в языке – главном выразителе и оформителе субъективного мира человека. Это очень важно, так как люди, перенимая неверные языковые конструкции друг у друга, тиражируют тем самым и неверные представления о мире.

Ведь, как говорил Гумбольдт, «человек настолько находится во власти своего языка, что может воспринимать вещи не иначе, чем ему их подает этот язык». Мы ограничены горизонтом определенного языка, который, по сути, и есть горизонт нашего сознания. Вот на это и должна обратить внимание философия.

Она должна быть терапевтом языка, заниматься «прояснением» языковых выражений науки, а не декларировать не поддающиеся опытной проверке высказывания типа «дух первичен, материя вторична».

«Философская работа состоит, по существу, из разъяснений. Результат философии – не некоторое количество «философских предположений», но прояснение предложений. Философия должна прояснять и строго разграничивать мысли, которые без этого являются как бы темными и расплывчатыми… Все то, что может быть сказано, должно быть ясно сказано», – утверждал Витгенштейн[1].

Главное заблуждение в употреблении слов заключается в том, что люди полагают, будто бы у каждого слова есть одно, единственно истинное значение. Часто суть научных споров сводится к обоснованию каждой из сторон своего понимания значения какого-то термина или высказывания.

Иногда на это уходят годы, но спор все равно может оказаться безрезультатным, если спорящие «играют» в разные «языковые игры».

Понятие «языковая игра» ввел в философию Витгенштейн (у Карнапа то же значение имеет термин «языковой каркас»). Языковую игру можно сравнивать с карточной игрой. Известно, что карточных игр много, но все они строятся из одних и тех же карт. Но в одной игре бубновый туз имеет одно значение, в другой – другое: все зависит от правил игры.

Если нас спросят, какое значение в карточной игре имеет бубновый туз, нам сложно будет дать однозначный ответ. Мы будем вынуждены уточнить, о какой карточной игре идет речь. Если же этот вопрос зададут человеку, знающему только одну карточную игру и не подозревающему о существовании других, то он без колебания расскажет о возможностях бубнового туза.

При этом он будет категорически утверждать, что только такое понимание значения бубнового туза соответствует действительности. Точно так же поступают те, кто спорит и навязывает свое понимание терминов «материя», «объект», «культура» и т. п. как единственно правильное.

Единый смысл понятие «материя» имеет только для тех, кто употребляет его в рамках одной «языковой игры». Люди, воспитанные на правилах этой игры (например, марксисты), легко понимают друг друга.

Но как только они оказываются в ситуации, где этот термин применяется как элемент другой «языковой игры», возникают непонимание, неприятие, критика такого понимания термина, что, кстати, совершенно бесполезно, как, к примеру, «критика» сороками карканья вороны.

Представители лингвистической философии считают, что философы и должны выявлять и «прояснять» подобные ситуации, имеющие языковую основу. А для этого требуется твердо уяснить только одно: значение слова жестко связано с его употреблением.

«Каждый отдельно взятый знак кажется мертвым. Что дает ему жизнь? В употреблении живет он», – считает Витгенштейн. Поэтому плодотворной может быть лишь дискуссия, которая ведется в рамках одной «языковой игры».

В начале дискуссии это и нужно установить.

Таким образом, главный вклад неопозитивистов в философию науки состоит в том, что они, не отрицая искажающей роли органов чувств человека на пути получения знания, усилили это утверждение, добавив в него идею о преломляющем информацию характере языка науки (понятийного аппарата, которым пользуются ученые).

Лингвистическая философия рассматривает себя в качестве особой науки, предназначенной для выполнения «очистительной» функции в научном познании. Ее предмет – «болезни» науки, вызванные дезориентирующим влиянием языка.

Однако по мере эволюции неопозитивизма все более ясной становится идея невозможности «чистой» науки, не подверженной никаким внешним воздействиям. К такому же мнению приходят и сторонники другой философии – феноменологии.

[1] Витгенштейн Л. Логико-философский трактат. М., 1958. С. 50–51.

Источник: https://magref.ru/neopozitivizm/

52. Позитивизм и неопозитивизм (общая характеристика и эволюция) — Philosophy Tips

Неопозитивизм

Позитивизм – философское направление, утверждающее, что подлинное знание может быть получено лишь как результат отдельных конкретных наук, а философия выполняет лишь роль их синтетического объединения. Главным лозунгом позитивизма является утверждение, что каждая наука – сама себе философия.

Основоположником позитивизма явился О. Конт, который провозгласил разрыв позитивной науки с философией. Его последователями были Дж. Милль и Г. Спенсер.

Классический позитивизм утверждал, что наука должна отвечать на вопрос «как» и не должна быть связана с вопросом «почему». Таким образом, она лишь описывает и регистрирует факты, а не объясняет их. Вопросы же абстрактных сущностей – это вопросы метафизики и религии, а наука имеет дело лишь с конкретными предметами, изучать которые можно лишь конкретными методами.

Все человеческое знание делится на позитивное, связанное с конкретными науками и отвечающее тому, что есть на самом деле, и на идеологическое, ориентированное на способы установления должного.

Знание первого рода является истинным, так как его можно проверить. Знание второго рода находится за пределами истинной оценки.

Следовательно, все общественные науки науками не являются, так как в них господствует субъективный интерес, цель, идеал.

Неопозитивизм – вторая форма данного направления. Разделяя исходные принципы позитивизма, неопозитивизм претендует на полное устранение «метафизики» и ее основных проблем. Он сводит задачи философии не к систематизации конкретного естественно-научного знания, а к деятельности по анализу языковых форм знания.

Неопозитивизм в большей степени опирается на логику, и знание для него является действительным только тогда, когда может быть выражено в языке. Это позволяет говорить о неопозитивизме как о логико-лингвистической форме позитивизма, которая решает проблемы на основе конвенционализма.

Это означает, что тот или иной знак имеет лишь то объективное содержание, которое определяется конвенцией или договором исследователей.

Позитивизм в процессе своей эволюции прошел три основные стадии: 

  • первая, начальная стадия связана с именами О.Конта, Г.Спенсера, Дж.Ст.Милля, Э.Ренана, Н.Михайловского и др.; 
  • вторая стадия, эмпириокритицизм, или махизм (Р.Авенариус, Э.Мах, А.Пуанкаре, А.Богданов и др.), оформилась в конце XIX — начале XX века; 
  • третья стадия — неопозитивизм, или логический позитивизм.

В первой половине XIX века бурно развиваются математика, физика, химия; Ч.Дарвин создает эволюционную теорию, возникает микробиология. Достижения науки внедряются в жизнь. Знание, соединенное с практикой, представляется всемогущим.

Создаются проекты с помощью науки улучшить человеческие качества, избавиться от социальных противоречий. Возникают попытки распространить благотворное влияние науки на области, далекие от научного воздействия, — этику, литературу, психологию.

Наконец, появляется потребность усилить эффективность науки, критически осмысливая ее инструментарий. Сложные отношения складываются к этому времени между специальными науками и философией.

Безграничное доверие к философии — «царице наук» — сменилось скептическим к ней отношением; стало явным стремление освободиться от ее диктата. Против философии выступали как те мыслители, которым претили претензии философии на якобы строго научное решение «человеческих» проблем (С.

Кьеркегор), так и сциентистски настроенные исследователи, считавшие традиционную «метафизику» далекой от подлинных запросов науки. Критическое отношение к философии со стороны различных философских школ было необходимым этапом в деле самоопределения философии, выявления ее подлинного места в культуре.

https://www.youtube.com/watch?v=HNC3al4J1C0

Несмотря на различные формы проявления позитивистских идей, разное время и место их формирования, все три этапа эволюции позитивизма имеют общие особенности.

Претензии традиционной философии («метафизики») с ее поисками «начал и причин», сверхчувственных субстанций, стоящих за рамками возможностей опытного знания, признаются неосновательными.

Изучению поддается только мир явлений. Философия как метафизика должна быть упразднена; по крайней мере лишена статуса «науки наук».

Философия может сохранить статус науки, если изменит свой предмет, станет особой деятельностью по обслуживанию науки либо в качестве обобщения научных знаний, либо в качестве логики науки.

Процесс познания становится единственным предметом философии как строгой науки; изучение процесса познания не должно оказаться в плену односторонних материалистических или идеалистических подходов, не должно поддаваться аргументации этих противоборствующих философских школ.

Процесс познания един, однороден, поэтому применение научных методов возможно не только при изучении природы, но и общества и человека. Наконец, наука — не только модель человеческого познания, но и основное средство переустройства и совершенствования жизни.

Сциентизм (лат. scientia — наука) — позиция, согласно которой научное знание — оптимальная основа человеческой жизнедеятельности. Идеалом научного знания является естественно-научное знание. Противоположностью этой позиции является антисциентизм, в рамках которого развиваются идеи о враждебности науки человеку, о невозможности построить человеческую жизнь на научной основе.

Источник: https://www.sites.google.com/site/philosophytips/home/pozitivizm-i-neopozitivizm-obsaa-harakteristika-i-evolucia

Refy-free
Добавить комментарий