Мэйфлауэрское соглашение

Осень патриархов: как открывали Америку

Мэйфлауэрское соглашение

В наши дни в США быть потомком отцов-пилигримов — колонистов, приплывших в 1620 году на корабле «Мейфлауэр», — почетнее, чем происходить из аристократов. Но есть нюанс: история поселенцев-первооснователей началась с обмана

Иллюстрация: Игорь Куприн

Колонисты 1620 года не были первыми британскими поселенцами в Новом Свете — англичане пытались обосноваться на берегах Северной Америки с 1585 года.

Не стали они и первой общиной, закрепившейся на негостеприимной чужбине, — в области Виргиния, хартию на заселение которой король Яков I даровал Лондонской компании акционеров, существовали город Джеймстаун, основанный в 1607-м, и несколько поселков вокруг него.

Не богачи, не аристократы, не мореходы-авантюристы, они были теми, что называются «маленькими людьми», но именно их по сей день почитают как легендарных патриархов американской нации, а миллионы гордятся тем, что являются потомками отцов-пилигримов.

Среди этих миллионов немало знаменитостей: кинозвезды Клинт Иствуд и Ричард Гир, писатель Томас Пинчон, издатель журнала Playboy Хью Хефнер, президенты Буш…

Хронология истории Соединенных Штатов Америки на коре дерева. Гравюра, 1881 год

Лейден, Лондон

Кредит на переезд

Почти половину пассажиров «Мейфлауэра» составляла сплоченная община пуритан-браунистов. Браунисты — они же сепаратисты, они же конгрегационалисты, они же «святые» — отличались от прочих пуритан особым свободолюбием, не признавая над собой центральной церковной власти. Их идеалом были маленькие самоуправляемые общины ранних христиан, которые сами выбирали себе лидеров.

Как и все пуритане, браунисты ратовали за строгость в быту и ритуале, отвергали пышные богослужения и церковную иерархию англикан. Главой англиканской церкви был британский монарх, и он, разумеется, счел подобные взгляды опасными. «Нет епископа — нет короля», — говаривал Яков I.

Власти преследовали еретиков: молитвенные дома пуритан по всей Англии закрывали, их лидеров арестовывали.

«Высадка пилигримов в Плимуте». Марка, выпущенная в США в 1920 году

Община браунистов из Скруби, Ноттингемшир, в 1608 году переселилась в Голландию и много лет провела в  Лейдене, но на чужбине не прижилась: иммигрантам казалось, что иноязычное окружение и местные обычаи дурно влияют на их детей.

К тому же истекал срок перемирия голландцев с испанцами — католиками, злейшими врагами пуритан.

Английские власти меж тем установили за лейденской конгрегацией слежку: они разыскивали старосту-управителя, издателя Уильяма Брюстера за его памфлеты против Якова I и иерархов англиканской церкви, чтобы судить и повесить.

В Европе не было покоя от королей и епископов, так что мысль обживать Новый Свет, подальше от них, казалась браунистам из Лейдена все более заманчивой. Решение уплыть за океан далось нелегко: они были наслышаны о голоде, непосильном труде на неплодородной целине, кровожадных туземцах и прочих тяготах жизни колонистов.

Чуть не выбрали Гвиану, но испугались тропической лихорадки и постановили ехать в Северную Америку. Пуритане из лейденской общины помнили о странствиях библейских пророков и поиске Земли обетованной.

Грядущее путешествие казалось им похожим на божественное предназначение, следовать которому — основное правило протестантской этики.

Предшественники Пропавшая колонияВ конце XVI века идея колонизации Северной Америки не давала покоя сэру Уолтеру Рэли, фавориту английской королевы Елизаветы. Сам он туда не плавал, но отправлял экспедиции. Первый снаряженный Рэли отряд из 160 поселенцев высадился на острове Роанок в Виргинии летом 1585 года. Англичане прожили там около года и чуть не вымерли от голода и постоянных стычек с индейцами. В 1586-м колонистов по их просьбе увез обратно в Англию проплывавший мимо знаменитый мореход Фрэнсис Дрейк. В 1587 году Рэли предпринял вторую попытку. Более сотни колонистов моряки отвезли на тот же остров. Переселенцы скоро стали нуждаться в продовольствии, тогда их лидер — художник, ветеран предыдущей попытки колонизации Джон Уайт — уплыл за продуктами и помощью в метрополию. Начавшаяся война Англии с Испанией задержала его возвращение, и когда в 1590 году Уайт все же достиг Роанока, в оставленном им поселении не было ни души. На столбе ограды кто-то нацарапал слово cro — возможно, имелось в виду соседнее индейское племя кроатонов. Колонисты не оставили и условленную метку в виде мальтийского креста, которая означала бы, что они спешно покинули поселение из-за опасности. Впоследствии никого из жителей пропавшей колонии так и не нашли.
Полдоллара, выпущенные в 1920 году в честь 300-летия высадки отцов-пилигримов в Америке

Почти три года представители общины в Лондоне добивались от короля Якова I разрешения переселиться за океан. Британская империя владела обширными землями в Северной Америке вдоль побережья Атлантики, но на тот момент у англичан там была всего одна жизнеспособная колония в Виргинии.

На этих землях, принадлежавших Лондонской компании, лейденским браунистам в конце концов и было позволено разместиться. Им надлежало отсылать плоды своего труда кредиторам и подчиняться губернатору колонии, которого назначало правление компании из метрополии. Однако собственных средств общине не хватало даже на дорогу, а Лондонская компания находилась на грани разорения.

Нужен был кредит, чтобы нанять корабли и запастись продовольствием, — его предоставило объединение лондонских купцов.

Плимут, Новый Свет

Майский цветок

Пока пуритане препирались с кредиторами по поводу условий отработки, те набрали в столице еще с полсотни добровольцев — безработных, обедневших ремесленников и торговцев.

Люди, которых лейденские эмигранты прозвали «чужаками», были в основном англиканами, и их в итоге оказалось больше, но именно сплоченная община пуритан-сепаратистов стала, как бы сейчас выразились, инициативной группой будущей колонии.

Впоследствии летописец колонии и один из лидеров пуритан Уильям Брэдфорд назвал спутников-единоверцев пилигримами — благочестивыми странниками по воле небес.

«Они знали, что они пилигримы, — и возводили очи к небесам, их дражайшему отечеству, и успокаивали свои души», — писал он о том, как в тревоге будущие колонисты покидали Лейден ради неизвестности. Под именем отцов-пилигримов они и войдут в историю.

«Отправление пилигримов», Роберт У. Вейр, 1844 г. Лейденские браунисты читают Библию на борту «Спидуэлла», который в Америку не уплыл

Предполагалось, что переселенцы доберутся в Новый Свет на двух кораблях — «Мейфлауэр» («Майский цветок») и «Спидуэлл» («Вероника»), но второе судно, как выяснилось, было непрочным, и от него отказались.

Из-за этого нескольким добровольцам пришлось остаться. Среди вернувшихся на берег оказался лейденский браунист Томас Блоссом — предок нынешнего американского президента Барака Обамы по материнской линии.

Блоссому с семьей удалось добраться до Нового Света лишь девять лет спустя.

16 сентября 1620 года (здесь и далее даты приводятся по новому стилю. — Прим. «Вокруг света») «Мейфлауэр» наконец отчалил из английского порта Плимут и направился к берегам Америки.

На его борту было 102 пассажира: мужчины, женщины — даже беременные, дети.

Осень — не лучшее время для дальнего плавания: когда начались штормы, команда и пассажиры испугались, что корабль вот-вот развалится, и чуть было не повернули назад. Но «Мейфлауэр» выдержал.

21 ноября 1620 года взволнованные переселенцы высыпали на палубу, вглядываясь в горизонт: вдали показалась земля. Радость довольно быстро сменилась тревогой. Как пишет Брэдфорд: «Все, что они могли видеть, — это дикие заросли, полные диких зверей и таких же диких людей, и никто не знал, какое их тут множество!»

Новая Англия

Намеренная ошибка

Скоро выяснилось, что берег, к которому приплыл «Мейфлауэр», находится на сотни миль севернее устья Гудзона, куда он должен был прибыть по соглашению, да и вообще далеко за пределами владений Лондонской компании.

Удивление колонистов выглядело искренним, но была ли это непредвиденная ошибка? С одной стороны, из-за несовершенства навигационных приборов того времени сбиться с курса было легко.

С другой стороны, причалили они в итоге южнее мыса Код в Новой Англии, территорией которой по бумагам распоряжалась Плимутская компания, только-только, в ноябре 1620 года, преобразованная в Совет Новой Англии. Ни поселенцев, ни местной администрации тут не было. Некому подчиняться. Весьма заманчивая ситуация для общины, стремящейся к самоуправлению.

Такой вариант кажется уж очень подходящим для пуритан, еще 12 лет назад уставших от королевского надзора. При этом предводители пуритан были хорошо осведомлены о регионе, где оказались: они встречались в Лондоне со знаменитым исследователем тех мест капитаном Джоном Смитом и купили составленную им карту побережья и его книгу о Новой Англии.

Мыс Код

Первые выборы

Когда все пассажиры «Мейфлауэра» осознали свое положение, дух свободы начал кружить самые буйные головы. Пошли «недовольные и мятежные», по выражению Брэдфорда, разговоры о том, что отныне переселенцы никому ничего не должны. Назревал бунт и  распад сообщества колонистов. Лидеры пуритан решили взять ситуацию в свои руки.

Они составили текст договора и представили его на собрании всех совершеннолетних (то есть достигших 21 года) мужчин корабля. Это было знаменитое Мейфлауэрское соглашение — короткий документ, утверждающий объединение переселенцев в самоуправляемый «гражданский политический организм», который сам себя обязывал в дальнейшем жить по законам, каковые сам же и установит.

Имя короля и изначальное намерение основать колонию в Виргинии в тексте упомянуты, но и только. Мейфлауэрское соглашение подписали все: и пуритане, и «чужаки». Как выразился историк-американист Александр Самойло, «отцы-пилигримы» заняли территорию Плимута без всяких юридических прав на нее, путем захвата, став таким образом первыми сквоттерами Америки».

По сути, они обманули Лондонскую компанию и короля, ускользнув из-под надзора его функционеров. Только поставщиков продовольствия колонисты не могли позволить себе обмануть — препирательства насчет долговых обязательств затянутся на годы. Но политическое самоуправление — вот что стало самым ценным и самым желанным приобретением переселенцев.

Можно себе представить, какие чувства они испытали, когда в 1624 году король ликвидировал Лондонскую компанию и перевел ее земли под свой прямой контроль.

Документ Мейфлауэрское соглашение «Во имя Господа Бога, аминь. Мы, нижеподписавшиеся, верноподданные нашего великодержавного государя — короля Якова, Божьей милостью государя Великобритании, Франции и Ирландии, защитника веры, etc. Предприняв во славу Божию, и во имя распространения христианской веры, и в честь нашего короля и страны путешествие с целью основания первой колонии в северных областях Виргинии, настоящим торжественно и по взаимному согласию перед Богом и друг другом обязуемся объединиться в гражданский политический организм для установления у нас наилучшего порядка, и безопасности, и осуществления вышеуказанных целей; и на основании этого составлять, учреждать и формулировать по мере надобности такие справедливые и равные для всех законы, ордонансы, акты, постановления и должности, которые будут сочтены наиболее подходящими и соответствующими общему благу колонии, коим мы обязуемся подчиняться и их всецело соблюдать. В подтверждение чего мы поставили здесь наши подписи у мыса Код 11 ноября (21 по н. ст. — Прим. «Вокруг света») 18 года правления нашего повелителя короля Якова Англией, Францией и Ирландией и 24-го — Шотландией, Anno Domini 1620».

Впоследствии Мейфлауэрское соглашение станут считать прообразом Декларации независимости, утвердившей свободу североамериканских штатов от власти метрополии.

В тот же день поселенцы выбрали губернатором Джона Карвера, дьякона общины (одна из трех выборных руководящих церковных должностей в конгрегации), человека зажиточного и уважаемого.

«Скорее, утвердили», — уточняет Брэдфорд, поскольку Карвер и так был одним из лидеров лейденской части пассажиров «Мейфлауэра».

Он считается первым в истории колонизации англичанами Америки главой поселения, избранным народом.

Новый Плимут

Холодный дом

Отряд колонистов на лодке, которую они привезли с собой, обследовал окрестности в поисках подходящего места для поселения.

В бухте севернее мыса Код присмотрели удобный холм, где протекал ручей с питьевой водой, и 26 декабря «Мейфлауэр» доставил туда всех пассажиров.

Ранее Джон Смит назвал эти места Новым Плимутом­; получилось­, что путешественники из Плимута английского в конечном счете приплыли в Плимут американский; так стала называться и их колония.

«Встреча губернатора Карвера и Массасойта», гравюра Огастаса Робина, 1870 год. Массасойт — титул великого вождя племени вампаноагов

Праздник
День благодарения

Эпидемия и междоусобицы обошлись индейцам Новой Англии слишком дорого, чтобы воевать еще и с белыми чужаками, поэтому туземцы не нападали на плимутских колонистов, а весной 1621 года отправили к ним переговорщиков.

Плимутцы заключили с индейцами мирный договор, которого хватило на 40 лет. Те многому научили колонистов: сажать кукурузу, ставить силки, добывать сахар из кленового сока.

Осенью того года плимутцы собрали первый урожай и устроили по этому поводу праздник, на который позвали 90 индейцев-союзников во главе с великим вождем.

В 1863 году в память о пире выживших колонистов президент Авраам Линкольн объявил День благодарения национальным праздником. Его стали отмечать в последний четверг ноября. Это один из двух самых «американских» праздников в календаре США наряду с Днем независимости.

Новоприбывшим повезло: несколько лет назад в этом месте была индейская деревня, но в 1617 году все ее население выкосила инфекция, занесенная приплывавшими в эти края рыбаками-европейцами.

Когда-то возделанные поля лишь недавно пришли в запустение, и культивировать их было легче, чем целину.

И хотя в первую зиму холод, голод и болезни унесли жизни половины поселенцев (предание гласит, что своих мертвых плимутцы хоронили тайком по ночам в безымянных могилах, чтобы индейцы не знали, как быстро тают ряды белых людей), колония продержалась год и собиралась развиваться дальше.

***

Мемориал «Плимутская скала» воздвигли в 1920 году над первым камнем Плимутской бухты, на который, по легенде, ступили переселенцы

С 1621 года все больше кораблей стало прибывать к берегам Новой Англии. Вдохновленные примером плимутцев, британцы основывали другие колонии — Род-Айленд, Коннектикут, Массачусетс…

Первопоселенцы с «Мейфлауэра» создали ценный прецедент: принцип самоуправления и выборности местных властей, по которому они жили, перенимали как нечто само собой разумеющееся колонисты на всей территории Новой Англии.

До Войны за независимость было еще далеко, но будущие американцы приобрели нечто важное — традицию. И обязаны ею США десяткам человек, которые пересекли океан в поисках не золота, не романтики первопроходцев, а свободы.

Getty Images / Fotobank.com, Architect of the Capitol, Getty Images / Fotobank.com, Getty Images / Fotobank.com (x2), Shutterstock (x2)

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 11, ноябрь 2014

Источник: http://www.vokrugsveta.ru/article/215334/

Как «избранные» стали отцами-пилигримами — Статьи

Мэйфлауэрское соглашение

Немилость короля

Пуританизм хоть и возник в XVI веке, но влиятельной религиозной и политической силой он стал в период Английской буржуазной революции. Генрих VIII инициировал в Англии Реформацию, чтобы порвать с папой и Ватиканом и укрепить королевскую власть.

Для этого была создана англиканская церковь, которая подчинялась непосредственно королю и должна была объединить всю нацию. Но именно из-за попытки угодить всем, английская Реформация оставалась незавершенной.

Хоть монастырское имущество и было секуляризовано, но белое духовенство сохраняло за собой обширные земельные участки, в храмах сохранилось дорогое католическое убранство, а с населения по-прежнему взималась десятина.

Недовольные этим буржуазия и новое дворянство требовали довести Реформацию до конца и объединились в борьбе под знаменем пуританизма.

Высадка пуритан в Америке

Свое название «пуритане» получили за стремление «очистить» англиканскую церковь, также они провозгласили себя «избранными» и истинными церковными реформаторами.

Особенно радикальные настроения пуритан обострились в годы правления Стюартов — королей Якова I и его сына Карла I.

Оба монарха проявляли прокатолические симпатии и вступали в конфликт с действующими парламентами. Каждый из них распустил по три парламента.

Пуритане бежали из Англии от репрессий Стюартов

Суть противостояния сводилась к двум причинам: король, дабы пополнить казну, котел получить право без санкции парламента вводить новые налоги, и явная любовь короля к католицизму привела к преследованию пуритан.

Парламент к тому же, состоящий преимущественно из пуритан, пытался всячески пресечь попытки Карла I заморозить реформы в англиканской церкви. Пуритан стали всячески притеснять: священников выгоняли из церквей, их книги сжигали.

Видя, что Европа и родная Англия все больше погружается во тьму греха и разврата, пуритане решили действовать.

Живи там хорошо…

Подвергаясь преследованиям со стороны властей, часть пуритан решила перебраться в Голландию, где к их взглядам относились терпимо. К 1617 году там они образовали общину, численность которой возросла до 300 членов.

Но многие не могли найти работу в Голландии, а также привыкнуть к культурным различиям, и возвращались в Англию. Общине грозила ассимиляция, а пуритане хотели сохранить свои строгие традиции.

Тогда они решили перебраться в Новый Свет и там, на еще неосвоенных территориях, воспитывать своих детей в чистоте и проповедовать учение Господа.

«Корабль Мейфлауэр». Уильям Холсалл, 1882

Выбор пал на недавно основанную (1607) колонию Вирджинию, пуритане надеялись, что ее жители помогут им защититься от враждебных племен. Пуритане подумали, что достаточно большая территория колонии позволит им удалиться от прежних поселений и развиваться самостоятельно. В 1620 году они получили от «Вирджиния Компани» право на землю в Новом Свете в обмен на отработку.

Во время плавания на «Мейфлауэре» родился один ребенок

На корабле «Спидвел» пуритане отправились из Голландии в Англию. Компания оплатила переезд. По пути к ним присоединилась другая группа переселенцев на корабле «Мэйфлауэр». Оба судна направились в Плимут, но «Спидвел» оказался непригодным для длительных путешествий, и все пассажиры перебрались на второй корабль. Так 16 сентября 1620 года со 102 людьми на борту «Мэйфлауэр» вышел в море.

Помощь пришла, откуда не ждали

Во время тяжелого двухмесячного плавания на корабле погибли два человека, а само судно отклонилось далеко на север. 21 ноября переселенцы бросили якорь у мыса Код (штат Массачусетс). Из-за отклонения от курса колонисты оказались далеко от того участка, которой должны были отработать.

В связи с этим, было решено считать договор с «Вирджиния Компани» утратившим силу.

В этот же день главы 41 семьи переселенцев подписали «Мэйлауэрское соглашение» по которому они обязались основать колонию и подчиняться законам, «которые будут считаться подходящими и соответствующими общему благу колонии».

«Мэйфлауэрское соглашение». Жан Ферри, 1899

С 25 ноября отцы-пилигримы (как принято называть первых поселенцев) постепенно стали высаживаться на берег и обследовать новые территории. Они подверглись нападению индейцев, но благодаря огнестрельному оружию сумели от них отбиться. В Рождество 25 декабря началось строительство Дома собраний, что положило начало поселению Нью-Плимут.

Первая зима была суровой, жить приходилось на корабле, многие не пережили ее. Помощь пришла, откуда не ждали. Индеец Тискуантум, которого переселенцы прозвали Скванто, немного понимал речь колонистов и научил их выращивать тыкву и маис, показал где водится дичь и ловится рыба. Благодаря этим знаниям переселенцы смогли выжить в новом неизведанном краю.

Первый День Благодарения

На следующий год отцы-пилигримы собрали богатый урожай и смогли обеспечить себя продовольствием на следующую зиму. Они восприняли это как подарок небес. Первый губернатор колонистов У. Брэдфорд решил провести этот день в благодарности богу и пригласил на праздник вождя и еще 90 индейцев из племени Скванто.

Трапеза, которую поселенцы и индейцы разделили в тот день, стала первым празднованием Дня Благодарения. Позже, этот обычай распространился и на другие колонии в Америке, а в 1789 году первый президент США Джордж Вашингтон объявил 26 ноября общенациональным Днем Благодарения.

И по сей день миллионы жителей США имеют хотя бы одного предка из числа отцов-пилигримов.

Источник: https://diletant.media/articles/34836719/

Соглашение на

Мэйфлауэрское соглашение

Из предыстории Соединенных Штатов Америки

: Новая и новейшая история. 1974 г. №5.

Заимствовано из интернет-библиотеки Якова Кротова

Утром 11(21) ноября 1620 г. корабль «Мэйфлауэр» («Майский цветок»), обогнув мыс Код, бросил якорь у американского берега. Пассажиры бурно радовались завершению долгого и трудного путешествия. Религиозные гонения сорвали их с родных мест, заставили бежать из Англии. Они нашли приют в Голландии — вначале в Амстердаме, а потом в Лейдене.

Только через 12 лет вернулись на родину, чтобы сразу отправиться в Америку. И вот перед ними лежала незнакомая заморская страна. Не без основания они называли себя пилигримами, войдя под этим именем в историю.

Однако прославили их не странствия, не преданность избранной вере, даже не основанная ими колония Новый Плимут, а соглашение, заключенное ими перед тем как они покинули корабль, — «Соглашение на «Мэйфлауэре». Вот его текст:

«Именем Господа, аминь.

Мы, нижеподписавшиеся, верноподданные нашего могущественного суверенного государя Якова, божьей милостью короля Великобритании, Франции и Ирландии, защитника веры и прочее, предприняв во славу божью — для распространения христианской веры и славы нашего короля и отечества — путешествие с целью основать колонию в северной части Виргинии, настоящим торжественно и взаимно перед лицом бога объединяемся в гражданский политический организм для поддержания среди нас лучшего порядка и безопасности, а также для достижения вышеуказанных целей, а в силу этого мы будем создавать и формировать такие справедливые и одинаковые для всех законы, ордонансы, акты, установления и учреждения, которые в то или иное время будут считаться наиболее подходящими и соответствующими всеобщему благу колонии и которым мы обещаем следовать и подчиняться. В свидетельство чего мы ставим наши имена,

мыс Код, 11 ноября… Anno Domini 1620″ [ 1 ]

Приведенный документ уже давно вызывает самую противоречивую оценку.

Вернее, всеми исследователями он признан предусмотрительной договоренностью людей, прибывших в далекую страну, совсем недавно вошедшую во владения английской короны, и оказавшихся без официальных руководителей, а потому вынужденных организовать управление для создаваемой ими колонии. Еще в XVIII в.

автор «Истории Америки» Уильям Робертсон писал, что Соглашение и созданные на его основе общественные институты «опирались на обычные принципы человеческого благоразумия» [ 2 ]. Что это за принципы? Почему проявили благоразумие, которым не могли похвастаться поселенцы других колоний? Здесь начинаются расхождения.

Робертсон сформулировал упомянутые принципы следующим образом: «Привилегия выражать свои собственные мнения и привилегия управлять с помощью законов, составленных по собственному разумению». И пассажиры «Мэйфлауэра», и Робертсон подразумевали под «собственным мнением» собственное мнение о вере в бога.

Таким образом, то были принципы, принадлежавшие определенной эпохе. Но вспомним, что Соглашение датировано 1620 г. Тогда и При сделанной поправке нельзя отнять у него прогрессивных начал.

К тому же, по словам Робертсона, указанные им привилегии служили пилигримам «утешением среди опасностей и трудностей, выпавших на их долю» [ 3 ]

Робертсон был историографом английского короля. Соглашение на «Мэйфлауэре» казалось ему примечательным, но не слишком важным событием в колонизации Западного полушария. Когда вышло первое издание его «Истории Америки», английские поселенцы выиграли битву при Саратоге (1777 г.

), а через шесть лет Англия признала независимость восставших колоний. Еще через четыре года конгресс их представителей утвердил конституцию Соединенных Штатов. С этого времени американцы все чаще стали задумываться над тем, где им следует искать истоки своей национальной гражданской истории.

Одним из них, нередко главным, признается Соглашение на «Мэйфлауэре».

Во время празднования 300-летия со дня прибытия пилигримов в Америку на торжественном заседании в г.

Провиденсе профессор Джеймсон, директор департамента истории в Институте Карнеги (Вашингтон), закончил речь патетическими словами: «Таким образом, мы собрались здесь отметить зачатки американского самоуправления, первое проявление в Новом Свете духа добровольного объединения, духа подчинения большинству, духа демократии, который с тех пор завоевал континент… Поистине, не избранный ли мы народ? Я хочу, чтобы мы сделали всегдашней привычкой думать о своей собственной истории как о священной истории» [ 4 ].

Как проявление «духа демократии» оценивал Соглашение противник бонапартистской диктатуры Наполеона III француз Э. Лабулэ. Он писал: «Духовный строй первых переселенцев был республиканский, и с самого начала их правительство стало республиканским» [ 5 ].

Поклонник конституционных установлений, русский буржуазно-либеральный историк П. Мижуев подчеркивал «принципиальную важность» Соглашения как опыта государственного устройства на демократической основе, еще неизвестного Европе 20-х годов XVII в.

Участники этого опыта, замечал, правда, он, «были весьма далеки от мысли, что они делают что-либо, имеющее великое принципиальное значение: им казалось, что они удовлетворяют наиболее практическим образом свои ближайшие жизненные нужды и ничего более» [ 6 ].

Рассуждения Мижуева дополнил профессор А. Савин в своих лекциях 1907-1910 гг., дважды изданных в советское время: «И все же их скромная высадка II ноября 1620 г. у мыса Код открывает новый раздел в истории английской политической практики и теории.

Во владениях английской короны, хотя бы за тысячу миль от носителя короны, открыто складывается церковная организация, которая по законам страны подлежит суровому преследованию; самим фактом своего существования она подрывает позицию государственной церкви, даже самый принцип полновластия государства в религиозной жизни» [ 7 ].

Много лет спустя Д. К. Уинслоу, потомок семьи, один из членов которой участвовал в составлении Соглашения, писал: «Является ли Соглашение, как утверждают некоторые, исходной точкой американских демократических свобод, еще можно спорить.

Одно очевидно: хотя в нем выражено уважение к власти английского короля, оно составлено без какого-либо официального разрешения и создало «гражданский политический организм».

Таким образом, поселенцы присвоили себе в какой-то мере автономный статут еще до высадки на берег Новой Англии, и это раннее проявление независимости было впоследствии оценено их потомками как источник большинства их столкновений с правительством метрополии вплоть до революции. Соглашение, можно сказать с основанием, содержало в себе семя республиканизма» [ 8 ]

Рассматриваемый вопрос затрагивался и в советской историографии.

«Пуританская колония заняла самостоятельное положение относительно метрополии», — отмечено в труде «Английская буржуазная революция XVII века» [ 9 ] «Выдвинутая в «Соглашении» идея суверенитета народа отразила прогрессивное для того времени стремление к буржуазному конституционному правлению» , — говорится в «Очерках новой и новейшей истории США» [ 10 ].

Здесь к тому же обращается внимание на то, что Соглашение имело целью связать поселенцев «обязательством подчиняться воле руководителей предприятия» [ 11 ]. А. Чанышев замечает в книге «Протестантизм», что, основав «первое жизнеспособное поселение» англичан в Америке, пассажиры «Мэйфлауэра» создали «зародыш будущих Соединенных Штатов» [ 12 ].

А. В. Ефимов в обобщающем труде «США. Пути развития капитализма» делал следующий вывод:

«Значение этого Соглашения состоит в том, что в нем в зародышевой форме содержится идея о суверенитете народа, о пgраве самого народа устанавливать власть, государственное правление. Это Соглашение было составлено под влиянием учений кальвинистов задолго до «Общественного договора» Ж. Ж.

Руссо и само могло повлиять на французского просветителя.

Но основатели Плимутской колонии, стремившиеся к капиталистической наживе, были далеки от признания подлинного суверенитета народа, от подлинной демократии, которая возможна только в обществе, где нет эксплуататоров и эксплуатируемых» [ 13 ].

Из приведенных высказываний видно, что советские авторы, не отказываясь от традиционного подхода, давали (когда касались интересующего нас предмета более подробно) Соглашению классовую оценку.

Следует отметить, что некоторые американские историки отрицали «принципиальное значение» Соглашения [ 14 ]. Еще в начале века Э. Чаннинг утверждал:

«Это Соглашение ни в коем случае не было конституцией независимого государства, как порой говорят.

Оно было как раз обратным — соглашением англичан, которые, оказавшись на английской земле без каких-либо полномочий на управление, договорились управлять собой до определения королевской воли.

О независимости не было и мысли, а установленное таким образом правление было, согласно обычному праву, законным для подписавших Соглашение. Давало ли это Соглашение подписавшим его право управлять другими английскими подданными, представляется весьма сомнительным» [ 15 ].

Источник: https://ushistory.ru/nauchnye-stati/11-qq

Мейфлауэрское соглашение (mayflower compact)

Мэйфлауэрское соглашение

Мейфлауэрскоесоглашение считается одним изосновополагающих документов американскойистории. Оно было подготовлено и подписанонезадолго до прибытия в Кейп-Код (СевернаяВирджиния) английского корабля «Мейфлауэр»со 102 пассажирами на борту.

(Во времятрансатлантического плавания один изпассажиров погиб, но появились на светдва новорожденных, в результате чегона борту корабля оказалось 103 человека.

)Соглашение подписал 41 взрослый мужчина– главы семейств и одинокие мужчины,включая членов экипажа и слуг (кромедвух матросов, не собиравшихся оставатьсяв Америке более года).

Необходимостьсоставления такого документа вызываласьтем, что среди пассажиров корабляначались разногласия по поводу образажизни по прибытии в пункт назначения.

Английские пуритане-кальвинисты, готовыесохранить уже сложившееся в их средеобщинное устройство, не нашли общегоязыка с небольшой группой лиц (доставкаих в Америку была оплачена лондонскимиторговцами), которые получили гарантиисвободного расселения на территорииВирджинии.

Послеподписания Мейфлауэрского соглашенияпассажиры судна избрали на год Дж.Карвера губернаторомсвоей колонии, которая получила названиеПлимутской (она просуществовала вплотьдо 1691 г., когда была поглощена КолониейМассачусетского залива).

По прошествииполугода пребывания в Америке 20 оставшихсяв живых подписантов Соглашения образовалиадминистрацию колонии. В 1621 г. Карверпогиб. На его место был избран У.

Брэдфорд, переизбиравшийсяна губернаторский пост на протяжениипоследующих тридцати с лишним лет.

Во имя Господа Богааминь. Мы, нижеподписавшиеся, верноподданныенашего великодержавного повелителя –короля Джеймса, Божьей волей короляВеликобритании, Франции и Ирландии,защитника веры, etc.1

Предприняв во славуБожью и во имя распространения христианскойверы и в честь нашего короля и страныпутешествие с целью основания первойколонии в северных частях Вирджинии,настоящим торжественно и со взаимногосогласия, перед Господом Богом и переддруг другом обязуемся объединиться вгражданское политическое сообществодля установления более совершенногопорядка и сохранения и осуществлениявышеуказанных целей; и на основанииэтого составлять, учреждать и создаватьпо мере необходимости такие справедливыеи основанные на всеобщем равенствезаконы, ордонансы, постановления,конституции и обязанности, которыебудут сочтены наиболее соответствующимии отвечающими интересам всеобщего благаколоний, и которые мы обязуемся должнымобразом соблюдать, и которым мы обязуемсяподчиняться. В подтверждение чего мыпоставили свои подписи под настоящимв Кейп-Коде одиннадцатого ноябрявосемнадцатого года правления Англией,Францией и Ирландией и пятьдесятчетвертого года правления Шотландиейнашего повелителя короля Джеймса2.AnnoDomini16203.

[Далее следует 41подпись пассажиров и членов экипажа«Мейфлауэра».]

An AmericanPrimer/ Ed. by D. J. Boorstin. N.Y.,1968.

Томас Пейн здравый смысл (common sense)

Одиниз наиболее известных документов раннейамериканской истории, эссе-памфлетТомасаПейна (1737-1809)был анонимно опубликован в колониях вянваре 1776 г.

Пейн назвал английскогокороля Георга (Джорджа) III«царственным чудовищем», личноответственным за все акты несправедливости,творимые в отношении американскихколонистов.

Напечатанный в Америкетиражом в 120 тысяч экземпляров50-странич-ный памфлет оказал серьезноевлияние на отношение колонистов кбританской короне и стал наиболееэффективным инструментом антибританскойпропаганды в борьбе американских колонийза отделение от Англии.

Спустявсего лишь пять месяцев после выхода всвет памфлета Пейна, в июне 1776 г., нарассмотрение Континентального конгрессабыла представлена резолюция, декларирующаяправо колоний на свободу и независимость,а еще месяц спустя конгресс одобрилпроект Декларации независимости,подготовленный Т. Джефферсоном.

На следующих далеестраницах я прибегаю лишь к простымфактам, понятным аргументам и здравомусмыслу и не имею каких-либо иных намеренийв отношении читателя, кроме как помочьему избавиться от предубеждений ипредпочтений, позволить его разуму иего чувствам самостоятельно определиться,поспособствовать тому, чтобы он обрелили, вернее, не отвергнул бы истиннуючеловеческую натуру и основательнорасширил свои взгляды за пределы нынешнейситуации.

Теме борьбы междуАнглией и Америкой посвящены многочисленныетома. Люди всех сословий занималисьэтими противоречиями, исходя из различныхмотиваций и с различными расчетами, новсе было бесполезно, и период дебатовзакончился. Исход состязания решаетсяоружием как последним средством;обращение к нему было выбором короля,и Континент принял этот вызов.

Солнце никогда невидело более благородной цели. Это делоне отдельного города, графства, провинцииили королевства, а всего Континента –по крайней мере, одной восьмой населеннойчасти земного шара.

Это озабоченностьне одного дня, одного года или одноговека; в противостояние фактическивовлечены будущие поколения, и они будутв той или иной степени испытывать влияниепроисходящих ныне событий чуть ли недо самого конца жизни на Земле. Сегоднянастало время зарождения Континентальногосоюза, веры и чести.

Малейший изломсегодня будет подобен имени, вырезанномукончиком булавки на нежной коре молодогодубка; рана будет увеличиваться с ростомдерева, и имя предстанет перед потомкамикрупными буквами.

Переход от переговоровк оружию ознаменовал начало новойполитической эры – возник новый способмышления. Все планы, предложения и т.п., относившиеся к периоду до девятнадцатогоапреля, т. е. до начала военных действий4,подобны прошлогоднему календарю,который, будучи своевременным тогда,сегодня стал ненужным и бесполезным.

Все, что выдвигалось тогда защитникамипротивоположных точек зрения, сводилоськ одному и тому же, а именно к союзу сВеликобританией.

Единственным расхождениеммежду сторонами был метод его достижения:одна из сторон предлагала прибегнутьк силе, другая предлагала дружить; нотак случилось, что на сегодняшний деньсторонники первого пути потерпелипоражение, а сторонники второго утратилисвое влияние.

Я слышал утверждениенекоторых, что, подобно тому как Америкапроцветала в условиях ее прежней связис Великобританией, такая же связьнеобходима в интересах ее будущегосчастья и всегда будет столь же необходима.Ничто не может быть более ошибочным,чем аргумент такого рода.

Мы можем стаким же основанием утверждать, чтоесли ребенок рос на молоке, то ему никогдане следует давать мяса, или же что первымдвадцати годам нашей жизни сужденостать образцом на последующие двадцатьлет.

Но и эти утверждения предполагаютискажение правды, и я тут же отвечаю,что Америка процветала бы так же, авозможно, и в большей степени, если быни одна европейская держава не обращалабы на нее никакого внимания.

Торговля,с помощью которой она обогатилась,является жизненной необходимостью, иу нее всегда будет рынок, тогда какпотребление является привычкой Европы.

Но ведь она защищаланас, говорят некоторые. То, что онапоглотила нас, – это правда; признаетсяи то, что она защищала Континент за наши свой счет и что она защищала бы Турцию,исходя из тех же соображений, а именноради торговли и владычества.

Увы! Мы долго заблуждались,были скованы древними предубеждениямии приносили огромные жертвы суевериям.

Мы хвастались защитой Великобритании,не отдавая себе отчета в том, что онаисходила из своих интересов,а не из привязанностик нам; что оназащищала нас от нашихврагов не радинас, а от своихврагов радисобственныхинтересов, оттех, кто не ссорился с нами полюбой иной причине икто всегда будет нашим врагом потой же причине. ПустьВеликобритания откажется от претензийна Континент или же Континент сброситзависимость; и мы будем жить в мире сФранцией и Испанией, даже если ониокажутся в состоянии войны с Великобританией.

Недавно в парламентевысказывались утверждения, что колониисвязаны между собой лишь через материнскуюстрану, т. е. что Пенсильвания и Джерси,подобно всем остальным, являютсяколониями-сестрами через Англию.

Это,конечно, весьма косвенный способдоказательства взаимоотношений, нонаиболее прямой и верный способдоказательства вражды или враждебности,если это можно так назвать.

Франция иИспания никогда не были и, возможно,никогда не будут нашими врагами –врагами американцев,но лишь нашимиврагами как подданнымиВеликобритании.

Но Великобритания женаша прародительница, говорят некоторые.Тем более ей должно быть стыдно. Дажедикие звери не едят своих детенышей, адикари не воюют со своими семьями…Европа, а не Англия является матерьюАмерики.

Новый Свет стал убежищем дляпреследуемых сторонников гражданскойи религиозной свободы из всехчастей Европы.Они бежали сюда не от нежных объятийматери, а от жестокости чудовища.

Чтокасается Великобритании, то, как ипрежде, эта тирания, изгнавшая из домапервых эмигрантов, до сих пор преследуетих потомков.

Но даже признав, чтовсе мы были британского происхождения,какой вывод следует из этого? Никакой.

Великобритания, будучи явным врагом,исключает любое другое название илиопределение: утверждения о том, чтопримирение является нашим долгом, звучаткак фарс.

Первый король Англии нынешнейдинастии (Вильгельм Завоеватель) былфранцузом, и половина пэров Англииявляются выходцами из этой страны.Следуя этой же логике, Англией должнаправить Франция.

Много говорилось обобъединенной мощи Великобритании иколоний, что вместе они могут броситьвызов всему миру. Но это простыепредположения; исход войны неясен, ивсе эти высказывания ничего не значат,поскольку наш Континент никогда несогласится пожертвовать своим населением,чтобы поддержать британское оружие вАзии, Африке или Европе.

И кроме всего прочего,к чему нам бросать вызов всему миру? Внаши планы входит торговля, и она, приразумной ее организации, обеспечит наммир и дружбу со всеми народами Европы,поскольку в интересах всей Европы иметьв лице Америки открытый порт. Ее торговлявсегда будет защитой, а отсутствие унее залежей золота и серебра охранитее от захватчиков.

Я бросаю вызов самомугорячему стороннику примирения ипредлагаю ему назвать хотя бы односвидетельство пользы, которую нашКонтинент будет иметь от сохранениясвязи с Великобританией. Я вновьутверждаю, что никакой пользы от этогоне будет. Наша кукуруза получит своюцену на любом рынке Европы, а импортируемыенами товары должны быть оплаченынезависимо от того, где мы их приобретаем.

Однако убытки и потери,которые мы несем в результате такойсвязи, бесчисленны.

Наш долг перед всемчеловечеством и перед самими собойобязывает нас отказаться от союза,поскольку любое подчинение или любаязависимость от Великобритании влечетза собой прямое вмешательство нашегоКонтинента в европейские войны и ссорыи вовлекает нас в конфликт с государствами,которые в иной ситуации искали бы нашейдружбы и в отношении которых мы не питаемни злобы, ни недовольства.

ПосколькуЕвропа является нашим рынком, нам неследует завязывать пристрастные связис какой-либо отдельной ее частью. Вистинных интересах Америки держатьсяв стороне от европейских распрей, чегоей никогда не удастся, тогда как, сохраняязависимость от Великобритании, онапревращается в гирю на весах британскойполитики.

Вызывает отвращениедовод, выдвигаемый со ссылкой науниверсальный ход развития событий, навсевозможные примеры из прошлых веков,что наш Континент может остатьсязависимым от какой-либо иностраннойдержавы. Самые большие оптимисты вВеликобритании так не думают.

Сегоднядаже наиболее буйная фантазия не всостоянии предложить план, за исключениемотделения, который обеспечил бы нашемуКонтиненту безопасность продолжительностьюхотя бы в один год. Примирение сейчаспредставляетсянесбыточной мечтой. Естественностьперестала быть оправданием этой связи,и искусственность не может занять ееместо.

Как мудро заметил Мильтон5,«истинное примирение никогда не возникнеттам, где существуют столь глубокие ранысмертельной ненависти».

Безумно и глупо вестиразговоры о дружбе с теми, кому наш разумзапрещает доверять и наше расположениек кому, глубоко израненное, вынуждаетнас ненавидеть их. С каждым днем исчезаютпоследние остатки родства между намии ними.

И может ли оставаться надеждана то, что по мере исчезновениявзаимоотношений взаиморасположениебудет расти, или же на то, что мы будемс большим успехом достигать согласияпо мере десятикратного увеличенияколичества причин для ссор и болеесерьезного, чем когда-либо прежде,осложнения взаимоотношений?

Вы, твердящие нам огармонии и примирении, можете ли вывозвратить нам ушедшие времена? Можноли вернуть проститутке утеряннуюневинность? Точно так же вы не сможетепримирить Великобританию и Америку.

Разорвана последняя нить, народВеликобритании предъявляет нам счет.Существуют раны, нанесение которыхприрода не сможет простить; она пересталабы быть природой, если бы это сделала.

Точно так же, как любящий не можетпростить насильнику насилие над любимой,наш Континент не может проститьВеликобритании убийства.

О вы, любящие человечество!Вы, осмеливающиеся противостоять нетолько тирании, но и тирану, сделайтешаг вперед! Каждая пядь старого миранаходится под гнетом, подавлена. Свободапреследуется по всему земному шару.

Азия и Африка уже давно ее изгнали.Европа считает ее незнакомкой, а Англиясделала ей предупреждение, перед темкак изгнать ее.

О, примите изгнанника иподготовьтесь к тому, чтобы стать современем убежищем для человечества.

Heffher R. D. ADocumentary History of the United States. N.Y., 1965.

Источник: https://studfile.net/preview/4048284/page:2/

Мэйфлауэрское соглашение • ru.knowledgr.com

Мэйфлауэрское соглашение

Мэйфлауэрское соглашение было первым управляющим документом Плимутской Колонии. Это было написано сепаратистскими конгрегационалистами, которые назвали себя «Святыми».

Позже они упоминались как Отцы Паломника или Паломники. Они бежали из религиозного преследования королем Джеймсом Англии.

Они путешествовали на борту Мэйфлауэр в 1620 наряду с авантюристами, торговцами и слугами, большинство которых было упомянуто Сепаратистами как «Незнакомцы».

Мэйфлауэрское соглашение было подписано на борту судна 11 ноября 1620 Паломниками.

Они использовали юлианский календарь, также известный как Старые даты Стиля, который, в то время, был десятью днями позади Григорианского календаря.

Подписание соглашения было 41 из 101 пассажира судна, в то время как Мэйфлауэр был закреплен в том, что является теперь Гаванью Провинстауна в крюке в северной оконечности Кейп-Кода.

Причины компактного

Мэйфлауэр первоначально направлялся в Колонию Вирджинии, финансированной Компанией Торговых Авантюристов Лондона. Штормы вынудили их бросить якорь в крюке Кейп-Кода в том, что является теперь Массачусетсом.

Это вдохновило некоторых Незнакомцев объявлять, что, так как договоренность не будет достигнута в согласованном территория Вирджинии, они «использовали бы свою собственную свободу; поскольку ни у одного не было власти командовать ими….» Чтобы предотвратить это, Паломники приняли решение установить правительство.

Мэйфлауэрское соглашение базировалось одновременно на мажоритарной модели (принимающий во внимание, что женщины не могли ать), и преданность поселенцев королю. Это был в сущности общественный договор, в котором поселенцы согласились следовать правилам и нормам compact ради заказа и выживания.

Паломники жили в течение нескольких лет в Лейдене (Нидерланды).» Так же, как духовное соглашение отметило начало их конгрегации в Лейдене, гражданское соглашение предоставит основание светскому правительству в Америке.»

В ноябре 1620 Мэйфлауэр бросил якорь в Плимуте, названном в честь крупнейшего портового города в Девоне, Англия, из которой она приплыла. Поселенцы назвали свое урегулирование «Новым Plimoth» или «Plimouth», используя правописание Ранненовоанглийского языка начала 17-го века.

Текст

Хотя оригинал документа был потерян, три версии существуют с 17-го века: напечатанный в Отношении Моерта (1622), который был переиздан в Purchas его Pilgrimes (1625), рукописный Уильямом Брэдфордом в его журнале Of Plimoth Plantation (1646), и напечатал племянником Брэдфорда Натаниэлем Мортоном в Новом-Englands Мемориале (1669). Эти три версии отличаются немного по формулировке и значительно по правописанию, капитализации и пунктуации. Уильям Брэдфорд написал первую часть Отношения Моерта, включая его версию компактного, таким образом, он написал две из этих трех версий. Формулировка тех двух версий действительно довольно подобна, в отличие от того из Мортона. Рукописная рукопись Брэдфорда сохранена в хранилище в Публичной библиотеке Массачусетса.

'Суверен страха', упомянутый в документе, использовал архаичное определение страха — значение страха и почтения (для Короля), не боятся. Кроме того, как отмечено выше, документ был подписан под Старым юлианским календарем Стиля, так как Англия не принимала Григорианский календарь до 1752. Грегорианская дата была бы 21 ноября.

Подписывающие лица

Список 41 пассажира мужского пола, которые подписали документ, поставлялся племянником Брэдфорда Натаниэлем Мортоном в его 1669 Мемориал Новой Англии. Томас Принс сначала пронумеровал имена в своей Хронологической Истории на 1 736 А Новой Англии в форме Летописи.

Поскольку оригинал документа был потерян, Мортон (1669) является нашим единственным источником для подписывающих лиц. Хотя у него, вероятно, был доступ к оригиналу документа, он, возможно, не знал просто, осматривая его фактический заказ, что это было подписано.

Расположение Мортона имен — вероятно, не расположение имен на оригинале документа, и имена не могли быть устроены никаким организованным способом. Числа Принса базируются исключительно на Мортоне (1669), как он сам заявил.

Его числа неудачны, потому что он, возможно, не знал заказа, что оригинал документа был подписан.

Список Мортона имен был не пронумерован и не назван во всех выпусках, хотя их заказ изменился с последовательными выпусками.

В его оригинальном выпуске 1669 года колонки были помещены на двух последовательных страницах (15-16), формирующих шесть коротких колонок, три колонки семи имен каждый (возглавляемый Резчик, Сэмюэль Фаллер, и Эдвард Тилли) на первой странице и трех колонках семь, семь, и шесть имен каждый (возглавил Тернера, Священника, и Кларка) на следующей странице. Во втором (1721) и треть (1772) выпуски, к шести коротким колонкам присоединились в три длинных колонки 14, 14, и 13 имен каждый на единственной странице (20). К первым и четвертым коротким колонкам присоединились в первую длинную колонку (возглавляемый Резчик с Тернером на полпути вниз), к вторым и пятым коротким колонкам присоединились во вторую длинную колонку (возглавил Сэмюэля Фаллера со Священником на полпути вниз), и к третьим и шестым коротким колонкам присоединились в третью длинную колонку (возглавил Эдварда Тилли с Кларком на полпути вниз), изменяя их заказ. В пятом (1826) и шестой (1855) выпуски, имена были также в трех длинных колонках 14, 14, и 13 имен каждый на одной странице, но теперь они были размещены в их оригинальный заказ 1669 года. Первые и вторые короткие колонки сформировали первую длинную колонку (возглавляемый Резчик с Сэмюэлем Фаллером на полпути вниз), третьи и четвертые короткие колонки сформировались, вторая длинная колонка (возглавил Эдварда Тилли с Тернером на полпути вниз), и пятые и шестые короткие колонки сформировали третью длинную колонку (возглавляемый Священник с Кларком на полпути вниз). Оба долгих порядка следования столбцов появляются в современных списках непронумерованных подписывающих лиц.

Принц пронумеровал имена в их первоначальном заказе (то же самое как заказ) на последовательных страницах (85-86), двух колонках восьми имен каждый на одной странице (возглавляемый и) и двух колонках 13 и 12 имен каждый на следующей странице (возглавляемый и).

Третье (1852) выпуск поместило эти пронумерованные имена в две колонки (первая колонка, возглавляемая с и ниже и вторая колонка, возглавляемая с и ниже) на единственной странице (172). Он добавил названия (г-н или Капитан) к одиннадцати именам, данным те названия Уильяма Брэдфорда в списке пассажиров в конце его рукописи.

Он приписал отсутствие г-на Брэдфорда к скромности Брэдфорда. Пронумерованный заказ принца подписывающих лиц теперь используется, чтобы опознать предков в генеалогических диаграммах.

Следующий список подписывающих лиц организован в шесть коротких колонок Мортона (1669) с числами и титулами принца. Именам дают их современное правописание согласно Морисону (1966).

Используйте числа, данные для заказа, используемого специалистами по генеалогии, и половина непронумерованных списков (Сэмюэль Фаллер будет восьмым именем), но слейте половину колонок вертикально в полные колонки для заказа, используемого другой половиной непронумерованных списков (Джон Тернер будет восьмым именем).

См. также

  • Фундаментальные заказы Коннектикута (1638)
  • Инструмент правительства (1653)
  • Список пассажиров Мэйфлауэр
  • Список пассажиров Мэйфлауэр, которые умерли зимой 1620–1621
  • Подписавшиеся Мэйфлауэрского соглашения
  • Пассажиры Мэйфлауэр, которые умерли в море ноябрь/декабрь 1620

Внешние ссылки

  • Мэйфлауэрское соглашение – общество потомков Мэйфлауэр в Северной Каролине

Источник: http://ru.knowledgr.com/00127748/%D0%9C%D1%8D%D0%B9%D1%84%D0%BB%D0%B0%D1%83%D1%8D%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5%D0%A1%D0%BE%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5

Мэйфлауэр (II) — 66 дней до Нового Мира

Мэйфлауэрское соглашение

Осенью 1620 г. торговое судно «Мэйфлауэр» со 102 пассажирами и командой на борту, покинуло английский порт Плимут и направилось к берегам Нового Света, чтобы основать там колонию. Это были первые переселенцы, «отцы-пилигримы», как их позже стали называть.

С них и началась история современной Америки и зарождение традиций (в том числе и празднование Дня Благодарения, который отмечается каждый четвёртый четверг ноября).

Корабль, на котором переселенцы пересекли Атлантику, не сохранился, но в середине прошлого века воссоздали его копию и назвали Мэйфлауэр II, теперь это музей на воде, который находится в американском городе Плимут, штат Массачусетс.

В начале 17 в. в Англии религиозная группа, которая называла себя «Saints» («Святые»), не захотела больше иметь отношение к англиканской церкви и отправилась в более либеральную Голландию за новой жизнью и свободой вероисповедания.

Но и в новой стране они не нашли того, чего хотели, местные не очень их жаловали и позволяли «Святым» работать  только на низкооплачиваемой и грязной работе. Довольно быстро такая ситуация надоела переселенцам и они решили переехать снова, на этот раз в далёкий Новый Мир.

Для этого они получили от The Virginia Company разрешение на основание поселения на восточном побережье современной Америки между 38 и 41 градусами северной широты, а английский король позволил им официально отделиться от англиканской церкви.

«Saints», которых было не так много, решили объединиться с другой группой людей под названием «Strangers» и в августе 1620 г. отправились покорять новый континет на двух кораблях «Mayflower» и «Speedwell».

Буквально с первых дней «Speedwell» начал подтекать и стало понятно, что долго он не протянет и оба корабля вернулись обратно в порт. Люди уже были решительно настроены на долгое путешествие, поэтому объединились, пытаясь уместить на одном корабле в два раза больше людей, чем должно было быть.

Утром 6 сентября 1620 г. из британского города Плимут вышел корабль, на борту которого находилось 102 пассажира и 26(+/-) членов экипажа, во главе с капитаном Кристофером Джонсоном.

Среди пассажиров были: 51 мужчина, 20 женщин, 21 мальчик и 10 девочек и всем этим дружным коллективом они надеялись пересечь Атлантический океан и основать новую английскую колонию на американском континенте. Средний возраст пассажиров «Мэйфлауэра» составлял 32 г.

, при этом самому старшему было 64, а самый младший — новорождённый. В процессе плавания, на корабле родился малыш по имени Oceanus.

«Мэйфлауэр» на самом деле вообще не был предназначен для перевозки людей. Корабль состоял из трёх палуб: верхней (где в основном находился экипаж за работой), грузовой и средней (где и жили переселенцы по время плавания). Отсек с пассажирами был в длину 80 футов (24,38 м), в высоту 5,5 футов (1,68 м) и ширину 25 футов (7,62 м). Не самые комфортные условия для сотни человек.

Из-за того, что корабль вышел из порта с опозданием почти в месяц, он попал в сезон штормов, добавив путешественникам неприятностей. Штормовая погода во много также повлияла на то, что корабль сбился с пути.

На самом деле конечной точкой его маршрута должна была стать местность в районе современного Нью-Йорка, вместо этого корабль «Мэйфлауэр» бросил якорь сильно севернее в районе современного штата Массачусетс, а именно в Cape Cod. Это произошло 11 ноября 1620 г.

, спустя 66 дней после выхода из английского порта. За это время корабль преодолел расстояние в 2750 миль.

Поскольку экипаж корабля промахнулся с точкой прибытия и корабль пришвартовался на 42 градусе северной широты, территории которая не принадлежала The Virginia Company, перед высадкой на землю пассажирами было решено подписать особый документ, известный как Mayflower compact (Мэйфлауэрское соглашение).

Люди считали, что контракт с компанией, выдавшей разрешение на основание колонии на восточном побережье, в данной ситуации не имеет силы, поскольку фактически корабль прибыл в другое место.

41 мужчина — главы семей, находящихся на корабле, подписывают соглашение, по которому утверждают основание собственной колонии, с собственными законами, которые будут работать во благо поселения и его жителей.

Первую зиму, пока возводились дома на суше, переселенцы провели на корабле. Был голод и холод, запасов практически не было, в итоге примерно половина бывших пассажиров «Мэйфлауэра» умерла. На самом деле погибнуть могли все, если бы им не помогли аборигены.

Англоговорящий индеец по имени Самосет свёл прибывших англичан с индейским народом вампаноаги, которые научили европейцев охотиться на местных животных и выращивать культуры на незнакомой до этого им земле.

Следующей осенью выжившие пассажиры «Мэйфлаура» разделили с местными индейцами первый успешный урожай, устроив трёхдневный обед, позже это переросло в традицию празднования Дня Благодарения.

В апреле 1621 г. «Мэйфлауэр» вернулся в Англию и по одной из самых популярных версий, спустя 2 года был разобран на брёвна. Точных чертежей корабля, на котором переселенцы прибыли в Америку не существует, приблизительно он выглядел вот так:

В 1957 г. корабль «Мэйфлауэр II» (копия судна 17 в.) вышел из английского Девона, пересёк Атлантику и бросил якорь в городе Плимут, США, где он и стоит до сих пор и работает в качестве музея.

P.S. Последний рисунок найден на просторах интернета.

Адрес статьи: http://ru-travel.livejournal.com/29555142.html

Источник: https://guide.travel.ru/usa/249341.html

Refy-free
Добавить комментарий