Мегаполис и экополис

Экология мегаполиса: Будущее большого города

Мегаполис и экополис

Внимание жителей мегаполисов к вопросам экологии в последние годы заметно усиливается В конце 2015 года москвичи включили экологию в тройку главных аспектов их жизни, а чистоту воздуха назвали важнейшим показателем комфорта городской среды.

Последний опрос Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) показал, что 40% жителей столицы считают экологическую обстановку в Москве в целом благополучной, 42% называют ее скорее неблагоприятной, еще 14% настроены крайне критично. При этом, 39% респондентов не считают, что экологическая ситуация в Москве хуже, чем в других крупных городах.

Московское правительство учитывает мнение граждан при решении экологических проблем города Как показал опрос «Главные дела Москвы» по итогам 2015 года на сайте «Активный гражданин», жители столицы высоко оценили меры, предпринимаемые столичными властями для улучшения экологии.

Какое событие 2015 года в сфере экологии можно назвать «Главным делом Москвы»? 39% — программа «Миллион деревьев» (за 2 года в столице было высажено около 40 тыс.

деревьев и около 1 млн кустарников);
28% — отмена строительства мусоросжигательных заводов в САО и ЮВАО;
15% — повышение контроля за состоянием воздуха в столице;
7% — модернизация Московского НПЗ;
6% —затруднились с ответом;
5% — другое Источник: результаты опроса «Главные дела Москвы» в области экологии за 2015 год Как решается экологическая ситуация в столице сегодня?

Главные экологические задачи Москвы лежат в трех направлениях: транспорт, предприятия и работа с экологическим сознанием В предыдущих главах мы уже рассказывали , как на состояние воздуха влияет качество топлива.

Но ситуацию нужно корректировать еще и количеством машин в городе, поэтому увеличение пешеходных зон, обустройство велодорожек и введение платных парковок также дает положительный эффект.

По оценке Департамента природопользования и охраны окружающей среды (ДПиООС), за последние годы количество выбросов от автотранспорта в атмосферу Москвы снизилось примерно на 100 тысяч тонн. В Москве с 2014 года ежегодно проходит акция по раздельному сбору отходов «Разделяй и используй».

Специально маркированные передвижные пункты сбора вторичного сырья объезжают десять столичных округов, делая часовые остановки в наиболее посещаемых местах. Что является приоритетом для экологических служб?

Городской воздух остается главным приоритетом экологических служб Одновременно с модернизацией промышленности и мерами по снижению выбросов от автомобилей, в Москве развивается и система контроля над состоянием окружающей среды.

В столице уже действует 54 стационарных поста для наблюдения за качеством воздуха, которые круглосуточно измеряют содержание в атмосферном воздухе 26 загрязняющих веществ, включая взвешенные частицы, органические соединения, угарный газ и приземной озон. Данные публикуются на официальных сайтах ДПиООС и ГПБУ «Мосэкомониторинг».

Контроль за городскими предприятиями — одна из основных задач для улучшения экологии За соблюдением экологических норм на промышленных предприятиях власти Москвы следят особенно пристально.

В настоящий момент системами локального экологического мониторинга оснащены 57 промышленных объектов города: 11 московских ТЭЦ и 42 районные тепловые станции, 3 мусоросжигательных завода и Московский НПЗ. Замеры веществ на конкретных источниках являются эффективным способом обнаружения несанкционированных, залповых и аварийных выбросов, особенно в ночные часы.

Открытость данных помогает и самим предприятиям, которые могут избежать необоснованных обвинений в нарушении экологических норм. «Московский НПЗ первым из российских предприятий нефтепереработки установил у себя подобную систему мониторинга. Она во многом уникальна даже для европейских нефтезаводов.

Мы видим, что МНПЗ заинтересован быть открытым для контроля со стороны властей и общественности.

Благодаря модернизации, МНПЗ постоянно улучшает свои экологические характеристики, поэтому ему нечего скрывать» Зоя Зотова
Председатель комиссии по экологической политике Московской городской Думы Дополнительным элементом информирования граждан, проживающих вблизи крупных промышленных предприятий, могут стать специальные экраны — «Экоинформеры».

Первый такой экран в 2015 году в Капотне установил Московский НПЗ. На нем в режиме реального времени транслируются данные состоянии воздуха в зоне влияния завода. «„Экоинформер“ Московского НПЗ — пилотный проект. Если он окажется востребован жителями района и округа, то есть смысл распространить опыт установки подобных экранов и на другие промышленные предприятия города, которые стремятся быть открытыми для населения» Инна Святенко
Председатель комиссии по безопасности Московской городской Думы План улучшения экологических параметров производства Московского НПЗ к 2020 году включает в себя несколько пунктов 1. Снижение общего воздействия на окружающую среду 3. Снижение воздействия на воздух 4. Очистка сточных вод завода Какое будущее ждет экологические инициативы?

Экологическая стратегия станет основным руководящим документом для московских властей Положительные изменения в экологии столицы связаны с мерами, которые Правительство Москвы предпринимает для улучшения состояния воздуха, воды, почвы и других природных сред. Показатели, которые планируется достичь до 2030 года, прописаны в проекте Экологической стратегии Москвы.

В настоящее время проект согласован с городскими жителями и специалистами. Правительство Москвы планирует принять документ до конца 2016 года. Основные задачи экологической стратегии Москвы до 2030 года можно объединить по нескольким показателям 1. Снижение уровня загрязнения атмосферы снижение объема выбросов парниковых газов (к 2018 году) 2.

Снижение уровня шумового загрязнения Снижение максимальных уровней шума на линии общественной и жилой застройки 3. Восстановление почвенного покрова Процент почвенного покрова промышленных зон в старых границах Москвы, который будет реабилитирован 4. Снижение объема отходов *При вторичной переработке раздельно собранных и отсортированных бытовых отходов 5.

Снижение энергопотребления Плавное снижение энергопотребления за счет энергосбережения во всех секторах Активно используя международный опыт, Москва проходит большой путь изменений, как и другие европейские города, где промышленные зоны соседствуют с жилыми территориями.

Например, мэрия Роттердама, где в главном порту находится несколько НПЗ, также делает акцент на озеленении города и постепенной очистке рек в его пределах. А самих жителей Роттердама активно привлекают к использованию альтернативных источников энергии и экологически чистого личного транспорта.

В производстве венского НПЗ, так же как и на московском, применяются технологии, которые позволяют снижать воздействие на окружающую среду. Экологическая обстановка на территории завода настолько безопасная, что сотрудники даже разводят здесь пчел.

Открытость города — важный фактор экологического развития Обмениваться опытом экологических инициатив крупнейшим городам мира позволяют международные программы. Москва, например, является участником проекта C40 cities, главная цель которого — контроль за климатическими изменениями в мире и, в частности, уменьшение выбросов парниковых газов в атмосферу.

Для экологических служб столицы это возможность вести открытый диалог с европейским сообществом и работать над имиджем города, как одного из передовых в борьбе за экологические стандарты и комфорт жизни горожан. Несмотря на проблемы в сфере экологии, позитивные изменения очевидны. Вскоре мы сможем жить в более чистых и здоровых городах!

В больших городах уже сегодня происходят экологические улучшения и в ближайшем будущем мегаполисы должны стать комфортной средой для жизни

Большие города сегодня переживают экологические улучшения и уже в ближайшем будущем должны стать комфортной средой для жизни Руководитель проекта: Павел Шорох
Продюсер: Сергей Сыров
Дизайнер: Денис Золотарев
Редактор: Федор Вяземский
Программист: Константин Емцев
: Елена Контузова-Вантула Студия интерактивных проектов, Дирекция развития бизнеса,

МИА «Россия сегодня»

Источник: https://vid1.ria.ru/ig/sip/ecopolis/ch3-phone-ru/?rebounce=true

Из мегаполиса в экополис

Мегаполис и экополис

16 мая в Санкт-Петербурге в рамках Четвертого невского международного экологического конгресса прошел круглый стол «Из мегаполиса в экополис».

По мнению участников круглого стола, планета приближается к экологическому кризису. Загрязнение окружающей среды достигло беспрецедентных масштабов. И природная способность к самоочищению перестает с этим справляться.

По словам модератора круглого стола члена Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству, председателя Постоянной комиссии МПА СНГ по культуре, информации, туризму и спорту Евгения Тарло, особенно остро это ощущается в крупных мегаполисах во всем мире. «Плотная застройка, миллионы жителей, тысячи производственных предприятий, тонны отходов, бесконечный поток автомобилей, круглосуточный шумовой фон. Все это оказывает негативное влияние на здоровье человека», — отметил сенатор.

Для большинства развитых стран характерен высокий уровень урбанизации. В настоящее время в городах проживает больше половины населения планеты. При таком положении дел экологические проблемы мегаполисов переходят в разряд самых актуальных.

К наиболее значимым из них можно отнести:

— спонтанную промышленную застройку, недостаточное использование экологически чистых технологий и нарушения в организации санитарно-защитных промышленных зон. В городах (и вокруг них) располагаются тысячи промышленных предприятий, ежедневно выбрасывающих в атмосферу вредные для человека и природы вещества. Отдельная тема – утилизация отходов, которая также далека от идеальной;

— автотранспорт. Выхлопные газы многомиллионного автомобильного потока значительно ухудшают и без того тяжелую экологическую ситуацию мегаполисов.

По данным Всемирной организации здравоохранения выбросы автотранспорта сокращают продолжительность жизни человека почти на 4 года.

В некоторых регионах на долю автотранспорта приходится семьдесят (а иногда и более) процентов от общего количества загрязняющих атмосферу выбросов.

Участники «круглого стола» считают, что в защите нуждается как человек, страдающий от «экологических рисков» мегаполисов, так и окружающая среда, которая подвергается негативному воздействию больших городов.

Такая работа может проводиться в двух направлениях: продуманная модернизация существующих городов стран Содружества Независимых государств и принятие концепции принципиально новых населенных пунктов, при создании которых изначально учитываются все последние научные и практические разработки в области экологического строительства.

Текущая ситуации требует принятия эффективных мер, направленных на оптимизацию городской среды и экологическую реконструкцию мегаполисов, необходимую для достижения равновесия между городом и природой – искусственной и естественной средой.

Градостроительная экология – соединение научных и практических знаний, основанных на взаимодействии новых городских систем и экосистемы природы – должна стать приоритетным направлением в перспективном строительстве и современной архитектуре.

Подобные (глобальные и затратные) проекты невозможно реализовать без тесного сотрудничества государства, бизнеса и институтов гражданского общества.

Далеко не последнюю роль должны играть и средства массовой информации, способные своевременно заявить о проблеме и проконтролировать ее решение.

Пропаганда моделей экологических городов, продвижение глобальной идеи защиты окружающей среды, мониторинг экологической ситуации в крупных мегаполисах – можно отнести к основным задачам СМИ.

Они могут быть реализованы не только в классических газетно-журнальных публикациях, но и в социальной рекламе, специальных экологических программах и художественных произведениях.

По мнению участников «круглого стола», нормативно-правовая база в сфере экологии городов нуждается в совершенствовании.

Документы, регламентирующие градостроительную и хозяйственную деятельность, направленные на обеспечение экологической безопасности мегаполисов, должны отвечать реалиям сегодняшнего дня и строго соблюдаться.

Примеры мировой практики свидетельствуют о том, что сложившаяся ситуация всё еще не является тупиковой.

Участники «круглого стола» «Из мегаполиса в экополис» считают необходимым:

— придать статус приоритетных проектам законов в области городской экологии;

— продолжить работу над законодательством в области создания и развития особо охраняемых природных территорий в городской черте и природных зонах;

— уделить особое внимание разработке и реализации национальных систем многоуровневого и непрерывного экологического образования на базе ботанических садов и дендрологических парков;

— обеспечить разработку национальных проектов в области подготовки специалистов по устойчивому развитию городов на базе транспрофессионального образования;

— содействовать разработке программ по выявлению и ликвидации особо опасных явлений, связанных с нерегулируемыми сбросами нефтепродуктов и их накоплением в подземных горизонтах, в частности «линзы» нефтепродуктов под городом  Грозный, которая угрожает безопасности региона;

— способствовать совершенствованию нормативно-правовой базы в сфере урбоэкологии на основе программно-целевого похода экологически безопасного функционирования эколого-хозяйственных систем городов;

— разработать концепцию создания общественных центров экологического контроля за состоянием окружающей среды городов и мониторинга состояния здоровья населения;

— предпринять меры по наделению полномочиями контроля за осуществлением строительства региональным комитетам экологической безопасности;

— обеспечить разработку региональных концепций экологической реконструкции нарушенных урболандшафтов;

— способствовать популяризации идей и проектов «зеленого строительства», всемерному внедрению зеленых стандартов при новом строительстве и реконструкции;

— способствовать популяризации перспективных градостроительных концепций и направлений;

— рассмотреть вопрос о возможности финансирования зеленого строительства, направленного на развитие отрасли с целью создания дополнительных рабочих мест;

— при разработке систем сертификации и стандартизации «зеленого строительства» избегать «механического» копирования западного опыта;

— особое внимание в период разработки новых норм уделить ужесточению контроля за исполнением существующих СНиПов и ГОСТов.

— предложить рассмотреть вопросы расширения полномочий неправительственных организаций, работающих в сфере защиты окружающей среды, для содействия органам государственной власти и укрепления международного сотрудничества.

— увеличивать инвестиции в развитие экологического строительства, а также в научные разработки по экологической реконструкции мегаполисов.

Создание приемлемых экологических условий в существующих городах, строительство современных экологических населенных пунктов – процесс сложный и длительный. Для реализации этих идей требуется не только четко сформулировать основные проблемы, но и разработать комплексный поэтапный план по их решению, основанный на достижениях мировой науки.

Участники «круглого стола» заявляют о готовности и далее осуществлять свою деятельность в этом направлении, продолжить сотрудничество с различными социальными институтами гражданского общества, сделать всё необходимое, чтобы города стали естественной частью экосистемы, а не ее разрушителями.

В работе круглого стола «Из мегаполиса в экополис» приняли участие:

Евгений Тарло, член Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству, председатель Постоянной комиссии МПА СНГ по культуре, информации, туризму и спорту; Михаил Соколов, исполнительный вице-президент, генеральный директор Международной Ассамблеи столиц и крупных городов (МАГ); Рашид Исмаилов, директор НП «Центр экологической сертификации – зеленые стандарты»; Юрий Арсентьев, 1-ый заместитель руководителя Департамента Природопользования и охраны окружающей среды г. Москвы; Юрий Бобров, исполнительный директор шахтерских городов Украины; Николай Левин, Глава Петрозаводского городского округа; Ибрагим Идилов, заведующий кафедры Грозненского государственного нефтяного института, д.э.н., профессор; Сергей Цыцин, архитектор, соучредитель Совета по экологическому строительству; Александр Водяник, руководитель отдела учебных баз практики ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет»; Елена Драпеко, депутат Государственной Думы России; Игорь Огородников, руководитель ВТК «Энергоэффективные технологии в жилищкном строительстве»; Ирена Гурина, директор ООО «Энонтек»; Гай Имз, генеральный директор Совета по экологическому строительству; Йорг Ланге, директор по маркетингу ООО «Кнауф сервис»; Всеволод Минко, доктор технических наук, академик РАЕН, заслуженный изобретатель РФ; Юрий Лапин, генеральный директор Государственного научно-производственного предприятия «Среда»; Валерий Вакуленко, Президент Инновационного центра Эко-Девелопмента Ecoestate; Иван Кудряшов, ООО УК «ЭкоДолье»; Вадим Анисимов, директор по маркетингу ООО «БиГ»; Владимир Сазонов, председатель клуба «Эколог» (г. Липецк); Ольга Синова, Всероссийская Ассоциация журналистов-экологов; и другие…

Круглый стол «Черный список Красной книги и сохранение редких видов животных»

05.2011

Источник: http://www.egtarlo.ru/stati/iz-megapolisa-v-ekopolis/

Плавучие города: смелые проекты водных мегаполисов — HJ

Мегаполис и экополис

Не так давно ученые начали задумываются над тем, что в скором времени населению Земли придется искать альтернативное место жительства. Все же нас уже больше семи миллиардов, а свободное место на суше ограничено.

Просторы морей и океанов являются очень хорошей перспективой – уже к 2020 году планируют построить первый плавучий город в Тихом океане.

А пока амбициозный проект воплощается в жизнь, исследуем другие привлекательные концепты городов на воде, которые в скором будущем могут стать вполне реальными.

Вероника Кравцова

Экополис “Кувшинка”

Плавучий город получил название «Lilypad», то есть «Кувшинка». В самом деле, по форме он несколько напоминает плавучий лист водяной лилии. Этот смелый проект разработал бельгийский архитектор Винсент Калебаут. Плавучий город сможет полностью обеспечивать себя энергией таких неиссякаемых источников, как солнце, ветер и подводные течения.

Сам архитектор называет свой грандиозный проект «плавучим экополисом для климатических иммигрантов». Изобретатель готов поручиться, что плавучие города типа Lilypad смогут предложить комфортное существование для 50 000 жителей.

Недостатка в воде и пищи жители плавучего экополиса тоже испытывать не будут.

Океан сможет обеспечить население всех экополисов морепродуктами, к тому же 500 000 квадратных метров площади основного яруса, доступной на экополисе и дополненной бесчисленными висячими фермами и садами, вполне могут позволить людям роскошь выращивать плодовые растения и животных.

Для добычи пресной воды плавучий остров Lilypad предоставит своим обитателям возможность опреснять и фильтровать океанскую воду, используя технологию – фитоочищение. Также планируется, что плавающий город Lilypad будет уничтожать продукты жизнедеятельности людей, вместо того, чтобы сбрасывать отходы в океан.

В центре каждого плавучего города будет находиться глубокая лагуна – хранилище пресной воды. Даже в условиях самых жестоких штормов лагуна будет исполнять роль циклопического киля для стабилизации и устойчивости плавучего города.

Сложное строение лагуны позволит разделять ее на секции. Некоторые из них будут использоваться как подводные сады, некоторые – для обеспечения и обновления воды внутренних пресных водоемов экополиса.

Уходящая под воду на десятки метров, лагуна будет иметь полые стены, где будут находиться помещения, идеальные для наблюдения за подводным миром и изучения морских жителей. Здесь расположатся обзорные подводные галереи, институты океанографии и биологические станции.

По прогнозам самого Винсента Каллебо вопрос строительства плавучих городов, скорее всего, поставят не раньше начала второй половины XXI века.

Floating City

Концепт плавучего города, разработанный компанией AT Design Office по заказу китайской строительной фирмы China Communications Construction Company. Архитектурная фирма AT Design Office, находясь в поисках решения этой проблемы перенаселения, предложила свой концепт плавучего города.

Проект получил название Floating City, что в переводе с английского означает «Плавающий город». Он будет представлять собой комплекс из гексагональных сборных модулей.

Фантастический подводный мегаполис состоит из многоквартирных домов, небоскребов, частных вилл, административных зданий, офисов, гостиниц, магазинов, ресторанов и других привычных элементов инфраструктуры для наземных мегаполисов.

Архитекторы Китая планируют строить грандиозный проект из железобетонных конструкций, которые погружены в воду. Между всеми гигантскими домами предусмотрены подводные пешеходные тротуары, и даже автомобильные дороги. Предположительно, жители этого невероятного города будут передвигаться на эко-автомобилях, яхтах и пассажирских подводных лодках.

Harvest City

Архитектурный союз Tangram 3DS предложил концепцию плавающего города под названием Harvest City, что означает: «Урожайный город». задача проекта – восстановление инфраструктуры на Гаити после землетрясения.

Harvest City – это круг с диаметром в два километра. По задумке авторов, оно должно делиться на четыре отдельных района с общей инфраструктурой в самом центре круга. Здесь будут распологаться административные здания, школы, больницы, магазины. Harvest City должен стать не просто городом, а целым поселением, которое будет специализироваться на производстве сельскохозяйственной продукции.

Несмотря на всю прогрессивность идеи плавучих островов, некоторые люди настроены негативно. Строительство мощных сверхсовременных городов неизбежно потребует колоссальных финансовых затрат. Следовательно, богатые бизнесмены будут строить эко-города для миллиардеров, а простые люди рискуют остаться со своими проблемами на земле. Однако, проблема перенаселения все же будет решена.

Источник: https://hydra-journal.ru/floating_towns/

Мир архитектуры. Лицо города

Мегаполис и экополис

Уже говорилось, что формирование массового движения в защиту природы привело к все большему распространению той формы мироощущения, что довольно точно передается словами “экологическое сознание”.

Каждый результат человеческой деятельности, её ближние и дальние цели, средства, которые мы избираем для достижения желаемого, мы начали оценивать не по отдельности, не в связи только с внутрипрофессиональным опытом, но в контексте динамического равновесия природных процессов.

Казавшаяся новой и даже экстравагантной идея срастания городов в единый мегаполис, выдвинутая Доксиадисом, немедленно проявила свой ретроградный характер в столкновении с нарождавшимся экологическим сознанием.

Идее Доксиадиса следовало противопоставить нечто конкретное и вместе с тем достаточно всеобщее. Неудивительно, что одновременно в нескольких странах возникает в конце 70-х годов идея экологического города — экополиса.

Строго говоря, заманчиво звучащее слово значило поначалу не слишком много, кроме отчётливо выраженной в нем тенденции,— видеть город как обжитую территорию и одновременно центральное ядро более обширной обжитой территории.

Однако это и немало, так как впервые градостроители вместе с экологами и общественностью начали под словом “обживание” подразумевать нечто большее, чем освоение человеком “ниши” для сиюминутных его нужд.

Рассматривать город как обиталище не только людей, но и растений, животных, микроорганизмов, а развитие города — как развитие обширного сообщества, было поначалу непривычно и трудно. Естественно, в начальной стадии развертывания идеи экополиса первую скрипку играли биологи. Досье вольных и невольных ошибок градостроительства и организации городского хозяйства стремительно пополнялось.

Напомним: была установлена прямая связь между использованием негерметичных мусорных контейнеров и открытых загородных свалок и резким увеличением численности ворон и галок, что, в свою очередь, повлекло за собой уменьшение числа певчих птиц и белок. Была установлена прямая связь между использованием соли для ускорения таяния снега на улицах города и ухудшением здоровья городской зелени.

Выяснилась недопустимость сплошного асфальтирования обширных площадей, резко ухудшающего баланс подземных вод и состояние почвы в прилегающих парках и скверах.

Уточнилось, что экономические потери от загрязненности атмосферы в городе гораздо больше, чем ранее считалось: к увеличению числа врачебных вызовов и бюллетеней добавились потери на коррозию металла, камня, бетона, окрашенных поверхностей…

Список долог, но важно, что наряду с потерями и ошибками выявлялись новые возможности.

Так, удалось показать и доказать, что тепло, понапрасну выбрасываемое в атмосферу промышленными предприятиями и энергосистемами, можно эффективно использовать для создания теплиц и оранжерей, что город может быть не только потребителем, но и производителем пищевых продуктов. Установили, что запрет на применение ядохимикатов в пределах города (защита здоровья людей) привел к тому, что многие ценные виды живых существ, начиная со шмелей, укрылись в городе как в убежище, и потому город следует рассматривать и как своего рода заповедник. Внимательно просчитали способность разных растений поглощать вредные вещества из воздуха города, что привело к существенному изменению представлений о нужной городу зелени…

Это, однако, было только началом. Когда было осознано, что экология — не столько биологическая, сколько социальная наука, опирающаяся на биологическое знание, представление об экополисе стало быстро расширяться и усложняться по содержанию.

Под экополисом стали понимать такую среду обитания человека и других живых существ, где духовный потенциал человеческого сообщества может раскрыться с наибольшей полнотой. Это означало прежде всего, что в городской среде мы смогли увидеть подлинную школу — не в переносном, в прямом смысле.

Рождаясь и взрослея в условиях города, человек обучается мироустройству, пониманию природы и общества не только и даже не столько на школьных уроках, сколько в процессе обыденного поведения.

Монотонность и механичность облика города вызывает острое голодание психики по многообразию впечатлений: психологи называют его сенсорным голоданием и трактуют его с полным основанием как тяжелый недуг.

Напротив, насыщенность зрительной информацией, её художественная слаженность многократно расширяет способности воображения, а значит, и способности вообще воспринимать содержательную информацию, вообще учиться чему бы то ни было. Природный комплекс города — основной тип природной среды, с которой имеет повседневное общение каждый из нас.

Это обстоятельство не означает ненужности или бессмысленности воскресного стремления “за город” (кстати, оно приводит все чаще к экологической перегрузке пригородных территорий, флора и фауна которых скудеет под напором миллионов ног).

Однако сам город должен давать человеку, особенно растущему человеку, доступную полноту непосредственного общения с природой. Следовательно, гигантские многоэтажные жилые дома, послужившие для своего времени выходом из жилищного кризиса, не могут рассматриваться нами как перспективный тип жилища.

Стабильность габаритов человеческого тела означает и стабильность нормальной соотнесённости человека с габаритами окружения, то есть принципиальное постоянство масштабности.

Значит, возрождение сформированных историей города размерностей его кварталов, улиц и площадей отнюдь не художественный каприз, а реальная необходимость, обусловленная человеческой психикой. Разумеется, человек пластичен и вынослив, он способен выдерживать и долговременное нарушение естественных для себя условий.

Однако всякое такое нарушение, если оно длится достаточно долго, являет собой постоянный стресс, ослабление и в конечном счёте снятие которого выступает как общественная необходимость.

Город существует в природном контексте, преображённом хозяйственной деятельностью человека, и потому развитие экополиса непременно означает стремление к переводу города на “безотходную технологию”. Задача ясна — свести к минимуму, в идеале вообще исключить всякое вредное воздействие города на его окружение.

Раньше казалось допустимым отвести или отвезти подальше от города его твердые, жидкие и газообразные отбросы. Со временем выяснилось, что нет такого расстояния, которое гарантировало бы и сам город от эффекта “бумеранга”, не говоря уже о недопустимости “экспорта” вредностей в природную среду.

Атмосферные потоки, подземные воды не признают границ: можно забрать воду в трёх десятках километров от пригородного парка и через несколько лет убедиться, что не хватает воды для его фонтанов; можно проложить мелиоративные каналы вдали от города и через незначительный срок обнаружить, что городские подвалы начинают заполняться водой или, напротив, деревья городского парка начинают сохнуть.

На всех, кто профессионально озабочен решением проблем города, обрушилась такая лавина новой информации, что трудно было не растеряться. Более того, чтобы в полном объеме выполнить рекомендации социоэкологов, необходимы не столько гигантские дополнительные средства, сколько огромный дополнительный труд — и интеллектуальный, и физический.

Выяснилось, что без прямого участия тысяч и тысяч горожан в процессе обживания и реконструкции города на его пути к экополису достичь цели в принципе нереально. Но ведь добровольно отдавать силы и время люди согласны только тогда, когда цель и смысл труда им понятны, когда цель и смысл становятся для них своими, внутренними.

Получилось само собой, что движение горожан в защиту своего права на участие в принятии градостроительных решений встречается со все лучше осознаваемой потребностью городских властей и нанятых ими экспертов.

Диалог проектировщиков, учёных, администраторов и тех, кого недавно ещё довольно оскорбительным образом именовали потребителями, приобретает тем самым характер объективной необходимости.

Непрост и долог путь от момента, когда стратегическую задачу осознают немногие энтузиасты, до времени, когда она осознана активным меньшинством, а затем и большинством горожан. Однако альтернативы нет.

Для осуществления идеи экополиса в каждом городе, сверхкрупном и маленьком, нужны не столько новые средства, сколько новое мышление. Проповедями, нотациями, наказаниями делу не поможешь — речь идёт ведь о том, чтобы экополисное сознание стало естественной нравственной нормой.

Речь идёт о том, чтобы свыкнуться с внутренним запретом на варварское действие в отношении ли памятника старины, или живой былинки, животного и насекомого не потому, что за это грозит наказание или порицание, а потому, что иначе и помыслить-то невозможно.

Речь идёт о том, чтобы свыкнуться с внутренней потребностью участвовать в формировании экополиса — не только орудуя лопатой или секатором, но и исследуя, осмысляя, обсуждая проекты, внося конструктивные предложения на всех уровнях городской среды.

Значит ли это, что архитектор-градостроитель окзывается лишней фигурой? Нет, напротив, именно теперь он может развернуть весь потенциал, накопленный долгой историей города. Он, однако, перестаёт быть “жрецом”, творящим проекты и предписывающим их неукоснительное соблюдение.

Он по природе своей деятельности сохраняет роль инициатора в диалоге с горожанами и приобретает дополнительно роль, эксперта, способного придать грамотную в техническом отношении форму предложениям и критическим замечаниям, поступающим от самих горожан.

Архитектору в наше время приходится овладевать дополнительной квалификацией — проекты и планы следует разумеется, разрабатывать на чётком профессиональном языке, но, чтобы они были понятны, их нужно перевести на образный и литературный язык, вразумительный для каждого интеллигентного человека.

Умение осуществлять такого рода “перевод” накапливается быстро, и пора от разрозненных экспериментов переходить к нормальной практике. Авторы книги были среди тех, кто четверть века работы посвятил деятельности такого рода, и нас не может не радовать тот факт, что процесс преобразования эксперимента в норму уже начался.

Необходимо и встречное движение. Для того чтобы “уличить” проектировщика, достаточно бывает и одного темперамента, помноженного на какую-то одну простую мысль (вроде утверждения, что следует сохранять “все”, что осталось от прошлого).

Для того чтобы вести с архитектором конструктивный диалог, следует иметь углубленное представление о природе города, о языке, на котором жизнь города может быть отражена в полноте.

Таким представлением должны обладать сегодня все, без него нет и полноправного горожанина.

Источник: http://www.glazychev.ru/books/mir_architectury/glava_9/glava_09-03.htm

От мегаполиса к экополису

Мегаполис и экополис
Регионализм и колонизация которая нам нужна

В одной из своих заметок я писал о таком явлении как «13 квартал». Суть в том, что во всех мегаполисах с неизбежностью происходит образование маргинальных гетто, и это абсолютно объективный процесс.

В упомянутой заметке я лишь вскользь упомянул об альтернативном, по отношению к мегаполисам, развитию. Это небольшие, компактные, условно самодостаточные (автаркичные) и расположенные в экологически чистом месте поселения — экополисы.

Но обо всем по порядку.

Проблема перенаселенности — одна из самых из наиболее важных в современный период. Большие города стали, по сути, могильниками для человека, неблагоприятная экологическая ситуация, психологические стрессы от ежедневного столкновения в рамках человеческого муравейника делают свое дело.

Да, города действительно притягивают наиболее активных и успешных людей, но в то же время и маргиналов, паразитирующих в условиях города. В западных государствах социальная политика позволяет целым группам населения жить и не работать, попросту получая пособия. Как результат, тысячи и тысячи человек просто паразитируют на обществе, не привнося ничего в его развитие.

Это и в том числе проблемы иммиграции стали причиной для появления «13 квартала».

Вместе с тем, начиная с послевоенных лет, происходит процесс деурбанизации. Деурбанизация, как и собственно урбанизация, это также процесс объективный, он связан прежде всего с появлением качественных и быстрых автодорог, в результате чего время на дорогу заметно сокращается и нет нужды жить близко к месту работы.

Кроме того, процесс существенно усиливается ипотекой, позволив среднему классу обзавестись собственным домом взамен удушливой квартиры.

Необходимо отметить, что в некоторых случаях деурбанизация вызывала гибель городов-гигантов, — таких, как, например, Детройт, известный машиностроительный гигант, в этом городе расположены штаб квартиры Дженерал Моторс, Форд Моторс, ДаймлерКрайслер.

Город стал пустеть именно в результате переселения значительной части среднего класса в пригороды. Автомобильная программа президента Эйзенхаура повысила качество и протяженность дорог, добираться до места работы стало возможно и из пригородов. Уже упомянутая ипотека также стимулировала покупку нового жилья.

Вместе со средним классом переезжала и сфера услуг, в результате цены на недвижимость в покидаемых районах падали, и в некогда богатые районы стало переезжать черное население, работавшее на автомобильных заводах. В итоге цены упали до рекордной отметки, и многие районы превратились в черное гетто, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Но деурбанизация не решает проблемы перегрузки городов, так как носит стихийный, неконтролируемый характер. А стихийность не может решить проблему перенаселения, стихийность может ее только усилить.

современное состояние Детройта, госпиталь «Понтиак»

В России урбанизация вылилась в создании одного гипер-мегаполиса. В Москве сконцентрировано все, и политическая жизнь, и экономическая, и финансовая.

Например, в США существует ряд альтернативных друг другу центров, и в результате этого существует реальная региональная жизнь, тогда как у нас жизнь есть только в Москве, отчасти в Питере, остальное влачит крайне жалкое существование.

Поэтому вопрос о повышении роли регионов тема известная и предельно раскрученная. Раскрученная до того, что сейчас мэйнстримной выглядит идея, выделения из России европейских, русских регионов вроде Великого Новгорода и создание Сообщества (конфедерации) Русских Республик.

Но выделив из России русские регионы, проблемы сверх централизации не решить. В регионах просто нет необходимых интеллектуальных кадров, способных поставить нормальное государство. Все наиболее успешные и предприимчивые люди находятся в Москве, либо вообще за пределами России.

Собственно и идеологи «русского сепаратизма» отнюдь не провинциалы, как правило, это москвичи или питерцы. Самим провинциалам дискурс русского сепаратизма практически не знаком. Есть правда центробежные тенденции со стороны региональной элиты, но это уже несколько другая история.

Единственный верный рецепт развития регионов — это постепенное освобождение Москвы от избыточных функций. Прежде всего, это передача части функций профильным регионам, так, например, управленческий состав энергетического комплекса может переместиться в Пермь. Лесное хозяйство — в Иркутск или какой либо подходящий для этого сибирский город.

Собственно упомянутые города не есть плод моей фантазии, процесс рассредоточения московских полномочий действительно происходит, весь вопрос во времени и качестве этого процесса. Собственно Москву лучше всего разделить на несколько городов, кстати, до 60 годов прошлого века так и было.

Москва должна вернутся в пределы Садового кольца, и стать богатым респектабельным городом, являющимся больше культурно-историческим центром. Необходимо усложнить возможность приобретения недвижимость в Новой Москве, по аналогии со швейцарскими кантонами, когда сами жители решают, достоин тот или иной человек жить с ними рядом или нет.

Ну и столичные функции более оптимально передать другому городу, лучше всего – куда-нибудь в Сибирь.

Другим способом развития регионов и преодоление перенаселения городов является идея создания сети экополисов. Т.е. небольших, компактных городов, расположенных в благоприятной для жизни местности.

Экополис – относительно самостоятельный (автаркичный) населенный пункт с населением от нескольких сотен до нескольких тысяч человек. Отличается реальным местным самоуправлением. Под автаркичностью здесь понимается скорее обособленность по отношению к мегаполису или городу. Т.е.

экополис имеет свою систему коммуникаций и не зависит от города или мегаполиса соответственно. Грубо говоря, экополис это не дачный или коттеджный поселок, напрямую зависимый от города или мегаполиса.

Экополис, и это следует из его названия, это поселение образованное в экологически чистом месте, технологии им используемые не приносят вреда окружающей среде, либо вред приносимый этими технологиями минимален и подлежит скорейшему восстановлению.

Очевидно, что государство не будет участвовать в проекте экополизации России. Но на самом деле это и не нужно, главное, что бы не мешали.

Тут закономерно возникает вопрос, а кто это будет делать? Ведь для этого нужны ресурсы, лоббирование в необходимых инстанциях, люди готовые стать новыми русскими колонистами, планы, соответствующая инфраструктура и так далее. Единственные кто способен взвалить на себя всю эту работу, это русские консорции.

Либо объединение нескольких русских консорций на паритетных началах. И тут совершенно уместно вспомнить опыт США, где подобные экополисы уже давно и эффективно существуют. Почти все наиболее субъектные силы в Соединенных Штатах имеют такого рода поселения.

Они есть и белой милиции, и у черных «расистов-мусульман» из «Nation of Islam» и у многих других.

Если в Нью Йорке и других американских городах население смешанное, то в консорциалистких американских экополисах, оно единообразное, черные или соответственно белые просто не смогут попасть в такие места, так как действует право частной собственности, да и делать там чужим особенно нечего. Вряд ли кому то очень хочется нарваться на «черных горилл» или мичиганскую милицию во всеоружии. Т.е. АПАРТЕИД это не сколько прошлое, сколько настоящее, весь вопрос в умении грамотно расставить акценты.

Нельзя не отметить, что возможно впервые, более предметно о гибельности больших городов для человека, заговорили в 3 Рейхе. Перенаселенная, даже в то время Германия, нуждалась в новом жизненном пространстве, в связи с чем, и была принята программа «Лебенсраум».

Сам термин был адаптирован еще до 1 мировой войны, но концептуально идея оформилась уже после 1 мировой войны, и по сути вызвала вторую мировую. Суть программы «Лебенсраум», заключалась в завоевании и заселении необходимого для естественного развития германской нации пространства.

Идеологи третьего рейха уделяли значительное внимание расселению городов и созданию небольших поселений в благоприятных, природных условиях. Т.е. речь не шла о простом заселении, суть плана была именно в расселении масс немцев, которые бы жили на экологически чистой земле, и полноценно развивались.

Кроме того, здоровый дух колонистов освежил бы нацию, выявив наиболее крепких и сильных людей, преодолевающих первые трудности, связанные с освоением новых земель. Но в нашем случае, колонизация будет идти не вовне, а в глубь.

Мы в отличии, от Германии не страдаем от недостатка пригодной для проживания земли, и поэтому наша цель заняться наконец то самой Россией. Русские очень долго развивали чужие земли, и это было понятно и необходимо в контексте строительства империи, сейчас мы никакая не империя и самое время уже заняться собой.

Хватит уповать на государство, и хныкать, что оно ничего для нас не делает, это и хорошо, что мы предоставлены сами себе. Из нынешнего безвременья выйдут новые лидеры, уповающие на собственные силы, а не терпилы и нытики.

Русским консорциям, которые нацелены на реальную, а не политиканствующую работу необходимо задуматься конкретно о своем будущем. О том, как мы будем существовать в этом мире.

Думаю, будет уместно процитировать статью Sidi Харуна о русских консорциях и их перспективах:

В отличие от политических националистов консорции не могут жить по принципу: «когда мы придем к власти, то…».

К власти ни мы, ни вы можем не придти в ближайшие несколько поколений, но отличие консорции от партии заключается в том, что у нее есть проблемы, которая она должна решать здесь и сейчас. Поэтому консорция исходит из наличия той власти, что есть сейчас и стремится влиять на нее и взаимодействовать с ней.

Однако не только эта власть, но и вся существующая система и государственность может через какое-то время рухнуть. В этой ситуации остро встанет вопрос окончательного лишения русских жизненного пространства и нашего исчезновения как вида.

Экополисы это реальное приложение сил русских консорциалистов. В городах мы попросту сгнием, поэтому единственной опорой новых жизнеспособных сил русского народа могут стать новые русские колонисты. Избавленные от слабого и вечно жалующегося элемента, а такие не способны быть колонистами в принципе, русские консорциалисты смогут стать реальным цементом новой русской нации.

P.S. Данная публикация является если так можно выразится демоверсией, более внушительного исследования по поставленной проблеме, тому кто хочет ознакомится с этой работой более подробно следует следить за новостями норм_блога, именно на этом сообществе и будет выложено данное исследование.

Источник: https://norm-blog.livejournal.com/28966.html

Refy-free
Добавить комментарий