Мастерство Гавриила Державина в создании образа Екатерины II в оде Фелица

Мастерство Гавриила Державина в создании образа Екатерины II в оде “Фелица”

Мастерство Гавриила Державина в создании образа Екатерины II в оде Фелица

Усиление в поэзии личностного начала, а в некоторых произведениях преимущественное к нему внимание было велением времени и логикой развития художественного творчества. В стихах Державина с небывалой полнотой раскрывается противоречивый образ человека, живого, естественного, с его достоинствами и пороками, взлетами и падениями. Излюбленный поэтический прием поэта – противопоставление.

Он выявляет диалектическую связь противоречий в их единстве. В оде “Бог” мы видим удивительную антитезу:

Я телом в прахе истлеваю,

Умом громам повелеваю.

Я царь – я раб – я червь – я Бог!

Обновлению поэзии способствовал “забавный русский слого Державина. Соединяя слова “высокие” и “низкие”, что было строжайше запрещено теорией “трех штилей”, поэт добивался большей выразительности повествования. Закономерно обращение Державина и фольклору, к героям из народа.

Он любуется русскими девушками, пляшущими “в лугу весной бычка”: “как, склонясь главами, ходят, башмачками в лад стучат, тихо руки, взор поводят и плечами говорят”.

Яркая гражданская направленность творчества поэта, его требование “змеей пред троном не сгибаться, стоять и правду говорить”, его призыв к “всевышнему Богу” покарать лукавых земных царей за их мздоимство, злодейство, за их “неправду”, что “зыблет небеса”, получили высокое признание у прогрессивных писателей последующих поколений, в первую очередь у декабристов.

Значительное расширение объекта поэзии требовало новых форм выражения. Непосредственное “разрушение” жанра торжественной оды Державин начал своей “Фелицей”, соединив в ней похвалу с сатирой.

Ода состоит из трех частей: вступления, основной части, заключения. Вступление, в свою очередь, подразделяется на две темы. Первая написана в одическом стиле, определяет сюжет, проблемы, образы стихотворения, его связь со “Сказкой о царевиче Хлоре”.

Во второй строфе появляются иронические и сатирические ноты:

Мятясь житейской суетою,

Сегодня властвую собою,

А завтра прихотям я раб.

Основная часть по тематике распадается на три” стихотворения, в которых каждый раз по-новому решается проблема Монарха и Поэта. Заключительная часть оды содержит две темы. С одной стороны, это тема Поэта и Творчества; с другой -“богоподобной” Фелицы. Связывают все части в единое целое мотивы “Сказки о царевиче Хлоре”.

В произведении содержится прямое сопоставление императрицы и ее окружения, предшествующих правителей, поэта-повествователя. Образ Екатерины II неоднозначен. Он раскрывается перед читателем в разных видах: человек – императрица – богиня.

Русская ода, как правило, бессюжетное произведение. В основе ее лежит не рассказ о событии или человеке, а чувство, вызванное этим событием. Державин, нарушая сложившуюся традицию, создал целый ряд “сюжетных” од.

Сказка Екатерины II стала не только образным, но и сюжетным источником для оды “Фелица”. Как царевич Хлор искал розу без шипов, то есть добродетель, так и мурза-повествователь ищет свой идеал в жизни и находит его в лице русской императрицы.

Ода “Фелица”, бессюжетная в своей основе, содержит три направления тематической организации текста: рассказ о развлечениях Анны Иоанновны, описание дня жизни русской императрицы Екатерины II, сатирическое изображение занятий ее вельмож.

Последнее богато бытовыми подробностями: после довольно позднего пробуждения сановник пьет кофе, только входивший тогда в моду, мечтает о славе и подвигах, курит трубку.

Пиры, любовные утехи, охоты, скачки – вот чем наполнен его день. Вечером он гуляет по набережной Невы, слушает музыку. Дома ждет его семейный уют, трубка, вечернее чтение.

Праздность, скука, однообразие серых дней.

В изображении монархини Державин отступает от требований оды. Образ Екатерины II меняется в произведении в зависимости от задач автора: показать прогрессивного государственного деятеля или человека с многосторонними интересами, доброго, великодушного, простого. В первой части оды перед нами обычная земная женщина, скромная, со спокойным, ровным характером.

Она любит ходить пешком, много читает, пишет. Журналы того времени, зафиксировавшие дела императрицы, воспоминания современников не противоречат ее описанию в державинской оде. Державина интересуют прежде всего нравственные достоинства государыни:

… Кротости ходя стезею,

Благотворящею душою

Полезных дней проводишь ток.

Екатерина противопоставлена своему покойному мужу, царю Петру III, погибшему в результате заговора с участием императрицы. Об этом в оде лишь тонкий намек – сравнение царственных особ. Петр III ненавидел Россию, боялся народа, презирал его обычаи.

Он покровительствовал иностранцам, ввел французский этикет, заключил позорный мир с побежденной Пруссией. Екатерина II всегда думала о благе России; по происхождению немка, она писала свои литературные произведения и указы по-русски, ходила в русском сарафане. Современникам был понятен глубокий подтекст скрытого сравнения, хотя Петр III не назван по имени.

Во второй части оды Екатерина II – выдающийся государственный деятель, прогрессивная правительница, философ.

Она заботится о благе Отечества, принимает новый свод законов, разрешает издавать сатирические журналы, проводит административно-территориальное деление России, отказывается принять от сената и дворянства титулы “Великая”, “Премудрая”, “Мать Отечества”.

Просвещенную Екатерину II автор противопоставляет невежественной Анне Иоанновне: одну из них можно сравнить с Иваном Грозным и Петром I, другая известна как любовница конюшего Бирона.

Но важнейший критерий оценки, по мнению поэта, – их нравственные качества и, в конечном счете, отношения между Монархом и Народом.

В третьей части оды образ императрицы теряет связь с бытом, возвышается над проблемами личной жизни, обретает черты философа-гуманиста. Растет дистанция между Поэтом и Монархом, происходит обожествление героини:

Фелицы слава – слава Бога,

Который брани усмирил;

Который сира и убога

Покрыл, одел и накормил,

Который оком лучезарным

Шутам, трусам неблагодарным

И праведным свой свет дарит;

Равно всех смертных просвещает,

Больных покоит, исцеляет,

Добро лишь для добра творит.

Русский одописец причислил Екатерину II к писателям-просветителям, чье творчество служит на благо Отечества. Поэт признает, что императрица “из своего пера блаженство смертным проливает”.

Державин первым в русской литературе остро поставил проблему Поэт и Власть. Он говорил о свободе творчества, о праве поэта вступать в спор с сильными мира сего, быть пророком в своем Отечестве. Того, кто сделал свое творчество источником обогащения и средством получения царских милостей, Державин считал недостойным звания поэта.

В создании образа императрицы поэт использует различные приемы. Чаще всего это прямая авторская характеристика;

Не слишком любишь маскарады,

А в клоб не вступишь и ногой…

Иногда используется косвенная характеристика – Державин ссылается на народную молву об императрице:

Слух идет о твоих поступках,

Что ты нимало не горда;

Любезна и в делах и в шутках,

Приятна в дружбе и тверда…

Изображая Екатерину II, поэт использует богатый по звуковому содержанию стих:

Подай, Фелица, наставленье:

Как пышно и правдиво жить,

Как укрощать страстей волненье

И счастливым на свете быть.

В русском стихе повторение звука “а” означает великолепие, широту, глубину, вышину. Частое употребление “е” и “и” указывает на нежность и ласку.

Ода наполнена звуками музыки: слышны “звон арфы сладкогласной “, песни “работных людей”, звуки органа и волынки, мелодия рогового оркестра. Слышим мы и своеобразные ритмы города: стук колес “кареты английской”, скрип ярмарочных качелей, плеск весел, смех гуляющих обывателей.

В повествовании много слов, раскрывающих понятия “свет”, “сияние”, “блеск”, “звезда”… Обожествляя героиню, поэт восклицает:

Тебе единой лишь пристойно,

Царевна! Свет из тьмы творить!

Для ритмической организации текста автор часто использует анафору, то есть повторение слов в строке:

Вещай, премудрая Фелица!

Где отличен от честных плут?

Где старость по миру не бродит?

Заслуга хлеб себе находит?

Где месть не гонит никого?

Где совесть с правдой обитают?

Где добродетели сияют?

Ода написана четырехстопным ямбом, что соответствует канонам классицизма. Чередуются мужские и женские рифмы в перекрестной, смежной и кольцевой рифмовке, как в одах Ломоносова.

В первой части оды наблюдается смешение высокой и низкой лексики, используются просторечия и варваризмы, неточные рифмы. Во второй и третьей части язык “благороден,, много церковнославянизмов, риторических восклицаний и вопросов.

Ода произвела сильное впечатление на современников Державина: “… у каждого читать по-русски умеющего очутилась она в руках”.

Ермил Костров отметил, что автор “обрел” в русской поэзии “путь непротоптанный и новый”.

В своей оде “Фелица” поэт показал мир многозвучный и многоцветный, в его вечном движении и изменениях, безгранично раздвинул рамки поэтического, создал реальную картину описываемого времени.

Источник: https://lit.ukrtvory.ru/masterstvo-gavriila-derzhavina-v-sozdanii-obraza-ekateriny-ii-v-ode-felica/

Анализ оды «К Фелице» (Г. Р. Державин) | Литрекон

Мастерство Гавриила Державина в создании образа Екатерины II в оде Фелица

Самый Зелёный · 16.05.2019

Гавриил Романович Державин – русский поэт XVIII века. В своих работах он придерживался такого направления, как классицизм, и часто обращался к жанру оды. Поначалу на его творчество влияли произведения предшественников, в частности, А. П. Сумарокова и М. В.

Ломоносова. Где-то в начале 80-х годов XVIII века начинается самостоятельный поэтический путь Державина. Он как бы реформирует классицистические традиции, используя в своих одах более звучный и эмоциональный язык и смешение высокого стиля речи с просторечным.

 

История создания 

Ода «К Фелице» стала одним из самых знаковых произведений Державина. История публикации этого произведения весьма интересна. Изначально поэт не хотел его печатать, так как в тексте он смело и сатирически изображает фаворитов Екатерины II.

Он даже хотел опубликоваться под псевдонимом, потому что боялся мести вельмож. Но в 1783 году ода быстро распространилась среди аристократических кругов и дошла до императрицы. На удивление, та оценила содержательную часть и новаторские методы Державина.

При ее содействии работа «К Фелице» была напечатана в новом литературном журнале княгини Е. Р. Дашковой «Собеседник любителей русского слова».

Сама Екатерина II пожаловала золотую табакерку с пятьюстами червонцами и довольно саркастической надписью: «Из Оренбурга от Киргизской Царевны мурзе Державину».

Кому посвящена ода «К Фелице»? В произведении есть подзаголовок: 

«Ода к премудрой Киргиз-кайсацкой царевне Фелице, писанная Татарским Мурзою, издавна поселившимся в Москве, а живущим по делам своим в Санкт-Петербурге. Переведена с арабского языка». 

Автор использует имя «Фелица» неслучайно – так звали героиню «Сказки о царевиче Хлоре», написанной самой Екатериной II. Таким образом, он практически прямолинейно говорит, к кому обращается в оде.

Широкая публика узнает о поэте в 1782 году после публикации оды «К Фелице». Державин получает императорское признание своего таланта.

После этого он занимается более патриотичными одами, и в печать выходят «На взятие Измаила», «Водопад», «На смерть князя Мещерского» и другие. Кроме того, он увлекается переводами античной поэзии.

Впоследствии он начал писать свои собственные стихотворения, основанные на произведениях древних авторов, однако он добавлял туда национальный колорит – русский быт и родные пейзажи.

Одним из самых знаменитых трудов поздней лирики Державина является стихотворение «Памятник», написанное в 1795 году. Здесь он выражает свое видение одной из вечных проблем – памяти человека и памяти о человеке. 

Жанр, направление, размер

Жанром, в котором написано произведение «К Фелице», является ода – хвалебная, торжественная песнь, посвященная какому-либо герою или событию государственной значимости.

И хотя Державин не придерживался строго классицистических канонов, «К Фелице» относится именно к этому направлению. Поэт восхваляет императрицу и признает ее заслуги, однако он обращает внимание на ее жесткость в отношении поданных. Подобные темы не могли быть в похвальной песне.

Кроме этого, сатирический оттенок произведения приближает его к такому литературному жанру, как травестия – это пародирование различных жанров, где происходит смешение высокой лексики с бытовой, разговорной, а героические персонажи становятся более простыми, низменными.

Сам поэт считал это своей главной заслугой и называл «забавным русским слогом». Державин также расширяет тематическое содержание жанров. Ранее в одах всегда звучали государственная мысль, восхваление правителя, интересы отечества. Державин же привносит что-то личное, интимное, чувственное, повседневное.

Пожалуй, его творчество в какой-то мере находится на стыке классицизма и сентиментализма. 

Размер, которым написана ода, – четырехстопный ямб с пиррихием. Это помогает автору поддерживать общую интонацию произведения – восторженность и торжественность. 

Композиция

Композиция оды неоднородна и непоследовательна: в тексте присутствует центральный образ «богоподобной царевны», который развивается на протяжении всего произведения; ему противопоставлены её «мурзы» и сам лирический герой. Поэтому отсюда следует вывод, в основе композиции лежит такой прием, как антитеза.

Образы героев

Система образов в оде «К Фелице» весьма многогранна.

  1. Фелица – центральный образ в произведении. Он очень многоплановый, что нехарактерно для классицистического направления. В отличие от предшественников, Державин не создает безликий облик героини, а как будто рисует портрет реального человека. Он упоминает привычки и занятия Фелицы, ее образ жизни, например: «Почасту ходишь ты пешком, / И пища самая простая / Бывает за твоим столом». Поэтому очень легко понять, к кому из действительно существующих людей обращается поэт, пускай он и не описывает внешность персонажа. Изображение Фелицы лишено гнева и откровенного осуждения: в нем преувеличены положительные черты, но отрицательные упоминаются вне связи с царицей. Они как будто больше свойственны окружению и системе в целом, чем самой Екатерине Второй.
  2. В тексте присутствует образ лирического героя («татарского мурзы»), с помощью которого Державин выражает свое отношение к Екатерине Великой. Это чувство восхищения ее деятельностью и личностью – просвещенная императрица внедряла в Россию много полезного, например, систему среднего образования. Однако автор вложил в образ много самоосуждения, ведь он говорит из уст типичного дворянина — развратного, глупого и бестолкового, который только мечтает, но ничего не делает. Через этот прием Державин (выходец из бедной семьи) демонстрирует то, как далеки высокопоставленные вельможи от нравственного идеала, который Фелица навязывает в произведениях своего сочинения. Образ автора впитал в себя все негативные черты знати, которая лишь паразитировала на государстве.
  3. Восхищенные взгляды, увы, вызывает только Фелица, а ее окружение, напротив, исключительно презрение. Автор через лирического героя смеется над слабостями и пороками фаворитов Екатерины II, и это придает оде сатирический оттенок. Позднее, будучи придворным поэтом, Державин не постесняется прямо написать, кого имел в виду в своем произведении – князей А. Г. Орлова, П. И. Панина, Г. А. Потемкина, П. А. Вяземского и Л. В. Нарышкина. Он высмеивал их любовь к дорогим развлечениям, плотским удовольствиям, обильной еде и так далее. 

Темы и проблемы 

  • Основной темой оды является похвала деятельности и уму царицы. Несмотря на шутливую форму повествования, Державин действительно восхищался императрицей. Ее образ жизни он противопоставлял лености и бесполезности дворянского сословия: она предпочитала простую пищу, уделяла много времени физическому и умственному труду, занималась государственными делами и не стремилась к славе. Но это не ослепляло его, поэтому он обращался к ней через свой поэтический текст с советами: просил судить по закону всех одинаково, независимо от чина и статуса; порицал ее «пашей», то есть помощников, которые только живут в роскоши, но не помогают с правлением. 
  • Произвол и порочность окружения царицы — основная проблема оды «К Фелице». Поэт обличает чревоугодие, праздность, невежество и слабость государственных мужей, которые компрометируют императрицу.
  • Проблема права и бесправия, справедливости и несправедливости также прослеживается в тексте. Автор признает, что правосудие в руках царицы, но все же напоминает ей о том, что она пропагандирует следование заветам эпохи Просвещения, а значит, должна быть более демократичной и судить всех по заслугам, а не по чинам.
  • Еще одна тема произведения — просвещение. Автор иронично описывает досуг типичного дворянина: игры в дурака с женой, детские забавы, пиры и походы к портному. Ему он противопоставляет тягу императрицы к знаниям и ученым трудам. Однако он не устает подчеркивать контраст между тем, что восхваляет царица, и тем, что окружает ее на самом деле. 
  • Двойные стандарты элиты также стали темой для раздумья Державина. Он серьезно и вместе с тем шутливо перебирает достоинства страны Фелицы, где можно говорить все и не бояться казни. Он с тоном знатока перебирает виды телесных наказаний, применяемых в России, но говорит, что этого можно не бояться (еще бы, ведь повествование идет от лица вельможи, а не простого человека). Однако на практике это не так, ведь автор сравнивает свою идиллию с розой без шипов, то есть с тем, чего не бывает.

Источник: https://litrekon.ru/analiz-proizvedenij/k-felitse-derzhavin/

Фелица. Державин Г.Р. Анализ оды

Мастерство Гавриила Державина в создании образа Екатерины II в оде Фелица

Ода «Фелица» (1782) – первое стихотворение, сделавшее имя Гаврилы Романовича Державина знаменитым, ставшее образцом нового стиля в русской поэзии.

Свое название ода получила от имени героини «Сказки о царевиче Хлоре», автором которой была сама Екатерина и этим именем, которое в переводе с латинского значит счастье, она названа и в оде Державина, прославляющей императрицу и сатирически характеризующей ее окружение. История этого стихотворения весьма интересна и показательна.

Написано оно было за год до публикации, но сам Державин не хотел его печатать и даже скрывал авторство. И вдруг в 1783 г. Петербург облетела новость: появилась анонимная ода «Фелица», где были выведены в шуточной форме пороки известных вельмож, приближенных Екатерины II, которой ода была посвящена.

Петербургские жители были немало удивлены смелостью неизвестного автора. Оду старались достать, прочесть, переписать. Княгиня Дашкова, приближенная императрицы, решилась напечатать оду, Кричем именно в том журнале, где сотрудничала сама Екатерина II.Ha следующий день Дашкова застала императрицу всю в слезах, а в руках у нее был журнал с державинской одой.

Императрица поинтересовалась, кто написал стихотворение, в котором, как она сама сказала, так точно ее изобразил, что растрогал до слез. Так рассказывает эту историю Державин.В «Фелице» Державин выступил как смелый новатор, сочетающий стиль хвалебной оды с индивидуализацией персонажей и сатирой, внося в высокий жанр оды элементы низких стилей.

Впоследствии сам поэт определил жанр «Фелицы» как «смешанную оду». Державин утверждал, что, в отличие от традиционной для классицизма оды, где восхвалялись государственные лица, военачальники, воспевались торжественного события, в «смешанной оде», «стихотворец может говорить обо всем».

 Читая стихотворение «Фелица», убеждаешься, что Державину, действительно, удавалось вносить в поэзию смело взятые из жизни или созданные воображением индивидуальные характеры реальных людей, показанных на фоне колоритно изображенной бытовой обстановки. Это делает его стихи яркими, запоминающимися и понятными не только для людей его времени.

И сейчас мы можем с интересом читать стихотворения этого замечательного поэта, отделенного от пас огромной дистанцией в два с половиной столетия. Классицизм запрещал соединять в одном произведении высокую оду и сатиру, относящуюся к низким жанрам.

Но Державин даже не просто их сочетает в характеристике разных лиц, выведенных в оде, он делает нечто совсем небывалое для того времени. «Богоподобная» Фелица, как и другие персонажи в его оде, тоже показана обытовленно («Почасту ходишь ты пешком…»).

Вместе с тем, такие подробности не снижают ее образ, а делают более реальным, человечным, как будто точно списанным с натуры.Но далеко ие всем это стихотворение понравилось так же, как императрице. Многих современников Державина оно озадачило и встревожило.

Что же было в нем такого необычного и даже опасного?С одной стороны, в оде «Фелица» создается вполне традиционный образ «богоподобной царевны», в котором воплощено представление поэта об идеале преосвященного монарха.

Явно идеализируя реальную Екатерину II, Державин в то же время верит в нарисованный им образ:Подай, Фелица, наставленье:Как пышно и правдиво жить,Как укрощать страстей волненьеИ счастливым на свете быть?С другой стороны, в стихах поэта звучит мысль не только о мудрости власти, но и о нерадивости исполнителей, озабоченных своей выгодой:Везде соблазн и лесть живет,Пашей всех роскошь угнетает.Где ж добродетель обитает?Где роза без шипов растет?Сама по себе эта мысль не была новой, но за образами вельмож, нарисованных в оде, явно проступали черты реальных людей:Кружу в химерах мысль мою:То плен от персов похищаю,То стрелы к туркам обращаю:То, возмечтав, что я султан,Вселенну устрашаю взглядом;То вдруг, прельщался нарядом,Скачу к портному по кафтан.В этих образах современники поэта без труда узнавали фаворита императрицы Потемкина, ее приближенных Алексея Орлова, Панина, Нарышкина. Рисуя их ярко сатирические портреты, Державин проявил большую смелость – ведь любой из задетых им вельмож мог разделаться за это с автором. Только благосклонное отношение Екатерины спасло Державина.Но даже императрице он осмеливается дать совет: следовать закону, которому подвластны как цари, так и их подданные:Тебе единой лишь пристойно,Царевна, свет из тьмы творить;Деля Хаос на сферы стройно,Союзом целость их крепить;Из разногласия – согласьеИ из страстей свирепых счастьеТы можешь только созидать.Эта любимая мысль Державина звучала смело и высказана она была простым и попятным языком.Заканчивается стихотворение традиционной хвалой императрице и пожеланием ей всех благ:Да, их простря сафирны крылы,От всех болезней, зол и скуки;Да дел твоих в потомстве звуки,Как в небе звезды, возблестят.

Ода “Фелица”[1]

Богоподобная царевнаКиргиз-Кайсацкия орды[2]!Которой мудрость несравненнаОткрыла верные следыЦаревичу младому ХлоруВзойти на ту высоку гору,Где роза без шипов растет,Где добродетель обитает, —Она мой дух и ум пленяет,

Подай найти ее совет.

Подай, Фелица! наставленье:Как пышно и правдиво жить,Как укрощать страстей волненьеИ счастливым на свете быть?Меня твой голос возбуждает,Меня твой сын препровождает[3];Но им последовать я слаб.Мятясь житейской суетою,Сегодня властвую собою,

А завтра прихотям я раб.

Мурзам твоим не подражая[4],Почасту ходишь ты пешком,И пища самая простаяБывает за твоим столом;Не дорожа твоим покоем,Читаешь, пишешь пред налоем[5]И всем из твоего пераБлаженство смертным проливаешь;Подобно в карты не играешь,

Как я, от утра до утра.

Не слишком любишь маскарады,А в клоб не ступишь и ногой;Храня обычаи, обряды,Не донкишотствуешь собой;Коня парнасска не седлаешь[6],К духам в собранье не въезжаешь,Не ходишь с трона на Восток[7];Но кротости ходя стезею,Благотворящею душою,Полезных дней проводишь ток.А я, проспавши до полудни[8],Курю табак и кофе пью;Преобращая в праздник будни,Кружу в химерах мысль мою:То плен от персов похищаю,То стрелы к туркам обращаю;То, возмечтав, что я султан,Вселенну устрашаю взглядом;То вдруг, прельщаяся нарядом,

Скачу к портному по кафтан.

Или в пиру я пребогатом,Где праздник для меня дают,Где блещет стол сребром и златом,Где тысячи различных блюд:Там славный окорок вестфальской,Там звенья рыбы астраханской,Там плов и пироги стоят,Шампанским вафли запиваю;И все на свете забываю

Средь вин, сластей и аромат.

Или средь рощицы прекраснойВ беседке, где фонтан шумит,При звоне арфы сладкогласной,Где ветерок едва дышит,Где все мне роскошь представляет,К утехам мысли уловляет,Томит и оживляет кровь;На бархатном диване лежа,Младой девицы чувства нежа,

Вливаю в сердце ей любовь.

Или великолепным цугом[9]В карете англинской, златой,С собакой, шутом или другом,Или с красавицей какойЯ под качелями гуляю;В шинки пить меду заезжаю;Или, как то наскучит мне,По склонности моей к премене,Имея шапку набекрене,

Лечу на резвом бегуне[10].

Или музыкой и певцами,Органом и волынкой вдруг,Или кулачными бойцами[11]И пляской веселю мой дух;Или, о всех делах заботуОставя, езжу на охотуИ забавляюсь лаем псов[12];Или над невскими брегамиЯ тешусь по ночам рогами[13]

И греблей удалых гребцов.

Иль, сидя дома, я прокажу[14],Играя в дураки с женой;То с ней на голубятню лажу,То в жмурки резвимся порой;То в свайку с нею веселюся,То ею в голове ищуся;То в книгах рыться я люблю,Мой ум и сердце просвещаю,Полкана и Бову читаю[15];

За библией, зевая, сплю.

Таков, Фелица, я развратен!Но на меня весь свет похож.Кто сколько мудростью ни знатен,Но всякий человек есть ложь[16].Не ходим света мы путями,Бежим разврата за мечтами.Между лентяем и брюзгой[17],Между тщеславья и порокомНашел кто разве ненароком

Путь добродетели прямой.

Нашел,— но льзя ль не заблуждатьсяНам, слабым смертным, в сем пути,Где сам рассудок спотыкатьсяИ должен вслед страстям идти;Где нам ученые невежды,Как мгла у путников, тмят вежды?Везде соблазн и лесть живет,Пашей всех роскошь угнетает.—Где ж добродетель обитает?

Где роза без шипов растет?

Тебе единой лишь пристойно,Царевна! свет из тьмы творить;Деля Хаос на сферы стройно[18],Союзом целость их крепить;Из разногласия согласьеИ из страстей свирепых счастьеТы можешь только созидать.Так кормщик, через понт плывущий,Ловя под парус ветр ревущий,

Умеет судном управлять.

Едина ты лишь не обидишь,Не оскорбляешь никого,Дурачествы сквозь пальцы видишь,Лишь зла не терпишь одного;Проступки снисхожденьем правишь,Как волк овец, людей не давишь,Ты знаешь прямо цену их.Царей они подвластны воле,—Но богу правосудну боле,

Живущему в законах их.

Ты здраво о заслугах мыслишь,Достойным воздаешь ты честь,Пророком ты того не числишь,Кто только рифмы может плесть,А что сия ума забаваКалифов добрых честь и слава.Снисходишь ты на лирный лад:Поэзия тебе любезна,Приятна, сладостна, полезна,

Как летом вкусный лимонад.

Слух идет о твоих поступках,Что ты нимало не горда;Любезна и в делах и в шутках,Приятна в дружбе и тверда;Что ты в напастях равнодушна,А в славе так великодушна,Что отреклась и мудрой слыть[19].Еще же говорят неложно,Что будто завсегда возможно

Тебе и правду говорить.

Неслыханное также дело,Достойное тебя одной,Что будто ты народу смелоО всем, и въявь и под рукой,И знать и мыслить позволяешь[20],И о себе не запрещаешьИ быль и небыль говорить;Что будто самым крокодилам,Твоих всех милостей зоилам,

Всегда склоняешься простить.

Стремятся слез приятных рекиИз глубины души моей.О! коль счастливы человекиТам должны быть судьбой своей,Где ангел кроткий, ангел мирной,Сокрытый в светлости порфирной,С небес ниспослан скиптр носить!Там можно пошептать в беседах[21]И, казни не боясь, в обедах

За здравие царей не пить.

Там с именем Фелицы можноВ строке описку поскоблить,Или портрет неосторожноЕе на землю уронить.Там свадеб шутовских не парят,В ледовых банях их не жарят,Не щелкают в усы вельмож;Князья наседками не клохчут,Любимцы въявь им не хохочут

И сажей не марают рож.

Ты ведаешь, Фелица! правыИ человеков и царей;Когда ты просвещаешь нравы,Ты не дурачишь так людей;В твои от дел отдохновеньиТы пишешь в сказках поученьи[22]И Хлору в азбуке твердишь:«Не делай ничего худого[23],И самого сатира злого

Лжецом презренным сотворишь».

Стыдишься слыть ты тем великой,Чтоб страшной, нелюбимой быть;Медведице прилично дикойЖивотных рвать и кровь их лить.Без крайнего в горячке бедстваТому ланцетов[24] нужны ль средства,Без них кто обойтися мог?И славно ль быть тому тираном,Великим в зверстве Тамерланом[25],

Кто благостью велик, как бог?

Фелицы слава, слава бога,Который брани усмирил[26];Который сира и убогаПокрыл, одел и накормил;Который оком лучезарнымШутам, трусам, неблагодарнымИ праведным свой свет дарит;Равно всех смертных просвещает,Больных покоит, исцеляет,

Добро лишь для добра творит.

Который даровал свободу[27]В чужие области скакать,Позволил своему народуСребра и золота искать;Который воду разрешаетИ лес рубить не запрещает;Велит и ткать, и прясть, и шить;Развязывая ум и руки,Велит любить торги, науки

И счастье дома находить;

Которого закон, десницаДают и милости и суд.—Вещай, премудрая Фелица!Где отличен от честных плут?Где старость по миру не бродит?Заслуга хлеб себе находит?Где месть не гонит никого?Где совесть с правдой обитают?Где добродетели сияют?—

У трона разве твоего!

Но где твой трон сияет в мире?Где, ветвь небесная, цветешь?В Багдаде? Смирне? Кашемире? —Послушай, где ты ни живешь,—Хвалы мои тебе приметя,Не мни, чтоб шапки иль бешметяЗа них я от тебя желал.Почувствовать добра приятствоТакое есть души богатство,

Какого Крез не собирал.

Прошу великого пророка,Да праха ног твоих коснусь,Да слов твоих сладчайша токаИ лицезренья наслаждусь!Небесные прошу я силы,Да, их простря сафирны крылы,Невидимо тебя хранятОт всех болезней, зол и скуки;Да дел твоих в потомстве звуки,

Как в небе звезды, возблестят.

1782

_____________________________________
1. Впервые ода напечатана в журнале «Собеседник», 1783, ч. 1, стр. 5, без подписи, под заглавием: «Ода к премудрой киргизкайсацкой царевне Фелице, писанная татарским мурзою, издавна поселившимся в Москве, а живущим по делам своим в Санктпетербурге. Переведена с арабского языка 1782». (вернуться)

Источник: https://uskazok.ru/felica-derzhavin-g-r-analiz-ody/

Мастерство Гавриила Державина в создании образа Екатерины II в оде Фелица

Мастерство Гавриила Державина в создании образа Екатерины II в оде Фелица

Усиление в поэзии личностного начала, а в некоторых произведениях преимущественное к нему внимание было велением времени и логикой развития художественного творчества.

В стихах Державина с небывалой полнотой раскрывается противоречивый образ человека, живого, естественного, с его достоинствами и пороками, взлетами и падениями. Излюбленный поэтический прием поэта -противопоставление.

Он выявляет диалектическую связь противоречий в их единстве. В оде «Бог» мы видим удивительную антитезу:

Я телом в прахе истлеваю, Умом громам повелеваю. Я царь — я раб — я червь — я Бог!

Обновлению поэзии способствовал «забавный русский слого Державина. Соединяя слова «высокие» и «низкие», что было строжайше запрещено теорией «трех штилей», поэт добивался большей выразительности повествования.

Закономерно обращение Державина и фольклору, к героям из народа.

Он любуется русскими девушками, пляшущими «в лугу весной бычка»: «как, склонясь главами, ходят, башмачками в лад стучат, тихо руки, взор поводят и плечами говорят».

Яркая гражданская направленность творчества поэта, его требование «змеей пред троном не сгибаться, стоять и правду говорить», его призыв к «всевышнему Богу» покарать лукавых земных царей за их мздоимство, злодейство, за их «неправду», что «зыблет небеса», получили высокое признание у прогрессивных писателей последующих поколений, в первую очередь у декабристов.

Значительное расширение объекта поэзии требовало новых форм выражения. Непосредственное «разрушение» жанра торжественной оды Державин начал своей «Фелицей», соединив в ней похвалу с сатирой.

Ода состоит из трех частей: вступления, основной части, заключения. Вступление, в свою очередь, подразделяется на две темы. Первая написана в одическом стиле, определяет сюжет, проблемы, образы стихотворения, его связь со «Сказкой о царевиче Хлоре».

Во второй строфе появляются иронические и сатирические ноты: Мятясь житейской суетою, Сегодня властвую собою, А завтра прихотям я раб.

Основная часть по тематике распадается на три» стихотворения, в которых каждый раз по-новому решается проблема Монарха и Поэта. Заключительная часть оды содержит две темы. С одной стороны, это тема Поэта и Творчества; с другой -«богоподобной» Фелицы.

Связывают все части в единое целое мотивы «Сказки о царевиче Хлоре». В произведении содержится прямое сопоставление императрицы и ее окружения, предшествующих правителей, поэта-повествователя. Образ Екатерины II неоднозначен.

Он раскрывается перед читателем в разных видах: человек — императрица — богиня.

Русская ода, как правило, бессюжетное произведение. В основе ее лежит не рассказ о событии или человеке, а чувство, вызванное этим событием. Державин, нарушая сложившуюся традицию, создал целый ряд «сюжетных» од. Сказка Екатерины II стала не только образным, но и сюжетным источником для оды «Фелица».

Как царевич Хлор искал розу без шипов, то есть добродетель, так и мурза-повествователь ищет свой идеал в жизни и находит его в лице русской императрицы.

Ода «Фелица», бессюжетная в своей основе, содержит три направления тематической организации текста: рассказ о развлечениях Анны Иоанновны, описание дня жизни русской императрицы Екатерины II, сатирическое изображение занятий ее вельмож.

Последнее богато бытовыми подробностями: после довольно позднего пробуждения сановник пьет кофе, только входивший тогда в моду, мечтает о славе и подвигах, курит трубку. Пиры, любовные утехи, охоты, скачки — вот чем наполнен его день. Вечером он гуляет по набережной Невы, слушает музыку. Дома ждет его семейный уют, трубка, вечернее чтение. Праздность, скука, однообразие серых дней.

В изображении монархини Державин отступает от требований оды. Образ Екатерины II меняется в произведении в зависимости от задач автора: показать прогрессивного государственного деятеля или человека с многосторонними интересами, доброго, великодушного, простого.

В первой части оды перед нами обычная земная женщина, скромная, со спокойным, ровным характером. Она любит ходить пешком, много читает, пишет. Журналы того времени, зафиксировавшие дела императрицы, воспоминания современников не противоречат ее описанию в державинской оде.

Державина интересуют прежде всего нравственные достоинства государыни:

… Кротости ходя стезею, Благотворящею душою Полезных дней проводишь ток.

Екатерина противопоставлена своему покойному мужу, царю Петру III, погибшему в результате заговора с участием императрицы. Об этом в оде лишь тонкий намек — сравнение царственных особ. Петр III ненавидел Россию, боялся народа, презирал его обычаи.

Он покровительствовал иностранцам, ввел французский этикет, заключил позорный мир с побежденной Пруссией. Екатерина II всегда думала о благе России; по происхождению немка, она писала свои литературные произведения и указы по-русски, ходила в русском сарафане.

Современникам был понятен глубокий подтекст скрытого сравнения, хотя Петр III не назван по имени.

Во второй части оды Екатерина II — выдающийся государственный деятель, прогрессивная правительница, философ.

Она заботится о благе Отечества, принимает новый свод законов, разрешает издавать сатирические журналы, проводит административно-территориальное деление России, отказывается принять от сената и дворянства титулы «Великая», «Премудрая», «Мать Отечества».

Просвещенную Екатерину II автор противопоставляет невежественной Анне Иоанновне: одну из них можно сравнить с Иваном Грозным и Петром I, другая известна как любовница конюшего Бирона. Но важнейший критерий оценки, по мнению поэта, — их нравственные качества и, в конечном счете, отношения между Монархом и Народом.

В третьей части оды образ императрицы теряет связь с бытом, возвышается над проблемами личной жизни, обретает черты философа-гуманиста. Растет дистанция между Поэтом и Монархом, происходит обожествление героини: Фелицы слава — слава Бога, Который брани усмирил; Который сира и убога Покрыл, одел и накормил, Который оком лучезарным Шутам, трусам неблагодарным

И праведным свой свет дарит;

Равно всех смертных просвещает, Больных покоит, исцеляет, Добро лишь для добра творит.

Русский одописец причислил Екатерину II к писателям-просветителям, чье творчество служит на благо Отечества. Поэт признает, что императрица «из своего пера блаженство смертным проливает».

Державин первым в русской литературе остро поставил проблему Поэт и Власть. Он говорил о свободе творчества, о праве поэта вступать в спор с сильными мира сего, быть пророком в своем Отечестве. Того, кто сделал свое творчество источником обогащения и средством получения царских милостей, Державин считал недостойным звания поэта.

В создании образа императрицы поэт использует различные приемы. Чаще всего это прямая авторская характеристика;

Не слишком любишь маскарады,

А в клоб не вступишь и ногой… Иногда используется косвенная характеристика — Державин ссылается на народную молву об императрице: Слух идет о твоих поступках, Что ты нимало не горда; Любезна и в делах и в шутках, Приятна в дружбе и тверда… Изображая Екатерину II, поэт использует богатый по звуковому содержанию стих: Подай, Фелица, наставленье: Как пышно и правдиво жить, Как укрощать страстей волненье И счастливым на свете быть. В русском стихе повторение звука «а» означает великолепие, широту, глубину, вышину. Частое употребление «е» и «и» указывает на нежность и ласку.

Ода наполнена звуками музыки: слышны «звон арфы сладкогласной », песни «работных людей», звуки органа и волынки, мелодия рогового оркестра. Слышим мы и своеобразные ритмы города: стук колес «кареты английской», скрип ярмарочных качелей, плеск весел, смех гуляющих обывателей.

В повествовании много слов, раскрывающих понятия «свет», «сияние», «блеск», «звезда»… Обожествляя героиню, поэт восклицает: Тебе единой лишь пристойно,

Царевна! Свет из тьмы творить!

Для ритмической организации текста автор часто использует анафору, то есть повторение слов в строке: Вещай, премудрая Фелица! Где отличен от честных плут?

Где старость по миру не бродит?

Заслуга хлеб себе находит?

Где месть не гонит никого ?

Где совесть с правдой обитают?

Где добродетели сияют?

Ода написана четырехстопным ямбом, что соответствует канонам классицизма. Чередуются мужские и женские рифмы в перекрестной, смежной и кольцевой рифмовке, как в одах Ломоносова.

В первой части оды наблюдается смешение высокой и низкой лексики, используются просторечия и варваризмы, неточные рифмы. Во второй и третьей части язык «благороден,, много церковнославянизмов, риторических восклицаний и вопросов.

Ода произвела сильное впечатление на современников Державина: «… у каждого читать по-русски умеющего очутилась она в руках». Ермил Костров отметил, что автор «обрел» в русской поэзии «путь непротоптанный и новый». В своей оде «Фелица» поэт показал мир многозвучный и многоцветный, в его вечном движении и изменениях, безгранично раздвинул рамки поэтического, создал реальную картину описываемого времени.

Источник: https://baza-referat.ru/%D0%9C%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B5%D1%80%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE_%D0%93%D0%B0%D0%B2%D1%80%D0%B8%D0%B8%D0%BB%D0%B0_%D0%94%D0%B5%D1%80%D0%B6%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D0%BD%D0%B0_%D0%B2_%D1%81%D0%BE%D0%B7%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B8_%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B0_%D0%95%D0%BA%D0%B0%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%BD%D1%8B_II_%D0%B2_%D0%BE%D0%B4%D0%B5_%D0%A4%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D1%86%D0%B0

Refy-free
Добавить комментарий