Ливия: Триполи, Киренаика и Феццан в Новое время

Страны мира. Ливия

Ливия: Триполи, Киренаика и Феццан в Новое время

Ливия расположена в Северной Африке с самой большой береговой линией на побережье Средиземного моря. Сейчас Ливия соседствует с Алжиром и Тунисом на западе, на юге с Нигером и Чадом,  с Египтом и Суданом на востоке.

Столица страны – Триполи. Город, расположенный на берегу бухты Средиземного моря.
Официальных языков два: арабский и берберский.

Древняя страна

При изучении материалов об история Ливии сначала обнаруживаешь историю самого названия. Когда-то такого государства не существовало, но уже возникло слово Ливия как обозначение некоторой географической области. Так греки называли Ливией всю известную им Африку.

С давних времен и до сих пор на территории страны можно выделить три области:

  • Триполитания — густонаселённая область на берегу Средиземного моря и каменистой пустыней на западе.
  • Киренаика, прибрежный горный район с восточной пепельно-песчаной пустыней.
  • Феззан, куда входили территории всей центральной части Сахары и её южных просторов, которые доходили до саванны.

Сейчас эти области существенно сократились по площади, современная Ливия небольшое государство, но деление на области сохранилось.

История Ливии описана в нескольких разрозненных записях Древнего Египта, описаниях греческих и римских мыслителей: у Геродота, Диодора и Саллуста.

Так последний из них писал в своем труде «Августовские войны»: «Население Африки сначала представляло собой разрозненные народности, объединившиеся после в государство Древняя Ливия.

Культура их была грубой и нецивилизованной, они выживали за счет добычи мяса диких животных и пасущегося на богатой зеленью почве домашнего скота. Их общество не имело ни обычаев, ни законов, ни правителя у власти. Проживали они в убежищах, в которые отправлялись для ночлега с заходом солнца». Дремучие короче были.

Ливия и все североафриканское побережье Африки первоначально были заселены коренными берберскими племенами, оставившими обширные следы на континенте. Они дошли от Северной Африки до Судана, от Атлантического океана до Красного моря, занимая почти половину Африки, включающую Ливию, Алжир, пустыню Сахара, Египет, Тунис, Мавританию, Гинер, Мали, Марокко, Буркина Фасо и Карнарские острова.

Похожая публикация:  Непал − страна священных обезьян

Эта языковая группа объединила большую часть населения из известных нам цивилизаций, в их числе Древний Египет, Эфиопия, Хадик. Берберы создали или участвовали в создании множества древних империй. Фактически они создали «государство без границ», история которого правда отличалась жестокостью и кровопролитиями.

Берберская римская Ливия

Римляне завоевали Триполитанию (область вокруг Триполи) в 106 до н.э. Рим также формально захватил область Киренаику в 74 до н.э и присоединил ее к Криту. А уже в 64 до н.э. легионы Джулиуса Цезаря объединили все три области (Триполитания, Киренаика и северный Феццан) и назвали ей «Африка».

В качестве римской области, Ливия была богата, и достигла Золотого Века где-то во втором столетии н. э., когда город Лептис Мэгна имел значение, сходное с Карфагеном и Александрией. Больше 400 лет Триполитания и Киренаика были богатыми римскими областями и частью космополитического государства, граждане которого разделили общий язык, правовую систему и римскую идеалогию.

Ранние исламское правление

В 647 году сорокотысячная армия арабов, во главе с Абдуллой ибн Саадом пришла в Ливию, взяла Триполи и покончила с византийским правлением. Так Ислам начал расширять свою территорию. Византийцы послали армию, чтобы вернуть и укрепить свое положение в «Африке», но ее командующий Нисефорус Патриций проиграл сражение с арабами. В следующих столетиях много берберов приняли Ислам.

В 750 году династия Abbasid свергла омейядского калифа и переместила столицу в Багдад.

В середине XI века арабские бедуинские племена из Аравии двинулись через Египет на запад. Они воспользовались раздорами между феодальными династиями и местными берберскими племенами и заняли весь Магриб от Триполитании до Мавритании, превратили пашни в пастбища, а города — в крепости.

Земледелие, которое и без того было в упадке, все более оттеснялось в горы и на морское побережье. Все три части Ливии сравнительно скоро (к XII-XIII вв.) арабизировались: лишь Джебель-Нефус и некоторые оазисы остались берберскими и ибадитскими.

Большую часть населения Триполитании и Киренаики составляли кочевники-бедуины.

Похожая публикация:  Красивые места мира. Острова Гили

Ливия под оттоманками

К началу 16-ого столетия у ливийского побережья централизованная власть практически отсутствовала, а гавани были пристанищем для пиратов. Испания завоевала Триполи в 1510 году, но не на долго.

В 1538 Триполи завоевывается пиратским королем по имени Кхайр ад-Дин (известный более выразительно как Барбаросса или Рыжая Борода), и побережью присваивается новое имя — Побережье Барбэри.

Когда Оттоманки в 1551 году прибыли, чтобы занять Триполи, они не сильно стремились обуздать пиратов, предпочитая вместо этого получать от них долю.

Под Оттоманками Магриб был разделен на три области, Алжир, Триполи и Тунис.  По их территории распространились подразделения корпуса янычаров. Янычары быстро стали доминирующей силой в Оттоманской Ливии.

В 1711 Ахмед Карамэнли, Оттоманский чиновник, захватил власть и основал династию Карамэнли, которая продержится 124 года. Ливийская гражданская война 1791–1795 произошла в тех годах.

В мае 1801 году Паша Юсуф Карамэнли потребовал от Соединенных Штатов увеличение оплаты (тогда 83,000$), которую американское правительство платило с 1796 за защиту американской торговли от пиратства Оттоманскими племенами вдоль североафриканского побережья. В этом требовании США отказали, а флот Соединенных Штатов Америки блокировал Триполи. Война продлилась до 3 июня 1805 года, и закончилась первой победой США в чужеземном крае.

Далее была Вторая война Барбэри (1815, также известный как алжирская или алжирская война), ведомая союзом США, Англии и Нидерландови североафриканского регентства Османской империи в Алжире, Триполи и Тунисе.  Европейцы смогли сконцентрировать большие силы, что в итоге позволило им победить в противостоянии с пиратам Барбэри. Так пиратская угроза скоро исчезла.

Тем временем Оттоманская власть теряли силу, что привело к независимости Египта. Триполи вновь впала в анархию, чем видимо и воспользовалась Оттоманская империя, которая смогла вернуть себе контроль над Триполи. За 75-лет Оттоманские турки присылали в Триполи 33 губернатора, а Ливия осталась частью империи, пока Италия не вторглась в него в 1911 во время итало-турецкой войны.

Похожая публикация:  Уголки мира. Папуа-Новая Гвинея

Итальянское правление (1911-1943)

Итальянское правление в Ливии началось с итальянского завоевания прибрежной Триполитании и Киренаики  в 1911 году.

Это продлилось больше чем тридцать лет до февраля 1943, когда западная Триполитания была завоевана Союзниками в североафриканской Кампании.

Официально Италия отказалась в Ливию в 1947 в Мирном договоре после Второй мировой войны.

Вероятно, самое важное наследство итальянского правления — согласно историкам как Чаплин Мец — является политическим созданием «Ливии» с объединением Триполитании, Киренаики и Феццана в 1934, сделанный губернатором Итало Бальбо. Он продвинул огромную колонизацию итальянцев в Ливии: население итальянского происхождения в Ливии было 110,575 из общей численности населения 915,440 в 1939 году.

Новейшая история Линия также полна войнами, краткими подъемами и снова войнами. Это темы для отдельного обсуждения, а пока остается указать, что Ливия — удивительная страна.

Эта страна не избалована массовым туризмом и поэтому может быть особенно интересна для искушенных туристов. Великолепные условия для пляжного отдыха, сафари, множество памятников архитектуры – отдых на любой вкус и кошелек.

Сложно рассказать в нескольких абзацах о стране с тысячелетней историей.

https://www..com/watch?v=WlM4GC-tUX4

использованный источник

Источник: https://xn--e1adcaacuhnujm.xn--p1ai/strany-mira-liviya.html

Хафтар пытается разрубить ливийский узел

Ливия: Триполи, Киренаика и Феццан в Новое время

Ситуация в Ливии стремительно меняется. За последние месяцы командующий Национальной армией Ливии Халифа Хафтар установил контроль практически над всей Киренаикой (восточной Ливией).

В сентябре 2016 года он захватил важнейшие нефтяные терминалы на побережье — в так называемом «нефтяном полумесяце», который включает портовые города Рас-Лануф, Эс-Сидер, Марса-эль-Брега и Зувейтин, через которые экспортируется около половины ливийской нефти.

Это значительно ослабило финансовую базу Правительства национального согласия (GNA) в Триполи во главе с Фаизом Сараджем и усилило позиции альтернативного центра власти в Бенгази. В конце января силы Хафтара окончательно выбили из пригородов Бенгази боевиков движения «Ансар аш-Шариа».

Таким образом, был ликвидирован один из последних оплотов исламистов на востоке Ливии. В целом, под контролем войск Хафтара оказалась почти вся Киренаика (восточная Ливия), где сосредоточены основные запасы ливийской нефти.

В Киренаике, в отличие от остальной Ливии, установлен относительный порядок, местные власти намерены даже печатать собственную валюту. Образование автономного квазигосударства Киренаика — главный результат второй гражданской войны в Ливии, вспыхнувшей в 2014 году. Первая гражданская война в 2011 году (вкупе с иностранной интервенцией) привела к свержению режима Муамара Каддафи и фактическому распаду Ливии как государства.

Последние успехи Халифы Хафтара имеют серьезные последствия как для самой Ливии, так и для всей геополитической ситуации в Средиземноморье. Хафтар опирается на Палату представителей (HoR) в Тобруке, которая присвоила ему звание фельдмаршала.

Он выступает против западного плана объединения Ливии под эгидой Правительства национального согласия (GNA) в Триполи, который осуществляется при международном посредничестве через спецпосланника генсека ООН Мартина Коблера.

Хафтар характеризует Коблера в самых нелестных выражениях и называет контакты с ним «тратой времени».

Правительство в Триполи поддерживают ООН и западные страны, властную структуру в Тобруке и лично Хафтара — Египет, ОАЭ и Россия. Однако не все так однозначно: Франция играет на два фронта и держит на востоке Ливии подразделения спецназа, которые оказывают Хафтару логистическую и боевую поддержку в боях с исламистами.

Египет как крупнейшая региональная держава — главный союзник Хафтара, а египетская территория — естественный тыл Киренаики. Исторически Египет всегда имел виды на Ливию (каких-то 50 лет назад Гамаль Абдель Насер и Муамар Каддафи даже объединялись в одном государстве).

Сегодня Египет рассматривает восточную Ливию как буферную зону в борьбе с исламским терроризмом. Эта тема для Египта очень чувствительна: развалившееся ливийское государство стало третьей по значению базой (после Сирии и Ирака) для исламских экстремистов.

Ливийский филиал «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.) поставил под свой контроль широкий отрезок побережья — от Дерны на востоке до Сабраты на западе Ливии. Другая джихадистская группировка — «Ансар аш-Шариа» — до последнего времени орудовала в Бенгази — втором городе страны.

Египетское руководство неоднократно заявляло, что в случае обострения обстановки начнет антитеррористическую операцию на территории Ливии.

Ean Libya09.02.2017Frankfurter Allgemeine Zeitung07.02.2017The National Interest24.01.2017
Аннексия восточной Ливии (или создание там буферного государства) жизненно необходима Египту и по другим причинам. Присоединение Киренаики поможет решить демографическую проблему Египта, распределить население по длинной береговой полосе, а также пополнить казну за счет ливийской нефти.

Для сравнения, население Египта превышает 90 миллионов человек, всей Ливии — около 6,5 миллиона. Египетское военное руководство поддерживает Хафтара и по личностным соображениям. Хафтар — представитель той же офицерской касты, что правит Египтом, он учился в египетских военных академиях в 70-е годы.

Без сомнения, Хафтар имеет обширные связи в Каире еще со времен Насера, Садата и Мубарака.

Россия также заинтересована в укреплении центра власти в Бенгази — по экономическим, геополитическим и идеологическим причинам. По мнению многих обозревателей, с помощью Халифы Хафтара Москва пытается вернуть утраченные после устранения Муамара Каддафи нефтяные и инфраструктурные активы в Ливии.

На Западе широко распространена точка зрения, что Россия может закрепиться на ливийском побережье при содействии Египта и Алжира. Согласно итальянскому телевидению RAI, Хафтар уже подписал с Россией соглашение, в рамках которого Россия построит две военные базы — вблизи Тобрука и Бенгази.

Французский аналитик Жан-Пьер Филью опасается повторения «сирийского сценария» в Ливии. Он считает, что Россия значительно активизировала свою экспансию в Средиземноморье после избрания Дональда Трампа президентом США. В любом случае, российско-восточноливийские (или российско-киренаикские) отношения в последние месяцы вышли на принципиально новый уровень.

Хафтар дважды посетил Москву, где провел встречи с главами МИД и Министерства обороны. В январе этого года он посетил авианосец «Адмирал Кузнецов» и провел видеоконференцию с министром обороны Сергеем Шойгу. Хафтару нужны оружие, медикаменты и медицинская помощь для раненых бойцов.

Многие уверены, что эту помощь от России он получит — несмотря на формально действующее эмбарго ООН на поставки вооружений в Ливию. Хафтар проходил обучение в военных академиях не только Египта, но также СССР, он даже говорит по-русски.

Евросоюз с тревогой следит за сближением Халифы Хафтара с Россией. Европейские лидеры пытаются отговорить Москву от оказания военной помощи мятежному фельдмаршалу.

По мнению ЕС, Хафтар может дополнить ближневосточную «диктаторскую ось» в одном ряду с Башаром Асадом и египетским президентом Ас-Сиси. В этой связи руководство Италии постоянно находится на связи с российским МИД и информирует своих партнеров по Евросоюзу.

Позиция европейцев однозначна: Хафтар может играть ведущую роль в вооруженных силах Ливии, но ни в коем случае не в гражданском правительстве.

Такая позиция объяснима: Хафтар является ярым противником прозападного Правительства национального единства в Триполи, навязанного ливийцам через ООН. Он — воплощение независимой Киренаики, хотя и не заявляет об этом открыто.

Вопреки упомянутому эмбарго ООН на поставки вооружений, армия Хафтара хорошо вооружена, имеет даже боевую авиацию. Очевидно, что наряду с арсеналами, оставшимися от Каддафи, она использует новое оружие, поставляемое напрямую из Египта. Очевидно, что речь идет о российском оружии, с которым ливийские и египетские офицеры знакомы очень хорошо.

Хотя Хафтар принадлежит к племени Фирджан, разбросанному по всей Ливии, по месту рождения и корням фельдмаршал связан с Киренаикой. Халифа Хафтар — родом из города Адждабия, который некоторое время был даже автономным центром государства Киренаика.

Здесь он вырос, учился, а в 1964 году закончил военную академию в Бенгази. Более 20 лет Хафтар был сподвижником Муамара Каддафи, с которым он порвал в 1987 году.

После вынужденного изгнания Хафтар прожил 20 лет в США, он имеет американское гражданство и, согласно многим источникам, имел тесные связи с ЦРУ. Хафтар вернулся в Ливию из эмиграции во время революционных событий 2011 года.

Однако громко он заявил о себе лишь в мае 2014 года: обосновавшись в Тобруке, он объявил операцию «достоинство Ливии» против исламистов. Соседний Египет, где в 2013 году к власти пришли военные, безоговорочно поддержал Хафтара.

Ливия исторически состояла из трех провинций: Киренаика (западная Ливия), Триполитания (Восточная Ливия) и Феццан (юг), которые имели свои четко выраженные особенности и традиции.

После получения независимости в 1951 году эти три области были объединены, а правителем Ливии стал эмир Киренаики Мухаммед Идрис ас-Сенуси, который постоянно проживал в «восточной столице» — Бенгази. После революции 1969 года группа офицеров во главе с Муамаром Каддафи перенесла столицу на восток — в Триполи. Сам Каддафи был родом из восточноливийского города Сирт.

Он унифицировал Ливию и перераспределил нефтяные доходы в пользу западной столицы — Триполи. Однако недовольство племенных кланов Киренаики, на которую приходится 80% нефтяных богатство страны, никуда не делось.

Именно в столице Киренаике — Бенгази в 2011 году началось вооруженное восстание против режима Каддафи. В 2012 году Киренаика объявила о создании автономии.

Несмотря на попытки Запада удержать Ливию под контролем Правительства национального согласия (GNA) в Триполи во главе с Фаизом Сараджем, у него нет достаточных военных ресурсов и поддержки внутри страны.

Сможет ли объединить всю Ливию фельдмаршал Хафтар? Вряд ли, однако для установления порядка в восточной Ливии сил у него хватит. Одновременная поддержка Египта и России делает позицию Халифы Хафтара достаточно прочной.

Единственный фактор риска — его возраст (73 года).

Судя по всему, дело идет к неизбежному разделу Ливии, причем Киренаика зашла в процессе отделения достаточно далеко.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: https://inosmi.ru/politic/20170213/238714250.html

Лидеры ливийских племен объявили один из районов страны полуавтономным

Ливия: Триполи, Киренаика и Феццан в Новое время

2012-03-06T16:36+0400

2012-03-06T16:36+0400

https://ria.ru/20120306/586170736.html

Лидеры ливийских племен объявили один из районов страны полуавтономным

https://cdn22.img.ria.ru/i/ria_soc.png

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

Лидеры нескольких ливийских племен и командиры некоторых групп боевиков объявили один из регионов этой североафриканской страны полуавтономным, сообщает агентство Ассошиэйтед Пресс. По данным агентства, речь идет о регионе, который простирается от города Сирт в центральной части Ливии до границы с Египтом на востоке.

МОСКВА, 6 мар — РИА Новости. Лидеры нескольких ливийских племен и командиры некоторых групп боевиков объявили один из регионов этой североафриканской страны полуавтономным, сообщает во вторник агентство Ассошиэйтед Пресс.

По данным агентства, речь идет о регионе, который простирается от города Сирт в центральной части Ливии до границы с Египтом на востоке. Заявление о его статусе полуавтономии было сделано в ходе собрания вождей племен и полевых командиров в городе Бенгази. Там же был создан совет лидеров нового территориального образования для управления им.

По данным интернет-портала «Элаф», о создании «союзного федеративного района Барка (Киренаика)» было объявлено на открывшемся в пригороде Бенгази «Конгрессе народа Киренаики».

Таким образом, эта нефтеносная провинция в восточной части страны стала первым ливийским регионом, объявившим о создании на своей территории федеративного района, обладающего автономной властью, отмечает интернет-портал.

Шейх Ахмад аз-Зубейр аш-Шариф ас-Санусси был избран председателем Верховного совета района.

Как заявлял ранее один из организаторов конгресса, его участники не являются сепаратистами и не собираются «объявить в одностороннем порядке о независимости Киренаики».

По его словам, речь идет об обсуждении предложения о новом государственном устройстве страны, о превращении новой Ливии из централизованного государства в федерацию.

Эти предложения включают в себя передачу местным органам власти в Киренаике всех властных полномочий, за исключением вопросов обороны и национальной безопасности, которые должны остаться в ведении центрального правительства.

Стремление ряда политических сил Ливии перейти к федеративному устройству в стране обусловлено историческим контекстом.

После получения независимости в 1951 году, Соединенное королевство Ливия было основано как федерация трех исторических провинций: Киренаики (Барка), Триполи и Феццан.

Централизованное управление Ливией возникло только в конце правления короля Идриса и укрепилось после прихода к власти в 1969 году Муамара Каддафи.

По мнению политических наблюдателей, попытки вернуть Ливию к федеративному устройству являются серьезным вызовом центральному правительству и угрожают дестабилизацией политической и экономической ситуации в стране.

Более 40 политических общественных и религиозных организаций Ливии выступили с обращением к ливийскому народу не допустить раскола страны путем возвращения к федерации, состоящей из трех провинций с собственным правительством и парламентом в каждой из них.

Накануне открытия «Конференции народа Киренаики» демонстрации против попыток введения федеративного устройства в Ливии прошли в Триполи, Бенгази, Аль-Бейда и других ливийских городах.

Ливийский Переходный национальный совет (ПНС), который в настоящее время осуществляет управление государством, просил племенных лидеров не заявлять об автономии восточного региона страны, отмечая, что это может привести к распаду единого государства Ливия.

В середине февраля 2011 года в Ливии начались массовые демонстрации с требованием ухода правившего страной более 40 лет полковника Муамара Каддафи, которые впоследствии переросли в вооруженное противостояние между силами режима и оппозицией, получившей поддержку сил НАТО. Оппозиция сформировала в Бенгази Переходный национальный совет (ПНС), который объявила единственным легитимным органом власти в стране.

В ходе почти десяти месяцев боевых действий противникам Каддафи удалось установить контроль практически над всей территорией Ливии.

Правивший Ливией в течение 42 лет Каддафи был убит 20 октября 2011 года. Кортеж, в котором он пытался покинуть свой родной город Сирт, осажденный к тому времени со всех сторон, попал под обстрел авиации НАТО. Раненый Каддафи был схвачен бойцами ПНС и убит. Тело бывшего ливийского лидера было выставлено на всеобщее обозрение в городе Мисрата. Захоронили Каддафи в секретном месте в пустыне.

Источник: https://ria.ru/20120306/586170736.html

Ливия: линии раскола

Ливия: Триполи, Киренаика и Феццан в Новое время

Правительство, ввиду своей неэффективности, не смогло погасить сепаратистские настроения в исторических областях Ливии — Киренаика и Феццан провозгласили автономию.

После свержения диктатора Муаммара Каддафи в 2011 году Ливия так и не вернулась к нормальному гражданскому правлению.

В стране воцарился хаос, центральное правительство очень слабо контролирует ситуацию, вооруженные группировки нередко вступают в столкновения между собой, проявляется сепаратизм в регионах, экономика переживает глубокий упадок. В данной публикации подается краткий обзор причин этих проблем…

В целом можно сказать, что Ливия имеет ряд отличительных черт по сравнению с другими арабскими государствами. Ее экономика до гражданской войны 2011 года отличалась налаженным механизмом добычи и транспорта нефти и газа, богатыми запасами которых обладает эта страна.

Экспорт этих ресурсов, в свою очередь, позволял режиму Каддафи делать щедрые социальные выплаты населению и еще более щедро обогащаться самому. Наличие социальной инфраструктуры позволило добиться значительного снижения уровня безграмотности в стране. В настоящий момент свыше 95% населения умеет читать и писать.

Наличие плодородных земель на побережье Средиземного моря позволяло обеспечивать страну продовольствием в значительной степени. В некоторой степени в Ливии представлена и обрабатывающая промышленность. В годы правления Каддафи страна производила оружие и экспортировала его в соседние африканские страны.

Транспортная сеть в Ливии также была в более-менее нормальном состоянии до начала гражданской войны. Население Ливии является относительно однородным в этническом и религиозном планах. Берберы и тубу представляют незначительные меньшинства на окраинах страны, более 97% населения составляют мусульмане.

Однако, сохранение родоплеменного строя представляет собой один из главных корней нынешних проблем страны. За десятилетия правления диктатора противоречия между племенами не могли проявляться открыто, теперь же такому проявлению, которое часто сопровождается насилием, ничто не препятствует.

Феццан, Киренаика и Триполитания

В Ливии есть три исторические области: Феццан, Киренаика и Триполитания, история которых имеет большие различия. В виду бессилия центрального правительства этот фактор питает сепаратистские настроения в регионах. В октябре 2013 года Киренаика и Феццан провозгласили автономию.

Остановить этот процесс мирным и естественным путем могла бы только эффективная политика центрального правительства, установление им безопасности в стране и обуздание группировок боевиков, переход к подлинной демократии и восстановление экономики страны.

Без этих предпосылок прямая силовая реакция способна только обострить центробежные тенденции в этих регионах.

Феццан

Феццан — это историческая область, которая в настоящее время занимает юго-западную часть современной Ливии. Область не имеет выхода к морю, большая часть ее территории представляет собой пустыню. Главный город региона — Гадамес.

В 13 — 14 столетиях южный Феццан входил в состав империи Канем. Долгое время был фактически независимым и только к середине 19-го столетия регион завоевали турки, против которых в 1838 — 1842 годах было поднято мощное восстание.

Формально с 1911 года Феццан стал колонией Италии, но регион долгое время фактически не контролировался колониальной администрацией. С 1943 по 1951 год Феццан пребывал под французским управлением, после поражения фашистской Италии во Второй мировой войне.

В это же время, Триполитания и Киренаика были под британским управлением. Только в 1951 году все три области были объединены в рамках получившей независимость Ливии. С 1951 по 1969 Ливия была монархией, которой правил король Идрис.

В 1969 году король был свергнут Муаммаром Каддафи, который и стал ливийским диктатором на долгие десятилетия, вплоть до своей гибели в 2011 году.

В настоящее время на большой территории в 550 000 квадратных километров проживает только 442 000 человек, значительная часть из которых — это кочевники. Наступление пустыни и нехватка воды представляют собой главные угрозы для жизни в этом регионе.

Киренаика

Фактически область Киренаика представляет собой Восточную часть Ливии площадью в 850 000 километров квадратных. Киренаика — это самый богатый нефтью регион Ливии.

На побережье расположены крупные города, главным из которых является Бенгази, в области проживает значительная часть населения Ливии.

В 1917 — 1922 Киренаика, во время борьбы с итальянскими колонизаторами, существовала как самостоятельное государство. В октябре 2013 года регион провозгласил свою автономию.

В настоящее время именно Киренаика больше всего страдает от борьбы между различными группировками боевиков. Ситуация с безопасностью и правами человека просто катастрофическая и на данный момент не замечено никаких признаков ее улучшения. Следует напомнить, что революция 2011 года началась в Бенгази, главном городе Киренаики.

Триполитания

Эта историческая область занимает северо-западную часть современной Ливии. На ее территории расположена столица страны — город Триполи, по имени которого она и получила свое название. Во время Османского правления в регионе Триполитания испытала наибольшее турецкое влияние и лучше всего контролировалась Стамбулом.

В 1711 — 1835 в Триполитании правила местная династия Караманли, которая признавала вассальную зависимость от Османской империи. Правление этой династии отличалось гнетом такого размаха, что туркам пришлось ее низложить и снова ввести прямое правление в регионе.

В настоящее время Триполитания представляет собой нечто вроде метрополии по отношению к Феццану и Киренаике, это базовая область Ливии, как единого государства.

Родоплеменная структура общества

Ливийское общество в самой значительной степени структурировано в рамках родоплеменной принадлежности. В стране выделяется примерно 20 больших племенных групп, которые, в свою очередь, делятся на 140 групп, а те — на кланы (роды).

Триполитанию населяют такие племена как Алявана сук эль-джума, аль-махамид, варфалла, тархона, аль-джавари, сиян, варшафана, гриян, эль-асабиэ, аль-фватир, авляд бусайф, зинтан, аль-иджбайля, звара, аладжелят, наваиль, алалка, аль-риджбан, аль-машаши и амайм.

В Киренаике проживают: аль-авагир, магарба, аль-абайдат, драса, аль-бараса, аль-фавахир, зуваййя, маджабра, авама, минфа, тараки, алявана, схвайр, куфра зуваййя и отдельный африканский народ тубу.

Феццан населяют: авляд сулейман, аль-риййях, магарха, аз-зувайд, аль-хутман, аль-хассавна, а также — тубу и туареги.

Кроме того, в окрестностях города Сирт проживают следующие племена: каддафа, магарба, аль-хосун и ферджан.

Проживающие в Ливии берберы также сохраняют деление на племена и роды, но по причине малочисленности самих берберов в Ливии они не играют решающей роли в событиях.

Племенное сознание, чувство так называемой «асабийи» очень сильно у большинства ливийцев. В современном мире это явление получило название трайбализма и считается настоящим бичом многих развивающихся стран.

Центральному правительству в таких условиях предстоит решать сложнейшие задачи отыскания баланса при назначениях на те или иные должности, — нужно учитывать не столько профессиональные качества человека, сколько его вес в племени и вес самого племени в масштабах страны. Обиды между племенами часто служат причиной вспышек насилия.

Однозначно, подобные явление невозможно устранить за короткое время, для этого требуется длительный просветительский процесс, сопровождаемый эффективной политикой правительства.

Радикальные группировки усугубляют положение

В Ливии, как и во многих других странах Арабского мира, действует ряд радикальных группировок. Некоторые из них существовали и во времена правления Каддафи, но не имели возможности развернуть свою деятельность в широком масштабе.

Другие же появились уже после свержения диктатора, чему, в немалой степени, способствовала непродуманная политика центрального правительства.

Во время гражданской войны 2011 года в ряды повстанцев принимали всех без разбору, была одна главная цель — свергнуть Каддафи, а когда эта цель была достигнута неизбежно появились проблемы, поскольку бывшие союзники по разному видели будущее страны, началась тайная и явная борьба за власть.

Ярким примером служит назначение Абдельхакима Бельхаджа главой военного совета города Триполи (ушел в отставку в 2012 году). Бельхадж ранее был руководителем террористической группировки.

В 2004 году его арестовали американцы и передали в руки ливийского правительства. На родине он сидел в тюрьме Абу Салим на протяжении семи лет. Гражданская война освободила его и выдвинула в ряды повстанческих командиров.

В настоящее время он является руководителем партии «аль-Ватан».

Еще во время гражданской войны заметную роль среди повстанцев стали играть салафиты. Помимо определенного влияния на политику переходного правительства, они предприняли наступление на сторонников суфизма.

Так, еще в 2011 году были разрушены мавзолеи Абд ас-Салама аль-Ашмара и Абдуллаха аш-Шааба, была сожжена библиотека в суфийской школе в Триполи, разрыты могилы похороненных там суфиев, а их останки осквернены, сама школа была обращена в салафитскую мечеть.

Естественно, это лишь усугубило раскол в обществе, поскольку суфийские практики традиционно сильны в Ливии.

Уже в последние два года в стране произошел ряд кровавых инцидентов, привлекших внимание международного сообщества.

Среди них нападение на посольство США и убийство американских дипломатов, нападение на шведское консульство в Бенгази, бои на улицах Триполи, межплеменные столкновения в западной Ливии, атаки экстремистской группировки «Ансар аш-Шариа» (аналогичная структура действует в соседнем Тунисе, где она была поставлена вне закона) и т.д.

В Ливии фактически отсутствует регулярная армия, — то, что сейчас называется армией представляет собой аморфную массу группировок бывших повстанцев, которые сами часто прибегают к насилию и не подчиняются приказам правительства, свидетельством чему стали недавние уличные бои в Триполи.

Действуют в Ливии и местные Братья-мусульмане, их фракция представлена в парламенте, имеют они влияние и на правительство. Видную роль в их организации играет известный клерикал Али ас-Саллаби, который несколько лет прожил в Катаре и использовал свои связи для снабжения некоторых групп повстанцев оружием и медикаментами из Катара во время гражданской войны, он же сыграл большую роль в организации партии Реформ и Развития.

Провозглашение шариатского курса — очередная фикция бессильного правительства

Недавно исламские СМИ исполнились радостными сообщениями о том, что Ливия провозгласила шариатский курс. Однако, даже при беглом анализе ситуации в стране становится понятно, что это не более как игра слов и фикция.

Правительство, которое сделало такое заявление не контролирует полностью даже ситуацию в столице, в городе своего местонахождения, не говоря уже о всей стране.

Не так давно сам глава этого правительства Али Зейдан похищался радикальными боевиками, а в столице шли уличные бои между правительственными войсками, — между местной группировкой и дислоцированной в Триполи группировкой из Бенгази. Разве способно такое правительство реально проводить шариатский курс?

Это не более, чем попытка использовать происламские настроения населения для укрепления собственной популярности и удержания у кормила власти.

Как отмечают многие аналитики, прежде всего этому правительству следовало бы заняться установлением верховенства права и безопасности, законности и оживления экономической деятельности, а потом уже думать о рассчитанных на длительную перспективу реформах.

Тем более, подобная декларация является опасной в нынешних условиях по причине того, что отсутствует консенсус относительно самого понимания шариатского курса и это способно привести лишь к усугублению ситуации.

Нынешний хаос — это закономерное наследие «хорошего Каддафи»

Отдельно хотелось бы сказать несколько слов о том, что многие изощряются в доказательствах того, что Каддафи, мол, был хорошим правителем, в стране был порядок, люди получали выплаты от государства, страна развивалась, а восстание против него — это дело рук Запада. Эти утверждения являются полностью несостоятельными. Каддафи был диктатором и тираном, а ни один тиран и диктатор не может считаться хорошим правителем, несмотря на то, что отдельные аспекты его деятельности могут иметь положительный эффект.

Правительственная пропаганда времен Каддафи безжалостно уродовала общественное сознание людей, а бесплатное образование, в значительной степени, служило инструментом этой пропаганды. Порядок в стране поддерживался жесткими репрессиями, межплеменные раздоры внешне подавлялись, но внутренне лишь накапливались и сейчас вырвались наружу.

Баснословное обогащение семьи Каддафи и его приближенных было ни чем иным, как ограблением страны. То, что перепадало народу было крохами со стола диктатора.

Правитель обязан исполнять свою работу, и вообще дико звучат фразы вроде «Каддафи дал людям».

Как можно благодарить человека за то, что он дал людям то, что ему самому не принадлежит по закону? При этом семья Каддафи обогащалась самым наглым образом, воруя народное достояние, о чем красноречиво говорят раскрытые зарубежные счета.

Экологические преступления диктатора, вроде «Великой Рукотворной Реки», вызвали настоящую экологическую катастрофу в регионе Сахеля, нарушили водный баланс, это осложнило жизнь около 30 миллионов человек и принесло никчемный экономический эффект для самой Ливии, которая продолжала и продолжает импортировать продовольствие.

Волюнтаризм диктатора стал притчей во языцех, равно как и его непомерное тщеславие. В 2008 году он присвоил себе звание «король королей Африки» и начал продвигать идею о создании Объединенных Штатов Африки, которыми, естественно, он сам и должен был руководить.

Колоссальные суммы тратились полковником Каддафи на поддержание диктаторских режимов в других африканских странах, во время его правления Ливия ввязывалась и в военные конфликты, например в соседнем Чаде (война за полосу Аузу). Это не принесло ничего хорошего ни самой Ливии, ни странам, на которые она пыталась влиять.

Роль ливийского оружия в конфликтах в Мали, Чаде и Нигере очень велика, что продолжает сказываться и сейчас.

На рекламу бездарной и утопической писанины, под названием «Зеленая книга», также были потрачены миллионы долларов, эта книга прямо противоречит Исламу, а ее постановления даже теоретически не могут быть реализованы, поэтому миллионы долларов были потрачены впустую.

С уверенностью можно утверждать, что нынешний хаос — это закономерное наследие правления диктатора Каддафи.

История учит: любой диктаторский режим обречен, и чаще всего, после его падения страна переживает период хаоса и упадка.

От дальновидности нового правительства зависит как скоро хаос и упадок будут преодолены и страна ступит на путь свободного развития. В случае Ливии нынешние прогнозы являются неутешительными…

Источник: https://golosislama.com/news.php?id=20943

Как Ливия готовится стать федерацией

Ливия: Триполи, Киренаика и Феццан в Новое время

Невозможность военной победы ни одной из сторон ливийского конфликта позволяет надеяться на соглашение, основанное на децентрализации власти в стране. Но непродуманное внешнее вмешательство может этому помешать

​Результаты прошедшей в начале этой недели в Палермо конференции по Ливии оказались достаточно скудными — ее участникам так и не удалось добиться прогресса в урегулировании ливийского конфликта и пришлось ограничиться общими декларациями как итогами.

Конференция показала, что внешние игроки в ливийском конфликте не столько напрямую влияют на события, сколько используются в своих целях ведущими военно-политическими группами внутри страны, для которых сейчас главный предмет торга — перераспределение полномочий между центром и периферией, то есть отказ от сверхцентрализованной модели, существовавшей при Муаммаре Каддафи. И именно этот торг дает надежду на договоренность о создании новой Ливии.

Судя по всему, сложившийся в Ливии баланс сил не позволяет ни одной из основных групп добиться полной победы военным путем. При этом ни одна из них не является экономически самодостаточной.

Например, практически все месторождения, нефтепроводы, а также нефтеотгрузочные порты находятся в сфере влияния Ливийской национальной армии маршала Халифы Хафтара, установившего в последнее время близкие отношения с Москвой.

Но нормальная работа этой инфраструктуры невозможна без договоренностей с иными силами.

С другой стороны, не стоит ожидать и распада ливийского государства. Анализируя многочисленные заявления о самоопределении, которые со времен «арабской весны» делали местные элиты, стоит разделять саму независимость и разговоры о ней как элемент политической игры.

Реальную сецессию любой части страны, по административно-территориальному или этническому принципу, трудно будет оправдать рациональными доводами, ибо она способна лишь ухудшить положение местных элит.

Скорее всего, заведомый и целенаправленный блеф призван побудить оппонентов к уступкам.

События, происходящие в Ливии после крушения диктатуры Каддафи в 2011 году, зачастую повергают наблюдателей в уныние, для которого есть веские основания. Единая прежде страна распалась на несколько враждующих между собой фрагментов.

Как и следовало ожидать, линии разлома прошли по административным границам трех областей, учрежденных еще в 1930-х годах итальянскими колонизаторами.

Уже в марте 2012 года Переходный совет Киренаики, собравшийся в Бенгази и объединивший племенных, военных и политических руководителей, потребовал возвращения Ливии к федеральной Конституции 1951 года, учреждавшей государственный союз трех территорий — Востока (Киренаика), Запада (Триполитания) и Юга (Феццан).

Лидерство Киренаики в этом процессе казалось вполне естественным: ведь именно с провозглашения независимости Киренаики эмиром Идрисом ас-Сенуси, состоявшегося 1 июня 1949 года, начиналось создание под патронажем англичан (получивших Ливию после поражения Италии во Второй мировой войне) Объединенного королевства Ливии, завершившееся через два года.

После того как базирующийся в Триполи Национальный переходный совет (позже переименованный в Новый всеобщий переходный совет) категорически отверг этот план, обвинив федералистов в стремлении развалить страну, на улицах Бенгази начались стычки между сторонниками федерации и ее противниками.

Власти Киренаики в итоге отказали властям Триполи в признании, тем самым ослабив и без того слабое центральное правительство.

Наконец, южная провинция Феццан, населенная преимущественно кочевниками, в 2013 году тоже объявила о своей автономии, создав Верховный совет Феццана, в ведение которого были переданы создание региональной армии, содержание судебной и полицейской системы, защита провинциальных границ, а также контроль над нефтяными и газовыми месторождениями. По заявлениям старейшин, первый шаг к автономии был сделан из-за слабости центральной власти и игнорирования ею потребностей южан.

Конечно, на события последних лет повлиял предшествующий политический опыт. После обретения независимости Ливия стала федеративной монархией, состоявшей из трех субъектов с широкой автономией.

Столицы Триполитании и Киренаики, города Триполи и Бенгази, провозглашались двумя центрами новообразованного государства, обладающими равным статусом.

Как и подобает федерации, в стране был создан двухпалатный парламент, состоявший из палаты представителей, где регионам отводилось число мест, пропорциональное населению (Триполитании — 35, Киренаике — 15, а Феццану — пять), а также сената, в который каждый регион делегировал по восемь представителей. Федеративное устройство благоприятствовало малонаселенным Киренаике и Феццану, которые в период монархии заметно укрепили свой политический потенциал.

Однако восстановление конституционного режима 1951 года не только с трудом реализуемо технически, но и довольно опасно практически. Во времена федеративного устройства слабо связанные друг с другом центры власти постоянно конфликтовали.

Неудивительно, что по численности государственных служащих на душу населения Ливия начала 1960-х занимала одно из первых мест в мире.

Постепенная модернизация страны, заметно ускорившаяся после открытия в 1959 году богатых нефтяных месторождений, потребовала сосредоточения властных полномочий в одних руках.

В итоге в 1963 году король Идрис преобразовал Ливию в унитарное государство, а федеративный опыт стал предметом острой критики. Что же касается наступившей в 1969-м эпохи Джамахирии, то она совсем не располагала к федералистским экспериментам: децентрализация надолго стала неактуальной, а прямые контакты между регионами жестко пресекались центром.

Сейчас ливийцы вновь стали федералистами, можно сказать, поневоле. Ни одна из региональных групп не способна взять под монопольный контроль углеводородные богатства страны.

Их, безусловно, кто-то контролирует, но контролеров слишком много: у одних группировок добыча сырья, у других переработка, у третьих доставка. Полный цикл при этом недоступен никому, поскольку у противоборствующих сторон не хватает сил, чтобы заполучить всю производственную цепочку.

Именно это создает предпосылки для действенной федеративной сделки, которая, по-видимому, все же будет заключена.

На сегодняшний день доступ к нефтегазовой инфраструктуре Ливии имеют пять военно-политических группировок, сосредоточенных в разных регионах страны или же действующих на всей ее территории и состоящих в весьма сложных отношениях друг с другом.

Среди них: а) Ливийская национальная армия и союзная с ней палата представителей (Бенгази — Тобрук); б) правительство национального единства (Триполи); в) бригады города Зинтана; г) Высший совет города Мисураты; д) Высший совет амазигов (берберов).

При этом кажущееся на первый взгляд территориальное превосходство Ливийской национальной армии не должно вводить в заблуждение.

Ее внутренний состав настолько разнороден (от иностранных наемников до исламистов), что практически не вызывает сомнений в ситуативности этого военно-политического союза, в котором каждая из сторон пытается использовать преимущества текущего политического момента

Все группы имеют свою долю в нефтегазовом секторе, причем некоторые, пользуясь влиянием лишь в одном регионе или даже городе, способны, тем не менее, заявлять о себе на общенациональном уровне — благодаря контролю над кусочком трубопровода, проходящего через их территорию.

Среди них есть малые и большие — скажем, численность «штыков» Ливийской национальной армии превышает количество бойцов Высшего совета амазигов в три раза — но количественные показатели, как в настоящей федерации, не являются критерием политической мощи того или иного объединения, поскольку все зависят друг от друга.

Что может помешать Ливии договориться об условиях децентрализации? В первую очередь внешнее вмешательство.

Если кто-то из участников ливийской партии, надеясь склонить чашу весов в свою сторону, попытается вовлечь в конфликт союзников извне, то это может нарушить устоявшийся шаткий баланс и с новой силой разжечь гражданскую войну.

В таких условиях появление на ливийской территории частных военных компаний третьих стран выглядит настораживающе. В частности, сообщается о военных специалистах из России.

Разумеется, Москву можно понять: вакуум власти в Ливии создает немалые возможности, тем более что попытки закрепиться на этом участке Африки предпринимались нашей страной и ранее — еще после войны Советский Союз безуспешно просил международное сообщество передать ему мандат на управление Ливией. Тем не менее исторические прецеденты не могут быть вескими аргументами для текущей политики, особенно если учесть, в какие опасные дебри они могут порой завести.

Источник: https://www.rbc.ru/newspaper/2018/11/16/5bed48909a79472953be91a6

Положение Ливии в начале XVI в. Османское завоевание

Ливия: Триполи, Киренаика и Феццан в Новое время

Историко-географический термин «Ливия» в его современном значении был создан в конце XIX в. итальянскими учеными, которые позаимствовали его из античной географии. Древние называли Ливией всю Северную Африку.

Итальянцы же применили это понятие для обозначения областей, расположенных между Тунисом и Египтом — Триполитании на северо-западе, Киренаики на северо-востоке и Феццана на юге.

В средние века Киренаика тяготела к Египту, Триполитания была связана с Тунисом, а Феццан — пустынная область — веками существовал обособленно от побережья.

Уровень общественно-экономического развития Ливии был ниже, чем соседних Египта и Туниса. В своей основе ливийское общество было родоплеменным. Статус племени зависел от его военной силы и древности происхождения. В XVI в. Ливию населяли как свободные, так и вассальные племена.

На протяжении веков основным занятием населения оставалось кочевое и полукочевое скотоводство на общинных землях и земледелие в оазисах и в прибрежной полосе. Хозяйство ливийских племен было почти полностью натуральным, а ремесло в городах было развито слабо.

Узость внутреннего рынка не благоприятствовала укреплению хозяйственных связей между прибрежными городами и внутренними районами.

Исторические судьбы трех ливийских земель соединились лишь в XVI столетии. Оно вошло в историю Ливии как эпоха европейской военной экспансии. В 1510 г.

Триполи был захвачен испанской армией, а через 20 лет был передан испанцами рыцарям Мальтийского ордена. Мальтийцы же, заключив союз с хафсидским правителем Туниса, заметно приумножили «испанский дар» — в 1530—1540 гг.

они смогли овладеть всей западной частью побережья Триполитании.

Местные арабские и берберские племена неизменно оказывали захватчикам сопротивление. Однако, будучи не в силах освободить Триполи от христиан, триполийцы в 1519—1520 гг. обратились за помощью к османскому султану Селиму I. Падишах, заинтересованный после захвата Египта (1517 г.

) в дальнейшем укреплении турецких позиций в Северной Африке, вскоре отправил в Триполи небольшой воинский корпус во главе с Мурад-агой. В 30-х — 40-х годах XVI в.

, когда османские притязания на власть получили поддержку в Алжире и Тунисе, Стамбул активно развернул борьбу с испанцами и за Триполи. В 1551 г. османские войска, флот и местные племена вынудили мальтийский гарнизон города к капитуляции.

Вскоре турки, действуя под флагом освобождения мусульманских народов от иноземного ига, присоединили к империи всю Триполитанию и Киренаику, а позднее и Феззан.

После турецкого завоевания исторические территории Ливии были объединены в наместничество (эйалет) Триполи. Неустойчивость османской власти и постоянная угроза со стороны европейских государств заставила турок спешно организовать администрацию новой провинции и разместить в ней вооруженные силы.

Уже при первом наместнике Мурад-аге (1551—1555 гг.) в Триполи появился янычарский корпус (оджак), разделенный на роты (орты) по 100 человек. Как было принято в империи, янычары рекрутировались из населения Малой Азии (Анатолии) и христиан Восточного Средиземноморья.

В Триполи, как и везде, они пользовались различными льготами и привилегиями: находились на полном обеспечении османского правительства (Порты), сами избирали своих командиров, защищали свои корпоративные интересы при помощи военного совета (дивана), имели право жениться на местных женщинах, а в свободное от службы время могли заниматься ремеслами и торговлей. Янычарам была присуща смелость и решительность, однако их дисциплина оставляла желать лучшего, чему способствовала частая сменяемость командного состава — от низшего звания (дея) до высшего (аги).

Второй наместник Триполи Доргут-паша, сменивший Му-рад-агу в 1555 г., заложил основы триполийского флота как ударной военной силы эйалета.

Турецкие корабли, базировавшиеся в Триполи, не только защищали ливийское побережье от европейских корсаров, но и участвовали в нападениях на приморские районы Испании и Италии совместно с флотом османской метрополии.

Сам Доргут-паша — знаменитый корсар и флотоводец — при поддержке триполийского и тунисского флотов стал в середине XVI столетия подлинным властелином западной акватории Средиземного моря.

Участие в морской войне приносило большие доходы как турецкой администрации Триполи, так и местной корпорации (та'ифе) корсарских капитанов, поэтому османские власти уделяли особое внимание кораблестроению, снаряжению, снабжению флота и укомплектованию его экипажей.

При Мураде и Доргуте сложилось и административное деление приморской части эйалета. Оно соответствовало традиционной османской схеме: эйалет делился на области (санджаки) Триполи, Мисурату и Бенгази, а области делились на уезды (кабы), которые, в свою очередь, дробились на районы (нахии).

В областях, крупных уездах и стратегических пунктах находились небольшие гарнизоны, состоявшие из янычар. В их обязанности входило обеспечение безопасности и сбор налогов. Янычарские гарнизоны, расположенные далеко друг от друга и нерегулярно поддерживавшие связь с Триполи, осуществляли весь объем османской власти на местах.

В глубинных районах эйалета (Киренаика, Феззан) власть турок была сугубо формальной. Здесь наместники предпочитали сохранять вековые институты арабских и берберских племен.

Они оставляли на местах старых вождей и правителей, избегали вмешиваться в межплеменную вражду, всячески привлекали на свою сторону как вождей и старейшин (шейхов) племен, так и знатных лиц городов.

Голод 1932-1933 гг.
Страшной трагедией для украинского народа стал голод 1932-1933 гг., организованный сталинским руководством для того, чтобы сломить сопротивление украинского села политике сплошной коллективизации. Хлебозаготовки в 1930 г. в Украине составили 400 млн. пудов, а в 1931 г. — 380 млн. пудов. Это стало возможным за счет истощения села. У крес …

Сдвиги в сельском хозяйстве
В эти годы происходят некоторые сдвиги и в области сельского хозяйства республики. За 1946–1953 годы колхозы и совхозы Башкирии получили от государства более 13 тысяч тракторов, свыше 4 тысяч комбайнов. Несколько увеличились посевные площади, возросло поголовье скота. С 1950 года в Башкирской АССР, как и во всем Советском Союзе, начал …

Начало формирования человеческого общества. Охарактеризуйте основные периоды истории первобытного общества
Известно несколько периодизаций первобытной истории.

Но наиболее распространена археологическая периодизация, основным принципом которой является учет различий в материале и технике орудий труда.

Таким образом, различают: каменный век (древний каменный век или палеолит; средний каменный век или мезолит; новый каменный век или неолит); б …

Источник: http://www.smart-historia.ru/smhs-207-1.html

Ливия: история, природа и результаты распада

Ливия: Триполи, Киренаика и Феццан в Новое время

26 марта 2018 | Время чтения 9 мин

Андрей Ганжа, 26 марта 2018, 10:40 — REGNUM Семилетний период истории Ливии «после Каддафи» привел к «историческому статус-кво»: территория страны распалась на три региона — Феццан, Киренаику и Триполитанию.

Эти три региона в своей истории всегда были автономными, часто враждебными, и только в 1934 году итальянцы их насильно объединили в квазигосударственное образование — колонию Ливия. Так что ожидать унитаризма в условиях революционного хаоса и гражданской войны было бы наивно.

Пустынный Феццан очень быстро возвратился в свое прошлое: племена туарегов контролируют свою территорию, на которой возрождается рабовладение, а межплеменные войны могут начаться из-за ручной обезьянки.

Стащило животное, принадлежавшее лавочнику из клана Гаддадфа, головной платок со школьницы из клана Авлад Сулейман, и в результате — в Сабхе (столица Феццана) война, танки, минометы, 16 погибших.

Традиционные провинции Ливии

Wikimedia.org

Так что ожидать от Феццана инициативы по возрождению Ливии не приходится. Скорее всего, там будут поступать так же, как их предки времен Ганнибала и Массинисы — наблюдать за борьбой других, с целью вовремя и на выгодных условиях присоединиться к победителю.

Иное дело прибрежные Триполитания и Киренаика

Теоретически эти регионы совершенно (по североафриканским меркам) самодостаточны.

«При Каддафи» и на востоке (Киренаика), и на западе (Триполитания) Ливии были созданы развитые инфраструктуры нефти и воды, а современные порты обеспечивают и торговлю ресурсами, и новый бизнес — транспортировку африканских мигрантов в Европу. Так что можно было бы ожидать раздела Ливии если не на суверенитеты, то на уверенные автономии.

Инфраструктура воды в Ливии — «Великая рукотворная река»

H3.googleusercontent.com

Но это Магриб, господа! В истории Северной Африки не принято довольствоваться частью, когда можно получить все. Поэтому первые четыре года после революции лидеры Триполитании и Киренаики вели переговоры «с кинжалом за спиной», а с 2014 года развязали так называемую вторую гражданскую войну.

В настоящее время номинальным правительством запада Ливии считается «Правительство Национального Согласия» (ПНС, премьер Фаис Сарадж). Но на деле территорией управляют исламистские территориально-племенные «военные советы» (в Мисурате, Зинтане, Дерна и иных регионах).

ПНС же не может в полной мере контролировать свою столицу, Триполи. Однако пока исламисты «военных советов» пусть формально, но подчиняются «правительству Триполи», оно будет оставаться весомым участником политической жизни в стране. Потому что, например, войска Мисураты — это серьезно.

Пять бригад, одна из которых, «Тигры Мисураты», и закончила земной путь Муамара Каддафи.

Киренаикой правит «Палата представителей», легально избранный парламент, осевший в Тобруке после изгнания из Триполи в августе 2014 года (президент палаты — Салах Исса).

Однако и это управление становится все более номинальным, а власть перешла в руки 74-летнего Халифы Хафтара, корпусного командира в армии Каддафи, который в 2016 году стал фельдмаршалом Ливии.

В 2013 году Хафтар изящно «перехватил» командование революционной Ливийской Национальной Армией (ЛНА) у бывшего министра обороны Абдула Фатаха Юниса и стал «силовой основой» правительства в Тобруке. Дальше произошло то, что и должно происходить во время гражданских войн, — военный замкнул власть на себя.

В настоящее время Хафтар уверенно контролирует Киренаику, имеет мощное влияние на племена южной Ливии и находится в союзнических отношениях с бригадой «Абу-Бакр ас-Сиддик». Это милитарное образование, контролирующее Зинтан, регион на крайнем западе Ливии, на границе с Тунисом. Иными словами — в тылу триполитанского правительства засел союзник Хафтара.

Кто что контролирует в Ливии

Aljazeera.com

В таких условиях никого бы не удивило, если бы Хафтар стал военным диктатором Ливии. Но… Военное счастье переменчиво, а, во-вторых, зачем патроны тратить?

А дальше начинается интрига…

О необходимости президентских выборов в Ливии говорили с 2012 года. В 2017-м стало ясно, что они неизбежны. А в июне 2017 года бригада «Абу-Бакр ас-Садик» (союзник Хафтара) сообщила, что из тюрьмы в Зинтане был освобожден Сеифуль-Ислам Каддафи, сын Муамара Каддафи.

Сеиф — старший сын Каддафи от второй жены, и при жизни Каддафи рассматривался как его наследник. В ноябре 2011 года он был захвачен «абу-бакровцами» при попытке побега в Нигер и с тех пор сидел в Зинтане.

Хотя и европейский «Международный уголовный суд» в Гааге, и ПНС в Триполи требовали его выдачи, причем Апелляционная палата суда в Триполи в 2016 году заочно приговорила его к расстрелу.

Но Каддафи-младшего выпустили, а уже 27 июля Хафтар заявил, что «если он (Саифуль-Ислам — А.Г.) хочет играть политическую роль, то в этом нет проблемы».

13 декабря 2017 года глава министерства иностранных дел Ливии (от ПНС) Мухаммед Тахер Сияла заявил, что выборы президента Ливии пройдут до конца 2018 года.

И 19 марта на пресс-конференции в Тунисе представитель Саифуль-Ислама «расставил точки над i» — сын Муамара Каддафи будет участвовать в президентских выборах 2018 года.

И теперь создается впечатление, что Халифа Хафтар сознательно и упрямо «вводил» Саифауль-Ислама Каддафи в новую политическую реальность Ливии. Потому что формирование предвыборного блока «Хафтар — Каддафи» — это практически полная гарантия победы на выборах.

Во-первых, Саиф — сын Муамара.

И опять-таки это Магриб, господа! И «в Ливии обращение к коллективной памяти об основании государства вокруг триединства «государство, династия, религия» вполне может стать тем ключом, который откроет дверь к миру и возрождению». Это мысль бывшего министра иностранных дел и министра внутренней безопасности Израиля Шломо Бен-Ами. А он «по должности» должен разбираться в арабской ментальности.

Муамар Каддафи правил Ливией 42 года. Врагов у него, как показала жизнь, оказалось очень много, но и сторонников семейства осталось немало.

По мнению кузена Муамара и руководителя подпольного «Фронта национальной борьбы в Ливии» Ахмеда Каддаф ад-Дама, «больше половины населения Ливии не имеют к этому (революции 2011 года — А.Г.) отношения — это сторонники революции «Аль-Фатех», приведшей Каддафи к власти в 1969 году.

И перспективный силовой компонент среди сторонников Саифа присутствует: по словам Кадафф ад-Дама, «порядка 70 тысяч бывших бойцов сейчас находятся в Тунисе и Египте». Это выступление можно было бы воспринимать как «мечтания изгнанника» (семь лет назад ад-Дам бежал в Египет).

Но куда деться от того факта, что почти сразу по выходе из тюрьмы Саифуль-Ислам назначен главой временного правительства в изгнании решением Высокого совета ливийских племён?

Так что сын Каддафи на будущих президентских выборах — это совсем не «мальчик для картинки», за ним стоит не только его ядерный электорат, но и память об обильных и безопасных временах его отца.

Что же касается Халифы Хафтара, то о его значении в современной Сирии можно судить по отзыву его политического противника, основателя ливийского «Института Садека» Анаса Эль Гомати: «Те, кто способен контролировать свои институты и максимизировать личные, племенные и политические отношения, как правило, связаны с Хафтаром, поскольку они будут контролировать основные политические, экономические институты безопасности». К тому же Хафтар — это не только армия и связи среди племен, но и явно намечающийся дрейф в сторону России. Об этом говорят и визиты Хафтара в Москву, и его торжественный прием на борту «Адмирала Кузнецова», когда крейсер возвращался от берегов Сирии. Сближение с Россией может помочь фельдмаршалу решить животрепещущую проблему оружия. Ведь Ливия до сих пор находится под действием резолюции СБ ООН №1973 от 17 марта 2011 года, которая запрещает поставки оружия в Ливию. Но резолюции не нарушает только тот, кто не имеет сил их нарушать. Та же Франция уже через два месяца после принятия резолюции «решила перейти непосредственно к парашютному снабжению оружием… ракетные пусковые установки, автоматы, пулеметы и особенно противотанковые ракеты «Милан». До тех пор оружие, отправленное мятежникам, происходило из Катара и других эмиратов Персидского залива» (газета «Фигаро», 28 июня 2011 года).

«Превратить жизнь в ад» как предвыборная технология

Если принять версию о формировании предвыборного блока «Хафтар — Каддафи», то тогда становятся понятными те неприятности, которые сейчас «превращают в ад» жизнь бывшего президента Франции Николя Саркози, задержанного в Нантере (пригород Парижа) в рамках расследования незаконного финансирования его президентской кампании в 2007 году. Экс-президент обвиняется в получении в 2007 году от ливийского лидера Муамара Каддафи 50 000 000 евро наличными, что более чем в два раза превышало максимум разрешенного тогда лимита расходов на избирательную кампанию. Из-за решетки в Нантере его, конечно, выпустили, но — под пристальное наблюдение полиции.

В самом факте подкупа кандидата нет ничего удивительного. Муамар «вкладывался» во многие избирательные кампании. По свидетельству украинского бизнесмена Омара Арфуша, он вложил 4 миллиона долларов в украинскую оранжевую революцию 2004 года.

В 2008 году, после гибели лидера праворадикальной австрийской «Партии Свободы» Йорга Хайдера (депутата парламента) выяснилось, что на его счетах лежат 5 миллионов евро, переведенных с прямого счета Сейфуль-Ислама.

Так почему бы и не Франция? Просто она стоит дороже.

Сам Каддафи-младший 16 марта 2011 года говорил репортеру «Евроньюс» Риаду Муассесу:

«Саркози должен сначала вернуть деньги, которые он взял из Ливии для финансирования своей избирательной кампании. Мы финансировали его, и у нас есть все детали, и мы готовы раскрыть все.

Первое, что мы хотим от этого клоуна, это вернуть деньги ливийскому народу. Ему была оказана помощь, чтобы он мог им помочь. Но он нас разочаровал: верните нам наши деньги.

У нас есть все банковские реквизиты и документы для трансферных операций, и в ближайшее время мы сделаем все возможное».

От своих слов он не отступает и сейчас, предложив официально засвидетельствовать, став свидетелем поставки первой части денег бывшему начальнику штата Саркози Клоду Гуанту в Триполи (в интервью Даниэлю Мумберу из «АфрикаНьюс», которое было дано 20 марта 2018 года).

Это очень рациональный политтехнологический ход в преддверии выборов: напомнить избирателям, что именно Саркози, а значит и Франция, уничтожили Ливию. Продажная Франция. А сейчас Франция — основной европейский союзник Триполитании, электорального соперника Хафтара и Каддафи.

Исторический экскурс. Все в истории повторяется. В 1659 году в Англии генерал Монк победил в короткой междоусобице генерала Ламберта, пытавшегося установить свою диктатуру. У Джорджа Монка были все возможности самому стать военным диктатором. Но он поступил умнее.

В 1660 году он пригласил на престол Англии Карла II, сына казненного в 1649 году короля Англии.

Карл оказался не самым удачным правителем в истории островов, а Монк через 10 лет умер в почете — кавалером ордена Подвязки, шталмейстером двора, лордом-лейтенантом Ирландии, генерал-капитаном и герцогом Албемарлским.

Источник: https://regnum.ru/news/polit/2395897.html

Refy-free
Добавить комментарий