Лирический герой поэзии Жуковского

Лирический герой поэзии Жуковского

Лирический герой поэзии Жуковского

Лирический герой в поэзии Жуковского.

Прежде всего, следует отметить, что лирический герой — это лирическое «Я» героя произведения, переживания, мысли и чувства которого оно отражает. Образ этого героя не тождествен образу автора, хотя и охватывает весь круг лирических произведений, созданных поэтом. В то же время это не просто неопределенное лирическое «Я», а образ говорящего, со своей особой судьбой и лицом.

 Это явление, очень важное в поэзии XIX – XX вв., утверждается в элегиях В.А.Жуковского. Авторским идеалом становится тихий, печальный, чувствительный юноша, чувствительность которого выражается многочисленными восклицательными предложениями и риторическими вопросам («Как слит с прохладою растений фимиам!», «Где песни пламенны и музам, и свободе?»).

Источником для размышлений лирического героя часто оказывается природа, которую автор тонко чувствует и понимает. Созерцание картин природы не только создает определенное настроение, оно способно вызвать в душе целый ураган воспоминаний, образов, предчувствий.

Состояние природы обусловливает душевное состояние героя; важную роль играют эпитеты психологические, то есть характеризующие не свойство предмета, а авторскую реакцию на него, например: «тихое небес задумчивых светило», «безмолвное море», «скромная заря». В.А.

Жуковский испытывает ”презрение к бурному миру”, поэтому его лирический герой ищет успокоения на лоне природы, в кругу друзей. В стихотворении «Стихи, сочиненные в день моего рождения» лирический герой

отвергает «венцы вселенной» и «позлащенный чертог» и мечтает об «укромном уголке» в тени лесов, где бы можно было свободно дышать и

услаждать слух лирой. И в стихотворении «Вечер» поэт говорит, что ему суждено «любить красы природы».

Вспомним стихотворение «Море». Море близко душе поэта так, как могут быть близки друг другу равновеликие стихии: морская бездна и бездна лирического «я». Внутреннее состояние лирического героя находит своё отражение в морской стихии.

Для Жуковского образ моря мистичен, таинствен, с ним связано ощущение романтического двоемирия. В стихотворении образ моря противопоставлен образу неба. Море все время хочет прикоснуться к небу, которое является символом недостижимого идеала.

Романтическая душа лирического героя тоже все время стремится к этому идеалу и никак не может достичь. В стихотворении важное место занимает образ бури. Жуковский считает, что состояние моря во время бури неестественно для моря.

Образ морской стихии Жуковский рисует как образ страдающего влюбленного («Ты в бездне покойной скрываешь смятенье, ты, небом любуясь, дрожишь за него»). Буря пытается отнять у моря его возлюбленную, то есть небо, поэтому образ бури страшен, тревожен, ужасен.

Индивидуальной чертой лирического героя следует признать любовь к прошлому, он часто вспоминает «…о милом радостном и скорбном старины». Таким образом, прошлое «мило» лирическому герою независимо от того, радостное оно или грустное.

Не случайно в стихотворении «Невыразимое» картины природы, затрагивающие самые потаенные душевные струны, вызывают у поэта теплые воспоминания:«Сие к далекому стремленье, Сей миновавшего привет (Как прилетевшее внезапно дуновенье От луга родины, где был когда-то цвет,

Святая молодость, где жило упованье)».

Лирический герой думает о прошедших годах, прошлое для него всегда светло и свято, воспоминание о нем согревает и возвышает душу.

В лирике Жуковского появляется тема поэта и поэзии, размышления о судьбе и целях поэта звучат в элегии «Вечер»: «Так, петь есть мой удел…». Цель поэта В.А.Жуковский видит в воспевании «творца, друзей, любви и счастья».

Поэт счастлив своим талантом и возможностью выразить переполняющие его чувства стихами. Лирический герой — еще и певец:

«Да звуком ваших громких лир‎Герой, ко славе пробужденный,

‎Дивит и потрясает мир!…

Да бедный труженик душою расцветет
‎От ваших песней благодатных!».

В стихотворении “Певец” Жуковский представил читателю идеальный портрет

лирического героя:

«Он дружбу пел, дав другу нежну руку, —

но верный друг во цвете лет угас:

Он пел любовь – но был печален глас,

Увы! Он знал любви одну лишь муку».

Лирика Жуковского была сосредоточена вокруг двух основных тем: погибшей дружбы и разрушенной любви. В этих строках зарождается тип нового, романтического героя – человека с “обманутой душою”, который “разлюбил жизнь”. Этот образ получил развитие в последующей литературе русского романтизма.

Жизнь представляется лирическому герою Жуковского «бездной слез и страданий»,

он понимал всю «низость настоящего», уповал на лучшее:

«О милое воспоминание

О том, чего уж в мире нет!

О дума сердца – упование

На лучший, неизменный свет!»

Гнусности и низости действительности он противопоставлял душевный порыв к некому идеалу.

Этот идеал находил выражение не только в упованиях на иной мир, но и в уходе от настоящего в прошлое, в атмосферу идеализированного и опоэтизированного средневековья.

Отсюда обращение Жуковского к жанру баллады, которая наряду с элегией широко представлено в его творчестве (баллады «Людмила», «Светлана»).

Таким образом, лирический герой В.А.Жуковского – это человек глубоких

чувств, стремящийся от действительности в свой внутренний мир, в мир мечты. Лирический герой поэта зачастую автобиографичен. Но историю своей жизни Жуковский чаще всего передает посредством традиционных лирических сюжетов и ситуаций. При этом тяжелый отчаяние, через которое он прошел, оказывается просветленным. Эстетичность образов становится предметом созерцания, дарующего утешение.

Источник: http://refy.ru/52/197601-liricheskiy-geroy-poezii-zhukovskogo.html

Понятие о лирическом герое и поэтике Жуковского

Лирический герой поэзии Жуковского

Так как поэзия, по представлениюЖуковского, соединяет земную и небеснуюжизни, то она мыслится поэтом особымдуховным пространством. В нем поэтпроживает еще одну жизнь.

Получается,что у Жуковского как бы две жизни: одна– земная, другая – воображаемая,запечатленная в поэзии. Одна соответствуетвсем биографическим фактам, другая –только избранным.

Из земной жизнискладывается доподлинная житейскаябиография Жуковского-человека, извоображаемой, поэтической – жизньЖуковского-лирика. Они похожи и не похожидруг на друга.

Лирические узоры песнопений Жуковскогоопирались не на житейски точную биографию,а на те тщательно отобранные биографическиефакты, которые укладывались в егомыслимое, идеальное представление освоем уделе.

В земной жизни развертываласьбиография Жуковского, в поэтической –судьба, которую он себе желал и о котороймечтал.

По канве своей житейской биографииЖуковский вышивал свою воображаемую иобобщенную жизненно-поэтическую участь.

Между Жуковским-человеком и его лирическимобразом установилось прочное единство,но не тождество. Такого единства русскаяпоэзия еще не знала. «До Жуковского, –писал В.Г.

Белинский, – на Руси никтои не подозревал, чтоб жизнь человекамогла быть в такой тесной связи с егопоэзиею и чтобы произведения поэтамогли быть вместе с лучшею его биографиею».Свой лирический образ Жуковский и хотелоставить потомкам.

Так как житейскаябиография автора совпадает и не совпадаетс его лирической «биографией», то влитературоведении для их различенияввели понятие лирический герой.

Лирический герой – это лирическийобраз, в котором запечатлелась личностьавтора, его идеальное «я». Лирическийгерой – это жизнь души поэта, котораявыступает в стихах от первого лица, отлица «я».

Лирический герой – понятие, пришедшеев литературу вместе с лирикой романтизма.Оно свойственно не только Жуковскому,но и другим поэтам-романтикам.

Образ лирического героя отличается отжанрового образа поэта в лирикеклассицизма, условность которогоопределена жанром. Если поэт-классицистпишет оду, то он (так предписано жанром,«жанровым мышлением») надевает маскугосударственного мужа, патриота империи,которую славит. Если он пишет идиллиюили эклогу, то предстает пастушком. Еслипишет элегию, то выбирает маску несчастноговлюбленного.

Он меняет маски в зависимостиот того, к какому жанру принадлежитсоздаваемое им стихотворение. В отличиеот жанрового образа поэта в классицизмелирический герой в романтизме – единыйобраз, проходящий через всю лирикупоэта-романтика.

Он обладает устойчивымичертами, потому что душевная жизньавтора-поэта протекает в зависимостиот системы взглядов, убеждений, настроений,чувств, которые не имеют к тому или иномужанру прямого отношения. Одни и те жестороны души поэта могут быть воплощеныи в оде, и в элегии, и в послании, и впесне, и в романсе, и в балладе, и в поэме.

Для передачи сокровенных душевныхдвижений души романтик не знает, вотличие от поэта-классициста, жанровыхпреград и жанровой неволи. Он свободенот жанрового мышления или, по крайнеймере, стремится таковым стать.

Особенность лирического героя Жуковскогозаключается в том, что он чрезвычайнообобщен (в стихотворениях, написанныхот первого лица), что его мысли, чувстваи переживания еще мало индивидуализированы.Жуковский пишет о себе как о человекевообще, а не как о данном, конкретноминдивидууме.

Для того чтобы выразить внутренний мир,«душу», «я» в образе лирического героя,Жуковскому нужно было преобразоватьтогдашний поэтический строй русскойпоэзии, ее семантико-стилистическуюсистему, основанную на рационалистическихпринципах отношения к поэтическомуслову, характерных для поэзии XVIII в.

В слове содержатся основные и второстепенныезначения, слово может заключать в себеэмоциональные признаки и оттенки.Рационалистическая поэтика строиласьна основных, предметных значениях слова.

Например, слово стол могло характеризоватьсясвойствами – квадратный, круглый,черный, деревянный, обозначая форму,цвет, материал; слово река обладалоприсущими реке естественными признакамиглубины, прозрачности, быстроты, шириныи т. д.

Такие признаки, принадлежащиесамому предмету или явлению, называютсяобъективными, предметными, вещественными,основными, прямыми.

В стихотворении Державина «Соловей»есть стихи:

На холме, средь зеленой рощи,

При блеске светлого ручья,

Под кровом тихой майской нощи

Вдали я слышу соловья.

Державин точно определяет пространствои время, называя их признаки: «холм»,«зеленая роща», «блеск светлого ручья»,«тихая майская нощь», «соловей». Читательпонимает, что поэт описывает позднюювесну («майская ночь», «зеленая роща»,«соловей»).

Эпитеты, которые используетДержавин, объективны, предметны: «зеленая»– обозначение цвета, «майская» –времени. Эпитет «тихая» означает вконтексте стихотворения – «безветренная»,т. е. в нем преобладает объективноезначение слова.

То же самое можно сказатьи об эпитете «светлый» (для сравнениявспомним у Пушкина – «Печаль моя светла»или выражение «светлая грусть»).

Казалось бы, Державин нарисовал вполне«реальную» картину: в мае роща зеленаяи поют соловьи. Однако ночной весеннийпейзаж Державина условен. Обратимвнимание на слова «зеленой рощи» и«кровом тихой майской нощи».

Можноэмпирически доказать, выйдя ночью, чтолиства на деревьях не зеленая, а темнаяи даже черная, независимо от того, естьна небе луна или нет (есть поговорка:«ночью все кошки серы»). Значит, Державинне мог видеть зеленого цвета рощи.

Почемуже он написал «зеленая роща»? Да потому,что он знает (ему говорит об этомрассудок, ум, разум), как знаем и мы, чтовесной деревья покрываются зеленымилистьями. Державин и рассудил, что влюбое время суток весной деревья зеленыеи даже в том случае, если в данный моментдля поэта-наблюдателя они вовсе незеленые.

Эпитет «зеленая» связан, сталобыть, не с непосредственным созерцанием,восприятием и переживанием, не с чувствамипоэта, а с логическим, рациональным,рассудочным знанием. Поэтому пейзаж,нарисованный Державиным, вполнеобъективен, но психологически неконкретен, а это делает его условным.Между разумом поэта и его чувствомвозникло противоречие.

Вот начало одной из лучших элегийЖуковского «Вечер»:

Ручей, виющийся по светлому песку,

Как тихая твоя гармония приятна!

С каким сверканием катишься ты в реку!

Почти все слова, кроме эпитета «светлый»,не содержат предметных признаков(«тихая», «гармония», «приятна»,«сверкание»). Жуковский, в отличие отДержавина, отвлекается от них. По описаниюЖуковского нельзя сказать о ручье –прозрачен он или мутен, глубок или мелок,широк или узок.

Но зато на первый планвыдвинуты особые эмоциональные признаки:«тихая гармония», которая «приятна»поэту, «сверкание».

Если сравнить однои то же слово «тихая» у Державина и уЖуковского, то ясно, что у Жуковскогооно означает «умиротворенная», «придающаясогласие», «вселяюшая спокойствие», –свойства, далекие от предметных ипередающие впечатление, которое ручейвызвал в поэте.

Жуковский оживляет вслове добавочные эмоциональные оттенки,скрытые в самом слове. На этом общемстилевом фоне и слово «светлый» («посветлому песку») получает дополнительныйсмысловой отблеск. Жуковский намеренноотвлекается от цвета песка (ср.: «желтый»),а повышает эмоциональную нагрузку,падающую на эпитет.

Все слова подбираютсяс таким расчетом, чтобы вызвать у читателяопределенное эмоциональное впечатление,эмоциональное состояние, причем такое,какое овладело самим поэтом. Жуковскомунеобходимо, чтобы читатель чувствовалто же, что и он, чтобы тревоги ушли прочь,душа успокоилась и могла в этом гармоничномсостоянии без усилий восприниматькрасоту и предаться поэзии.

Следовательно, Жуковскому мало нарисоватькартину природы – ему нужно посредствомпейзажа и через пейзаж передать своюдушу. В стихотворении «Невыразимое» онговорит, что описания природы «легколовит мысль крылата», что простаяпередача красоты природы не составляеттруда.

А вот выразить то, что «слито» сэтой красотой, те душевные движения,которые она вызвала, те переживания,которые она всколыхнула, – этопредставляет настоящую поэтическуютрудность и почетную задачу лирика.

Поэтому в стихотворениях Жуковскогоза картиной природы всегда виден пейзаждуши.

Жуковскому важно передать личноевпечатление, личное переживание,навеянное природой, и внушить читателюсвойственные поэту чувства и настроения.

С точки зрения классицистической поэтикипоявление последующих за пейзажем строкрационально оправдать нельзя – непонятно,почему вслед за описанием природы поэтвдруг призывает Музу:

Придя, о Муза благодатна,

В венке из юных роз с цевницею златой;

Склонись задумчиво на пенистые воды

И, звуки оживив, туманный вечер пой

На лоне дремлющей природы.

Логическая связь при переходе от описания«ручья» к «Музе» разорвана. Но логикавсе-таки есть. Только не логика рассудка,а логика чувства.

У Жуковского пейзаж сопряжен с конкретнымпсихологическим переживанием. Поэтсливает пейзаж и свое переживание. Междуними возникает прочная связь, но неотвлеченно-логическая, аконкретно-психологическая. Игра природы(ручей вьется по светлому песку, его«гармоническое» журчание «приятно»,его сверкание радостно) символизируетее духовно-творческую силу.

И эта силанастолько велика, что «светлой»,наполненной «тихой гармонией»,«сверканием» оказывается душа поэта.И невозможно сказать, то ли природапривносит в душу «гармонию», то ли«гармония» в душе переносится на природу.Душа поэта, полная «гармонии», готовак творчеству и предчувствует приходвдохновения.

Так устанавливается родствомежду душой природы и душой поэта,которое трудно понять рассудком, нокоторое внятно чуткому сердцу.

Заслуга Жуковского состоит в том, чтоон расширил поэтический словарь русскойлирики и всколыхнул в слове егоэмоциональные значения и оттенки, вызвалк жизни дополнительные, добавочныесмыслы, нужные для передачи личныхпереживаний и настроений.

Своими элегиями Жуковский вдохнул врусскую поэзию новое содержание ипреобразовал ее строй. В элегияхсодержание грустно не потому, что таквелят «правила» искусства, а вследствиесложившегося у поэта миропонимания.

Источник: https://studfile.net/preview/6359644/page:11/

Лирический герой В. А. Жуковского

Лирический герой поэзии Жуковского

В. А. Жуковский по праву считается одним из ярчайших русских поэтов-сентименталистов, развивших этот литературный метод в лирике до величественных масштабов и обеспечивших плавный и закономерный переход к романтизму.

Ранние стихотворения поэта проникнуты сентиментальными настроениями, в поздних же можно найти характерные для романтизма темы и образы.

Вместе с тематикой, проблематикой и общим настроением стихов Жуковского эволюционировал и образ лирического героя, то есть образ автора или человека, от лица которого ведется повествование, того, чьими глазами мы смотрим на мир, читая лирическое произведение.

Истинно сентиментальной чертой лирического героя Жуковского являются склонность к меланхолии, к размышлениям; он прислушивается к голосу своего воображения, дорисовывая картины действительности своими впечатлениями и мыслями.

В любом предмете иди явлении автор видит скрытый смысл, потаенное содержание, доступное пониманию только его одного.

Так, могила на сельском кладбище (из одноименной элегии, первого известного стихотворения Жуковского) вызывает у него следующие ассоциации:

Ах! может быть, под сей могилою таится Прах сердца нежного, умевшего любить…

Авторским идеалом становится тихий, печальный, чувствительный юноша; чувствительность самого автора выражается в стихах часто повторяющимися междометиями “Ах!” и “О”, а также многочисленными восклицательными предложениями и риторическими вопросами, которые автор в порыве чувства, не адресуя никому конкретно, роняет в пространство.

Такая эмоциональность героя – типичная черта сентиментальной лирики. Однако этот мир оказывается, вероятно, слишком грубым для столь неземного создания; так в лирике Жуковского появляется тема смерти, особенно безвременной, пронизывающая многие стихотворения поэта.

Например, элегия “Вечер” неожиданно заканчивается мыслью автора о возможности близкой смерти, и снова возникает образ “тихой юноши могилы”.

Автор не боится смерти; для него ранняя кончина – лишь переход в лучший мир, возможность обрести вечное пристанище, “тихую могилу”, над которой будут плакать неизвестные Минвана и Альпин.

Источником для размышлений лирического героя часто оказывается природа, которую автор тонко чувствует и понимает.

Созерцание картин природы не только создает определенное настроение, оно способно вызвать в душе целый ураган воспоминаний, образов, предчувствий.

Состояние природы обусловливает душевное состояние героя; с точки зрения художественной выразительности здесь важную роль играют эпитеты психологические, то есть характеризующие не свойство предмета, а авторскую реакцию на него, например: задумчивые небеса, пленительный закат, спокойный блеск солнца.

В элегии “Вечер” герой наблюдает смену времени суток и размышляет о разлуке с друзьями, о своей будущей судьбе. В отрывке “Невыразимое” “картины пышного заката” заставляют автора задуматься о возможностях языка как средства передачи красоты и величия природы.

(“Что наш язык земной пред дивною природой?!”) Однако окружающий мир можно не только чувствовать, но и олицетворять: в лирике Жуковского появляется романтический образ моря (элегия “Море”).

Герой видит море живой, страстной стихией, влюбленной в небо (тоже олицетворение).

Автор выражает себя явно только во второй строке: “Стою очарован над бездной твоей…”; косвенно же авторское присутствие ощущается на протяжении всего стихотворения из-за частых обращений (вообще вся элегия построена как обращение поэта к морю) и местоимения “ты”. Создается впечатление, что лирический герой и море – друзья или близкие по духу создания и у них много общих черт.

Вероятно, если герой видит в море страстность, какой-то бунтарский, воинственный дух, гордость одиночества, то он сам в какой-то мере наделен этими качествами, а если представить себе автора, одиноко возвышающегося над бушующим морем, не остается сомнений: перед нами – лирический герой раннего романтизма.

Индивидуальной чертой В. А. Жуковского следует признать любовь к прошлому во всех его проявлениях, как сказано в “Невыразимом”: “…о милом радостном и скорбном старины”.

Таким образом, прошлое “мило” лирическому герою независимо от того, радостное оно или грустное.

Не случайно в этом стихотворении картины природы, затрагивающие самые потаенные душевные струны, вызывают у поэта теплые воспоминания, причем они приравниваются к душевному стремлению ввысь, вдаль; мысль автора движется одновременно сразу в двух направлениях:

Сие к далекому стремленье, Сей миновавшего привет…

Равнозначность эта подчеркивается анафорой. Аналогично в элегии “Вечер” лирический герой улетает мыслью к протекшим годам; прошлое для него всегда светло и свято, воспоминание о нем согревает и возвышает душу.

Автор – поэт, и ему свойственно зад умывать, о роли и значении своего творчества. В лирике Жуковского появляется тема поэта и поэзии, конечно, не в таких масштабах, каких она достигла в период расцвета романтизма, но тем не менее размышления о судьбе и целях поэта звучат в элегии “Вечер”, отрывке – “Невыразимое”

Так, петь есть мой удел

Цель поэта Жуковский видит в воспевании “творца, друзей, любви и счастья”. Поэт счастлив своим талантом – возможностью выразить переполняющие его чувства стихами.

Лирический герой – еще и певец, поэтому в лирике Жуковского так много упоминаний музыкальных инструментов: свирель, лира, цевница; певец в значении “воспевающий”, “восхваляющий”; он творец, поэт; образ собирательный, в каждом отдельном стихотворении выражающий одну определенную сторону души автора; лишь изучив все лирические произведения Жуковского и проникнув в сущность лирического героя каждогочиз них, можно представить себе условный образ автора во всей многогранности его творческой натуры, во всей сложности его эволюции.

Во всех произведениях В. А. Жуковского сквозит индивидуальность, неповторимость авторской манеры.

Поэт говорил, что переводчик в прозе – раб, в поэзии же – творец; даже переводные стихотворения Жуковского получили новую, самостоятельную жизнь в русской литературе.

В лирике собственно авторской уникальны не только подход к освещению традиционных тем, стиль, но и образ лирического героя, который, несомненно, зависит от личных черт и качеств автора.

По-разному выразившие характер творческой личности поэта, лирические произведения Жуковского по сей день занимают особое место не только в русской, но и мировой литературе.

Источник: https://lit.ukrtvory.ru/liricheskij-geroj-v-a-zhukovskogo/

Refy-free
Добавить комментарий