Крестьянская поэзия 20-х годов. Николай Клюев

Лекционный материал по поэзии 20-х гг

Крестьянская поэзия 20-х годов. Николай Клюев

Лекция 11

Тема: Поэзия 20-х годов (обзор). Крестьянская поэзия 20-х годов. Беспокойство за судьбу родной земли человека, живущего на ней (Сергей Есенин, Николай Клюев). Интеллигенция и революция в литературе 20-х годов. (Поэма «1905 год» Б. Пастернака)

Цели: отметить особенности звучания темы революции и гражданской войны в творчестве писателей и поэтов 20-х годов; углубить понятие историзма в литературе; развивать навыки самостоятельной работы с текстом; дать понятие о новокрестьянской поэзии, показать ее духовные и поэтические истоки; обзорно рассмотреть творчество Н. Клюева.

Методические приемы: лекция с элементами беседы, анализ стихотворений.

Ход урока

История не терпит суесловья,

Трудна ее народная стезя,

Ее страницы, залитые кровью,

Нельзя любить бездумною любовью

И не любить без памяти нельзя.

Я. Смеляков. «День России»

I. Оргмомент.

II. Лекция учителя.

Литература в не меньшей (а подчас и в большей) степени, чем наука, формирует представление об истории. Создав немало мифов о революции, литература, тем не менее, еще в 20-е годы, по горячим следам событий, запечатлела сложный, крайне противоречивый образ времени, в этом ее историзм.

Она отразила многообразие представлений о свершившихся на глазах художников переменах (Пильняк назвал их «перепряжкой истории»).

Долгое время мы не представляли всей полноты этой картины времени, поскольку целый ряд художественно значимых, но не отвечавших официальным представлениям о том, как «надо» изображать революцию и гражданскую войну, произведений был изъят из литературного процесса. Возвращение публицистики и художественных произведений И. Бунина, М. Горького, В.

Короленко, М. Булгакова, И. Бабеля, Б. Пильняка, В. Зазубрина, А. Платонова, В. Вересаева, книг эмигрантов И. Шмелева, М. Осоргина, М. Алданова, более глубокое прочтение классики советского периода во многом изменили представление и об истории, и о литературном процессе XX века.

Одной из наиболее ярких черт литературы 20-х годов является своеобразие ее исторического сознания.

Дело в том, что произведения о революции и гражданской войне, созданные в 20-е годы, рассматривались преимущественно как книги о современности (исключения делались для «Тихого Дона», «Хождения по мукам» и, с некоторыми оговорками, «Белой гвардии»). «B тупике» В.

Вересаева, «Сивцев Вражек» М. Осоргина, «Повесть непогашенной луны» Б. Пильняка – эти и многие другие произведения 20-х годов рассказывали не об отдаленном историческом прошлом, а о личном опыте, о пережитом вместе с родной страной и народом на изломе истории.

Осмысление настоящего как реальности исторической стало ярчайшей чертой русской литературы первой трети XX века. Формированию этого представления способствовало само время.

Ситуация рубежа веков, ясно ощущаемое художниками кризисное состояние мира и человеческой личности, крупнейшие социальные потрясения начала XX века – войны и революции, великие научные открытия – все это не могло не усилить интерес к теме истории.

Писатели не были простыми хроникерами событий, значение их произведений не сводится лишь к правдивому изображению событий тех лет. Шел активный поиск «идеи времени», смысла истории.

Художники стремились осознать происходящее в исторической перспективе, исследовать истоки конфликтов, увидеть будущее России, ее место в мировой истории. Мысль о России, которая, по словам Н.

Бердяева, «бесконечно дороже судьбы классов и партий, доктрин и учений», стала центральной в литературе века.

Художники не могли не размышлять также о судьбе человека и вечных ценностей в переломную историческую эпоху. Несмотря на различия во взглядах, естественные для того времени непримиримость и остроту политических дискуссий, писатели в лучших произведениях брали верх над исторической ограниченностью собственных убеждений и пристрастий.

Исторический вихрь разрушил не только прежние социальные отношения. Революция привела к переоценке нравственных норм, всего, чем жили люди, во что они верили, и это был нелегкий, зачастую мучительный процесс, о котором тоже рассказало искусство.

III. Поэзия 20-х годов.

«…Может оказаться, что художник сделал большее, чем задумал (смог больше, чем думал!), иное, чем задумал». Эти слова Марины Цветаевой – одно из звеньев в ее цепочке размышлений об уроках искусства, законах творчества.

В них поэтесса отразила характерную особенность XX века, который – пожалуй, как никогда прежде – накрепко сплавил судьбу поэтического слова с человеческой судьбой его творца, это отразилось и в поэзии 20-х годов. В статье Цветаевой «Искусство при свете совести» мы читаем: «Поэта, не принимающего какой бы то ни было стихии, – нет.

Не принимает (отвергает и даже – извергает) человек… Единственная молитва поэта о неслышании : не услышу – да не отвечу. Ибо услышать для поэта – уже ответить…»

2. Сообщение по поэме Цветаевой «Перекоп» (или «Лебединый стан»).

Вывод.В полную трагизма поэму «Перекоп» врывается нота примирения с добрыми пожеланиями всем – и мужественным воинам, и малодушным отступникам:

Пошли, Боже, красным и белым –

Ту – для ложа, друга – для бега!

В этих «перекопских» строках Цветаевой можно услышать отзыв ее же стихов из «Лебединого стана»:

Белый был – красным стал:

Кровь обагрила.

Красным был – белый стал:

Смерть побелила.

Так в горький, смертельный час открывалось человеческое единение погибших воинов. Так наметилась тема, казалось бы, неожиданная и в то же время глубоко закономерная в творчестве русских поэтов этой эпохи, – тема враждующих братьев, восходящая к библейскому мотиву братоубийства: Каин, убивающий Авеля.

– Что вы знаете об истории Каина и Авеля?

И в цветаевском «Перекопе» мы не разслышим этот мотив – то в эпизодичной реплике («Брат на брата!»), то в прямом обращении к библейской истории («Каин, брат где твой?..»), то, наконец, в напутствии полкового священника:

– Братья, вот она

Ставка крайняя!

Третий год уже

Авель с Каином

Бьется…

Стихи поэтов-эмигрантов.

Свой подход к теме враждующих братьев у поэтов-эмигрантов, кто был непосредственным участником Гражданской войны и хотел, прежде всего, передать стихию пережитого. У них эта тема уплотняется до намека, короткого штриха в лирической исповеди или до лаконичной выстраданной оценки в повествовательном стихе.

Стихи воина Белой армии Владимира Смоленского – грозный упрек, брошенный властителю ада:

Ты отнял у меня мою страну,

Мою семью, мой дом, мой легкий жребий…

Ты гнал меня сквозь стужу, жар и дым,

Грозил убить меня рукою брата…

Этот библейский мотив словно бы конкретизируется в другом стихотворении Смоленского – емком лирическом воспоминании:

Над Черным морем, над белым Крымом

Летела слава России дымом…

Летели русские пули градом,

Убили друга со мною рядом,

И Ангел плакал над мертвым ангелом…

Мы уходили за море с Врангелем.

«Русские пули» посланы рукою брата – соотечественника, врага…

Белый Крым защищал в рядах Добровольческой армии и Юрий Терапиано, который «был в огне Перекопа» и навсегда сохранил последнее крымское воспоминание:

…Ту, что стала знаменьем России,

Полоску исчезающей земли.

Как и Смоленский, Терапиано остро ощущает вражду братьев, которая не только ожесточает сердце, но и опустошает его, делает человека одиноким. И остается лишь признаться Богу:

Отступившие от благодати,

Мы утратили Тебя – и вот

В этом мире нет сестер и братии…

А вот вспоминает о Гражданской войне поэт Арсений Несмелов (под этим псевдонимом выступал бывший белый офицер-колчаковец Арсений Митропольский), вспоминает как о «братоубийственнейшей из войн», когда надвое Россия раскололась».

Но, став свидетелем такого раскола, «слушая в гулах ночи человечью накоплявшуюся злобу», Несмелов находит свой неожиданный поворот в трагической теме, когда пишет о собрате по перу, стоящем по другую сторону баррикад. Это – стихи о Владимире Маяковском, с которым Несмелов был лично знаком и ценил его талант.

«Гению Маяковского» и посвящает он свой стихотворный рассказ об оборотне, который в джунглях «Был когда-нибудь бизоном», у врагов «вызывал переполох», а теперь «носит бычие рога», «принес из хладных недр свое звериное упорство», свою мощь:

Он поднимает вилой клычьей

Препон проржавленную сталь!

Но самое примечательное в этом рассказе о поэте-оборотне – многозначительная деталь его меняющегося на глазах облика:

И глаз его, подбросив веко,

Гипнотизирует врага.

Такой гипнотизирующий глаз становится гибельным для врагов.

Но ведь он же и притягивает, вызывая желание вглядеться в оборотня, чтобы увидеть в нем человека – может быть, так, как увидела Маяковского Цветаева, загипнотизированная его стихами: «Всякой мощи, его мощь воздает должное».

И не этот ли Маяковский, разглядев притянутого им врага, решал: «Я белому руку, пожалуй, дам…» И видел в нем уже не абстрактную, плакатную фигуру, а именно соотечественника, пусть и совершившего роковую ошибку…

Гражданская война рушила семьи, рушила жизни, лишала людей приюта в родной стране. Показательны в этой связи стихи Арсения Несмелова об «отвергшей» его стране:

В живой стране, в России этих дней,

Нет у меня родного, как в Бомбее!

Не получить мне с родины письма

С простым, коротким:

«Возвращайся, милый!»

Разрублена последняя тесьма,

Ее концы разъединили – мили.

Стихи эти открывают книгу Несмелова с выстраданным, говорящим названием – «Без России» (Харбин, 1931). Оно полемически перекликается с цветаевским «После России» (эта книга Марины Цветаевой вышла тремя годами ранее, в 1928-м, в Париже).

Несмелов переписывался с Цветаевой, пристально следил за ее творчеством.

Такой высокий ориентир и помог ему – в узнаваемой перекличке – найти, уточнить название своей книги, чтобы отчетливо выразить, передать драматизм мироощущения человека, сердцем постигшего, что он «не нужен и чужд», что родина для него «потеряна, как драгоценный камень».

Итог.

Трагедией стала Гражданская война для всего русского народа, стоящего по разные «стороны баррикад». Жажда свободы, жажда жизни, вопреки тяжелым потерям и смерти, объединила «в минуты роковые» белых и красных, об этом рассуждает поэт-эмигрант Корвин-Пиотровский в поэме «Поражение»:

Здесь все минуты на учете –

Полней живи, полней дыши, –

На смену сгорбленной заботе –

Стремительный полет души.

И вот она с недоуменьем

Глядит с воздушной высоты

Над временем и над забвеньем

На все, чем был когда-то ты.

Перед смертью все равны. Наверное, нужен нам памятник жертвам этой братоубийственной войны, который бы заставил посмотреть на них, как бы вознесясь «над временем и над забвеньем», – как заставил это сделать воздвигнутый Франко в Испании мемориал жертвам гражданской войны в этой стране.

Вот как говорит об этом мемориале живущая в Париже писательница Зинаида Шаховская: «А о кладбище, где лежат вместе кости всех героев, «белых» и «красных», вы знаете? Эта общая усыпальница впечатляет. Если бы так везде, на земле был мир». В связи с этим вспоминаются цветаевские строки:

Все рядком лежат –

Не развесть межой.

Поглядеть: солдат.

Где свой, где чужой?

Белый был – красным стал:

Кровь обагрила.

Красным был – белый стал:

Смерть побелила.

Вот так и в искусстве при свете совести:где там свой, где чужой? Недаром же после смерти «революционнейшего из поэтов» Владимира Маяковского Марина Цветаева вспомнила о нем как о неожиданном глашатае белого Добровольчества. Вспомнила, подчеркнуто разрывая перегородки политиков, разделения на своих и чужих,чтобы, воздав должное тому, кто «поэта в себе превозмог», выдохнуть: «Враг ты мой родной!»

IV. Лекция учителя. Новокрестьянские поэты. Поэзия Н. Клюева

Поэзия Серебряного века чрезвычайно неоднородна и разнообразна по направлениям, формам, эстетическим устремлениям, по читательскому кругу. Ярким явлением, времени была новокрестьянская поэзия, задавшая песенный настрой поэзии многих последующих десятилетий.

Крестьянская тема в русской литературе имеет глубокие, еще фольклорные традиции. Всплеск интереса к этой теме в свое время вызвал к жизни поэзию Некрасова, талантливые произведения «народных» поэтов Кольцова, Никитина, Сурикова. В центре творчества «крестьянских» поэтов в основном был рассказ о горькой доле народа, тяжком непосильном труде и безрадостном житье.

Новокрестьянские поэты, выходцы из деревни: Николай Клюев (1884—1937), Сергей Есенин (1885—1925), Сергей Клычков (1889—1937), Александр Ширяевец (1887—1924), Петр Орешин (1887—1938) — пришли в поэзию совсем с другими темами, идеями, интонациями, мелодиями.

Лейтмотивом их творчества была гордость за многовековую богатую национальную культуру, хранителем которой является крестьянство. Эти поэты пришли в литературу примерно в одно и то же время и быстро услышали друг друга, сдружились.

Однако совместных манифестов, деклараций, как у поэтов других направлений, они не выпустили. Сергей Городецкий (акмеист) предпринял попытку создать группу «Краса», в которую должны были войти Есенин, Клюев, Клычков, Ширяевец, писатель Алексей Ремизов и художник Николай Рерих.

Группа быстро распалась, но сам факт попытки такого объединения говорит о серьезном и внимательном отношении современников к новокрестьянской поэзии.

Большинство новокрестьянских поэтов после революции оказались на периферии литературы и жизни, со своей поэтизацией неразрывной связи человека с миром живой природы, стали свидетелями ломки традиционных крестьянских устоев. Клюев, Клычков, Орешин были уничтожены как кулацкие поэты и на долгие годы вычеркнуты из истории литературы.

Николай Алексеевич Клюев — самый крупный, влиятельный представитель новокрестьянского течения в русской поэзии. Он гордился своим древним старообрядческим крестьянским родом возводил свои истоки, и кровные, и духовные, и литературные, к «неистовому протопопу» Аввакуму:

Когда свяжу свою вязанку

Сосновых слов, медвежьих дум?

«К костру готовьтесь спозаранку», —

Гремел мой прадед Аввакум!

Клюев творит художественный образ своих предков и свой собственный, в его поэзии много легендарного, вымышленного. Эта мифологизация создавала приподнятый, героический настрой.

Вошел Клюев в литературу (альманах «Новые поэты», 1904) по-бунтарски:

Но не стоном отцов

Моя песнь прозвучит,

А раскатом громов

Над землей пролетит.

Поэт сотрудничал с революционными организациями народнической и эсеровской ориентации, распространял прокламации, был арестован за агитационную деятельность и около полугода провел в тюрьме. Революционность Клюева была тесно связана с религиозными представлениями, идеей христианской жертвенности, страдания:

Я надену черную рубаху

И вослед за мутным фонарем

По камням двора пройду на плаху

С молчаливо-ласковым лицом.

Идея «голгофской» жертвенности становится основной в стихотворении «Ты все келейней и строже…» (1908, 1911).

Героиня стихотворения идет своим тернистым путем сознательно, зная его печальный исход. Вероятно, образ девушки-революционерки имел конкретную биографическую основу.

Большим событием в жизни Клюева стало его знакомство с Блоком. Они состояли в переписке, и Блок неоднократно цитировал письма Клюева в своих статьях. При его содействии стихи Клюева были напечатаны в журналах «Золотое руно», «Новая Земля» и в других изданиях.

Стихотворения первой поэтической книжки «Сосен перезвон» сделали Клюева известным, признанным поэтом. Его поэзию высоко оценили Городецкий, Гумилев, Брюсов. Гумилев в своей рецензии писал: «На смену изжитой культуре, приведшей нас к тоскливому безбожью и бесцельной злобе, идут люди, которые могут сказать про себя: «Мы предутренние тучи, зори росные весны».

Николай Клюев был близок с Сергеем Есениным. Общим был интерес к героическим страницам русской истории, легендарным образам богатырей и подвижников. Их объединяла песенная, фольклорная стихия.

Многие свои стихи оба поэта называют песнями. От стилизации «под фольклор» они постепенно переходят к созданию оригинальных произведений, близким фольклорным не только по форме, но и по мысли, образам, идее.

Сергею Есенину Клюев посвятил цикл стихотворений:

Изба святилище земли,

С запечной тайною и раем;

По духу росной конопли

Мы сокровенное узнаем….

В твоих глазах дымок от хат,

Глубинный сон речного ила,

Рязанский маковый закат —

Твои певучие чернила.

Изба — питательница слов

Тебя взрастила не напрасно:

Для русских сел и городов

Ты станешь Радуницей красной.

Так не забудь запечный рай,

Где хорошо любить и плакать!

Тебе на путь, на вечный май,

Сплетаю стих — матерый лапоть.

Здесь и теплое отношение к своему «собрату», и обращение к истокам, к «запечному раю», и оценка собственного творчества: «стих — матерый лапоть».

Образ избы как начала, средоточия жизни, источника вдохновения проходит через многие стихотворения Клюева.

При всем том Клюев был широко образованным человеком: знал не только древнерусскую книжность, народное искусство, но и европейскую литературу, живопись, музыку, французский и немецкий языки.

После Октябрьской революции оказывается, что Клюев со своим «мужицким раем» чужд новой власти, да и она чужда ему.

В поэме «Погорельщина» поэт обращается ко времени Андрея Рублева, но ритмы, фразы современной ему России врываются в произведение, сменяясь видениями лирического героя, образами внеисторического времени.

Очевидны переклички поэмы с «Двенадцатью» Блока и «Анной Снегиной» Есенина. С болью поэт пишет о современных ему событиях — об утрате мастеровитости, крестьянских ценностей, о распаде русской деревни:

Не стало кружевницы Прони,

С коклюшек ускакали кони,

Лишь златогривый горбунок

За печкой выискал клубок,

Его брыкает в сутеменки…

А в горенке по самогонке

Тальянка гиблая орет —

Хозяев новых обиход.

В годы «великого перелома» эта поэма, конечно, не могла быть напечатана. «Я сгорел на своей «Погорельщине», как некогда сгорел мой прадед протопоп Аввакум на костре пустозерском», — писал поэт. Клюев, а затем Клычков, Орешин, другие поэты были арестованы, сосланы, а затем расстреляны. Их поэзия была «реабилитирована» и вернулась к читателю только через многие десятилетия.

V. Слово учителя с элементами беседы по творчеству С. Клычкова.

Сергей Антонович Клычков (прозвище Лешенков) родом из Тверской губернии. Благодаря поддержке М. И. Чайковского (брата композитора) он окончил реальное училище в Москве, учился на историко-филологическом факультете университета.

Большое влияние на Клычкова оказал С. Городецкий с его вниманием к древнеславянской мифологии, фольклорным мотивам.

Память будущего поэта хранила множество народных сказок и поверий о «нечистой силе»: леших, русалках, домовых, ведьмах.

Поэзия Сергея Клычкова отличается простотой поэтической формы, сюжета, прозрачностью содержания. Высший идеал красоты для него — природа. Ранняя лирика напоминает произведения календарной обрядовой лирики:

Поэтизация сельской природы, крестьянского труда, народных праздников — наиболее характерная черта поэзии Клычкова. Праздник и труд не противопоставлены, а продолжают друг друга.

В сборнике «Кольцо Лады» (1913) два главных образа: дед — собирательный образ труженика, хранителя мудрости и опыта предков, и Лада — образ, пришедший из древнеславянских мифов, девушка-невеста, девушка-мечта, этот образ восходит к древнеславянской богине весны и плодородия.

Сюжетные линии, музыкальные темы этих образов переплетаются в книге: «Дедова пахота» — «Лада купается», «Дед отборонил» — «Лада в саду», «Лада в хороводе» — «Дед с покоса».

Та же Русь без конца и без края,

И над нею дымок голубой —

Что же я не пою, не рыдаю

Над людьми, над собой, над судьбой?

И мне мнится: в предутрии пламя

Пред бедою затеплила даль

И сгустила туман над полями

Небывалая в мире печаль.

После революции не пожелавший подчиниться «требованиям времени» Сергей Клычков оказался под беспощадным обстрелом критики: «полон старо-деревенского консерватизма и мистицизма», — писали о нем. Поэт был вынужден заняться переводами (переложения эпоса народов СССР). Однако это уже не спасло его. Он был арестован и расстрелян в 1937 году.

VI. Беседа по творчеству П. В. Орешина

Такова же была судьба другого новокрестьянского поэта, Петра Васильевича Орешина (1887—1938). Родом он из Саратова, отец — из крестьян. Окончил три класса городского училища, подолгу жил в деревне, скитался по Поволжью в поисках заработка. Впервые напечатал стихотворения в 1911 году, а в 19 18-м вышел его первый сборник «Зарево».

В отличие от Клычкова, Орешин много пишет и печатается после революции, приветствует изменения в стране. Об этом говорят и названия его стихотворений: «Комсомольцы», «В покосе соревнуются бригады», «На тракторе сидел я, управляя». Были у него и сомнения — туда ли идет деревня:

Соломенная Русь, куда ты

https://www.youtube.com/watch?v=2o3Dyn0y_mg

Какую песню затянуть?

Как журавли, курлычут хаты,

Поднявшись в неизвестный путь.

VII. Итог урока

Главное, что объединяло новокрестьянских поэтов, было чувство любви к родной земле, беспокойство за ее будущее. Их поэзия безыскусна и очень искренна. Тревога за судьбу красоты в живом мире, в душе человека актуальна и сейчас. Нам еще предстоит открывать художественный мир этих поэтов.

Домашнее задание

1. Почитать стихотворения С. Клычкова и П. Орешина.

3. Выучить лекцию.

Источник: https://infourok.ru/lekcionniy-material-po-poezii-h-gg-3942287.html

Понятие «крестьянская поэзия» вошедшее в историко- литературный обиход, объединяет поэтов условно и отражает только некоторые общие черты, присущие их. — презентация

Крестьянская поэзия 20-х годов. Николай Клюев

1

2 Понятие «крестьянская поэзия» вошедшее в историко- литературный обиход, объединяет поэтов условно и отражает только некоторые общие черты, присущие их миропониманию и поэтической манере.. Как жанр «крестьянская поэзия» сформировалась в середине XIX века.

«Крестьянские поэты» писали о труде и быте крестьянина, о драматических и трагических коллизиях его жизни.

В их творчестве отразилась и радость слияния тружеников с миром природы, и чувство неприязни к жизни душного, шумного, чуждого живой природе города

3 Начиная с 20-х годов, Николая Клюева не раз пытались вычеркнуть из литературы. Несколько десятилетий о Клюеве упорно молчали в нашей стране.

И лишь в наше время благодаря исследователям творчества писателя, мы можем иметь представление о том, кто такой был Николай Клюев, каков был его жизненный и творческий путь, какой вклад он внес в родную литературу «Народный поэт», чье имя гремело некогда по всей России, оказался с конца 20-х годов на полвека вытеснено из родной культуры и литературы.

4 Родился 10 (22) октября 1884 в селе Коштуг Вышегородского уезда Олонецкой губернии, одной из глухих деревень русского Севера, в крестьянской старообрядческой семье, что оказало большое влияние на характер и творчество будущего поэта. От своей матери, Прасковьи Дмитриевны, унаследовал любовь к народному творчеству — к песням, духовным стихам, сказам, преданиям.

5 Многое в стихах молодого Клюева напоминает творчество крестьянских поэтов XIX-века и их последователей,чья муза была жалобной и заунывной. Гневные, бунтарские настроения усиливаются в его стихах, начиная с 1905 года.

Освобождение народа от великого рабства – этим биографических пафосом проникнуты ключевские стихотворения революционной поры. Он верит, что жизнь изменится с приходом революции.

Распахнитесь орлиные крылья, Бей, набат, и гремите грома, – Оборвалися цепи насилья, И разрушена жизни тюрьма!

6 За революционную пропаганду в 1906 был заключен в тюрьму. В 1908 в «Нашем журнале» ( 1) анонимно опубликовал статью «В черные дни». («Из письма крестьянина»), где доказывал «врожденную революционность глубин крестьянства».

* * * » Безответным рабом Я в могилу сойду, Под сосновым крестом Свою долю найду «. Эту песню певал Мой страдалец — отец, И по смерть завещал Допевать мне конец. Но не стоном отцов Моя песнь прозвучит, А раскатом громов Над землей пролетит.

Не безгласным рабом, Проклиная житье, А свободным орлом Допою я ее.

7 В Николай Клюев глава так называемых новокрестьянских поэтов ( С. А. Есенин, называвший Клюева « апостолом нежным », С. А. Клычков, П. В. Орешин, В. А. Ширяевец ( Абрамов ) и др.). С. А. Есенин С. А. Клычков П. В. Орешин После публикации поэмы «Деревня» (1927) Клюев был подвергнут резкой критике за тоску по разрушенному сельскому «раю» и объявлен «кулацким поэтом».

5 июня 1937 полупарализованный Николай Клюев был арестован в Томске «за контрреволюционную повстанческую деятельность». Сибирское НКВД сфабриковало дело о церковно-монархической организации «Союзе спасения России», готовившем якобы восстание против советской власти, в котором роль одного из вождей приписывалась Клюеву. Между 23 и 25 октября 1937 Николай Клюев был расстрелян.

8 На часах На часах у стен тюремных, У окованных ворот, Скучно в думах неизбежных Ночь унылая идет. Вдалеке волшебный город, Весь сияющий в огнях, Здесь же плит гранитных холод Да засовы на дверях. Острый месяц в тучах тонет, Как обломок палаша; В каждом камне, мнится, стонет Заключенная душа. Стонут, бьются души в узах В безучастной тишине.

Все в рабочих синих блузах, Земляки по крови мне. Закипает в сердце глухо Яд пережитых обид… Мать родимая старуха, Мнится, в сумраке стоит, К ранцу жалостно и тупо Припадает головой… Одиночки, как уступы, Громоздятся надо мной. Словно глаз лукаво-грубый, За спиной блестит ружье, И не знаю я — кому бы Горе высказать свое.

Жизнь безвинно-молодую Загубить в расцвете жаль,- Неотступно песню злую За спиною шепчет сталь. Шелестит зловеще дуло: «Не корись лихой судьбе. На исходе караула В сердце выстрели себе И умри безумно молод, Тяготенье кончи дней…» За тюрьмой волшебный город Светит тысячью огней. И огни, как бриллианты, Блесток радужных поток…

Бьют унылые куранты Череды унылой срок.

Источник: http://www.myshared.ru/slide/1101557/

������ 20-� ����� (��������� �����������) / �����.��

Крестьянская поэзия 20-х годов. Николай Клюев

���� 1.  �����   ��������������   ������  20��  �����.2.  ��������������������  ���������  �  ������  20��  �����.3.  �����������  ������  �  ������  20��  �����. ���������� 1. ������ �.�. �� ����� �� �����������. �., 1994.2. �������� �. ������� ���������� �� ����. ����� �������. �., 2001.3. ������� ������� ���������� �� ���� (20�90�� ����). �., ���, 1998.4.

������� ��������� ����������: ����� ������.  �.,1990.5. ������� �.�. ������� ������� ���������� �� �. (��������� ������). �., 2001.6. ������� ���������� �� ����. ��., 2004.7. ������� ���������� �� ���� � 2 ������/��� ���. ����. ����������. �., 2003. �� ������ ��������, ��������� � ������������ ���������� � ���� ������� ������ 20�� ����� � �������� ������� � ���������� �� ����.

������ ������ 20�� ����� ���� �� ������������ ����������. ������������� � ���������� ��������� ��������� ����������������� ������������ ������������. ��������� �� ������������, ������� ������� �� ������������� �����������, �������� �������� �������.������������ �������� ������������ ��� ���������. ��� � ���������� ������ �������� �� �������������������� �������.

� ��������� ����� ������� ����������� ������, ��������������� �������� �����������, ���������� ��������������� � ������ �����: ����, �����, ������������ ���������, ��������. �����, ��������� ������ �����, ������������ ��, ������� �� ����� �������������� (���� ��������� �.�����������,  ������������� ���� �.���������, �������� �.

�������), �������� ������� ������� ����� �����: ��������� �� ����� �������� �.�����������, ��������� ����������������, �������� � ����������� ����� �.�������. � ������ ����������� ������������ �����. �������� ������ �����, �������, ����������� �������� ��������� �� ������ ����. ������ ����� ����� ������������ ����� ������� �������� ����� �.����� ������������.

��������� �� ������, ��� ������� �� 12 ������, � ������ �� ������� ���� ����� � ���� �������������������� �����.  ����������� ����������� ����� � ������ �������������, ������������� ������������� ������� (�����, ���������� ��������������, ������� � ��������� ������), ������������� � ��������� ��� � ������� ������.

  ���  ���  ���  �����  �������  �  �����: � �����  ��������  �  ��  ��������������    �  ������  ��������  ����,  �����  ������������  �������������  ������  ����������  ����  ��  ����  ����� � �������,  �����,  ���������; �  ����  ������������  �����  ����  �  �����  ���������  ������,  �����  ����������  ����,  �������  ����������  ���������;  ����  �������,  �����  �  ���������  �������������,  ������  ������  �������  ���  ����. �  �������  ��  ������,  �����  ����� ������������;  ������  �  �����  ��������  �����  ��������. ����� ����� ����������� ���� ����� �������. � ���� �������������, ����� ��������� � ������, �� �������� ���� ���� � �������������� � �������� �������, � �������� ������� ������� ��� � �������������� ���� ��� � ����������� � �����������.   �������� ����� ������������� ��������� � ������ ���������� � ������ �.�����������.  ���������� ������ � ���������, ��� � ����������� ���. �� ����� ����� � ����� ��������� � ���� ����� ����,� �����, �������� �.���������.  �������: ����������� � ����� ��������� ����� ����������. ����� ������������� �������� � �� �����, ��� ����������� ������������ ������������ ������������ ������������ �������. ���������� � ������� �� ������ ������ � ��������� ��� ����: �� ������ �������, �� � ����� �����������, �� ������ ���������� (���������) �� �������, �� � ���������� (��������� �����). �, ������ �����������, �� ��� ������������ � ������ �������� ������ ������������� � ���� ����������. � ��� ���� �������� ��� � 1918 �. � ���������� ���� ���������: �, ��������!�, �������!�, ���������!�, �������! ����� ��������� ���� ��� �����?��� ���������� ���, ��������?�������� ����������,������ ��������? ������������� ���������� ��������� ���� ���������� � ��� ������ ������������. ���������� ������� ����, �������������, ������������ ��������������� �����, ������������� ��������������� ��������, �������, ������� ���� ���������� ��� ������ �.����������������, �.�������, �.���������, �.���������. ������� ����� � ������ 20�� ����� �������� ��������� ������������ ������. �������� ���������� �� ��� ���� �.������, �.�����, �.�������, �.��������, �.������. ��� ������ ���� ������������ ������������ � 900�� ���� � ����� �� ���� ������� �����������������. ��� ������������, ����������, ��������� ��������������� � ������������ �����, ��������������� ��� �� ������ ���� �������� ������� �� ���� ������ ����������� �������� ��� ���. ��������� ��������� ��� ������������ �  ������������  �������. ��������, ��� ������������ �.������� ���� ���������� ������������� �������������, �������������� �������, ���������� ���������, ������������� �������������������.  � ��������������, �������� ���������, �� ����� ��������� ��������� ���� (����������� ��������, ��������, ��������� ����������, ��� 1918, � ��.), ����������� ��������� ������������� �������������� �����. ������������� ���������� ���������� � ��� � ���������� ����������� � ��� ����������� �������� � ���������� ������������ �������. ������, �������� ����� ���������������� � �� ������ ������� ��������������� ������� (��������, 1919). � ����� ������� ���� �� ���� �������� ������ � ������� ������, 1924, �������� �����, 1925, � ��. ���������, ����� ����� ��� ��� �������, ���� ���������� � ������� (������������� ����� ��������, 1921). �.����� ��������� ������ ������ �������������� ����. ��������� �� ����������� ��������� ���������� � �������� ����� ������ ��� ������, � ������� ������������� ���������� � �������� (����������), ����� ��������� ������ �������� ������� ������ (���������� ���), � ��� ������ ���������� ������ ����������� �������, ���� ���������� ��������.� ������ ������� ���������� ������ ������, ������������� ��������� ������, �������������� ����������� ���� ���������������� �������. ������ ����� � ����� �������� ������� � � �������������� �������� ������ �������� �������� ������� ���������, ������� ���������� �������� ���� �� � ������. �� ��������� ��� ���� � ��� ���������� ������ � ����������, ����������� ������ ����. ���� ����������� ���� ����������� ��������� �������� (����� ������� ��������), �������� ������� ������ �������������� ����, ����������� � ���� ��� ������ �������� ������  ����������� ����� ��������� ����.                �� ������� � ������� �� ���������� ���������� � �.�������.  ����������� ��������� � ����������� ����� ������� ��� � ���������, ��� �� ������ ���, ����� ������� �������� / ���� ������, ���� ����� �����������. �������� ��������� ��� ������������ ������������, ������� ����� ���� ���� � ���, ����� �������� ��������, ���������� �� �������� � �� ������� �����, � ����� ������ ������ (� ��������!) � ��� ���� ��������, ������ � ������. � ������������������ ���� ����� ���������� ����������� ������� ��������: �� ����� �������������� ���������� � �������������������� ���������� �������� ��������������� ��������� ����������� � ������� ������ � �� �������������� (����� ����������� �������), ������� � ��������� ������� ������� � ������� ������� ���������� (1919), ����� ������ ����������� ������, � �. �. ����� ��������. � ������� ������������ �������� ������������ ���������� ���� � ����� ������� �����.�.������ ��������� � ���� ������ ��� �������� ���������� ������ � �� ����� ���. ������� �� ����� ��� � ��� ����� � ������ ���� � ���������������� �������� �������. � ������ ����� �������� ��������� ���������� ������ ���������, �������� ������, ������� �������. �� ���������� ����������� ����������, ��������� � ����� �����, �������. � 20�� ���� ������� �� ������ �������� ����, �����, �Mea� (�����). �������� � ��� �������� ������������� � ������������� ����������� ��������� ������������, ���������� � ������� ��������� �������. ����������� ������ ������� � ������ �.���������  (��. �������� �  ���������� ����). � ��� ���� ������������ ����������� �������� ���������� �����: ������ � ������, ������ � �����, �����������. ��������� ������ �� ���������� ���������� ���� ����� � ������, ���� �������, �����. � ���� ������� ��������� ��������, �������� ������� � �� ��������������. �������� ������������ ������ ���� ���������� � ��� ������ �.���������. �� ���������� ��������� �������������, ���� ��������� ����������� � ��������� �����������, �Anno Domini�. �� ������� � �� ���������� ���������� �������������� ������ (���� ����� ���. �� ���� ������)  �� ������ �������� 20�� ����� �������� ������� �� ��������� ������������ ���������� � ���������� � ���������� ����, �������� ������, �����������, ������� � ��� �������������. ����������� ��������� ���������� ������������� �.����������  �  20��  ����.  ����� ���������� � ������������� ����� � �������� ������, ��������������� ������� ������ ���������, ���������� �������� ��������, ������ ����������, ������������� �������� � ������ ������ ��� � ������ ��� ������ �������������� ����������. � ������ 1920�� ��. ��������� ������� ����������� ���������� ������ �. ������, �. ������, �. ����, �. �����, �� ��� � ������ ��� ����������� ����� ��������� �������������������� ��������� � ������������ ���������, ���������� �� ������ � ��������, ����������� � ������ ����� ����� ��� ������� � ������������� ���������� ������, ��������� ���������� ����������� �. �������� � ������ � ����� �������. ���� �� ������� � �����������  ��������� �����, �������������, ��� ��� ��������� ���� � ����������������� �������, ��� ������ � ������ ����� ����� ���������� �������.���� �������� ������� ���� ������� ����������� �����, �� ����������, ��� ����������� ��  ���, ������ ����������� ������� ����������� ����������.� 20�� ����� ��������� ������ ����������� ���� ����� ������, ��� �.����������, �.������, �.���������, �.���������. �������� ����� ������������� ���������� � ������� 20�� ����� � ������� ����������� �����. �� ���� � ������ �� ������ ������������ ������ ������, �� ������ � ���� � �������� ������ ��������. ����� ����������, �������� � ��� ������ �������� �������� � ������� ����������������� ������������� �������������� � �������������, ���������� ���������������� � ���������������, ������� ������������ ��������. ������ ������� ���� ���� �����������  ������, �������� ��������������� ��������.

���������� ����������� � ���������� �������� ����������������������� ����������� ������ �������, �������� ��������� � ��, ��� � ������ �������� ����� ������ ������� �������.

������������!��� ��� ������ — ������! ������ ������� � ��������� ���������� ������������������� ������. ������� ��� �� ���� �����.����������������� — ��� � ������ ����.

�������� �������   12.01.2012 13:06   •  ������� � ���������

Источник: https://www.stihi.ru/2009/07/10/3390

Крестьянская поэзия 20-х годов. Николай Клюев (стр. 1 из 4)

Крестьянская поэзия 20-х годов. Николай Клюев

.

Реферат выполнен студентом группы 1-Ю «б» филиала К.К.Т. Шиньковичем Юрием Владимировичем

Филиал Кировского кооперативного техникума

Киров 2001

Введение:

В блистательной плеяде имен русских поэтов начала века имя Николая Клюева стоит особняком, как бы в стороне от прочих. Его путь кажется нам неровным, неясным, более «скрытым», чем у других его современников, а его судьба – драматичней, безрадостней

«Народный поэт», чье имя гремело некогда по всей России, оказался с конца 20-х годов на полвека вытеснено из родной культуры и литературы.

Неотчетливость, размытость наших представлений о Клюеве объясняется тем, что жизненный путь его еще не изучен. Ореол тайны сопутствует имени поэта, его личность овевают легенды, догадки, домыслы. Биография Клюева намеренно затемнена самим поэтом, творившим легенды о своей жизни. Не понятый до конца жизни он кажется таким и поныне.

Начиная с 20-х годов, Николая Клюева не раз пытались вычеркнуть из литературы. В 1924 году пролетарский поэт Василий Князев писал в книге «Ржаные апостолы»: «Клюев умер. И никогда уже не воскреснет; не может воскреснуть: нечем жить…». Это была первая попытка изъять Клюева из литературы.

В 1937 году Николая Клюева выслали в Нарымский край. Несколько десятилетий о Клюеве упорно молчали в нашей стране. И лишь в наше время благодаря исследователям творчества писателя, мы можем иметь представление о том, кто такой был Николай Клюев, каков был его жизненный и творческий путь, какой вклад он внес в родную литературу 2.

Жизнь и творчество Николая Алексеевича Клюева

Детство и юность будущего поэта

Николай Алексеевич Клюев родился в небольшом селении Коштуги, расположенном Вытегорском уезде, Олонецкой губернии. Жители селения Коштуги отличались набожностью, так как ранее здесь обитали раскольники. В этом крае, расположенном на берегу реки Андомы, среди дремучих лесов и непроходимых болот прошло его детство.

Родина Николая Клюева славилась своими певцами и сказателями. С Каштугской волостью Клюев расстался еще в раннем детстве. В 90-х годах его отец перебрался в деревню Желвачево Макачевской волости Вытегорского уезда. Получив место сидельца в казенной винной лавке.

Отец Клюева был прежним простым, уверенным в себе крестьянином.

О матери Клюева следует сказать особо, хотя сведения о ней чрезвычайно скудны. Его мать родилась в 1851 году, и по свидетельству помнивших ее вытегорских сторожил. Была женщиной высокого роста, всегда одетой в платье темного цвета с черным платком на голове. Отличалась мягким приветливым нравом.

Клюев обожал свою мать, называл ее «былиницей», «песенницей», и никогда не забывал отметить, что именно она обучала его «грамоте, песенному складу и всякой словесной мудрости. Однако образ матери, вырастающий в рассказах Клюева, сильно стилизован.

Он создавался уже в 10-е годы, когда стало распространяться представление о Клюеве как о вождей и «страдальцев» русского раскола. Повествование о матери Клюев пытался обосновать и удостоверить свою родовую причастность к «праотцам» – старообрядцам.

Будучи уже известным поэтом, Клюев неоднократно напоминал о древности своего старообрядческого крестьянского рода, возводя истоки его, и кровные и духовные, и литературные к неистовому аротопопу Аввакуму:

Когда свяжу свою вязанку

Словесных слов, медвежьих дум?

«К костру готовьтесь спозаранку» –

Гремел мой прадед Аввакум!

Поэт не раз пытался представить ее носительницей той культуры, которой он последовательно овладел сам, но отнюдь не в детстве, а позднее уже в зрелые годы. Старообрядческие корни семьи Клюевых – факт вполне правдоподобный, мать Николая Клюева была из семьи старообрядцев.

Смерть матери в 1913 году была для Клюева страшным ударом Памяти матери посвящены «Избяные пени» – одна из вершин зрелой поэзии Клюева. «Мои «Избяные песни» отображают мое великое сиротство и святыню – мать».

Эти замечательные строки о матери мы находим в автобиографическом очерке Клюева «Гагарья судьбина».

А.К.Гунтов, биограф поэта, полагает, что мать и отец были грамотными людьми, поскольку в доме находилось «немало старопечатных и рукописных книг».

У Клюевых было трое детей: кроме Николая (младшего) – сын Петр и дочь Клавдия. О Петре Клюеве известно, что он учился в Вытегре, потом стал чиновником в почтово-телеграфном ведомстве, служил в Кронштадте, а после Октябрьской революции – в Вытегре.

Сестра поэта, Клавдия, также училась в Вытегре, затем работала сельской учительницей и приблизительно в 1909–1910 годах вышла замуж за своего земляка Василия Расшеперина и уехала с ним в Петербург. Наезжая в 1911–1915 годах в Петербург, Клюев неизменно навещал Рашепереных и подолгу жил у них.

Напрашивается вывод, что семья Клюева, и тем более будущий поэт, неимела прямого отношения ни к земле, ни к какому-либо другому крестьянскому труду.

В 1893–1895 годах Клюев «учился в церковно-приходской школе, а затем в двухклассном городском училище». После окончания училища Клюев обучался в Петрозаводской фельдшерской школе, но спустя год был отчислен по состоянию здоровья.

В1912 году Брихничев писал со слов Клюева «Совсем юным, молоденьким и чистым, попадает поэт в качестве послушника в Соловетский монастырь, где проводит несколько лет». Николай поражал своих современников своей начитанностью, своими обширными познаниями в различных областях.

… Не приходиться сомневаться, что и в юном, и зрелом возрасте Клюев учился в основном самостоятельно, много читал, обдумывал и запоминал прочитанное. И своим необычайным развитием обязан только себе, своей исключительной жажде знания.

Кроме того, Брихничев предполагал, что «на развитие поэта немало оказало влияния время от времени появляющиеся в селении ссыльные с Кавказа и других мест». Одно из самых загадочных мест в биографии Клюева – его скитания в юности по России, его пребывания на хлыстовском корабле, его связи с сектантами.

В одном из своих очерков Клюев утверждал, что бывал на Кавказе, где виделся с разными тайными людьми, что исходил всю Россию с севера на юг от Норвегии до Персии. Клюев любил расцвечивать свою биографию яркими, но вымышленными эпизодами, часто «дурачил» своих слушателей» – подчеркивал А.К.Грунтов.

Рассказы Клюева о себе – не сплошной вымысел, в них причудливым образом соединяются факты и фантазия. Используя, возможные подлинные события. Клюев на деле «обогащал», «расцвечивал» эту основу, превращая ее «сказ», который с годами обрастал у него подробностями, совершенствовался. Иначе говоря, Клюев создавал поэтический миф. Все его творчество явственно тяготеет к мифологическому!

Итак, все, что касается первых двадцати лет жизни Клюева, покрыто туманом, сомнительно. Неопределенно!

Поэзия и революция 1905 года

О настроениях и взглядах Клюева в 1903-1904 гг. позволяет судить его раннее стихотворение, носившее свободолюбивый характер. Первые стихотворения в сборнике «Новые поэты» в 1904 году.

Это весьма наивные и горькие сетования поэта, остро ощущавшего царящие в жизни разлад, неблагополучие, нарушение естественных связей между Природой и социальным миром.

Единственное отдохновение для страдающего поэта – сближение «вольной» и прекрасной Природой:

Я опять на просторе, на воле

И любуюсь красою небес

……………………………

В этом царстве зеленом природы

Не увижу рыданий и слез

Негодование и гнев поэта нарастает в стихотворениях 1905 года, вызванных к жизни начавшейся в стране революции. Они публиковались в сборниках «Народного кружка», состоявшего из писателей «самородков».

Многое в стихах молодого Клюева напоминает творчество крестьянских поэтов XIX-века и их последователей, поэтов «суриковцев», чья муза была жалобной и заунывной. Основной же темой их творчества была горемычная бедняцкая доля; ведущий мотив – безысходность.

Гневные, бунтарские настроения усиливаются в его стихах, начиная с 1905 года. Освобождение народа от великого рабства – этим биографических пафосом проникнуты клюевские стихотворения революционной поры. Он верит, что жизнь изменится с приходом революции.

На революционные события Клюев откликнулся не только свободолюбивыми стихами, поэт с головой погружается в пропагандисткою работу: на собраниях и сходках крестьян призывает к неповиновению властям и разъясняет решения Всероссийского Крестьянского союза.

Клюев берется за просветительскую работу, за организацию митинга народной самодеятельности, создание народного театра как одного из главных средств пропаганды массовой революции.

Он читает на «красных вечерах» свои стихи, произносит речи, оказывая огромное впечатление на слушателей:

Распахнитесь орлиные крылья,

Бей, набат, и гремите грома, –

Оборвалися цепи насилья,

И разрушена жизни тюрьма!

В апреле 1905 года Клюев был привлечен к дознанию Московским жандармским управлением в связи с распространением в Кусково среди рабочих Московско-нижегородской железной дороги прокламаций революционного содержания.

В конце 1905 – начале 1906 гг. поэт продолжает свою деятельность в родных местах – Вытегорском уезде Олонецкой губернии.

В январе 1906 года за антиправительственную пропаганду Клюев был арестован и заключен в тюрьму, где провел четыре месяца, а затем был переведен в петрозаводскую тюрьму, где пробыл еще два месяца.

Это было его первое заключение. Благодаря милосердному решению суда, Клюев выходит на свободу после полугода тюрьмы.

Революционный дух Клюева не был подавлен в тюремных стенах. Оказавшись на воле, он немедленно вступает в связь со своими единомышленниками, продолжая писать стихи, проникнутые гражданским пафосом.

В 1905 году в сборниках «Волны» и «Прибой» увидели свет пять стихотворений: «Безответным рабом…», «Где вы порывы Кипучие…», «Народное горе…», «Слушайте песню простую…» и «Гимн свободе». В стихотворении «Слушайте песню простую…» поэт заявил о своем гражданском призвании:

Источник: https://mirznanii.com/a/354032/krestyanskaya-poeziya-20-kh-godov-nikolay-klyuev

Новокрестьянская поэзия: представители и их творчество

Крестьянская поэзия 20-х годов. Николай Клюев

Ядром группы новокрестьянских поэтов были Н. А. Клюев (I884-1937), С.А. Есенин (1885- 1925), П. В. Орешин (1887—1938), С. А. Клычков (1889—1937). Еще в группу входили П. Карпов, А. Ширяевец, А. Ганин, П. Радимов, В.Наседкин, И. Приблудный.

При всем различии творческих индивидуальностей их сближало крестьянское происхождение, неприятие городской жизни и интеллигенции, идеализация деревни, старины, патриархального уклада жизни, стремление «освежить» русский язык на фольклорной основе. С. Есенин и Н.

Клюев предпринимали попытку объединиться с «городскими» писателями, которые, по их мнению, сочувственно относились к «народной» литературе (А. М. Ремизов. И. И. Ясинский и др.). Созданные ими в 1915 году литературно-художественные общества «Краса», затем «Страда» просуществовали несколько месяцев.

После революции большинство новокрестьянских поэтов оказались невостребованными в жизни и литературе со своей поэтизацией связи человека с миром живой природы, им пришлось стать свидетелями ломки традиционных крестьянских устоев. Клюев, Клычков, Орешин были репрессированы и расстреляны как кулацкие поэты.

Итак, «новокрестьянская группа» просуществовала недолго, распалась она вскоре после Октябрьской революции. Поэты родом из деревни — С. Клычков, Н. Клюев, С. Есенин и др.

— писали о своей «малой» родине с любовью и болью, пытались повернуть всех к милому их сердцу патриархальному, деревенскому укладу. Исследователи отмечают созвучие настроений в творчестве Клычкова и Есенина, при этом С.

Клычкова считают предшественником С. Есенина.

Ниже представлены биография и творчество двух известных новокрестьянских поэтов – Николая Алексеевича Клюева и Сергея Антоновича Клычкова.

Николай Алексеевич Клюев

Клюев Николай Алексеевич (1884—1937) был наиболее зрелым представителем новокрестьянской поэзии. С. Есенин однажды сказал о Клюеве: «Он был лучшим выразителем той идеалистической системы, которую несли все мы».

Родился будущий поэт в крестьянской семье. Отец его служил урядником, мать, Прасковья Дмитриевна, происходила из семьи старообрядцев. Она, «былинщица, песельница», обучала сына «грамоте, песенному складу и всякой словесной мудрости.

Печататься Н. Клюев начал с 1904 года; с 1905 года приобщился к революционной деятельности, распространял прокламации Всероссийского крестьянского союза в Московской и Олонецкой губерниях. Был арестован, после освобождения вновь возвратился к нелегальным занятиям.

Революционные идеалы Н. Клюева были тесно связаны с идеями христианской жертвенности, жаждой страдания за «сестер» и «братьев» «с молчаливо-ласковым лицом». В 1907 году началась переписка Н. Клюева с А. Блоком, который сыграл значительную роль в судьбе начинающего поэта.

А. Блока занимали вопросы взаимоотношений интеллигенции и народа, очевидно, поэтому он с интересом отнесся к крестьянскому поэту (как и к С. Есенину), познакомил его с современной литературой, способствовал публикации его стихов в журналах «Золотое руно», «Бодрое слово» и др. Н.А.

Клюев изучил идеи теоретиков русского символизма — А. Белого, Вяч. Иванова, Д. Мережковского о «народной душе», «новом религиозном сознании», «мифотворчестве» и как бы откликнулся на неонароднические искания, взял на себя роль «народного» поэта, певца «красоты и судьбы» России.

В 1911 году вышел первый сборник его стихов «Сосен перезвон» с посвящением А. Блоку и с предисловием В.Я. Брюсова. Стихотворения этого сборника высоко оценили С. Городецкий, В. Брюсов; Н. Гумилев. Высшая ценность для поэта — народ. Герои — люди близкие к природе, Богу. Поэт с болью пишет о страданиях мужика.

Выступая от лица народа, Николай Алексеевич клеймил интеллигенцию, предсказывал появление новых сил, идущих на смену разрушающейся культуре. В стихах Н.А. Клюева главная тема — возвеличивание Природы и обличение «железной цивилизации», «города» (как и в поэме C. Есенина «Сорокоуст») и «людей ненуждающихся и ученых» («Вы обещали нам сады»).

Знаток и собиратель фольклора. Н. Клюев один из первых предпринял попытку перейти в стихах на стилизованный язык народной поэзии, используя такие жанры, как песня, былина. Сборник Н. Клюева «Лесные были» состоял в основном из стилизаций народных песен («Свадебная», «Острожная», «Посадская» и др.). Вослед ему С. Есенин написал сборник «Радуница».

Н. Клюев приветствовал свержение самодержавия. В стихотворении «Красная песня» он ликовал по поводу этого события.

Весной 1917 года вместе с С.А. Есениным он выступал на революционных митингах, собраниях. После Октябрьской революции Н. Клюев прославлял советскую власть, «мучеников и красноармейцев» и даже… красный террор: «Убийца красный — святей потира…». Ему казалось, что революция свершилась в интересах крестьянства, что придет «мужицкий рай».

В 1920-е годы поэт пребывал в растерянности… Он то воспевал, то оплакивал «погорелую», навсегда уходящую в прошлое «деревню-сказку» (поэмы «Заозерье», «Деревня», «Погорельщина»).

В поэме «Погорельщина» изображена эпоха Андрея Рублева, но в произведение проникли и современные Н. Клюеву ритмы, фразы. Лирический герой встречается как с историческими, так и с внеисторическими образами. В строках, посвященных современной ему деревне, звучат боль и страдание, — поэт отмечает утрату духовных ценностей, распад русской деревни.

В 1934 году Клюев был арестован, а в 1937 году расстрелян.

Сергей Антонович Клычков

Клычков Сергей Антонович (1889—1937) появился на свет в Тверской губернии, в старообрядческой семье. С. Клычков был связан с революционной молодежью, в декабрьском восстании 1905 года выступал на стороне пролетариата. Первый поэтический успех ему принес сборник «Потаенный сад».

В его ранней поэзии отмечается романтическое мироощущение деревни и неприятие крестьянским поэтом «индустриальной» цивилизации. Прибежищем поэта становится сказочный «потаенный сад», время действия отнесено в далекое патриархальное прошлое — в «золотой век».

Образ деревни, который рисует поэт, неустойчив, реальность оборачивается фантазией.

Предчувствие перемен наполняет его стихи грустью. Клычкова называли певцом таинственного: природа у него одушевлена, заселена русалками, лешими, колдуньями и другими сказочными героями.

Легко почувствовать связь поэзии С. Клычкова с народными песнями, особенно лирическими и обрядовыми. Рецензенты его первых книг сопоставляли творчество Клычкова с творчеством Н. Клюева.

Однако мироощущение Клычкова было иным, поэтому в его произведениях отсутствовали революционно-бунтарские настроения; практически не встречалось резких напалок на «город», «интеллигенцию», что было характерно для новокрестьянской поэзии.

Родина, Россия в поэзии Клычкова — светлая, сказочная, романтическая.

Последний сборник поэта назывался «В гостях у журавлей». С. Клычков занимался переводами грузинских поэтов, киргизских эпосов. В 1930-е годы его назвали идеологом «кулачества». В 1937 году репрессировали и расстреляли.

Использованы материалы книги: Литература: уч. для студ. сред. проф. учеб. заведений / под ред. Г.А. Обернихиной. М.: «Академия», 2010

Источник: https://classlit.ru/publ/literatura_20_veka/obshhie_temy/novokrestjanskaja_poehzija_predstaviteli_i_ikh_tvorchestvo/89-1-0-553

Refy-free
Добавить комментарий