Искусство древней Греции, Крит

Минойское искусство: культура древнего Крита

Искусство древней Греции, Крит

Примерный график Ранняя минойская культура (3000-2100 до н.э.) Средняя минойская культура (2100-1580 до н.э.)

Поздняя минойская культура (1580-1100 гг. до н.э.)

Дополнительные ресурсы

Доисторическая Художественная Хронология
Месопотамское искусство (ок. 500-539 до н.э.)
Месопотамская скульптура (ок. 3000-500 до н.э.)
Древнее персидское искусство (3500-330 гг. до н.э.)
Искусство Египта (3100 г. до н.э. – 395 г. н.э.)
История искусства (2,5 миллиона лет до н.э.)

Примечание: для более поздних художников и стилей, вдохновленных искусством древнего Крита, пожалуйста, смотрите: Классицизм в искусстве (800 и далее).

Минойская культура вкратце

Минойская цивилизация, одна из трех форм эгейского искусства, появившаяся в районе Средиземноморья и ранний предшественник греческого искусства, была названа в честь легендарного царя Миноса и возникла в бронзовую эру на острове Крит (ныне управляемый Грецией), в Эгейском море, в восточной части Средиземного моря. Приблизительно с 3000-2500 г. до н.э. ранние минойцы вели преимущественно сельскохозяйственную жизнь, но к 2100 г. до н.э. они развили процветающую морскую торговлю со странами вокруг Средиземноморья. Среди прочего, это связано с покупкой олова и объединением его с медью с Кипра, чтобы сделать бронзу – ключевой металл того времени. Это торговое процветание привело к строительству ряда дворцов или придворных зданий в Кноссе, Фесте, Акротири, Като Закросе и Маллии, наряду с другими общественными работами. (См. Также: Минойская архитектура.) Это послужило основой для древнего искусства, которое стало известным благодаря своей скульптуре, фрескам, керамике, резьбе по камню (в частности, каменным печатям), ювелирному делу и металлообработке. В конце так называемого раннедворцового периода (ок. 1700 г. до н.э.) сильное землетрясение разрушило минойские дворцы. Затем они были перестроены в еще более грандиозном масштабе в новодворцовый период (ок. 1700-1425 гг. до н.э.), что совпадает с зенитом минойской цивилизации. Около 1400 г. до н.э. Крит был захвачен греками с материка, а микенское искусство стало доминирующей культурой Эгейского моря. Для сравнения с культурой бронзового века на Дальнем Востоке см.: Искусство династии Шан (ок. 1700-1000).

Археологические открытия сэра Артура Эванса

Именно британский археолог сэр Артур Эванс (1851-1941) в 1900 году обнаружил руины дворца и города Кноссос. Это было в течение многих лет самым сердцем и центром Эгейского мира, когда Гомер был известен как вождь сотен критских городов.

Эванс окрестил культуру, которую он раскрывал, «минойской» в честь короля Миноса и он построил сложную хронологию, по которой все более поздние археологи классифицировали свои находки, будь то на Крите, в Греции или на малых островах, как Ранние, Средние или Поздние периоды минойской цивилизайии.

Там, конечно, был обычный научный спор по этому вопросу – утверждалось, например, что не тот царь был удостоен чести, поскольку Минос находился в конце кносских династий и, вероятно, правил во времена разрушения этой культуры, а не во время ее развития и расцвета.

Это был царь Минос, чья жена, согласно мифу, родила Минотавра, человеческое чудовище с бычьей головой, которое в Лабиринте питалось девами и юношами, периодически взимая дань с Афин до Тесея, отправляя монстра с помощью дочери Миноса, Ариадны.

Терминология и хронология Эванса оказались настолько полезными, что все эгейское искусство вплоть до падения Трои (1260-1240 до н.э.), вероятно, будет идентифицироваться по его категориям. Термины первый, второй и третий микенский периоды также полезны для справки, поскольку критское и материковое искусство не полностью сочетаются друг с другом.

Эванс, используя научные археологические методы, измеряет отложения от коренных пород до самых верхних руин. Ообычно, на каждом из них накладываются остатки нескольких городов или дворцов.

Путем определения дат отдельных египетских реликвий, найденных в Кноссе, в разных критских объектах, найденных в египетских гробницах, Эванс построил таблицу, охватывающую культурное и художественное развитие от первого появления упоминаний до окончательного уничтожения Кносса.

Примерно его ранний минойский период увеличился с 3000 г. до н.э. до 2100 г. до н.э. Средний минойский период продлен до 1580 г. до н.э. или около того, а поздний минойский, охватывающий выдающиеся архитектурные и настенные работы, с 1580 г. до 1400 г. до н.э.

, или, включая весь процесс упадка, примерно до 1100 г. до н.э. Греческая архитектура (900-27 до н.э.).

Глиняная посуда

Керамическое искусство – то, где свидетельство роста минойской культуры является наиболее полным, Эгейские вазы и чаши исторически важны вдвойне, потому что они также должны были привести к той росписи, которая является величайшим достижением Греции в графическом искусстве.

По форме горшки, миски и вазы демонстрируют обычные правильные пропорции с очень раннего периода, с резным орнаментом или элементарной росписью. Именно в разнообразии форм, утонченности техники и обилии орнамента наблюдается постепенное развитие.

В особенности, в средний период появляются богатые полихромные рисунки и отмечается деликатность деталей, глазури приобретают фарфороподобную тонкость.

В конце, в позднем периоде, наблюдается тенденция к стилизации и геометризации, которая может быть связью с развитием Греции через тысячелетие. (Подробнее см.: Греческая керамика.)

Однако, в целом, можно сказать, что орнамент на критской глиняной посуде напоминает витиеватый натурализм. Он редко чувствительный и часто капризный. Дизайн практически всегда асимметричен.

Цветочные орнаменты, а также животные и рыбы часто настолько напрямую скопированы с натуры, что говорить о «мотивах» менее правильно, чем называть их изображениями.

Особенно распространенными являются морские водоросли, ракушки, осьминоги и рыбы окружающих морей, как и положено работе ремесленников в морской цивилизации. Организм человека не является важным элементом.

Возможно, высокая оценка достижений в Эгейской керамике была достигнута в яичной скорлупе Среднего минойского периода, что особенно заметно в примерах, найденных в царских глиняных лавках дворца в Кноссе. Поздние так называемые вазы в «дворцовом стиле» более продуманны и эффектны, но утонченность и керамическое изящество утрачены.

Скульптура

Скульптура была, как ни странно, второстепенным искусством на Крите. (Для сравнения см.: Греческая скульптура.) Сравнительно небольшое количество найденного связано с гончарным ремеслом, а не с каменной или металлической обработкой, хотя есть каменные фигуры с близлежащих островов.

Выдающимися образцами являются неглазурованные глиняные произведения терракотовой скульптуры или фаянса. Среди них так называемые богини змей, или жрицы культа змей.

Эти частично раздетые, но в то же время тщательно продуманные женские фигуры со змеями, обвивающими верхнюю часть тела и руки или удерживаемые на расстоянии вытянутой руки, представляют собой терракотовые статуэтки, отделанные цветной глазурью. Статуэтка «Богиня змей» в Бостонском музее изящных искусств – это, как правило, резьба из слоновой кости с золотыми полосами.

Возможно, это более важно в художественном отношении, чем те предметы, которые на самом деле можно найти в Кносском дворце. В своем нынешнем восстановленном состоянии они обладают скульптурным единством, в некоторой степени необычным для того времени, а также примечательной правдивостью модели.

Но богини змей больше интересны тем, что они говорят нам о религиозных обычаях, чем пластическими ценностями. Как это часто бывает в эгейских работах, более широкие скульптурные достоинства и чувствительные ритмические изменения обычно скрываются желанием художника остановиться на каждой детали естественной формы и каждом узоре украшений на церемониальном платье.

Знаменитая резьба по слоновой кости в минойской эпохе – это Палаикастро Курос (1480-1425 гг. до н.э.), один из самых ранних известных примеров скульптуры из хризелефатина, которая была найдена при раскопках в 1987-90 гг. минойского поселения бронзового века в Руссолаккосе.

Более удовлетворительным для ритмичной линейной грации и упрощения формы – возможно, отчасти из-за их фрагментарного состояния – являются два фаянсовых рельефа, которые когда-то были частями серии рельефной скульптуры на стенах святыни в Кносском дворце.

Мемориальные доски, на одной из которых изображена коза и сосущий ее ребенок, а на другой – группа с коровой и ее теленком, без сомнения, имеют религиозное значение. Но что является исключительным, так это композиционная полнота каждого произведения.

В предметной области оба рельефа особенно верны наблюдаемым существенным деталям и движению.

Большая скульптура почти не присутствует на раскопках критской и микенской цивилизаций. Знаменитые Львиные ворота (ок. 1250 г. до н.э.) в Микенах – исключение, но в их двух стесненных и потрепанных львах мало что можно прочитать.

Нет никаких следов монументальных металлических статуй, таких как золотые юноши с факелами, упомянутые Гомером. Религия того времени не требовала божьих образов и выдающихся идолов. (Для сравнения см.: Скульптура Древней Греции.

)

Выдающиеся рельефы в камне можно обнаружить только на стеатитовых сосудах. Наиболее интересными являются три вазы, найденные не в Кноссе, а в соборе Святой Триады на нижнем побережье Крита.

Мастерство не слишком экспертное, но действия, показанные в двух работах, энергичны, а формы экспрессивно выделены.

Считается, что это просто иллюстративное искусство, композиции энергичные и захватывающие.

Так называемая Ваза со жнецами необычайно жива с изображенным на ней движением и представляет графическую и документальную точность. Толпа весельчаков несется в каком-то церемониальном шествии по всему кувшину. Певцы с широко открытыми ртами и жнецы с цепями на плечах захвачены резким ритмичным движением.

Это слишком сложная сцена для такого маленького каменного предмета, поэтому создает путаницу для глаз. Но сюжет передан удивительно детально и бодро.

Каменные вазы, вероятно, были расписаны или покрыты сусальным золотом, таким образом, пуристические правки добавили еще один фактор, мешающий скульптурному спокойствию и каменной простоте.

Боксерская ваза меньше страдает от смешения фигур. Но она настолько длинная и стройная в форме рога, что рельефные фигуры в виде четырех полос вокруг сосуда видны лишь отчасти с любой точки зрения. Моделирование здесь не далеко от совершенства, по крайней мере, касательно быков.

В металлических изделиях также важен рельеф, а не пространство.

Некоторые бронзовые статуэтки и церемониальные топоры из бронзы и золота, энергичные и широкие, представляют ремесло, которое находит более полное выражение в фигурных чашках и украшениях.

Превосходство в этом искусстве лежит не столько в критских городах, сколько на микенском материке и описание лучше оставить для соответствующего раздела, а не минойского. См. Например: греческие предметы из металла.

В Кноссе были обнаружены маленькие гравированные печати, которые показывают больше мастерства и вкуса, чем крупные объекты и памятники.

И мастерство игровой доски, найденной во дворце Миноса, удивительно умно с точки зрения инкрустации и украшения, использования драгоценных металлов, слоновой кости и эмали.

Но именно в той другой части эгейской истории, микенской, меньшие ремесла проиллюстрированы в лучшем виде.

Минойская Живопись

Критская жизнь и эгейские способы дизайна более справедливо проиллюстрированы на настенной росписи, обнаруженной во дворце Миноса, хотя следует добавить предупреждение о том, что многое из этого было восстановлено, вероятно, с большим энтузиазмом и предположениями, сэром Артуром Эвансом и штатом его сотрудников.

Следует также сразу сказать, что большинство так называемых копий в музеях и книгах являются копиями викторианских реставраций и что зачастую лишь небольшой оригинальный фрагмент или два составляют основу композиции.

Но есть достоверные свидетельства того, что фрески были яркими по цвету, высоко стилизованными по форме и, как правило, витиеватыми в декоративном применении, таком как фриз или случайный узор.

Предметы минойской фресковой живописи варьируются от стилизованных животных, садов и растений до отдельных церемониальных фигур, эпизодов боя быков и сложных придворных сцен.

Среда выполнена в виде известково-гипсовой фрески, и цвета по отдельности перекрываются, как правило, без градации или слияния над контурным рисунком. Достаточно нескольких простых ярких цветов.

Все настенные росписи в Кноссе относятся к позднему минойскому периоду, около 1500 г. до н.э., хотя там были найдены фрагменты росписи разрушенных дворцов, которые были частично восстановлены.

Существует несколько небольших картин, в основном на стенках саркофага, найденного в Агиа Триада. Они в технике плоской росписи, с применением стандартных свежих цветов. Время от времени фреска накладывалась на фреску с небольшим рельефом.

Добавляя свидетельство настенных росписей к статуэткам, можно не без интереса связать эту эпоху с эпохой поздних греков. Фигуры на эгейских картинах, как на статуэтке богини змей, прекрасно сложены, прямые, мужчины с высокой грудью, женщины с полными и упругими грудями.

В фресках и в незначительной скульптуре и на печатях есть линия плеч и талия, сжатая, чтобы усилить впечатление. Эта идиома отличает богиню, тореадора, придворную даму и полевого работника. Все выглядят благородно сильными, спортивными и уравновешенными.

Возможно, это свидетельствовало о тонком, гибком телосложении, характерном для критских народов. Условное обозначение суженной талии можно увидеть на некоторых фигурах в египетских фресках на гробницах, которые характеризуют тех, кто теперь считается носителями дани из эгейских городов.

В любом случае, в дополнение к общему реализму пре-гомеровского искусства, прославление человеческого телосложения также указывает на прямую линию нисхождения от эгейского до греческого.

Второй особенностью критской живописи является то, что плоть мужчины обозначена темным тоном, а женщины – светлым. Это полезно для выявления мужчин и женщин среди тореадоров в сценах боя быков или прыжков с быками, поскольку предполагается, что девушки занимались спортом, одетые как мальчики.

Среди известных минойских произведений искусства: фрески «Рыбак с рыбой» (до 1600 г. до н.э.) из Акротири, «Принц Лилли» (1600 г.) и «Дамы в голубом» (1600 г.) из Кносса; «Бычок» (1550), фреска из Кносского дворца; «Риверскейп» – настенная роспись (1550 г.) из Акротири и «Бокс для мальчиков» (ок. 1500 г.) из Санторини.

Архитектура

Дворец, в котором остались фрески в Кноссе, вполне может быть использован для проверки истинности архитектурных описаний Гомера. Здесь есть комплекс кортов, залов и великолепных по площади комнат.

Теперь, когда некоторые из украшений были восстановлены, можно также представить цвет и роскошное великолепие, которые когда-то окружали минойских королей и их придворных.

Эванс подсчитал, что во времена этого восстановленного дворца, последнего из сохранившихся, в Кноссе проживало сто тысяч человек. Но до наших дней сохранилось только искусство дворца и дворян.

Эгейская архитектура теряется за пределами восстановленого. Более того, великие дворцы, вероятно, были построены, в большей степени для того, чобы в них жить, чем любоваться ими. У них были хорошие ванны и стоки, а также множество предметов интерьера, но они не были монументальными или унифицированными по дизайну.

Дворец в Кноссе, тем не менее, интересен своими указаниями на образ жизни, щедро пропитанный множеством различных видов искусства. Тронный зал большой и хорошо вымощенный, на одном конце которого находится роскошный бассейн для купания. Стены были красиво оформлены, а трон с высокой спинкой все еще на месте, хотя его украшения не сохранились.

Другими особенностями являются многочисленные складские помещения, в некоторых из которых были найдены огромные банки.

Пространстяа для хранения настолько многочисленны и настолько велики, что археологи сделали вывод о существовании большой коммерческой торговли маслом, металлами и другими драгоценными товарами, сосредоточенными в царском дворце.

Когда-нибудь мир узнает больше об этих вопросах, поскольку письменные отчеты существуют в большом количестве. Они все еще в значительной степени не расшифрованы.

Но ученые продолжают разгадывать загадки, связанные с «минойской» письменностью, которые уже были отмечены как относящиеся к греческому языку и принадлежащие к индоевропейской языковой группе. Когда структура этой письменности будет полностью освоена и «документы» будут тщательно переведены, мир приобретет знания об обычаях, истории и искусстве в Эгейских землях.

То, что Минотавр вполне мог быть легендарным представлением священного быка, которого Царь Минос держал в кносском дворце, кажется вдвойне вероятным, когда изучается план здания.

Ибо здесь есть части, которые образуют настоящий лабиринт с длинными коридорами, ложными входами, ведущими в слепые залы и комнатами, в которые можно попасть только после многих извилистых поворотов.

Частично это можно объяснить случайным планированием: в эгейской архитектуре нет симметрии, нет осевого планирования. Тем не менее, Лабиринт легенды явно присутствует во дворце Миноса, также как и фрески с прыжками с быка.

Греческая легенда гласит, что дизайнером Лабиринта был знаменитый ремесленник Дедал, первый из смертных, кто придумал способ полета. Поскольку основная истина столь похожих знаний была подтверждена, дальнейшие открытия могут все же раскрыть факты, лежащие в основе трагедии легенды Дедала и Икара.

Руины других дворцов, обнаруженных при раскопках в критских городах, подтверждают впечатление об эгейской архитектуре как о массивной, рассеянной и структурно простой, на нецентрированном плане и разобщенной.

Насколько можно судить, фактические архитектурные изыскания были незначительными; колонны испытывали недостаток в изящно сформированных капителях и органических лепных украшениях; но нанесенный на поверхность орнамент был красочным и роскошным.

Упадок

Относительно Кносса остается только сказать, что империализм критских царей следовал обычному образцу. После периода великого процветания и власти – по крайней мере, для придворного класса – культура, видимо, рухнула и почти исчезла. Почему это произошло, до конца не понятно, хотя считается, что примерно в 1500 году до н.э.

в результате землетрясения были разрушены все дворцы, кроме Кносского дворца, который позже был также разрушен другим землетрясением примерно в 1425-1370 годах. В любом случае, около 1400 года минойцы были захвачены микенцами с греческого материка. Кносс был сожжен и на его руинах не было построено ни одного нового дворца.

С этого момента критское искусство не имело значения и именно микенцы стали лидерами эгейской цивилизации – или, возможно, главными в кругу процветающих сотрудничающих сообществ. Окончательное уничтожение Кносса, возможно, не произошло раньше 1100 г. до н.э., но три столетия назад лидерство перешло к материковым городам.

Тем не менее, есть те, кто считает, что эти города были основаны критскими колонистами.

Источник: https://gallerix.ru/pedia/ancient-art--minoan/

Искусство древней Греции. Крит

Искусство древней Греции, Крит

Искусство Крита, развиваясь на территории, связывающей Запад с Востоком, с самого начала впитало в себя художественные элементы древнейших цивилизаций Ближнего Востока, неолитических культур Анатолии, Придунайской низменности и балканской Греции.

  История открытия этой цивилизации насчитывает немногим более ста лет. В 1900 году английский археолог Артур Эванс начал раскопки на Крите. Именно ему принадлежит  первенство в открытии Кносского дворца. Вскоре после А.

Эванса на южном побережье Крита начинают работать итальянские археологи, раскопавшие дворец в Фесте и виллу в Агиа Триаде. В восточной части о-ва Крит раскопки производились американскими археологами, так были открыты постройки в Гурнии, Закро и Палекастро.

Большой вклад в исследование искусства и культуры Крита внесли и греческие археологи, прежде всего, Спиридон Маринатос, изучавшие островные центры Крита.

Территория критской цивилизации включала в себя о-ов Крит, о-ва Эгейского моря, западное побережье Малой Азии и часть материковой Греции. Принято выделять следующие периоды в искусстве Крита:

1. Раннеминойский период – 3000/2800 – 2000 гг. до Р.Х.
2. Период «старых дворцов» (1900-1700 гг. до Р.Х.).
3. Период «новых дворцов» (1700 – 1450 гг. до Р.Х.)

Период упадка и отмирания дворцовой цивилизации  (1450 — 1350 гг. до Р.Х.)1. С второй половины 15 в. до Р.Х. начинается упадок Крита и возвышение Микенской  Греции.

Цивилизацию Крита принято называть как критской, так и минойской (по имени легендарного царя Крита Миноса), иногда также ее называют эгейской.

До сих пор, к сожалению, реальная история, культура, этнос этого региона достаточны не изучены. Это происходит во многом из-за того, что древнейшая письменность этого региона большей частью не прочитаны. Критяне писали на т.

наз. линейном письме А, основой которого был вероятно  какой-то негреческий язык 2.

Раннеминойский период. В нач. III тыс. до Р. Х. (конец эпохи ранней бронзы) культура Крита вплотную подошла к сложению цивилизации. Как замечает Ю.В. Андреев, «…уже в III тыс. до н.э.

в пределах Эгейского мира образовалось целое созвездие археологических культур, среди которых наиболее известны культура Трои-Гиссарлыка, культура о-вов Кикладского архипелага в центральной и юго-восточной части Эгейского бассейна, раннеэлладская культура материковой Греции (ее центры находились на Пелопоннесе и в средней Греции) и раннеминойская культура Крита» 3.

Искусство нач. III тыс. до Р.Х. представлено находками из т. наз. «клада Приама», открытого Г. Шлиманом при раскопках Трои,  т. наз. кикладскими идолами, а также раннеэлладскими вазами типа «соусников» и раннеминойскими сосудами из цветного камня.

«Клад Приама» включает в себя диадемы (оформлявшие либо культовую статую, либо служившие деталью головного убора из ткани или кожи 4), серьги, височные кольца, браслеты, гривны, бусы, выполненные на высоком техническом и художественном уровнях из золота, серебра, бронзы, сердолика и янтаря.

Эти находки свидетельствуют не только о высоком уровне изделий, но и об уникальности контактов, отразившихся в технике, материале троянских украшений. По мнению М.Ю. Трейстера, «заимствовав формы украшений  и техники обработки драгоценных металлов  и бронзы из Междуречья, происходившие оттуда мастера создавали местную (в Трое – С.З.) ювелирную школу и центр торевтики.

Наряду с ремесленниками среднего уровня ее представляли выдающиеся мастера, создавшие уникальные для своего времени произведения и внесшие заметный вклад в формирование прикладного искусства Греции Малой Азии II тыс. до н.э.» 5.

Ещё один яркий пример искусства этого времени – знаменитые кикладские идолы 6.  В рамках изучения кикладской пластики принято выделять следующие периоды:

I раннекикладский (3300-2800 гг. до Р.Х.), II раннекикладский (2800-2300 гг. до Р.Х.), III раннекикладский (2200-1800 гг. до Р.Х.) 7. Наибольшее количество скульптур было создано с 3000 по 2300 гг. до Р.Х. 8 В основном кикладская скульптура выполнялась из местного греческого мрамора, месторождения которого найдены почти на всех о-вах кикладской группы 9.

Известны примеры скульптур, изготовленных из терракоты, которые представляют собой  лишь подражания мраморным изделиям. Кроме того, другие материалы, например обсидиан и песчанник, не были широко используемы жителями Киклад 10.

Открытые к настоящему времени произведения кикладской скульптуры значительно отличаются по размеру – их высота варьируется от 132 до 110 см. Для изготовления скульптур древние мастера использовали каменные и металлические орудия, в качестве абразивного материала для производства первичных грубых форм, вероятно, использовался наждак 11.

Основная часть работы выполнялась каменными орудиями, скорее всего, для придания скульптуре законченной формы использовались орудия из обсидиана. Полировка фигур и придача им мягкого блеска выполнялись с помощью пемзы.

Также, по результатам исследований кикладской скульптуры, известно, что большая часть их была расписана (при этом нужно помнить, что расписывались только изображения со сложенным руками). Роспись выполнялась красками синего (для которого использовался измельченный лазурит), красного (изготовленного из киновари), черного или темно-коричневого цветов.

Расписывались уже законченные статуэтки, после чего их обжигали в обыкновенных домашних печах 12. Что изображала роспись, существовали ли какие-то общие правила в системе декорировки скульптуры, — всё это до сих пор находится на уровне гипотез.

  Большинство ученых считают, что многие их кикладских скульптур были полностью покрыты росписью, что кардинально их отличало от их современного вида.

На сегодняшний день установлено, что роспись обозначала контуры глаз (часто миндалевидной, но иногда и просто овальной формы), зрачки, черты лица (в основном губы), волосы, возможно татуировку или украшения, прорисованные в форме расходящихся от шеи к груди прямых линий 13.

Краской были подчеркнуты первоначально обозначенные прорезями линии шеи, позвоночника, половые признаки (особенно на женских статуэтках).

Вполне возможно, что при построении кикладских образов применялись пропорциональные системы (вплоть до золотого сечения)14, при этом «…фигура каждого идола четко делится на три или четыре части, гармонически уравновешивающих и дополняющих друг друга» 15. Благодаря особенных построениям силуэта, ритма, шел поиск в рамках выработки своеобразной архитектоники скульптурной формы. Как отмечал Б.Р. Виппер, «…оставаясь строго фронтальными, они (кикладские идолы – С.З.), в профиль имеют ломаную, как бы согнутую линию, что придает человеческой фигуре большую динамику и подвижность» 16. В результате рождались образы, которые, хотя и подчас чрезвычайно стилизованны и схематичны, по словам Ю.В. Андреева, «…поражают изысканной четкостью и законченностью силуэта… Своей  гармонической соразмерностью и стройностью эти небольшие фигурки как бы предвосхищали лучшие образцы греческой скульптуры архаического периода…» 17.

Кикладскую скульптуру принято разделять на несколько художественных вариантов, самыми известными из которых являются типы  схематичный, Лурос и Пластирас культуры Гротта-Пелос 18, изображения культуры Керос-Сирос. Схематичный тип культуры Гротта-Пелос представлен фигурами, решенными в формах восьмерки, скрипки.

Характерной особенностью этих статуэток является отсутствие четко обозначенной головы, рук. В основном, образ строится  с помощью округлого силуэта, крайне условно обозначающего линии рук и бедер (женская фигура в форме скрипки. Мрамор. Около 3200-2700 гг. до Р.Х. Музей Наксоса).

Основная часть статуэток типа Лурос представлена небольшими произведениями (от 6 до 28 см высотой), форма которых становится более проработанной, т.к. добавляются схематические преданные голова, руки, иногда ноги (женская скульптура. Мрамор. Около 2700-2300 гг. до Р.Х. Музей Наксоса).

Тип Пластирас представляет собой уникальные произведения, выделяющиеся из всей группы кикладской скульптуры 19.

Их основной особенностью являются четко представленные формы человеческого тела с обозначенными ушами, ногами, показанных не слитно друг с другом с выделенными коленными чашечками, акцентированными половыми признаками и кончиками пальцев, которые соприкасаются под грудью. Также  в этом типе становятся проработанными глаза, брови, линии губ и подбородка (женская статуэтка типа Пластирас. Мрамор. Около 3000-2800 г. до Р.Х. Музей Метрополитан).

Культура Керос-Сирос является периодом расцвета кикладской скульптуры. Именно они являются признанными шедеврами крупнейших собраний кикладского искусства во всем мире.

В этой культуре активную роль играли контакты с поселениями II раннеминойского периода на о-ве Крит 20, а также на  материковой Греции и с культурами  периодов I и II в районе Трои 21. Вывозимые в Крита скульптуры со сложенными руками копировались местными мастерами и получив в современной науке название «тип Кумаса».

С началом культуры Керос-Сирос наиболее распространенным типом скульптуры становиться тип со сложенными руками на груди, основная составляющая которого приходиться на женские статуэтки.

Статуэтки этого типа, в основном, располагаются в горизонтальном положении (о чем свидетельствуют вытянутые ступни и соединенные, чуть согнутые в коленях, ноги), а две разновидности этого типа сохраняют следы росписи. Культура Керос-Сирос включает в себя следующие типы скульптуры в рамках типа со сложенными   руками:

1. Тип Капсала (датируется между 2800-2700.гг до Р.Х.). Статуэтки высотой до 30 см.

Руки сложены под грудью, при этом правая рука расположена под левой, выпрямленные пальцы рук, обозначенные с помощью прорезей, откинутая назад голова, вытянутые шея и ступни ног.

Скульптура этого типа отличается очень мягкими, округлыми, женственными формами (женская статуэтка типа Капсала. Мрамор. Около 2700-2600 гг. до Р.Х. Британский музей).

2. Тип Спедос (ранний – 2700-2500 гг. до Р.Х.; поздний – 2600-2400 гг. до Р.Х.). Скульптура отличается от типа Капсала более геометрическими формами, большим применением прорезей для обозначения тех или иных деталей. Меняется форма головы – с овальной на т. наз. «лирообразную» 22, на которой сохраняются следы росписи и неких узоров.

У некоторых скульптур раннего типа Спедос отсутствуют половые признаки, но обозначены нос, миндалевидные глаза, уши, грудь, иногда некий головной убор (в виде диадемы ?). Ранний Спедос отличает тщательность в передаче частей тела, их изящества (женская  фигура раннего типа Скерос. Мрамор.  Выс.  76,5 см. Британский  музей).

Поздний Сперос представлен исключительно женскими изображениями (нередко преданных в состоянии беременности), довольно крупными по размеру 23 (до 1 м высотой) 24, без ушей, с грудью довольно высоко расположенной над  уровнем рук, с  плотно сжатыми ногами.

В позднем Спедосе мастера вновь  возвращаются к  применению многочисленных прорезей для обозначения частей тела.

3. Тип Докатисмата (2500-2300 гг. до  Р.Х.). В данном типе начинается отход от попытки в  передаче естественных форм, появляются широкие и угловатые плечи,  непропорционально  маленькая верхняя часть туловища, слишком узкие ноги. Скульптуры этого типа  утрачивают изящность форм, фигуры  отличаются невысоким качеством исполнения.

4. Тип Халандриани  (2400-2200 гг.  до Р.Х.) 25. Завершающая стадия в развитии мраморной кикладской скульптуры. Скульптуры этого типа не очень  хорошо  сохранились,  что, вероятно, связано с ухудшением качества  обработки мрамора.

Фигуры становятся все более непропорциональными, отсутствует прежняя обработка деталей,  иногда  пальцы рук не изображаются объемно, а просто обозначаются неглубокими линиями на поверхности статуэток. В  изображениях  исчезает симметрия.

Как и тип Докатисмата, данный тип изображает приземистые пропорции, положение рук не следуют традиционным правилам (правая рука расположена выше левой или правая рука сложена на животе, а левая расположена по  диагонали между женскими грудями).

Как пример  такого изображения  — мраморная женская фигурка,  созданная около 2500-2000 гг. до Р.Х. из Британского музея. Среди образцов  обоих типов  встречаются  мужские   изображения.

Однако фигуры со  сложенными  руками не являлись единственным типом кикладской  скульптуры  в культуре Керос-Сирос. Существовало другие разновидности, которые уже не относились к «каноническому  типу».

  Самым ярким   явлением в рамках «неканонической  линии» является группа так называемых жанровых скульптур: арфисты (иногда парные), «флейтисты», сидящие фигуры, групповые фигуры (стоящие рядом  или  одна на голове  другой).

Среди изображений музыкантов самыми известными являются скульптуры арфистов из коллекций Национального археологического и Национального музеев в Афинах. Рассмотрим статуэтку в виде арфиста из Национального музея Афин (мрамор, около 2700-2500 гг. до н.э.).

Скульптура представляет собой сидящую  на стуле с высокой спинкой фигурку музыканта, играющего на инструменте, напоминающем арфу. Голова овальной формы откинута назад. Великолепно переданы руки, которые перебирают струны арфы.

В данных изображениях статуэтки передают не только действие, сколько ещё атмосферу этого действия – игру на ритуальном инструменте. Пластика складывается из простых плавных линий, создающих четкий изящный   силуэт, что завораживает зрителя и с помощью художественных особенностей в построении формы транслирует особый мир кикладской культуры. Мягкий,  изысканный в  своей   простоте   ритм формы как бы  является озвучанием,  музыкой ритма сакрального  действа.

Ещё одной группой в рамках кикладской скульптуры являются сидящие женские статуэтки, коллекция которых хранится в Национальном археологическом музее в Афинах  и  музее Наксоса. В  основном экземпляры из  этих  коллекций связана с группами Капсала  и Спедос.

Отличает подобные  образы    великолепная  техника исполнения,  знание  композиции, что создает гармоничные, величественные образы (женская сидящая статуэтка. Мрамор. Около 2700-2600  гг. до Р.Х.  выс. 18  см.  музей  Наксоса; женская сидящая статуэтка. Мрамор. Около 2700-2500  гг. до Р.Х.

  музей кикладского  искусства в   Афинах).

Кроме скульптуры кикладское  изобразительное искусство представлено т.  наз.  «сковородами» (кикладская «сковорода» из некрополя Халандриани, 2800-2200 гг. до Р.Х. Национальный музей Афин). Это низкие керамические чаши с   орнаментированным  дном и   с  раздвоенной  ручкой с   подчеркнуто декоративным решением.

Интересно орнаментальное   решение, выполненное в углубленном плоском рельефе и построенное  на использовании мотива  спирали,  женских  символов, иногда лодок.  Назначение  этих предметов  неизвестно, но несомненен их  ритуальный  характер (возможно,  использовались заполненными водой, что заменяло покойному зеркало либо, как предполагает Ю.В.

Андреев, в них складывались плоды или лепешки, служившие «пищей мертвых» 26). Форма «сковород» обладают некоей незавершенной антропомофностью. По мнению Ю.В.

Андреева, «сосуд, оставаясь сосудом, становится вместе с тем и идолом, крайне упрощенным изображением женского божества, причем изображение это создается не только графическими, но и пластическими средствами, поскольку ручка оказывается ногами богини, а ее внутренняя полая часть, вероятно, может понята как чрево» 27.

Изобразительное искусство Крита, кроме подражания кикладским  образцам в скульптуре, представлено  вазописью, переживавшей в этот  период заметный  подъем.  Первую группу раннеминойских расписных сосудов составляют «темные, гладко полированные сосуды с процарапанным, и иногда инкрустированным белой краской  орнаментом.

Орнамент состоит из пунктира, прямых линий, треугольников и  располагается  горизонтальными полосами… Уже с этой группе сосудов проявляется свойственное критскому искусству   тяготение  к  органическим и атекноническим формам» 28.  Основные художественные качества этой группы представлены в вазе с резным орнаментом из Палекастро (сер. III тыс.

до Р.Х. Гераклион музей).

Другая группа представлена вазами со светлым ангобом 29 и росписью с простейшим орнаментом, выполненным  красной или черной глазурными красками.

Исчезают горизонтальные регистры в росписи, «…линии  ложатся теперь вертикальными  или,  ещё охотнее диагональными кривыми вокруг сосуда, подчеркивая таким образом его сферичность…Эта трехмерная тенденция орнамента,  связанная с вращательным движением, составляет новый принцип критской керамики» 30.

  Орнамент подчеркивает, обнажает саму форму сосуда (расписной сосуд из Агиоес Онуфриос, около 2600-2300 гг. до Р.Х. Гераклион музей).

Также изготовлялись сосуды из цветного камня (найдены в основном на о-ве Мохмос), в системе оформления которых прослеживались качества, близкие по композиции росписи второй группе сосудов. По замечанию Б.Р. Виппера, «в одном из каменных сосудов цветные слои использованы таким образом, что ложатся косо к вертикальной оси сосуда, создавая иллюзию его непрерывного вращения» 31.

Самая оригинальная группа раннеминойской керамики – третья, названная по-английски «mottled ware» (пятнистая керамика), или иногда используется в качестве названия стиля росписи этих сосудов «Василики». Роспись в сосудах этой группы  использует узор в виде затеков, выполненный «…из темно-красных, почти черных, пятен по светлому фону» 32, линейного орнамента нет.

Главное впечатление складывается в результате того, что «игра этих как будто произвольно растекающихся и переливающихся пятен краски  достигнута искусным использованием дефектов обжига и производит удивительно живописное впечатление»33. В качестве примера этой группы керамики выступает сосуд  с длинным носиком из Василики (около 2500-2400 гг. до Р.Х. Гераклион музей).

Страница 1 — 1 из 3
Начало | Пред. | 1 2 3 | След. | Конец | Все
© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

Источник: https://www.portal-slovo.ru/art/36078.php

История искусств. Лекция 4: Эгейское искусство

Искусство древней Греции, Крит

Эгейскай культура развивалась на островах и берегах Эгейского моря, в восточной части Средиземноморья, в течение почти двух тысяч лет, с 3000 до 1200 г. до н.э. Центром эгейской культуры был остров Крит, также она захватывала Кикладские острова, Пелопоннес (Микены, Пилос, Тиринф), западное побережье Малой Азии (Троя). Другое название этой культуры — крито-микенская.

Начало культуры на Крите восходит к неолиту. Местоположение Крита обеспечивало развитие торговли и мореходства. Около 2000 г. до н.э.

на Крите были возведены первые дворцы военных вождей, укрепленные стенами и башнями (Кносский), стоявшие на холмах дворцы, такие как дворец в Фесте, укреплений не имели. Около середины 18 в. до н.э.

на Крите произошла какая-то катастрофа, характер которой до сих пор не ясен, но эгейская культура не была уничтожена, а наоборот, в 17 в. до н.э. начался новый ее расцвет.

Искусство Крито создало многочисленные произведения: своеобразную архитектуру , декоративную живопись, керамику, мелкую пластику и резные камни. Расцвет искусства в Крите совпадает с периодом Нового Царства в Египте, в целом они близки друг  другу. Однако в нем нет монументальности, нет строгого спокойного ритма и симметрии. 

Наиболее значительным архитектурным памятником Древнего Крита является Кносский дворец. Греческие мифы о загадочном Лабиринте и о человеке-быке Минотавре были связаны именно с ним. Весь дворцовый комплекс сложился окончательно около 1600 г. до н.э.

Очень большую роль играли стенные росписи, отличающиеся исключительной декоративностью, контрастность цветовых сопоставлений говорит об учете художниками освещения рассеянным или слабым светом. 

Стены дворца были сложены из сырцового кирпича с применением деревянного каркаса, бутовой кладки и облицовки нижней части стен большими каменными плитами; кроме известняка широко использовались гипсовые блоки.

 Одной из самых своеобразных особенностей эгейской архитектуры были расширяющиеся кверху деревянные колонны с базой из камня или гипса и широкой каменной капителью.

Наряду с такими существовали еще прямые и сужающиеся кверху колонны.

Стены комнат покрывались штукатуркой и расписывались. по сырой штукатурке (фрески). Располагались росписи в виде фризов и панелей.

Образно-смысловое содержание связано с религиозно-мифологическими представлениями. Но т.к.

эгейская письменность не полностью расшифрована, и многие факты о мифологии просто не известны, судить приходится по сохранившимся упоминаниям в летописях других государств. 

Наиболее ранней фреской в Кносском дворце считается так называемый «Собиратель шафрана» (возможно, 18 или 17 в. до н.э.) Но не вся живопись Крита имела такой условный характер.

Сохранившиеся фрески конца 17 — начала 16 в. до н.э. из Агиа Триады обладают большой реалистической наблюдательностью. Например, фрагмент с охотящейся кошкой. 

Или «Синие дельфины и цветные рыбы»:

«Дамы в голубом». Лица нарисованы в профиль, а тело в фас:

«Фреска с табуретами» и, вероятно ее часть, так называемая «Парижанка»

Среди фресок Кносского дворца, как и во всем искусстве Крита, значительное место занимает изображение быка.

К позднему периоду относятся росписи в так называемом «коридоре процессий» Кносского дворца. 

«Царь-жрец». Рельеф около 2.22 м высоты, слабо выступающий из фона:

 Тронный зал царя Миноса:

Борющиеся мальчики, Святилище дам, остров Фера:

Сложный и разнообразный путь прошла критская керамика. Наиболее ранние сосуды выполнены руками и покрыты простыми геометрическими узорами, обычными для искусства неолита. К середине среднеминойского периода, около 17 века до н.э., искусство керамики достигло расцвета. К этому времени относятся известные вазы, найденные в пещере Камарес.

В конце среднеминойского периода росписи стали более реалистическими, появились сосуды с изображениями растений. Раскраска становилась более изысканной.

В росписях позднеминойского периода (16 век до н.э.) преобладают рыбы, раковины наутилусов, морские звезды и т.п. Одним из шедевров этого времени является ваза с осьминогами из Гурнии.

Позднее, в 15 в. до н.э., в керамике, как и в настенной живописи, началось усиление схематизации. Сложился так называемый  «дворцовый стиль» — рисунок постепенно превратился в орнамент.

Ко времени расцвета Крита, вероятно, к 16 в. до н.э., относятся каменные, покрытые рельефом сосуды, сделанные из стеатита.

К этому же периоду относятся знаменитые золотые кубки с изображением быков, найденные на Пелопоннесе, близ деревни Вафио.

Период расцвета критского искусства сопровождался развитием мелкой пластики. Найденные на Крите статуэтки, таблички и др. сочетают в себе обычную для эгейского искусства декоративность с большей долей реалистической наблюдательности. 

Шедевром критской мелкой пластики можно назвать статуэтку богини со змеями (священное животное на Крите) Бостонского музея, сделанную из слоновой кости и золота.

Есть основания думать, что на Крите существовала и крупная скульптура, скорее всего деревянная, которая не сохранилась.

Упадок критской культуры в 15 в. до н.э., возникший, вероятно, из-за внутреннего кризиса, сильно отразился на искусстве быстро нарастающей схематизацией и геометризацией форм. С наибольшей яркостью отразился в скульптуре: статуэтки юношей этого времени отличаются неестественно удлиненными пропорциями, примитивным изображением тела и лица.

Около 1400г. до н.э. города Крита были разрушены, по видимому, иноземным (скорее всего, ахейским) военным вторжением. Разрушение Кносского дворца отразилось в греческих сказаниях о Тесее — герое, победившем чудовищного Минотавра.

Эгейское искусство, сложившееся на материке Греции, обычно называется микенским искусством. Вопрос об этнической принадлежности населения Крита и Микен довольно сложен, предполагается, что они относятся к разным этническим группам. Жители Микен, вероятно, были ахейцами. 

Расцвет микенской культуры относится к 1500-1200 гг. до н.э. В это время наблюдалось разложение родового строя и формирование аристократии. Складывался рабовладельческий строй, формировались небольшие государства во главе которых был басилевс — военный вождь. Легенды о внутренней борьбе за царский престол отразились позднее в греческой мифологии и трагедии. 

Ведущее место  в микенском искусстве занимает архитектура. Архитектурные памятники находятся на возвышенных местах и хорошо укреплены. Внутри крепостных стен находились дворцовые здания, в которых жил басилевс, его семья и родственники.

Композиция этих дворцовых комплексов имела некоторые общие черты с композицией критских дворцов.

Но также были местные особенности: в плане дворца центральное место занимал мегарон — большой прямоугольный зал с очагом в середине, четырьмя расширяющимися кверху колоннами по сторонам очага, и сенями (продомосом), имевшим наружный портик с двумя колоннами.

Центральное место мегарона в архитектурном ансамбле, план мегарона и портик «в антах» (с двумя колоннами между выступами боковых стен мегарона) были теми чертами эгейской культуры, которые перешли в архитектуру Древней Греции.

План дворца в Тиринфе

 Галерея в Тиринфе

Современный вид

Стены дворцовых построек были сложены из сырцового кирпича с деревянными прокладками, покрыты штукатуркой и иногда расписаны.

Для микенской культуры также характерна примитивная техника кладки крепостных стен из неотесанных камней насухо — циклопическая кладка, так назвал эту кладку греческий путешественник Павсаний (2в. н.э.

) в своем «Описании Эллады», потому что такие камни (более 3м в высоту и 1 м в ширину) под силу передвигать только мифическим циклопам.

Микенские дворцы-крепости были предшественниками позднейших акрополей в Греции. Большим своеобразием отличались микенские погребальные сооружения. Это «шахтные могилы», высеченные в скале, и купольные гробницы (толосы). Лучше всего сохранилась купольная гробница 14 в.до н.э. в Микенах — «сокровищница Атрея», по имени отца царя Агамемнона, вождя ахейцев, героя Троянской войны.

«Львиные ворота», ведущие в акрополь Микен. Рельеф этих величественных ворот — единственный пример монументальной скульптуры в эгейском искусстве. Геральдический характер рельефа вполне соответствует условному искусству Микен.

Микенская стенная живопись сохранилась в Микенах, Тиринфе, Фивах и др. Сюжеты росписей те же, что и на Крите. Возможно, исполнителями были критские мастера. Фреска из Тиринфа с изображением акробатических игр с быком похожа на критскую.

Девушка, несущая ларец из слоновой кости — гораздо больше выступают черты местного искусства, хотя костюм и прическа девушки явно критские.

К числу лучших фресок Тиринфа относится сцена охоты на кабана.

Декоративность микенской живописи ближе к декоративности орнамента: в ней преобладает не пятно, а линия. С течением времени черты условной схематизации все более нарастали. Это видно по сцене с изображением двух девушек на колеснице — так называемых «охотниц».

Гомер называл Микены златообильными. Действительно, раскопки дали совершенно исключительные по богатству вещи, например, известная маска Агамемнона.

Найдено множество кубков, чаш грубой местной работы, но массивные и из чистого золота.

Кубок из горного хрусталя с ручкой в виде головы утки, тяжелые бронзовые мечи с рукоятками из слоновой кости с инкрустацией золотом, множество украшений, — в прикладном искусстве, как и в архитектуре, видно сочетание высокоразвитой критской культуры  с местной. Очень интересным видом эгейского искусства являются резные перстни-печати из камня и металла. 

В периоды процветания Критской державы эгейская культура распространялась также на побережье Малой Азии, и богатая Троя входила в сферу ее влияния. Основываясь на «Илиаде» и «Одиссее» Гомера и на археологических данных, можно предположить, что в 13-12 вв. до н.э.

союз ахейских племен с Микенами во главе начал борьбу за обладанием Геллеспонтом на побережье Малой Азии. Длительная осада Трои (10 лет) окончилась победой ахейцев, но обессилила обе стороны. Около 1200 г. до н.э.

микенская культура была сметена новой волной греческий племен — дорийцев, теснимых фракийцами и иллирийцами. 

«,»author»:»ÐÐ²Ñ‚ор: Unknown»,»date_published»:»2020-03-09T05:08:00.000Z»,»lead_image_url»:»http://1.bp.blogspot.com/-EhuhIw4MtJ8/Va31omwUSeI/AAAAAAAABT0/dRDV4oSf9ig/w1200-h630-p-k-no-nu/c7.jpg»,»dek»:null,»next_page_url»:null,»url»:»http://nova-deep.blogspot.com/2015/07/4.html»,»domain»:»nova-deep.blogspot.com»,»excerpt»:»Ð­Ð³ÐµÐ¹ÑÐºÐ°Ð¹ культура развивалась на островах и берегах Эгейского моря, в восточной части Средиземноморья, в течение почти двух ты…»,»word_count»:1349,»direction»:»ltr»,»total_pages»:1,»rendered_pages»:1}

Источник: http://nova-deep.blogspot.com/2015/07/4.html

Крито-микенское (эгейское) искусство

Искусство древней Греции, Крит

Соколов Г. И.

Истоки античной культуры бассейна Эгейского моря уходят в далекое прошлое, в эпоху неолита и ранней бронзы, когда в III тысячелетии до н. э.

процветал сильный город Троя, создавались своеобразные памятники искусства на кикладских островах Паросе, Наксосе, Сиросе, а на Балканском полуострове в фессалийских селениях и в пелопоннесских местечках Сескло, Димини, Лерне воздвигались найденные теперь в руинах древнейшие сооружения, изготавливались керамические сосуды, терракотовые статуэтки.

Особенно же ярким очагом, где закладывались основы позднейшей европейской цивилизации, была минойская культура острова Крита, искусство которого достигло расцвета в первой половине II тысячелетия до н. э.

Многие центры эгейской цивилизации стали известны сравнительно недавно. Трою с ее постройками и сокровищами нашли лишь во второй половине XIX века, а о богатейшей культуре, существовавшей на Крите, лишь догадывались, зная греческие мифы о Тезее и Минотавре и высказывания философов, в частности Платона, писавшего о критском царе:

«Когда-то Минос заставил жителей Аттики платить тяжелую дань, так как имел большую власть на море, а у афинян тогда еще не было, как теперь, военных кораблей, да и в стране было не много корабельного леса»4.

Упоминания о Крите проскальзывали в поэмах Гомера, где остров назывался стоградным, населенным многими народами. О Крите писали историки Геродот и Фукидид, считавшие Миноса первым создателем флота, повелителем кикладских островов и могучим властителем моря. Гесиод называл Миноса «из всех смертных царей наиболее царственным».

Эти сведения были известны давно, но реальный смысл мифов и свидетельств древних авторов стал очевидным, когда археологи раскопали на Крите огромный дворец и нашли неповторимые по красоте и своеобразию памятники минойского искусства и культуры, относящиеся к длительному периоду от середины III тысячелетия до н. э. до XI века до н. э.

В конце 70-х годов XIX века критский купец Калокеринос нашел на своем участке земли несколько больших глиняных сосудов и руины древних построек, но раскопки тогда начать не удалось.

Только в марте 1900 года английская археологическая экспедиция под руководством Артура Эванса приступила к работам на Крите, и находки ее поразили всех: древние сказания принимали облик реальных исторических событий.

Эванс предложил различать в истории минойской культуры несколько этапов. Древний — продолжавшийся с 2600 до 2000 года до н. э.— был назван раннеминойским, по имени легендарного Миноса. Расцвет культуры относится к первой половине II тысячелетия до н. э.

, от 2000 до 1425 года, — к периодам среднеминойскому и началу позднеминойского. Время с 1425 до 1150 год было завершением позднеминойского периода.

На эти столетия приходилось разрушение как природными силами, так и ахейскими племенами города Кносса, упадок могущества Крита, гибель его культуры и выдвижение ахейских центров Балканского полуострова.

Правили Критом цари, выполнявшие нередко роль жрецов, так как религиозным церемониям отводилось значительное место. Существовали армия, сильный флот.

Критяне были известны как бесстрашные мореходы, поддерживавшие оживленную торговлю с другими народами. Природа не обидела этот средиземноморский остров.

Сочные травы на пастбищах для скота, пышная растительность в плодородных долинах, обилие винограда, оливковых рощ, посевы льна, шафрана — всем этим славился Крит еще в древности.

Раскопки, начавшиеся в 1900 году, производились на месте кносского дворца, названного Эвансом дворцом Миноса. Площадь его достигала шестнадцати тысяч квадратных метров.

Вокруг парадного двора располагались помещения разных размеров и форм в два, а возможно, и в три этажа.

Так как уловить какую-либо систему в их планировке было почти невозможно, дворец был воспринят как сложный лабиринт, построенный легендарным Дедалом.

Необычными показались ученым и детали дворца. Своеобразными были колонны, которые использовал зодчий. Книзу они не расширялись, как в постройках других древних народов, а сужались. Ствол их не был уподоблен растительным прототипам египетских опор, повторявших форму тянущихся вверх стеблей папируса или лотоса.

В кносской колонне нет сходства с образами живой природы.

Зодчий отказался от подражания природе, выступавшей в египетской архитектуре, нашел для элементов сооружения язык архитектурных форм, основанный на пропорциональных и числовых соотношениях, и обнажил сущность колонны как опоры, выделив и подчеркнув именно эту ее функцию (илл. 1).

Обратила внимание археологов манера освещения комнат. Проемов в стенах, подобных окнам позднейших построек, в кносском дворце не существовало.

Свет проходил через отверстия в потолке (световые колодцы) до первого этажа, создавая различную степень освещенности залов дворца, — приближенных или удаленных от световых проемов.

Запутанность ходов и выходов, внезапные спуски и подъемы по лестницам, неожиданные повороты, характерные для «лабиринта Дедала», дополнялись особенной таинственностью неожиданных световых эффектов, игрой света и тени в то ярко освещенных, то полутемных помещениях.

Стены покоев Миноса были покрыты многочисленными красочными изображениями.

Изысканность линии профиля молодой женщины на одной из фресок, изящество ее прически, напомнившие археологам модных и кокетливых француженок, заставили назвать ее «парижанкой», и имя это осталось за ней до сих пор (илл. 4).

Стены дворца нередко украшал орнамент — чаще всего в виде волны или гибких спиралевидных завитков, певучий и упругий, тянущийся непрерывной лентой, где одни яркие тона сменялись другими.

Он особенно характерен для искусства критян, где все пронизано движением, то стремительным, то более сдержанным. Близость моря, вечное движение волн, порывы шквала, легкий ласковый бриз, надувающий паруса кораблей, — стихия, окружавшая критских художников, способствовала возникновению в их искусстве динамических композиций.

Фрески кносского дворца позволяют увидеть сцены торжественных церемоний, религиозные процессии, связанные с культовыми праздниками, игры со священным на Крите животным — быком.

Художник показал на одной из фресок огромного быка, который мчится, почти не касаясь земли копытами, тяжело нагнув могучую голову и выставив вперед рога. Один из критян, схватившись за рога, собирается прыгнуть на спину животного, чтобы затем мягко спуститься на землю сзади быка.

Процессия чинно шествующих юношей с ритонами представлена на той стене южных пропилей дворца, где постоянно проходили люди. Изображенные персонажи как бы повторяли движение реальных критян.

Стены дворца покрывались не только фресками, но и невысокими раскрашенными рельефами. На одном из них показан юноша в высокой диадеме, увенчанной перьями. Узоры на диадеме воспроизводят стилизованную форму лилии. Ожерелье на шее повторяет те же очертания. Несколько раз звучит здесь мотив этого изысканного цветка. В подобных узорах теплится жизнь.

Они уже будто утратили качества живого цветка, но еще не стали орнаментами. Во многих памятниках критского искусства переплетается острое ощущение действительности с изысканной стилизацией. В трактовке фигуры юноши есть условность египетского толка: ноги и лицо показаны в профиль, но плечи повернуты анфас и глаз смотрит прямо на нас.

Однако непосредственность мироощущения делает образ глубоко отличным от памятников Египта. Человек в искусстве Крита кажется значительно более свободным от преклонения перед непонятным и далеким божеством, нежели в египетском искусстве.

Изображенные на критских фресках люди воспринимаются как неотъемлемая часть природы, они сливаются с тем пейзажем, в котором показывает их художник.

Монументальные произведения круглой скульптуры Крита до нас не дошли. Зато обнаруженное археологами множество предметов мелкой пластики убеждает в том, что критским мастерам были известны различные материалы: фаянс, глина, слоновая кость, бронза.

Особенный интерес представляют найденные в кносском дворце невысокие фаянсовые статуэтки женщин со змеями в руках, поражающие изяществом и мастерством исполнения. Они имели, несомненно, культовое значение, может быть, изображали жриц со змеями — божествами, заботящимися о благосостоянии дома (илл. 2).

Известны и статуэтки прыгунов через быка, исполненные в металле и слоновой кости.

Виртуозами своего дела были критские гончары, создававшие посуду порой со стенками не толще яичной скорлупы, но очень прочными после обжига в печах. Формы ваз большей частью шаровидные, сочные; краски яркие.

Изысканны сосуды так называемого стиля «камарес», на темной поверхности которых, будто кружевом одевающие их, выступают нанесенные светлыми красками орнаментальные узоры. Часто используется мотив круга или спирали. Вечное непрерывное движение и здесь, подобно фресковым орнаментам, находит свое выражение.

Позднее цветовая гамма росписных ваз Крита меняется. В XVI веке изображения морских животных или цветов наносятся краской на светлый фон.

Критский вазописец всегда стремился рисунком подчеркнуть форму и на шаровидном сосуде предпочитал показать осьминога, в то время как на вытянутой кверху вазе он располагал стройные стебли растений (илл. 3). Это качество критских росписей, гармонически сочетающихся с формой, будет впоследствии достойно оценено греками.

К концу XVI и началу XV века до н. э. относится группа особенно роскошных по своим рисункам ваз так называемого «дворцового стиля». Примечательно, что на керамических сосудах Крита, как правило, нет человеческих фигур. Предмет, необходимый в быту, художник украшал цветами, орнаментами, изображениями животных, не пытаясь показать сюжетные композиции, несущие смысловую нагрузку.

В XV веке, возможно, воспользовавшись сильным, нанесшим урон Криту извержением вулкана на Санторине, балканские ахейцы захватили остров и подчинили его, испытав на себе в дальнейшем сильное воздействие минойской культуры. С падением Кносса ведущая роль в этом районе Европы перешла к ахейцам, победившим критян, но по своему культурному уровню значительно им уступавшим.

Микены, Тиринф, Афины. Пилос и другие ахейские города Балканского полуострова становятся после победы над Критом основной силой в бассейне Эгейского моря и процветают во второй половине II тысячелетия до н. э. Им еще могла противостоять Троя, державшая ключевые позиции у проливов, ведущих на север, но троянская война XII века до н. э. решила спор между ними в пользу ахейских племен.

Археологические раскопки последних десятилетий дали много памятников, раскрывающих особенности культуры и искусства ахейцев Балканского полуострова.

В каждом из городов правил царь. Располагались поселения чаще не на равнине, как критские, а на холмах, с которых хорошо видна окружавшая их местность, не на берегу моря, а в удалении от него. Высокие крепостные стены защищали их от нападения, так как опасность неожиданных пиратских набегов беспокоила жителей.

Будто великаны поднимали огромные камни, складывая эти стены и башни, получившие название «циклопических». Темно-серый цвет огромных каменных глыб, из которых составлены укрепления «крепкостенного» Тиринфа, придает особую суровость его облику. В широких крепостных стенах располагалась сложная система галерей, ходов.

Здесь были цистерны для воды, продовольственные склады, запасы оружия. В густых зарослях кустарника на склоне акрополя скрывался потайной ход с лестницей, ведущей в крепость и ко дворцу.

Царские покои, от которых в Тиринфе довольно хорошо сохранились лишь фундаменты, можно считать типичным парадным сооружением того времени. В кносском сооружении Миноса обращало внимание отсутствие четкой системы в расположении комнат и залов.

В царском дворце Тиринфа доминирует центральное помещение — мегарон — с четырьмя внутренними колоннами, поддерживавшими крышу и обрамлявшими очаг. Подобные же мегароны были открыты археологами в Микенах и Пилосе.

Ворота, ведущие в ахейские цитадели, имели торжественный вид. Вход в акрополь Микен, называвшийся Львиными воротами, был украшен плитой золотисто-желтого камня с изображением двух львиц, опирающихся передними лапами на пьедестал с колонной, напоминающей критскую (илл. 5).

Недалеко от Львиных ворот располагались могилы ахейских владык.

В глубоких, подобных шахтам гробницах XVII—XVI веков было найдено большое количество всевозможных украшений и утвари из драгоценных металлов — серебряных и золотых кубков, роскошных диадем, масок из тонкого листового золота, накладывавшихся на лицо покойника, золотых, украшавших одежды бляшек, а также кинжалов, инкрустированных сложными композициями из золота. Все эти памятники наглядно свидетельствуют об обычаях микенской знати, об обряде захоронений, о типе предметов, которые клали в могилы. Роскошь погребений характеризовала нравы ахейцев, их стремление к пышности украшений.

Маски, в какой-то мере передающие индивидуальные особенности лиц, конечно, не могут быть названы портретными. В желании запечатлеть и сохранить черты лица царя или полководца, военачальника, выступает незнакомое для критян стремление возвеличить его роль (илл. 6).

Возникновение подобных памятников свидетельствует о характере взаимоотношений в жизни ахейских племен. Торжество физической силы пронизывало эту культуру, находило выражение в мощности крепостных стен, в изображении батальных сюжетов и сцен охоты на вазах и фресках.

Формы сосудов также новы и непохожи на критские. Характер кубков из шахтовых могил XVI века разнообразен: некоторые нарядны, украшены розеттами, их контуры изящны; прекрасный сосуд из алебастра имеет сложные изгибающиеся ручки.

Многие же отличаются лаконичностью декора, неприхотливостью силуэта, суровостью и простотой форм. В знаменитом «кубке Нестора» из четвертой шахтовой гробницы конструктивная основа чаши заметна, несмотря на украшение ручек голубками.

Жесткость и статичность композиции преобладают в искусстве ахейцев.

На золотых круглых бляшках, нашивавшихся на одежды и найденных в шахтовых гробницах, показаны осьминоги, бабочки, но линии контуров, детали этих образов живой природы сводятся к сухому орнаменту.

Мастера любят строгую симметрию, схематичность форм. Даже узоры спирали теряют динамичность, которую чувствовал в них критский художник.

Найденные в ахейских гробницах кинжалы интересны не только как образцы вооружения, но прежде всего инкрустированными на них сценами. Удлиненный клинок умело используется для изображения то опасной борьбы человека со львом, то распластанных в беге фигурок животных.

Новым, по сравнению с критским искусством, воспринимается и сюжет — охота (илл. 7).

На одном из кинжалов, на узенькой полоске оказалось возможным поместить пейзаж, в сложной технике инкрустации показать реку с плывущими рыбами, кусты, растущие по берегам, и дикую кошку, схватившую птицу.

Особенного внимания заслуживает в этих кинжалах цвет использованных материалов — золота разных тонов, серебра, меди, черни. О мастерстве ремесленников, изготовлявших оружие и украшения из золота, серебра, слоновой кости и других материалов, повествовал Гомер в «Илиаде», подробно описывая щит Ахилла5.

Позднее шахтовых могил в конце XV—XIV веков до н. э. воздвигались гробницы купольные, представляющие собой выложенные из камня, круглые в плане, со сходящимися вверху стенами помещения, скрытые под курганной насыпью.

Яркий памятник этого типа, так называемая гробница Атрея, имеет высоту 14 метров.

В Микенах, Тиринфе и других городах Балканского полуострова стены дворцов украшались фресками, была распространена вазопись и торевтика. Однако монументальные скульптурные произведения и рельефы создавались редко. Отчасти вследствие этого в гомеровскую эпоху скульптура будет развита слабее, чем вазопись.

Рис. 8. Кратер с воинами из Микен. XII в. до н.э.

В исполнении фресок Тиринфа можно заметить по сравнению с живописью Крита новые черты. Две женщины, изображенные древним художником, движутся в колеснице мимо схематически обозначенных, растущих на обочинах дороги деревьев. В этой фреске детали греческие — колесница, одежды женщин.

Контуры фигур, повозки лошадей резки, формы застывшие, — они статичнее, чем в росписях Крита. Отдельные элементы узора, украшающего фреску, не связаны друг с другом. Нет подвижности форм, характерной для орнаментов Крита.

Линия, полно и безупречно выражавшая в искусстве Крита настроение и чувства мастера, теперь лишь средство изобразить тот или иной предмет (илл. 9).

В тематике ахейских произведений много сюжетов, связанных с происходящей в мире борьбой: охота на львов, травля собаками кабана, подготовка к походу ахейцев, седлающих боевых коней.

На одной из микенских ваз XII века изображены воины в высоких шлемах, с копьями и щитами, идущие друг за другом. Рисунок на сосуде, служивший декоративным узором в керамике Крита, стал теперь выразителем сложной и глубокой идеи.

Манера росписи кажется небрежной, фигурки могут показаться порой забавными, хотя художник был далек от мысли представить что-либо смешным в своей композиции (илл. 8).

Двенадцатый век до н. э. — время заката эгейской цивилизации. На Балканском полуострове заметны передвижения народов. С севера наступают доряне. Во всех археологических слоях XII века от Македонии до Крита ученые обнаруживают следы разрушений и пожаров.

В XII веке прекращает существование хеттское государство в Малой Азии, в египетских документах отмечаются столкновения различных племен. На берегах Средиземного моря происходят значительные социальные и культурные изменения.

В этот период эгейская культура гибнет.

  • 4. Платон. Законы. IV, 706—708. Пер. А. Е. Егунова. Пг., 1923, С. 117.
  • 5. Гомер. Илиада. XVIII, 478—608. Пер. В. Вересаева. М.—Л., 1949, с. 407—411.

Источник: Соколов Глеб Иванович. Искусство Древней Греции.— М.: Искусство, 1980.- 271 с., ил.— (Очерки истории и теории изобраз. искусств).

Источник: https://labyrinthos.ru/text/sokolov_iskusstvo-drevney-grecii_krito-mikenskoe-iskusstvo.html

Искусство Крита

Искусство древней Греции, Крит

Раннеминойский период на Крите (2800-2100 гг. до н. э.) интересен главным образом керамикой и первыми бронзовыми орудиями. В сосудах этого времени, отличающихся простотой объемов, уже ощущается тяготение критян к более живым, не строго симметрическим формам. Такова относящаяся к середине 3 тысячелетия до н. э.

ваза, по форме напоминающая кувшин. Для нее характерны свободная асимметричность в расположении ручки и горлышка и простой, состоящий из темных полосок орнамент. Примечательно стремление отойти от метрической повторности в нанесении орнамента, ввести в него ритмическую динамику и разнообразие. Выразительны сосуды с удлиненным горлышком из Василики.

В какой-то мере они предвосхищают будущие греческие ритоны и носят явно изобразительный характер. Тулово вазы — это тело птицы, а ручка напоминает голову с крупным клювом. Скульптура в раннеминойский период носила зачаточный характер.

От кикладской скульптуры ее отличает меньший интерес к пластической архитектонике и стремление к более свободному экспрессивно-живописному силуэту.

В среднеминойский период борьба за преобладание между различными центрами завершается победой Кносса, приведшей к созданию на Крите централизованного государства. В течение среднеминойского периода критяне переходят к систематическому изготовлению бронзовых орудий и оружия, появляется гончарный круг.

Накопление материальных богатств, возможность их планомерного использования и одновременное усложнение духовной жизни общества, перешедшего на более высокую стадию своего развития, приводят к возникновению письменности, расцвету не только художественных ремесел, но и таких видов искусства, как живопись, пластика.

Возникает зодчество — основа всякой значительной художественной культуры, организующее вокруг себя все остальные виды пластических искусств. В 16 в. до н. э. Крит достигает апогея своего могущества: флот его господствует на море, дорожная сеть расширяется и охватывает весь остров.

Наступает время наивысшего расцвета критской культуры.

В начале 2 тысячелетия в Кноссе, Маллии и Фесте были воздвигнуты первые ансамбли дворцов. План и облик первого Кносского дворца могут быть определены лишь в общих чертах, поскольку позднее он был полностью перестроен и значительно расширен. Он занимал площадь примерно 150 на 90 метров и, в отличие от позднейшего дворца, был укреплен крепостной стеной.

Видимо, весь комплекс состоял из собственно дворца и из укрепленной цитадели, заселенной не только царской семьей. Стены дворцов строились в технике, состоящей из деревянного каркаса с сырцовой кладкой.

Нижние части стен, особенно внешних, выкладывались или облицовывались большими известняковыми плитами; внутренние стены штукатурились и в парадных помещениях расписывались фресками.

Около 1600 г. до н. э. создается огромный комплекс заново перестроенного дворца в Кноссе. Новый дворец уже не был окружен крепостной стеной. Комплекс двух- и трехэтажного дворца занимал около 10 тысяч квадратных метров.

Планировка его помещений отличалась свободной живописностью, асимметричностью, подчеркнутой еще и тем, что строители дворца избегали жесткой нивелировки почвы. Часто помещения дворца, расположенные на разных уровнях, соединялись широкими лестничными переходами.

Чередование открытых дворов, то больших, то малых затененных помещений, живая смена мглы и света, неожиданные повороты маршрута были порождены не только частыми расширениями дворца. Они воплощали определенную архитектурно-эстетическую концепцию.

При всей сложности и запутанности плана дворца в нем прослеживается определенный эстетический и планировочный принцип. В стихийно складывающийся ансамбль застройки вводилось несколько вносящих определенную организованность планировочных акцентов. Так, к главным входам во дворец вели широкие парадные лестницы.

Примерно в центре дворцового комплекса находился большой, вытянутый с севера на юг прямоугольный двор протяженностью около 50 метров. В западной части дворца был расположен большой тронный зал. Так называемый большой Коридор процессий, определяя основной маршрут восприятия архитектуры, вел к парадным залам.

Хотя основой архитектурной конструкции дворца являлась стена, несущая на себе груз потолочных перекрытий, все же большую роль, причем не только утилитарно конструктивную, но и художественно выразительную, играли и колонны — оштукатуренные и окрашенные деревянные столбы, установленные на каменном или гипсовом основании. Своеобразие этих колонн состоит и том, что они расширяются кверху.

Для Кносского дворца характерно, что его архитектурный образ определяется не особой трактовкой монументального объема, а живым богатством развитого внутреннего пространства.

Особенно полно живописно-декоративный характер интерьеров Кносского дворца раскрывается в тронном зале.

На его розово-алых стенах, по сторонам от трона с высокой волнистой спинкой, размещались фрески с изображением грифонов, лежащих на фоне стилизованного пейзажа с волнистыми линиями желтой и коричнево-красной земли и столь же декоративно изображенными цветущими растениями.

Росписи тронного зала представляют критскую живопись сравнительно позднего времени. Более ранней настенной живописи была свойственна подчеркнутая плоскостность и условная стилизованность в передаче натуры.

Одним из памятников такого типа является фрагмент росписи из Кносса — так называемый «Собиратель шафрана». Нанося на красный фон силуэты зелено-голубоватой фигуры и похожих на белые языки пламени цветов, мастер добивался впечатления гибкости и декоративности.

Проблема анатомически правильной передачи форм тела при этом, по существу, не ставилась.

В позднеминойский период живопись Крита, сохраняя общую условность стиля, стремится к большей жизненности изображения.

Так, в фрагменте фрески «Кошка, охотящаяся за птицей» художник сочетает декоративную динамику силуэтов с очень живой передачей сторожкости движений крадущейся кошки.

В более парадных композициях, например в упомянутой ранее росписи с грифонами, продолжает развиваться декоративно-плоскостной и условный стиль изображения.

В позднеминойский период мастера настенной живописи наряду с большими фризообразными монументальными композициями, охватывающими всю поверхность стен, создают (обычно в небольших помещениях) маленькие фресковые вставки в общий декор стены, — такова фреска с изображением женских фигур, поражающая элегантной легкостью фактуры и изысканным, почти манерным изяществом композиции. Несколько значительнее по размерам композиция «Акробаты и бык» (Гераклион, Музей). В плоскостно трактованной, вытянутой в длину, как большинство росписей позднеминойского периода, фреске поражает острое чувство выразительности человеческого движения. Силуэты фигур передают три последовательных этапа при выполнении акробатического прыжка, древний художник как бы «раскадровывает» мотив движения, разбивает его на три следующие одна за другой фазы.

Среди дошедших до нас фрагментов росписей позднеминойского периода особого внимания заслуживает остаток большой фрески, изображающей группу зрителей, присутствующих при некоей придворной церемонии или культовых играх (Гераклион, Музей).

В них поражают образы женщин, полные кокетливого очарования и лишенные какого бы то ни было оттенка монументальной торжественности. Отличающаяся нежной легкостью красок фреска наглядно воплощает жизнерадостный, почти что гедонистический характер мировосприятия, которым проникнуто критское искусство.

Такой же характер носит и широко известное изображение так называемой «Парижанки».

Особое место благодаря своей относительной сохранности занимает фреска Коридора процессий, посвященная торжественному шествию юношей, несущих ритоны, очевидно, с жертвенными приношениями. Фреска дает наглядное представление о фризообразном и плоскостном решении композиции в критской живописи.

Это текущий вдоль стены поток, слагаемый из изолированных человеческих фигур, связанных, однако, единым ритмом.

Цветовой гармонией и утонченной гибкостью силуэта отличается изображение юноши царя или жреца, любопытное в том отношении, что древний мастер сочетает технику декоративной живописи с невысоким пластическим рельефом.

До нас не дошло произведений монументальной критской скульптуры, выполненной в бронзе или камне. Круглая пластика Крита — это преимущественно полихромные статуэтки, фаянсовые или из слоновой кости. К лучшим из них принадлежат изображения женщин со змеями.

Живое ощущение движения тела при фронтальности позы и декоративности цвета, а главное, эмоциональная свежесть делают их одним из замечательных явлений в развитии малой пластики.

Судя по всему, эти статуэтки носили культовый магический характер, будучи связаны с культом хтонических божеств, в котором большое значение имел образ выходящего из-под земли и уходящего в нее змея.

Особый расцвет в этот период переживает прикладное искусство, в частности ювелирное. Вероятно, наиболее ярким примером могут служить знаменитые золотые кубки из Вафио. В сцене поимки и приручения дикого быка на одном из кубков с удивительной силой сопоставлена могучая тяжеловесность быка — то спокойно стоящего, то бешено несущегося — с гибкой стремительностью и энергией фигур охотников.

Наивысшего подъема достигает критская керамика. Ее расцвет начинается в среднеминойский период с валовой росписи, так называемого стиля «камарес» (19 -18 вв. до н. э.).

Вазы украшались стилизованным растительным орнаментом, который благодаря подчеркнутой плоскостности и мягкой текучести круглящихся линий гармонично сочетался с формами сосудов.

В конце среднеминойского периода орнамент сменяется изображением растений, цветов, осьминогов, рыб, пленяющих единством жизненной правдивости и декоративной выразительности.

Керамика конца среднеминойского и почти всего позднеминойского периода — одна из абсолютных вершин в развитии декоративно-прикладного искусства. Типы ваз отличаются богатством и разнообразием, но для всех вариантов характерно ощущение упругой текучести, своего рода вязкости форм.

Они не столь «архитектоничны», сколько «органичны» в своей пластической жизни. Будь то напряженная грузность приземисто-округлого сосуда или легкость грациозно удлиненной амфоры — всегда объемная форма критского сосуда вызывает ощущение движения, текучести, упругого напряжения.

Отсюда особенно органично выглядит роспись этих сосудов, построенная на гибких силуэтах, на зыбкой подвижности ритма.

Таковы стройные ветви цветущих лилий, украшающих удлиненную вазу, осьминоги, оплетающие причудливым движением щупалец шарообразные или слегка сплюснутые сосуды, или гибкие силуэты рыб, стремительное движение которых гармонически контрастирует с медленным колебанием морских звезд.

Позднеминойские мастера свободно размещают на мягко-желтоватом или розоватом фоне одни или несколько цветков, используя контраст между пышной формой сосуда и гибкой стройностью стебля тюльпана, на котором вырастает сочное округло-удлиненное пятно венчика цветка.

В этот период обогащается и колористическая гамма вазописи. Такова очаровательная ваза с сиреневой поливой и выведенными по ней изящными белыми лилиями (Гераклион, Музей). В позднеминойский период усиливается реализм вазовых росписей, главным образом посвященных морю.

Таковы вазы с осьминогами, наутилусами, морскими звездами.

В 15 в. до н. э. в критском искусстве происходит перелом: орнаментально-декоративные моменты резко усиливаются. Однако это не возврат к старой не лишенной наивности схематизации, а, скорее, утонченная, несколько графически суховатая стилизация. Искусство этого периода обычно обозначается термином «дворцовый стиль».

Расцвет прикладных искусств на Крите проявился не только в области керамики. Широкое распространение получает производство каменных сосудов, выполненных из стеатита. Среди них особенно интересен сосуд, изображающий группу жнецов, возвращающихся с поля.

Рельефное изображение отличает текучая вязкость не очень четко проработанной пластической формы при едином ритме и своеобразном наивном реализме в передаче движения. К концу 15 в. до н. э. графичность «дворцового стиля» теряет свою изысканность, наступает процесс упрощения и примитивизации формы.

Вызванный пока не ясными для нас причинами общий спад критской культуры сказывается во всех областях искусств. Например, росписи на саркофаге из Агиа Триады достаточно примитивны и условны, статуэтки этого времени — подчеркнуто схематичны.

Культура подвергшегося нашествию ахейцев Крита явно клонится к упадку. Она окончательно распалась около 12-11 вв. до н. э.

Источник: http://informvest.ru/iskusstvo-krita.html

Refy-free
Добавить комментарий