Ирландский нейтралитет во Второй мировой войне

Ирландия в годы Второй Мировой

Ирландский нейтралитет во Второй мировой войне
Для живущего в Ирландии я как-то слишком мало пишу о ней. Буду исправляться, а начну, поскольку недавно был День Победы, с истории страны во Вторую Мировую.

Учитывая важное стратегическое положение Ирландии и тесные экономические и политические связи с Британией и США, её нейтралитет во Вторую Мировую кажется парадоксальным.

Обеими англоговорящими державами он воспринимался довольно болезненно, особенно Британией, которая не могла больше пользоваться морскими базами на юго-восточном побережье острова.

Ниже одна из многочисленных британских карикатур на эту тему:1.Несмотря на тяжёлое экономическое положение, большинство ирландцев поддерживало политику своего правительства.

Со слабой экономикой, малочисленной и плохо укомплектованной армией, Ирландия была бы лёгкой добычей любого агрессора: примеры Дании и стран Бенелюкса говорили сами за себя, а бомбардировка Белфаста в 1941-ом, уничтожившая больше половины города, не оставляла сомнений о судьбе Дублина, буде он открыто выступит с поддержкой Союзников.

Немного предыстории.

2.На фотографии выше Эймон де Валера, бывший премьер-министром Ирландии в 1932-48 годах. Один из немногих выживших лидеров Пасхального восстания и активный участник Войны за независимость (1919-21) и Гражданской войны (1922-23), в которой он сражался на стороне противников англо-ирландского перемирия, разделившего остров на Ольстер и Свободное Государство, де Валера в конце концов пришёл к выводу о бесперспективности дальнейшей вооружённой борьбы и перешёл к борьбе политической. Основанная им «Fianna Fail» (ирл. «Солдаты Судьбы») ставила своей главной целью превращение Ирландии из доминиона в республику, с возвращением всех портов, оставленных по мирному договору 1921-ого года за Британией. После победы на выборах в 1932-ом, спустя пять лет правительство де Валеры исполнило обещание: порты по взаимному соглашению с Лондоном были возвращены, а принятая в 1937-ом и действующая до сих пор Конституция хотя и не объявляла (это было сделано лишь после войны, в 1948-ом), но фактически утверждала Ирландию республикой, чьей главой был не британский монарх, а всенародно избранный президент. Эти успехи обеспечили «Fianna Fail» очередную победу на выборах в 1938-ом.3.Фотография была сделана как раз в 1938-ом, после возвращения де Валеры с сессии Лиги Наций, посвящённой Судетскому кризису. Бессилие Лиги остановить раздел Чехословакии убедило де Валеру, что Ирландия не может расчитывать на поддержку Британии и Франции в случае агрессии со стороны стран Оси. На следующий день после вторжения Германии в Польшу, 2 сентября 1939-ого, ирландский парламент принял Акт о Чрезвычайном Положении, который закрепил за Ирландией статус нейтрального государства «на всё время военного конфликта в Европе».Это название, — «The Emergency», или «Чрезвычайное Положение», впоследствии закрепилось за всем военным периодом ирландской истории.

Между Союзниками и Осью.

3.Отношения между де Валерой и Черчиллем были в лучшем случае напряжёнными ещё до войны. Для Черчилля ирландский премьер был «типичным террористом и авантюристом» и англоненавистником в придачу, де Валера же усматривал в Черчилле «всё самое худшее, что есть в английском империализме».Личная неприязнь премьеров друг к другу не повлияла, однако, на тесные отношения между их странами. Британия по-прежнему оставалась крупнейшим рынком сбыта ирландской продукции, в то время как Ирландия облегчила доступ американских и британских ВВС к авиабазам Ольстера, разрешив им пролёт над своей территорией, — иначе самолётам пришлось бы огибать всё северо-западное побережье острова, принадлежащее Республике — о чём до сих пор напоминают мемориальные таблички в ирландском приграничье:4.Открытие «Донегольского корридора» Черчилль считал недостаточным. Для обеспечения большей безопасности своих атлантических конвоев Британии были нужны порты на западном и южном побережье Ирландии. Вплоть до мая 1940-ого, когда Британия оккупировала для тех же целей нейтральную Исландию, Лондон вынашивал планы по подобной же оккупации Ирландии.5.Летом 1940-ого британская разведка узнала о планах Вермахта по оккупации Ирландии, известных как «Операция Green». «Green» должна была быть проведена одновременно с оккупацией южной Англии в рамках операции «Морской лев»; сама по себе оккупация Ирландии, отдельно от «Морского льва», рассматривалась Вермахтом как бесплодная и бесполезная, поскольку снабжение оккупированных территорий было бы невозможно из-за противодействия со стороны Британии.В ответ на это Ирландия и Британия разработали т.н. «План W», согласно которому в случае вторжения немцев в Ирландию в страну сразу же вступали бы дислоцированные в Ольстере британские части: действуя совместно с ирландской армией, они должны были выбить захватчиков с острова.На фотографии выше смотр ирландских войск в 1941-ом году на параде по случаю двадцатой годовщины победы в Войне за независимость.6.Ольстер интересовал Вермахт куда сильнее Республики, особенно верфи «Harland and Wolff» в Белфасте. Весной 1941-ого Люфтваффе дважды бомбило город, убив в общей сложности больше тысячи человек и разрушив больше половины жилых домов североирландской столицы.После первого налёта две тысячи оставленных без жилья семей были приняты и расквартированы в Республике. В радиообращении к населению, де Валера заметил по этому поводу, что «это наши соплеменники, к страданию которых мы не можем оставаться безучастны». Это обращение вызвало волну критики в Британии: поскольку Конституция 1937-ого года рассматривала Ирландию как разделённую лишь временно и в будущем объединённую в одну республику, выражение «наши соплеменники» было воспринято как пропагандистская попытка в этом направлении.Чтобы обезопасить себя от налётов Люфтваффе, вдоль восточного и южного побережья Республики были оставлены крупные надписи с названием страны на ирландском, «Eire», многих из которых сохранились до сих пор и охраняются как памятник истории тех лет.Увы, это работало не всегда. В августе 1940-ого во время дневного налёта Люфтваффе разбомбило небольшой городок Кампайл на восточном побережье страны, убив трёх человек. В декабре того же года бомбардировке подвергся Сэндикоув немного южнее Дублина. Пять налётов на Республику было совершенно в январе 1941-ого, а в конце мая того же года бомбардировке подвергся уже сам Дублин.7.

Налёт на ирландскую столицу Люфтваффе совершило ночью 31-ого мая. Бомбардировке подверглись северные районы Дублина, в том числе президентский дворец. Погибло 34 человека, 29 из которых было убито на North Strand Road (самая верхняя фотография из трёх), которая от моего дома буквально за углом.8.North Strand Road в наши дни: воронка от взрыва находилась на перекрёстке.Каждый налёт использовался британской и американской пропагандой как ещё одно свидетельство необходимости выступления Ирландии на стороне Союзников. Германия же приносила официальные извинения, но отказывалась выплачивать компенсации жертвам, ссылаясь на военное время. Компенсации всё же были выплачены в 1970-ых правительством ФРГ.В своих мемуарах 1949-ого, посвящённых войне, Черчилль признавал, что бомбардировка Дублина могла быть «непредвиденным результатом» т.н. «Битвы лучей», во время которой англичане пытались обманными радиосигналами сбить с курса немецкую авиацию.

9.

К пятидесятой годовщине бомбёжки на North Strand Road разбили мемориальный сквер.10.Выше по дороге от того места, где находится сквер, в парке Fairview, расположен ещё один памятник, относящийся к событиям Второй Мировой. Установлен он был в 1951-ом. Это, без сомнения, самый неоднозначный из дублинских памятников. Изначально он был каменным, но его исключительная популярность среди вандалов — статуе регулярно отбивали то руки, то голову — заставила дублинскую комиссию по охране памятников отлить его в бронзе и установить сигнализацию. Последний раз вандалы покушались на него три года назад, изрисовав постамент свастиками.Дело в том, что Шон Расселл, которому он установлен, был нацистским коллаборантом. В 1923-40 годах Расселл возглавлял ИРА, которая после поражения в Гражданской войне перешла на нелегальное положение, а под его руководством окончательно выродилась в террористическую организацию. Несмотря на это, среди республиканцев-националистов из партии «Sinn Fein», установивших памятник, Расселл по-прежнему чествуется как идеолог и принципиальный борец за единство Ирландии.11.В 1939-ом, почти сразу после объявления войны, Расселл развернул против Британии кампанию взрывов и саботажей. Кампания не успела принести большого вреда: спустя несколько месяцев после её начала ирландская полиция арестовала большую часть полевых командиров и бойцов ИРА. Сам Расселл сбежал в Штаты, а оттуда в Германию, где установил контакт с Абвером.Расселл предложил нацистам спроектированный им т.н. план «Катлин» по совместному с ИРА захвату Ольстера. Абвер отнёсся к плану весьма критично: «Катлин» совершенно не учитывала техническую часть доставки и снабжения частей вермахта в Ольстере. План всё же был принят на рассмотрение. Самого Рассела должны были вернуть в Ирландию подлодкой. В пути у него произошло прободение язвы желудка, от которого в августе 1940-ого он умер; его останки были погребены в море.12.Для оценки возможностей ИРА в том же августе 1940-ого в Ирландию был заброшен агент Абвера Герман Герц. Он нашёл организацию деморализованной, а её лидеров «безнадёжно незрелыми». Узнав, что за всеми агентами ИРА ведётся наблюдение, Герц порвал с ними все контакты и скрывался в Дублине у симпатизировавших нацистам лиц. Арестован он был только в ноябре 1941-ого, и следующие пять лет провёл в тюрьме.После освобождения, не желая возвращаться в Германию из-за страха быть выданным советской стороне, Герц подал прошение о политическом убежище. Получив отказ и вместе с ним ордер на депортацию, Герц покончил с собой, приняв цианистый калий прямо на глазах выдавших ордер полицейских. Похоронен он был под Дублином на кладбище немецкой общины.13.

Герц был не единственным заброшенным в Ирландию немецким агентом. За годы войны абвер направил в Республику ещё пятерых разведчиков, из которых один был перевербованным индусом. Почти все из них были схвачены полицией сразу по внедрению. Своих разведчиков направляла и Британия, но выявлено и арестовано из них было только трое.

Кроме того, на ирландскую территорию время от времени падали сбитые друг другом или встретившиеся с техническими сложностями самолёты воюющих сторон, а ирландские корабли подбирали в море выживших с затопленных судов и подлодок.

Все таким образом оказавшиеся на ирландской земле иностранные солдаты и офицеры были интернированы в особом лагере, находившемся в местечке Курра (Curragh) в центральной части страны. Британские и американские лица обычно депортировались в Британию спустя один-два месяца после подтверждения их личности; немецкие военные оставлялись до самого конца войны.

На фотографии все немецкие офицеры, интернированные в Курра на 1943-ий год.14.Экономическое положение Ирландии в годы войны было тяжёлым. Резко сократились поставки всех товаров, была введена карточная система на продукты и бензин.

Особенно сильно ощущалась нехватка газа: с 1941-ого им можно было пользоваться только в течение часа утром и часа вечером, а зимнее отопление было отключено полностью.Ирландский торговый флот на начало войны насчитывал всего 56 судов; ещё 15 было закуплено или арендовано за годы конфликта.

Для безопасности на бортах кораблей с обеих сторон были нанесены изображения ирландского флага и надпись “Eire”. Несмотря на это, 16 кораблей было потеряно, будучи либо затопленными немецкой авиацией, либо подорвавшись на британских минах.

На картине ирландского художника Кеннета Кинга выше изображено затопление в Бискайском заливе 15 июля 1940-ого корабля «City of Limerick”, на обратном пути из Лиссабона.Ниже фотографии памятника морякам торгового флота, погибшим в годы Второй Мировой, установленного на одном из дублинских причалов в 1990-ом.15.

16.

Радость от окончания войны была несколько омрачена очередным «обменом любезностями» между Черчиллем и де Валерой.

Во время своего радиовыступления 8-ого мая, Черчилль заметил, что за время войны «правительство Его Величества продемонстрировало беспримерную сдержанность в отношении Ирландии, и, хотя это выглядело бы вполне естественно и даже должно, не заняло её, а позволило  м-ру де Валере продолжать заигрывать с немцами и японцами».В ответном радиовыступлении несколько дней спустя, фотографию которого вы видите выше, де Валера, поздравив британский народ с победой, выразил сожаление, что «м-р Черчилль,  законно гордясь тем, как его народ в течение шести лет противостоял врагу, не нашёл в своём сердце достаточно широты, чтобы воздать должное мужеству народа, противостоявшего несоизмеримо более сильному агрессору в течение последних нескольких сотен лет, и добившегося своими усилиями свободы и мира».

Герои и злодеи.

Популярные на континенте, фашизм и нацизм не прижились в Ирландии, хотя попытки основать фашистские организации в стране предпринимались с начала тридцатых. Причин их неуспеха было две: первая состояла в том, что оба движения были ориентированы на средний и рабочий классы, в то время как Ирландия тех лет по-прежнему оставалась в основном аграрной страной.

Второй же причиной было недоверие к ним со стороны Католической Церкви, усматривавшей в их активности посягательство на свои позиции.Как следствие, за исключением О'Даффи, чья деятельность прекратилось ещё за два года до начала войны, Ирландия не произвела ни одного сколько-нибудь достойного упоминания фашиста или нациста.

Единственный человек, вошедший в историю под званием «ирландского нациста №1», ирландцем при этом не был.17.Австрийский археолог, специалист по кельтологии и знаток ирландского, Адольф Мар прибыл в Ирландию в 1927-ом, получив должность «хранителя кельтских древностей» при Государственном историческом музее.

Мар много сделал для систематизации археологической дисциплины в Ирландии, так что до сих пор его имя упоминают в одном ряду с другими «отцами ирландской археологии», и в 1934-ом был назначен директором исторического музея.

Уже с начала тридцатых годов Мар увлёкся идеями национал-социализма, а после прихода Гитлера к власти вступил в партию и был назначен группенляйтером – главой подотдела НСДАП в Ирландии.

Мар весьма активно взялся за вербовку новых членов среди немецкой общины Дублина, — без больших успехов, завербовав только 23 человека — а также за пропаганду нацизма среди своих ирландских коллег и студентов.На фотографии ниже он с членами НСДАП из числа немецкой общины Дублина (Мар крайний справа) в 1935-ом году.18.

Сентябрь 39-ого года застал Мара на континенте, где он намеревался посетить археологическую конференцию. Решив остаться и делом способствовать победе Германии, Мар поступил на службу в Министерство пропаганды, где к 1943-ему дослужился до заведующего отделом радиовещания на Британские острова.

В то же время Мар участвовал в расовых чистках европейской профессуры: сохранился список австрийских учёных, где его рукой были помечены евреи. Примечательно при этом, что сам Мар не считал себя антисемитом. Вплоть до самого начала войны он вёл активную переписку по профессиональным вопросам с некоторыми видными археологами еврейского происхождения.

Будучи как-то спрошенным о причинах поддержки им антисемитской политики нацистов, Мар отвечал, что политика направлена не против еврейского народа, а против мирового сионистско-масонского заговора, жертвами которого в том числе являются сами евреи; но будучи более подвержены влиянию сионистов и масонов, евреи поэтому чаще остальных народов выступают их невольными агентами, и ради собственного и общественного блага должны быть изолированы от общества — до полной победы нацистов «над нашими общими врагами».После окончания войны Мар попал под суд и прошёл процесс денацификации. Выйдя на свободу в 1948-ом, Мар попытался вернуться в Ирландию, но ему было отказано в визе. Умер он в Германии в 1951-ом.19.Героев Ирландия произвела куда больше. В первую очередь следует упомянуть военных: в годы войны около 50 000 ирландских добровольцев сражалось в рядах британской армии. Самым известным из них стал военный врач из Корка, Эйдан МакКарти.МакКарти вступил в британскую армию осенью 39-ого. Будучи приписан к королевским ВВС, он был в составе экспедиционного корпуса во Франции и участвовал в Битве за Британию, удостоившись за проявленное мужество при спасении погибавших медали Георга.В 1941-ом МакКарти был направлен в Юго-Восточную Азию, где после взятия Сингапура попал в японский плен. Освобождён он был американскими десантниками в августе 45-ого, уже в Японии, куда его и других выживших в индонезийских концлагерях перевезли для работ на шахтах.На фото ниже МакКарти (сидит вторым слева) с солагерниками спустя несколько дней после освобождения.20.На протяжении всего времени, что он находился в плену, МакКарти как мог помогал больным товарищам по несчастью. Немногие доступные лекарства он выменивал у охраны на произведённую им бражку, а также производил настойки из росших вокруг бараков целебных трав, и варил белковый бульон из личинок, которыми нередко кишели предназначенные для узников продукты: этим бульоном он поил наиболее ослабевших от недоедания. После возвращения в Лондон в 1946-ом, за самоотверженность при исполнении врачебного долга МакКарти был произведён в офицеры Ордена Британской империи.21.Родом из Корка была и единственная ирландская Праведница мира, Мэри Элмс. Литературовед по образованию, во время гражданской войны в Испании Элмс присоединилась к Медицинской бригаде, организованной британскими квакерами. В 1937-ом она возглавила детский госпиталь в Аликанте, чьей эвакуацией во Францию она впоследствии руководила после поражения республиканцев.Во Франции Элмс активно занялась оказанием юридической помощи испанским беженцам. Поскольку она была гражданкой нейтрального государства, Элмс было разрешено остаться после оккупации страны: она по-прежнему продолжала оказывать юридическую помощь, но уже французам, бежавшим из оккупированных территорий в подконтрольную Виши зону. Там Элмс оказалась тесно связана с лагерем беженцев в Ривесальте под Перпиньоном, который к 42-ому превратился в главный концлагерь для евреев на территории Виши. В том же году немецкие войска заняли остатки «свободной» Франции, и ривесальтских евреев стали массово вывозить на восток, где они бесследно пропадали. К тому времени слухи об устраиваемых нацистами на востоке этнических чистках уже просочились во Францию, и Элмc при поддержке местных квакеров начала вывозить из лагеря детей — им единственным был разрешён временный выезд, при условии согласия со стороны родителей. Официально детей вывозили в организованные разными поручителями детские санатории: на самом же деле их прятали в глухих деревнях в Пиренеях, откуда при первой возможности переводили через границу в Испанию и Андорру. Элмс успела вывезти по меньшей мере около тысячи детей, прежде чем гестапо арестовало её в январе 43-его. Шесть месяцев спустя её отпустили за отсутствием улик, но запретили возвращаться в Перпиньон. Вернулась она туда уже после освобождения страны.Элмс отказалась от ордена Почётного легиона, которым её хотело наградить правительство Франции. Умерла она в Перпиньоне в 2002-ом.22.Но самым известным ирландцем, чья слава гремела ещё в годы войны, стал один из героев «католического Сопротивления», монсеньор Хью О'Флахерти. Священник из ордена иезуитов, первоклассный гольфер, популярный ведущий на «Радио Ватикана», О'Флахерти состоял на службе в дипломатическом корпусе Святого Престола. С появлением в Италии первых концлагерей, О'Флахерти был в составе группы священников, ответственных за религиозное окормление военнопленных. На своих радиопередачах он регулярно зачитывал новые списки имён, а также наводил справки о числившихся пропавшими без вести.Когда в 43-ем Италия перешла на сторону Союзников, всех военнопленных освободили, но многие из них даже не успели добраться до Рима, как северную часть страны вместе со столицей оккупировал Вермахт. Немцы планомерно взялись за отлов освобождённых, а также евреев, которых итальянская полиция часто «забывала» арестовать, и за отправку их уже в свои концлагеря.23.В ответ на действия нацистов О'Флахерти организовал подпольную группу, занимавшуюся сокрытием евреев и бывших военнопленных в Риме и окрестностях. Нацисты скоро узнали о деятельности О'Флахерти, но не могли арестовать его, пока он находился на территории Ватикана. В качестве предупреждения ему шеф гестапо Капплер приказал провести белой краской широкую полосу вдоль всей итальяно-ватиканской границы у входа на площадь Св. Петра: за этой чертой О'Флахерти в случае поимки грозили пытки и смерть.О'Флахерти это не остановило. Переодеваясь до неузнаваемости, он продолжал выходить в город и осуществлять руководство группой. Попытки поймать его заканчивались всегда одинаково: священник уходил из рук гестапо. Покушения на его жизнь тоже не увенчались успехом. За эту неуловимость О'Флахерти прозвали «Алым Первоцветом Ватикана» («The Scarlet Pimpernel of the Vatican»), по имени героя популярной серии романов Эммы Орци о неуловимом английском денди, спасавшем осуждённых аристократов из охваченного якобинским террором Парижа.На момент освобождения Союзниками Рима в июне 44-ого, группа О'Флахерти укрывала в общей сложности 6425 человек.

В память о подвиге своего земляка, «Мемориальное Общество Хью О'Флахерти» в Килларни учредило в 2008-ом международную премию его имени, «Annual Hugh O'Flaherty International Humanitarian Award», вручаемую частным лицам и организациям, отличившемся в деле оказания гуманитарной помощи с риском для своей жизни.

24.Напоследок, я бы хотел упомянуть о Шоне Лестере, последнем генеральном секретаре Лиги Наций. Убеждённый антинацист, Лестер стал генеральном секретарём летом 1940-ого после двухмесячной борьбы со своим предшественником Жозефом Авенолем, сторонником Муссолини и Гитлера, стремившемся либо передать институты Лиги под управление стран Оси, либо распустить их.Главное, что обычно ставят в заслугу Лестеру, было сохранение им архива Лиги, на документах которого во многом строилось обвинение Нюрнбергского и Токийского трибуналов. Но за шесть последних лет существования Лиги Лестер не только, как мог, поддерживал её в рабочем состоянии, но также провёл ряд реформ в надежде на её послевоенное возрождение. Часть из них были приняты Союзниками при организации ООН. В частности, он ввёл ограничение срока полномочий генсека пятью годами, а также учреждил канцелярию генерального секретаря, глава которой должен был быть его заместителем и, в идеале, следующим генеральным секретарём.

Так и случилось с заместителем самого Лестера, норвежцем Трюгве Ли, ставшим впоследствии первым генсеком ООН.

Источник: https://o-gregory.livejournal.com/15431.html

5 стран, сохранивших нейтралитет во время Второй мировой войны

Ирландский нейтралитет во Второй мировой войне

Избежать участия в главной мясорубке человечества удалось более чем десяти государствам. Причем это не «какие-то там» заморские страны, а европейские. Одна из них, Швейцария, и вовсе оказалась в нацистском окружении. А Турция, хоть и примкнула к союзу против Гитлера, но сделала это под самый занавес войны, когда толку от этого уже и не было.

Правда, некоторые историки считают, что османы жаждали крови и хотели присоединиться к немцам. Но Сталинградская битва их остановила.

Испания

Каким бы жестоким и циничным не был диктатор Франко, он понимал, что страшная война ничего хорошего его государству не принесет. Причем, в независимости от победителя. Гитлер просил его присоединиться, давал гарантии (тоже самое делали и британцы), но и обе враждующие стороны получили отказ.

А ведь казалось, что Франко, победивший в гражданской войне при мощной поддержке Оси, в стороне точно не останется. Соответственно, немцы ждали возвращения долга.

Они думали, что Франко лично захочет ликвидировать позорное пятно на Пиренейском полуострове — английскую военную базу Гибралтар. Но испанский диктатор оказался дальновиднее.

Он решил вплотную заняться восстановлением своей страны, находившейся в печальном состоянии после гражданской войны.

Испанцы лишь отправили на Восточный фронт добровольческую «Голубую дивизию». Да и ее «лебединая песня» вскоре оборвалась. 20 октября 1943 года Франко приказал вывести «дивизию» с фронта и расформировать.

Швеция

После многочисленных жестоких поражений в войнах 18-го века Швеция резко сменила курс своего развития. Страна встала на рельсы модернизации, что привело ее к процветанию. Не случайно в 1938 году Швеция, по версии журнала Life, стала одной из стран с самым высоким уровнем жизни.

Соответственно, разрушать то, что создавалось на протяжении более века, шведам не хотелось. И они объявили нейтралитет. Нет, некоторые «сочувствующие» воевали на стороне Финляндии против СССР, другие служили в частях СС. Но их общая численность не превышала и тысячи бойцов.

По одной из версий Гитлер сам не хотел воевать со Швецией. Он якобы был уверен, что шведы — чистокровные арийцы, а их кровь проливать нельзя. Негласно Швеция делала ответные реверансы в сторону Германии.

Например, поставляла ей железную руду. А также вплоть до 1943 года не принимала у себя датских евреев, пытавшихся сбежать от холокоста.

Этот запрет сняли после поражения Германии в Курской битве, когда чаша весов начала склоняться в сторону СССР.

Швейцария

Немецкие офицеры во время Французской кампании 1940 года не раз говорили, что «возьмем Швейцарию, этого маленького дикобраза, на обратном пути». Но этот «обратный путь» получился отличным от их ожиданий. Поэтому «дикобраза» не тронули.

Всем известно, что швейцарская гвардия является одним из старейших воинских подразделений мира. Ее блистательная история начинается с начала 16 века, когда именно швейцарским солдатам доверили самое дорогое и почетное в Европе — охранять римского папу.

Во время Второй Мировой войны географическое положение Швейцарии оказалось совершенно невыгодным — страна очутилась в окружении государств нацистского блока.

Поэтому совсем и полностью откреститься от конфликта не было не единой возможности. Поэтому приходилось идти на некоторые уступки. Например, предоставить транспортный коридор через Альпы или «подкинуть деньжат» на нужности вермахта.

Зато, как говорится, и волки сыты и овцы целы. Худо-бедно, но нейтралитет соблюдался.

Поэтому пилоты швейцарских ВВС то и дело вступали в бой то с немецкими самолетами, то с американскими. Им было все равно, представитель какой из враждующих сторон нарушил их воздушное пространство.

Португалия

Португальцы, как и их соседи по полуострову, решили, что раз есть хоть малейшая возможность избежать участия во Второй Мировой войне, то нужно ей воспользоваться.

Жизнь в государстве во время конфликта хорошо описал Эрих Мария Ремарк в романе «Ночь в Лиссабоне»: «В 1942 году побережье Португалии стало последним прибежищем беглецов, для которых справедливость, свобода и терпимость значили больше, чем родина и жизнь».

Благодаря богатым колониальным владениям в Африке, у Португалии был доступ к одному очень стратегически важному металлу — вольфраму. Его-то предприимчивые португальцы и продавали. Причем, что интересно, обеим сторонам конфликта.

Собственно, опасения за колонии — это была еще одна причина, по которой Португалия не захотела вмешиваться в конфликт. Ведь тогда под удар попадали их корабли, которые любая бы из вражеских стран стала бы с удовольствием топить.

А так, благодаря нейтралитету Португалия сумела сохранить власть над африканскими колониями вплоть до 70-х годов.

Турция

Исторически сложилось, что Турция питала симпатии к Германии. Но вот во время Второй Мировой войны бывшая Османская империя решила объявить нейтралитет. Дело в том, что в стране решили до конца следовать заветам Ататюрка и в очередной раз отказаться от имперских амбиций.

Была и другая причина. В Турции понимали, что в случае военных действий они останутся один на один с войсками стран-союзников. Германия на помощь не придет.

Поэтому и было принято стратегически верное и выгодное для страны решение — банально заработать на мировом конфликте. Поэтому обеим сторонам конфликта стали продавать хром, необходимый для производства танковой брони.

Лишь в конце февраля 1945 года под давлением союзников Турция все же объявила войну Германии. Сделано это было, конечно, для «галочки». В реальных боевых действиях турецкие солдаты, по факту, и не участвовали.

Интересно, что некоторые историки (по большей части еще в советское время) считали, что Турция находилась, что называется, «на низком старте». Турки ждали, когда перевес точно будет на стороне Германии. И если бы СССР проиграл Сталинградскую битву, то Турция была готова напасть на СССР, присоединившись к Странам Оси в 1942 году.

Источник: https://weekend.rambler.ru/read/38910377-5-stran-sohranivshih-neytralitet-vo-vremya-vtoroy-mirovoy-voyny/

Ирландский нейтралитет • ru.knowledgr.com

Ирландский нейтралитет во Второй мировой войне

Ирландская Республика была нейтральна в международных отношениях с 1930-х. Природа ирландского нейтралитета варьировалась в течение долгого времени и была оспорена с 1970-х.

Исторически, государство было «невоюющим» во время Второй мировой войны и никогда не присоединялось к НАТО, хотя во время холодной войны это было антикоммунистическим и отчужденным от Неприсоединившегося Движения.

Совместимость нейтралитета с членством Ирландии Европейского союза была пунктом дебатов в кампаниях референдума соглашения ЕС с 1990-х.

Севильские Декларации по Соглашению относительно Ниццы признают «традиционную политику Ирландии военного нейтралитета», отражая узкую формулировку последовательных ирландских правительств. Другие определяют ирландский нейтралитет более широко, как наличие «сильного нормативного центра, с приверженностью развитию, поддержанию мира Организации Объединенных Наций, правам человека и разоружению».

Понятие Ирландии нейтралитета

Есть заметные различия между ирландским нейтралитетом и традиционными типами нейтральных государств:

  • В то время как большинство нейтральных государств поддерживает сильные силы обороны, у Ирландии есть относительно малочисленные силы обороны приблизительно 10 500 персоналов
  • В то время как большинство нейтральных государств не разрешает иностранных вооруженных сил в пределах своей территории, у Ирландии есть долгая история разрешения военных самолетов различных стран дозаправиться в Шаннонском Аэропорту. При Воздушной Навигации (Иностранные Военные самолеты) Заказ, 1952, Министр иностранных дел, исключительно, мог дать разрешение к иностранным военным самолетам перелетать или приземляться в государстве. Подтверждение требовалось, что рассматриваемый самолет был разоружен, не носите оружие, боеприпасы или взрывчатые вещества и что рассматриваемые полеты не явились бы частью военных учений или операций.

После нападений 11 сентября от этих условий «отклонили в отношении самолета, работающего в преследовании внедрения Резолюции 1368 Совета Безопасности ООН».

Ирландские правительства всегда сообщали, что разрешение самолета использовать ирландскую почву не составляет участие ни в каком особом конфликте и совместимо с нейтральной позицией, приводя транзит в качестве примера немецких войск между Финляндией и Норвегией через нейтральную шведскую территорию во время Второй мировой войны.

Нейтральное государство может также позволить его гражданам служить в вооруженных силах другого, возможно воинственного, страны. Ирландия не ограничивает своих граждан в обслуживании в иностранных армиях и значительном количестве ирландской подачи граждан или служила в британцах и до меньшей степени армии Соединенных Штатов и французский Иностранный легион.

Правовой статус

Нейтралитет Ирландии — в целом вопрос государственной политики, а не требование закона. Одно исключение — Статья 29, раздел 4, подраздел 9 ° конституции:

Государство:The не должно принимать решение, взятое Европейским советом, чтобы установить общую защиту в соответствии со Статьей 42 Соглашения о Европейском союзе, где та общая защита включала бы государство.

Это было первоначально вставлено поправкой 2002 года, ратифицирующей Соглашение относительно Ниццы, и обновлено поправкой 2009 года, ратифицирующей Соглашение относительно Лиссабона. Более ранний счет намеревался ратифицировать Соглашение относительно Ниццы, не включал уклонение общей защиты и был отклонен на референдуме 2001 года.

Испанская гражданская война

Испанская гражданская война (Невмешательство) закон, 1937 сделал преступлением поехать от Ирландии до Испании, чтобы бороться за любую сторону в испанскую гражданскую войну. Это применилось и к ирландским гражданам и к гражданам многих других европейских стран.

Вторая мировая война

Во время Второй мировой войны, которая ирландское правительство, называемое Чрезвычайной ситуацией, Ирландия решила остаться нейтральной.

Премьер-министр Еамон де Валера заявил в своих военных речах, что небольшие государства должны остаться вне конфликтов крупных держав; следовательно политика Ирландии была «официально нейтральна», и страна публично не объявляла свою поддержку ни одной стороны, хотя на практике, в то время как пилоты Люфтваффе, которые разбились при посадке в Ирландии и немецких матросах, были интернированы, ВВС Великобритании (RAF), Королевские военно-воздушные силы Канады (RCAF) и пилоты United States Army Air Forces (USAAF), которые потерпели крах, обычно позволялись пересечь границу в британскую территорию (хотя некоторый Союзнический персонал был также интернирован). Интернированные упоминались как «гости страны». Немецкое посольство должно было заплатить за их содержание. Если они были на небоевой миссии, они были репатриированы. В то время как для Союзнических пилотов было легко предъявить ту претензию, не было реалистично для пилотов Люфтваффе предъявить подобную претензию. К концу войны немецкое посольство было неспособно заплатить, таким образом, интернированные должны были работать над местными фермами. Строгая военная цензура печати имела эффект управления моральной реакцией на события разворачивания войны и повторила общественное положение, что ирландский нейтралитет нравственно превосходил позицию любой из воюющих сторон.

Союзническим самолетам позволили перелететь через графство Донегал к основаниям в графстве Фермана. Многие из этих самолетов были произведены в Соединенных Штатах, чтобы управляться Королевскими ВВС. Это было известно как Коридор Донегала. Навигационные маркировки все еще, слабо, видимы на горах, таковы как Лига Slieve.

Было много неудачных катастроф в эти горы. Тела мертвых авиаторов были переданы на границе. На границе Почетный караул выполнил тренировку обратными руками, Горнист звучал как Сигнал отбоя, и Священник дал Благословение. Союзнический чиновник, смущенный, что поездки гробов продолжались в грузовиках с открытым кузовом, благодарил ирландцев за «честь».

Ответ был: «Наш — честь, но Ваш — слава».

Самолет USAAF по пути к Северной Африке дозаправился в Шаннонском Аэропорту, летательных аппаратах в соседнем Фойнсе. В общей сложности 1 400 самолетов и 15 000 пассажиров прошли через аэропорт Фойнса в течение военных лет.

В ходе войны приблизительно 70 000 граждан нейтральной Ирландии служили волонтерами в британских Вооруженных силах (и другой оценил 50,000 из Северной Ирландии, и это число не включает ирландцев, которые были жителем в Великобритании перед войной (хотя много используемых псевдонимов).

Те, кто покинул ирландскую армию, чтобы служить в британской армии, во время возвращения в Ирландию были лишены всей платы и пенсионных прав, и запрещены на семь лет любую занятость, заплаченную за правительственными фондами или государством.

Приблизительно 200 000 ирландцев мигрировали в Англию, чтобы участвовать в экономике военного времени — большинство из них осталось после войны. Те, кто обошелся без помощи надлежащих бумаг, были склонны быть призванными.

Ирландская военная разведка (G2) поделилась информацией с британскими вооруженными силами и даже провела секретные встречи, чтобы решить, что сделать, если бы Германия вторглась в Ирландию, чтобы напасть на Великобританию, планы, которые были сформулированы в План W, то план относительно совместных ирландских и британских военных действий должен немцы вторгаться. Однако, Командующий ирландского Второго Подразделения, основанного на Северной Ирландии, граничит, у генерала Хьюго Макнила были частные обсуждения с немецким послом Эдуардом Гемпелем о немецкой военной помощи в случае британского вторжения с севера. Де Валера отклонил предложение Германии захваченного британского оружия. У немцев действительно был план моделировать вторжение Ирландия под названием Операция, Зеленая подобный Операционному Телохранителю Союзников, но это было только, чтобы быть введенным в эксплуатацию с планами завоевать Великобританию, Операционного Морского льва.

Ирландские прогнозы погоды были крайне важны для выбора времени приземлений дня «Д».

На Пасху вторник, 15 апреля 1941, 180 террористов Люфтваффе напали на Белфаст. Де Валера немедленно ответил на запрос о помощи от Бэзила Брука, премьер-министра Северной Ирландии. В течение двух часов 13 тендеров огня от Дублина, Дроэды, Дандолка и Dún Laoghaire были на их способе помочь их Белфастским коллегам.

Де Валера добился его, «они — наши люди» речь и формально выступили в Берлин. Йозеф Геббельс приказал немецкому радио не повторять их сообщение о набеге, поскольку Адольф Гитлер был удивлен ирландской реакцией, которая могла бы влиять на ирландских американцев, чтобы принести Соединенные Штаты в войну.

Хотя был более поздний набег 4 мая, он был ограничен доками и верфями. (См. Белфастский блиц).

Ирландия хотела поддержать общественную позицию нейтралитета и отказалась закрывать немецкие и японские посольства.

В отличие от многих других небоевых стран, Ирландия не объявляла войну почти побежденной Германии, и поэтому не захватывала немецких активов.

Другие нейтральные страны как Швеция и Швейцария выслали немецкий штат посольства в конце войны, поскольку они больше не представляли государство, но немецкой дипломатической миссии в Дублине позволили остаться открытой.

Ирландскому нейтралитету во время войны угрожала из Ирландская республиканская армия (IRA), которая стремилась вызвать конфронтацию между Великобританией и Ирландией.

Этот план разрушился, однако, когда начальник штаба IRA Сеан Рассел умер в подводной лодке от ирландского побережья, поскольку часть Операции Нырнула; немцы также позже сообразили, они оценили слишком высоко способности IRA.

Американский Посол, Дэвид Грэй заявил, что когда-то спросил де Валеру, рано во время войны, что он сделал бы, если бы немецкие парашютисты 'освободили' Дерри. Согласно Грэю, де Валера был тих какое-то время и затем ответил, что «Я не знаю».

Де Валера рассмотрел угрозу IRA власти государства как достаточно значительную, чтобы интернировать 5 000 членов IRA без испытания в Лагере Рыбачьей лодки из ивняка на время войны.

На церемониях в течение первого Дня мемориала памяти жертв Холокоста в Ирландии, 26 января 2003, министр юстиции Майкл МакДауэлл открыто принес извинения за ирландскую военную политику, которая была вдохновлена «культурой приглушенного антисемитизма в Ирландии», которая препятствовала иммиграции тысяч евреев Европы, которым угрожают. Он сказал, что «на официальном уровне ирландское государство было на высоте холодно вежливое и за закрытыми дверьми антипатичное, враждебное и бесчувственное к евреям».

В 1966 лес в Израиле был установлен в честь Еамона Де Валеры в Кане Kfar под Назаретом.

Много немецких шпионов послали в Ирландию, но все были захвачены быстро в результате хорошей разведки и иногда неуместности шпионов. Главным шпионом абвера был Герман Герц. В 1983 RTÉ сделал Пойманным в свободном состоянии, драматизированном телесериале о Герце и его поддерживающих шпионах.

Поскольку Ирландия была нейтральна, ирландские грузовые суда продолжали приплывать с полными навигационными огнями. У них были большие триколоры, и слово «ЭЙРЕ» нарисовало большой на их сторонах и палубах.

В то время Союзнические суда поехали в конвое для защиты от подводной лодки 'волчьи стаи'. Если судно торпедировалось, оно было оставлено позади, так как другие суда не могли бы остановиться из страха становления целью.

Ирландские суда часто останавливались, и они спасли больше чем 500 моряков и некоторых авиаторов, из многих стран. Однако, много ирландских судов подверглись нападению воюющими сторонами с обеих сторон.

Более чем 20% ирландских моряков, на ясно отмеченных нейтральных судах, погибли в ирландском Коммерческом Морском пехотинце во время Второй мировой войны.

В то время как гражданский самолет в других странах часто реквизировался в военных целях, Aer Lingus продолжала управлять обслуживанием между Дублином и Ливерпулем в течение войны.

У

ирландского нейтралитета во время Второй мировой войны была широкая поддержка, только с одним анием против него в Dáil Éireann тот из Джеймса Диллона, Объединенная ирландская партия TD, который потребовал сторону Ирландии с Союзниками. Однако, как отмечено ранее, десятки тысяч ирландских граждан боролись в Союзнических армиях против нацистов, главным образом в британской армии.

Уинстон Черчилль, британский военный премьер-министр, сделал нападение на ирландское правительство и в особенности Еамона де Валеру в его радиопередаче в День VE.

Черчилль утверждал, что британское правительство показало сдержанность на ирландском государстве, в то время как правительству де Валеры разрешили «резвиться с немцами».

Черчилль утверждал, что британцы, возможно, вторглись в ирландское государство, но показали «значительную сдержанность» в не выполнении так. Де Валера ответил Черчиллю в радиопередаче:

Г-н Черчилль проясняет, что при определенных обстоятельствах нарушил бы наш нейтралитет и что он оправдает свое действие британской необходимостью.

Для меня кажется странным, что г-н Черчилль не видит, что это, если бы принято, означало бы, что британская необходимость стала бы моральным кодексом и что, когда эта необходимость стала достаточно большой, права других людей не состояли в том, чтобы посчитать … .

this, тот же самый кодекс точно, почему у нас есть катастрофическая последовательность войн …, это должна быть мировая война номер три?

Ирландия применилась, чтобы присоединиться к Организации Объединенных Наций в 1945, но это было заблокировано возражением Советским Союзом в Совете Безопасности.

Шон Макбрайд полагал, что бойкот ООН Ирландии был первоначально согласован в 1945 Конференция Ялты Черчиллем и Джозефом Сталиным.

Несмотря на веру Макбрайда, Соединенное Королевство полностью поддержало заявления Ирландии присоединиться к ООН (Ирландия в конечном счете присоединилась к Организации Объединенных Наций в 1955.)

Холодная война

Во время холодной войны Ирландия поддержала свою политику нейтралитета. Это не присоединялось официально к NATOor Варшавский договор также.

Это отказалось присоединяться к НАТО, потому что Северная Ирландия была все еще частью Соединенного Королевства. Ирландия предложила создавать отдельный союз с США, но этому отказали.

Это предложение было связано частично с $133 миллионами, полученными от Маршальского Плана Помощи.

Однако секретная передача информации от правительства к ЦРУ началась в 1955. Связь была установлена Лиамом Косгрэйвом через г-на Крэма и ирландское посольство в Лондоне, и не была показана до декабря 2007.

В 1962–63, во время кубинского Ракетного Кризиса, Seán Lemass разрешил поиски самолета, который сделал остановку в Шанноне в пути между странами Варшавского договора и Кубой, для «воинственного материала».

Действия по поддержанию мира как контингент Организации Объединенных Наций

Ирландские Силы обороны рассмотрели действительную военную службу как часть поддержания мира Организации Объединенных Наций activitiesinitially в начале 1960-х Кризис Конго, и впоследствии на Кипре (UNFICYP) и Ливане (UNIFIL).

Текущая политика

1994 программа коалиционного правительства обязался не изменять политику военного нейтралитета без референдума. White paper того правительства 1996 года на внешней политике заявил:

Большинство:The ирландцев всегда лелеяло военный нейтралитет Ирландии и признает положительные ценности, которые вдохновляют его в мирном времени, а также время войны. Нейтралитет был политикой государства в случае вооруженного конфликта и обеспечил основание для более широких усилий Ирландии содействовать международному миру и безопасности.

Это рекомендовало присоединиться к организации «Партнерство ради мира» НАТО и участвовать в гуманитарных миссиях Западноевропейского союза (WEU), но выступило против присоединяющегося НАТО или WEU как несовместимых с военным нейтралитетом.

В феврале 2006 министр обороны Вилли О'Ди объявил, что ирландское правительство откроет переговоры по присоединению к боевым группам Европейского союза.

О'Ди сказал, что присоединение к battlegroups не затронет традиционную политику Ирландии военного нейтралитета, и что мандат ООН требовался бы для всех battlegroup операций с ирландским участием.

Докладчик иностранных дел партии «Зеленых» Джон Гормли осудил решение, говоря, что правительство «отказывалось от остатков ирландского нейтралитета».

При Энде Кенни партия Объединенной ирландской партии подвергла сомнению ирландский нейтралитет с Кенни, утверждающим, что «правда, Ирландия не нейтральна. Мы просто не выровнены».

Афганская война с 2001 подарком

Несмотря на ее политику нейтралитета, Ирландия поставляла ВЕДОМУЮ НАТО миссию ISAF во время Афганской войны с 2001 подарком с бегущим общим количеством 120 ирландских войск как тренеры. Войскам предоставляют в соответствии с мандатом Организации Объединенных Наций. Как 8 июня 2011, там было семь персоналов.

Вторжение 2003 года в Ирак

Ирландское правительство не открывало позицию на вторжении 2003 года в Ирак. Самолетам Военно-воздушных сил США позволили дозаправиться в Шаннонском Аэропорту во время конфликта. Как член Совета Безопасности ООН, Ирландия проала за Резолюцию 1441, которая угрожала «серьезным последствиям», если Ирак не выполнял инспекторов оружия.

Торговля оружием

Отчет 2004 года Форфаса отметил, что политика нейтралитета — фактор в отсутствии Ирландии военной промышленности и строгих контролей над экспортом на оружии. Последние в настоящее время проводятся в жизнь Контролем Экспорта (Товары и Технология) Приказ 2009, нормативно-правовой акт, сделанный под Контролем закона 1983 об Экспорте.

Отчет 2004 года отметил опасения по поводу технологии двойного использования и использования в качестве компонентов оружия продуктов от главных ирландских экспортных отраслей промышленности, таких как химикаты, телекоммуникационное оборудование, компьютерные микросхемы и программное обеспечение.

Государство также связано инструкциями ЕС и международными соглашениями о контроле над вооружениями.

См. также

  • История Северной Ирландии
  • Ирландская отгрузка ограниченный
  • Севильские декларации по соглашению относительно Хорошего

Внешние ссылки

  • Ирландский союз мира и нейтралитета
  • Кампания за ирландский нейтралитет и демократию
  • Объединенная ирландская партия «вне нейтралитета» документ (PDF)
  • Вне вопросов о нейтралитете и ответов
  • Вторая мировая война ресурс онлайн для NI

Дополнительные материалы для чтения

Источник: http://ru.knowledgr.com/00437746/%D0%98%D1%80%D0%BB%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%D0%9D%D0%B5%D0%B9%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B5%D1%82

Ирландия во время Второй мировой войны

Ирландский нейтралитет во Второй мировой войне

Уже упоминалось о вовлечении Северной Ирландии во Вторую мировую войну. По другую сторону Ирландского моря предполагали, что Эйре присоединится к конфликту. Учитывая опыт ирландской истории, трудно понять, почему в это так верили. Позиция де Валера в сентябре 1939 года была совершенно ясна.

В то время как Северная Ирландия оставалась под британской оккупацией, Эйре не состояла ни в одной коалиции, членом которой являлась Британия.

Эта позиция осталась неизменной даже после того, как в 1941 году в войну вступили Соединенные Штаты, которые попытались надавить на дублинское правительство с тем, чтобы и оно приняло участие в конфликте.

В 1940 году Уинстон Черчилль сменил Чемберлена на посту премьер-министра Великобритании. Ирландский нейтралитет вызывал у него ярость и непонимание. Потеря договорных портов поставила Британию в сложное положение, затруднила борьбу в Атлантике с немецкими подводными лодками.

Британские политики использовали метод кнута и пряника. В 1940 году вовсю заговорили о доброжелательном отношении к объединению Ирландии (при этом игнорировалась известная позиция юнионистов), затем эти разговоры сменились угрозами интервенции.

Ничто, однако, не могло переубедить де Валера и заставить его вернуть Британии договорные порты.

В ретроспективе ясно, что ирландский нейтралитет играл на руку союзникам.

Когда самолеты союзников совершали вынужденную посадку в Эйре, летчиков переправляли к границе и передавали по назначению (в 1944 году среди них оказался американский генерал, который участвовал в планировании «Дня Д»).

Если самолет был годен к полету, его заправляли, а кокпиты набивали яйцами, маслом и молоком. Британским летчикам-наблюдателям разрешали размещаться на ирландском побережье, и не препятствовали набору тысяч южных ирландцев в армию британской короны.

Не игнорировалась и угроза северу. Когда в 1941 году бомбили Белфаст, де Валера послал на помощь пожарные автомобили (сам Дублин в 1941 году случайно пострадал от немецкой бомбардировки, погибло много людей).

В этом контексте рассуждения Черчилля об «отстраненности мистера де Валера» кажутся неуместными, особенно если вспомнить, что немецких летчиков, в отличие от пилотов союзников, надолго интернировали в лагере Курраг.

Нацисты и ирландия

Нацистский режим видел в республиканских диссидентах Эйре инструмент борьбы с британцами. Де Валера, однако, придерживался нейтральной позиции и продолжал репрессии против ИРА.

Немцы попытались внедрить в Эйре своих агентов, результат получился комичным: в одном случае троих агентов, в том числе одного индийца, обнаружили беспомощно блуждающими по сельской местности, куда они только что спустились на парашютах; в другом случае агент улизнул из дублинской тюрьмы Маунтджой, переодевшись в женскую одежду, и пробовал наняться на работу, пока его снова не схватили! Немецкая подводная лодка также доставила к родным берегам бывшего члена ИРА, начальника ее штаба Шона Рассела, организатора серии взрывов в Британии в 1939-1940 годах, но он умер от прободения язвы возле побережья Голуэя, а его коллега вынужден был вернуться в Германию. В целом ИРА не убедила своих немецких союзников, резидент нацистской разведки в Ирландии сказал одному из них: «Ты знаешь, как умереть за Ирландию, но не имеешь ни малейшего понятия о том, как за нее бороться».

Несмотря на эти шпионские страсти в духе Уолтера Мити[5], нейтралитет Эйре оставался камнем преткновения в отношениях с ближайшим соседом. Вдобавок де Валера, после самоубийства Гитлера, в исключительно дипломатичной манере выразил сочувствие в книге соболезнований в германском посольстве. В ответ Черчилль упомянул де Валера в речи, посвященной победе:

Если бы не лояльность и дружба Северной Ирландии… нас бы вынудили сблизиться с господином де Валера либо погибнуть… и мы предоставили возможность правительству господина де Валера любезничать с немецкими, а позднее и с японскими представителями и всячески их ублажать.

Ответ де Валера был более сдержанным; отдав должное мужеству победителей, он поинтересовался,

не может ли он (Черчилль) найти в своем сердце милосердия, чтобы признать: есть маленькая нация, которая не год и не два, а несколько столетий выдерживала агрессию, грабежи… ее много раз доводили до почти полного истребления, но всякий раз она поднималась с колен и снова начинала борьбу. Маленькая нация не соглашалась с поражением и не закладывала душу.

Во многих отношениях словесная битва между двумя очень разными людьми олицетворяла растянувшееся на столетия непонимание между соседними островами. Черчилль не замечал горечи ирландцев, измученных долгой борьбой за независимость, а де Валера не понимал, какое оскорбление нанес людям, сражавшимся с нацизмом.

[5]Герой кинокомедии «Тайная жизнь Уолтера Мити» о скромном клерке, воображающем себя героем.

Источник: http://indbooks.in/mirror5.ru/?p=34885

Refy-free
Добавить комментарий