Инстинкт и его роль в жизни человека

Роль инстинктов в поведении человека, что это такое, как он устроен у людей и животных

Инстинкт и его роль в жизни человека

Инстинкты человека и какие они бывают?

Автор — Александр Бирюков

Эта тема настолько конфликтна и дискутабельна, что споры по ней ведутся уже больше ста лет. С переменным успехом: побеждает то одно направление, то другое. К огромному сожалению, тема эта, как и все, касающиеся человека, очень политизирована.

Из чисто научной такой темы давно уже перешли в «сферу обслуживания». Обслуживания тех или иных политических и идеологических течений. Этого я уже подробно объяснял в статье «Мужчина, женщина и учёные», повторяться не стану.

Статья и без того получится большая и совсем не развлекательная, даже скучноватая.

Вначале определимся с термином. Что такое инстинкт? В биологии под инстинктом, если говорить кратко и упрощённо, понимают стереотипный двигательный акт, возникающий у животного в ответ на определённую потребность или служащий определённой цели.

Этот акт, повторю, стереотипен. Приведу примеры. Кошка после акта дефекации «закапывает» кал землю задними лапками, маскируя таким образом своё присутствие от врагов. Все видели такое. Но эти же движения она делает и в квартире, когда «закапывать» просто нечем: земли под лапами нет.

Это и есть стереотипный поведенческий акт — он не меняется. Набор действий всегда фиксированный. Сходил в туалет — сделал такие вот движения лапами. Под ногами линолеум? Не важно, программа действий от этого не меняется.

К таким стереотипным актам можно отнести также плетение пауком паутины, брачные танцы и песни птиц и т.д.

У человека (и у приматов вообще) таких жёстких двигательных комплексов нет. Поведение человека гораздо сложнее.

Поэтому слово «инстинкт» применительно к человеку мы можем заменить словом «влечение», «врождённая поведенческая программа» (заметьте, не двигательная, а поведенческая). Называйте, кому как больше нравится.

Мне нравится слово «инстинкт», потому что оно привычно для слуха людей. К тому же я встречал его в огромном количестве зарубежных научных статей.

Итак, соловей в брачный период для привлечения самки поёт одну и ту же мелодию. Её воспроизводит абсолютно каждый соловей и на протяжении тысяч лет. Это как раз то, что называют инстинктом биологи.

Поведение людей не так жёстко детерминировано. Поэтому переносить на человека поведение животных ошибочно. У человека, скорее, есть определённая поведенческая канва, возникающая в ответ на потребность. Опять сравним с животными.

Половой инстинкт тетерева заставляет его «станцевать» на току определённый танец (то есть выполнить строго запрограммированные телодвижения), а потом спариться определённым образом. Тоже запрограммированным. Половой инстинкт человека работает не совсем так. Инстинкт задаёт обладателю определённую задачу, полезную с точки зрения биологии.

Мужчине — спариться с максимальным количеством женщин, дабы максимально широко распространить свои гены. Как он это будет делать — чётко не фиксировано. Будет ли он их принуждать силой, брать обманом, имитировать высокий ранг, подкупать («секс за еду») — способов много.

Женщине инстинкт приказывает зачать от самого жизнеспособного мужчины в пределах досягаемости, дабы повысить выживаемость потомства. Опять же, двигательная программа не фиксирована. Женщина может устроить «аукцион», дабы мужчины доказывали, кто лучше. И потом выберет «победителя». Может, наоборот, сама найти «альфача» и как-то убедить его спариться.

В общем, вариантов много. Конечную цель, полезный приспособительный результат, говоря языком физиологии, инстинкт задаёт чётко, но способы её достижения жёстко не программирует.

Вообще, есть очень разные взгляды на эти терминологические тонкости. Например, Яков Кантор из Университета Чикаго называл инстинктивным поведением то, что я называю инстинктом, а термин «инстинкт» трактовал в биологическом смысле, который я описал выше [1].

Аманда Спинк даёт такое определение термину «инстинкт»: «врожденная часть поведения, которая возникает без каких-либо подготовки или образования у людей».

При этом она утверждает, что такие варианты поведения, как воспитание детей, сотрудничество, сексуальное поведение и эстетическое восприятие являются развитыми психологическими механизмами с инстинктивным базисом [2]. Кому интересно, можете, по ключевым словам, полазать на англоязычных поисковиках, там много разноголосицы. 

Также не следует путать инстинкт с безусловным рефлексом. И то, и другое — врождённое. Но есть принципиальные отличия. Рефлекс не связан с мотивацией. Это очень простой двигательный акт, возникающий в ответ на один простой раздражитель.

Например, коленный рефлекс возникает в ответ на растяжение квадрицепса. Мы отдёргиваем руку от горячего из-за рефлекторного акта, который запускается очень сильным раздражением температурных рецепторов кожи. Рефлекс имеет очень жёсткую двигательную характеристику.

Коленный рефлекс абсолютно всегда заканчивается сокращением квадрицепса, и ничем иным.

Инстинкт же всегда связан с определённой мотивацией. Половой инстинкт — с половой мотивацией, пищевой — с пищевой мотивацией и т.д. Инстинкт — это всегда сложный и не имеющий жёсткой программы поведенческий акт.

Итак, с термином разобрались. Я буду использовать слово «инстинкт» сообразно тому, что объяснил выше. Может быть, это не совсем верно с точки зрения биологии, но зато оправдано с точки зрения объяснения сути дела. Если кому-то нравится другое понятие, обозначающее всё это — его право.

Далее пару слов скажу о взглядах на роль инстинктов в поведении человека. Есть два радикальных и одинаково ошибочных подхода к этому вопросу.

Первый — биогенетический, или биологизаторство. Сторонники этого подхода утверждают, что инстинкты являются единственным фактором, целиком и полностью определяющим поведение человека. Социальная надстройка мало что или даже ничего не значит.

Биологизаторы-обыватели считают человека обычным животным, называют голой обезьяной. То есть доводят биологизаторство до примитивизма. Этот подход неверен, так как человек — существо не только биологическое, но и социальное.

У него есть личность — структура, которая формируется в социуме, пусть и на базе биологического фундамента, пусть и тесно взаимодействуя с ним.

Второй подход — социогенетический, или социологизаторство. Сторонники этого подхода доказывают, будто биологическая основа человека вообще ни на что не влияет. Всё — от характера и до полоролевого поведения — определяется влиянием социума. Человек рождается словно чистым винчестером, на который социум «устанавливает программы».

Социологизаторы отрицают не только врождённые биологические потребности, влечения, поведенческие программы, но даже такие биологические данности, как пол, заменив его словом «гендер». Первоначально социологизаторство появилось и развилось в Советском Союзе, где всё подчинялось марксизму. А марксизм проповедовал, что всё определяется только влиянием среды.

Сейчас социологизаторство набирает большой вес и силу во всём мире за счёт усиления в последние десятилетия левой идеологии, феминизма, глобализма и серьёзного финансирования этого направления. Требуется обернуть идеологию в «научную» упаковку, «доказать» её правильность, и на это выделяются огромные средства.

Результат подчиняется двум поговоркам: «любой каприз за ваши деньги» и «кто платит, тот и заказывает музыку». Поэтому в научном мире сейчас всё громче и громче играет социологизаторская музыка. Если, конечно, можно обслуживание идеологических интересов называть наукой.

Впрочем, если в поисковик вбить слова «human instincts article», то получим кучу научных статей об исследовании инстинктов у людей. Вбивать лучше в англоязычный поисковик, так как он лучше ищет англоязычные тексты.

Я не исключаю и того, что маятник качнётся в другую сторону.

Если завтра правящим кругам потребуется «доказать», что человеком движут исключительно животные мотивы, что человек — это якобы просто «голая обезьяна», то докажут, гарантирую.

История нам показывает, что политизированная «наука» «доказывала» и не такую ахинею. Деньги, административный ресурс и манипулирование общественным мнением и не такие чудеса творили.

Верным же подходом является, на мой взгляд, психогенетический. Он утверждает, что поведение человека формируется не ИЛИ биологическим, ИЛИ социальным, а и биологическим, и социальным. Учебник «Психология» под редакцией д.психол.н., проф. В.Н.

Дружинина объясняет врождённые программы поведения человека (то, что мы договорились называть «инстинктом») так: «При рождении мы обладаем набором генетически заданных программ взаимодействия с окружающим миром. Причем эти программы носят обобщенный характер…».

Но, с другой стороны, личность человека формируется в социуме, под влиянием социальных факторов. Так что на поведение оказывают влияние и темперамент (тоже врождённая характеристика нервной системы), и инстинкты, и воспитание, и культура, и научение, и опыт, и многое другое.

К сожалению, психогенетический подход не пользуется популярностью — полагаю, из-за того, что пока не нашлось политических и идеологических интересов, которые могли бы найти в нём «научное подтверждение» своим философским, социологическим или политическим идеям.

Теперь об этической трактовке инстинктов. На этой почве тоже ведутся баталии, но уже не в научном (или «научном») мире, а на уровне публицистики. Опять же, есть две точки зрения.

Первая утверждает, что инстинкты естественны, стало быть, им и надо полностью подчиняться, а регулировать и тем более ограничивать их не следует. Другая утверждает, что инстинкты — суть звериная сущность, а потому должны быть ликвидированы.

Как и в прошлом вопросе, эти две радикальные точки зрения скорее фанатичны, нежели разумны. Поведение человека обусловлены и биологическим, и социальным.

Поэтому страшиться или пытаться «стереть», «уничтожить», «искоренить» инстинкты не только вредно (можно довести себя до невроза или чего похуже), но и глупо. Тело человека тоже биологично, но никто же не называет его «звериной сутью» и не предлагает от него «избавиться».

При этом нужно понимать, что мы живём в социуме, который ради нашего же блага, безопасности существует по определённым канонам (закон, мораль), которым нам придётся следовать, контролируя инстинкты. И это вовсе не какое-то насилие над собой — обычный способ упорядочить межчеловеческое взаимодействие, минимизировав вероятность конфликтов и прочих проблем.

Поэтому мы в данной статье целиком отказываемся от любой этической окраски инстинктов человека. Мы рассматриваем их не как положительные или отрицательные явления, а как факт — с нейтральной точки зрения.

Итак, инстинкты. Я выделяю семь инстинктов.

1. Пищевой. Это, пожалуй, один из самых простых инстинктов. Голод, жажда — мы ищем, чем их утолить.

2. Оборонительный (инстинкт самосохранения). Он предназначен для того, чтобы уберегать нас от неприятностей, а если такие появились, то приложить все усилия для выживания. Производными этого инстинкта являются такие свойства человека, как осторожность или её крайнее проявление — трусость.

Это что касается части избегания опасности. А что касается другой части — выживания, то это обычная активация симпатоадреналовой системы во время стресса. Так оборонительный инстинкт даёт нам силу сражаться, если есть шанс одержать верх, или убежать, если шанс на победу невысок.

Зрачки расширяются (увеличивается поле зрения), бронхи тоже (нужно больше кислорода), усиливается кровоснабжение мозга (принимать быстрые решения), мышц (драться, бежать и т.п.) и сердца (качать кровь быстрее). В остальных органах кровоснабжение ослабевает — не до них.

Это небольшой экскурс в физиологию.

3. Половой. Об этом инстинкте я написал кучу статей и глав в книгах. Подробнее всего — в книге «Женские и мужские манипуляции», глава 2 («Ранг, примативность…»). Здесь пересказывать не буду.

4. Родительский. Это инстинкт заботы о потомстве. Почему-то он часто называется материнским — будто отцам он не свойственен. Однако это не так. Часто у мужчин родительский инстинкт сильнее, чем у женщин.

5. Стадный (социальный). Человек — существо социальное, и без социума не становится человеком как таковым. Например, речь целиком и полностью формируется в социуме, причём в ранние годы. Люди, детство которых прошло в дикой среде, так и не могли научиться говорить. Годами пытались — и не могли.

Также в социуме на биологическом фундаменте формируется личность человека (как психологическое понятие). Стадность (или социальность) — это древнее свойство приматов, которое передалось и человеку. Поэтому человек стремится быть в среде других людей. Вне социума, в одиночестве люди сходят с ума.

6. Иерархический (ранговый). Ранговый инстинкт является одной из двух слагаемых ранга (второе слагаемое — ранговый потенциал). Об этом, как и о сути самого рангового инстинкта, я тоже много писал в главе «Ранг и примативность». Прочитать можно в той же книге, «Женские и мужские манипуляции». Или на сайте, вот здесь. Глава из трёх частей, напоминаю.

Ранговый инстинкт часто входит в противоречие с инстинктом самосохранения. Ранговый инстинкт требует бросить вызов более сильному и занять его место в иерархии, а инстинкт самосохранения «отговаривает» от этого.

7. Инстинкт сохранения энергии (инстинкт наименьших затрат). Если первые четыре инстинкта знакомы абсолютно всем, следующие два — тем, кто читал мои труды, то этот почти никому не знаком.

Между тем, он очень здорово оказывает влияние на наше поведение. Суть инстинкта — выбирать для достижения цели самый простой способ решения, либо отказаться от неё вовсе, если все пути кажутся сложными.

У этого инстинкта несколько эффектов, приведу пример трёх.

Первое — это лень. Если в нас борются две мотивации, примерно равнозначные по значимости, силе и способу реализации, то мы выберем отказ от них обеих. Например, мы откладываем решение, если в любом случае его результат будет неприятен нам. Если мы чувствуем, что способ реализовать мотивацию труден, неприятен, то мы отказываемся от этой затеи.

Студент прогуливает первое занятие, чтобы поспать. Ему слишком трудно, неприятно вставать. Проще не ходить. Понятно, что такое работает только в том случае, если мотивация слабая. Я ещё не видел человека, который поленился бы найти туалет, когда приспичит.

Итак, человек ленивый — это значит, что мотивации слишком слабы для него, и ему их проще не выполнять, чтобы сохранить энергию.

Второе — это воровство и все его формы (грабёж, мошенничество и т.п.). Человеку слишком сложно зарабатывать блага, а украсть, отнять, обмануть — не так сложно, по его мнению. Таким образом он тоже сохраняет энергию, хотя в обществе такое поведение считается преступным и карается.

Да и не только в обществе: если одна обезьяна попадётся на краже у другой, то может получить тумаков. Впрочем, более сильные особи (и самцы, и самки) отнимают еду слабых. Тоже сохраняют энергию. В этом воплощении инстинкт сохранения энергии вступает в противоречие с инстинктом самосохранения, т.к.

добавляет опасности.

И третье. Если первые два проявления этого инстинкта были социально неодобряемы и даже преступны (воровство, грабёж, мошенничество), то здесь всё наоборот на благо общества.

Это стремление облегчить себе труд и жизнь вообще с помощью всяких придумок. Первым делом, это изобретательство. Вторым делом — это первооткрывательство.

Ведь те, кто открывал новые земли, хотели облегчить жизнь себе, детям.

Вот краткий обзор сути человеческих инстинктов. Они, взаимодействуя друг с другом, а также с социальным фактором (личность), влияют на поведение человека. У кого-то сильнее, у кого-то слабее.

Степень влияния инстинктов на поведение носит название примативности. О ней я тоже много раз писал.

Как о её сути (глава «Ранг и примативность», выложена на сайте), так и о научном обосновании этого термина и проверке его с помощью критерия Поппера (глава «Об инстинктах, воспитании и примативности»). 

1. Kantor, J.R. A Functional Interpretation of Human Instincts. Psychological Review, 27 (1920): 50-72

2. Spink, A. Information behavior. An evolutionary instinct. Dordrecht: Springer, 2010. 85 p.

Источник

«Познавательный фильм»: Скрытые инстинкты

Если человек контролируется его инстинктами, он легко

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции — открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

Источник: http://xn--b1amnebsh.ru-an.info/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/%D0%B8%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%BA%D1%82-%D1%87%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%BA%D0%B0-%D1%87%D1%82%D0%BE-%D1%8D%D1%82%D0%BE-%D1%82%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%B5-%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D0%BE%D0%BD-%D1%83%D1%81%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B5%D0%BD-%D1%83-%D0%BB%D1%8E%D0%B4%D0%B5%D0%B9/

Этология.Ру: Инстинкт и его роль в жизни человека (Разное)

Инстинкт и его роль в жизни человека
Первой школой психологии, которая сделала инстинкт центральным понятием, былФрейдизм. В своих ранних трудах Фрейд выделил два класса инстинктов: эго-инстинкты, или инстинкты самосохранения, и половые, или репродуктивные, инстинкты.

В своих более поздних работах он выделял уже инстинкт жизни и инстинкт смерти [3, с.313-314].

Первая группа (под общим названием Эрос) включает в себя все силы, служащие цели поддержания жизненно важных процессов и обеспечивающие размножение вида.

Признавая большое значение инстинктов жизни в физической организации индивидуумов, наиболее существенными для развития личности Фрейд считал сексуальные инстинкты.

Энергия сексуальных инстинктов получила название либидо – это определенное количество психической энергии, которая находит разрядку исключительно в сексуальном поведении [22, с.116-117].

Вторая группа – инстинкты смерти, называемые Танатос – лежат в основе всех проявлений жестокости, агрессии, самоубийств и убийств. В отличие от энергии либидо, как энергии инстинктов жизни, энергия инстинктов смерти не получила особого наименования.

Однако Фрейд считал их биологически обусловленными и такими же важными в регуляции человеческого поведения, как и инстинкты жизни. Он полагал, что инстинкты смерти подчиняются принципу энтропии (то есть закону термодинамики, согласно которому любая энергетическая система стремится к сохранению динамического равновесия).

Ссылаясь на Шопенгауэра, Фрейд утверждал: «Целью жизни является смерть» [22, С.118].

Практически любой поведенческий процесс в психоаналитической теории может быть описан в терминах: 1)привязки, или направления энергии на объект (катексис); 2) препятствия, мешающего удовлетворению инстинкта (антикатексис).

Примером катексиса может служить эмоциональная привязанность к другим людям, (есть перенос на них энергии), увлеченность чьими-то мыслями или идеалами. Антикатексис проявляется во внешних или внутренних барьерах, препятствующих немедленному ослаблению инстинктивных потребностей.

Таким образом, взаимодействие между выражением инстинкта и его торможением, между катексисом и антикатексисом составляет главный бастион психоаналитического построения системы мотивации [14, С.59].

Ключом к пониманию динамики энергии инстинктов и ее выражения в выборе объектов является понятие смещенной активности. Согласно этой концепции, высвобождение энергии и ослабление напряжения происходит благодаря смене поведенческой активности.

Смещенная активность имеет место тогда, когда по каким-то причинам выбор нужного объекта для удовлетворения инстинкта невозможен. В подобных случаях инстинкт может сместиться и, таким образом, сфокусировать свою энергию на каком-нибудь другом объекте [4, С.5].

Фрейд считал, что многие социально-психологические феномены можно понять в контексте смещения двух первичных инстинктов: сексуального и агрессивного. Например, социализацию ребенка можно частично объяснить как результат последовательного смещения сексуальной потребности от одного объекта к другому, как того требуют родители и общество.

Сходным образом расовые предрассудки и войны могут быть объяснены смещением агрессивных побуждений. Согласно Фрейду, все устройство современной цивилизации (искусство, музыка, литература) является продуктом смещения сексуальной и агрессивной энергии.

Не имея возможности получать удовольствие прямо и немедленно, люди научились смещать свою инстинктивную энергию на других людей, другие предметы и другую деятельность, вместо тех, которые предназначались для прямой разрядки напряжения. Таким образом, появляются сложные религиозные, политические, экономические и другие институты [22, С.118].

Второй подход в изучении инстинкта представляет К. Г. Юнг. Карл Густав Юнг —  швейцарский психолог, врач, основатель аналитической психологии. В ранние годы находился по значительным влиянием З.

Фрейда, но позже создал свою собственную школу аналитической психологии, называемую иначе “психологией самости”.  Юнг освободился от пансексуализма, присущего Фрейду в определении бессознательного.

  В психологии Юнга понятие “архетип” родственно понятию “инстинкт”, но под инстинктами понимаются не врожденные поведенческие стереотипы, а врожденные первообразы, обусловливающие поведение [19, с. 97-99].

Юнг  изменил значение термина “либидо”. В работе “Либидо, его метаморфозы и символы” Юнг дает вместо описательного определения, которым пользовался Фрейд, определение генетическое (то есть рассматривает, каково происхождение либидо).

Либидо, по Юнгу — название психической энергии вообще, а не энергии полового влечения, как в теории Фрейда [26, С.138].

 Архетипы — это матрицы, “скелет”, способ структурирования  образов, появляющихся во сне, в грезах, фантазиях, произведениях искусства. Конкретное содержание образов “наполняется” уже реальностью, индивидуальным и групповым опытом.

Архетипы основаны на врожденных первообразах.

Первообразы имеются у младенцев в утробе матери. Еще до появления на свет ребенок сосет палец, при этом действии в его психике рождается некий чувственный образ. При соприкосновении с реальностью (после рождения) первообразы трансформируются в архетипические образы.

Так же, как инстинкты животных, архетипы — результат предшествующего эволюционного опыта вида  Homo sapiens.  Архетипы подобны матрицам  психических представлений, они стереотипны, а конкретное содержание архетипических образов  может варьировать.

Так как матрицы одинаковы, то и образы, навеянные архетипами, будут похожи у разных людей [24, с. 16-18].

Совокупность архетипов была названа Юнгом коллективным бессознательным. Коллективное бессознательное слагается из “обобщенной равнодействующей бесчисленных типовых опытов ряда поколений, изначальных образов бессознательного, совпадающих повсеместно и на протяжении всей истории повторяющимися мотивами”, — излагает идеи Юнга отечественный  лингвист Е.Шелестюк.

В своих работах Юнг выделял такие архетипы: Великой матери, Вечного ребенка, Тень, Мудрый старик, Мудрая старуха  и архетип Самости. Через  архетип Самости в человеке от природы заложено стремление  к духовному совершенству, к единству,  целостности и самоактуализации. Архетип Самости отражает процесс личной эволюции, называемой Юнгом процессом индивидуации.

Индивидуация — выделение индивидуального сознания из слоя коллективного бессознательного. Процесс индивидуации отражен в архетипах.

Великая мать символизирует бессознательное, Дитя — пробуждение сознания, Тень — оставшуюся за порогом сознания бессознательную часть личности, Мудрый старик и Мудрая старуха — архетипы, символизирующие гармонию сознательного и бессознательного, высший духовный синтез [27, С.166].

Юнг выделил следующие свойства архетипов: бессознательность, универсальность, коллективность, глубина, автономность, нуминозность, генетическая обусловленность [17, С.334].

Итак, аналогично тому, как инстинкты животных есть приспособления к самым общим и постоянным условиям окружающей среды, коллективное бессознательное осуществляет приспособительные реакции “на самые  общие и всегда имеющиеся условия психологической, физиологической и физической природы”.

В работе “Душа и земля”  и в других работах Юнг пишет, что архетипы передаются по наследству вместе со структурой мозга. С одной стороны, архетипы формируют инстинктивное предубеждение, а с другой — являются самым действенным подспорьем в процессе инстинктивного приспособления [25, С.136].

В “Тэвистокских лекциях”, в частности, Юнг говорит о надындивидуальных проекциях, которые являются проявлением действия коллективного бессознательного. “Это отнюдь не пережитки прошлого, которые нужно просто перерасти; напротив, это компенсаторные функции, имеющие определенные цели и огромное значение.

Они являются важным защитным механизмом в ситуациях, в которых человек склонен терять голову. Так, в ситуации паники, неважно, внутренней или внешне выраженной, происходит вторжение архетипов, что позволяет человеку реагировать инстинктивно-адаптивным путем, так, словно эта ситуация ему всегда была знакома: он реагирует так, как извечно реагирует весь род людской” [26, С.144].

Следующий подход – с точки зрения гормическая психология. По мнению Макдугалла, теоретической основой всех социальных наук должна стать «психология инстинкта».

Подинстинктом Макдугалл понимал «врожденное или природное психофизическое предрасположение, которое заставляет индивида воспринимать или обращать внимание на определенные объекты и испытать при этом эмоциональное специфическое возбуждение и действовать по отношению к этим объектам, определенным образом или, по крайней мере, испытывая импульс к такому действию».

Каждому первичному инстинкту соответствует, по Макдугаллу, определенная эмоция, которая, как и сам инстинкт, является простой и неразложимой. Так, инстинкту бегства соответствует эмоция страха, инстинкту любопытства – эмоция удивления, инстинкту драчливости – эмоция гнева, родительскому инстинкту – эмоция нежности и т. д. [7, С.61].

Распространяя свою психологическую теорию на общество, Макдугалл под каждое общественное явление подводит определенный инстинкт или группу инстинктов. Так, войны объясняются предрасположенностью людей к драчливости, а накопление общественного богатства – склонностью к стяжательству и скупостью.

В основе религии лежит комбинация инстинктов любопытства, самоуничижения и бегства в сочетании с эмоциональными реакциями, присущими родительскому инстинкту. Наибольшее социальное значение Макдугалл придавал стадному инстинкту, который удерживает людей вместе и лежит в основе большинства институтов общества.

Непосредственное проявление стадного инстинкта – рост городов, коллективный характер человеческого досуга, массовые сборища и т. д.

Последователи Макдугалла, У. Троттер, считал, что все социальные явления объясняются, конечном счете «стадными инстинктами», англичанин Г.

Уоллас уделяет особое внимание инстинкту лояльности, который должен обеспечить функционирование гос. власти [7, с.61-62].

Это направление оказало определенное влияние на науку о человеке тем, что привлекло внимание к неосознаваемым компонентам психики, а также своей полемикой с бихевиоризмом. Однако его собственная теоретическая основа была более чем шаткой.

Употребление термина «инстинкт» этологами подчеркивало специфически видовые и биологические аспекты. Этолог Лоренц подразумевал под инстинктом специфичный комплекс фиксированных действий (КФД).

Слово “фиксированный” подчеркивает стереотипный и законченный характер инстинктивных движений [10, с. 8-9].

Для объяснения механизмов действия врожденного поведения К. Лоренцем была предложена теория, получившая название “концепции растормаживания”.

Согласно этой теории, в организме постоянно имеется готовность к осуществлению различных КФД, но внешнее проявление инстинктов блокируется, то есть подавляется процессами активного торможения, исходящими из центральной нервной системы (ЦНС).

  Каждому инстинкту соответствует своя энергия, действие которой подавляется до той поры, пока сигналы от знаковых стимулов не произведут растормаживание. Лоренц предположил, что в определенном участке  мозга есть структура, названная им “разрешающим механизмом”, на которую и действуют знаковые стимулы.

Этот механизм Лоренц сравнивал с жидкостью в сосуде: каждый инстинкт соответствует своему “сосуду” (центру инстинкта). При появлении пускового раздражителя (релизера), “жидкость выливается” в форме инстинктивной силы или “драйва” (влечения) [6, с. 22-28].

Так как применение и сущность термина «инстинкт» изменяется от теории к теории, то в научной практики возникла путаница из нескольких неразрешенных (и, возможно, неразрешимых) проблем: (а) Проблема наследственности: степень, в которой инстинкты являются биологически запрограммированными или следуют из факторов, относящихся к окружающей среде.

(б) Видовая специфичность: являются ли инстинкты общими мотиваторами или они могут развиваться только внутри отдельных видов? Накапливающиеся свидетельства здесь имеют тенденцию поддерживать этологический подход, в котором основное внимание уделяется внутривидовому анализу.

(в) Поведенческая специфика: степень, в которой определенные модели поведения должны включаться в понятие. Хотя понятно, что некоторые поведенческие проявления подразумеваются всегда, это является серьезной проблемой.

Чем специфичнее предполагаемая модель поведения, тем больше возможность, что этот термин будет принимать недопустимую неопределенность, как это было у Макдугалла [3, С.314].

Очевидно, что эти вопросы взаимосвязаны и, конечно, не единственные.

Таким образом, можно сделать вывод, что существует столько подходов к пониманию инстинкта, сколько научных школ и направлений изучающих его.

Наука не исключает появления новых теорий, но пытается вывести интегративные положения проблемы, которые соединили бы все достижения научных школ и направлений, исследующих инстинкт.

Рассмотрев основные теории, касающиеся инстинктов можно непосредственно констатировать, что инстинкт играет значительную роль в развитии личности, но какую именно, нам поможет узнать рассмотрение места инстинкта в структуре личности.

2. Инстинкт как неотъемлемый признак личности

2.1 Место инстинкта в структуре личности

 Место инстинкта в структуре личности одним из первых определил Фрейд. Он ввел в анатомию личности три основные структуры: ид, эго и суперэго. Сфера ид полностью неосознаваемая, в то время как эго и суперэго действуют на всех трех уровнях сознания. Инстинкт, по Фрейду, входит в структуру ид.

Слово «ид» происходит от латинского «оно» и, по Фрейду, означает исключительно примитивные, инстинктивные и врожденные аспекты личности. Ид функционирует целиком в бессознательном и тесно связано с инстинктивными биологическими побуждениями (еда, сон, дефекация), которые наполняют наше поведение энергией.

Согласно Фрейду, ид – нечто темное, биологическое, хаотичное, не знающее законов, не подчиняющееся правилам. Ид сохраняет свое центральное значение для индивидуума на протяжении всей его жизни. Будучи примитивным, в своей основе, оно свободно от всяких ограничений.

Являясь самой старой исходной структурой психики, ид выражает первичный принцип всей человеческой жизни – немедленную разрядку психической энергии, производимой биологически обусловленными побуждениями. Последние, когда они сдерживаются и не находят разрядки, создают напряжение в личностном функционировании. Немедленная разрядка напряжения получила название принцип удовольствия.

Ид подчиняется этому принципу, выражая себя в импульсивной, иррациональной и нарциссической манере, невзирая на последствия для других и вопреки самосохранению. Поскольку ид не ведает страха или тревоги, оно не прибегает к предосторожностям в выражении своей цели [22, с.112-113].

Фрейд рассматривал ид в качестве посредника между соматическими и психическими процессами в организме.

Он писал, что оно «прямо связано с соматическими процессами, проистекает из инстинктивных потребностей и сообщает им психическую экспрессию, но мы не можем сказать, в каком субстрате осуществляется эта связь.

Ид выполняет роль резервуара для всех примитивных инстинктивных побуждений и черпает свою энергию прямо из телесных процессов [22, С.113].

Следует также рассмотреть место инстинкта в структуре личности c точки зрения современных научных взглядов, на примере концепции личности В. П. Беха.

Если опираться на концепцию личности В. П. Беха, то можно определить личность как функциональный орган, производный от человеческого организма. Личность детерминирована основаниями биологической формы движения универсума и условиями внешней природной среды.

  Так как, личность – это системное качество человеческого организма, то значит, она должна состоять из нескольких структурных блоков.

При этом В. П.

Бех исходит из того, что природной основой человека являетсябиологический компонент как генетический фактор, определяющий становление, функционирование и дальнейшее саморазвёртывание личностного ингредиента. Конструктивно такая основа представляет собой два основных блока – физический и духовный.

Третий блок – психический. Нас, прежде всего, интересует физический блок, в который входит инстинкт. Блок физический опосредует связь человека с Физической Вселенной. Его самодеятельная жизнь есть переживание. Его еще можно назвать дологическим.

Физический блок имеет три подструктуры, известные как генотипическая (наследственная), метаболическая и подсознательная. Инстинкт, по В. П. Беху входит в генотипическую подструктуру [2, С.44].

Под генотипической (наследственной) структурой человека следует понимать систему его атрибутивных свойств, передающуюся ему по наследству от родителей.

 Основная ее функция – обеспечение преемственности физического развития человека как представителя определенного рода.

Основной  информационный потенциал в полимеханизме переживания, по В. П. Беху сосредоточен в наследственной подструктуре или в геноме зиготы. Как последний устроен и работает нам пока неведома, но именно он определяет в социальном организме если не все, то многое. Объём имеющейся здесь информации не идёт ни в какое сравнение с объёмом фенотипической информации.

Биологическая кибернетика позволяет на основе закона информационной обусловленности биологических явлений (Закона Уоддингтона) и закона дискретности и непрерывности биологической информации (или закона Моргана-Эфрусси) представить исходное звено информационной копии человеческой личности [2, C.50].

И этого будет достаточно для того, чтобы заложить основание семантической модели человека. А это значит, что можно с полным правом положить в основу семантической структуры личности генотипическую информацию [2, С.50].

Таким образом, из всего вышеизложенного можно сделать вывод, что инстинкт непосредственно входит в  генотипическую подструктуру физического блока личности.

Инстинкт обеспечивает жизнедеятельность генотипа человеческой личности и является неотъемлемым компонентом в её структуре.

Основными механизмами, посредством которых осуществляются инстинктивные действия, являются рефлексы (безусловные).

На основании этого сделана была попытка свести инстинкт к рефлексу, определив инстинктивное действие как цепной рефлекс, т. е. как цепь прилаженных друг к другу рефлексов, так что ответная часть предшествующего служит раздражителем для следующего [15, С.105].

Эта попытка несостоятельна по ряду причин. Прежде всего, эта концепция дискуссионна в генетическом аспекте. Исследования Г. Э. Когхилла и Дж. Хэррика дают экспериментальные основания предполагать, что рефлекс, т. е.

выдифференцированная реакция отдельного нервного механизма, не является такой генетически первичной формой, из которой суммативным путем получаются сложные целостные реакции организма.

Вначале имеются скорее целостные малодифференцированные реакции организма, из которых затем выделяются отдельные  рефлекторные дуги; вместе с тем усложняется структура сначала более или менее целостной аморфной реакции. Генотипический инстинкт, таким образом, скорее всего, не является просто суммой или цепью рефлексов.

Инстинкт не сводится к простой сумме или цепи рефлексов, также и потому, что как форма поведения он не исчерпывается совокупностью механизмов, посредством которых осуществляется, а предполагает определенную мотивацию, которой определяется или регулируется действие этих механизмов.

Существенная особенность инстинктивного действия заключается в том, что источником мотивации его является определенное органическое состояние или изменение этого состояния, обусловленное физиологическими изменениями в организме. Ограниченность «мотивации» поведения органическими состояниями и изменениями отличает инстинктивное поведение от других, более высоких, форм поведения [15, С.106].

Инстинктивное поведение характеризуется: 1) специфическим способом мотивации и 2) специфическими механизмами выполнения.

Инстинктивное действие – это сложное действие, исходящее из органической мотивации – из биологических потребностей – и выполняемое посредством первично автоматических реакций.

Хотя инстинктивная деятельность осуществляется автоматически, посредством более или менее фиксированных механизмов, она, однако, коренным образом отличается от чисто рефлекторного действия, поскольку включает некоторую, большую или меньшую, долю лабильности [9, С.105].

Отличаясь от индивидуально-изменчивых форм поведения (от навыков и интеллекта), инстинкт, однако, теснейшим образом связан с ними. В поведении личности человека, взятом в его конкретной реальности, обычно функционируют в единстве и взаимопроникновении разные формы поведения, а не один лишь изолированный инстинкт или же такой же изолированные навык.

Слепота и неразумность многих инстинктивных действий, и их целесообразность при нестереотипных условиях объясняются, прежде всего, тем, что многие инстинктивные действия вызываются как бы условным раздражителем, который филогенетически закреплялся в качестве сигнала, вызывающего соответствующие действия без надлежащей дифференциации тех объектов, на которые по существу направляется инстинктивное действие.

Слепыми, «неразумными» являются инстинктивные действия, которые исходят из ощущенияотдельных чувственных свойств без восприятия того предмета, на который направляется действие, и совершаются в виде реакций на отдельный сенсорный раздражитель [15, С. 108].

На разных ступенях развития изменяется и характер инстинкта, и его взаимоотношение с другими формами поведения.

Если говорят об инстинктах у человека (пищевом, сексуальном), то это инстинкты, которые уже коренным образом отличаются от инстинктов животных. Недаром для их обозначения вводят часто и новый термин – влечение.

Для перехода от инстинктов животных к влечениям потребовались коренные сдвиги в развитии – переход от биологического развития к историческому, и этим обусловлено развитие сознания [15, С.107].

Вопрос об инстинктах у человека составляет часть большой проблемы — «биологическое в психическом развитии человека и в структуре его психики». Подобно двуликому Янусу, эта проблема имеет два лица: одно обращено к внутренним процессам организма, другое — к его жизни во внешней среде [5, С.

399]

Таким образом, инстинкт входит в структуру личности наравне с другими компонентами. Он представлен, прежде всего, наследственной подструктурой личности, что означает, что инстинкт является предпосылкой нормального развития остальных подструктур.

В этом смысле процесс возникновения личности выступает как процесс преобразования биологически заданного материала силами социальной действительности, существующей до, вне и совершенно независимо от этого материала.

Определив место инстинкта в структуре личности, мы можем непосредственно рассмотреть, как инстинкт влияет на развитие личности, и какое место в жизни человека ему отводится.

2.2 Инстинкт как условие и продукт филогенетического развития личности

Под инстинктами обычно разумеют действия или более или менее сложные акты поведения, которые появляются сразу как бы готовыми, независимо от выучки, от индивидуального опыта, будучи наследственно закрепленным продуктом филогенетического развития.

2012:06:18

Источник: http://ethology.ru/other/?id=14

2.2 Инстинкт как условие и продукт филогенетического развития личности

Инстинкт и его роль в жизни человека

Под инстинктами обычно разумеют действия или более или менее сложные акты поведения, которые появляются сразу как бы готовыми, независимо от выучки, от индивидуального опыта, будучи наследственно закрепленным продуктом филогенетического развития.

Говоря о наследственности, филогенетической закрепленности или врожденности инстинктивного действия, нужно учитывать, что каждый конкретный акт поведения включает в единстве и взаимопроникновении и наследственные, и приобретенные компоненты.

Развитие форм поведения, являющихся продуктом филогенеза, у каждого индивида тоже должно быть опосредовано его онтогенезом.

В некоторых случаях, как показывают новейшие, более детальные исследования об инстинкте, инстинктивные действия фиксируются лишь в процессе первых выполнений этих инстинктивных действий, затем уже сохраняя установившийся в них шаблон (опыты Л. Верлена).

Таким образом, не приходится внешне противопоставлять друг другу наследственное в инстинкте и приобретенное в других формах поведения. Внутри самого инстинкта имеется некоторое единство этих противоположностей с господством — в инстинкте — наследственного [15, С.103].

Инстинктивные действия отличаются часто большой объективной целесообразностью, т. е. способностью или адекватностью по отношению к определенным, жизненно важным для организма ситуациям, совершаясь, однако, без осознания цели, без предвидения результата, чисто автоматически.

На Первой кантовской конференции в 1998 г. был сформулирован Основной биологический закон «Жизнь во всем ее многообразии красоте и гармонии возникла, существует и умирает в конкурентной борьбе близких и подобных».

Согласно этому закону поведением человека руководит подсознательное желание (инстинкт) превзойти окружающих и, особенно, близких — родственников, соседей и друзей. Этот инстинкт назван конкурентным. О подобном «комплексе превосходства» писал еще А. Адлер около 70 лет назад. Этот инстинкт проявляется более всего у детей в виде агрессивности друг к другу.

Ребенок может подойти и ударить другого, который просто сидел в сторонке. А если взрослые попытаются воспрепятствовать этой агрессивной акции, то нападающий заплачет, досадуя на то, что не смог реализовать свое инстинктивное желание. Сейчас это проблема многих детских садов. Более иллюстративный пример приводит Адлер (1978).

Он описывает случай, когда пятилетний мальчик просил у родителей поносить маленькую сестренку на руках и, выбрав подходящий момент, бросил ее на пол [9, с.39-41].

Так как инстинкт основной, то с его помощью можно объяснить все, что касается поведения человека. Например, существует известный факт брат и сестра не испытывают друг к другу сексуального чувства.

Этот так называемый «табу-инцест» существует у шимпанзе и даже у дрозофил. Даже автор идеи о всемогуществе сексуального инстинкта Зигмунд Фрейд не мог объяснить этого феномена.

А все просто — конкурентный инстинкт между

близкими подавляет сексуальный.

Таким же процессом является дружба. Как выяснилось большинство считает себя в чем-то лучше своих друзей. Поэтому они любят встречаться со старыми друзьями, но не посещают традиционные вечера в школе. Посещают их в основном отличники или бывшие активисты. Их тянет в среду, в которой они имели успех [23, с.15-16].

Итак, как показали результаты исследования, мы живем с единственной целью стать лучше или, по крайней мере, не хуже окружающих нас людей, хотя бы в чем-то. Мы готовы на смерть ради достижения этой цели. Это наша биологическая потребность и проявляется она главным образом в подсознательном чувстве зависти! От зависти ребенок начинает ходить, говорить и приобретает навыки к труду.

Если этот инстинкт реализуется или человек верит в такую возможность, то все в порядке — поведение человека в обществе будет нормальным. Если же нет и к тому же отсутствуют какие-либо перспективы, то человек сначала пытается реализоваться в преступной деятельности, а уж если и здесь не получается, то кончает жизнь самоубийством, или уходит из реальной жизни в алкоголизм и наркоманию [21, С.

396].

Наравне с авторами, признающими роль инстинкта в жизни человека, существуют и такие, которые считают, что инстинкт — это пережиток животного в человеке и в современном обществе он не играет никакой роли в его жизни.

По их мнению, изменение организма в процессе антропогенеза состояло не только в приобретении новых свойств, но и в отмирании тех животных свойств, которые мешали образованию новых, собственно человеческих отношений. Естественно, это касалось больше всего тех органов и систем тела, деятельность которых непосредственно обеспечивала поведение.

Поэтому одним из важнейших результатов антропогенеза было исключение из центрального механизма поведения того звена, которое придавало поведению биологически предопределенный, инстинктивный характер.

Это изменение последовательно распространялось на те сферы жизни становящихся людей, которые развивающее общество брало на свое обеспечение и под свой контроль [5, с.104-105].

 Процесс антропогенеза не мог закончиться ранее, чем были полностью устранены из всей сферы общественно регулируемой жизни становящихся людей инстинктивные отношения с внешней средой и между членами группы.

Главный тезис этих ученых гласит — одной из важнейших особенностей современного человека — именно как особого биологического вида! — является отсутствие инстинктов, наследственно, в самом строении организма закрепленного отношения к определенным объектам внешней среды.

Основные органические потребности, конечно, остаются, но подобно тому, как водород и кислород, полученные от разложения воды, уже не составляют ни частиц воды, ни ее остатков и обладают другими и даже противоположными свойствами, так и потребности, освобожденные от связи с инстанцией специфической чувствительности, уже не составляют ни остатков, ни частиц инстинктов.

Они уже не связаны — до всякого опыта! — с определенными безусловными раздражителями внешней среды, не привязаны к ним и обнаруживают новые свойства, в частности жадное сродство и прочную фиксацию на объектах, доставивших им первое удовлетворение.

И так как удовлетворение потребностей человека происходит в общественных условиях, то у людей органические потребности становятся общественными потребностями. В том виде, в каком они наследуются, это уже не животно-биологические, а только органические (но человеческие) потребности [5, С.110].

Многие ученые не согласны с мнением этих авторов потому, что человек— единственное существо, способное контролировать свои инстинкты посредством силы воли, а не освободившееся от них.. Вместе с тем, он способен также подавлять, искажать и ранить их.

Но ведь любой зверь, говоря метафорически, более всего свиреп и опасен, когда ранен. Подавленные инстинкты могут подмять под себя человека и даже уничтожить его [11, с.359-360].

Поэтому изучение инстинктов нельзя искоренить из структуры личности, если мы хотим создать целостную картину формирования личности человека и ее компонентов.

После Фрейда и Павлова каждый знает, что подсознание и инстинкты играют в жизни личности человека не меньшую роль, чем его разум. А, может, и большую — в стрессовых ситуациях разум просто не успевает проанализировать ситуацию, и поступаем мы так, диктует нам подсознание.

Увы, часто в нашей жизни слово инстинкт употребляется в уничижительном смысле. Когда о ком-то говорят, что он «живёт инстинктами» — под этим, как правило, понимают низкий культурный уровень и примитивность желаний. Между тем, без инстинктов человек совершенно беспомощен.

Разум — только скромный корректор и распределитель инстинктивных программ.

Если бы не инстинкты, мы бы постоянно попадали в ситуацию дедушки из известного анекдота, который вдруг задумался, куда надо класть бороду, на одеяло или под него, да так и умер, от интеллектуального перенапряжения [8, С. 301].

Таким образом, инстинкт является неотъемлемым условием развития личности, без него первобытный человек никогда не взял бы в руки палку и не создал бы первое орудие труда, ребенок никогда не научился бы ходить и кушать (пищевой инстинкт), а его мать понимать его потребности и ухаживать за ним (материнский инстинкт), люди бы, в конце концов, не добились бы таких успехов в различных областях жизни без инстинктов конкуренции, самосохранения… Именно благодаря инстинкту и наследственной подструктуры личности, куда он входит — ее психическая и духовная подструктуры могут успешно развиваться и сформировать целостную личность.

Источник: https://psy.bobrodobro.ru/11334

Роль инстинктов и потребностей в поведении человека

Инстинкт и его роль в жизни человека

Поведение человека всегда вызывало интерес своей сложностью, разнообразием, некой непредсказуемостью и, в то же время, банальностью. Особенно будоражит ум стремление докопаться до причин того или иного поведения, дабы научиться оказывать на него влияние. Управлять своим и чужим поведением, означает управлять собой и другими.

Вопреки устойчивым мнениям, управлять не стыдно, стыдно управлять плохо. Но чтобы научиться управлять поведением, хорошо бы для начала его понимать. Каковы цели, мотивы, механизмы явные и скрытые. Все не так просто. Мы порой не можем понять даже собственного поведения при, казалось бы, очевидных и прозрачных намерениях, что говорить о чужом.

Так или иначе, тема давняя и, тем не менее, животрепещущая.

В последнее время я интересуюсь вопросами этологии. Особенно произвели на меня впечатление работы А. Протопопова, в одной из них предпринята попытка описания и классификации инстинктов человека. официальный вариант эл.

https://www.youtube.com/watch?v=mu8vHFLjmw8

книги «Инстинкты человека» Не менее интересной и полезной оказалась для меня научно-популярная лекция психофизиолога, д.б.н., профессора В. Дубынина «Мозг: эмоции и потребности».

Автор специализируется на физиологии работы мозга, читает лекции на медицинском, биологическом и психологическом факультетах МГУ.

Помимо прочего обсуждение созвучных тем в соседних конференциях подтвердило наличие живого интереса к подобным вопросам, что и сподвигло меня к более детальному рассмотрению некоторых аспектов человеческого поведения в свете психофизиологии врожденно заданных поведенческих программ.

Я попыталась сосредоточить свое внимание на соотнесении инстинктов человека и потребностей. Безусловно, мои соображения не претендуют на истину в последней инстанции, далеко несовершенны и не являются исчерпывающими.

Это всего лишь моя точка зрения, попытка обобщить некоторые положения с простой целью: лучше понимать механизмы и мотивы человеческого поведения. Ещё одна цель преследовалась мной – максимально просто рассказать о сложных вещах.

Чтобы людям не очень посвященным в биологические тонкости тоже было понятно, о чем идет речь.

ИНСТИНКТ (по Протопопову) — врожденная предрасположенность (стремление, желание, склонность) поступать в определенных обстоятельствах определенным образом.

Это стремление (поступать «по умолчанию») не фиксировано жестко (у человека), субъективно переживается как побуждение к действию (желание), результаты которого оцениваются эмоционально-чувственной сферой (человек испытывает определенные эмоции). Эти эмоции сходны у животных и у человека. Инстинкты запускаются генетически заданными релизерами (стимулами).

Это очень простые стимулы, (ВАЖНО) распознавание которых не требует интеллектуальных усилий (абстрактных рассуждений и вычислений). На запуск врожденных программ серьёзно влияет внутреннее состояние организма (гормональный фон).

Инстинктивное поведение краткосрочно, то есть ориентировано на быстрый результат от предпринимаемых действий, который можно предсказать посредством минимального количества максимально простых умозаключений; служит адаптивным целям, существенно экономя энергетические ресурсы организма. Отсюда вытекает нацеленность на события ближайшего будущего и высокая вероятность ошибок («слепота» инстинкта).

Говоря о потребностях, я буду иметь в виду биологические потребности, как наиболее доступные для изучения в силу того, что они врожденно-обусловлены и имеют четкую «прописку» в головном мозге в отличие от умозрительных концепций, которые предлагают различные психологические школы.

Известно, что поведение может запускаться и без внешних стимулов, изнутри организма. Это делает потребность («назревшая» потребность), физиологически представляя собой некое возбуждение определенной группы нейронов головного мозга.

Локализация возбужденных нейронов определяет функциональное содержание потребности, иными словами, каждой потребности в головном мозге соответствует определенная группа нейронов. Возбуждение их будет сигнализировать о той или иной степени актуальности определенной потребности.

Что же такое потребность? ПОТРЕБНОСТЬ – это избирательная зависимость организма от определенных факторов внешней и внутренней среды.

Воздействие одного и того же стимула в зависимости от преобладания той или иной потребности в данный момент запускает разные поведенческие реакции, направленные на удовлетворение конкретной текущей потребности. Отсюда непредсказуемость и разнообразие индивидуального поведенческого рисунка. Это более сложный уровень, чем реактивно-рефлекторный.

Русский психофозиолог П.В. Симонов выделял три группы биологических потребностей: витальные (жизненно необходимые) потребности, зоосоциальные (внутривидовые взаимодействия) и потребности саморазвития. Последние позволяют организму как бы «заглянуть в будущее» и подготовиться к предстоящим событиям.

Эти группы в свою очередь делятся на конкретные составляющие-модули, что очень похоже на классификацию инстинктов Протопова.

Например, группа витальных потребностей включает: пищевые и питьевые программы, гомеостатические, пассивно- и активно –оборонительные, программы экономии сил («рефлекс лени»), груминг (уход за телом); в группе зоосоциальных потребностей выделяются: половое (взаимодействие самца и самки), родительское (материнское), «детское» поведение, территориальное, иерархическое, реакции сопереживания (зеркальные нейроны) и т.д. Потребности саморазвития включают исследовательское поведение, подражательное, «рефлекс свободы» (преодоление ограничений), игровое поведение (тренировка двигательных навыков).

В каждом персональном головном мозге программы биологических потребностей «инсталлируются» (устанавливаются) неравномерно, что определяет индивидуальные врожденные особенности. Какие-то потребности будут проявляться ярче, какие-то будут достаточно блеклыми, что повлияет на характеристики темперамента.

Активность центров потребностей зависит от внешних, внутренних стимулов и гормонального фона. В мозге потребности постоянно конкурируют между собой (на уровне подкорковых центров), так же конкурируют и поведенческие программы, но на более высоком уровне (кора больших полушарий). Актуальность (зрелость) потребности проявляется мощной мотивацией той или иной формы поведения.

То есть, чтобы реализовалась поведенческая программа, потребность должна «созреть», создав мотивацию. Возбуждение в мозговом центре потребности достигает определенного уровня, способного «достучаться» до коры головного мозга, инициируя выбор поведенческой программы, направленной на удовлетворение актуальной потребности.

В приоритете (наиболее выбираемы) программы с «высоким рейтингом», то есть с наибольшим положительным подкреплением в прошлом опыте.

Человеческий мозг эволюционно «заточен» на обучение, видимо, непосредственно этому способствует отсутствие жесткости инстинктов в сравнении с животными, не говоря уже о насекомых. Работу центров потребностей определяют эмоции и обучение.

Стоит упомянуть, что в настоящее время функциональной единицей работы мозга принято считать нейрональный синапс (контакт нервных отростков), а не нейрон, как считалось ранее.

Это положение существенно расширяет и одновременно усложняет возможности информационной нейрональной синаптической сети, т.к. один нейрон может образовывать десятки тысяч синапсов.

В процессе обучения происходит структурная перестройка на уровне синапсов, нейроны, даже поврежденные, способны образовывать новые контакты, выпускать новые отростки и втягивать обратно «ненужные» (не используемые) отростки клеток.

Какую роль играют эмоции? Простые «положительные» эмоции возникают в случае удовлетворения потребности, таким образом подкрепляя успешную поведенческую программу, повышая её «рейтинг», что означает более высокую вероятность выбора данной программы (как успешной) в будущем; «отрицательные» эмоции в случае неуспеха (неудовлетворения), тормозят поведенческую программу, понижая таким образом её «рейтинг» и снижая вероятность её выбора в дальнейшем.

Эффективность поведения зависит от его целенаправленности, т.е. следования удовлетворению какой-либо одной потребности или хотя бы согласованных между собой потребностей в конкретный промежуток времени, наличие же конкуренции потребностей и поведенческих программ затрудняет целенаправленную деятельность.

Хочется отметить одну важную особенность человеческого мозга, отличающего его от мозга животных.

У нас есть механизм, обеспечивающий долгосрочные поведенческие стратегии, несмотря на отрицательное подкрепление некоторых краткосрочных программ (неуспех, отрицательные эмоции), мы можем сохранять направленное поведение, соответствующее долгосрочной цели. На уровне головного мозга этот механизм локализуется в поясной извилине.

Вероятно, это эволюционное достижение имеет отношение к поведенческим программам горизонтального консолидирования, описанных А. Протопоповым, с которыми связано так много надежд в плане создания более цивилизованных отношений, обеспечивающих процветание горизонтально консолидированных групп.

Источник: https://Professionali.ru/Soobschestva/psi-faktorvzglyad/rol-instinktov-i-potrebnostej-v-povedenii-92682487/

Инстинкт и его роль в жизни человека

Инстинкт и его роль в жизни человека

Министерство образования и науки Украины

Запорожский национальный университет

кафедра теории и практики управления

КУРСОВАЯ РАБОТА

НА ТЕМУ: Инстинкт и его роль в жизни человека

Выполнила ст. группы_____4224-II______02.12.05.________Канашкова Е.Ю.

Руководитель_____________ст.пр. кафедры теории и практики управления, к. филос. н.__________________________ 02.12.05._______Бутченко Т.И.

Нормоконтролер_____________________________________Бутченко Т.И.

Запорожье

2005

Введение

  1. Методологический аспект изучения инстинкта и его роли в жизни человека

1.1 понятий: «личность» и «инстинкт»

1.2 Основные подходы к изучению инстинкта и его роли в жизни человека

2. Инстинкт как неотъемлемый признак личности

2.1 Место инстинкта в структуре личности

2.2 Инстинкт как условие и продукт филогенетического развития личности

Выводы

Список использованных источников

Введение

В современном обществе личность играет все большее значение в общественном развития, что связано с научно-технической революцией: «умным» машинам нужны умные работники. Субъектом НТР может быть только инициативная высокоразвитая личность.

Увеличение производственного труда ведет к значительным сдвигам в социально-классовой структуре появляются средние слои, обеспечивается комфортный морально-нравственный климат в обществе. Изучение личности возможно только при условии рассмотрения всех ее компонентов, которые взаимосвязаны.

Поэтому и рассмотрение инстинкта в структуре личности имеет на сегодняшний день социально-практическое значение.

Для того чтобы определить актуальность изучения инстинкта, необходимо проанализировать взгляды на эту проблему ученых различных научных школ.

Так, для Фрейда актуальность изучения инстинкта заключалась в том, что, по его мнению, инстинкт был существенной мотивационной силой поведения человека. В инстинктах, по Фрейду, проявляются врожденные состояния возбуждения на уровне организма, требующие выхода и разрядки. Фрейд утверждал, что любая активность человека определяется инстинктами.

Поэтому актуальность изучения инстинкта обусловлена тем, что инстинкты как таковые являются «конечной причиной любой активности» [22, С.116]. Но хотя инстинкты были, по Фрейду, движущей силой поведения они не определяли специфические поведенческие проявления. Основной акцент делался скорее на том, что является инстинктивным, чем на самих инстинктах.

В теории К. Юнга инстинкты рассматриваются как архетипы врожденные первообразы, обуславливающие поведение.

Актуальность изучения архетипов Юнг объяснял тем, что, аналогично тому, как инстинкты животных есть приспособления к самым общим и постоянным условиям окружающей среды, коллективное бессознательное (архетипы) осуществляет приспособительные реакции “на самые общие и всегда имеющиеся условия психологической, физиологической и физической природы”.

С одной стороны, архетипы формируют инстинктивное предубеждение, а с другой — являются самым действенным подспорьем в процессе инстинктивного приспособления. [25,С.312-313]. Но следует учитывать, что кроме коллективного бессознательного у человека могут проявляться в поведении и его собственные индивидуальные формы поведения.

Представитель гормической психологии Макдугалл актуальность исследования инстинкта объяснял тем, что инстинкты как основные специфически видовые наклонности мотивируют и целенаправляют все поведение человека [7, С.61].

В отличие от Фрейда, Макдугалл применял этот термин широко по отношению ко всем мотивационным конструкциям, и полученное в результате быстрое увеличение числа инстинктов (сначала 11, потом 14 и, наконец, 18) подорвало научный базис теории.

Объясняя актуальность изучения инстинкта, этологи, прежде всего, подчеркивали специфически видовые и биологические аспекты его изучения.

Это становится ясным из определения Лоренца: « Поведение, которое в значительной степени определяется нервными механизмами, включенными в филогенез вида».

Обратим внимание, что эта модель употребления специально включает поведение, в противоположность психоанализу, сосредоточивавшему внимание на мотивации [10, С. 10].

Принимая во внимания все плюсы и минусы рассмотренных взглядов ученых, касающихся проблемы инстинкта можно определить актуальность его изучения сегодня.

Прежде всего, следует отметить, что эта актуальность на сегодняшний день является неоспоримой, так как научным путем доказано, что инстинкт входит в структуру личности и является наследственно закрепленным продуктом филогенетического развития.

А это значит, что инстинкт представляет собой наследственную склонность к определенному поведению, или образу действий. В экстремальных ситуациях разум просто не успевает проанализировать ситуацию, и поступаем мы так, как диктует нам инстинкт. Без этого человеческий род не смог бы выжить.

Хотя человек способен подавлять, контролировать, искажать свои инстинкты, они, будучи подавленными, могут подмять под себя человека и даже уничтожит его. Недостаточная изученность инстинктов объясняет актуальность их изучения и сегодня.

Отмечая, что человек это разумное существо, мы не должны забывать, что разум это только скромный корректор и распределитель инстинктивных программ. И, наконец, актуальность изучения инстинкта, объясняется тем, что, именноблагодаря инстинкту и наследственной подструктуры личности, куда он входит — ее психическая и духовная подструктуры могут успешно развиваться и сформировать целостную личность человека.

Объектом исследования является личность.

Предметом исследования является инстинкт и его роль в жизни личности.

Цель исследовать инстинкт как неотъемлемый признак личности и его роль в жизни человека.

Для достижения цели необходимо выполнить такие задачи:

  1. Определить основные понятия: «личность» и «инстинкт».
  2. Рассмотреть основные подходы к изучению инстинкта и его роли в жизни человека.
  3. Определить место инстинкта в структуре личности.
  4. Рассмотреть инстинкт как условие и продукт филогенетического развития личности.

Гипотеза исследования: инстинкт как совокупность сложных врожденных реакций (актов поведения) организма, возникающих в ответ на внешние или внутренние раздражения; как сложный безусловный рефлекс (пищевой, оборонительный, половой и др.) является основанием для формирования целостной, многосторонней, многофункциональной личности человека и, следовательно, является ее неотъемлемым признаком.

Структура данной курсовой работы состоит из введения, двух разделов, вывода и списка использованных источников.

1. Методологический аспект изучения инстинкта и его роли в жизни человека

1.1 понятий «личность» и «инстинкт»

Несмотря на то, что понятие «личность» в науке изучается уже давно (впервые термин «личность» — личина маска персона, появляется в период расцвета античной культуры и философии), на сегодняшний день существует множество определений термина «личность».

Английский психолог Олпорт, занимающийся проблемой личности насчитал около 70ти определений личности. Чем же обусловлено это многообразие? Это обусловлено в первую очередь тем, что личность является предметом междисциплинарных исследований.

Личность изучают такие социально гуманитарные науки: философия, психология, социология, менеджмент, соционика, ряд медицинских наук, педагогика, патопсихология и много пограничных наук, находящихся на стыке: социальная психология и др.

А во-вторых, сложность определяется тем, что термин «личность» историческая [20, с.10].

Философия изучает личность, как часть природы. Можно сказать, что философия личность человека как таковую не рассматривает, поскольку эта наука рассматривает общие вопросы бытия и ее будет интересовать человек, а не ее личность [12, C.153].

В социологии принято рассматривать личность через призму социальных отношений, статус норолевых характеристик. Поэтому в социологии личность отождествляется с социальным индивидуумом [12, C.415].

Психология пытается целостно приставить природу личности, ее специфику, структуру, при этом особый акцент делает на внутреннем мире человека [12, C.244].

Таким образом, каждая из наук изучающая проблемы личности пытается осветить тот аспект данного явления, который является предметом ее познания, оттуда такое многообразие понятия «личность». Нужно отметить, что личность человека сложна и многогранна.

На сегодняшний день социальные науки, пытаясь показать многогранность этого явления, разработали интегративную концепцию личности.

Так, например, Келасьев в своей монографии «Интегративная концепция человека» дает такое определение личности: «Личность это динамическая, относительно устойчивая, целостная система телесных, интеллектуальных, социально- культурных и морально-волевых качеств человека, выраженных в индивидуальных особенностях его сознания и деятельности». Личность это диалектическое единство общего, особенного и индивидуального. Личность человека формируется и проявляется только в обществе [13, с. 144-145].

Личность каждого человека представляет целостную совокупность всех его индивидуальных свойств, которая являетс

Источник: https://www.studsell.com/view/51990/

Инстинкты в жизни современного человека

Инстинкт и его роль в жизни человека

Со словом «инстинкт» обычно ассоциируются самые низменные, дурные поступки человека. На самом же деле, согласно биологии, этим словом обозначаются врожденные программы поведения. Люди рождаются с огромным количеством инстинктов, лучшие из которых передаются из поколения в поколение.

Со словом «инстинкт» обычно ассоциируются самые низменные, дурные поступки человека. На самом же деле, согласно биологии, этим словом обозначаются врожденные программы поведения. Люди рождаются с огромным количеством инстинктов, лучшие из которых передаются из поколения в поколение.

© Маркос Рей 

Каждому человеку присуща любовь к Родине – своей стране, в которой сотни городов, тысячи деревень, миллионы людей. Ради ее процветания все трудятся и терпят невзгоды. К этой Родине мы ощущаем сознательные чувства, сознательно стремимся привить к ней любовь всех окружающих.

Но у каждого человека есть еще одна родина, к которой любовь никто сознательно не прививал. И не нужно. Этой родиной является малюсенькая точка на карте страны, место, где каждый родился и начал взрослеть. Хоть это место, быть может, практически не отличается от тысяч и тысяч подобных – оно единственное и неповторимое.

Образ этой родины человек носит с собой всю свою жизнь, не забывая ни на секунду.  Неужто любовь к родине – инстинкт? Да. Именно. Это было выяснено с помощью перелетных птиц: птенцов увозили от родительского гнезда, а на задерживали до осени, до миграции в теплые края. После зимы птиц ждали по обоим адресам.

Результат поразителен:

повзрослевшие птицы в большинстве случаев возвращались «домой» (на новое место), кроме тех, которые достигли некоего критического возраста – эти птицы возвращались в места, откуда их изначально увозили.

Следовательно, птиц ы привязываются к определенному месту на земле в детстве… Это называется «импринтинг», что означает «впечатывание» информации в мозг. Инстинктивная родина не является местом рождения, а местом, где прошел самый эмоциональный отрезок детства.

У современных людей наиболее яркий импринтинг осуществляется с 2 до 12 лет, следовательно, лучше всего самые большие переживания и радости запоминаются именно в этот промежуток времени жизни человека. 

У каждого есть такие знакомые, которые всю жизнь занимались интеллектуальным трудом, возились с бумагами, ездили по командировкам, а работать руками как не любили, так и не умели. Дома не то что полку починить – крючок прибить – проблема.

Вышли на пенсию… И переменились. Деревья сажаются и пересаживаются, грядки в идеальном порядке, а уж какие начали получаться компоты – восхитительный вкус.  О таких говорят: проснулась тяга к земле.

В этом случае, если скажешь: инстинкт, не удивятся, слишком очевидно.

Так почему же у человека возник инстинкт садовода, а уж тем более сохранился до сегодняшних дней? Дело в том, что потребовались десятки тысяч лет, чтобы разработать весь процесс превращения не приносящей пищи земли в плодоносную ниву.

Около девяти тысяч лет назад появилось подсечное земледелие, что по факту является продуктом разума человека.

Лес выжигали, вырубали, засеивали; земля плодоносила несколько лет, а потом поля снова жгли, рубили, сеяли… «Жги и руби» — название этого метода.

Несколько десятков тысяч лет занятий земледелием не мог пропасть бесследно, потому-то даже у современных людей виден этот инстинкт, эта непонятная, но лишь на первый взгляд, тяга к земле.

Любовь к собакам тоже является инстинктом, который появился у людей в первобытном обществе. Собака нужна была для выживания – взаимовыгодный союз двух слабо вооруженных хищников.

Человек идет на охоту – собаки выискивают добычу, а человек ее убивает и оставляет своим «помощникам» не до конца обглоданные косточки, чтобы у этих животных оставалась тяга к своеобразному сотрудничеству.

Долгие тысячи, а может те же десятки тысяч лет у человека был лишь один друг – собака, поэтому у современных людей (не у всех, конечно же) бессознательное влечение к собакам.

Собаки и люди практически не враждовали, но вот в древности леопардов и тигров – врагов человека — хватало; современные люди активно обращают внимание на желто-черные полоски, вне зависимости от места их нанесения. Это инстинкт… А вдруг тигр?! Надо бежать!

Этих опасных животных на улицах нет, но желто-черную окраску применяют во многих местах, на которых стоило бы акцентировать свое внимание, например на «лежачих полицейских» и других искусственных неровностях.

На территории России работает мобильная телефонная сеть «Билайн». Ее логотип – черно-желтые горизонтальные полоски. Инстинкт заставляет акцентировать на этом внимание… А раз есть внимание – есть и интерес.

Вот так крупная компания и «сыграла» на «человеческих чувствах».

Инстинкт хорошо сотрудничает с разумом. Древний повелитель поведения не требует слепого подчинения, но направляет желания и мысли, позволяя разуму полную свободу выбора. Жизнь меняется, инстинкт древен, потому и дан разум нам, чтобы находить ориентиры в различных неожиданных ситуациях.

У людей есть ощущение, что они действуют так, как их воспитывали, но никогда не приходит мысль, что побудителем к действию является что-то древнее, чуждое разуму. Так сложно поверить, что в мотивации поведения участие принимают инстинкты. Больше умеешь и знаешь – сытнее живешь и выживаешь, древнейший инстинкт, который в настоящее время пользуется огромным спросом.

Мы, люди, почти перестали бороться с инстинктами. Инстинкты не глушат разум. Лучше сотрудничать, верно? опубликовано econet.ru

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/articles/62171-instinkty-v-zhizni-sovremennogo-cheloveka

Refy-free
Добавить комментарий