Илья Ильич Обломов – «коренной народный наш тип»

Урок 24. И.А.Гончаров. Роман «Обломов». Илья Обломов – «коренной, народный наш тип»

Илья Ильич Обломов – «коренной народный наш тип»

Литература-10

Урок 24.И.А.Гончаров. Роман «Обломов». Илья Обломов – «коренной, народный наш тип».

( 2-ой урок по теме. Программа общеобразовательных заведений. Литература. 5-11 классы. Под ред. В.Я.Коровиной. М.: Просвещение, 2009. Литература: 10 кл.:Учеб.: в 2 ч/Ю.В.Лебедев. – М.: Просвещение, 2014)

Цели: 1) изучение образа Обломова в контексте мировой культуры, 2) изучение образа Обломова как литературной иллюстрации концепта «смысл жизни», 3) переосмысление содержания тезиса: Обломов – «коренной, народный наш тип»

Оборудование: презентация, документ-камера, ноутбук, экран, проектор, роман «Обломов», карточки

Ход урока

1. Вступительное слово учителя. Сегодня мы поговорим с вами не только о главном герое романа Гончарова, но и применительно к этому образу о смысле жизни. Смысл жизни – это культурологическая константа.

Константа (или концепт) – это постоянный, неизменный фрагмент картины мира. В концепте отражаются знания и опыт людей с древности до наших дней.

Тот или иной концепт постоянно отражается во взглядах мыслителей, писателей и обычных людей.

Запишем. Константы (концепты) – постоянные фрагменты мира: смысл жизни, любовь, вера, родина, Бог, душа и т.д.

Мы попробуем изучать образ Обломова не замкнуто, а возьмём его в некотором культурологическом, идейном контексте. Внимание: запоминаем. Контекст – это не только отрывок текста, но и культурная среда, окружение, помогающие понять образ, идею, поступок и т.д. Проверьте ваши записи (демонстрируется слайд)

2. Работа с текстом. Перечитаем три отрывка из романа. Вторая глава. К Обломову приходят гости. Остановимся на реакции Обломова после посещения трех гостей.

Через документ-камеру демонстрируется опорная таблица.

Гости Обломова

1.Волков

Жизнерадостный и беспечный молодой человек. Ему 25 лет. Он — модный щеголь. Носит прическу и одежду по последней моде. Живет бурной светской жизнью: каждый день ездит на балы, вечера, в театр и т.д. Его жизнь – вечный праздник. У него и Обломова много общих знакомых в свете.

2.Судьбинский

Бывший сослуживец Обломова по канцелярии. Он строит карьеру, получает повышения и награды. Хорошо зарабатывает. Много работает, ездит в командировки и вечно занят. Смысл его жизни – в карьере.

3.Пенкин

Литератор, писатель. Придерживается модных взглядов в литературе. Пишет статьи о реальной жизни, о новостях и т.д. Неплохо зарабатывает, обедает в модном ресторане. Публикует свой первый рассказ в журнале.

А. Ученик читает отрывок.

«В десять мест в один день — несчастный! — думал Обломов. — И это жизнь! — Он сильно пожал плечами. — Где же тут человек? На что он раздробляется и рассыпается? Конечно, недурно заглянуть и в театр и влюбиться в какую-нибудь Лидию…

она миленькая! В деревне с ней цветы рвать, кататься — хорошо; да в десять мест в один день — несчастный!» — заключил он, перевертываясь на спину и радуясь, что нет у него таких пустых желаний и мыслей, что он не мыкается, а лежит вот тут, сохраняя свое человеческое достоинство и свой покой.

Демонстрируется таблица.

Результат действий Волкова

Результат недействия Обломова

Утрата человеческого. (Где же тут человек?) Потеря целостности человеческой и его гибель из-за пустяков. (На что он раздробляется и рассыпается?). Т.е. Волков перестает быть человеком.

Сохраняет своё человеческое достоинство и покой. Т.е. остается человеком.

Б. Ученик читает отрывок.

«Увяз, любезный друг, по уши увяз, — думал Обломов, провожая его глазами. — И слеп, и глух, и нем для всего остального в мире. А выйдет в люди, будет со временем ворочать делами и чинов нахватает…

У нас это называется тоже карьерой! А как мало тут человека-то нужно: ума его, воли, чувства — зачем это? Роскошь! И проживет свой век, и не пошевелится в нем многое, многое…

А между тем работает с двенадцати до пяти в канцелярии, с восьми до двенадцати дома — несчастный!»

Он испытал чувство мирной радости, что он с девяти до трех, с восьми до девяти может пробыть у себя на диване, и гордился, что не надо идти с докладом, писать бумаг, что есть простор его чувствам, воображению.

Обломов философствовал…

Демонстрируется таблица.

Результат действий Судьбинского

Результат недействия Обломова

Духовный калека. (И слеп, и глух, и нем для всего остального в мире.) В своей работе не задействует человеческие качества: ум, волю, чувства. Лишил себя многих радостей жизни.

Чувство мирной радости, гордость, он давал простор чувствам и воображению, философствовал.

В. Чтение по ролям.

— Что ж еще нужно? И прекрасно, вы сами высказались: это кипучая злость — желчное гонение на порок, смех презрения над падшим человеком… тут все!

— Нет, не все! — вдруг воспламенившись, сказал Обломов. — Изобрази вора, падшую женщину, надутого глупца, да и человека тут же не забудь. Где же человечность-то? Вы одной головой хотите писать! — почти шипел Обломов.

— Вы думаете, что для мысли не надо сердца? Нет, она оплодотворяется любовью. Протяните руку падшему человеку, чтоб поднять его, или горько плачьте над ним, если он гибнет, а не глумитесь.

Любите его, помните в нем самого себя и обращайтесь с ним, как с собой, — тогда я стану вас читать и склоню перед вами голову… — сказал он, улегшись опять покойно на диване.

— Изображают они вора, падшую женщину, — говорил он, — а человека-то забывают или не умеют изобразить. Какое же тут искусство, какие поэтические краски нашли вы? Обличайте разврат, грязь, только, пожалуйста, без претензии на поэзию.

— Что же, природу прикажете изображать: розы, соловья или морозное утро, между тем как все кипит, движется вокруг? Нам нужна одна голая физиология общества; не до песен нам теперь…

— Человека, человека давайте мне! — говорил Обломов. — Любите его…

— Любить ростовщика, ханжу, ворующего или тупоумного чиновника — слышите? Что вы это? И видно, что вы не занимаетесь литературой! — горячился Пенкин. — Нет, их надо карать, извергнуть из гражданской среды, из общества…

— Извергнуть из гражданской среды! — вдруг заговорил вдохновенно Обломов, встав перед Пенкиным. — Это значит забыть, что в этом негодном сосуде присутствовало высшее начало; что он испорченный человек, но все человек же, то есть вы сами. Извергнуть! А как вы извергнете из круга человечества, из лона природы, из милосердия божия? — почти крикнул он с пылающими глазами.

— Вон куда хватили! — в свою очередь, с изумлением сказал Пенкин.

«Ночью писать, — думал Обломов, — когда же спать-то? А подь, тысяч пять в год заработает! Это хлеб! Да писать-то все, тратить мысль, душу свою на мелочи, менять убеждения, торговать умом и воображением, насиловать свою натуру, волноваться, кипеть, гореть, не знать покоя и все куда-то двигаться… И все писать, все писать, как колесо, как машина: пиши завтра, послезавтра; праздник придет, лето настанет — а он все пиши? Когда же остановиться и отдохнуть? Несчастный!»

Он повернул голову к столу, где все было гладко, и чернила засохли, и пера не видать, и радовался, что лежит он, беззаботен, как новорожденный младенец, что не разбрасывается, не продает ничего…

Демонстрируется таблица.

Результат действий Пенкина

Результат недействия Обломова

Пишет ради денег, торгует умом, меняет убеждения в угоду публике, насилует свою человеческую природу. Не видит в падшем или злом человеке образ Божий, хотя и искаженный. Сам утрачивает человеческие черты. Сравнивается с колесом.

Беззаботен, как младенец, радуется жизни, бережет в себе человеческое.

Вывод. Итак, Обломов не видит смысла в жизни Волкова, Судьбинского, Пенкина.

3.Проверка индивидуальных заданий.

А. Жизнь Обломова связана с поиском смысла. Он никогда бы не смог заниматься тем, что можно назвать сизифовым трудом.

Выражение сизифов труд  обозначаеттяжелую, изнурительную, бесполезную работу.

Сизиф, сын бога повелителя всех ветров Эола, был основателем города Коринфа, который в древнейшие времена назывался Эфирой.Никто во всей Греции не мог равняться по коварству, хитрости и изворотливости ума с Сизифом. Сизиф благодаря своей хитрости собрал неисчислимые богатства у себя в Коринфе; далеко распространилась слава о его сокровищах.

Когда пришел к нему бог смерти мрачный Танат, чтобы низвести его в печальное царство Аида, то Сизиф, еще раньше почувствовав приближение бога смерти, коварно обманул бога Таната и заковал его в оковы. Перестали тогда на земле умирать люди. Нигде не совершались большие пышные похороны; перестали приносить и жертвы богам подземного царства.

Нарушился на земле порядок, заведенный Зевсом. Тогда громовержец Зевс послал к Сизифу могучего бога войны Ареса. Он освободил Таната из оков, а Танат исторг душу Сизифа и отвел ее в царство теней умерших.Но и тут сумел помочь себе хитрый Сизиф. Он сказал жене своей, чтобы она не погребала его тела и не приносила жертвы подземным богам. Послушалась мужа жена Сизифа.

Аид и Персефона долго ждали похоронных жертв. Все нет их! Наконец, приблизился к трону Аида Сизиф и сказал владыке царства умерших, Аиду:- О, властитель душ умерших, великий Аид, равный могуществом Зевсу, отпусти меня на светлую землю. Я велю жене моей принести тебе богатые жертвы и вернусь обратно в царство теней.Так обманул Сизиф владыку Аида, и тот отпустил его на землю.

Сизиф не вернулся, конечно, в царство Аида. Он остался в пышном дворце своем и весело пировал, радуясь, что один из всех смертных сумел вернуться из мрачного царства теней.Разгневался Аид, снова послал он Таната за душой Сизифа. Явился Танат во дворец хитрейшего из смертных и застал его за роскошным пиром.

Исторг душу Сизифа ненавистный богам и людям бог смерти; навсегда отлетела теперь душа Сизифа в царство теней.

Тяжкое наказание несет Сизиф в загробной жизни за все коварства, за все обманы, которые совершил он на земле. Он осужден вкатывать на высокую, крутую гору громадный камень. Напрягая все силы, трудится Сизиф. Пот градом струится с него от тяжкой работы.

Все ближе вершина; еще усилие, и окончен будет труд Сизифа; но вырывается из рук его камень и с шумом катится вниз, подымая облака пыли. Снова принимается Сизиф за работу.

Так вечно катит камень Сизиф и никогда не может достигнуть цели — вершины горы.

Б. Мировоззрение Обломова напоминает мировоззрение философа Диогена.

Плутарх рассказывает, что Александр долго ждал, пока сам Диоген придет к нему выразить свое почтение, но философ преспокойно проводил время у себя. Тогда Александр сам решил навестить его.

Он нашёл Диогена в Крании (в гимнасии неподалёку от Коринфа), когда тот грелся на солнце. Александр подошёл к нему и сказал: «Я — великий царь Александр». «А я, — ответил Диоген, — собака Диоген».

«И за что тебя зовут собакой?» «Кто бросит кусок — тому виляю, кто не бросит — облаиваю, кто злой человек — кусаю». 

«А меня ты боишься?» — спросил Александр. «А что ты такое, — спросил Диоген, — зло или добро?» «Добро», — сказал тот. «А кто же боится добра?» Наконец, Александр сказал: «Проси у меня чего хочешь».

«Отойди, ты заслоняешь мне солнце», — сказал Диоген и продолжил греться. На обратном пути, в ответ на шутки своих приятелей, которые потешались над философом, Александр якобы даже заметил: «Если бы я не был Александром, то хотел бы стать Диогеном».

По иронии судьбы Александр умер в один день с Диогеном 10 июня 323 года до н. э

Через документ-камеру демонстрируем таблицу (её могут сделать сами учащиеся)

Диоген

Обломов

Не действуют, а философствуют

Живут в своём мире (бочка – и Обломовка или квартиры на Гороховой и Выборгской)

Довольствуются тем, что Бог послал

Отсутствие гордыни

Не взыскуют материальных благ

Не низкопоклонствуют перед сильными мира сего

В. Путь Обломова в какой-то степени напоминает путь послушника, монаха и схимника.

От всякого послушника по вступлении в монастырь требуется прежде и больше всего послушание настоятелю монастыря и тому старцу, который назначается в руководители ему, послушание во всем с отвержением своей воли и разумения.

Послушание есть первая заповедь новоначальным, потому что оно подавляет гордость, рождает смиренномудрие и бывает дверью любви к Богу.

Как Адам пал от гордости, проявившейся в преслушании заповеди Божией, увлек с собой и все потомство свое в бездну погибели, так, напротив, Господь Иисус Христос для спасения людей от грехов и погибели смирил Себя до образа раба, был послушлив Богу Отцу даже до смерти… крестной (Фил.

2, 8) и тем даровал послушным, верующим в Него жизнь вечную. Потому-то последователям Христовым и нужно прежде всего научиться послушанию, которое побеждает диавольскую гордость и служит верным путем ко всякой добродетели.

Главное занятие и главная обязанность у всех монахов с послушниками есть служение Богу, спасение души.

Тогда как миряне большую часть времени проводят в попечении о нуждах тела и общежития или о прихотях и в пустых занятиях и самое малое время посвящают на служение Богу, монахи большую часть времени употребляют на служение Богу.

Этого требует достопоклоняемое величие Божие, верховное владычество Бога над миром (право как Творца и Промыслителя), наша всецелая зависимость от Бога, долг благодарности за получаемые блага, душевная польза, вечное спасение, блаженство наше.

Апостол сказал, что цель монаха есть чистота сердца, а конец – жизнь вечная. Следовательно, все, что может вести к этой цели, то есть к чистоте сердца, с полным усердием и должно исполнять, а что отвлекает от нее, того должно удаляться, как вредного и гибельного.

Для этой цели монахи оставляют родителей, родину, достоинства, богатства, мирские увеселения и все удовольствия, все для этой цели должно делать и желать: в пустыню удаляться, посты, бдения, труды, чтение и прочие добродетели должно совершать, чтобы посредством их хранить сердце чистым от всех вредных страстей и достигнуть совершенства любви, которая состоит в чистоте сердца. Ибо что иное значит не раздражаться, не завидовать, не превозноситься и прочее (см. 1Кор. 13, 4-7), как не то, чтобы иметь сердце совершенно чистое и хранить его от страстных возмущений. Ради них (то есть поста, бдения, чтения и прочего) никак не должны монахи предаваться печали или гневу, негодованию.

Монахи, довольно преуспевшие на поприще деятельной жизни, то есть в очищении себя от пороков и страстей, в исправлении своих нравов, в приобретении смирения и любви, переходят на путь жизни созерцательной, облекаются в великий ангельский образ – схиму, причем снова произносят прежние монашеские обеты, обязываются исполнять их с большей строгостью, больше отрешаются от мира и от всего земного. Они подражают древним отшельникам, которые после довольного подвижничества в общежительном монастыре по желанию более строгого подвижничества уходили в сокровенные места пустыни, одиноко жили в келье в постоянном безмолвии и молитве, в монастырь приходили только в субботу, воскресенье и праздники, приобщались Святых Тайн и после богослужения тотчас возвращались в свои уединенные жилища.

Обломов

Монахи

Отшельничество, отрешение от мира

Жизнь в келье (комнате), скиту

Смирение

Созерцательная жизнь

Чистое сердце

Главное занятие – спасение души

Г. Жизненная позиция Обломова схожа с концепцией Л.Толстого непротивления злу насилием.

«Непротивление» – слово и понятие, которое Л. Н. Толстой (1828 — 1910) ввёл в русский язык в качестве одного из основных постулатов своего религиозно-философского учения («толстовства»), к которому он пришел в 1880-е гг.

Существо своего учения писатель изложил в работах  «Исповедь»(1879 – 1882) и «В чём моя вера?» (1884). Понятие «непротивление» исходит из известной  евангельской заповеди (Евангелие от Матфея , гл.5, ст.39): «…Не противься злому.

 Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую».
Отсюда «непротивленец» — последователь этого учения писателя. 

Данный принцип является основным в христианстве. Его же проповедовал и Лев Толстой. Но первым данный принцип обосновал Сократ. Если тебя ударили по одной щеке, подставь другую. Звучит красиво, но мало кто пользуется этим принципом в жизни. Более того, этот принцип часто обвиняют в потакании злу.

В современной России более в моде адекватные действия, под которыми каждый понимает всё, что хочет. Основным аргументом противников этого принципа является то, что нет реальных людей, которые бы действовали в соответствии с этим принципом. Но такие люди были. Таким был Сократ.

Когда суд приговорил его к смерти, и обстоятельства сложились так, что исполнение приговора было отложено, друзья предложили Сократу бежать. Он отказался. И одним из его аргументов был тот, что он не желает на несправедливый приговор суда отвечать другой несправедливостью- побегом.

Ведь этим своим действием он выступит против законов, которые действуют в Афинах. Сократ предпочел принять смерть, чем изменить принципу непротивления злу насилием.

Когда говорят о непротивлении злу насилием, то забывают, что в данном случае мы имеем дело с тремя сторонами, а не с двумя. Есть обидчик, есть обиженный, и есть сторонний наблюдатель. Обиженный не должен отвечать на обиду, потому что он не может быть объективным.

Очень часто нам хочется на обидные слова ответить оскорблением, на оскорбление ответить ударом, а на удар – убить противника. В средние века был даже особый кодекс, который указывал, как можно компенсировать то или иное оскорбление. Например, удар рукой по лицу можно было компенсировать палочными ударами, а палочные удары – ударами кнута.

Но когда мы видим такие конфликты со стороны, мы к ним относимся более спокойно и справедливо. Вот почему сторонний наблюдатель и должен стать тем, кто противостоит злу. Нигде и никто не говорит, что мы должны оставаться безучастными, когда видим творящееся зло.

Обиженный человек должен простить обиду, потому что жажда мести сжигает душу, но обиду, нанесённую другому человеку, не должны прощать окружающие. Они должны встать на защиту обиженного. Обиженного должно защитить общество. Только в этом случае возможно торжество справедливости.

Сократ ставил знак равенства между законом и справедливостью. Для него то, что не являлось справедливым, не могло быть законом. Трудно с этим не согласиться, но в современном мире законы наполнены совсем иным содержанием.

Ещё Фразимах отмечал, что власть даёт законы, сообразные со своей пользой, а потом объявляет их справедливыми для своих подданных. Поэтому я особо настаиваю на том, что за зло надо платить справедливостью, а не по закону.

Кстати, к этому призывал и Конфуций.

И Лев Толстой, призывая к непротивлению злу насилием, не призывал быть безучастным к злу. Он и сам всегда и везде обличал зло, призывал людей к самосовершенствованию. Он считал, что зло можно победить любовь.

Суммируя всё вышесказанное, можно сделать вывод, что зло можно победить не насилием, а справедливостью и любовью. При этом обращаю внимание на то, что справедливость исключает насилие.

Справедливость подразумевает воздаяние.

Индиец Ганди открыл для себя Льва Толстого. Учение о непротивлении злу насилием, непримиримость к угнетению, мучительные поиски выхода из состояния угнетённости потрясли Ганди. «Россия в лице Толстого дала мне учителя, который предоставил теоретическую основу моего ненасилия», – писал позднее Ганди.

4. Выполняем обобщающие схемы.

ДИОГЕН ДА! СОКРАТ

ОБЛОМОВ

НИЛ СОРСКИЙ (МОНАХ) Л. ТОЛСТОЙ и ГАНДИ

СИЗИФ НЕТ! ЧИЧИКОВ

ОБЛОМОВ

ПЕЧОРИН Л. ТОЛСТОЙ

5. Домашнее задание. Письменная работа по теме «Поиск Обломовым смысла жизни» или «Обломов и Диоген (Нил Сорский, Л.Толстой, Сизиф, Печорин. Чичиков и т.д.)

Самоанализ урока

Второй урок литературы в 10 классе по роману И.А.Гончарова «Обломов». Программное и учебно-методическое оснащение урока:

    • Программа общеобразовательных заведений. Литература. 5-11 классы. Под ред. В.Я.Коровиной. М.: Просвещение, 2009.

    • Литература: 10 кл.:Учеб.: в 2 ч/Ю.В.Лебедев. – М.: Просвещение, 2014

Концептуальный подход. Образ Обломова мыслится как художественная (литературная) иллюстрация концепта «смысл жизни». Художественный образ изучается как культурный феномен, реализующий целую систему смыслов, помогающий формировать у детей целостную картину мира.

Концепт и презентирующие его художественные образы, также как, впрочем, и научные теории воплощают в себе духовно-нравственные ценности народа, — с одной стороны. В этом смысле прав Н.А.Добролюбов в том, что «Обломов – коренной, народный наш тип». С другой, стороны концепты нередко имеют наднациональный, всеобщий характер. Так появляются «вечные образы».

Итак, на уроке образ главного героя романа Гончарова изучается как литературная иллюстрация концепта «смысл жизни». Причём этот образ несёт в себе как национальные, так и наднациональные черты, т.е. становится «вечным образом».

Кроме того, в урок вводится культурологический контекст, существовавший до создания романа или появившийся после его написания. В результате «поле образов» расширяет границы темы, позволяет углубить понимание литературного героя.

Методические и дидактические особенности урока. Межпредметные связи: русский язык, МХК, история. Формирование универсальных учебных действий: поиск и отбор информации, сжатие информации и её обработка с помощью таблицы, обобщение с помощью опорной схемы, синтез и анализ.

На уроке учащиеся работают с текстом, читают по ролям, занимаются словарной работой, расширяя тем самым свой лексический запас, работают в сотрудничестве друг с другом и учителем, составляют таблицы и делают предварительные выводы, показывают выполненные индивидуальные задания, делают обобщение с помощью схемы.

Урок сопровождается презентацией, которая помогает сделать отвлеченную информацию более наглядной.

Источник: https://multiurok.ru/files/urok-24-i-a-goncharov-roman-oblomov-il-ia-oblomov-koriennoi-narodnyi-nash-tip.html

Refy-free
Добавить комментарий