Идеи развития философии

: «Идея развития в философии. Диалектика. Маркс» (стр. 1 из 4)

Идеи развития философии

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

Факультет журналистики

Реферат: «Идея развития в философии. Диалектика. Маркс».

Студентки II курса д/о 201гр.

Футорян А.Л.

Научный руководитель:

Радул Д.Н.

Москва 2004

С О Д Е Р Ж А Н И Е :

§ 1. Обоснование проблемы развития………………………..3

§ 2. Законы развития…………………………………………….6

§ 3. Концепция истории у Маркса…….……..………………12

§ 4. Заключение………………………………………………….15

Библиография………………………………………………….16

§ 1. ОБОСНОВАНИЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ

В философских словарях «развитие» трактуется как качественные, в основном, необратимые, направленные изменения системы. В результате развития возникает новое качественное состояние объекта.

Современная наука исследует сложно организованные саморазвивающиеся объекты — системы, во многих областях разрабатываются специально-научные теории развития. В связи с этим выделяются пороговые механизмы развития.

Организация системы обладает пороговыми состояниями, переход через которые ведет к резкому качественному изменению протекающих в ней процессов, к изменению самой ее организации. Более того, переход от старой организации системы к новой неоднозначен, т. е. возможно целое множество различных новых форм организации.

Этих вариантов столько, сколько новых «каналов» выходит на «перекресток». В характеристике порогового механизма основным является неопределенность путей дальнейшего развития.

Этот принцип носит название принципа дивергенции — расхождения (или размножения) новых форм организации. Чем сложнее система, тем больше вероятность увеличения числа возможных путей ее эволюции (т. е.

дивергенции), а вероятность появления двух развивающихся систем в тождественных эволюционных каналах практически равна нулю.

Это и означает, что процесс развития (самоорганизации) ведет к непрерывному росту разнообразия форм.

Однако, став мерилом качества, идея развития не способна оценить свою телеологическую направленность. Ведь развитие само по себе является весьма неопределенной величиной. Оно не обладает смыслом.

Понятно, что наука не в состоянии дать онтологическую оценку идеи развития, ее категориального смысла. Таким образом, можно определить, что к исходу ХХ века идея развития стала самоцелью.

Приняв облик теории прогресса, идея развития санкционирует глобальную экспансию технократической цивилизации.

Представление об абсолютно совершенном космосе, на которое опиралось античное мышление, исключало постановку вопроса о направленных изменениях, ведущих к возникновению принципиально нового. Идея направленности времени выдвигается в христианстве, которое относит ее лишь к сфере человеческой истории.

Здесь человеческая история характеризуется как процесс падения нравов, заканчивающийся Страшным судом. С возникновение в эпоху Возрождения опытной науки идея линейного направления времени распространяется на природу — формируется представление о естественной истории, т. е. необратимых и направленных изменениях природных объектов.

Это нашло выражение в космогонических гипотезах, а затем в теориях эволюции и биологии.

Конечно, идею развития нельзя рассматривать в отрыве от целей человеческой индивидуальности.

В истории философии и религии есть много ярких характеристик человеческого несовершенного зависимого бытийного статуса. В одной из своих ранних работ Ницше разбирает древнегреческую трагедию как онтологическую систему античности.

Фридрих Ницше предполагает, что греки что-то знали такое, что их вынуждало создавать трагедии, а, следовательно, «бездействовать» переживая ужас бытия. Возможно греки, знали, что сделать ничего нельзя.

Отсюда – рождение трагедии, от пессимизма по отношению к человеческой судьбе.

Фридрих пишет: «Воля, в вечной полноте своей радости, играет сама с собою.

Этот трудно постигаемый первофеномен дионисического искусства делается, однако, понятным прямым путем и непосредственно постигается в удивительном значении музыкального диссонанса; как и вообще музыка, поставленная рядом с миром, одна только может дать нам понятие о том, что следует понимать под оправданием мира как некоторого эстетического феномена»[1].

Продолжая эту традицию и эпатируя читателя, Фридрих Ницше писал: «Человек есть нечто, что должно превзойти.

Что сделали вы, чтобы превзойти его? Все существа до сих пор создавали что-нибудь выше себя; а вы хотите быть отливом этой великой волны и скорее вернуться к состоянию зверя, чем превзойти человека? Что такое обезьяна в отношении человека? Посмешище или мучительный позор. И тем же самым должен быть человек для сверхчеловека: посмешищем или мучительным позором. Вы совершили путь от червя к человеку, но многое в вас еще осталось от червя. Некогда были вы обезьяной, и даже теперь еще человек больше обезьяны, чем иная из обезьян. Даже мудрейший среди вас есть только разлад и помесь растения и призрака. Но разве я велю вам стать призраком или растением? Смотрите, я учу вас о сверхчеловеке!»[2]

Методом превращения человека в бога философом постулируется презрение к современному «ближнему» человеку как принцип, который по закону диалектического отрицания приведет к формированию будущего совершенного «дальнего» человека.

У Ницше любовь к будущему, дальнему человечеству неразрывно связана с ненавистью и презрением к человечеству ближнему, современному; любовь и презрение — две стороны одного и того же чувства.

«И что знают — восклицает Заратустра, — о любви те, кому не суждено было презирать того, что они любят!» Заратустра учил «великому презрению» как источнику нравственного обновления человечества: высшее, что люди могут пережить, есть «час великого презрения, когда им станет отвратительным и их счастье, и их разум, и их добродетель», когда во всем этом они увидят лишь нищету, грязь и жалкое довольство.

Декарта осенила мысль о парадоксальности бытия мышления: его невозможно отрицать. В свое время Декарт обосновал возможности человеческого разума иметь истинное знание. Это доказательство опирается на «силу» сомнения. Мы можем сомневаться в своем существовании, но это как раз и есть факт нашего существования. Это факт нашей жизни.

Наша личная жизнь существует. Декарт как математик больше интересовался вопросом о соотнесенности мира математики и протяженного мира телесности. Тут можно заметить, что свои выводы философ строил исходя из представлений о протяженном мире как мире, существующем по заданным неизменным законам.

Декарту принадлежит заслуга обоснования результативности научных методов.

Но Декарт, кроме человеческого разума и протяженной субстанции, признавал еще Бога, как абсолютно независимую субстанцию. Он определил совершенное существование как существование независимое, существование по собственному желанию, т.е. настоящее свободное бытие.

Его аргументы в защиту человеческого интеллекта послужили отправной точкой для развития европейской науки, направленной на совершенствование человеческого бытийного статуса. Отсюда развитие можно рассматривать во всех аспектах реальной жизни.

Но наше существование – зависимое. Человеческая жизнь – это компромисс между желанием существовать и будущим. «Отдавать себе отчет», «быть прозрачным» — это первая категория нашей жизни, здесь «сам себе» — это не только субъект, но также и мир.

Я отдаю себе отчет о себе в мире — это и есть «жить».

Поэтому у нашей жизни есть прошлое, настоящее и будущее – есть развитие и направленность изменений. О направленности нашего существования Декарт ничего не сказал.

Обосновывая статус человеческого бытия, Ортега-и-Гассет отмечал, что имеется коренное различие между «моей жизнью» и реальностью «бытия», используемой философией. «Бытие» — это нечто общее, что само по себе не претендует на индивидуальные черты. Аристотелевские категории — это категории бытия вообще.

Но «моя жизнь» в приложении к моему случаю или случаю каждого из вас, это идея, которая, разумеется, предполагает индивидуальность, из чего следует, что мы обнаружили редчайшую идею, «общую», но в то же время «индивидуальную». Логике до сих пор не было известно понятие, казалось бы столь противоречивое.

Сам Гегель, который хотел найти нечто подобное, не достиг этого: его «универсальная конкретность» в конечном итоге универсальна, но не истинно, изначально конкретна, не индивидуальна.

Здесь можно вспомнить сложности буддистской концепции пяти скандх и идеи сансары, ведь если нет личности, то нет и перерождения. По буддистской традиции есть только постоянные вспышки соединения скандх. Объяснить неведение из просветленного сознания Пустоты непросто.

§ 2. ЗАКОНЫ РАЗВИТИЯ

Развитие как постижение смысла, постижения своего Я — необходимо человеку. Но в тоже время, обнаруживается множество противоречий при допущении развития. В познании противоречий проверяется мера соответствия человека требованиям Разума. Сложно объяснить способность человека к развитию. Развитие не есть что-то случайное и преходящее в мире.

Оно необходимо, но недостаточно как для бытия, так и для своего собственного существования. Развитие опосредует связи миров. Противоречие становится противоречием, когда осознается человеком. Таким образом, человек обладает не знанием, а противоречием, которое требует разрешения. Появляется проблема разрешения противоречия, проблема способов разрешения.

Проблема появляется как осмысление существования. Но в проблеме выражается состояние мира. Вещи вопрошают о своем бытии.

Описывая это состояние Ортега-и-Гассет писал: «Мир снова стал горизонтом жизни, который, подобно линии моря, напрягает кругом нас свою чудесную тетиву арбалета и заставляет ваше сердце почувствовать себя стрелой, сердце, израненное самим собою, которое вечно болит от скорби или наслаждения. Спасемся в мире — «спасемся в вещах».[3]

Источник: https://mirznanii.com/a/282027/ideya-razvitiya-v-filosofii-dialektika-marks

Идея развития в истории философии

Идеи развития философии

⇐ Предыдущая16171819202122232425Следующая ⇒

Диалектика и метафизика.

3. В мире присутствуют различные типы и виды изменчивости. Самая общая их градация может быть проведена как разделение их на качественные и количественные. Количественные изменения – это прежде всего процессы, связанные с перемещением тел, изменением их энергии и т. п.; качественные изменения связаны с изменением структуры самого предмета.

Такое разделение, конечно, носит относительный характер, так как качественные и количественные изменения взаимосвязаны и обусловливают друг друга.

Внутри качественных изменений, в свою очередь, можно выделить обратимые и необратимые изменения. Примером первых являются изменения агрегатных состояний.

Так, вода переходит при соответствующих условиях в лед, и наоборот. Эти изменения исследуются частными науками.

Философию в первую очередь интересуют необратимые качественные изменения, которые и называются развитием.

Развитие как одну из характеристик бытия изучает диалектика, на основании чего ее часто определяют как учение о развитии. Как атрибут бытия развитие характеризуется рядом фундаментальных черт.

Прежде всего это – всеобщность: развитие имеет место на всех уровнях бытия, хотя и носит разный качественный характер. Вместе с тем высказывается и иное мнение, согласно которому правомерно говорить о всеобщности движения, но не развития, так как не все предметы развиваются.

Например, этот процесс отсутствует в неорганической природе. Однако если исходить из того, что непременным атрибутом развития являются качественные изменения, то утверждение о всеобщности развития представляется справедливым, так как подобные изменения характерны для всех уровней бытия.

Иное дело, что процессы развития на разных уровнях носят различный характер и требуют самостоятельного изучения.

Развитие характеризуется также необратимостью, которая трактуется как появление не существовавших ранее качественно новых возможностей.

Наконец, для развития характерна направленность изменений.

Это означает, что развитие базируется на взаимосвязи элементов системы, а поэтому любые, даже кажущиеся случайными, изменения носят взаимосвязанный характер, т. е.

возникают как результат некоторых взаимодействий и, в свою очередь, порождают другие изменения. Развитие как направленное изменение обеспечивает преемственность между качественными изменениями на уровне системы.

Таким образом, можно сказать, что развитиеэто упорядоченное и закономерное, необратимое и направленное изменение объекта, связанное с возникновением новых тенденций существования системы.

Понятие развития позволяет проследить источники возникновения того или иного явления, его генетическую связь с другими явлениями, а значит, осуществлять прогнозы жизнедеятельности человека, развития общества, мирового политического процесса и т. д.

Древняя философия и наука (натурфилософия, философия природы) не знали идеи развития в точном смысле этого слова, поскольку время тогда мыслилось как протекающее циклически (по кругу) и все процессы воспринимались как совершающиеся по заданной «oт века» программе (возникновение — становление — исчезновение — новое возникновение).

Для античного мировоззрения не существовало проблемы необратимых изменений, а вопрос о происхождении мира в целом и его объектов сводился главным образом к вопросу о том, из чего происходит нечто.

Идея замкнутого, совершенного космоса, лежавшая в основании всего античного мышления, исключала даже постановку вопроса о направленных изменениях, порождающих принципиально новые структуры и связи.

Представления о времени и его направлении меняются с утверждением христианства, выдвинувшего идею линейного (вперед, от сотворения мира) направления времени, которая распространялась им, однако, лишь на сферу духа (души).

С возникновением эмпирической (опытной, экспериментальной) науки нового времени идея линейного направления времени в исследовании природы ведет к формированию представлении о естественной истории, о направленных, и необратимых изменениях, в природе и обществе.

Переломную роль здесь сыграло создание научной космологии (Коперник, Галилей, Ньютон) и теории эволюции в биологии (Дарвин) и геологии. Идея развития прочно утверждается в естествознании и почти одновременно становится предметом философского исследования.

Глубокую ее разработку даёт немецкая классическая философия, в особенности Гегель, диалектика которого есть по существу учение о всеобщем развитии, но выраженное в идеалистической форме (развивается, эволюционирует абсолютная идея, сначала в логике, потом в природе, истории, наконец, в обществе и философии).

Опираясь на диалектический метод (рассмотрение явлений в их противоречивости — тезис и антитезис — и разрешение противоречий в синтезе, являющемся новым этапом развития), Гегель не только показал всеобщность принципа развития (закон перехода количественных изменений в качественные), но и раскрыл его всеобщий механизм и источник — возникновение, борьбу и преодоление противоположностей (в мысли, природе и обществе).

Целостную научную концепцию развития построил марксизм (диалектический материализм). Развитие понимается здесь как универсальное свойство материи, как подлинно всеобщий принцип, служащий также (в форме историзма) основой объяснения истории общества и познания.

Общей теорией развития выступает материалистическая диалектика, главная особенности процессов развития выражает содержание её основных законов — единства и борьбы противоположностей, перехода количественных изменений в качественные, отрицания отрицания.

Диалектико-материалистическое учение о развитии составило философско-методологический фундамент теории революционного преобразования общества.

Перерабатывая и углубляя гегелевскую диалектику, марксизм показал принципиальное различие и вместе с тем органическое единство двух основных типов развития общества — эволюция и революция (на основе вышеуказанных законов диалектики).

Идея развития также была характерной и определяющей для позитивизма XIX-XX веков (Конт, Спенсер, Карнап, Поппер). Здесь было распространено также представление о линейном (прогрессивном) развитии природы и общества (например, в учении о поступательном развитии познания в учении О. Конта, в «законе трех стадий», проходимых человечеством на пути своего интеллектуального развития.

Практика социальных движений XX в.

показала, что общая восходящая линия развития общества есть результат диалектического взаимодействия множества процессов, в которой важнейшая роль принадлежит целенаправленной деятельности народных масс, опирающейся на познание объективных законов истории. Расширились сами представления о развитии как в естественных, так и общественных науках. В XX в. предметом изучения становятся прежде всего внутренние механизмы развития.

В современной науке разрабатываются специально-научные теории развития, в которых в отличие от классического естествознания, рассматривавшего главным образом обратимые процессы, описываются нелинейные, скачкообразные преобразования.

Анализ механизмов развития потребовал более глубокого изучения внутреннего строения развивающихся объектов, в частности их организации и функционирования.

В середине XX в. наметилось известное обособление тех областей знания, которые заняты изучением организации и функционирования развивающихся объектов.

Возникли дискуссии о приоритете структурного или исторического подхода (особенно активно развернувшиеся в исторической науке, этнографии и языкознании, но затронувшие также и биологию), которые нашли свое выражение в идеях такой философской школы XX века, как структурализм (во Франции), уделявшей главное свое внимание анализу статических (синхронических) и динамических (диахронических) структур (в сознании, в литературе, в науке и истории — Клод Леви-Строс, Ролан Барт, Мишель Фуко).

С проблемой направленности развития связано понимание прогресса.

Широкое использование понятий прогресса и целесообразности без уточнения их значения применительно к конкретным системам есть часто не что иное, как желание человека искусственно приписать природе целесообразный характер, некритически навязать ей свои человеческие свойства.

Не следует забывать и о том, что во многих случаях оценка тех или иных изменений как прогрессивных или же, напротив, как регрессивных есть лишь ценностная установка исследователя.

Поэтому, когда пытаются выделить универсальные критерии прогрессивного развития, то такие критерии выглядят либо слишком общими, что позволяет подогнать под них любые изменения, либо, напротив, слишком узкими, описывающими лишь какие-то локальные процессы изменений.

Например, для неорганической природы в качестве подобного критерия предлагается степень усложнения структуры системы, для органической природы – развертывание функциональных возможностей системы и повышение степени ее системной организации. Однако даже эти локальные критерии прогресса на самом деле слишком абстрактны для того, чтобы с их помощью можно было бы достаточно эффективно дифференцировать процессы изменений.

Относительно общества ситуация осложняется еще и тем, что различные попытки определения общественного прогресса локализуются не только самой сферой исследования, но и теми теоретическими моделями, из которых исходят авторы при анализе общества.

Например, с позиции марксистской социальной теории критерием прогресса выступает способ производства, и исходя из этого выстраивается вся цепочка этапов прогрессивного развития общества, идеалом и целью которого является построение коммунизма. Однако при таком подходе возникает немало неувязок.

В частности, оказывается, что построение общества на такой основе может одновременно сопровождаться жесточайшим подавлением свободы личности.

Другие концепции декларируют в качестве критерия общественного прогресса именно свободу личности.

Однако в рамках сообщества свобода личности, во-первых, не может быть абсолютной, а во-вторых, за определенной границей перерастая во вседозволенность, она создает угрозу личности.

Мера свободы, баланс прав и обязанностей человека, допустимая степень государственного регулирования жизни людей – сложнейшие вопросы, не имеющие единого для всех стран и народов решения.

Среди философских теорий развития, принимающих идею прогресса, нужно в первую очередь выделить эволюционистскую модель, выдвинутую Гербертом Спенсером и до сих пор весьма популярную в среде биологов.

В ее рамках обосновывается положение о всеобщей постепенной эволюции природы от простого к сложному, где все системы (неважно, биологические, социальные или ментальные) эволюционируют путем появления новых элементов (дифференциация) и их последующего объединения (интеграция) в рамках новой целостности, переходя, по выражению Спенсера, «от неопределенной бессвязной однородности к определенной связной однородности» до той поры, пока не обретут равновесия с внешней средой, не адаптируются к ней.

Противоположной моделью прогрессивного развития является эмерджентизм. Его с теми или иными вариантами развивали Л. Морган, Д. Александер, Г. Плеснер, А. Бергсон. Суть эмерджентизма заключается в абсолютизации скачкообразного характера развития и несводимости высшего к низшему.

Вновь возникшее качество никаким образом не может быть объяснено из закономерностей функционирования низлежашей ступени. Процесс развития представляет содой как бы ступенчатую лестницу, где пространство между высшей и низшей ступенью ничем не заполнено.

Между ними существует принципиальный онтологический разрыв. Утверждается, что человек в принципе не может предсказать возникновение нового качества, исходя из знания об имеющемся качестве.

В результате в эмерджентных концепциях действительность иногда представляется как система спонтанно образующихся и функционирующих уровней мирового бытия.

Наиболее адекватной формой объяснения развития является диалектическая концепция развития, в основе которой лежат два фундаментальных принципа, неразрывно связанных между собой.

Это – принцип развития, утверждающий, что мир представляет собой развивающуюся реальность, и принцип детерминизма, говорящий о том, что мир представляет собой упорядоченное целое, основанное на устойчивости и взаимосвязанности основных свойств бытия.

Движение и развитие осуществляются по определенным общим законам, которые носят объективный характер. Отрицание объективности и всеобщности таких законов неизбежно приводит к отрицанию развития природы, по которым оно осуществляется.

Но поскольку выше мы обосновывали необходимость и наличие развития, то мы не можем отрицать и законы данного развития, и их неизменный всеобщий характер.

Слово «диалектика»пришло к нам из древнегреческой философии. Его впервые ввел в философию Сократ, который считал, что для постижения истины необходимо разработать искусство спора (dialektike techne).

Этот подход был воспринят и развит Платоном, который разрабатывал технику расчленения и связывания понятий, приводящую к их полному определению.

Аристотель называл диалектиком Зенона Элейского, так как тот анализировал противоречия, возникавшие при попытке мыслить множественность и движение.

Анализ высших родов бытия приводил к выводу, что бытие обладает противоречивыми определениями, поскольку оно едино и множественно, покоится и движется и т.д. Таким образом, для античной философии проблема противоречивости бытия сделалась одной из главных, а обсуждение и решение этой проблемы стало главной задачей диалектики.

Но в дальнейшем, в средневековой философии, диалектику стали истолковывать как формальное искусство спора, как логику, определяющую лишь технику использования понятий. Само бытие было лишено диалектического статуса.

Проблема противоречия, как и в целом проблема развития, были вытеснены из философии. Этот период в философии характеризуется как период господства метафизического (в смысле недиалектического, антидиалектического) метода.

Восстановление диалектики, ее обогащение и развитие происходило особенно интенсивно в немецкой классической философии, главным образом в философии Гегеля.

Наследником гегелевской диалектики как учения о взаимосвязи и развитии, стал диалектический материализм. Диалектика Гегеля получила очень высокую оценку Маркса и Энгельса.

Для диалектической философии нет ничего раз и навсегда установленного, безусловного, святого. На всем и во всем видит она печать неизбежного падения, и ничто не может устоять перед ней, кроме непрерывного процесса возникновения и уничтожения, бесконечного восхождения от низшего к высшему. И сама она является лишь отражением этого процесса в мыслящем мозгу.

В диалектическом материализме обозначается проблема соотношения диалектики объективной и диалектики субъективной.

Объективная диалектика – это диалектика природы и материальных общественных отношений. Субъективная диалектика – это диалектика процесса познания и мышления людей. При этом субъективна она лишь по форме.

Диалектика может быть представлена в следующем виде:

I. Принципы диалектики:

1. Принцип всеобщей взаимной связи.

2. Принцип развития через противоречия.

II. Основные законы диалектики:

1. Закон перехода количественных изменений в качественные.

2. Закон единства и борьбы противоположностей.

3. Закон отрицания отрицания.

III. Категории (неосновные законы) диалектики:

1. Сущность и явление.

2. Единичное, особенное, всеобщее.

3. Форма и содержание.

4. Причина и следствие.

5. Необходимость и случайность.

6. Возможность и действительность.

Разумеется, все части этой системы взаимосвязаны, проникают друг в друга, предполагают друг друга. Принципы реализуются в законах и категориях, но и законы, оказывается, входят в содержание категорий, когда предметы и явления рассматриваются не как постоянно существующие, а как возникающие, развивающиеся, изменяющиеся и преходящие.

Основные законы диалектики, с одной стороны, характеризуют процесс развития, в ходе которого противоречия приводят к разрушению старого и появлению нового качества, а повторное отрицание определяет общее направление процесса развития. Таким образом, формирующиеся в системе противоречия выступают как источник самодвижения и саморазвития, а переход количественных изменений в качественные – как форма этого процесса.

Наличие тех или иных противоречий отнюдь не избавляет от необходимости анализа конкретных ситуаций. В то же время знакомство с философскими категориями позволяет сам этот анализ вести более глубоко, так как многообразие категорий в философской системе свидетельствует о многообразии средств умственного анализа реальности. Противоречия свойственны также и развитию познания.

Закон отрицания отрицания характеризует развитие со стороны изменчивости и в то же время преемственности, что и определяет направление развития. Здесь прежде всего надо отметить, что в диалектике отрицание понимается не как простое уничтожение объекта внешними силами, а как самоотрицание, составляющее условие развития.

Диалектика преодолевает, включая в себя, два типа представлений о процессе развития. Одно представляет развитие в виде стрелы и утверждает, что в процессе развития всегда появляется что-то совершенно новое и нет никакого повторения старого.

Другое – в форме кругового движения и утверждает, что в процессе развития есть лишь повторение того, что уже было когда-то.

Снятие этих представлений приводит к образу спирали и к утверждению, что в процессе развития отдельные черты, стороны, свойства развивающихся объектов утрачиваются навсегда, но другие – повторяются на новых витках спирали, на новом уровне развития.

Таковы некоторые характеристики основных законов диалектики.

Диалектику и метафизику принято считать важнейшими из методов, используемых философией для познания мира.

Собственно они являются совокупностью различных приёмов, применяемых при познании, однако эти методы обуславливаются общими мировоззренческими представлениями о мироздании.

Противоположность диалектического и метафизического методов можно проследить на протяжении всей истории философской мысли. Термины «диалектика» и «метафизика» являются многозначными и за время своего существования претерпели определённую эволюцию.

Термин «метафизика» («то, что после физики») сначала был введён издателями сочинений Аристотеля для обозначения его работ по философии, поставленных в корпусе его трудов после сочинений о природе («физике»).

Долгое время под метафизикой понималась философия, исследующая первые, главные принципы и основания бытия, которые постигались умозрительно. Вплоть до XVIII в. слова «метафизика» и «философия» практически совпадали.

В трудах философов рубежа XVIII-XIX веков в связи с критикой прежней философской мысли слову «метафизика» было придано отрицательное значение. Теперь метафизикой стали называть те черты прежней философии, которые уже не соответствовали новому уровню развития философской мысли, и которые, следовательно, необходимо отбросить. Так, И.

Кант критиковал метафизику как учение о Боге, душе и мире за то, что она не может дать достоверного знания, и требовал её замены трансцендентальным изучением способностей человека. Г. Гегель считал метафизикой свойственный прежней философии несовершенный метод изучения мира, не видящий бесконечной изменчивости мироздания.

Наконец, позитивисты стали называть метафизикой любые утверждения, не обоснованные эмпирически, не опирающиеся на опыт и не подкреплённые фактами, считая понятую именно таким образом метафизику основным препятствием на пути научного познания.

Основоположниками метафизической традиции в истории философии признаются представители Элейской школы античной философии – Парменид и Зенон Элейский.

Элеаты выдвинули тезис о полной неподвижности мироздания, иллюзорности всякого изменения и необходимости умозрительного исследования основных элементов бытия.

У всех последующих выдающихся философов элементы метафизического и диалектического подходов в той или иной степени сочетались

Основная противоположность диалектического и метафизического метода заключается в том, что диалектика делает акцент на непрерывном развитии бытия, коренящемся во всеобщей изменчивости мироздания и его противоречивости. Сторонники диалектического метода признают наличие в мире качественных изменений.

Представители же метафизики предлагают рассматривать вещи в статическом состоянии, в большей или меньшей степени игнорируя их развитие.

Если сторонники метафизики и признают движение, то понимают его или как нечто циклическое (теория круговорота) или исключительно как механическое перемещение, количественное увеличение или уменьшение без качественного преобразования.

Существуют разногласия между представителями диалектического и метафизического методов по вопросу об источнике развития. Диалектика признаёт подобным источником внутреннюю противоречивость любых объектов мироздания и их систем. Источником развития считается борьба и единство противоположностей имплицитно присущих каждому объекту.

Сторонники метафизического метода утверждают, что главным источником развития следует считать внешнее воздействие на объект со стороны идеального начала (данный Богом материи «первотолчок») или воздействие других материальных объектов по законам механики.

Также стоит отметить стремление диалектики изучать все объекты в их взаимосвязи между собой. Вещи рассматриваются не изолированно друг от друга, а во всём богатстве взаимоотношений. Метафизики же, стремясь достичь чистой сущности объекта, абстрагируются от всех взаимосвязей, присущих ему, как бы помещая его в некий вакуум.

Однако подобная попытка добиться познания объекта без учёта его взаимосвязей с другими объектами не позволит в конечном итоге адекватно познать объект, создаст лишь его бледный образ, абстракцию. Диалектика стремится познать объект во всём богатстве его проявлений, обусловленных его взаимоотношениями с окружающим универсумом.

Метафизика также замечает наличие в мироздании противоположностей, однако она имеет тенденцию к одностороннему противопоставлению этих противоположностей. Никаких взаимопереходов, промежуточных степеней, градаций метафизика не признаёт.

Диалектика же предлагает рассматривать не просто противоположности в их статическом противопоставлении, а в их взаимодействии и взаимопереходе через бесконечное множество промежуточных ступеней, что соответствует представлению о постоянной изменчивости.

Так, метафизики постулируют наличие и противопоставление добра и зла, красоты и безобразия, истины и заблуждения. Диалектики кроме этого замечают также множество переходных ступеней, где добро и зло могут быть представлены в различных соотношениях в моменты перехода от добра к злу и наоборот.

Г. Гегель считал метафизику низшей ступенью логического, опирающейся на рассудок, и соответственно метафизический метод является несовершенным, не дающим представления о мире в разнообразии его качеств и свойств.

Диалектику же Гегель объявил высшей ступенью логического, основой которого является разум как высшая познавательная способность человека. Будучи, убеждённым сторонником диалектического метода, Гегель выступал за применение именно этого метода при изучении философией и науками всех объектов реальности и мироздания в целом.

Диалектический метод позволяет познать мир намного глубже и разносторонне, чем это доступно средствам метафизики.

⇐ Предыдущая16171819202122232425Следующая ⇒

Дата добавления: 2016-11-02; просмотров: 2844 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов

Источник: https://lektsii.org/8-95755.html

Философские идеи развития

Идеи развития философии

Понятие развития является одним из важнейших в диалектической картине мира. Проблема развития – это, прежде всего, проблема развития систем. Поэтому для прояснения категории и сущности развития следует остановиться на понятии системности и связанном с ним понятии системы.

Системность является таким же неотъемлемым свойством материального бытия как пространство, время, движение. Системность означает преобладание в мире организованности над хаотичными изменениями.

Хаотичные изменения происходят не самостоятельно, а всегда оказываются включёнными в оформленные образования и подчиняются в конечном счёте действию частных и общих законов. Неоформленность изменений в одном каком-то отношении оказывается упорядоченностью в другом.

Организованность присуща материи в любых её пространственно-временных масштабах.

В последние десятилетия в связи с изменением представлений астрофизиков о галактиках стал интенсивно обсуждаться вопрос о крупномасштабной структуре Вселенной.

Выдвинуто предположение о том, что в наиболее крупных масштабах Вселенной вообще отсутствует всякая структура. С другой стороны, в более мелких образованиях существует огромное разнообразие структур.

Однако такая идея встречает справедливые возражения. Для решения этого вопроса необходимо уточнить понятие структуры.

& Структурностью называют внутреннюю расчлененность

материального бытия.

Развитие науки связано с постоянным обнаружением всё новых и новых структурных образований.

Если раньше взгляд на Вселенную замыкался галактикой, затем расширялся до системы галактик, то теперь изучается Метагалактика как особая система со специфическими законами, внутренними и внешними взаимодействиями.

Представление о структурности шагнуло до масштабов 20 млрд световых лет (1028см). Речь здесь идёт не о гипотетической структурности, а о системности Вселенной, устанавливаемой средствами современной астрофизики.

Последние научные данные говорят о том, что неорганическая природа – это самоорганизующаяся система, состоящая из развивающихся и взаимосвязанных систем различного уровня сложности. Материальный мир во всех своих масштабах обладает формообразующей активностью. Бесструктурной материи не существует.

Каждый структурный уровень материального бытия образуется из множества объектов какого-либо класса и характеризуется особым типом взаимодействия между составляющими его элементами.

Неорганическая природа имеет следующую последовательность структурных уровней: субмикроэлементарный – микроэлементарный – ядерный – атомарный – молекулярный – уровень макроскопических тел различной величины – планеты – звёздно-планетные комплексы – галактики – метагалактики.

Живая природа тоже структурирована. В ней выделяют уровни биологических макромолекул – клеточный – микроорганизменный – органы и ткани организма – популяционный – биоценозный — биосферный. Общей основой жизни является органический метаболизм (обмен веществом, энергией и информацией с окружающей средой). На каждом уровне метаболизм имеет свою специфику.

Социальная действительность в структурном аспекте представлена индивидами – семьями – коллективами и малыми социальными группами – классами – национальностями и нациями – государствами – обществом в целом.

Таким образом, каждая из трёх областей материальной действительности образуется из ряда специфических структурных уровней, которые находятся не в беспорядочном наборе в составе той или иной области действительности, а в определённой связи и упорядоченности. Закономерности новых уровней специфичны, несводимы к закономерностям других уровней. Структурное многообразие, т.е. системность, является способом существования Вселенной.

Исходным понятием в представлении бытия как структурно упорядоченного образования выступает понятие «система».

Можно выделить около сорока определений понятия «система», которые являются наиболее распространёнными в современной литературе. Один из основоположников общей теории систем Берталанфи определил систему как комплекс взаимодействующих элементов. Элементом при этом называют неразложимый при данном способе рассмотрения компонент системы.

Если в качестве примера рассмотреть человеческий организм, то его элементами будут нервная система, сердечно-сосудистая, опорно-двигательная и т.д., но не отдельные органы и ткани. Каждый из элементов живого организма, в свою очередь, будет состоять из каких-то элементов. Внутриклеточные образования, например, являются подсистемами клеток, но не организма в целом.

По отношению ко всему организму они будут являться компонентами, но не элементами.

Понятие «подсистема» используется для анализа сложноорганизованных систем. Они объединяют в себе разные части (элементы) системы.

Являясь элементом системы, подсистема, в свою очередь, оказывается системой по отношению к составляющим её элементам. Таким образом, понятия «система» и «элемент» могут переходить друг в друга.

Поэтому эти понятия относительны. С этой точки зрения весь материальный мир является бесконечной системой систем.

В теории систем важным понятием является также понятие «структура».

& Структурой называют совокупность устойчивых отношений

и связей между элементами.

В структуру включается общая организация элементов, их пространственное расположение, связи между этапами развития.

Качество системы определяется и входящими в систему элементами и её структурой, но определяющая роль принадлежит элементам. Структура – это отношения, а «чистых» отношений, отношений без носителей не существует.

Прежде чем возникают отношения, должны существовать элементы, между которыми эти отношения могут сформироваться. Элементы определяют и сам характер связи внутри системы. Природа и количество элементов обусловливают способ их взаимосвязи, то есть структуру.

Элементы выступают носителем связей и отношений, которые характеризуют систему. Таким образом, качество системы определяется, во-первых, элементами (их природой, свойствами, количеством) и, во-вторых, структурой, то есть их связью и взаимодействием.

Элементы сами по себе вне их взаимоотношений не существуют так же, как не существует «чистых» отношений, структур. Любая система представляет собой единство элементов и структуры.

Все системы, существующие в природе или обществе, неравнозначны по многим параметрам. Выделяют два больших класса систем: суммативные и целостные.

Суммативными системами является куча камней, песка или поленица дров, толпы людей на улице или пассажиры общественного транспорта.

Элементы суммативных систем совершенно самостоятельны и достаточно независимы друг от друга и от системы в целом. Связи между элементами таких систем в основном внешние, несущественные, случайные.

Качество такой системы можно определить как сумму качеств (или свойств) составляющих систему элементов.

Но такие образования не являются полностью бессистемными. Между их элементами всё же существуют некоторые связи и взаимодействия, которые объединяют данные элементы именно в конкретную совокупность.

Например, пассажиров автобуса объединяет то, что они следуют одним маршрутом, дрова в поленице уложены определённым образом и если вытащить одно — два полена, то вся система разрушится.

Однако к элементам таких систем можно добавить новые или исключить из системы некоторую её часть, не изменяя при этом систему качественно. То есть система в таком случае будет меняться только количественно, но не качественно.

Второй класс систем – целостные системы. В целостных системах существование системы зависит от каждого элемента. То есть из неё нельзя убрать ни один элемент, не изменяя при этом качественно всю систему. В таких системах не только система в целом зависит от каждого элемента, но и элементы зависят от системы и её свойств.

Внутренние связи между элементами в целостных системах значительно стабильнее внешних. Качество системы в данном случае отличается от качества и свойств входящих в систему элементов. Например, свойства водорода (Н) и кислорода (О2), отличаются от свойств воды (H2O), в состав которой они входят.

Водород и кислород, объединяясь в молекулу воды, образуют новое (системное) качество, которого не было у них, когда они существовали по отдельности.

Целостные системы представляют собой большой класс, который можно подразделить на различные типы по различным основаниям:

— по характеру связи между частями и целым выделяют неорганические и органические системы;

— по отношению к движению – статичные и динамические;

— по видам изменений – нефункциональные, функциональные и развивающиеся;

— по характеру обмена со средой – открытые, закрытые, изолированные;

— по степени организации – простые и сложные;

— по характеру происхождения – естественные, искусственные и смешенные (человек – машина; наблюдатель – прибор – объект).

Неорганические и органические системы. Примерами неорганических систем являются: солнечная система, молекулы, атомы, часы, автомобиль или любой механизм.

Неорганические системы могут быть нефункциональными или функциональными. Например, горные системы, кристаллы – это нефункциональные системы, а часы, автомобиль – функциональные.

В функциональных механических системах имеется комплекс самостоятельно существующих элементов.

Характер связи между элементами в механической функциональной системе является внешним, так как взаимодействие элементов не вызывает изменение внутреннего состояния частей и их преобразования. Взаимодействие частей происходит под влиянием внешних сил.

Любая часть в механизме выполняет определённую функцию и зависит от целого, от других частей и от их взаимодействия. Поломка какой-то одной части может повлечь за собой нарушение функций всей системы в целом.

В органических системах отношение частей и целого несколько иное. Самым характерным примером органических систем являются все живые организмы (в том числе организм человека) и общество. В неорганических и суммативных системах части могут существовать без системы и при этом они сохраняют свою функциональную способность.

Любой механизм (часы, автомобиль, станок) можно разобрать на отдельные части, а затем собрать и он будет функционировать как прежде. В органических системах части существуют только в составе целого. Вне органической системы её части разрушаются (срезанные цветы, листок, сорванный с дерева, со временем увядают и засыхают).

Открытые и закрытые системы различаются по характеру взаимосвязи со средой. Между замкнутой системой и средой происходит только обмен энергией, но не веществом.

Открытые системы существуют в условиях постоянного обмена веществ и энергией со средой. Они существуют только благодаря своей постоянной взаимосвязи со средой.

Вне системы открытые системы существовать не могут, они разрушаются и погибают (например, рыбка, выловленная из воды).

Среди названных типов систем только открытые системы обладают способностью развития.

& Развитие можно определить как процесс изменения,

который характеризуется устойчивыми тенденциями

при сохранении системного качества.

Сущность процесса развития[6] заключается в целенаправленном накоплении информации с последующей её упорядоченностью и структурированием. Информация в систему поступает из внешней среды и приводит систему в активное состояние, что и становится причиной развития системы.

Истоки активности системы связаны с целевой функцией системы и отклонением её от нормы. Под воздействием информации, поступившей из внешней среды, в системе возникает отклонение от нормы. Это приводит систему в активное состояние для возвращения её к норме, чтобы сохранить свою целостность.

Без отклонения нет развития [6].

Система вне среды не может быть активной, так как только взаимодействие со средой, возникающее в результате этого отклонения и противоречия создают необходимое условие активности системы, её самодвижение в направлении самосохранения.

Любая упорядоченность возникает в результате какого-то воздействия среды на систему. Приспосабливаясь к изменяющимся условиям, система накапливает полезную для себя информацию и повышает уровень своей организации. Биологи считают, что содержащаяся в организме структурная информация вводится окружающей средой и её изменение (саморазвитие) обусловлено в основном длительным влиянием среды.

Таким образом, развиваться с качественными изменениями, с возрастанием уровня организации способны только открытые системы, в которых каждый процесс является единством самообусловленности и внешней обусловленности.

Однако развитие может осуществляться и в противоположном направлении, когда система не справляется с поступающей извне информацией. В таком случае происходит снижение уровня организации системы.

В понимании развития можно выделить три основных аспекта его изучения.

Первый аспект предполагает рассмотрение уровней организации развивающихся систем. В этом смысле развитие можно определить как повышение степени целостности систем, сменяющих друг друга в процессе развития.

Примером могут служить общественно-экономические формации, выделенные Марксом в процессе исторического развития общества.

Каждая формация рассматривается как более высокий уровень развития, а сама общественная история как прогрессивное восхождение от более низкого уровня организации (первобытности) к более высокому (феодализму, капитализму и т.д.).

Именно такой подход к пониманию развития представлен в книге Р.Ф. Абдеева «Философия информационной цивилизации» [6], на материал которой мы опирались в изложении механизма и сущности процесса развития.

Второй аспект связан с изменением субстрата развития, то есть того, что развивается. Здесь большую роль играют те скрытые предпосылки и тенденции развития, которые заключены в самой системе. Анализ субстрата развития позволяет выделить внутренние возможности системы к прогрессивному развитию или же какие-то внутренние ограничения для дальнейшего развития.

Третий аспект – это изучение самого процесса развития, его структуры, то есть обнаружение составляющих процесса развития. Под такими элементами понимают:

— отдельные стороны или «русла» процесса;

— последовательные фазы, стадии, этапы, периоды развития;

— элементарные изменения.

Далеко не все изменения можно рассматривать как развитие. Развитием являются только те изменения, в которых существует определённая направленность, тенденции к дальнейшим изменениям, в ходе которых проявляются необратимые состояния.

В общем виде направленность развития проявляет себя в рамках круговорота материального бытия. Круговорот по своей структуре выступает как сочетание направленности и цикличности, как единство прогресса, регресса и круговых движений.

& Под направленностью развития понимают определённую

тенденцию в изменении системы.

Эта тенденция связана, прежде всего, с необратимыми изменениями системы либо в сторону повышения уровня своей организации (прогресс) либо в сторону понижения этого уровня (регресс).

Направленность развития не сводится только к определению его направления: прогрессивного, регрессивного или в рамках одной плоскости. Направленность понимается значительно шире и включает в себя установление причин и определяющих факторов, обусловливающих развитие именно в данном направлении, а также вопрос о целенаправленности или телеономичности развития.

Таким образом, в самом общем смысле направленность понимается как необратимая последовательность чередования состояний развивающейся системы.

В процессе развития большую роль играет преемственность, которая выражается в связи нового со старым, и переносе некоторых сторон, качеств из старого в новое.

Преемственность занимает ведущее место в исторических связях различных этапов развития системы. Она выступает результатом единства взаимодействия необратимости и обратимости, которые неотделимы друг от друга. Чем более сложный и долгий путь развития проходит та или иная система, тем в меньшей степени проявляется вероятность полной обратимости.

Но для отдельных элементов системы такая вероятность сохраняется и даже может возрастать. Вероятность повторения и сходства уменьшается по мере прогрессивного усложнения систем. Чем дальше находится ступень развития от исходного состояния, тем меньше вероятность возврата. В этом состоит суть необратимости как атрибутивного свойства процесса развития.

& Необратимость развития – это устойчивость преобразо-

ваний, сохранение качественно нового в объективном

процессе развития.

Необратимость является одной из существенных черт развития. По отношению к направленности необратимость или обратимость выступают предпосылкой. Необратимость представляет собой возникновение и сохранение чего-то нового в существующей системе. Однако возникновение нового неправомерно отождествлять с прогрессом.

Результаты развития и достигнутый уровень организации накладывают определённые ограничения на возможности выбора направлений дальнейших изменений, а это, в свою очередь, может привести к регрессу или тупику в развитии. Так, например, сложившаяся структурная организация живого организма (наличие или отсутствие крыльев, плавников, скелета и т.д.

) ограничивает возможности дальнейшей эволюции заданными рамками направленности.

Процесс развития различных систем можно классифицировать по типам и формам.

Понятием «типы развития» обозначают различные процессы развития как изменений вообще. Такими типами являются:

— индивидуальное развитие;

— исторические изменения;

— круговороты как моменты исторического развития.

Понятием «формы развития» обозначают различные виды и формы исторического развития. Формами развития являются:

— прогресс;

— регресс;

— необратимые изменения в рамках одного уровня организации;

— поли- и изоморфизмы исторического развития.

Более всего к настоящему времени изучены типы, формы и направления (тенденции) развития в живой природе.

Индивидуальное и историческое развитие или онтогенез и эволюция. Индивидуальное развитие – это процесс воспроизведения некоторых качеств и свойств живой системой, который отличается жёсткой запрограммированностью. Особенностью таких систем является высшая степень целостности.

Это ограничивает их возможности в развитии за счёт обновления элементарного состава и других свойств. Носителем исторического развития (эволюции) являются системы популяционного типа, которые обладают возможностью к существованию в течение неопределённо длительного времени.

Организация таких систем достаточно мобильна и допускает изъятие отдельных элементов из её состава или замену на новые элементы.

Эти два типа развития принципиально отличаются друг от друга. Эволюция представляет собой процесс стохастический (вероятностный), а онтогенез (индивидуальное развитие) запрограммирован в генетическом коде, передаваемом по наследству. Индивидуальное развитие – это воспроизведение видового качества, а историческое развитие предполагает изменение этого качества.

Основные направления исторического развития живых систем. Этими направлениями являются: прогресс, регресс и стагнация (необратимые изменения в рамках одного и того же уровня сложности).

Все эти направления равнозначны. Они имеют естественные причины и обеспечивают выживание системы. Однако по своей значимости для дальнейшего развития они далеко не одинаковы.

Прогрессивное развитие живых систем предполагает их усовершенствование, усложнение организации и расширение возможностей дальнейшего развития. Весь процесс развития неправомерно отождествлять с прогрессом. Регресс и стагнация тоже являются самостоятельными направлениями.

Они обладают всеми необходимыми чертами развития: необратимые преобразования, образование нового качества и др.

Поли- и изоморфизмы в историческом процессе. Формы исторических изменений возможно выделять не только в соответствии с уровнем организации, но и по структуре самих путей развития: дивергенцию, конвергенцию и параллелизм.

Дивергенция – это расхождение признаков организмов в процессе эволюции, основой которого является естественный или искусственный отбор.

Конвергенция – обратный дивергенции процесс приобретения живыми организмами схожих структур в строении неродственных организмов.

Параллелизм проявляется в структурно-функциональном сходстве некоторых живых организмов (например, строении глаза головоногих моллюсков и высших позвоночных).

Существует определенный изоморфизм в развитии сложных систем не только на биологическом уровне, но и в обществе, науке, технике.

По всей видимости, в реальном процессе развития есть некоторые структурные принципы, которые ограничивают разнообразие возможных путей развития.

Самыми распространёнными формами направленных исторических изменений являются прогресс, регресс и необратимые качественные изменения в одной плоскости (без изменения уровня организации).

Прогресс представляет собой такое направление развития, которое характеризуется накоплением структур и функций системы, увеличивающих относительную независимость системы от окружающей среды, повышающих уровень её организации и расширяющих перспективы развития в будущем.

Развитие в одной плоскости означает такое направление, которое является частичным усовершенствованием системы, не изменяет уровень её развития и сохраняет возможности развития, равноценные исходным. Частным случаем такой формы развития является специализация. Однако специализация противоречива по своему характеру.

С одной стороны, она означает усовершенствование какой-либо функции или элемента системы, с другой стороны, она является приспособлением к узкой среде. В этом смысле она противоречит прогрессу и означает ограничение перспектив дальнейшего развития.

В первом случае специализация выступает как фаза усовершенствования, а во втором – как самостоятельное направление развития, означающее сужение адаптивных возможностей.

Регресс – это направление развития в сторону уменьшения некоторых элементов системы или понижение уровня организации системы в целом. Регресс может проявляться как частный и как общий.

Частный означает утрату системой некоторых свойств, качеств, структур, функций с сохранением общей прогрессивной тенденции развития.

Общий регресс означает такие изменения системы, которые приводят к снижению уровня её организации.

Для сохранения общей прогрессивной тенденции развития необходимо постоянное преодоление односторонности. Это относится не только к биологическим системам, но и ко всем развивающимся системам в целом. Например, когда человек не допускает плюрализма мнений, его мышление характеризуется односторонностью, останавливается в своём развитии, а затем начинает регрессировать.

В процессе развития, как правило, прогрессивное направление не осуществляется в «чистом виде». Оно обычно переплетается с другими направлениями. Причем тенденции развития, его направление могут меняться, переходить друг в друга.

Источник: https://megaobuchalka.ru/3/35962.html

Идея развития в философии

Идеи развития философии

Развитие является основным предметом изучения. Познание законов развития дает возможность управлять процессами развития, изменять мир в соответствии с объективными законами и потребностями человеческой цивилизации.

Развитие связано только с конкретными материальными или духовными системами: развивающейся системой может быть отдельный организм, Солнечная система, общество, теория и т.п. Вне конкретных систем нет никакого развития. Развитие разнопланово, многоуровнево и многоэтапно.

Таковы основные признаки развития: 1) качественный характер изменений, 2) их необратимость и 3) направленность. Ни один из этих признаков не является, как мы видели, достаточным для определения развития. Недостаточны и какие-либо два из них.

Развитие — это направленные, необратимые качественные изменения системы.

Остановимся на рассмотрении некоторых основных концепций развития («моделей диалектики»).

Одной из первых в истории философии была классическая модель диалектики, представленная трудами немецких философов XVIII — XIX веков — Канта, Фихте, Шеллинга, Гегеля. Это была рационалистическая, логико-гносеологическая модель диалектики. Г. Спенсер провозглашал и обосновывал положение о всеобщей постепенной эволюции всей природы.

С его точки зрения, в основе всеобщей эволюции лежит процесс механического перераспределения частиц материи, а сама эволюция идет в направлении от однородности к разнородности, от разнородности к еще большей разнородности.

Основной недостаток такой концепции — не в отрицании скачков вообще, а в отрицании скачков взрывообразного типа, каковыми являются в живой природе мутации, а в социальной действительности — политические революции. В западно-европейской философии сформировалась еще одна концепция, называемая «творческий эволюционизм», или «эмерджентизм».

Во-первых, признается «взрывообразный», быстрый скачок. Во-вторых, новое качество выступает результатом внутренней «творческой силы». В-третьих, несводимые друг к другу более высокие ступени не могут быть предсказаны исходя из начальных качеств. В-четвертых, образуется система уровней эволюции, сформировавшихся в итоге внезапных скачков.

Сторонники эмерджентной трактовки развития подменяют реальную, онтологическую характеристику процесса возникновения нового качества познавательной его характеристикой. главная ее черта — абсолютизация скачков в развитии, причем скачков интегративных, взрывообразных. Со второй половины XIX столетия все большее значение в науке стала иметь еще одна концепция — «натуралистская».

Это — диалектика естественнонаучных материалистов. Наиболее яркое представление о стихийно-диалектической концепции развития дает эволюционизм Ч.Дарвина. Наряду с глубокими идеями, касающимися развития, дарвиновская концепция фактически соотносилась с частно-научным понятием «эволюция», а не с всеобще-философским понятием развития. Антропологическая модель развития.

Наука подвергается резкой критике за рационалистическо-негативное воздействие на духовность человека и за «приписывание» диалектики природе. Один из виднейших представителей экзистенциализма Ж.-П. Сартр считает, что природа есть сфера действия «аналитического разума», в ней действует механистичность. Диалектика — только в тотальности человеческого духа, в его противоречивом динамизме.

Теория равновесия начала складываться с XVII в. в целях объяснения общества. Ее главной идеей было представление об обществе как равновесной системе, все части которой сбалансированы между собой. Основные положения теории равновесия: 1. Равновесие абсолютно (в том смысле, что оно является преобладающим состоянием систем); борьба относительная. 2.

Равновесие лишено противоречий; это положительное состояние; противоречия и борьба негативны, вредны для системы; 3. Нарушение равновесия происходит под воздействием внешних сил. 4. Преодоление противоречий осуществляется за счет приспособления системы к внешней среде, что обеспечивает «нейтрализацию» противоположностей и новое равновесие. 5. Развитие идет по формуле: Равновесие — Неравновесие — Равновесиег.

В современной западной социологии существует так называемая теория конфликта. В этой теории речь идет прежде всего о конфликтах поколений, наций, этнических, профессиональных групп и так далее, которые объявляются вечными. Главным источником конфликтов, по Р.

Дарендорфу, является неизбежная в обществе система управления с ее господством и подчинением. Конфликт — неотвратимый процесс. Конфликт существует для того, считает он, чтобы удовлетворять «потребности» системы в изменениях. Другой представитель этой концепции Л. Козер критикует Р.

Дарен-дорфа за то, что тот не придает должного значения позитивным функциям конфликта. С его точки зрения многие процессы, которые, как обычно считается, разрушают систему, при определенных условиях укрепляют основы интеграции системы, а также ее приспособляемость к окружающим условиям. Диалектико-материалистическая концепция.

Ее основоположниками являются К. Маркс и Ф. Энгельс (здесь стандартно – борьба классов, развитие техники и т.п.).

Законы развития

а) Закон диалектического синтеза. В процессе прогрессивного развития каждая ступень, являющаяся результатом двойного отрицания-снятия, является синтезом предыдущих ступеней и воспроизводит на более высокой основе характерные черты, структуру исходной ступени развития.

б) Закон перехода количества в качество. Закон перехода количества в качество выражает такую взаимозависимость характеристик материальной системы, при которой количественные изменения на определенном этапе приводят к качественным, а новое качество порождает новые возможности и интервалы количественных изменений.

в) Закон диалектической противоречивости, закон единства и борьбы противопольжностей.

Рассмотренные выше законы диалектики с трех различных сторон характеризуют развитие: закон диалектической противоречивости — источник, импульс развития; закон перехода количества в качество — механизм возникновения новых качеств; закон диалектического синтеза — характер и форму прогрессивно направленных изменений.

Источник: https://studopedia.su/14_43944_ideya-razvitiya-v-filosofii.html

Реферат: Идеи развития философии

Идеи развития философии

Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова

Реферат

На тему: Идеи развития философии.

Диалектика. Сократ.

Выполнила студентка 2 курса дневн. отделения гр. 201 Сафина М.

Научный руководитель:

Радул Д. Н.

Большинство философов самых разных направлений высказывают мысль о том, что родиной философии является Греция VII-VI вв. до н. э. К. Маркс писал о том, что «греки навсегда останутся нашими учителями». И это не вызывает никаких сомнений.

Древняя греческая философия — общепринятый духовный исток современной философии, всей европейской культуры.

Одной из важнейших особенностей древнегреческой культуры была её ориентация не столько на религию, как это имело место, например, в Египте и Индии, а на мифологию. Правдивы предположения о том, что не случайно именно греки стали основателями философии, поскольку благодаря отсутствию религиозного фундаментализма они в своём творчестве оказались свободнее, чем древние египтяне и индийцы.

Именно Древней Греции философы, число которых увеличивалось, а деятельность которых становилась всё более профессиональной, могли противостоять политическим и религиозным властям. Становлению философии в греческом мире способствовали достигнутые греками в городах-государствах политические и религиозные свободы.

Чем основательнее становилась мифология, тем больше она трансформировалась в философию.

Для возникновения философии в Древней Греции особое значение имеет «перезрелость» её мифологии.

Однако, с развитием греческого общества — с появлением гражданского общества, с ростом городов, с развитием торговли, с развитием трудовых отношений — для человека, который уже всю свою жизнь подчинил законам разума, решение главных для него вопросов судьбы, счастья, свободы на основе мифологических образов представлялось уже неубедительным. Миф уже престал отвечать запросам человека, реально живущего в мире общего; он не утешает, не даёт надежду, не стимулирует социальную активность, не содержит ответов на все вопросы, наконец. Возникает настоятельная потребность всеобщее, закономерное, разумное обнаружитьв самой основе мира.Философия и есть та самая новая форма ответа на коренную «бытийную» потребность человека. Философ оказывается той фигурой, которая стоит между мифологическим прошлым и будущим человека, строящего жизнь на рациональной основе.

На этой основе рождающееся философское мышление открыто признает свои истоки: у греков не было иного материала, кроме старых мифов, собственной наблюдательности и здравого смысла.

Возникновение философии — сложное взаимодействие изменившихся социальных и индивидуальных потребностей и возможностей их реализации.

Изобретение слова «философия» легенда приписывает Пифагору. В переводе с греческого это слово обозначает любовь к мудрости.

В истории греческой философской мысли принято выделять три основных периода. Первый период — формирование греческой философии (VI в. до н. э.), философия так называемых «досократиков».

Второй период — расцвет греческой философской мысли (V-IV вв. до н. э.), в центре его находится философия Сократа и его последователей, Философия Платона и Аристотеля. Третий период — закат и затем упадок (III в. до н. э.

— V в. н. э.), греко-римская философия.

Формирование греческой философии связано с именами философов из Ионии (Малой Азии, ныне территории Турции). Философия первоначально возникла там, где было больше свободы, — в городах, основанных греками в их колониях.

Первых философов интересует начало всего существующего, каковым считается либо одна, либо несколько стихий. Фалес из Милета основой всякого бытия считает воду. Его сограждане Анаксимен и Анаксимандр — соответственно воздух и апейрон, некоторое беспредельное и вечное начало.

Гераклит из Эфеса в качестве первоначальной стихии принимает огонь. Вода Фалеса, воздух Анаксимена, апейрон Анаксимена и огонь Гераклита выступают в качестве субстанций, т. е. того, что, по определению, не нуждается в объяснении.

Все, кроме субстанции, должно быть объяснено как возникающее посредством её превращений.

Первые философы придумали особый метод интерпретации явлений, который правомерноквалифицируется как философский. Первых философов часто называют философами природы, натурфилософами. Но это высказывание неточно.

Они стремились интерпретировать природу всех явлений посредством выявления их субстанционального содержания, например, Гераклит приписывал душе огненную природу.

Первые философы выдвинули перед человечеством грандиознейшую задачу — объяснить природу всех явлений универсальным образом. Но успешно справиться с этой задачей им, конечно же, не удалось.

Поиски основ человеческого существования подводят греческую мысль к опасной черте, к возможности разрыва между первоосновой мира и человеческим существованием. Разрушение гармонии, встроенности человека в мироздание особенноактивно начали софисты (V — IV вв. до н. э.). Софисты ищут основы человеческого существования не в мире, но в самом человеке.

С VI века до н . э. начинает складываться так называемая эллинистическая философия. К этому периоду относят IV век до н. э. и начало I века нашей эры. К этой философии относят стоицизм, эпикуреизм, скептицизм. Позже появляются неоплатонизм и гностицизм.

В философском мировоззрении древних греков значительное место принадлежит диалектическим концепциям и идеям. Они возникли в сущности вместе с философией. В ряде отношений диалектику можно расценивать как явление такого же широкого мировоззренческого плана, как и философия.

Древнегреческие мыслители в античном смысле понимали под диалектикой искусство ведения философской беседы, спора таким образом, чтобы посредством столкновения противоположных мнений обнаружить истину — словом, искусство выявления и доказательства истины. Это искусство речи, с помощью которого можно разъяснить ту или иную мысль собеседнику и заставить его согласиться с ней.

Это искусство и доказательства и опровержения. Диалектиком называли такого мудреца, который умел организовать своё знание в связную систему и сделать для всех очевидной её логическую основу. Такой мудрец остро оттачивал своё умение отличать истинное от ложного в суждениях своих собеседников, и в особенности противников.

Диалектика в этом смысле становилась важнейшим средством поисков и нахождения истины.

А. Ф. Лосев писал, что диалектика — это смысловая оформленность жизни, «ритм самой действительности». Диалектика выражает основное жизненное противоречие, она как бы реконструирует, воссоздаёт основную «онтологическую потребность» человека — потребность быть, выражает ужас перед небытием.

Диалектика — это оформленное в мысли выражение причастности к бытию, попытка средствами разума найти разгадку человеческого существования, решить основное противоречие человеческой жизни, противоречие человека как «конечно-бесконечного» существа. По словам А.

Лосева, «вся жизнь насквозь есть диалектика, и в то же время она — именно жизнь, а не диалектика, она — неисчерпаемая, темная глубина не проявленных оформлений, а не строжайше выведенная абстрактно-логическая формула».

Термин «диалектика» происходит от слова «dialegomai» и означает «разговариваю», «беседую», «обсуждаю».

Хотя греческие философы вкладывали разное содержание в слово «диалектика», или «диалектическое искусство», тем не менее оно мыслилось в единстве с диалогом и большей частью означало искусство ведения диалога, искусство спора и аргументации. Аристотель называет Зенона Элейского первым, кто «изобрел диалектику».

И действительно, элеец Зенон (ок. 490 — 430 гг. до н. э.) разработал метод, оригинальность которого состояла в опровержении противника путём обнаружения противоречий в его суждениях. Опровержение противоположного тезиса служило косвенным средством доказательства защищаемого тезиса.

Зеноновский метод, впоследствии названный «приведением к нелепости», был использован софистами и Сократом, но уже в диалоге, в вопросно-ответном ведении полемики, в словесной диалектике (к чему, надо полагать, Зенон не прибегал).

У софистов «диалектика» стала искусством спора (эристикой), риторическим искусством убеждать, техникой словесной эквилибристики, средством доказательства субъективного характера человеческих знаний, понятий и представлений, не исключая и нравственно-этических.

Цель эристики — показать возможность принять оба противоположных тезиса (например, добро и зло — одно и то же; добро и зло — не одно и то же) как одинаково истинные, а не опровергать данный тезис выведением из него противоречащих суждений и сведением его к абсурду, как это было у Зенона Элейского.

Это делает «диалектическое искусство» софистов искусством убеждать, искусством аргументации, направленным на то, чтобы, говоря словами Платона, делать «слабый» довод «сильным» и, наоборот, «сильный-слабым».

Хотя Платон и преувеличил увлечение софистов искусством эристики, однако решающим для них была действительно победа в споре, а не что-либо другое.

Рассмотрим же далее, какое место диалектика занимала в учении великого философа Сократа (469-399 гг. до н. э.). Он принадлежал к «учителям мудрости» и одновременно отрицал софистскую мудрость в чем-то существенном.

Вслед за софистами Сократ отрицал поглощение человека бытием как чем-то внешним ему, отрицал зависимость человека от внешних политических авторитетов, отрицал некритическое отношение к богам традиционной религии (за что и был осужден).

Но Сократ отрицал и ту хаотичную субъективность софистов, которая превращала человека в нечто случайное, единичное, необязательное даже для самого себя. Значение Сократа для будущего всей европейской культуры огромно.

Сократ — представитель идеалистического религиозно-нравственного мировоззрения, открыто враждебного материализму. Впервые именно Сократ сознательно поставил перед собой задачу обоснования идеализма и выступил против античного материалистического миропонимания, естественнонаучного знания и безбожия. Сократ исторически был зачинателем «тенденции, или линии Платона» в античной философии.

Сократ — великий античный мудрец, — стоит у истоков рационалистических и просветительских традиций европейской мысли. Ему принадлежит выдающееся место в истории моральной философии и этики, логики, диалектики, политических и правовых учений. Влияние, оказанное им на прогресс человеческого познания, ощущается до наших дней. Он навсегда вошел в духовную культуру человечества.

Главной задачей своей жизни он считал обучение человека мышлению, умение находить в себе глубинное духовное начало. По его собственным словам, он был приставлен к афинскому народу как овод к коню, чтобы тот не забывал думать о своей душе.

Метод, который Сократ избрал для решения этой непростой задачи, — ирония, освобождающая человека от самоуверенности, от некритического принятия чужого мнения.

Цель иронии — не разрушение общих нравственных устоев, напротив, в результате иронического отношению ко всему внешнему, к предвзятым мнениям человек вырабатывает общее представление о том духовном начале, которое лежит в каждом человеке. Разум и нравственность в своей основе тождественны, считает Сократ.

Счастье и есть осознанная добродетель. Философия должна стать учением о том, как следует человеку жить, философия вырабатывает общее понятие о вещах, обнаруживает единую основу существующего, которая для человеческого разума оказывается благом — высшей целью.

Для Сократа философия — образ жизни. Его можно было встретить в любом людном месте, в том числе на рынке, везде он вступал в спор ради выяснения истины.

Каждому, и умудрённому в философских дискуссиях софисту, и обыкновенному ремесленнику, Сократ готов задавать свои, на первый взгляд, простые, а по сути, каверзные вопросы. Именно с этих вопросов начинался трудный поход за истиной, диалектика.

Для Сократа диалектика стала искусством постановки вопросов и нахождения ответов на них. При этом достаточно отчетливо выделялись несколько этапов.

Первый этап — расчистка пути для полноценного философствования. Обычно человеку кажется, что он знает ответ на любой вопрос. Многие софисты выставляли себя перед публикой всезнайками.

Сократ же заявлял: «Я знаю, что ничего не знаю».

Стоит только последовать за несколькими десятками вопросов Сократа, как непременно выясняется, что подлинное знание есть результат философствования, до которого оно, знание, отсутствует, неактуализировано.

Второй этап — ирония. Человек «цепляется» за свои иллюзии, поэтому, чтобы добиться освобождения от них, уместно сильнодействующее средство, в качестве такого Сократ использовал иронию, скрытую насмешку.

Третий этап — восхождение по ступенькам вопросов и ответов на них. Философствовать — значит быть в напряжении мысли. Речь идёт не только о логических, но и о моральных усилиях. Как выясняется, философствование требует искренности, честности, моральной чистоплотности, на суд общественного мнения выносится сокровенное. Для многих такая открытость является трудновыносимым испытанием.

Четвёртый этап — майевтика, повивальное искусство при рождении решающей мысли, того, что Платон назовёт высшим благом. Трудный путь философствования как опровержения лжеобразованности ведёт к высшему благу.

Только на этом пути можно стать счастливым и свободным от жизненной суеты. Счастье состоит не в богатстве, не в удовольствиях, а в полной реализации способностей человека.

Счастлив тот, кто познал себя и благодаря этому сумел достичь нравственных высот.

Описанные этапы философствования относятся к тому, что обычно называют разумом. Сущность человека — это его разум, не чувственное, а мыслительное содержание души человека. Разум господствует над телом.

Сократ: «Дурная особенность письменности поистине сходна с живописью: её порождения стоят как живые, а спроси их — они величаво и гордо молчат. То же самое и с сочинениями». Диалог как образ жизни и способ философствования был причиной литературного безмолвия Сократа, его сознательного отказа от письменных сочинений.

Такой вывод находит подтверждение и в платоновском «Федре», где Сократ говорит, что письменное сочинение не только не может воспроизвести настоящего диалога и заменить его, но даже становится преградой на пути общения людей: ведь книгу не спросишь, как спрашиваешь живого человека, а если и спросишь, то она отвечает «одно и то же».

Письменные сочинения, создавая иллюзию власти над памятью, прививают «забывчивость», так как в этом случае «будет лишена упражнения память». Поэтому тексты — средство «не для памяти, а для припоминания»; они предоставляют людям возможность «много знать понаслышке», повторяя то, что было сказано в чужих сочинениях.

Письменная форма, лишая потребности в самостоятельном поиске, позволяет обучающимся казаться «многознающими», оставляя большинство невеждами. Более того, письменные сочинения грозят существованию общения, если не сказать, что они делают его излишним в той степени, в какой они претендуют на замещение диалога, без которого невозможно живое общение.

Диалог — это подлинная, «живая и одушевлённая речь знающего человека»; письменность же — это всего лишь «подражание диалогу».

Для Сократа диалектика, вопросно-ответный способ обнаружения истины, была прежде всего методом нахождения в данном понятии общих и существенных признаков, выражающих её сущность.

В ранних («сократических») диалогах Платона встречается много примеров диалектики Сократа, его попыток дать определение общепринятым этическим понятиям и поступкам с помощью вопросов и ответов, посредством «испытания» собеседника.

Диалектика Сократа — трудный вопрос истории античной философии. Сократ не оставил письменного изложения своего философского учения. В то же время его философская деятельность была чрезвычайно интенсивна и влиятельна.

Это была деятельность не философского писателя, а учителя философии, излагавшего свои воззрения только устно, в форме беседы или спора, по особому, характерному для него методу.

Именно этот метод имеется в виду, когда говорят о диалектике Сократа.

Последние слова Сократа на суде (обращение к присутствующим): «Но уже пора идти отсюда, мне — чтобы умереть, вам — чтобы жить, а что из этого лучше, никому не ведомо, кроме бога».

Использованная литература:

° «История античной диалектики» ред. колл. М. А. Дынник, Изд-во «Мысль», 1972 г.;

° Кессиди Ф. Х. — «Сократ», Спб, 2001 г.;

° Нерсесянц В. С. — «Сократ», М., 1977 г.;

° Кириленко Г.Г. — «Философия. Справочник студента», М., 1999 г.;

° Канке В. А. «История философии», М., 2003 г.;

° Таранов П. С. — «Золотая философия», М., 1999 г.;

° Интернет: 1) «Сократический поворот» в философии: идеи и метод философии Сократа. Проблема человека. 2) Историческое развитие диалектического понимания мира. 3) О Сократе.

Источник: https://www.bestreferat.ru/referat-403486.html

Refy-free
Добавить комментарий