Философия Ш. Кудайбердиева

Философские и культурные взгляды Ш. Кудайбердиева в становлении и распространении ислама в истории казахской степи

Философия Ш. Кудайбердиева

Выдающуюся роль мировых религий в социально-культурном прогрессе сыграла развитие классической философии и культурологии. Суть цивилизационного подхода к истории (вместо устаревшего формационного) заключается в признании определяющего значения духовного фактора в общественной эволюции.

Культура вовсе не является пресловутой надстройкой над экономическим базисом, наоборот, она выступает предпосылкой и глубинной причиной всех социально-экономических и политических феноменов. Наступило время, «когда феномен культуры, как никогда ранее, начинает осмысливаться как явление, пронизывающее все элементы человеческого бытия» [1, с. 12].

Исламская культура была связана с пониманием единого Бога – Аллаха, а также, она и есть результат развития и дифференциации религиозного культа.

Роль «твердого ядра» в любой традиции исполняет основополагающий священный текст; подлинная культура (а не эрзац-культура) неотделима от этики, от «морального закона во мне» (И. Кант), который, в свою очередь, может быть объясним только трансцендентным порядком.

Религия в системе культуры служит идеалообразующим фактором, «сердцем» традиции. Безусловно, следует отличать саму религию от отклонений, профанации, ложных ее реализаций

Духовная культура на территории Казахстана в период распространения ислама была сложна по своей специфике степных тюркизированных племен и государств.

В этот период казахская духовная культура переживала экономический и политический подъем и упадок, которая была связана с завоевательными походами могущественных государств и Великим Шёлковым путем.

Исламизированная кочевая культура, представляя собой более высокую, цивилизованную стадию номадизма, выступала субкультурой в рамках универсальной мусульманской цивилизации.

Как и в феномене исламско-африканского синкретизма [3, с. 58], в исламско — казахском синкретизме древнейшие культурные пласты относились к периферийному элементу, тогда как роль центрального системообразующего элемента принадлежала исламу. Кочевой ислам тяготел к суфизму.

Проблема синтеза номадизма (в частности, в таком его аспекте, как батырство) и суфизма представляет большой интерес. Поэтический склад души, природное рыцарство, героическая натура номада объективно сближали его с харизматиками — суфиями: «великие праведники в своем триумфальном шествии подобны великим завоевателям»[2, с. 112].

Возникало своеобразие и в формах бытования религии. В исламизированной кочевой культуре юрта становилась многофункциональной, будучи уже не только жилищем, но и передвижной школой-медресе, храмом (мечетью), библиотекой и т.д.

Не смотря на мусульманские законы на территории Казахстана развивалась открытая, светская мусульманская идеология в системе «суфизма», основоположником которого стал Ахмед Яссауи.

Став духовным ядром традиции, ислам дал казахскому народу этику, науку, просвещение, идеологию.

Идеалообразующая, культурообразующая роль средневекового ислама для всех народов была чрезвычайно важной: как развитая религиозно-мировоззренческая система, восходящая к традиции авраамитского монотеизма, ислам указывал индивиду глубокий, трансцендентный смысл его земного существования из веры в Единого Бога-Аллаха и в духовные основы его личности.

Казахский канонический идеал мужа-героя «мұрт» (или «ер») являлся национальной переработкой исламско-суфийского идеала «совершенного человека» («инсан камил», «жуванмард»).

Рост национального самосознания выражался идеями – религиозности и просветительство. Вот почему большинство писателей, имамов, муфтиев принимали активное участие в просветительском движении в начале ХХ века, получившим окончательное оформление в джадидизме.

Эти представители сохраняли традиции и обычаи исламизации, но и не отрицали успехи европейской культуры, которые представляли интеллектуальную элиту после эпохи Просвещения в Европе, среди которых ярким представителем был – Шакарим Кудайбердиев и Ахмет Байтурсынов.

Я  в своем научном труде хотела бы раскрыть главную суть духовной личности ислама на территории Казахстана в роли Шакарима Кудайбердиева который вложил для казахского шаруа очень большой вклад, через классическую казахскую литературу понятии ислама.

Шакарим, чтобы рассеять свое смятение, пытается в духе времени революционно решить этот вопрос. Как знаток персидской литературы и переводчик Хафиза, Шакарим знал, что всё суфийское учение основывается на любви. Тему любви с религиозной точки зрения признавал сам Абай — наставник Шакарима, которому поэт подражал во всем.

Но, когда вокруг кровопролитные войны, трудно убеждать себя и читателя, что любовь спасет человеческую душу. Поэтому Ш. Кудайбердиев убежденно меняет полюса суфийского учения, и божественную любовь заменяет человеческим разумом.

Шакарим Кудайбердиев завершает путь истории казахской литературы и исследовании исламизации после Абая в конце XIX веке, соединяя реалистические, гуманистические и демократические традиции с новым временем, как бы передавая их в дальнейшие надежные руки.

Философская лирика Шакарима определялся в его суфийских мировоззрениях. Шакарим сам не был суфием и не считал себя суфийским поэтом, но его стихи и взгляды на казахское общество представляли ведение мира с суфийской интерпретацией.

Чтобы познать новые научные достижения Шакарим даже отправляется в паломничество в Мекку, в своей автобиографической поэме «Жизнь забытого» пишет о новых научных достижений Восточных энциклопедистов.

Шакарим хотел чтобы казахский народ изучая ислам суфийского толка всегда оставался свободным, придерживался светской культуре западников чтобы не становились фанатами религиозного верования, а понимали обычаи, традиции в системе культуры.

Языковая картина мира его поэтических текстов состояла из элементов суфийской поэзии. Эти идеологий были связаны потому, что Шакарим жил сам в период войны, революции, колониального гнёта со стороны царской России, во время надежд и краха – вот почему все творчество Шакарима Кудайбердиева подпитывала идеи суфийской философии.

Эти идеи вдохновляли, сплетали нить праведной жизни, рисовали светлое будущее, заполняли смыслом происходящее казахскому народу.

Одно из главных научных достижений Шакарима можно рассмотреть в его произведении «Три истины». [3, с.80].

В своей работе Шакарим Кудайбердиев рассматривает    вопрос о смысле жизни, о предназначении человека связан с изучением души человека. «Удивляюсь тем, кто говорит, что нет души и нет жизни после смерти»- пишет он. [2, 54]. Он отводит душе особую роль в жизни человека и связывает ее проявление с Божественным.

Шакарим верит в первопричину всего сущего, а именно во  Всевышнего: «Причинные истоки всего существующего – в безмерности познания, могущества и искусности творца» [2, c. 45]. Видимо,  поэтому бессмертие души Шакарим видит в следовании трем истинам: скромности, справедливости и доброты, которые он объединял в одном понятии «уждан – совесть».

Шакарим утверждает, что душа является такой сущностью, которая никогда не исчезает, не поддается порче, с каждым разом все совершенствуется, идет к возвышению.

Излагая свои мысли о трех истинах, а именно о материалистическом мировоззрении,  теологическом миропонимании и достоинстве личности, Шакарим неразрывно связывает  душу человека с проявлением совести.

Это идея красной нитью проходит через все его творчество.

Совершенствование души человеческой  Шакарим видит в проявлениях совести как потребности души. Он искренне верит в то, что душа существует и исчезает после смерти человека. Шакарим убежден, что «если человек в полной мере уверует в посмертную жизнь души и в то, что совесть ее первейшая потребность, тогда ничто не сможет сделать его сердце черным и черствым…» [3, с.76].

Проявление души Шакарим связывал с таким явлением как энергия. С этим же источником философ связывает природу возникновения таких явлений психологической действительности как магнетизм, спиритизм, телепатия, фахризм, лунатизм, сновидения.

На примерах и весьма образно он раскрывает их сущность, опираясь в основном на полемические высказывания ученых Европы.

В изучении данного вопроса следует отметить грамотный исследовательский подход, обоснованность  суждений Шакарима  и доказательность утверждений в  собственной интерпретации.

Примечательно то, что Шакарим пытается доказать единство души и тела. И ему это удается: «Хотя душа и тело чужды друг другу, произошли врозь, они при совместном существовании не обходятся без взаимного влияния [2, c. 30].

Сейчас многие психологи объясняют болезни тела как причинно-следственную взаимосвязь с душой, с эмоционально – волевой сферой личности,  с проявлением таких эмоций как обида, презрение, ненависть, ревность, гордость и т.д.

Совершенно справедливым является  суждение Шакарима  о том, что «при возбуждении души тело может быть ввергнуто и в трудные ситуации.

В какие то моменты неожиданно — огромная радость, страх, нагрянувшее горе способны даже убить человека» [2, c. 30].

Он считает, что такие эмоции как обида, ненависть, любовь – это воздействие души, проявление которого может моментально отразиться на лице человека.

Но, не смотря на все противоречия, встречающиеся в «трех истинах», одна заслуга Шакарима остается несомненной, а именно то, что философ настойчиво призывал мыслящих людей неустанно искать пути избавления человечества от пороков. По этому поводу, неустанно повторял он, было высказано и еще больше будет сказано заслуживающих внимания идей. И, как мы с вами можем видеть, в этом великий казахский философ не ошибся.

Сердцевина идей Шакарима – это духовно-нравственное воспитание подрастающего поколения. Поэт не требовал революционных изменений в обществе, он надеялся преобразить человеческую жизнь через облагораживание души и духовных потребностей ислама через классическую литературу.

Он был убеждён в необходимости нравственного очищения людей для построения нового общества. Задача родителей и педагогов, по мнению Шакарима, — уберечь юные души от дурных влияний. Плохие привычки легко закрепляются и от них трудно избавиться, поэтому с раннего детства надо прививать человеку правила нравственного поведения.

Добродетели, напротив, требуют постоянных усилий духа воспитуемых.

Отдалённость результатов, не сиюминутность отдачи правильного поведения заслоняют от детей значимость моральных заповедей: «Неискушённость, малый жизненный опыт подталкивает молодёжь идти на поводу у чувственных влечений и предпочитать эгоистические желания общественному долгу», — писал Шакарим в философских думах «Сад подснежников».

Если с детства не прививать навыки  нравственного поведения и не упражнять воспитанников в правильных моральных поступках, позднее ни самые сильные внушения разума, ни требования чести и долга не в силах будут изгнать дурные навыки.

Всякий обязан стремиться к достижению идеала, пусть даже и не дойдёт до цели, но находиться на верном пути  — залог успеха. Нравственные нормы и правила поведения через ислам классической литературы не должны быть чем-то внешним, они должны стать глубоко личностными качествами растущего человека и только в этом случае выполнят своё назначение.

Значит, главная цель нравственного воспитания и самовоспитания, согласно Шакариму, — необходимость формирования в человеке внутренней потребности к активному утверждению в себе высокой морали, духовности, религиозности.

Соотнося творческое наследие Шакарима Кудайбердиева с нашим временем, необходимо заметить, что это наследие является настоящим достоянием национальной культуры и философии казахского народа.

Но до сих пор до конца не изучены их труды, которые, на наш взгляд, достойны большего внимания, чем уделяется ими сегодня.

Но несмотря, ни на что, прогрессивные идеи Шакарима Кудайбердиева, спустя столетия остаются актуальными.

Шакарим Кудайбердиев через призму исламской культуры большое внимание уделил на духовно-нравственное воспитание подрастающего поколения.

Поэт не требовал революционных изменений в обществе, он надеялся преобразить человеческую жизнь через облагораживание души и духовных потребностей ислама через классическую литературу эти все вопросы сейчас на столько стали актуальными потому что новый взгляд на исламский мир делает его сложным в системе шовинистических, террористических и др. действий связанная с обществом.

Он был убеждён в необходимости нравственного очищения людей для построения нового общества. Задача родителей и педагогов, по мнению Шакарима, — уберечь юные души от дурных влияний. Плохие привычки легко закрепляются и от них трудно избавиться, поэтому с раннего детства надо прививать человеку правила нравственного поведения.

Шакарим Кудабердиев в том будущем, от которого его отделяло тогда целое столетие, сумел увидеть подлинное содружество народов, вопрос которого сейчас остро стоит во внешнеполитических отношениях нашего государства; а также социальный прогресс и культурное развитие казахского народа, он полагал, что все это станет реализовано благодаря прогрессивному воздействию слияния культур русского и казахского народов.

Взгляды Шакарима актуальны именно сегодня как никогда, потому что общество молодежи начала деградировать в нравственном, бездуховном направлении, а наши ученые и поэты призывали не быть фанатами религии, а понимать смысл культурного и философского направления исламской религии и культуры.

Список использованной литературы:

1.Волков Г. Этнопедагогизация современного воспитания // Мир и образование, 1997- №2, с. 66-71

2.Алем: Альманах. – Алма – Ата: Жазушы, 1991. Изд.1. – 448с.

  1. Кудайбердиев Ш. Три истины.-Алматы: Казахстан, 1991.-80 с.
  2. Правда Шакарима //Зерде — научно-популярный журнал Казахстана. — 1999.  — П. — С.34-36. — На каз.яз.
  1. Шакарим Кудайбердиев. Творческая биография /Методическое пособие/ — Алма-Ата, 1989.

Касенов Бахтияр Айтбаевич  

Магистр педагогики, магистр права, преподаватель социально-экономических дисциплин Высший технический колледж, г. Щучинск (Республика Казахстан)

Источник: https://martebe.kz/filosofskie-i-kulturnye-vzgljady-sh-kudajberdieva-v-stanovlenii-i-rasprostranenii-islama-v-istorii-kazahskoj-stepi/

Философия Ш. Кудайбердиева

Философия Ш. Кудайбердиева

Колледж «Престиж»

Философия Ш. Кудайбердиева

Джаксылыкова Сабина

Введение

Биография

Философия Шакарима

Три истины Шакарима

Особенности философской лирики Ш. Кудайбердиева

Заключение

Введение

Дело в том, что в советское время эта сфера традиционно ограничивалась такими бесспорно значимыми именами мыслителей, как Ы. Алтынсарин, Ч. Валиханов, А. Кунанбаев, и фактически не изучалась.

Да и сегодня среди определенной части философов бытует мнение, отрицающее ее существование. Однако, несмотря ни на что, казахская философия была и есть.

Причем, по мнению ее исследователей, она имеет 25-вековую историю.

Я же в своей работе хочу рассказать об одном из наиболее выдающихся представителей казахской культуры и философии — Шакариме Кудайбердиеве.

Биография

Шакарим Кудайбердиев родился в предгорьях Чингистау нынешнего Абаевского района Семипалатинской области в 1858 году. В семилетнем возрасте он остался без отца, и его воспитывал родной дядя — великий Абай. Абай сумел точно уловить способности своего племянника и направить его на путь истины.

Систематического образования Шакарим не получал, зато он усиленно занимался самообразованием. По настоятельному совету и при материальной поддержке Абая Шакарим посетил Турцию, побывал в Аравии, во Франции, совершил паломничество в Мекку, работал в библиотеках Стамбула и Парижа. При всем том особенно близкой ему была русская культура, с которой он был знаком не понаслышке.

На его долю выпала нелегкая жизнь. После смерти Абая и его сыновей Шакарим стал отшельником, уединился в дальних местах Чингистау, где в одиночестве писал стихи, излагал раздумья и обосновывал свои научные открытия.

1931 год оказался для мыслителя роковым. Его обвинили в организации нападения группы бандитов на районный центр, и небольшой отряд НКВД без суда и следствия расстрелял Шакарима. Ему было тогда 73 года.

Тело убитого сбросили в заброшенный колодец, где оно пролежало в забвении тридцать лет. Позднее Кудайбердиева реабилитировали, и в 1962 году его останки прерзахоронили в урочище Жандыбай близ могилы Абая.

Шакариму Кудайбердиеву принадлежат философский трактат «Үш анық», многочисленные переводы лучших образцов восточной и русской литератур. Он осуществил стихотворное переложение повестей А. С.Пушкина «Дубровский» и «Метель», перевод рассказов Л.Н. Толстого, поэм Физули и Хафиза.

Вершиной переводческой деятельности стало вольное изложение поэмы «Лейли и Меджнун» по мотивам одноимённой поэмы Фирдоуси. Шакарим Кудайбердиев сотрудничал с братьями Белолюдовыми, Е.П. Михаэлисом, Н.

Кулжановой (с первой казашкой-журналисткой), будучи членом Русского географического общества. Шакарим Кудайбердиев является крупным поэтом и мыслителем, талантливым последователем и продолжателем реалистических традиций великого Абая.

Творчество Шакарима отличается широтой диапазона; для него характерны мотивы радости, оптимизма и веры в лучшую долю для народа.

Сердцевина идей Шакарима — духовно-нравственное воспитание подрастающего поколения. Поэт-просветитель не требовал революционных изменений в обществе, он надеялся преобразить человеческую жизнь через облагораживание души и духовных потребностей. Он был убеждён в необходимости нравственного очищения людей для построения нового общества.

Задача родителей и педагогов, по мнению Шакарима, — уберечь юные души от дурных влияний. Плохие привычки легко закрепляются и от них трудно избавиться, поэтому с раннего детства надо прививать человеку правила нравственного поведения.

«Неискушённость, малый жизненный опыт подталкивает молодёжь идти на поводу у чувственных влечений и предпочитать эгоистические желания общественному долгу», — писал Шакарим в философских думах «Сад подснежников».

Первый в республике музей известного философа, талантливого композитора Шакарима Кудайбердиева открыт в урочище Жидебай — одной из составляющих государственного литературно-мемориального комплекса Абая Кунанбаева.

Экспозиция названа «Дом охотника» и представляет собой собрание материалов, полностью отображающих биографию и творчество писателя, подвергшегося репрессиям в 30-е годы прошлого столетия. Впервые общественности представлены документы, подтверждающие его поездку в Мекку.

Широко представлены в экспозиции труды западных и восточных философов, историков, произведения казахских и русских классиков. Интерес зрителей вызывают снаряжение для путешествий, казахские национальные музыкальные инструменты и предметы быта.

По данным сотрудников литературно-мемориального музея-заповедника Абая, работы по возведению музея начались по поручению Президента республики Нурсултана Назарбаева. Как отметил директор учреждения Токен Ибрагимов, строительство нового очага культуры длилось пять лет.

По всей стране проходят конференции, выставки, посвященные памяти философа, поэта и просветителя. Древние говорили: «Мудрая книга, оставленная после смерти человеком, лучше, чем дворец или часовня на кладбище». В казахском общественном сознании Шакарим и Абай неотделимы, они «срослись» воедино.

Философия Шакарима

Но, не смотря ни на что, творческое наследие великого казахского философа, просветителя, писателя и поэта Шакарима Кудайбердиева в неизменном виде дошло до наших дней. И теперь, спустя почти сто лет со смерти философа, мы можем по достоинству оценить его вклад в опилку мировой философии.

Наследие Шакарима весьма разнообразно и при том довольно трудоемко по своей трактовке. В большей степени это касается его теоретических философских воззрений. В этой сфере он не признавал истинности ни одного из известных ему воззрений.

Он был предельно толерантным буквально ко всем идеям, начиная от фантастических идей религии и кончая строго научными положениями философского материализма. Его нисколько не смущала полная абсурдность оккультизма и спиритизма, экстрасенсов и магов.

И в то же время он серьезно задумывался над значением новейших открытий естествознания, особенно атомной физики.

Вполне возможно, что подобное могло произойти из-за его неуверенности в достаточности собственных знаний и из-за сомнения в правильности своих убеждений.

Помимо того, по его мнению всякая научная идея, получившая распространение в определенных общественных кругах, заслуживает пристального внимания, так как может нести в себе рациональное зерно.

Философия Шакарима как раз и представляет собой основательно перелопаченную «массу отвала» ради добычи крупицы истины.

Центральный объект философии Шакарима — человек. Он считал, что сущность человека, его природа и назначение заключаются в знании, прежде всего в знании истины. Но истина не дана человеку в чувствах. Человек может увидеть ее только глазами разума, так как главной основополагающей истиной является истина о причинах возникновения и сущности мироздания.

Шакарим ставит по существу глобальные философские проблемы, имеющие принципиальное мировоззренческое значение. И с этого момента начинается поиск путей их решения.

Как справедливо полагал просветитель, для глубокого научно-обоснованного решения поставленных проблем необходимо быть осведомленным в разных религиях и науках, и знать мнения по этому поводу других ученых. Причем исследователь должен полностью раскрепостить свой разум и критически оценить разносторонние по содержанию книги, высказывания и суждения.

Сам философ был совершенно независим и мыслил самостоятельно. Он никогда не отказывался от своих убеждений, которые формировались у него не наспех, а были результатом длительных поисков и настойчивых исследований, а также глубоких размышлений.

Свидетельством тому является его замечательное философское произведение — «Три истины». На основе тщательного изучения лучших образцов мировой религиозной, философской, художественной литературы он делает весьма существенные для своего времени открытия.

Философия Шакарима формировалась на основе сопоставления истинной веры и науки, знания и религии.

В своей философии он формулирует два основных направления развития человеческой мысли: одно — признающее идею творца-хозяина, другое — признающее, что в мире все возникло самопроизвольно и нет никакой бессмертной души. Представителей всех форм религии, спиритуалистов, мистиков он относит к приверженцам первой идеи; материалисты же верны второй идее.

На протяжении многих страниц своего сочинения Шакарим пытается ответить на вопрос о том, какое из этих двух направлений мысли является истинным, поскольку, по его мнению, от ответа на этот вопрос зависит судьба всего человечества.

Характерной особенностью является то, что работая над своими «Тремя истинами», Шакарим не просто регистрировал открытия известных философов, а старался пропустить через себя все прочитанное и переосмыслить. Кроме того, он внес значительный вклад в историю философии, реабилитировав из забытия целый ряд выдающихся ученых.

Три истины Шакарима

Но вернемся теперь к «Трем истинам». Сам Шакарим нигде не дает четкой характеристики своих трех истин. А его философские сочинения, способ расположения материала в текстах и логика исследования дают повод для выдвижения нескольких версий трактовки его учения.

Трактовка первая

Первую истину составляет истина веры, признающая бытие Создателя и идею бессмертия души. Но поскольку эта истина бралась на веру и не получила сколько-нибудь убедительного научного обоснования, то основная масса людей осталась к ней равнодушна.

Вторая истина — это истина науки, основанная на достоверных данных чувственных восприятий и рационально-логического мышления. Но доводы науки оказались неоднозначными и подверглись опровержению по мере дальнейшего развития жизни и знания. Поэтому они не смогли стать основанием для формирования добрых начал человеческой души.

Третья истина — это истина души, субстанциональную основу которой составляет совесть. Именно совесть, как изначальная потребность души, и есть та истина, которая может очистить человека от нравственной скверны и поставить его на путь праведной жизни.

Трактовка вторая

Возможен и иной вариант трактовки «Трех истин» Шакарима. Он вытекает из философского эссе мыслителя «Записки забытого», которое является своеобразным подведением итогов проделанной за долгие годы работы и дополнением трактата об истинах. Согласно второй трактовке, основой для хорошей жизни должны послужить.

Честный труд;

Совестливый разум;

Искреннее сердце.

Вот три качества, которые должны господствовать над всем. Без них не обрести в жизни мира и согласия.

Особенности философской лирики Ш. Кудайбердиева

Особенности философской лирики казахского поэта Шакарима Кудайбердиева (1858-1931) определяются его суфийским мировоззрением. Но если произведения тюркских поэтов как Ходжа Ахмета Ясави (12 в.), Сулеймана Бакыргани (12 в.) отражают и переплетены с суфийским учением, то стихи Ш. Кудайбердиева идут в разрез с этим учением.

Шакарим не причислял себя к суфиям и суфийским поэтом себя не считал. Но все его стихи, размышляющие о сути, представляют видение мира с суфийской интерпретацией. И языковая картина мира его поэтических текстов состоит из элементов суфийской поэзии. Возникает вопрос: это дань традиции или авторская позиция?

Чтобы понять смысл его стихов на философскую тему, нужно осознать культурное и эстетическое пространство этих текстов. Особенно нужно остановиться на категории, являющимися компонентами культурного пространства, такие как биография автора и социально-исторические условия.

И биография поэта и социально-исторические условия его бытия сжимаются воедино, и как точка всего определяется таким понятием как время. Творчество Шакарима связано с началом ХХ века. Это — время войны, революций, вступление в новую техническую эру. Это — время надежд и краха.

У казахского народа именно суфийские идеи были подпиткой для надежды. Суфийские идеи вдохновляли, сплетали нить праведной жизни, рисовали светлое будущее, заполняли смыслом происходящее. Суфийские идеи были тесно связаны с фигурой знаменитого и почитаемого всеми тюрками средневековым суфием-поэтом Ходжа Ахметом Ясави.

Суфийское учение Ясави расширило рамки ислама так, что казах мог втиснуться туда со своим устоявшим менталитетом, мировоззрением, прихватив с собой некоторые атрибуты традиционного верования. Именно в его зарисовке суфийские идеи наполняли слово надежда.

Они были так универсальны, что ни одному казаху и в голову не пришло бы пересмотреть эти идеи в духе времени.

Но, в то же время, Шакарим отзывается о суфиях крайне отрицательно. В его стихах суфий предстает двуличным попрошайкой, превративший в торг святость. Даже культурное и эстетическое пространство его поэтических текстов аккумулизируется вокруг этого образа. И как ядерная сфера текста отрицательный образ формирует негативное восприятие.

Отрицательное отношение к лжесуфиям берет свое начало с Ясави. Однако лжесуфиев времен Ясави и лжесуфиев времен Шакарима нужно различать. У Ясави образ суфия и лжесуфия раскрываются в дихотомии, и эти положительные и отрицательные образы дают возможность вникнуть в суфийское учение и являются материалом в наставлениях и пропаганде суфийского учения.

У Шакарима нет положительного образа суфия, всем его героям философских размышлений почти неведомо суть суфийского учения, они, по мнению автора, олицетворяют духовную пустошь. Суфий Шакарима, как продукт своей эпохи, только отражает нравы времени поэта.

Люди этого учения, точнее сказать примкнувшие к нему, в действительности обращали в прах все суфийские идеи. Поэтому Ш. Кудайбердиев прилагает все усилия, чтобы суфийское учение рассматривать отдельно от суфия.

И это разделение создает противоречие и противостояние с образом мышления самого поэта, что приводит его в смятение.

Шакарим, чтобы рассеять свое смятение, пытается в духе времени революционно решить этот вопрос. Как знаток персидской литературы и переводчик Хафиза Шакарим знал, что всё суфийское учение основывается на любви.

Тему любви с религиозной точки зрения признавал сам Абай — наставник Шакарима, которому поэт подражал во всем. Но, когда вокруг кровопролитные войны, трудно убеждать себя и читателя, что любовь спасет человеческую душу. Поэтому Ш.

Кудайбердиев убежденно меняет полюса суфийского учения, и божественную любовь заменяет человеческим разумом.

В стихах «Арак, мастык, жар, жан, шатак, иманнын шешуи» автор дает такую расшифровку: арак (водка) — разум, мастык (опьянение) — опьянение, жар (супруга) — истина, жан (душа) — плотские желания, шатак (конфликт) — вера, дин (религия) — насилие.

Как видим, из этой расшифровки у поэта то, что приводит суфия в опьянение (экстаз) не вино (шарап), которое в суфийской литературе обозначает божественную любовь, а водка (арак), которая является символом разума.

Шакарим не только заменяет традиционные термины, но и дает им бунтарскую интерпретацию, что заставляет читателя, изучая семантику его терминов, участвовать в построении мира по его указке.

Указки Шакарима, отражая время, в буквальном смысле слова маршируют по-солдатски, что лишает его произведения изящества восточной лирики. Марш передается семи или восьми слоговым стихотворным размером. Автор подбирал такие слова, которых казах использует в обыденной речи. Он все вещи называет своими именами и в контексте чувствуется оттенок вульгаризации.

Этим намеренным приемом Шакарим хотел принизить недоступность, эфемерность суфийских идей, так, чтобы рядовой читатель мог пощупать, осязать их и не терять из виду. Как элементы текста они в комплексе создают жесткость восприятия, что заставляет читателя держаться в напряжении.

Языковая картина мира упрощенная, но это придает его стихам динамичность и экспрессивность.

Ш.

Кудайбердиев многие суфийские термины арабо-персидского происхождения заменяет словами, семантика которых понятнее казахскому восприятию за счет каждодневного употребления, например: слово «шарап», означающее «вино», поэт заменяет словом «кумыс» или «арак», хотя казаху слово «шарап» знакомо в своем прямом значении. Но казах не употребляет вино, но хорошо знает вкус и действие кумыса и водки. Однако информация, которую в мировоззрении казахского народа дает это слово, не находит того должного содержания в стихах с суфийским толкованием. И применение его вышеуказанной расшифровки не раскрывает, а порой конфликтует с информативно-смысловым уровнем текста. В таких стихах в слове-информаторе происходит разделение формального и содержательного плана. Но благодаря тому, что Шакарим строго использует мотивы и образы суфийской литературы, сохраняя за ними их традиционное толкование, и точно следует отношениям суфийских мотивов, план содержания и план выражения его философской лирики находятся в взаимодействии. Все же наблюдается четкая линия разграничения между ними. Возможно, это намеренный прием, где автор пытается управлять интерпретацией, которая является прерогативой читателя.

Поэтому его философские стихи больше напоминают ряды аксиом, которые являются, по сути, указателями как жить. Эти указания несовместимы с завуалированностью суфийской лирики, и его стихи теряют тайну, загадку, которая, в какой-то степени, украшает поэтический мир Шакарима.

Он убежденно пытается не украшать свой поэтический мир, который предлагает, чтобы не отвлекаться от главной цели. Время диктует конкретных, точных действий, без лишних рассуждений.

Он считает, что его предложение жить с чистым сердцем под руководством разума это — единственный выход для человечества. Но как бы он не называл это — чистое сердце, истина, разум — именно божественная сущность проглядывается за ними.

Это та, божественная сущность, которую он пытается разъяснить человеческой природой, но она все равно уходит за пределы человеческого понимания, доказывая свою метафизичность.

Лексические, культурные и духовные смыслы философской лирики Ш. Кудайбердиева формируют образ спасительного круга для спасения и сохранения суфийских идей, которые были основой традиционного верования казахского народа.

Заключение

Какой из этих вариантов трактовки принять за истинный, каждый решает за себя сам. В своей работе я просто хотела донести до читателя основные философские идеи Шакарима Кудайбердиева.

Данное толкование его трудов не является общенаучным, и я посоветовала бы каждому, кто интересуется философией Кудайбердиева, ознакомиться с «Тремя истинами» и попытаться самостоятельно осмыслить это произведение.

Но не смотря на все противоречия, встречающиеся в «трех истинах», одна заслуга Шакарима остается несомненной, а именно то, что философ настойчиво призывал мыслящих людей неустанно искать пути избавления человечества от пороков. По этому поводу, неустанно повторял он, было высказано и еще больше будет сказано заслуживающих внимания идей. И, как мы с вами можем видеть, в этом великий казахский философ не ошибся.

… 871 Носитель индивидуального сознания А) народ В) производственный коллектив С) класс D) человек Е) нация 872 Первая основная функция права А) карательная В) ограничительная С) регулятивная D) быть выражением суверенитета Е) воспитательная 873 К предмету философии политики, прежде всего, относится А) природа и закономерности политической жизни, политического сознания В) деятельность …

… произведения: “Рассуждение о методе, чтобы верно направлять свой разум и отыскивать истину в науках”, “Диоптрика” , “Метеоры”, “Геометрия” и другие .

БЕНЕДИКТ СПИНОЗА (1632-1677)   Великий голландский философ , один из крупнейших рационалистов 17 в. родился в Амстердаме.

Родители Спинозы были еврейскими эмигрантами, переселившимися из Португалии , и он был воспитан в духе ортодоксального …

… М. Хайдара «Тарих-и-Рашиди», в XIX в обстоятельный труд написал Левшин «История киргиз-кайсачьих орд и степей».19.Исторические предпосылки и этапы формирования казахской народности. Этноним «казах».

Историю Казахстана можно разделить на 2 этапа: индоевропейсий и тюркский. Изучение проблемы образования казахской народности было начато русскими учёными с XV111 в. (Татищев, Рычков и др.). В XIX …

… ранее в зависимости от Средне Азиатских ханств вошли в состав Российской империи. Присоединение Казахстана к России завершилось. 51.

Административные, судебные, аграрные реформы в Казахстане 60-90 годов 19 века. Завершение присоединения Казахстана совпало с реформами в самой России.

Отмена крепостного права, реформы, направление на развитие капиталистических общественных отношении не могли не …

Источник: https://www.KazEdu.kz/referat/163175

Биография

Шакарим Кудайбердиев родился в предгорьях Чингистау нынешнего Абаевского района Семипалатинской области в 1858 году. В семилетнем возрасте он остался без отца, и его воспитывал родной дядя — великий Абай. Абай сумел точно уловить способности своего племянника и направить его на путь истины.

Систематического образования Шакарим не получал, зато он усиленно занимался самообразованием. По настоятельному совету и при материальной поддержке Абая Шакарим посетил Турцию, побывал в Аравии, во Франции, совершил паломничество в Мекку, работал в библиотеках Стамбула и Парижа. При всем том особенно близкой ему была русская культура, с которой он был знаком не понаслышке.

На его долю выпала нелегкая жизнь. После смерти Абая и его сыновей Шакарим стал отшельником, уединился в дальних местах Чингистау, где в одиночестве писал стихи, излагал раздумья и обосновывал свои научные открытия.

1931 год оказался для мыслителя роковым. Его обвинили в организации нападения группы бандитов на районный центр, и небольшой отряд НКВД без суда и следствия расстрелял Шакарима. Ему было тогда 73 года.

Тело убитого сбросили в заброшенный колодец, где оно пролежало в забвении тридцать лет. Позднее Кудайбердиева реабилитировали, и в 1962 году его останки прерзахоронили в урочище Жандыбай близ могилы Абая.

Шакариму Кудайбердиеву принадлежат философский трактат «Үш анық», многочисленные переводы лучших образцов восточной и русской литератур. Он осуществил стихотворное переложение повестей А. С. Пушкина «Дубровский» и «Метель», перевод рассказов Л. Н. Толстого, поэм Физули и Хафиза.

Вершиной переводческой деятельности стало вольное изложение поэмы «Лейли и Меджнун» по мотивам одноимённой поэмы Фирдоуси. Шакарим Кудайбердиев сотрудничал с братьями Белолюдовыми, Е. П. Михаэлисом, Н.

Кулжановой (с первой казашкой-журналисткой), будучи членом Русского географического общества. Шакарим Кудайбердиев является крупным поэтом и мыслителем, талантливым последователем и продолжателем реалистических традиций великого Абая.

Творчество Шакарима отличается широтой диапазона; для него характерны мотивы радости, оптимизма и веры в лучшую долю для народа.

души и духовных потребностей. Он был убеждён в необходимости нравственного очищения людей для построения нового общества. Задача родителей и педагогов, по мнению Шакарима, — уберечь юные души от дурных влияний.

Плохие привычки легко закрепляются и от них трудно избавиться, поэтому с раннего детства надо прививать человеку правила нравственного поведения.

«Неискушённость, малый жизненный опыт подталкивает молодёжь идти на поводу у чувственных влечений и предпочитать эгоистические желания общественному долгу», — писал Шакарим в философских думах «Сад подснежников».

Кунанбаева. Экспозиция названа «Дом охотника» и представляет собой собрание материалов, полностью отображающих биографию и творчество писателя, подвергшегося репрессиям в 30-е годы прошлого столетия.

Впервые общественности представлены документы, подтверждающие его поездку в Мекку. Широко представлены в экспозиции труды западных и восточных философов, историков, произведения казахских и русских классиков.

Интерес зрителей вызывают снаряжение для путешествий, казахские национальные музыкальные инструменты и предметы быта.

По данным сотрудников литературно-мемориального музея-заповедника Абая, работы по возведению музея начались по поручению Президента республики Нурсултана Назарбаева. Как отметил директор учреждения Токен Ибрагимов, строительство нового очага культуры длилось пять лет.

По всей стране проходят конференции, выставки, посвященные памяти философа, поэта и просветителя. Древние говорили: «Мудрая книга, оставленная после смерти человеком, лучше, чем дворец или часовня на кладбище». В казахском общественном сознании Шакарим и Абай неотделимы, они «срослись» воедино.

Но, не смотря ни на что, творческое наследие великого казахского философа, просветителя, писателя и поэта Шакарима Кудайбердиева в неизменном виде дошло до наших дней. И теперь, спустя почти сто лет со смерти философа, мы можем по достоинству оценить его вклад в опилку мировой философии.

одного из известных ему воззрений. Он был предельно толерантным буквально ко всем идеям, начиная от фантастических идей религии и кончая строго научными положениями философского материализма.

Его нисколько не смущала полная абсурдность оккультизма и спиритизма, экстрасенсов и магов.

И в то же время он серьезно задумывался над значением новейших открытий естествознания, особенно атомной физики.

Вполне возможно, что подобное могло произойти из-за его неуверенности в достаточности собственных знаний и из-за сомнения в правильности своих убеждений.

Помимо того, по его мнению всякая научная идея, получившая распространение в определенных общественных кругах, заслуживает пристального внимания, так как может нести в себе рациональное зерно.

Философия Шакарима как раз и представляет собой основательно перелопаченную «массу отвала» ради добычи крупицы истины.

Центральный объект философии Шакарима — человек. Он считал, что сущность человека, его природа и назначение заключаются в знании, прежде всего в знании истины. Но истина не дана человеку в чувствах. Человек может увидеть ее только глазами разума, так как главной основополагающей истиной является истина о причинах возникновения и сущности мироздания.

Шакарим ставит по существу глобальные философские проблемы, имеющие принципиальное мировоззренческое значение. И с этого момента начинается поиск путей их решения.

Как справедливо полагал просветитель, для глубокого научно-обоснованного решения поставленных проблем необходимо быть осведомленным в разных религиях и науках, и знать мнения по этому поводу других ученых. Причем исследователь должен полностью раскрепостить свой разум и критически оценить разносторонние по содержанию книги, высказывания и суждения.

Сам философ был совершенно независим и мыслил самостоятельно. Он никогда не отказывался от своих убеждений, которые формировались у него не наспех, а были результатом длительных поисков и настойчивых исследований, а также глубоких размышлений.

Свидетельством тому является его замечательное философское произведение — «Три истины». На основе тщательного изучения лучших образцов мировой религиозной, философской, художественной литературы он делает весьма существенные для своего времени открытия.

Философия Шакарима формировалась на основе сопоставления истинной веры и науки, знания и религии.

В своей философии он формулирует два основных направления развития человеческой мысли: одно — признающее идею творца-хозяина, другое — признающее, что в мире все возникло самопроизвольно и нет никакой бессмертной души. Представителей всех форм религии, спиритуалистов, мистиков он относит к приверженцам первой идеи; материалисты же верны второй идее.

судьба всего человечества.

Характерной особенностью является то, что работая над своими «Тремя истинами», Шакарим не просто регистрировал открытия известных философов, а старался пропустить через себя все прочитанное и переосмыслить. Кроме того, он внес значительный вклад в историю философии, реабилитировав из забытия целый ряд выдающихся ученых.

Три истины Шакарима

Но вернемся теперь к «Трем истинам». Сам Шакарим нигде не дает четкой характеристики своих трех истин. А его философские сочинения, способ расположения материала в текстах и логика исследования дают повод для выдвижения нескольких версий трактовки его учения.

масса людей осталась к ней равнодушна.

Вторая истина — это истина науки, основанная на достоверных данных чувственных восприятий и рационально-логического мышления. Но доводы науки оказались неоднозначными и подверглись опровержению по мере дальнейшего развития жизни и знания. Поэтому они не смогли стать основанием для формирования добрых начал человеческой души.

Третья истина — это истина души, субстанциональную основу которой составляет совесть. Именно совесть, как изначальная потребность души, и есть та истина, которая может очистить человека от нравственной скверны и поставить его на путь праведной жизни.

Трактовка вторая

Возможен и иной вариант трактовки «Трех истин» Шакарима. Он вытекает из философского эссе мыслителя «Записки забытого», которое является своеобразным подведением итогов проделанной за долгие годы работы и дополнением трактата об истинах. Согласно второй трактовке, основой для хорошей жизни должны послужить.

Честный труд;

Искреннее сердце.

Бакыргани (12 в.) отражают и переплетены с суфийским учением, то стихи Ш. Кудайбердиева идут в разрез с этим учением.

Шакарим не причислял себя к суфиям и суфийским поэтом себя не считал. Но все его стихи, размышляющие о сути, представляют видение мира с суфийской интерпретацией. И языковая картина мира его поэтических текстов состоит из элементов суфийской поэзии. Возникает вопрос: это дань традиции или авторская позиция?

такие как биография автора и социально-исторические условия.

И биография поэта и социально-исторические условия его бытия сжимаются воедино, и как точка всего определяется таким понятием как время. Творчество Шакарима связано с началом ХХ века. Это — время войны, революций, вступление в новую техническую эру. Это — время надежд и краха.

У казахского народа именно суфийские идеи были подпиткой для надежды. Суфийские идеи вдохновляли, сплетали нить праведной жизни, рисовали светлое будущее, заполняли смыслом происходящее. Суфийские идеи были тесно связаны с фигурой знаменитого и почитаемого всеми тюрками средневековым суфием-поэтом Ходжа Ахметом Ясави.

Суфийское учение Ясави расширило рамки ислама так, что казах мог втиснуться туда со своим устоявшим менталитетом, мировоззрением, прихватив с собой некоторые атрибуты традиционного верования. Именно в его зарисовке суфийские идеи наполняли слово надежда.

Они были так универсальны, что ни одному казаху и в голову не пришло бы пересмотреть эти идеи в духе времени.

Но, в то же время, Шакарим отзывается о суфиях крайне отрицательно. В его стихах суфий предстает двуличным попрошайкой, превративший в торг святость. Даже культурное и эстетическое пространство его поэтических текстов аккумулизируется вокруг этого образа. И как ядерная сфера текста отрицательный образ формирует негативное восприятие.

положительные и отрицательные образы дают возможность вникнуть в суфийское учение и являются материалом в наставлениях и пропаганде суфийского учения.

У Шакарима нет положительного образа суфия, всем его героям философских размышлений почти неведомо суть суфийского учения, они, по мнению автора, олицетворяют духовную пустошь. Суфий Шакарима, как продукт своей эпохи, только отражает нравы времени поэта.

Люди этого учения, точнее сказать примкнувшие к нему, в действительности обращали в прах все суфийские идеи. Поэтому Ш. Кудайбердиев прилагает все усилия, чтобы суфийское учение рассматривать отдельно от суфия.

И это разделение создает противоречие и противостояние с образом мышления самого поэта, что приводит его в смятение.

Шакарим, чтобы рассеять свое смятение, пытается в духе времени революционно решить этот вопрос. Как знаток персидской литературы и переводчик Хафиза Шакарим знал, что всё суфийское учение основывается на любви.

Тему любви с религиозной точки зрения признавал сам Абай — наставник Шакарима, которому поэт подражал во всем. Но, когда вокруг кровопролитные войны, трудно убеждать себя и читателя, что любовь спасет человеческую душу. Поэтому Ш.

Кудайбердиев убежденно меняет полюса суфийского учения, и божественную любовь заменяет человеческим разумом.

В стихах «Арак, мастык, жар, жан, шатак, иманнын шешуи» автор дает такую расшифровку: арак (водка) — разум, мастык (опьянение) — опьянение, жар (супруга) — истина, жан (душа) — плотские желания, шатак (конфликт) — вера, дин (религия) — насилие.

Как видим, из этой расшифровки у поэта то, что приводит суфия в опьянение (экстаз) не вино (шарап), которое в суфийской литературе обозначает божественную любовь, а водка (арак), которая является символом разума.

Шакарим не только заменяет традиционные термины, но и дает им бунтарскую интерпретацию, что заставляет читателя, изучая семантику его терминов, участвовать в построении мира по его указке.

Автор подбирал такие слова, которых казах использует в обыденной речи. Он все вещи называет своими именами и в контексте чувствуется оттенок вульгаризации.

Этим намеренным приемом Шакарим хотел принизить недоступность, эфемерность суфийских идей, так, чтобы рядовой читатель мог пощупать, осязать их и не терять из виду.

Как элементы текста они в комплексе создают жесткость восприятия, что заставляет читателя держаться в напряжении. Языковая картина мира упрощенная, но это придает его стихам динамичность и экспрессивность.

Ш.

Кудайбердиев многие суфийские термины арабо-персидского происхождения заменяет словами, семантика которых понятнее казахскому восприятию за счет каждодневного употребления, например: слово «шарап», означающее «вино», поэт заменяет словом «кумыс» или «арак», хотя казаху слово «шарап» знакомо в своем прямом значении. Но казах не употребляет вино, но хорошо знает вкус и действие кумыса и водки. Однако информация, которую в мировоззрении казахского народа дает это слово, не находит того должного содержания в стихах с суфийским толкованием. И применение его вышеуказанной расшифровки не раскрывает, а порой конфликтует с информативно-смысловым уровнем текста. В таких стихах в слове-информаторе происходит разделение формального и содержательного плана. Но благодаря тому, что Шакарим строго использует мотивы и образы суфийской литературы, сохраняя за ними их традиционное толкование, и точно следует отношениям суфийских мотивов, план содержания и план выражения его философской лирики находятся в взаимодействии. Все же наблюдается четкая линия разграничения между ними. Возможно, это намеренный прием, где автор пытается управлять интерпретацией, которая является прерогативой читателя.

Поэтому его философские стихи больше напоминают ряды аксиом, которые являются, по сути, указателями как жить. Эти указания несовместимы с завуалированностью суфийской лирики, и его стихи теряют тайну, загадку, которая, в какой-то степени, украшает поэтический мир Шакарима.

Он убежденно пытается не украшать свой поэтический мир, который предлагает, чтобы не отвлекаться от главной цели. Время диктует конкретных, точных действий, без лишних рассуждений.

Он считает, что его предложение жить с чистым сердцем под руководством разума это — единственный выход для человечества. Но как бы он не называл это — чистое сердце, истина, разум — именно божественная сущность проглядывается за ними.

Это та, божественная сущность, которую он пытается разъяснить человеческой природой, но она все равно уходит за пределы человеческого понимания, доказывая свою метафизичность.

Лексические, культурные и духовные смыслы философской лирики Ш. Кудайбердиева формируют образ спасительного круга для спасения и сохранения суфийских идей, которые были основой традиционного верования казахского народа.

Какой из этих вариантов трактовки принять за истинный, каждый решает за себя сам. В своей работе я просто хотела донести до читателя основные философские идеи Шакарима Кудайбердиева.

Данное толкование его трудов не является общенаучным, и я посоветовала бы каждому, кто интересуется философией Кудайбердиева, ознакомиться с «Тремя истинами» и попытаться самостоятельно осмыслить это произведение.

Но не смотря на все противоречия, встречающиеся в «трех истинах», одна заслуга Шакарима остается несомненной, а именно то, что философ настойчиво призывал мыслящих людей неустанно искать пути избавления человечества от пороков. По этому поводу, неустанно повторял он, было высказано и еще больше будет сказано заслуживающих внимания идей. И, как мы с вами можем видеть, в этом великий казахский философ не ошибся.

Источник: http://referat-lib.ru/view/referat-philosophy/19/18402.htm

Шакарим Кудайбердиев: биография и философия

Философия Ш. Кудайбердиева

Шакарим Кудайбердиев — талантливый казахский поэт, гуманист и философ. Он пережил две революции, гражданскую войну и становление советского Казахстана. Поэт и философ подвергался гонениям, был вероломно убит, после смерти забыт, а его труды уничтожены. Прикоснемся к страницам летописи жизни и творческого наследия великого сына Казахстана.

Шакарим Кудайбердиев: биография писателя

Род Тобыкты был благословлен рождением мальчика в семье Кудайберды — старшего брата Абая Кунанбаева. 11 июля 1858 года Толебике родила сына. Мальчика назвали Шакарим. Радостное событие произошло в Кен-булаке. В царские времена эта территория относилась к Чингизской волости.

Так в мир пришел Шәкәрім Құдайбердіұлы — мудрец, поэт и историк, путешественник, преемник Абая.

В пятилетнем возрасте Шәкәрім стал учеником муллы. От него мальчик узнал основы арабского и персидского языков. Семилетний рубеж ребенка ознаменовался трагедией: он остался сиротой. Его забрал на воспитание дядя Абай.

Величайший казахский поэт Абай стал духовным наставником и учителем Шакарима. Мудрый и талантливый человек, он рассмотрел в племяннике задатки творческой личности и направил его развитие в нужное русло.

Шакарим рос и формировался в атмосфере любви к слову, науке, музыке и риторике. Развитие Кудайбердиева было всесторонним. Круг его интересов составляли не только духовные и философские трактаты, но и античные и современные художественные тексты, география, естественные науки, история, физика.

Юноша освоил азы изобразительного искусства и резьбы по камню. Он научился моделировать и шить одежду, создавал музыкальные инструменты (домбры, скрипки), умело управлялся с лошадьми, охотился с беркутом.

Уже в юном возрасте он начинает писать стихи, сочинять трактаты. В 20 лет Шакарим становится волостным управителем. Сталкиваясь по роду службы с тяжбами и спорами, молодой человек приходит к мысли о необходимости упорядочить отношения между родами и разными слоями общества. Демократизм Абая стал источником вдохновения, основой творчества и деятельности Шакарима Кудайбердиева.

Административная деятельность открыла для него болевые точки казахского народа, которые мешают ему развиваться и самоопределяться, — чванство богачей и невежество степных жителей. Поиски своего пути, сомнения и душевные терзания этого периода жизни Кудайбердиев описал в поэме «Жизнь Забытого».

Шакарим очень быстро понял, что становится рабом должности, поэтому в 1898 году оставил административные обязанности и посвятил себя творчеству и путешествиям.

При материальной поддержке Абая и по его настоятельным рекомендациям Шакарим посетил Турцию, где изучал древние тексты в Стамбульской библиотеке, Аравию, совершил паломничество в Мекку.

Во Франции Кудайбердиев особое внимание уделил богатому собранию древних книг, что хранятся в Парижской библиотеке. По совету дяди изучал творчество Льва Толстого и Александра Пушкина.

Его увлекли произведения арабских писателей Хафиза, Физули, Навои. Знакомится он с творчеством английских и американских писателей и поэтов эпохи романтизма.

Драматический поворот в судьбе Шакарима случился в 1904 году. Тогда умер Абай и два его сына — талантливые поэты Акылбай и Магауия. Это стало большим потрясением для Кудайбердиева. На некоторые время он удаляется от мира. Более десяти лет поэт и мыслитель живет отшельником в горах Чингистау. Он посвящает себе науке и творчеству.

В начале 1920-х гг. поэт возвращается и поселяется в городке Шакпан. Кудайбердиеву импонирует процесс национального возрождения, охватившего казахскую интеллигенцию. Поэтому он становится участником национально-освободительного движения «Алаш».

Поэт погиб в возрасте 73 лет. Он стал одной из многих жертв советского режима. Трагедия случилась осенью 1931 года. Расстреливали Кудайбердиева чекисты из группы Карасартова. Философ путешествовал с небольшим отрядом конных путников, которых чекисты приняли за повстанцев и расстреляли. Шакарим был смертельно ранен, его раздели, связали и бросили в колодец.

Власть быстро сфабриковала дело, в котором великого мыслителя и поэта осуждали за антисоветскую деятельность, хотя, по свидетельствам очевидцев, на склоне лет Шакарим Кудайбердиев искал уединения. Мудрый человек с поэтичной душой, он стремился помочь окружающим, предпочитал писать стихи и заниматься охотой.

Все его труды, фотографии, кроме одной, были сожжены. Убийцы посчитали, что имя Шакарима Кудайбердиева навсегда сотрется из памяти народа и канет в Лету. Но через 30 лет нашелся тот, кто поведал о тайном захоронении. Этот человек указал сыну поэта — Ахату Кудайбердиеву — на последнее пристанище его отца.

В 1958 году была создана комиссия, которая рассмотрела дело Шакарима Кудайбердиева и посмертно реабилитировала его. Летом 1961 года сын философа перезахоронил останки отца. Местом упокоения стал аул Жидебай. Могила Кудайбердиева находится рядом с могилой наставника и учителя — Абая.

Так вернулось имя великого хаджи Шакарима и стали возвращаться его рукописи. Его именем назван университет, установлен памятник в городе Семей. В 2008 году был издан трехтомник произведений.

Источник: https://www.nur.kz/1689426-shakarim-kudayberdiev-biografiya-fil.html

Глава 14. Философское учение шакарима кудайбердиева

Философия Ш. Кудайбердиева

Одиниз известных исследователей наследияШ.Кудайбердиева и превосходный переводчикего выдающихся произведений на русскийязык Б. Каирбеков пишет: «Можно смелоназвать Шакарима Кудайберды-улы первымказахским ученым-историком, которыйподверг научной критике известные ктому времени сведения, как устные, таки письменные, о происхождении тюркскихнардов»378.

Даже этого было бы достаточно, чтобысделать предметом специального анализавсе, что было оставлено потомкамвыдающимся казахским ученым. Но Шакаримбыл не только историком. Он былобщепризнанным поэтом, выдающимсякомпозитором, крупным религиознымдеятелем и эрудированным философом.

Изпод его пера вышло достаточно количествостихотворений, поэм, песен и мелодий, атак же сугубо научных и философскихпроизведений, которые в нормальныхжизненных обстоятельствах и спокойномтечении исторического времени моглибы составить целую эпоху в развитиидуха казахского народа. К сожалениюсудьба распорядилась по-своему.

РодинаШакарима Кудайбердиева (1858 — 1931) предгорьяхЧингистау нынешнего Абаевского районаСемипалатинской области. В семилетнемвозрасте он остался без отца и его принялна воспитание его родной дядя -великийАбай. Шакарим был сыном старшего братаАбая Кунанбаева. До сих пор в деталяхнеизвестно, как складывались отношениямежду Абаем и Шакаримом.

Но достаточнознаемо, что Абай сумел точно уловитьспособности своего племянника и направитьего на путь поиска истины. Необходимойне только ему одному, но и всем.Систематического образования Шакаримне получил, зато он усиленно занималсясамообразованием. В настойчивости иупорстве овладения знаниями он подражалАбаю. Говорят он писал «Найди себе кумирадля подражания».

Кумиром для меня сталпокойный Абай. Следуя ему, рано отрешилсяя от межродовой распри и унизительныхмеждоусобиц, избрал путь истины исправедливости, занялся науками»379.Круг его научных интересов был весьмаширок. Он страстно увлекался литературой,историей, философией, географией,естественными науками, особенно физикойэлементарных частиц.

Не оставался внеполя его зрения и оккультизм, в особенноститакие его разновидности, как спиритуализм,магия и др. В орбите его была античнаяклассика — Пифагор, Демокрит, Эпикур и,разумеется Платон и Аристотель. Хорошознал он и труды философов XIX — начала XXвеков -французского философа ОгюстаКонта (1798 — 1857), английского позитивистаГерберта Спенсера (1820- 1903), немецкогофилософа А.

Шопенгауэра (1788-1860) и многихдругих. К стати говоря, критикуяпессимистические последнего он писал:« — Мир — не ад, а наоборот, является раем.Если бы люди не преследовали, не притеснялии не вредили друг другу, а жили бы вбратском единстве и бескорыстноиспользовали бы своим честным трудомприродные богатства, то, безусловно,мир превратился бы в рай»380.

По настоятелыюму совету и при материальнойподдержке Абая Шакарим посетил Турцию,побывал в Аравии, во Франции, совершилпаломничество (хадж) в Мекку, работал вбиблиотеках Стамбула и Парижа. При всемтом особенно близкой была для негорусская демократическая культура. Онзнал ее не понаслышке. Об этомсвидетельствует тот факт, что он находилсяв тесной переписке с великим русскимписателем Л.Н.

Толстым, который при всемсвоем демократическом настрое жаловалдалеко не всех, а Шакариму во вниманиине отказывал. Не легкая жизнь выпала надолю Шакарима. После смерти Абая и егосыновей он стал отшельником, уединилсяв дальних местах Чингистау, где водиночестве писал свои стихи, излагалраздумья и обосновывал свои научныеоткрытия. Роковым для него оказался1931 г.

, когда небольшой отряд НКВД (НародныйКомиссариат Внутренних Дел) счел виновнымего в организации нападения группыбандитов на районный цент и расстрелялего без суда и следствия. Это случилось,когда Шакариму исполнилось 73 года. Телоего было заброшено в засохший колодец,где и пролежало до 1962 г. А в 1962 г. останкиего перенесли в урочище Жадыбай и предализемле близ могилы Абая.

Многогранноетворческое наследие Шакарима, весьмаразнообразное по форме своего выраженияи является достаточно сложным посодержанию. Особую трудность представляетраскрытие сущности его теоретических,философских воззрений. Дело в том, чтов этой сфере он не признавал истинностини одного из известных ему направлений.

Он был предельно толерантным буквальноко всем идеям, начиная от предельнофантастических идей религии и кончаястрого научными положениями философскогоматериализма. Его нисколько не смущалаполная абсурдность оккультизма иэкстрасенсов, спиритуалистов и магови в то же время у него могли вызватьвосхищение неопровержимые аргументысерьезной науки.

Он мог по-детски наивноприслушиваться к доводам спиритов имистиков и одновременно серьезнозадуматься над значением новейшиеоткрытий естествознания, особенноатомной физики. Вполне возможно, чтоподобное могло произойти из-за егонеуверенности в достаточности собственныхзнаний для удовлетворительно решениясложнейших вопросов философии,бессистемности полученного им образования.

Нельзя забывать о том, что по егособственному признанию он занималсяизучением всей научной и литературнойпродукции попавших в его руки.

Неисключено и то, что согласно егопредставлениям, всякая идея, получившаяраспространение в определенныхобщественных кругах, заслуживаетпристального внимания, ибо в этих идеяхможет оказаться пусть даже самаямаленькая толика истины, которую нужнодобывать как крупицу золота, перелопативогромную массу отвала. Философия Шакаримакак раз и представляетсобой основательно перелопаченную«массу отвала» ради добычи крупицыистины.

Центральныйобъект философии Шакарима — это, конечночеловек, предмет его особой заботы ивнимания. Согласно казахскойпросветительской традиции, мыслительсчитал, что сущность человека, егоприрода и назначение заключаются взнании и прежде всего в знании истины.Но истина не дана человеку в чувствах.

Человек может увидеть ее только глазамиразума, так как главной основополагающейистиной является истина о причинахвозникновения и сущности мироздания.И это вполне естественно и закономерно,ибо «… увидев что-то неведомое человекведь несомненно задается вопросом кемэто сработано, для чего оно предназначено?»381.

То есть такими вопросами, на которыеможно дать ответ только при помощи силыразума, а чувственные восприятия здесьоказываются совершенно беспомощнымии не в состоянии внести чего-либосущественного в их уяснение. Такимобразом, Шакарим ставит по существуглобальные философские проблемы, имеющиепринципиальное мировоззренческоезначение.

И с этого момента начинаетсяпоиск путей их решения.

Каксправедливо полагал просветитель дляглубокого научно-обоснованного решенияпоставленных проблем «исследующийдолжен быть осведомленным в разныхрелигиях и науках, знать, что по этомуповоду высказывал тот или иной ученый»382.

Причем он не должен попадать в рабскуюзависимость от идей, обоснованных дажепризнанными авторитетами.

Напротив, ондолжен полностью раскрепостить свойразум и беспристрастно, не болезненновоспаленным, а здравым рассудком изучитьи критичкски оценить разноречивые посодержанию, противоречащие в своихположениях и выводах книги, высказывания,суждения, практически содеянное 383.

Надо ли говорить насколько мудрым иполезным является этот совет Шакаримадля будущих поколений философов. То,что пережила общественная мысльсоветского периода убедительноподтверждает глубокую справедливостьмысли Шакарима о том, что всякий человек,подверженный догматизму (а именно обэтом идет речь у него) неизбежно «станетподобен лошади на арканной привязи»384.

Сам философ былсовершенно независимым и мыслилсамостоятельно. Он еще не знал тогда,что философствовать самостоятельно вобществе, раздираемом противоречиями,либо же полностью придавленном властями,является делом рискованным и далеко небезопасным для мыслящей личности. Впоследствие он жестоко поплатился заэто.

Но, что бы там ни было, Шакаримникогда не отказывался от своихустоявшихся убеждений, которыеформировались у него не наспех, а былирезультатом его длительных поисков инастойчивых исследований, а так жеглубоких размышлений.

Убедительнымсвидетельством тому является егозамечательное философское сочинениепод название «Три истины», существеннымдополнением которому являются его труды«Мусулманык шарты» («Каноны мусульманства»),«Родословная тюрков, киргизов, казахови ханских династий», а так же многиепродукты его художественного творчества.

В этих своих произведениях, на основетщательного изучения лучших образцовмировой религиозной, философской,художественной и естественнонаучнойлитературы он делает весьма существенныедля своего времени открытия.

Повсему видно, что он специально не изучалмарксистско-ленинскую теорию, либо жене сумел как следует в нее вникнуть. Вовсяком случае в своих до селе опубликованныхтрудах он ни словом не отражает своегоотношения к этому учению. Но подобно Ф.Энгельсу, сформулировавшему основнойвопрос философии он открывает дваосновных направления развития человеческоймысли.

Одно — признающее идею творца-хозяинаи другое — признающее, что в мире всевозникло самопроизвольно и нет никакойбессмертной души. «С давних времен, -пишет он, — люди говорят о существованиидвух жизненных путей. Одни считают, чтодуша продолжает жить, не исчезает, еслидаже исчезает тело, поскольку, и послесмерти есть жизнь.

Она иная, вовсе непохожая на земную, потому утверждаютони, следует жить не только мирскимихлопотами, но и заботами, которые моглибы украсить последующую жизнь»385.К сторонникам этого взгляда он относитпредставителей всех форм религии ирелигиозных верований, спиритуалистов,мистиков и прочих.

«Ну, а другие говорят,- продолжает он, — что все вещи в этоммире возникают самопроизвольно, самипо себе, и нет какого-то хозяина-творца,который создавал бы их по своей воле ина свой лад, и нет никакой души, котораявозрастает после смерти»386.Это, разумеется, материалисты.

Какое жеиз этих двух направлений мысли являетсяистинной, самой достоверной? Для Шакаримаэтот вопрос имел особо важное значение,поскольку, согласно его представлениям,от решения этого вопроса зависела судьбане только отдельно взятого человека,но и судьба всего человечества.

Наверноеименно поэтому он, на протяжении многихстраниц своих сочинений самым тщательными скурпулезнейшым образом исследуетвсе доводы за и против каждого из этихдвух направлений мысли. При этом, чтонесомненно заслуживает пристальноговнимания, он проявляет колоссальнуюэрудицию и показывает превосходноезнание им восточных и западных религий.

Древневосточной, античной и европейскойфилософии ХУП — XIX веков. Ему не чуждытак же и знания естествознания различныхпериодов его развития, начиная сантичности и кончая XX в. Не оставил безвнимания он и оккультизм второй половиныXIX в. Временами этот оккультизм становитсяу него чуть ли не главным аргументом впользу своих философских принципов.

Обращает на себя внимание и тот факт,что автор «Трех истин» на протяжениивсего своего труда ни разу не ограничилсярегистрацией того или иного открытияили мнения того или иного мыслителя. Онпостоянно стремится определить своеотношение к мыслям, идеям и доводам техученых и философов, которых он привлекаетдля обоснования самых сложных вопросовнауки, философии и жизни своего времени.

В его сочиненииприводится огромное количество именвсемирно известных для широких круговнаучной общественности, малоизвестныхи вовсе неизвестных исследователей,ученых и философов. В целом ряде случаеввосстанавливаются имена незаслуженнозабытых авторов важных открытий иисследований.

Это относится, преждевсего, к таким представителям независимогознания, как Дольн, Фламарион, Стуармель,Фотбель и другим. Все это свидетельствуето той исключительной научнойдобросовестности Шакарима Кудайбердиева,без которой невозможно было никакоеприращение знаний.

Именно привлечениевсего богатства предшествующего развитияпознавательного процесса позволиловыдающемуся казахскому просветителювнести свой вклад и сказать свое вескоеслово в науке и философии.

Источник: https://studfile.net/preview/5134070/page:57/

Refy-free
Добавить комментарий