Драматургия А.С.Пушкина

Вопрос № 13. Пушкин – драматург

Драматургия А.С.Пушкина

⇐ Предыдущая6789101112131415Следующая ⇒

В драматургии образцом для Пушкина был Шекспир.

«Твердо уверенный, — писал поэт-драматург, — что устарелые формы нашего театра требуют преобразования, я расположил свою трагедию по Системе Отца нашего Шекспира, и принес ему в жертву, пред его алтарь два классических единства, и едва сохранил последнее…

Отказавшись добровольно от выгод, мое о род оставляемых системою искусства, оправданной опытами, утвержденной привычкою, : и старался заменить сей чувствительный недостаток верным изображением лиц, времени, развитием исторических характеров и событий, — оловом, написал трагедию истинно романтическую».

Верное изображение времени, развитие исторических характеров и событий — что это как не требования реалистического искусства, как не выражение глубоко продуманного и выстраданного к тому времени историзма Пушкина, его философии, истории, выработанной в тесной связи с интеллектуальными откровениями эпохи.

Из драматических произведений А. С. Пушкина в полном и законченном варианте до нас дошли только «Борис Годунов» и «Маленькие трагедии». «Русалка» и «Сцены из рыцарских времён» остались, к сожалению, незаконченными.

Невозможно не упомянуть о влиянии творчества Пушкина-драматурга на дальнейшее развитие русской литературы. Отголоски приёмов Александра Сергеевича будут встречаться ещё у многих наших писателей, потому что он если не основал новое течение в литературе, то хотя бы заложил обширный фундамент для этого.

У Пушкина как драматурга почти не встречаются особенности писательской деятельности, которые предложили драматурги, жившие до него, потому что Пушкин сам был особенным писателем. Давно уже сопоставляются на практике Онегин, Печорин и Чацкий.

У Гоголя и Лермонтова резко заметно, что они продолжали следовать тому, что завещал Пушкин, но у каждого из них была какая-то своя изюминка.

Проблема истинного гуманизма, борьбы за духовное богатство человеческого общества не только в России, поставленная Пушкиным 170 лет назад, в наше смутное время, когда книги читают очень редко, особенно актуальна и злободневна.

Пушкина нельзя изучить до конца, его творчество всегда будет открывать для нас что-то новое и непознанное. Каждый из нас, читая произведение Пушкина, неважно какое, открывает для себя неизведанные границы самосознания, которое развивается вместе с изучением творчества Александра Сергеевича.

Но не только это отличает его произведения от творений других писателей XIX века, хотя и в другие времена не было такого гения русского слова.

Пушкин старался как можно глубже раскрыть многие философские, социальные, нравственные вопросы поставленные им в «Медном всаднике», «Евгении Онегине» и более всего «Борисе Годунове».

В последнем произведении он попытался показать всю жажду власти, в стремлении к которой человек не остановится ни перед чем. Он показал в нём так же несовершенство социальной системы и большое падение нравственности.

В «Борисе Годунове» Пушкин красноречиво рассказал о развращённости, лицемерии, двуличности, жадности, крайней низменности желаний и пренебрежении к людям низких сословий правящего класса, то есть бояр.

Великий поэт пошёл на такой сумасшедший риск, потому что был патриотом своей страны.

Творчество Пушкина драматурга очень свободолюбиво и тесно связано с поистине героической борьбой нашего народа против царизма и эксплуатации.

В любое время, когда над Россией нависает опасность, творения Александра Сергеевича становятся тем, что можно назвать надеждой на спасение.

Например, в годы Великой Отечественной войны произведения Пушкина, особенно его лирика, вновь стали свежими и призывными, как и в момент их написания.

Твардовский так вспоминал о том времени: «Я вдруг почувствовал в полную меру своей души ни с чем не сравнимую силу пушкинского слова.

И для меня, как будто впервые, как будто вовсе не известные мне до того, прозвучали строфы его исполненной горделивого достоинства патриотической лирики …

восторг вызывался не той или иной блестящей строкой, а тем, что все это — Родина, всё это моё неотъемлемое достояние, гордость и честь, вера и слава и не может быть на земле силы, которая могла бы отринуть это».

Сама по себе судьба драматургии Пушкина складывалась поистине драматично. «Борис Годунов» долго не признавался публикой, трудно было даже представить, что трагедия взойдёт на сцену. А ведь поэт-то писал её именно в расчёте на театральную постановку. Произведению Пушкин сделал большую рекламу.

Он читал его неоднократно на публике, хотя доселе он этого не практиковал. Но такое резкое и обличающее произведение, пройдя цензуру, было поставлено лишь в 1870 году урезанное, изуродованное до неузнаваемости.

Было скрыто и выдернуто из текста то, что, по — моему, можно считать главным в трагедии: действительная подлая сущность бояр того времени.

Как известно, Пушкин обращался к драматической форме в переломные моменты своего творчества, так как именно в драме он искал ответы на самые острые вопросы современности и пытался найти новый художественный подход к их решению. Тогда обращение к драме в «Борисе Годунове» означало утверждение реализма в творчестве Пушкина.

В «Борисе Годунове» — первом законченном драматическом произведении поэта — одной из ведущих проблем выступает проблема личности и общества, индивидуалиста-тирана, стремящегося покорить всех и вся своей воле, терпящий в конце концов жестокое поражение. Эта проблема волновала многие умы XIX века, она волнует людей и сейчас.

Пушкин так в последний раз откликнулся о том времени:

Припомните, о други, с той поры,

Когда наш круг судьбы соединили,

Чему, чему свидетели мы были!

Игралища таинственной игры;

Металися смущенные народы;

И падали, и высились цари;

И кровь людей то славы, то свободы,

То гордости багрила алтари.

Интерес Пушкина к «смутным» временам истории родины особенно обострился накануне восстания декабристов, о подготовке которого Пушкин не мог не догадываться, не мог не размышлять об условиях его успеха а поражения.

Пушкин официально не был членом декабристских кружков, но он знал лично чуть ли не всех: Рылеева, Пестеля, Михаила Орлова, Лунина, Николая Тургенева, Сергея Трубецкого, — с ними спорил, с ними негодовал, жил мыслями и интересами декабристов, дышал предгрозовой атмосферой, ею разгорался. «Я — признавался он Жуковскому, — наконец был в связи с большею частою нынешних заговорщиков». В политических беседах с декабристами созревали его собственные взгляды па прошлое, настоящее и будущее России. Вопрос о путях политического переустройства страны для Пушкина упирался в ее историю.

Знаменательно, что «Бориса Годунова» он заканчивает 7 ноября 1825 года, в самый канун декабрьского восстания. Поэт словно провидит, предчувствует и предрекает конец Александрова царствования, описывая конец царствования Бориса Годунова.

В рукописи «Бориса Годунова», оказывается, есть пушкинский рисунок, изображающий пьедестал памятника Петру: скала, на ней вздыбленный конь, но Всадник отсутствует. А текст трагедии при этом такой:

Басманов

Всегда народ к смятенью тайно склонен:

Так борзый конь грызет свои бразды…

Но что ж? конем спокойно всадник правит…

Царь

Конь иногда сбивает седока… Символика многозначительная.

Преобразовав русский поэтический язык, совершив революцию в драматургии, Пушкин все чаще задумывался теперь о путях развития отечественной художественной прозы. Он полагал, что проза русская значительно отстает от поэзии.

И если «русская поэзия достигла уже высокой степени образованности», то «проза наша так еще мало обработана, что даже в простой переписке она принуждена создавать обороты для изъяснения понятий самых обыкновенных, так что леность наша охотнее выражается на языке чужом, коего механические формы давно готовы и всем известны».

Вопрос №14. Пушкин – автор «Онегина»

Пушкин, закончив работу над основными главами «Евгения Онегина», бил в ладоши и кричал, хваля самого себя: «Ай да Пушкин!..». Поэт, которого даже холодный Николай II признал «одним из самых умнейших мужей России», понял, что создал шедевр. Роман «Евгений Онегин» — легкий, изящный, искрящийся своей многогранностью и бездонной глубиной содержания.

Этот «магический кристалл», отразивший в себе всю поэтическую и горькую русскую действительность «золотого века», — до сих пор не имеет себе равных не только в русской, но и во всей мировой литературе. Пушкин работал над романом не один год, это было самое любимое его произведение.

Ведь автору «Онегина» пришлось пережить и изгнание, и одиночество, и потерю друзей, и горечь гибели лучших людей России. Наверное, поэтому роман был так дорог Пушкину. И не случайно создается впечатление, что главный герой романа все же не Онегин, а сам Пушкин.

Он присутствует везде: и на балу, и в театре — иронически наблюдая за своим героем, и в деревне, и в убогих гостиных мелкопоместных дворян, и в саду у скамейки, на которой так и осталась сидеть Татьяна после отповеди, данной ей любимым человеком…

Героев романа окружают друзья Пушкина: то пронесется Чаадаев, то сверкнет очками Вяземский, то послышится шум моря у ног молоденькой Машеньки Раевской — будущей княгини Волконской, то в неопубликованной десятой главе мрачной угрозой мелькнет тень Якушкина… И везде из-за спин видна улыбка самого Александра Пушкина. Роман был для поэта, по его словам, плодом «ума холодных наблюдений и сердца горестных замет».

Образ автора создают лирические отступления, их в романе двадцать семь значительных по объему и около пятидесяти малых. Кто же главный герой романа “Евгений Онегин”? Многие считают, что главный герой романа — это все-таки сам Пушкин.

Если прочесть роман повнимательней, то можно увидеть, что в нем не один главный герой, а два: Онегин и Пушкин. Об авторе мы узнаем почти столько же, сколько и о Евгении Онегине. Они во многом похожи, недаром Пушкин сразу же сказал о Евгении, что это “добрый мой приятель”.

Пушкин о себе и об Онегине пишет:

Страстей игру мы знали оба:

Томила жизнь обоих нас;

⇐ Предыдущая6789101112131415Следующая ⇒

Дата добавления: 2016-07-29; просмотров: 2204 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов

Источник: https://lektsii.org/6-45155.html

Драматургия А.С.Пушкина

Драматургия А.С.Пушкина

Пушкин А.С.

Одной из замечательных особенностей литературного дела Пушкина является исключительное разнообразие и разносторонность его творчества, широчайший охват им всех возможных родов, видов, форм национального искусства слова, величайшим создателем которого он у нас и стал. И во всех этих видах и формах Пушкин явил изумительные образцы мирового художественного творчества, способные выдержать любое испытание временем.

Предельно созрел, развернулся во всю свою мощь гений Пушкина в таких фундаментальных творениях, как роман в стихах «Евгений Онегин», народная трагедия «Борис Годунов» (сам Пушкин по праву называл их своими подвигами), «Маленькие трагедии».

В кругу исторических раздумий Пушкина одно из ведущих мест занимают судьбы русской нации, русского национального государства. Наиболее непосредственно проблема народа, его роли в истории, его исторических судеб ставится Пушкин в трагедии «Борис Годунов».

«История народа принадлежит поэту», — утверждал в ту пору Пушкин. И в своей трагедии он подходит к истории именно как поэт, стремясь оживить ее, развернуть яркую и полнокровную картину прошлого людей и событий давно минувших дней.

В то же время он настойчиво и последовательно старается «воскресить минувший век во всей его истине».

В результате было создано произведение в высшей степени своеобразное и в своем роде единственное: несравненное по своей художественной силе и вместе с тем почти совершенно лишенное художественного вымысла.

Задачам, поставленным перед собой поэтом, никак не соответствовали традиционные формы драматургии классицизма. Вместо предписанных поэтикой классицизма двадцати четырех часов действие «Бориса Годунова» охватывает период в семь с лишним лет.

Отброшен принцип «единства места»: действие трагедии развертывается с необыкновенной калейдоскопичностью — переходит из дворца на площадь, из монастырской кельи в корчму, из палат патриарха — на поля сражений, даже переносится из одной страны в другую — из России в Польшу. Это позволяет поэту обнаружить скрытые пружины исторических событий.

То, что совершается во дворце, объясняется тем, что происходит в боярских хоромах, а последнее обусловлено тем, что творится на площади.

В «Борисе Годунове», не имеющем центральной любовной интриги, обязательной для поэтики классицизма, огромное количество (около шестидесяти) действующих лиц, представителей всех слоев тогдашнего общества. Вопреки традициям здесь нет и главного героя.

Трагедия называется именем царя Бориса, но она не только не кончается его смертью, но и фигурирует он всего лишь в шести сценах из двадцати трех. Вся пестрая и многоликая Русь эпохи «многих мятежей» проходит перед нами в живой и движущейся, шумящей, волнующейся, «как море-окиян», полной событий панораме.

Русь конца XVI — начала XVII века и является главным действующим лицом, своего рода коллективным героем пушкинской трагедии.

По-шекспировски «вольно и широко», мастерски пользуясь средствами речевой характеристики, лепит Пушкин человеческие характеры — в этом с особенной силой сказывается его новый художественно-реалистический метод.

Борис Годунов — отнюдь не традиционное амплуа классического «злодея»: он не только «цареубийца», через кровь Димитрия пришедший к власти, но и умный правитель, и любящий отец, и усталый, ощущающий себя глубоко несчастным человек.

С таким же разнообразием, многосторонностью разработан образ его противника — Самозванца, резко противостоящий штампованному «злодею» из трагедии «Димитрий Самозванец» А.Сумарокова.

Пушкин рисует характеры Бориса и Самозванца, как и вообще всех персонажей трагедии, в тесной и непосредственной связи с духом и особенностями исторической эпохи. Историчность характеров, сочетающаяся с психологической правдой, составляет одно из основных и существенных свойств реализма Пушкина в «Борисе Годунове».

В изложении исторических событий поэт в основном следовал за «Историей Государства Российского» Карамзина.

Из нее взял он почти весь фактический материал, у него же заимствовал недоказанную версию об убийстве царевича Димитрия по приказу Бориса.

Однако, следуя Карамзину «в светлом развитии происшествий», Пушкин решительно отверг проникнутую консерватизмом и монархическим духом общую схему его «Истории…».

В пушкинской трагедии угрызения совести царя-преступника — не главное; в ней показан «мирской суд» над Борисом — суд истории, причем убийство Димитрия играет, в сущности, второстепенную роль, а появление Самозванца — всего лишь последний толчок, давший возможность вырваться наружу враждебным царю Борису социально-историческим силам. Не поединок между Борисом и Самозванцем, а именно борьба социальных сил составляет истинный предмет основного конфликта пушкинской трагедии.

Существенной частью его является борьба родовитого боярства с Борисом, в которой принимают активное участие и предки самого поэта — «род Пушкиных мятежный». Но этим социальное содержание трагедии отнюдь не исчерпывается.

Борис Годунов, сокрушавший старинное боярство, был вместе с тем и царем-крепостником. Именно этим объясняется глубокое недоверие и нелюбовь народа к Борису, на что и рассчитывают в борьбе с ним мятежные бояре.

И вот в трагедию Пушкина включается главная социальная сила, имеющая решающее значение, — «мнение народное».

Мысль эта составляет один из важнейших философско-исторических тезисов Пушкина, связанных — пусть подспудно — с его раздумьями о судьбе переворота, подготовлявшегося декабристами в отрыве от широких народных масс.

С особенной выразительностью сказывается это в финале трагедии, завершающейся знаменитой фразой: «Народ безмолвствует». В этом «безмолвии» заключена вся дальнейшая судьба Самозванца.

Пока народ был на его стороне, он, беглый монах, «сорвал порфиру» с могучего московского царя; поскольку народ от него отвернулся, его ждут быстрое свержение и бесславная гибель.

То, что Пушкин выносит свой приговор именем суда народного, является самой замечательной чертой его исторической трагедии, которая действительно не только по своему совершенно новому драматургическому строю, но и по идейному содержанию может быть названа трагедией народной.

Народная трагедия «Борис Годунов» является вместе с тем и трагедией народа. Только благодаря «мнению народному», народной поддержке противникам Бориса удалось его одолеть, но самому народу от этого не стало легче.

Его победа была полностью узурпирована боярами, которые снова, как и в первых сценах трагедии, властно выступают на передний план, распоряжаются, действуют, повелевают. Но явно враждебное «безмолвие» народа как бы свидетельствует, что так будет не всегда.

Сегодня народ еще только «безмолвствует», но завтра он может заговорить, и тогда горе тому, против кого он поднимет свой голос. В безмолвии народа — не только судьба Самозванца, в нем затаен грозный гул грядущих крестьянских восстаний под предводительством Болотникова, Разина, Пугачева.

Источник: https://mirznanii.com/a/359057/dramaturgiya-aspushkina

Драматургия пушкина

Драматургия А.С.Пушкина

Пушкин был заядлым театралом, был прекрасно осведомлен в истории драматургии. В первой главе ЕО он описывает кратко современный ему театр. Перечисляет там великих драматургов — Княжнина, Фонвизина, ОзерОва, Шеховского. «вывел Шеховской..

. Своих комедий шумный рой». Упоминает и переводчиков, потому что переводная драматургия была обильной. Вспоминает переводчика Котенина, величайшую актрису, стоявшего у истоков трагической традиции актерского мастерства — Екатерину Семенову.

В 1823, когда пишется ЕО, была традиция русской драматургии, но довольно слабая. Стал вопрос о реформировании русской драматургии и русского театра. Пушкин, как многогранный, пишет критику «Мои замечания русскому театру» (о деятелях и зрителях).

БОРИС ГОДУНОВ

За реформу драматургии берется в середине 20-х годов, в Михайловской ссылке. Пушкин пишет две статьи (входят в программу) «О народной драме…», «Наброски к Борису Годунову».

Его идеи: изначально русская драма прошла не такой путь, как европейская, преимуществом европейской он считает, что она рождена на площади и является народной, основана на смехе, жалости, ужасе. Одним из важнейших требований к драматургу Пушкин считал объективность.

В тексте «Бориса Годунова», в знаменитом разговоре будущего самозванца с летописцем Пименом монах советует: нужно писать, «Добру и злу внимая равнодушно, не ведая ни жалости, ни гнева». Это стремление возвысится над тем, что ты описываешь, дать читателю самому сделать вывод.

Драматургия априори объективна, лирика субъективна.

Еще требование к драматургу — историзм. Необходимость описывать чувства героя в зависимости от того, в какую эпоху он действует.

Пушкин глубоко вникал в историю эпохи Бориса Годунова, конца 16 — начала 17 веков. Но его драмы — не исторические произведения, они допускают художественную условность.

Тут Пушкин идет на поводу у Карамзина, доверяясь, что Борис Годунов был убийцей Димитрия.

Пушкин исследует характеры, он принимает за факт что Борис — убийца Димитрия, и дальше уже принимает во внимание характеры и законы истории.

По сути, эта трагедия — не только власти, но и народа, который не смог или не захотел противостоять этой крови.

Посвящает «Бориса Годунова» памяти Карамзина, умер в 26 году, а БГ вышел в 30.

В эстетическом отношении для Пушкина примером был Шекспир – не романтик и не классицист, у него исторические хроники. Шекспир изображал характер во всей противоречивости, сложности.

Пушкинский Годунов — фигура со многими страстями, смесь тщеславия, готовности преступать все законы ради своей цели (он стремится к власти, на которую не имеет права), и в то же время способность чувствовать угрызения совести («и мальчики кровавые в глазах»).

Годунов искренне патриотически заботится об укреплении государства. В то же время он очень лицемерно набожен (в начале трагедии — отказ от власти, не хочет брать на себя груз ответственности, народ вынужден падать на колени и умолять его править).

Еще он прекрасный семьянин, и очень точные советы дают своему сыну: «Учись, мой сын! Наука сокращает нам опыты быстротекущей жизни».

Для драматурга-новатора важна была свобода построения плана, и отсюда отказ от пятиактного драматургического действия. Пестрые сцены — их 23, никаких явлений и действий. Они относятся к разным временам, никакого единства времени и места, более 25 действующих лиц, что невозможно было представить раньше.

В отношении языка Пушкин тоже новатор. Нужны архаизмы, так как прошлые века, но Пушкин знает, что зритель не готов к восприятию архаизмов 16 века. Лишь изредка использует архаизмы. историческая точность не в словах, а в соответствии характеров героев духу времени.

Это историко-политическая трагедия. Это трагедия тиранической власти, которая пренебрегает нравственными законами ради своих целей, и трагедия народа. Пушкина интересует закономерность трагедии власти, чуждой народу, которая мальчика и не смогла покаяться.

Начинается все с убийства царевича, и это у Пушкина нормально для власти. Борис убивает младенца-сына Ивана Грозного за кадром, а потом убивают наследника самого Бориса, получается опять кровь невинного младенца.

Власть обречена на кровопролитие, народ отворачивается от царя-ирода. «Мы сильны мнением народным». Поляки, идущие за самозванцем, оказываются плохими воинами и побеждают, потому что мнение народа, отвернувшегося от Годунова, на их стороне.

Вот чем рискует любая власть, нарушая законы.

Ремарка: «народ безмолвствует». Почему он безмолвствует? Потому что перед этим происходит убийство Федора, которое не показано, но указано в ремарках, как нечто происходящее в палатах Годунова.

Конечная ремарка менялась несколько раз (было: «народ ликует») — это удивительное провидение. По-разному можно трактовать ситуацию безмолвствия народа.

Молчание может быть знаком согласия, а может народ безмолвствовать в оторопи от происходящего и в нем созревает протест новой власти. Как будто многоточие стоит в конце пьесы. Поэтому-то она и возмутила царя.

Любопытный момент, каким изображается народ.

С одной стороны, он носитель традиций.

С другой стороны, народ способен на унижение и жестокость к собственным детям, чтобы получить то, что от них требует. Знаменитая сцена с матерью, которая бросает ребенка о пол, чтобы он заплакал. В той же сцене есть еще один герой, который натирает луком глаза, чтобы показать, что тоже плачет.

В Болдинскую осень, спустя пять лет после «Бориса Годунова», он обращается к форме маленькой трагедии.

Сам замысел рождается в 1826 году, в Михайловской, сразу после БГ, но реализуется только осенью 1830 года. 4 сюжета он завершает и определенным образом их циклизирует.

Пушкин первым ставит Скупого рыцаря, вторым — Моцарта и Сальери, четвертым — Пир во время чумы. Здесь есть внутренняя логика.

МАЛЕНЬКИЕ ТРАГЕДИИ

Общая идея маленьких трагедий — обрисовать разные человеческие характеры, архетипы характеров с отпечатками эпохи. Нет вневременности, стремление к конкретной исторической эпохе.

Исследование нравственно-психологических конфликтов.

СКУПОЙ РЫЦАРЬ

«Скупой рыцарь» — конфликт типичный для эпохи перехода от феодализма к буржуазии. Скупой рыцарь — носитель буржуазной идеи. Оксюморон — пир во время чумы, скупой рыцарь. Для рыцаря ценны деньги. Но он не пускает деньги в дело, что противопоказано в буржуазии — противоречие. Для сына превыше всего честь, рыцарские традиции.

Психология средневекового человека, беречь деньги, чтобы нажиться — для него принцип невозможный. И он оказывается без вины виноватым в гибели отца. Психологическая коллизия, когда он отказывается от предложения убить отца, но именно это ему приписывает его отец.

То есть ни тот, ни тот век не способны спастись, если нет внутреннего чувства любви и преданности друг другу.

МОЦАРТ И САЛЬЕРИ

Другие два типа поведения — Моцарт и Сальери. Моцарт — живет вдохновением и пренебрежительно относится к своему гению, Сальери — над ним господствует разум и анализ. Гармонию он алгеброй проверял. Алгебра совершенно чужда Моцарту и не может быть в искусстве.

На самом деле Сальери был современником Пушкина. Возможно, что под воздействием некрологов Пушкин и написал о нем. Пушкин считал, что если Сальери освистал оперу Моцарта «Дон Жуан», то он мог и убить Моцарта. Но ничего не доказано. Проблема нравственности.

«Гений и злодейство — две вещи несовместные», это вопрос. (Гениальный злодей Наполеон, или Гитлер). Но для Пушкина гений — не злодей. Но тут же противопоставляются реальные истории в трагедии. Пушкин влагает историю о Микеланджело, который убил своего натурщика, чтобы более верно изобразить смерть.

Сальери такой: «что же, Микеланджело не гений?». «Моцарт и Сальери» в постановке успеха не имел.

психологическая черта «Моцарта и Сальери» — зависть, в «Рыцаре» — скупость. Пронизывающая идея всего цикла — исследование страсти.

Действие «Рыцаря» происходит в средневековой Фландрии (сегодня это Франция), Моцарт — в Австрии, Каменный гость — в Испании.

КАМЕННЫЙ ГОСТЬ

Дон Жуан — обращение к этому образу коснулось всех европейских литератур. Пушкин не называет Дон Жуана, хоть и имеет его ввиду. Он берет вторую часть названия из названия «Дон Жуан или Каменный гость» и форму имени Дон Гуан — испанская форма. Противопоставление мотива. Для Пушкина интересна тема смерти и любви.

В «Каменном госте» она и есть — Эрос и Танатос. Пушкин стремится к своеобразию, все диалоги у него оригинальны, хоть он и опирается на Мольера.

Дон Гуан в пушкинском варианте — это не просто бабник, это человек, который каждый раз действительно влюбляется и оказывается во власти любовной страсти, которую преодолеть не может, и он еще и импровизатор любовной страсти — двойственная характеристика.

С одной стороны он под властью страсти и не виноват, что горе приносит, а с другой стороны — импровизатор, он репетирует свой монолог, то есть виноват. Репетиция говорит об осмысленности, а не о вольном излиянии чувств. Свою влюбленность как бы контролирует.

Первые три трагедии объединяются тем, что Пушкин описывает характеры, охваченные страстью. Идеи связаны с наслаждением жизнью — богатством, музыкой, женщинами. Все страсти приводят к гибели героев.

ПИР ВО ВРЕМЯ ЧУМЫ

Четвертая трагедия — «Пир во время чумы» (1830). Он «играет» в перевод, на самом деле не переводчик. От оригинала только посыл для сюжета.

Для Пушкина этот сюжет был особо злободневен, потому что Болдинская осень связана с холерным карантином — тема угрозы жизни и вместе с тем наслаждения опасностью. Оксюморон работает здесь напрямую. «Пир во время чумы» не был поставлен, но был опубликован в 1832 году.

Песня председателя пира — идея эпикурейского противостояния чуме, заключающаяся в предложении запереться от болезни в своих довольствиях, не обращать внимания на то, что происходит вокруг, и даже находить наслаждение в игре со смертью.

Надо обратить внимание на эпиграф и на ремарки. Когда герою говорят, что его мать умерла, он «впадает в задумчивость». Эта ремарка как раз и говорит о том, что Пушкин призывает задуматься.

ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН

Это центральное произведение по времени написания, в центре биографии (1823-1830). Выходит целиком в 1833 году. С 1825 года Пушкин печатал по главам. Своеобразная манера, «сериальная». По значимости это тоже центральное произведение.

Кольцевая композиция и два внутренних сюжета. Первый — в основе лежит любовь Татьяны к Онегину, в основе другого — любовь Онегина к Татьяне. Так что можно разделить роман на две части.

Новаторство Пушкина в жанре — «Не роман, а роман в стихах. Дьявольская разница!».

Веневитинов говорит в рецензии на 1 главу Онегина, что Пушкин развивается под знаком Байрона. После 2 главы достигает абсолютной оригинальности. Пушкин начинает литературу всемирного масштаба.

10 строфа 8 главы:

«Блажен, кто смолоду был молод,

Блажен, кто вовремя созрел,

Кто постепенно жизни холод

С летами вытерпеть умел».

Много противоречий, непонятно, чье это мнение. Множественность точек зрения. Фабула очень простая. Но суть в том, как анализируются ситуации разными героями. Диалектическая природа текста.

Новый герой в мировой литературе, который вводит понятие «лишний человек». Чацкий не лишний человек. Чацкий высказывает негодование, уезжает, но, возможно, вернется. Психологический склад бойца. Онегин слаб. Он не будет обличительные речи толкать. Он уедет с заднего двора. Он чувствует себя лишним, но бороться не может или не хочет.

Татьяна-Ольга/ Ленский-Онегин. Отношения, Пушкин любит подобные конструкции. Онегин европеец образованный. Вольтерьянец. Ленский воспитан в Германии.

Ленский не сложившийся до конца характер. Мы попадаем в разные условия воспитания. Ленский может стать вольнолюбцем (у него есть этот зародыш). Мог стать барином, как Дмитрий Ларин.

В романе есть две части. Дуэль — потрясение в душе Онегина. Описаны переживания героев. Им одолела страсть в перемене мест. Обновленный Онегин возникает в 8 главе. Онегин меняется. В авторском пояснении, когда Онегин возвращается в Петербург. «Он вам знаком? И да, и нет».

Теперь он может реально увлечься Татьяной. Он способен к обновлению души. Онегин не просто лишний человек и остается таким. Он поворачивается другими гранями. Это новая поэтика, поэтика реализма. Это попытка показать человека в развитии. Татьяна также представлена в развитии.

Татьяна влюбилась в образ Онегина в собственном сознании. Она превращается во взрослую, осознающую свою роль в обществе. Когда Татьяна читает книги с отметками, узнает Онегина. Видим, что его привлекали романы.

Татьяна признается, что все еще любит, но у нее есть долг перед мужем.

Белинский в цикле статей о Пушкине: «Татьяна — смешение деревенской мечтательности с городским благоразумием». Не хочет изменить мужу, чтобы не стать объектом слухов и сплетен. Она не свободна от мнения толпы.

Эту ситуацию видит по-другому о Татьяне (речь о Пушкине на открытии памятника на Пушкинской площади): «Она глубже Онегина и, конечно, умнее его. Это ум в инстинктивном плане». В этом истинно положительный тип.

Иначе себя русская женщина вести не должна.

Белинский — Достоевский о Татьяне Лариной. Оба правы и неправы одинаково.

В романе в стихах не три главных героев. Герои — двигатели интриги. Онегин, Татьяна, Ленский и АВТОР! Образ автора, лирический герой. Присутствие его важно. Его отступления — это роман в романе. В отступлениях рассказывает о своем творчестве, как его все сильнее привлекает проза.

Быть может, волею небес,

Я перестану быть поэтом,

В меня вселится новый бес,

И, Фебовы презрев угрозы,

Унижусь до смиренной прозы;

Тогда роман на старый лад

Займет веселый мой закат.

В 1827 в Михайловском: «Лета шалунью-рифму гонят». Это актуально для многих поэтов. У Пушкина в его поэзию входит проза (7 глава). «Люблю песчаный косогор, калитку, сломанный забор» — важная перемена по сравнению с южными поэмами. Реалистическая манера письма.

Роман не имеет финала, не потому что Пушкин не смог завершить. Он специально в авторском отступлении пишет, что оставляет героя на перепутье, «в минуту злую для него». Это открытый вопрос, вернется ли Онегин к образу лишнего человека или нет. Цель — привлечь читателя к сотворчеству. Читатель — друг.

1827 год — переход к прозе. Отвергает изящество жеманных произведений сентименталистов. И против шешковистов, и против Карамзина. Нужна изящная простота, благоразумным слогом признает слог Вольтера — он краток, точен и в нем много мысли.

Пушкин пишет о смиренной прозе, выполняет свое обещанное в 3 главе Онегина, роман на старый лад — пишет «Арап Петра Великого». История женитьбы Ганнибала мифологизированная. Пушкин не закончил роман, не удовлетворившись тем, что получилось.

ПОВЕСТИ БЕЛКИНА

В Болдино опять обращается к просьбе. Пишет повести Белкина 5 штук («История села Горюхино» не входит). Вместо предисловия — письмо, где сказано, кто такой Белкин. Передает повествование разным персонажам. Они ретрансляторы историй. Источник-пересказчик-автор (издатель). Хочет ввести простую речь с помощью Белкина.

«Станционный смотритель» и «Гробовщик» — проблема «маленького человека». Традиционно рисуется представитель низших сословий, ремесленник. Смотритель («мученик 14 класса») гробовщик (мещанин). Их бедность подчеркивается позже. Пока на первом плане проблемы этико-философские.

СТАНЦИОННЫЙ СМОТРИТЕЛЬ

У Самсона Вырина висят картинки возвращения блудного сына — привет Карамзину «Бедная Лиза». Смотритель не верит, что Дуня может быть счастлива.
Зачем Пушкин намекает и переигрывает сюжет «Бедной Лизы»? Чтобы показать, что жизнь намного многообразнее, чем представлена уже в литературе.

ГРОБОВЩИК «Гробовщик» действует по моральным законам только во сне. Пробуждаясь, нравственные нормы отступают. Он переходит на примитивный путь борьбы за существование. Игра со сном и явью.

Ахматова оценивала высоко повести Белкина: «там звучат грозные вопросы морали». Не оценены были повести современниками, Пушкин назвал их побасенками.

Толстой заявил, что мораль чувствуется и усваивается.

МЕТЕЛЬ
«Метель». На первый план выходит жизнь метели, снежной бури. Роковая ошибка произошла именно во время метели. Жених Владимир не смог приехать на свадьбу к Марье Гавриловне. Трагикомедия становится драмой героев, но завершается счастливым концом. Метель непредсказуема. Все превратности к лучшему. Встреча с Бурминым — знак судьбы.

ВЫСТРЕЛ
«Выстрел». Традиционный романтический сюжет. Недаром стоит первой. Загадочный и неоднозначный сюжет, здесь остается важный моральный вопрос. Цена, которую хотел, чтобы заплатили окружающие за унижение. Насколько нужно защитить свое достоинство, и оправдывает ли эта цель средства.

Пушкин создает русскую прозу нового европейского уровня.

Начало русской классической прозы. Классика — то, что проверено временем. Пушкин усваивает традицию и иронически намеками ее переосмысливает. Узнаваемые маски у Сильвио в «Выстреле».

Пушкин насыщает просто изложенные произведения серьезной нравственной проблематикой. Белинский не оценил этого. Также движение к сказовой форме повествования. Слог имитирует язык заурядных людей.

Белкин не один повествователь, язык у всех разный.

ПИКОВАЯ ДАМА
Пиковая дама. Вторая Болдинская осень. 1833год.

Была переведена удачно в 1849 году. Имя Пушкина ассоциируется уже с серьезными произведениями.

Пиковая дама. Подзаголовок — Петербургская повесть — повесть о петербуржце.

Тип человека нового времени. Наполеоновский характер подчеркивается. Внешность Германна и Наполеона похожи (надо знать, где об этом говорится). Германн рассчетлив, энергичен, страсть к деньгам, он одержим ею. Он волевой человек. Он не играет до тех пор, пока не знает секрет. Может себя держать в узде. Рационалистический тип. Герой не похожий на Чальза Гарольда и Онегина.

Черты архетипного порядка: житийно-идиллический (Гринев), авантюрно-героический (Германн).

Герой напоминает Раскольникова. Убийство допустимо ради цели. Цели убить у Германна не было. Фантастический элемент в сюжете. Все происходит во сне и в состоянии умопомрачения. Германн проигрывает схватку с внешними целями и лишился рассудка и свободы. Лизавета выигрывает. Она обретает счастье семейное, но теряет наивность и мечтательность.

Пушкин гениален, коротко намеком дает идею, чтобы хватило размышлять и додумывать ее: он бросает фразу: «У Лизаветы Ивановны в доме появляется воспитанница после свадьбы». При простоте сюжета, важное понимание диалектики предопределенного и случайного. В пушкинской жизни важна предопределенность. Не все так просто в этой жизни, — говорит Пушкин.

КАПИТАНСКАЯ ДОЧКА

Он продолжает работу над романом «Дубровский». Пушкин начинает роман «Капитанская дочка». Заканчивает 1836 году, печатает в «Современнике» 19 октября 1836 года. Обращается к пласту времени Екатерины. Это эпоха Пугачевских восстаний (1773-1775 годы). Пушкин позволяет себе писать, что Пугачев не совсем и злодей.

В историческом романе славился Вальтер Скотт (Шотландия, Великобритания). Согласно его традиции в историческом романе необходимо описывать определенный исторический пласт. Пушкин берет стремление показать историю на жизнь обычного человека. Пушкин показывает характер и сюжет как определение исторической ситуации.

Общая идея о значимости каждой человеческой личности.

Для Пушкина великий человек, когда человек проявляет христианское милосердие, гуманизм. «Лелеющая душу гуманность» — Белинский. Понимание ценности человеческой жизни. Интерпретация образов Пугачева и Екатерины 2.

«Кантианская дочка» — движение к большой эпической форме, роману.

В «Капитанской дочке» в большей степени социально-нравственный, социально-исторический роман. Эпиграф к каждой главе. Главный эпиграф: «Береги честь смолоду» — формула дворянина. Что такое честь? Гринев сохранил честь. Но честь Швабрина? Конфликт Швабрин-Гринев. Тут сказывается конфликт старого и нового дворянства.

Дворянство, выдвинувшееся на службу государю, фаворитизм. Другие служили не за блага Петра, а ради идеи России. Пушкин ощущал проблему нового выслужившегося дворянства. Важно служить стране, а не ради материальных благ. Пушкин судит ситуацию с Александровской эпохи, смотрит на времена Екатерины.

Человек 30-х, 20-х годов и люди времен Екатерины — разные.

Гринев рассказывает о прошлом, о своем отце, перестал служить, когда нужно было переприсягнуть. У них со Швабриным разное понимание чести, правды и добра. Швабрин просвещенный и талантливый человек.

История пугачевского восстания. Пушкин пишет специальный исторический труд. Понимание исторической основы характеров. Не многие вникали в историческую подоплеку. Пушкин изучает историю, Пугачев не такой и злодей, каким он представил в официальных печатных изданиях.

Не мог ссылаться на Карамзина, потому что он не успел этого написать. Не было авторитетной исторической основы. Он работал с мемуарами, документами. Народ — неоднозначная фигура. Не весь народ поддерживает Пугачева. Опасность национальных меньшинств (история с пленным башкирцем).

Есть народ, поддерживающий революционные настроения, но есть и те, кто сохраняет верность помещикам (Савельич). Возможна гармония между дворянином и крестьянином. Пушкин не утаил и не приукрасил, что дворянство пренебрегало крепостными, даже преданными. Письмо Гринева-старшего к Савельичу.

Неразрешимое внутреннее противоречие. Савельич отвечает: «Я раб, но не собака». Крепостные понимают, что нужно уважение, они люди.

«Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный» — Мнение Гринева и Пушкина. Народный бунт ужасный. Пушкин считает, что можно избежать катастрофы.

1. Любовный роман Петруша-Швабрин-Маша Миронова
2. Дворянство — Крестьянство.

Всего четыре встречи Гринева и Пугачева. До начала любовной интриги, на последней встрече заканчивается история пугачевского бунта.

ВАЖНО! 3 встреча. Гринев у Пугачева по собственной воле в Белогорской крепости. Важен их разговор. Пугачев говорит о себе, о понимании мироздания. Рассказывает сказку об орле и вороне — лучше один раз выпить живой крови, чем 300 лет есть мертвечину.

Для Пугачева языческая позиция близка. Гринев комментирует эти слова Пугачева: «А по мне что клевать мертвечину, что пить кровь — едино неприемлемо». Потому что религиозно-нравственный конфликт. Христианские нормы. заповедь не убий. Христианские законы жизни.

Пугачев – язычество/ Гринев – христианство.

Главное — способность к прощению и милосердию. Пушкин в зрелые годы часто обращается к христианским душевным темам.

В лирике стихотворение «Отцы пустынники и жены непорочны» — переложение молитвы. Там просьба о смирении.

«Направлен я бегу к Сионским высотам» тот же 1836 год.

Любопытно в финале «Капитанской дочки» — Маша спасает Гринева. Екатерина милует Гринева. Сказочная ситуация (добрая фея). Пушкин не столько верит в справедливость суда, сколько верит в важность милосердного правителя. Монархия, которая сильна не только конституционностью и подчинению закону, а милосердием.

КРИТИКА ПУШКИНА
Пушкин — критик. Пушкин издавал не только современник. Как он понимал критику. «Опровержения на критики». Цельного текста не получилось. Отрывок о «Полтаве» очень важен и особенно интересен.

Общий пафос: как он оценивает состояние критики — показывать степень образованности всей литературы. Аристократическая привычка не отвечать на критику не верна, потому что мнения критиков усваиваются аудиторией.

Писатель должен опровергать ошибочные мнения критиков, чтобы аудитория нормально поняла произведение.

Пушкинское творчество — результат предшествующей литературы. Ему открывали двери все предшественники — Жуковский, Батюшков, декабристы. Творчество питало и питает литературу России. Аполлон Григорьев: «Пушкин — наше все». Розанов 1899 год: «Своеобразный и закругленный мир как космос можно им одним пропитаться всю жизнь. Все разнообразно, все цветет и дышит».

ПОЭТЫ ПУШКИНСКОЙ ПЛЕЯДЫ

1837 год – Некролог Пушкину написал В.Ф. Одоевский. «Закатилось солнце нашей поэзии». Вызывалось ощущение, что Пушкин будет причислен к лику святых.

В 1834 году Боратынский назвал Вяземского звездой разрозненной плеяды. Впервые здесь «плеяда».

Источник: https://studopedia.su/10_3049_dramaturgiya-pushkina.html

8. Драматургия и теория драмы а.С. Пушкина

Драматургия А.С.Пушкина

ДраматургияПушкина

Число произведений,написанных Пушкиным для театра, невелико,но его драмы, как с художественной, таки с идейной стороны, принадлежат к самомузначительному в его наследии. Все они(за исключением набросков трагедии оВадиме Новгородском и комедии об игроке)созданы в период полной зрелостипушкинского творчества — с 1825 по 1835 г.

В законченномвиде Пушкин оставил всего пять пьес:«Бориса Годунова» и четыре «маленькиетрагедии» 1).Почти до конца была доведена драма«Русалка» и до половины «Сцены изрыцарских времен». В рукописях осталисьпланы и наброски еще около десятка пьес.

ТворчествоПушкина-драматурга отчетливо делитсяна четыре этапа,из которых только два средних представленызаконченными произведениями.

К первомуэтапу (1821—1822) относятсяпланы и отрывки двух пьес — «Вадим» и«Игрок» («Скажи, какой судьбой другдругу мы попались?..»). Это была эпохарасцвета романтизма в творчестве Пушкинаи в то же время высший подъем егореволюционных настроений.

В эти годы,в Кишиневе, в Каменке, он постояннообщался с членами Южного обществадекабристов, с Владимиром Раевским,Охотниковым, Пестелем и др.

Можно думать,что под влиянием этого общения среволюционными деятелями Пушкин, которыйв своих романтических поэмах обычно незатрагивал непосредственно политическихи социальных тем, задумал написатьисторическую трагедию о народномвосстании и антикрепостническую комедию.

Театр — сильнее воздействующий назрителей, чем литература на читателей,— казался ему наиболее подходящейформой для осуществления задачполитической агитации, которой требовалитогда от искусства декабристы. ОднакоПушкин не осуществил этих своих замыслов(о содержании их см. ниже в примечанияхк «Вадиму» и «Игроку») и оставил их всамом начале. Темы и образы «Вадима» онначал было разрабатывать в форме поэмы(см. т. 3), но и ее не закончил.

Насколько можносудить по оставшимся отрывкам текстаи планам «Вадима» и «Игрока», драматургияПушкина па первом этапе имела вполнетрадиционный характер. Комедия об игрокепо форме, по языку похожа на многочисленныестихотворные комедии начала XIX в.

,трагедия о Вадиме и восстании новгородцевпротив варяжского князя Рюрика близкак декабристским трагедиям на гражданскиетемы, где при общей романтической ихустановке сохранялся ряд черт классицизма(таковы трагедии Кюхельбекера, Катенина).

Отказавшись от «единства времени иместа» классической драмы, и Пушкинсохранил свойственный классицизмупатетический, декламационный тон речей,обращаемых не столько к партнеру, сколькок зрителям, и традиционную форму стиха:попарно рифмованный шестистопный ямб.

Вторым этапомв развитии пушкинской драматургии былатрагедия «Борис Годунов», написаннаяв 1825 г. В этом произведении отразилсярешительный отход Пушкина от романтическогонаправления.

На место прежней задачи —выражать в поэзии в первую очередь своиличные чувства и переживания, своинадежды, «высокопарные мечтанья» илинаоборот, страдания и разочарования(причем все образы и картины реальнойдействительности использовались лишькак средство осуществления этой чистолирической, субъективной задачи), передПушкиным встала новая задача —внимательного изучения реальной,объективной действительности,проникновения в ее сущность методамихудожественного познания — и поэтическоговоспроизведения ее. Личное отношениепоэта к изображаемым явлениям, егооценка, конечно, ясно выражается и здесь.Но, в отличие от романтизма, поэт стремитсяпостигнуть и проследить логику самойжизни, чем и определяется в первуюочередь отбор картин или ход событий впроизведении. Этой независимой от поэта,но верно показанной им в произведениидействительности он дает свою оценку,тем или иным способом обнаруживает своеотношение к ней.

Проблематика«Бориса Годунова», первой русскойреалистической трагедии, была в высшейстепени современной. Пушкин поднималсамый злободневный вопрос, волновавшийв то время передовую дворянскуюинтеллигенцию («Борис Годунов» былокончен в ноябре 1825 г.

, незадолго додекабрьского восстания) — вопрос осамодержавии и крепостном праве и,главным образом, об участии самогонарода в борьбе за свое освобождение.Декабристы, как известно, в своих планахотводили народу пассивную роль, боялисьего революционных выступлений.

Своеотношение к этой проблеме Пушкин в«Борисе Годунове» обнаруживает но вформе авторских деклараций, высказываемыхустами того или иного действующеголица, как это было в классических и вромантических драмах.

Он нашел в историимомент, ситуацию, где этот вопросразрешался самой жизнью, и показал совсей верностью действительности, какразвиваются события и какие силыдействуют при этом. Пушкин взял нужныйему материал в только что вышедших Х иXI томах «Истории Государства Российского»Карамзина.

Там описывались события такназываемого «смутного времени» (началоXVII в.) — широкое народное восстаниепротив царя Бориса Годунова, утвердившего(как считал Карамзин, а вслед за ним иПушкин) крепостное право в России,восстание, приведшее к свержению спрестола царя Федора, сына БорисаГодунова (сам Борис умер незадолго доэтого).

Время царствования БорисаГодунова, заключавшее в одном короткомисторическом периоде и введениекрепостного права, и народное возмездиеза это, показалось Пушкину в высшейстепени подходящей темой для политическойтрагедии с современной, проблематикой.«Это свежо 1), как газета вчерашнегодня!» —писал он о Х и XI томах Карамзинасвоему другу Н. Раевскому и Жуковскому(письмо от 17 августа 1825 г.; см. т. 9).

Вывод, которыйделал Пушкин на основании изучениянародных движений прошлого, был совершенноопределенный: главную, решающую роль вних играет сам народ, его настроение,его активность, его способность к борьбеза свои права.

Свержение династииГодуновых и победа Самозванца решенабыла не интригами бояр, ненавидевшихБориса, не участием польских отрядов,не успехами или неудачами тех или иныхполководцев, а «мнением народным»,настроением народа, стихийно поднявшегосяна своего угнетателя — царя Бориса.

Эту главнуюидею трагедии Пушкин и стремилсяпровести, показывая в двадцати трех еесценах подлинные, верно угаданныедобросовестным поэтом-историком картинысобытий того времени.

Свою задачу онвидел не в том, чтобы использоватьисторический материал для созданияволнующей, интересной драматическойситуации (как часто писались и пишутсяисторические пьесы), а в том, чтобы точнои верно воспроизвести подлиннуюисторическую ситуацию, «облечь вдраматические формы одну из самыхдраматических эпох новейшей история»(Наброски предисловия к трагедии «БорисГодунов»; см. т. 6). Речи действующих лицна сцене должны высказывать на мыслиавтора, не его мнения и оценки, а угаданныепоэтом мысли и чувства изображаемых имлюдей прошлого. В статье о трагедии М.Погодина «Марфа Посадница» (см. т. 6)Пушкин писал о «драматическом поэте»:«Не он, не его политический образ мнений,не его тайное или явное пристрастиедолжно было говорить в трагедии 2) — нолюди минувших дней, их умы, их предрассудки.Но его дело оправдывать и обвинять,подсказывать речи. Его дело воскреситьминувший век во всей его истине».

Для такогозамысла строго реалистической драмы,где на первом месте стояла задачахудожественно-познавательная, естественно,не подходила форма классической трагедии,с ее многочисленными традиционнымиусловностями.

Эти условности — преждевсего так называемые «три единства» —места, времени и действия 1) — прекрасносоответствовали главной задаче трагедииклассицизма — показать стремительное,катастрофическое развитие какого-нибудьострого конфликта (например, борьбачувств — родственных, любовных — сгосударственным, общественным долгом,конфликты между двумя противоречивымичувствами и т. п.). Происхождение ипостепенное развитие этих чувств ипереживаний не интересовало ни автора,ни зрителей. Драматургическая система,умно разработанная теоретикамиклассицизма и блестяще и разнообразновоплощавшаяся в практике его драматургов,совершенно не годилась Пушкину,поставившему в «Борисе Годунове»совершенно иную задачу: показатьдлительный процесс развития чувств,настроений народа, от политическойпассивности в начале до народного бунтана Красной площади (предпоследняя сценатрагедии). Не судьба отдельных двух-трехгероев развивается в трагедии Пушкина,а судьба, взаимоотношения, борьба большихобщественных и национальных групп —бояре, дворяне, духовенство, народ,польские аристократы и т. п. Вот почемуне могло быть и речи о соблюденииклассических трех единств, и Пушкин былпринужден отказаться от «выгод…представляемых системою искусства,оправданной опытами, утвержденнойпривычкою…» («Письмо к издателю„Московского вестника»»; см. т. 6). Онпостроил свою драму в соответствии сболее ему удобной, свободной формойшекспировского театра, с успехомиспользовавшейся уже Гете и Шиллером.Эта смена театральных систем, окончательныйотказ от форм театрального классицизмаказались Пушкину в то время принципиальноважными для всей русской драматургииXIX в., драматургии реалистической(употребляя нашу терминологию), в которойсущественно важно не только художественнодемонстрировать яркие «взрывы», которымиразрешаются острые личные и общественныеконфликты, но и пронизывать светомхудожественного познания самые причиныэтих конфликтов и прослеживать их инойраз незаметное и медленное развитие,Вот почему он считал, «что устарелыеформы нашего театра требуют преобразования»(«Письмо к издателю „Московскоговестника»»), и волновался по поводувозможного неуспеха «Бориса Годунова»:«Успех или неудача моей трагедии, —писал он, — будет иметь влияние напреобразование драматической пашейсистемы…» (вариант наброска предисловияк «Борису Годунову»).

Отказавшись отмногих условностей старого театра, отобязательных и в классической и вромантической форме сценическихэффектов, Пушкин все же сохранил в«Борисе Годунове» стиховую форму,придающую драме высокую поэтичность иособую выразительность.

Но он заменилторжественный, попарно рифмованныйшестистопный ямб классической трагедии,прекрасно отвечающий декламационномухарактеру речей ее персонажей, болеекоротким и гибким, нерифмованным,«шекспировским» пятистопным ямбом,дающим возможность гораздо легчевоспроизводить интонацию обычнойразговорной речи.

«Борис Годунов»представлялся Пушкину началом сериианалогичных, народно-исторических,драм, первой частью драматическойтрилогии о событиях «смутного времени».Героями второй части должны были бытьДимитрий Самозванец и Марина, третьей— Василий Шуйский (сделавшийся царемпосле убийства Самозванца).

Но судьбапушкинского «Бориса Годунова» заставилаего отказаться от этого замысла. Каксказано выше, Пушкин писал свою трагедиюдля театра, рассчитывая видеть ее насцене. Но в эпоху политической реакции,последовавшей за разгромом декабристов,об этом нечего было и думать.

Даженапечатать «Бориса Годунова» (с цензурнымипропусками и переделками) Пушкинуудалось только через шесть лет посленаписания трагедии — в 1831 г.

«БорисомГодуновым» Пушкин положил начало русскойреалистической драматургии. Не понятаяи не оцененная современниками, трагедияПушкина прямо или косвенно предопределилахарактер русской драматургии серединыи конца XIX в. Если исторические драмы А.Н. Островского и А. К.

Толстого довольнодалеки от пушкинской трагедии, приближаясьболее к типу шиллеровских драм, то впьесах на современные темы, несмотряна резкое отличие их и по проблематикеи по форме от «Бориса Годунова», русскиедраматурги XIX в. — от Гоголя до Чехова —сохраняли основные черты, характеризующиепушкинский театр.

Это — строгаяреалистичность типов и ситуаций, отказот внешних, поражающих зрителя сценическихэффектов, отказ от обязательной остройи напряженной сюжетной интриги и заменаее глубокой и тонкой разработкойотдельных эпизодов, из которых слагаетсядрама, а главное — большая и важнаяобщественная и психологическая мысль,идея, положенная в основу произведения.

И сам Пушкин, проделавший в своемдраматическом творчество известнуюэволюцию после «Бориса Годунова», идальше не изменял этим, установленнымим, принципам, а только по-новому развивали углублял их.

Третий этапв эволюции пушкинского драматургическоготворчества представлен четырьмя«маленькими трагедиями» и неоконченнойдрамой «Русалка» (1826—1831). Возвращенныйиз ссылки в сентябре 1826 г.

, Пушкин засталстоличное дворянское общество в состоянииглубокого морального и политическогоупадка, который был результатом разгромадекабрьского движения и свирепойрасправы над его участниками. На нескольколет, приблизительно до начала 30-х гг.

,из русской литературы исчезают темы,связанные с освободительным движением.

В пушкинском творчестве, с одной стороны,появляется тема русской государственностис ее сложными противоречиями («Полтава»,«Тазит», «Арап Петра Великого»), с другойстороны, углубляется психологическаяпроблематика («Евгений Онегин»,прозаические наброски). Глубокий итонкий анализ психологии человеческойличности составляет по преимуществусодержание нового этапа пушкинскойдраматургии.

Пушкин, видимо,считал в это время, что в «БорисеГодунове», где все внимание уделенополитическим событиям, массовойобщественной борьбе, — душевная жизньотдельных персонажей раскрыта недостаточноглубоко. Еще в конце 1825 г.

, отвечаяВяземскому, передававшему ему советКарамзина обратить внимание напротиворечия в характере историческоюГодунова («дикую смесь набожности ипреступных страстей»), Пушкин признавался:«Я смотрел на него с политической точки,не замечая поэтической его стороны»,то есть изображал Годунова, главнымобразом, как политического деятеля, неуглубляясь в его индивидуальнуюпсихологию (письмо к Вяземскому от 13сентября 1825 г.; см. т. 9).

После «БорисаГодунова» Пушкину захотелось выразитьв драматической форме те важныенаблюдения, открытия в области человеческойпсихологии, которые накопились в еготворческом опыте. Однако писать большуюпсихологическую или философскую трагедиювроде «Гамлета» он но стал.

Он задумалсоздать серию коротких пьес, драматическихэтюдов 1), в которых в острой сюжетнойситуации с предельной глубиной иправдивостью раскрывалась человеческаядуша, охваченная какой-либо страстьюили проявляющая свои скрытые свойствав каких-нибудь особых, крайних, необычныхобстоятельствах.

Сохранился списокзаглавий задуманных Пушкиным пьес:«Скупой», «Ромул и Рем», «Моцарт иСальери», «Дон Жуан», «Иисус», «БеральдСавойский», «Павел I», «Влюбленный бес»,«Дмитрий и Марина», «Курбский».

Насколькоможно судить по заглавиям и по тому, какПушкин осуществил некоторые из этихзамыслов, его занимали в них острота ипротиворечия человеческих чувств:скупость, зависть, честолюбие, доводящеедо братоубийства2), любовные страсти,ставшие главным содержанием всей жизни,и т. д.

В пьесе «Павел I», вероятно,изображалась бы жалкая гибель этогопредельно самовластного императора; впьесе «Иисус» — трагедия учителя,проповедника, покинутого в минутуопасности своими учениками и дажепреданного на смерть одним из них; пьеса«Курбский» (Пушнин имел в виду, конечно,исторического князя Курбского, врагаИвана Грозного), вероятно, показывалабы душевную драму эмигранта, принужденноговоевать против своей родины вместе сее врагами. О возможном содержанииостальных пьес трудно сказать что-либоопределенное.

Из этого спискадраматических замыслов Пушкин осуществилтолько три: «Скупой рыцарь», «Моцарт иСальери» и «Каменный гость» («Дои Жуан»).Он работал над ними в 1826— 1830 гг. и завершилих осенью 1830 г. в Болдине. Там же оннаписал еще одну «маленькую трагедию»(не входившую в список) — «Пир во времячумы».

Все этипроизведения в ряде черт отличаются от«Бориса Годунова». Пушкин уже не стремитсяк снижению, прозаизированию положений,чувств и их выражения, что было характернодля начального периода в развитии егореализма и имело несколько полемическийхарактер.

Он не боится максимальнозаострять ситуации, создавать в драме(без нарушения жизненной правды) редковстречающиеся обстоятельства, прикоторых обнаруживаются иной разнеожиданные стороны человеческой души.Поэтому в «маленьких трагедиях» сюжетчасто строится на резких контрастах.

Скупец — не обычный ростовщик-буржуа,а рыцарь, феодал; пир происходит во времячумы; прославленный композитор, гордыйСальери убивает из зависти своего другаМоцарта…

Стремясь кмаксимальной краткости, сжатости, Пушкинв «маленьких трагедиях» охотно используеттрадиционные литературные и историческиеобразы и сюжеты: появление на сценезнакомых зрителям Дон Жуана или Моцартаделает ненужной длинную экспозицию,разъясняющую характеры и взаимоотношенияперсонажей.

Той же цели служит введениев пьесы фантастических образов (например,ожившей статуи Командора), чего Пушкинникак не позволил бы себе в «БорисеГодунове». Фантастика в «Каменном госте»носит заведомо условный, символическийхарактер, давая в ярком поэтическомобразе чисто реалистическое обобщение.

Источник: https://studfile.net/preview/6472264/page:8/

Драматургия А.С. Пушкина и русский театр первой половины XIX века

Драматургия А.С.Пушкина

Каждая национальная культура «имеет своего главного представителя, от которого, как от исходного пункта, ведет она свое начало.

В нем, как в фокусе, совмещаются ее художественные и моральные задачи», — писал Ап. Григорьев. Пушкин (1799-1837) — центральная фигура в истории русского искусства.

Он приходит в начале пути, в начале самопознания русского общества и определяет его дальнейшее движение.

Драматургическое наследие поэта не велико. Это историческая, философская, народная трагедия «Борис Годунов», цикл «маленьких трагедий» (1830) и незаконченные пьесы «Русалка» (1826—1832) и «Сцены из рыцарских времен» (1835). Между тем необходимо говорить о театре Пушкина как целостном явлении, о его поэтике, о творческом методе драматурга.

«Борис Годунов» написан Пушкиным в 1825 году в Михайловском. «Борис Годунов» явился реформой не только русской драматургии, но, по мысли автора, был предназначен изменить законы и русского театра. Однако пьеса сразу была запрещена цензурой. Опубликованная только в 1830 году, она еще долго не была востребована театром XIX века.

Спектакль Александрийского театра 1870 года, по мнению современников-критиков, историков театра, не получился. Интересно и важно, что для спектакля был написан самостоятельный «сценарий»: театр не способен был справиться с пушкинской формой мышления и приспосабливал ее к уровню современного сценического языка. Новаторство пьесы было абсолютным.

Сам Пушкин скоро понял, что его «Борис» есть «анахронизм», что для того, чтобы провести его на сцену, нужно отказаться от множества традиций, предрассудков, «обычаев, нравов и понятий целых столетий».

Сегодня ясно, что «Борис Годунов» намного опередил свое время, пророчески предсказал новый тип театра XX века: трагедия противостоит так называемому актерскому театру; спектакль требует единой воли, целостного решения на всех сценических уровнях.

Пушкин творчески осмысляет опыт всей предшествующей европейской драмы. В борьбе с догматизмом нормативной эстетики он окончательно разрушает классицистский канон. При этом переосмыслению подлежат все категории драмы. Взамен единства времени и пространства Пушкин свободно формирует сюжет.

Он раздвигает временные границы, и вместо одних суток действие пьесы длится около семи лет. Драматург постоянно перемешает героев из одного пространства в другое, создавая огромное историческое полотно Смутного времени.

Место действия переносится из Москвы на литовскую границу, в Польшу; из царских палат в келью монастыря, на площадь, в лес и т. д.

Пушкин отказывается от единства действия, которое связано с монологическим мышлением предшествующей эпохи. И потому перестраивает всю систему персонажей. Для автора важно не «кто главный герой», а «что развивается в трагедии, какова цель ее?».

В исторической трагедии для Пушкина нет необходимости персонифицировать главного героя в одном определенном персонаже. Споры о центральном герое пьесы возникли еще среди современников Пушкина.

Действительно, пьеса называется «Борис Годунов», говорили одни, но и после смерти главного персонажа трагедии действие продолжается. Другие утверждали, что Бориса «затмевает» образ Самозванца. Он выписан ярче и занимает большее количество сценического времени.

Но и он исчезает из пространства пьесы (по ремарке, «засыпает»), а действие опять-таки продолжает свое течение. Более того, Борис и Самозванец — основные оппозиционные силы — ни разу не встречаются, не сталкиваются для разрешения конфликта, для выражения своих позиций. И это тоже было необычно.

Кто-то в XIX веке называл движущей силой трагедии боярскую оппозицию. Многие советские пушкинисты главным героем пьесы считали народ. Ясно, что дискуссии свидетельствовали о попытках критиков осмыслить принципиально новую структуру драматургического материала.

Пушкин создает народную историческую трагедию общенационального масштаба, делая главным героем не отдельное конкретное лицо, а историю, эпоху самозванства, Смутное время, судьбу государства, где каждый голос принципиально важен.

И Пимен, и Юродивый, появившись в пьесе всего однажды, так же необходимы для понимания времени, как Борис, Патриарх или Самозванец. Беглые монахи такие же участники исторического процесса, как и первые лица государства. Каждый ведет свою самостоятельную партию. Смысл рождается из их столкновения.

А драматург, «беспристрастный, как судьба», дает право героям «говорить самим за себя».

В полифонической структуре «Бориса Годунова» актуализирован принцип объективности. Не только стихия многоголосья утверждает сложный состав жизни, но и метод построения сюжета. Пушкин отказывается от жесткой интриги, от логики событийного ряда. Он создает объем исторического процесса.

И потому действие в пьесе «раздваивается», «расстраивается» на несколько самостоятельных линий, которые, пересекаясь, создают целостную картину эпохи. Этот содержательный, идеологический принцип (самостоятельные партии одновременно образуют симфоническое звучание) диктует необходимость разрушения старых эстетических норм.

Смело ломая классицистский канон, Пушкин мешает обыденную простоту с поэзией, объединяет в трагедии «низких» (народ) и «высоких» (царствующие особы) героев. И потому в «Борисе Годунове» есть самостоятельные сцены, где действуют только «низкие» персонажи (например, сцена в корчме на литовской границе или народная сцена на Красной площади).

Одновременно с этим Пушкин разрушает жанровые границы классицизма и по-шекспировски объединяет в пространстве трагедии комическое и драматическое, страшное и смешное.

Безусловно, важно и реформирование самой формы классицистской пьесы. Взамен пятиактной стихотворной структуры трагедии Пушкин предлагает иные композиционные принципы.

«Борис Годунов» состоит из двадцати трех сцен-фрагментов, не связанных традиционной логикой (когда каждая последующая сцена обязательно развивает или объясняет события предшествующей).

Пушкин создает новый тип сюжета, которым движет логика поэтическая: разнообразные, разноприродные эпизоды, как будто случайно выхваченные из потока жизни, на первый взгляд не связанные между собой, образуют целое.

При этом сцены неравноценны и по участникам действия (царь — беглый монах), и по объему (одни — всего несколько реплик, другие — несколько страниц). Однако это не означает, что пьеса превратилась в «драматические картины», что она лишена целостности, распадается на несвязные между собой отрывки.

У Пушкина — своя логика, свое понимание цельности. Вся страна — от Кремля до границы, от царя до юродивого — вовлечена в пространство Смуты. Фрагментарное построение «Бориса Годунова» создает иллюзию динамичного течения времени, оно адекватно стремительному развитию истории. Отдельные, самостоятельные сцены подобны мозаичным осколкам, соединяясь, образуют гармоничное единство, пронизанное общей атмосферой, ритмом. События формируются вокруг смыслового центра, этического стержня.

В работе над «Борисом Годуновым» к Пушкину приходит подлинное чувство творческой свободы от всяческих стилистических правил и жанровых условностей.

Он населяет пьесу огромным количеством персонажей (свыше восьмидесяти); выводит на сцену народную толпу (не как декорацию действия, а как реальную движущую силу); создает диалектические, сложные характеры; соединяет прозу, белый и рифмованный стих; отказывается от традиционного списка действующих лиц и т. д.

Пушкин создает истинно национальную, самобытную историческую трагедию, основываясь на серьезном изучении «Истории государства Российского» Н. М. Карамзина (которому в результате посвятил пьесу) и русских летописей, в которых угадывал не только образ мыслей, но и язык, атмосферу времени, исторический дух.

«Маленькие трагедии» написаны Пушкиным болдинской осенью 1830 года. «Драматические сцены», «Драматические очерки», «Опыт драматических изучений» — так называл их сам поэт.

Эти пьесы могут быть восприняты не только как блистательный драматургический эксперимент, но и как продолжение, развитие творческого метода.

Если сравнить цикл «маленьких трагедий» с «Борисом Годуновым», то очевидны и закономерные стилистические различия, но и фундаментальное органическое единство авторской поэтики.

В болдинских пьесах драматургическая система Пушкина претерпевает ряд изменений. В «Борисе Годунове» Пушкин обращается к национальной истории и грандиозному, как отмечалось, общенациональному масштабу; «маленькие трагедии» апеллируют к «архетипическим», «бродячим сюжетам».

Не столько «судьба народная», сколько «судьба человеческая» привлекает теперь Пушкина-исследователя. Он анализирует страсти человеческие, характеры, мотивы поведения, психологию и философию поступка. Однако мы не должны забывать, что Пушкина интересует не определенная социально-бытовая личность, индивидуальный характер.

Драматург мыслит типологически, т. е. обобщенно, вне конкретного времени и национального пространства. Пушкин поднимает общечеловеческие проблемы и осмысляет их философско-этически (собственно, как и в «Борисе Годунове»).

При этом будем помнить, что в любом пушкинском тексте «на единицу смысла приходится мало слов, а на единицу слова — огромный смысловой потенциал».

В отличие от «Бориса Годунова» в «маленьких трагедиях» иной эстетический масштаб — камерный. Здесь нет огромного количества персонажей, пространственного и временного объема-охвата исторических событий. Действие каждой «маленькой трагедии» ограничено во времени и пространстве, количестве персонажей.

Однако, сужая реальный масштаб, Пушкин, безусловно, не теряет глобальности содержания и остается так же свободным, как и в «Борисе Годунове». Он вольно, вне догматических правил, выстраивает композицию каждой пьесы. Например, в «Скупом рыцаре» три сцены, в «Моцарте и Сальери» — две, в «Каменном госте» — четыре, в «Пире во время чумы» — одна.

Нет никакой схемы-правила: различны и число героев, и протяженность действия и т. д.

К стилистическим особенностям этих трагедий необходимо отнести большее в сравнении с «Борисом Годуновым» использование монолога как формы для самовыражения героев, усиления психологизации характеров и действия в целом.

Локализация персонажей позволяет усложнить структуру каждого героя: автора и здесь интересует не плоский, однозначный образ, а многомерный, противоречивый. Скупой барон и в старости остается рыцарем, а молодой Альбер, может быть, станет в будущем скупцом.

Моцарт и «гуляка праздный», и заботливый семьянин, и трагический, глубокий музыкант. А серьезный философ-аскет Сальери, истинный ценитель прекрасного, — убийца. Дон Гуан — развратник, дуэлянт и безбожник, но почему он так искренне вспоминает любовь к бедной Инезе; любовь — жалость, сострадание.

В «Пире во время чумы» сила, «мужское сердце» Луизы оборачивается слабостью — обмороком, а смирение Мери — стойкостью и т. д.

Четыре «маленьких трагедии» представляют единый цикл. Можно говорить о глобальной целостности всех пьес, пронизанных трагическим мироощущением «ужасного века, ужасных сердец», атмосферой вражды, ненависти, преступлений, катастроф.

Можно вспомнить и о том, что сам автор устанавливает их последовательность, расставляя римские цифры перед названием каждой. Следовательно, отдельные «маленькие» пьесы — это своеобразные четыре акта большой трагедии.

Театр может ставить данные «сцены» в любой комбинации, последовательности, в любом количестве (например, Художественный театр в 1915 году не играл из четырех «Скупого рыцаря»).

Но читатель, автор-режиссер должны иметь в виду, что это единый цикл, в котором звучат сквозные темы, что есть смысловые и поэтические точки опоры, которые не формально, а сущностно дают право говорить о целостности и взаимосвязи этих отдельных произведений. «Стержневые» проблемы в пределах целого развиваются, переходят из одного «акта» в другой, рифмуются, отзываются эхом.

Важнейшая тема «маленьких трагедий» — это вопрос о «жизни и смерти», вопрос основных категорий бытия. Для Пушкина они всегда рядом, вместе, они неожиданно подстерегают, сменяют друг друга, по-своему дополняют друг друга. Их взаимосвязь и есть содержание бытия человека.

И отношение героев к жизни и к смерти, место человека в поле оппозиционных столкновений является проблемой каждой пьесы. Параллельно проблеме «жизнь — смерть» звучит общая для всех четырех «актов» тема черного человека, тема пира. Но особенно значительна и масштабна в общем комплексе идей тема «преступления и наказания».

Мир пушкинского творчества наполнен этими вечными, проклятыми вопросами бытия. А нам суждено разгадывать тайну его необъятного мира.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/3_99261_dramaturgiya-as-pushkina-i-russkiy-teatr-pervoy-polovini-XIX-veka.html

Refy-free
Добавить комментарий