Донецко-Криворожская советская республика

Сердце России. Донецко-Криворожская Советская Республика

Донецко-Криворожская советская республика
Подробности Категория: Факультатив : 19 июня 2018 5517

Именно так называли Донбасс в годы становления советской власти. Наверное, каждый, кто интересовался историей Гражданской войны, последовавшей после февральской и октябрьской революций, видел этот агитационный плакат, появившийся в начале 1920-х гг.

Несмотря на то, что формально территория Донбасса уже была включена в состав Украинской Социалистической Советской Республики, мысль, что один из главных промышленных регионов страны считает себя русским, ни у кого не вызывала возражений. Вернее, почти ни у кого.

Принцип создания республик, заложенный в основу советского государства, значительная часть большевиков воспринимала как эффективный инструмент организации пространства. Один из таких экспериментальных проектов – Донецко-Криворожская Советская Республика.

И сегодня, когда противостояние ДНР, ЛНР и Украины является важным фактором, определяющим текущую политику в Восточной Европе, очень полезно обратиться к опыту событий Гражданской войны в России.

Единство и борьба

Мы живем в период, когда незримая связь времен ощущается почти физически. Иногда кажется, что события столетней давности, совершив очередной виток, снова вошли почти в ту же плоскость – только техносфера отличается. Судите сами: уже летом 1917 г.

самопровозглашенная украинская Центральная рада попыталась распространить свою власть на губернии Новороссийского края от Одессы до Харькова и Донбасса.

Тогда в переговорах с украинскими самостийниками делегация Временного правительства России четко определила границы потенциальной «украинской автономии» (независимое украинское государство А. Ф. Керенский и его министры обсуждать не собирались).

Временное правительство признавало украинскими только пять губерний: Киевскую, Волынскую, Подольскую, Полтавскую и Черниговскую (за исключением Мглинского, Суражского, Стародубского и Новозыбковского уездов). Харьковская, Таврическая, Екатеринославская и Херсонская губернии были объявлены «не связанными с малороссийским народом».

К 1918 г. еще острее обозначилось противостояние между Россией и украинским проектом (который назывался сначала «Украинская Народная Республика», а потом «Украинская Держава»). Конкретно на тот момент не столь важно – советская это была Россия или нет.

Украинский националистический проект не желал иметь ничего общего с большим русским пространством, от которого он отпочковался в принципе. Сейчас, точно так же, как и в 1918 г., украинские националисты не могут самостоятельно поддерживать функционирование собственного государства и поэтому обращаются за помощью к странам Запада.

Тогда это были Германия и Австрия, сейчас конфигурация несколько иная, но принцип тот же: при поддержке стран Запада, против России.

Германские войска в Киеве. 1918 г.

И снова, как уже было сто лет назад, препятствием, не дающим Украине окончательно уйти под западное влияние, стал Донбасс. Горькая ирония ситуации заключается в том, что сами жители этого региона не очень-то хотят быть частью украинского проекта, наоборот – стремятся в большинстве своем войти в общерусское государство.

Но именно украинские претензии на эти территории уже второй раз становятся причиной открытого вооруженного конфликта, который «цивилизованные страны Европы» замечать не хотят.

Интересно, что вирус «украинства» оказался настолько живучим и маневренным, что смог внедриться даже в интернациональную идеологию большевизма – в результате не только политики из Центральной рады и поддерживавшие их немецкие военные выступили в гражданском конфликте против Донецко-Криворожской Советской Республики (ДКСР).

Не меньшими (если не большими) противниками создания и сохранения этой республики оказались именно киевские большевики, считавшие, что Донбасс должен стать частью УССР. И если Донецк – нынешний центр ДНР – тогда еще не играл заметной роли в историческом процессе, то другие города – Харьков, Одесса  и Луганск – составили существенную конкуренцию Киеву.

Плакат «Донбасс – сердце России». 1921 г.

Республики в фактах

В советской энциклопедии «Гражданская война и военная интервенция в СССР» (М., 1983) указано: «Донецко-Криворожская Советская Республика образована на территории Украины в конце января 1918 г.

(по новому стилю 9–12 февраля) под руководством областного комитета РСДРП(б) Донецко-Криворожского бассейна, члены которого стремились в условиях готовящегося Брестского мира 1918 г.

и существования Центральной рады, путем образования республики сохранить советскую власть в Донбассе.

Провозглашена IV областным съездом Советов рабочих депутатов в составе РСФСР… Однако отделение от Украины важных промышленных центров объективно ослабляло базу диктатуры пролетариата в Украинской советской республике, не способствовало решению национального и крестьянского вопросов. На это указывали ЦК РКП(б) и лично В. И. Ленин (см. ППС. Т. 50. С. 50)».

За сухостью этой советской формулировки стоит много интересных фактов, выпавших из поля зрения: помимо ДКСР, занимавшей территорию Харьковской, Екатеринославской, часть Херсонской губерний и промышленные районы Области войска Донского, существовала еще Одесская советская Республика. Между ними – проект Нестора Махно, который некоторые историки называют Гуляйпольской Республикой. Ну и рядом – Крым, конечно. Все это – территориальные образования, которые не признавали украинской власти и находились с ней в состоянии войны.

Южнороссийские республики в 1917–1918 гг: Украинская Народная, Донецко-Криворожская и Одесская. Карта введена в обращение Интердвижением Донбасса в конце 1980-х гг.

Справедливости ради нужно отметить, что идея выделения Донбасса и соседних с ним промышленных регионов в самостоятельную хозяйственную единицу впервые была озвучена еще в конце XIX в. организацией, которая ни к революции, ни к Гражданской войне никакого отношения не имела.

Называлась она «Совет съездов горнопромышленников Юга России», а сама концепция такого региона была лишена какой-либо политической подоплеки: просто предприниматели понимали, что так вести дела будет гораздо проще. Выходит, что в 1918 г.

вдохновленные Фёдором Сергеевым (Артёмом) революционеры, несмотря на совершенно другую идеологию, перед лицом опасности, исходящей из Киева, приняли аналогичное решение и границы региона повторили почти в точности. Соответственно, и то, что получилось в 2014 г.

, – это вполне обоснованная исторически реакция на смертельную угрозу, которую начал продуцировать украинский проект после государственного переворота. Интересно, кстати, что этот закон работает не только по отношению к Донбассу: если посмотреть на карте, какие города приняли участие в «русской весне», – мы увидим очертания, воспроизводящие земли несогласных с украинским проектом ДКСР и Одесской республики.

Авторы советской энциклопедии, выпущенной в 1983 г., не были свидетелями событий, начавшихся в Донбассе уже в 2010 г., поэтому Донецко-Криворожскую Советскую Республику можно было отнести к «реликтовым» этапам установления советской власти.

В конце концов, тогда было очень много разных проектов, но знали о них только узкие специалисты – в сознании подавляющей части населения существовали только красные и белые.

Вот как вспоминает об этой проблеме сын Фёдора Сергеева, названный Артёмом в честь революционного псевдонима своего отца: «После того как мы посмотрели с Василием пьесу “Дни Турбиных”, Сталин нас спрашивает: “Что вы видели?” Я сказал, что не понял: там война, но красных нет, одни белые, но почему-то они воюют, а с кем – не знаю. Сталин говорит: “А знаешь, почему? Ведь красные, белые – это только самые крайности… Никогда не думай, что можно разделить людей на чисто красных и чисто белых”».

Группа организаторов Донецко-Криворожской республики. В центре сидит Артём (Ф. А. Сергеев). 1918 г.

Таким образом, на вопросы, обострившиеся во время Гражданской войны, никто не стал искать ответов: ситуация была упрощена и законсервирована.

Из источников хорошо видно, что в первую очередь к «механическому» созданию Украины, приведшему к повторению военного противостояния через сто лет, стремились киевские большевики во главе с Николаем Скрипником.

В ответ на обвинения в сепаратизме Донкривбаса (еще одно из многих названий ДКСР) Артём отвечал: «Сепаратисты не мы, а вы. Почему вы стремитесь к Киеву? Потому что Советская Республика не по национальному признаку для вас более крепкий орех, чем национальная».

Справедливости ради нужно отметить: дисциплина в партии большевиков была на высоте, и поэтому позже, получив соответствующие указания, Артём и его товарищи, создававшие ДКСР, вошли в руководство уже Украинской Республики. во время освобождения территории будущей УССР от немецко­австрийского контингента Артём Сергеев фактически стал военным министром.

Жители региона сначала считали деление на республики условным и относительным – есть множество документов, свидетельствующих об этом. Так, например, в 1920 г.

резолюция съезда волостных ревкомов Юзовского района гласила: «…съезд настаивает на скорейшем экономическом и политическом слиянии Донецкой губернии с Советской Россией в едином ВЦИК Советов».

Им вторила газета «Экономическая жизнь»: «Для нас один выход – добиться как можно скорее воссоединения с Россией Донецкого бассейна и Кавказа – этих основных источников нашего экономического существования, прежде чем добрые наши союзники успеют выкачать оттуда все имеющиеся запасы для себя».

Ну и уж совсем неудобным для «украинской» версии истории является тот факт, что даже делегаты Всеукраинского съезда профсоюзов, обращаясь к защитникам Луганска, писали: «Организованный пролетариат Юга России в лице своих профессиональных союзов шлет вам братский привет, выражает твердую уверенность в том, что общими усилиями победим контрреволюцию и водворим в России нашу власть!» Получается, что рабочие, одобрившие эти строки, воспринимали самих себя как жителей Юга России, слово «Украина» не расценивали как маркер принадлежности к отдельному государству.

История повторяется

9 февраля 2015 г. депутаты Народного совета ДНР объявили о том, что Донецкая Народная Республика ведет свою правопреемственность от ДКСР. Если же учитывать тот факт, что на современной Украине ее первым президентом считают именно создателя Центральной рады М. С.

Грушевского, пригласившего сюда немецких и австрийских оккупантов, – все становится на свои места. Центры противостояния – те же. Очертания конфликтующих территорий – тоже.

Только схема оккупации, слава богу, отличается: украинским сепаратистам удалось подавить сопротивление в Харькове и Одессе, но не сдались Донецк и Луганск. Противостояние, отложенное на сто лет, продолжается сегодня.

И напоследок еще одно напоминание: всякий раз, когда в противопоставлении друг другу русских земель разыгрывалась «украинская карта», она всегда «оказывалась бита». Это не стоит 

Артём Ольхин, кандидат исторических наук

Источник: https://historyrussia.org/tsekh-istorikov/fakultativ/serdtse-rossii-donetsko-krivorozhskaya-sovetskaya-respublika.html

Донецко-Криворожская республика

Донецко-Криворожская советская республика

После отречения Николая Второго от трона в марте 1917 года территория Российской империи осталась практически без центрального руководства. Временное правительство с обязанностями явно не справлялось, и держава пошла вразнос. Но раз власть Центра ослабла, то быстро нашлись желающие воспользоваться этим на местах.

Так, в Киеве возникла Центральная Рада, которую Временное правительство в Петрограде признало и даже согласилось с созданием то ли автономной, то ли самостоятельной Украины. Единственное, все никак не могли договориться о границах нового политического образования.

Киевские делегаты в столице бывшей империи в июне 1917-го пытались добиться признания своей юрисдикции над огромными территориями Юга России.

Так что даже питерские демократы-интеллигенты вынуждены были поинтересоваться: «Не много ли будет?» В результате, пришли к консенсусу: три новороссийские (Екатеринославская, Херсонская и Таврическая), Харьковская и частично Черниговская губернии изымались из числа территорий, подконтрольных Центральной Раде. Присоединение этих земель к украинской автономии (!) было возможно только при условии, что за это выскажется местное население.

Пока киевские и петроградские политики спорили, жители пяти спорных губерний решили жить своим умом. Уже в марте 1917 года в городе Бахмут состоялась Первая конференция Советов Донбасса.

Через месяц в Харькове собрался I Областной съезд Советов Донецкого и Криворожского бассейнов, который учредил Областной комитет Донкривбасса и принял положение об организационной структуре Советов Донецкого и Криворожского бассейнов. В июле 1917 года в Харькове состоялась областная конференция РСДРП(б), которая создала собственный обком.

Своим руководителем большевики выбрали любимца народных масс, человека с легендарной судьбой, Федора Сергеева (Артема). Идея вычленения Донкривбасса в отдельный регион получила новый импульс и постепенно начала переходить в практическую плоскость.

В ноябре 1917 года Центральная Рада своим Третьим универсалом провозгласила создание Украинской народной республики.

Согласно мнению Рады, в УНР входили как ранее обещанные ей Киевская, Подольская, Волынская, Полтавская и Черниговская губернии, так и Екатеринославская, Харьковская, Херсонская и Таврическая (без Крыма).

В ответ пленум Исполкома Советов Донкривбасса почти единогласно осудил III универсал Центральной Рады и высказался против посягательств Рады на территорию Донкривбасса. В тот день прозвучали слова Артема о необходимости создания независимой от киевских центров самоуправляющейся автономной Донецкой области.

В это же время украинские большевики попытались взять власть в Киеве, но когда там собрался I съезд Советов Украины, оказалось что большевики находятся в абсолютном меньшинстве. Потому украинские большевики отправились в Харьков, где как раз проходил III съезда Советов Донкривбасса.

После прибытия киевских беглецов съезд переименовали в I съезд Советов рабочих и крестьянских депутатов Украины, и 25 декабря по новому стилю было объявлено о создании Советской Украины. Название нового государства сохранялось то же, что и у Центральной Рады, — Украинская народная республика. Возглавил это образование коммунист-украинец Николай Скрыпник[1].

Стоит отметить, что киевские и донецкие[2] большевики относились друг к другу весьма прохладно. Главной причиной непонимания был вечный вопрос о том, кто в доме хозяин. Киевляне утверждали, что ДонКривбасс – часть Украины, а значит, должен подчиняться им.

Донецкие товарищи объясняли, что они подчиняться беглецам не собираются, так как Донкривбасс – вполне самостоятельное образование. Тем более, что ни экономически, ни культурно с Украиной он не связан, а население края преимущественно русское.

По предложению Артема пленум принял решение: «Развернуть широкую агитацию за то, чтобы оставить весь Донецко-Криворожский бассейн с Харьковом в составе Российской Республики и отнести эту территорию к особой, единой административно-самоуправляемой области».

Также по настоянию делегатов от Донецко-Криворожского района Всеукраинский съезд Советов принял резолюцию, в которой говорилось: «Всеукраинский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов протестует против преступной империалистической политики руководителей казацкой и украинской буржуазных республик, которые пытаются поделить между собой Донецкий бассейн, и будет добиваться единства Донецкого бассейна в границах Советской Республики».

Эта идея отражена и в резолюции общего собрания Харьковского Совета, одобренной 24 ноября. Донецкий и Криворожский бассейны рассматривались в ней как область, не входящая в состав Украины. Выступая 29 ноября в Думе, член большевистской фракции Э.

Лугановский утверждал, что Харьковская губерния и Донбасс находятся на территории, не принадлежащей Украине, отнесение их к Украине «в экономическом отношении весьма губительно, поскольку тем самым осуществляется расчленение Донецкого бассейна».

Так было положено практическое начало кампании за создание Донецко-Криворожской области как суверенной административной единицы.

В начале 1918 года революционные войска взяли Киев, из которого изгнали Центральную Раду, и на днепровские берега из Харькова переехали органы власти советской УНР.

Воспользовавшись этим, представители местных Советов 9-12 февраля 1918 года (27–30 января по старому стилю) провели в Харькове IV областной съезд Советов рабочих и солдатских депутатов.

На съезде присутствовали делегаты с правом решающего голоса (48 большевиков, 19 эсеров, 5 меньшевиков, 2 беспартийных).

Основной доклад Съезда сделал С. Васильченко. Его тезисы, согласно газете «Донецкий пролетарий», сводились к следующему: «По мере укрепления советской власти на местах Федерации Российской Социалистической Республики будут строиться не по национальному признаку, а согласно особенностям национально-хозяйственного быта.

Такой самодостаточной в хозяйственном отношении единицей являются Донецкий и Криворожский бассейны. Донецкая республика может стать образцом социалистического хозяйства для других республик. В силу этого Донецкий и Криворожский районы должны иметь самостоятельные органы экономического и политического самоуправления.

Власть, организующаяся в области, — Совет Народных Комиссаров, ответственный перед съездом и перед исполнительным органом съезда — областным комитетом».

Член ЦИК Советов Украины, народный секретарь труда М. Скрыпник — противник выведения Донецкого и Криворожского бассейнов из состава Украины — выступил с возражениями, однако, не нашел поддержки у делегатов. Более того, последние обвинили Скрыпника в национализме.

Так, Артем, исходя из идеала всеобщей пролетарской федерации, заявлял: «Мы не разбиваем ни одной федеративной республики, не посягаем на национальные интересы Украины, мы не собираемся создавать независимую республику. Разве мы собираемся проводить особую таможенную политику и т. д.? Мы хотим связаться со всей страной.

«Вся власть Советам» — вся власть пролетариату и беднейшему крестьянству, которым никого не нужно угнетать».

В контексте приведенного выше очевидно отождествление «всей страны» с Россией в ее бывших пределах. И уже оттуда вытекали обвинения М. Скрыпника в склонности к сепаратизму. Артем подчеркивал: «Сепаратисты не мы, а вы (М. Скрыпник и ЦИК Советов Украины).

Почему вы стремитесь быть с Киевом? Потому что Советская республика не по национальному признаку для вас более крепкий орешек, чем национальная». Артем утверждал, что после победы социалистической революции национальный вопрос потеряет свое значение.

Эта позиция была поддержана и развита в выступлениях других сторонников создания Донецко-Криворожской Республики. В частности, М.

Жаков доказывал: «Если политика Донецкого бассейна может быть чему-то подчинена, то, конечно, не случайным временным политическим задачам наших украинских товарищей, а политике промышленных центров севера. Донецкий бассейн важен, прежде всего, для судьбы всей русской революции в целом.

Его организация, революционное строительство должны стоять на первом месте. Конечно, мы обязаны помочь своим участием в жизни всего юга преодолеть влияние мелкой буржуазии как на Украине, так и на юго-востоке, однако именно для этого «пролетарский кулак», который сейчас распластан на все пять пальцев, должен быть стиснут, организационной расхлябанности и многовластию следует положить конец».

50 голосами была принята резолюция, в которой говорилось: «Донецкий и Криворожский бассейны как область, которая уже и сейчас имеет свое определенное экономическое хозяйственное лицо, должен иметь собственные органы экономического и политического самоуправления, единые органы власти, которые организуют в бассейне политический, экономический и культурный правопорядок Советской республики».

Так было провозглашено создание Донецко-Криворожской республики в составе РСФСР. Затем был избран её обком, который, в свою очередь, должен был создать Совет Народных Комиссаров (правительство) ДКР.

Когда после Брестского мира началось немецкое наступление, руководители Донецко-Криворожской Республики некоторое время успокаивали себя тем, что международные соглашения по поводу Украины, какими бы они ни были, кем бы ни подписывались, не распространяются на Донкривбасс. Однако австро-немецкое командование так не считало. Ориентируясь на государственные границы УНР, определенные III и IV Универсалами Центральной Рады, австро-германские войска начали оккупацию восточных земель современной Украины.

Главным экономическим органом республики был Южный Областной Совет Народного Хозяйства (ЮОСНХ). Совнархоз провел большую работу по исследованию технического состояния предприятий Донбасса, выявляя нерентабельные предприятия, национализировал ряд крупных монополий.

Надо отметить, что на ряде шахт, которые взял под свой контроль Совнархоз, был отмечен даже рост производительности. Созданное объединение Главсахар исследовало сахарные заводы, ввело ряд льгот для частников.

Заметим, что ЮОСНХ не только не препятствовал развитию частной розничной торговли, но и брал ее под защиту от самочинных действий местных Советов.

Решение социальных проблем в ДКР было возложено на комиссариат труда под руководством Бориса Магидова. Этот наркомат ведал широким спектром вопросов: заключением коллективных договоров, установлением минимума зарплаты, разбирательством трудовых конфликтов, социальным страхованием, борьбой с безработицей…

Делами образования и культуры занимался комиссариат по народному просвещению, который создал отделы народного образования при местных Советах. Наркомат запретил закрывать школы, ввел бесплатное образование для детей бедноты.

В ДКР были открыты ряд учебных заведений для взрослых, курсы по ликвидации неграмотности, детсады, была разработана программа по созданию детских летних лагерей.

Следует отметить, что принимались меры и по расширению обучения на украинском языке: в конце февраля было доложено об открытии украинских школ в республике, в Харькове была открыта украинская гимназия. Полноценная политическая и экономическая жизнь в автономной республике успешно налаживалась.

Еще 20 марта 1918 года газета «Известия Юга» с гордостью заявила: «Поскольку Украина отделилась от Советской России, — это ее дело. Мы за ней не идем… Надо на весь мир крикнуть, что донецкий пролетарий не считает себя входящим в Украинское государство».

У ДКР была своя армия. Первоначально она насчитывала 8,5 тысяч штыков. Во многом в ее формировании помогла отошедшая с Румынского фронта 8-я армия. Ее выборный командующий Анатолий Геккер стал первым командующим Донецкой армии.

5 апреля создан полевой штаб Донецкой армии, которая к тому времени уже насчитывала 13 тысяч человек. Несмотря на формальное подчинение всех военных сил южнороссийских республик Антонову-Овсеенко, армия действовала самостоятельно.

Российский совнарком попытался вполне прагматически использовать новорожденную ДКР как временный барьер на пути западной агрессии. Это связано с тем, что германское наступление поставило первым вопросом в повестке дня спасение Советского правительства любой ценой.

Слабые красногвардейские отряды, даже объединенные в Донецкую Рабочую армию, не могли остановить железную поступь кайзеровских ветеранов. Однако своим отчаянным сопротивлением они на целый месяц задержали немцев. Владимир Ленин сделал вполне определенные выводы.

Он написал 14 февраля (1 марта) 1918 чрезвычайному уполномоченному СНК на Украине Орджоникидзе: «Что касается Донецкой Республики, передайте товарищам Васильченко, Жакову и другим, что как бы они ни ухитрялись выделить из Украины свою область, она, судя по географии Винниченко, все равно будет включена в Украину, и немцы будут ее завоевывать».

Когда бои с немцами велись уже под Харьковом, СНК ДКР 7 апреля объявил свой протест Центральной Раде: «Мы заявляем, что Киевское правительство не может ссылаться, завоевывая нашу Республику германо-австрийскими штыками, ни на какие исторические и другие права, кроме права на завоевание»… Но в ту же ночь немецкая армия ворвалась в Харьков, и правительство ДКР с боями покинуло столицу с последним отрядом из 300 бойцов.

Даже после падения Харькова красные отряды продолжали сопротивление и отступали, огрызаясь сталью и огнем. Они неоднократно переходили в контратаки. В середине апреля бои велись на подступах к Юзовскому оборонительному району. 20 апреля немцы захватили Славянск, 22 — Мариуполь, Юзовку и Макеевку, а 24 апреля — Горловку и Никитовку.

Однако отчаянное сопротивление дало возможность эвакуировать из Донбасса в пределы Советской России тысячи вагонов с оборудованием, оружием, боеприпасами, хлебом, а также не менее 30 тысяч рабочих и членов их семей.

В конце апреля заключительные бои развернулись в северо-восточной части Донбасса. Прикрывая железнодорожную линию Сватово-Лисичанск-Родаково-Луганск, сражались бойцы отступивших от Харькова советских частей. 25 апреля у ст. Родаково разгорелся ожесточенный бой.

Отразив натиск врага, бойцы советских отрядов перешли в контратаку и вынудили оккупантов бежать. Однако немецкое командование, стремясь овладеть Луганском, бросило в бой пять дивизий.

Заняв оборону по речкам Лугань и Ольховка, бойцы недоукомплектованной и понесшей большие потери в предыдущих боях 5-й армии вместе с малочисленными рабочими отрядами Донбасса в течение суток героически сдерживали 40-тысячную группировку противника. Одновременно продолжалась эвакуация Луганска.

Около 80 эшелонов с семьями рабочих, ценным оборудованием и сырьем было отправлено из города в сторону Миллерово. 28 апреля немецкие войска заняли город.

Отступившие от Луганска к Миллерово части 5-й армии, а также сосредоточившиеся здесь десятки эшелонов с людьми и грузами не смогли пробиться на север.

Стремясь зажать советские войска в тиски и захватить эвакуированное из Донбасса имущество, немцы со стороны Сватово через Старобельск — Беловодск прорвались к Чертково и перерезали Юго-Восточную железную дорогу, по которой из Донбасса отступали войска и шли эшелоны.

На юге немцы заняли Таганрог и приближались к Ростову. Оставался единственный выход — пробиваться через донские степи на восток к Царицыну[3].

Охраняя эшелоны, насчитывавшие более трех тысяч вагонов с семьями рабочих, ранеными, оружием, оборудованием и другими ценными грузами, части 5-й и 3-й армий и отряды рабочих Донбасса под командованием Ворошилова начали 500-километровый поход по железной дороге Миллерово-Лихая-Царицын. Почти три месяца, ведя ежедневные бои с казаками, восстанавливая разрушенные железнодорожные пути и мосты, продвигались бойцы и рабочие отряды Донбасса. Позднее, влившись в ряды Красной Армии, они приняли активное участие в обороне Царицына от белогвардейских войск.

Вслед за немецкими и австрийскими войсками в Донбасс вернулись прежние хозяева шахт и заводов. Вскоре предприниматели перешли к полному пересмотру всего трудового законодательства, принятого Временным и советским правительствами. Рабочий день был увеличен, плата уменьшена, профсоюзы закрыты, а забастовки объявлены незаконными.

Преследуя красные отряды, германские дивизии вторглись в Орловскую, Курскую, Воронежскую губернии Советской России. Чтобы избежать войны с немцами, большевики приняли решение прекратить всякое сопротивление на Украине. 4 мая 1919 года Антонов-Овсеенко объявил о роспуске своих армий, и украинские красногвардейцы были переброшены на борьбу с белогвардейцами на юге России.

Когда бойцы Красной Армии Донбасса отступили, с ними ушло и правительство ДКР. Борьба за Донбасс переместилась с полей сражений в кабинеты, где велись упорные споры о принадлежности угольного бассейна. Советская Россия и находившаяся под германским контролем Украина пытались любой ценой доказать правомерность своих притязаний на этот экономически важный регион.

Поскольку восточные границы Украины так и не были определены, то по спорным территориям решено было прибегнуть к референдумам среди местного населения.

Известно, что 27 августа 1918 года Россия и Германия подписали договор, 12-я статья которого гласила, что Донбасс является временно оккупированной немецкой территорией и даже сохраняла за Россией право добычи донецкого угля.

Но уже в конце 1918 года, когда немцы покинули Украину, на освобожденных землях вновь встал вопрос о суверенной ДКР и ее отношении к Украине. На этот раз большевики сразу позабыли свое обещание о референдуме и заняли однозначную жесткую позицию по отношению к мнению донбассовцев.

Ленин объяснил это тем, что для большевиков «вопрос о границах государств — вопрос второстепенный, если не десятистепенный», и призвал русских большевиков «быть уступчивыми при разногласиях с украинскими коммунистами-большевиками, если разногласия касаются государственной независимости Украины, форм ее союза с Россией, вообще национального вопроса».

Итогом подобных интернационалистских призывов Ленина стало постановление Совета Обороны от 17 февраля 1919 года: «Просить тов. Сталина через Бюро ЦК провести уничтожение Кривдонбасса».

И эта просьба была выполнена: назначенная на 20 февраля 1919 года Донецко-Криворожская областная партконференция была запрещена.

Через несколько дней был подписан договор между Россией и Украиной (Советской), по которому большая часть ДКР без всякого референдума отходила к последней. Так насильственными действиями «сверху» была ликвидирована Донецко-Криворожская республика.

Донецкие руководители, правда, все равно не унимались.

Еще через год, когда Советская власть утвердилась в Донбассе окончательно, в феврале 1920-го в Юзовке прошел съезд волостных ревкомов Юзовского района, который заявил: «Съезд настаивает на быстром экономическом и политическом слиянии Донецкой губернии с Советской Россией в едином ВЦИК Советов».

На печатях, которые сохранились на документах того времени, еще отчетливо видно, что Юзовку считали частью РСФСР, а не УССР. Но, по всей видимости, к середине весны 1920 года сопротивление автономистов удалось сломить. Хотя еще в 1920 году Николай Скрыпник писал, что Донбасс — «одна из главных трудностей нашей работы на Украине».

[1] Стоит отметить, что почти треть избранного на съезде ЦИК Советов УНР составляли представители Советов Донецко-Криворожской области, а Артем

вошел в состав Народного Секретариата (правительства) этой советской УНР.

[2] Донецкий регион был назван так из-за названия реки Северский Донец, а город Донецк получил свое название уже при Хрущеве.

[3] Современный город Волгоград.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5a86b0e9a815f1cda564c5fe/5b3c45ddc3fae200a96cc8e1

Образование ДКР

Донецко-Криворожская советская республика

Красногвардейцы. Отряд войск Донецкой республики

10–13 февраля 1918 г. (27–30 января по ст.ст.) состоялся IV областной съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. На съезде присутствовали делегаты с правом решающего голоса (48 большевиков, 19 эсеров, 5 меньшевиков, 2 беспартийных).

Съезд проходил в здании гостиницы «Метрополь», которое на перекрестке современной площади Конституции и улицы Пушкинской. Сейчас там жилой дом, на котором нет даже мемориальной таблички. Кстати, такими табличками украшены многие здания Харькова, а упоминание о ДКР большевики решили не делать. Не нравилось, видно последователям Артема, такое самообразование.

14 февраля 1918 г. (Дата опубликования в газете).

Областной съезд Советов рабочих и солдатских депутатов постановил образовать Совет Народных Комиссаров Донецкого и Криворожского бассейнов.

Областной съезд выделил область в Донецкую Республику.

Областной съезд постановил национализировать угольную промышленность, муниципализировать в местечках, поселках и городах дома крупных собственников.

Принять постановление о введении для шахтеров ежегодных двухмесячных отпусков.

Областной Совет народного хозяйства упрочивает свое влияние и в скором времени приступит к организации снабжения рудников предметами потребления через магазины частных торговцев, которые будут секвестрованы.

На очереди — уничтожение частной торговли в шахтах.

Пролетариат начинает овладевать аппаратами производства и обмена. Мы идем вперед.

«Донецкий пролетарий» (Харьков) М 72, 14 февраля 1918 г.

Источник: Борьба за всласть советов в Донбассе. Сталино 1957. с. 296

На повестку дня были внесены вопросы:

1) текущий момент;

2) экономическая политика в Донецком бассейне;

3) областная организация.
Все эти вопросы были объединены в Декларацию о ближайших задачах Совета Народных Комиссаров Советской республики Донецкого и Криворожского бассейнов.

В последнем пункте повестки дня, собственно, точнее было бы говорить об «организации области». Доклад поэтому вопросу сделал С.Васильченко. Основные его тезисы, согласно газете

«Донецкий пролетарий», сводились к следующему:

«Донецкий пролетарий». 15 февраля 1918 г.

С содокладом по обсуждаемому вопросу выступил член ЦИК Советов Украины, народный секретарь труда М.Скрыпник. Он был противником выведения Донецкого и Криворожского бассейнов из состава Украины.

Однако четкостью аргументации его позиция не отличалась. «Ставить во главу угла организации власти экономический принцип — верно; нельзя, однако, будущее переносить в современность, — говорил народный секретарь.

 — Мир прежде всего означает национальный вопрос, право наций на самоопределение».

Таким образом, не возражая против экономического принципа строения федеративного пролетарского государства в целом, М.Скрыпник считал преждевременной его реализацию относительно Донкривбасса.

Эклектизм взглядов одного из ведущих большевистских деятелей Украины привел его к отстаиванию соответствующей искусственной формулы: «Выделение Донецкого бассейна означало бы подрыв советской власти и усиление Генерального Секретариата.

 Автономия необходима, но как часть, входящая в состав Украинской Федерации».

В разгоревшейся дискуссии, которая приобрела довольно острый, эмоциональный характер, позицию М.

Скрыпника поддержали только эсеры (Голубовский), а среди большевиков представитель ЦИК Советов Украины оказался по сути в изоляции и подвергся яростным нападкам со стороны приверженцев образования Донецко-Криворожской Республики.

Последние никаких новых аргументов не выдвигали, однако консолидированно обвиняли М.Скрыпника в национализме.

Так, Артем, исходя из идеала всеобщей пролетарской федерации, заявлял: «Мы не разбиваем ни одной федеративной республики, не посягаем на национальные интересы Украины, мы не собираемся создавать независимую республику. Разве мы собираемся проводить особую таможенную политику и т. д.? Мы хотим связаться со всей страной. «Вся власть Советам» — вся власть пролетариату и беднейшему крестьянству, которым никого не нужно угнетать».

В контексте приведенного очевидно отождествление «всей страны» с Россией в ее бывших пределах. И уже оттуда вытекали обвинения М.Скрыпника в склонности к сепаратизму. Артем подчеркивал: «Сепаратисты не мы, а вы (М.Скрыпник, ЦИК Советов Украины. — прим. автора).

Почему вы стремитесь быть с Киевом? Потому что Советская республика не по национальному признаку для вас более крепкий орешек, чем национальная. …Мы как большевики не расходимся с тов. Скрыпником. Мы расходимся с ним как с официальным представителем Украинского ЦИК».

Артем утверждал, что уже после победы социалистической революции национальный вопрос потеряет свое значение. Эта позиция была поддержана и развита в выступлениях других сторонников создания Донецко-Криворожской Республики.

В частности, М.Жаков доказывал: «Если политика Донецкого бассейна может быть чему-то подчинена, то, конечно, не случайным временным политическим задачам наших украинских товарищей, а политике промышленных центров севера.

Донецкий бассейн важен прежде всего для судьбы всей русской революции в целом. Его организация, революционное строительство (а здесь еще не было революции, не было «Октября») должны стоять на первом месте.

Конечно, мы обязаны помочь своим участием в жизни всего юга преодолеть влияние мелкой буржуазии как на Украине, так и на юго-востоке, однако именно для этого «пролетарский кулак», который сейчас распластан на все пять пальцев, должен быть стиснут, организационной расхлябанности и многовластию следует положить конец».

Еще более резкие формулировки употребил С.Васильченко в заключительном слове по обсуждаемому вопросу.

Скрыпник двумя ногами стоит на национализме, — безапелляционно заявил докладчик. — Прав Сандомирский (меньшевик, в принципе поддержавший идею создания Донецко-Криворожской Республики. — прим. автора) — что-то одно: либо социалистическая революция, либо вы погрязнете по колено в национализме. Скрыпник утверждает, что еще не изжиты национальные предрассудки.

Однако Рада погибла под давлением сил вне Украины, и все-таки она погибла, и восстания в ее защиту не произошло. Если III Всерос. Съезд говорит о федерации национ.

республик, то это не исключает объединения по экономическому (признаку)… Нам не нужны ни министерство иностранных дел, ни монетные дворы, нам нужна советская власть, исполнительница центральной власти Совета Народных Комиссаров.

«Донецкий пролетарий». 15 февраля 1918 г.

М.Скрыпник попробовал переломить ситуацию и внес на рассмотрение проект резолюции, которая, по его мнению, примиряла возникшие разногласия.

В документе предлагалось: «IV областной съезд Советов рабочих депутатов Донецк. Бас. и Криворожского района постановляет: 1) Донецк. Бас. и Криворожск.

район составляют автономную область южнорусской Украинской Республики как части Всероссийской Федерации Советских Республик».

Однако такая, в сущности, паллиативная позиция была решительно отброшена большинством принявших участие в дебатах, и М.Скрыпник сам снял свой проект резолюции, добавив, что «она (резолюция. — прим. автора) носила декларативный характер и не преследует цель дезорганизовать фракцию».

50 голосами был принят проект резолюции, внесенный С.Васильченко. В документе было зафиксировано:

По мере того, как в свободной федерации советских республик России с развитием социалистической революции средства производства будут обобществляться, главные отрасли промышленности национализироваться, отделение республик все больше будет и должно проводиться по принципу особенностей той или иной области в хозяйственно-экономическом отношении.

Донецкий и Криворожский бассейны как область, которая уже и сейчас имеет свое определенное экономическое хозяйственное лицо, должен иметь собственные органы экономического и политического самоуправления, единые органы власти, которые организуют в бассейне политический, экономический и культурный правопорядок Советской республики.

Согласно резолюции следовало избрать областной комитет Советов Донецко-Криворожской области, который, в свою очередь, должен был организовать Совет Народных Комиссаров Донецко-Криворожской Республики.

В областной комитет были избраны пять большевиков — С.Васильченко, М.Жаков, М.Тевелев, И.Варейкис, Андреев; один меньшевик — Рубинштейн; три эсера — Киричек, Ровенский, Макарьян.

Кандидатами в члены обкома были также избраны Алексеев, Марк, Попов (все меньшевики) и Голубовский, Добровольский, Черный (все эсеры). Через день после окончания съезда Советов, 14 февраля (1 февраля по ст.ст.) 1918 г.

, областной комитет Советов сформировал Совет Народных Комиссаров Донецкого и Криворожского бассейнов.

«Вся власть советам». Плакат времен Гражданской войны

В состав областного Советского правительства вошли Ф.Сергеев (Артем) — председатель Совнаркома и комиссар по делам народного хозяйства и его единомышленники: С.Васильченко — народный комиссар внутренних дел, М.Жаков — комиссар по народному образованию, А.Каменский — комиссар по
государственному контролю, Б.Магидов — народный комиссар труда, В.

Межлаук — народный комиссар финансов, М.Рухимович — народный комиссар по военным делам, В.Филов — комиссар по судебным делам. В то же время областной комитет Советов вменил в обязанность областному Совнаркому претворять в жизнь декреты СНК Российской республики, а ЦИК Советов Украины постановил считать «органом, параллельным областному комитету».

Правда, здесь же было добавлено, что «советы Донецкого бассейна принимают участие в общем строительстве государственной жизни с советами всего юга России — Украины и Доно-Кубано-Терского района».

Всем! Всем! Всем! Киевское правительство Рады вторглось в пределы нашей Донецко-Криворожской Республики. Мы заявляем, что Киевское правительство не может ссылаться, завоевывая нашу республику германо-австрийскими штыками, ни на какие исторические и другие права, кроме права на завоевание.

Мнения о ДКР резко разнились на местах. Так Екатеринославский городской Совет высказался резко против образования ДКР, а районные советы поддержали инициативу. Юзовский и Бахмутский городские советы (Юзовка на то время уже имела статус города) также благосклонно отнеслись к новой республике.

Против раскола выступили те украинские большевики, которые стремились к созданию советской Украины на национальной основе, а не на экономической.

За это донбасские товарищи обвинили их в сепаратизме, хотя руководители Украинской Социалистической Советской Республики, правительство которой тоже находилось в Харькове, ни от кого отделяться не собирались.

Сейчас некоторые донецкие историки говорят о том, что самопровозглашенная республика была чуть ли не образцовой — частные банки не национализировались, открывались украинские школы, экономика начала восстанавливаться после разрухи. Харьковские историки считают это, мягко говоря, преувеличением.

Це авантюра, звичайнісінька авантюра більшовиків, ніякої не мала абсолютно основи. Єдина мета – відірвати промислові райони України від України. Промислові райони, себто південно-східні регіони України під маркою того, що пролетаріат не хоче, буцімто, Української держави, не хоче української мови, знать не хоче ніякої України. Ніхто не підтримував, крім самих більшовиків оцю ідею.

Образование независимой от Украины Донецко-Криворожской Республики было теоретической и практической ошибкой, порожденной не только непониманием путей национально-государственного строительства, но и амбициозностью организаторов республики.

Вопреки решениям III Всероссийского съезда Советов, положившего в основу Советской Федерации объединение советских национальных республик, инициаторы Донецко-Криворожской Республики, в том числе делегаты этого съезда Ф.Сергеев и С.

Васильченко, считали, что Российская Советская Республика должна быть федерацией экономически однородных областей, а не национальных советских республик.

Отделение от Украины промышленно развитой области ухудшало экономическое и военное положение республики, противоречило интересам всех прежде угнетаемых наций, в том числе украинцев, их извечному стремлению к образованию Украинского государства.

История рабочих Донбасса т.1 / Кульчицкий С.В.- К.: Наукова думка, 1981. — с. 164–165.

Разделяя отношение «левых коммунистов» к Брестским переговорам, руководители Донецко-Криворожской Республики некоторое время успокаивали себя тем, что международные соглашения по поводу Украины, какими бы они ни были, кем бы ни подписывались, не распространяются на Донкривбасс.

Однако австро-немецкое командование так не считало. Ориентируясь на государственные границы, определенные III и IV Универсалами Центральной Рады, австро-германские войска начали оккупацию восточных земель Украины. Но даже после этого Ф.Сергеев, С.Васильченко, М.

Жаков, их единомышленники продолжали упрямо настаивать на своем. Они еще некоторое время игнорировали призывы Председателя Народного Секретариата Украины М.Скрыпника (на эту должность его назначили 4 марта 1918 г.

) к объединению всех вооруженных сил южных советских республик (Украинской, Донецко-Криворожской, Донецкой, Крымской, Одесской), координации их действий для отпора захватчикам.

Ф.А. Сергеев (Артем). 1920 г.

Анализируя позже отношения между ЦИК Советов Украины, Народным Секретариатом и Советом Народных Комиссаров Донецко-Криворожской Республики, В.

Затонский отмечал: «…В этом и заключалась разница между народным секретариатом и группой тов.

Артема в Харькове, екатеринославцами и нашими криводонбасцами, что последние старались оградить себя от «советской» Украины в своем Донбассе, а мы пытались образовать национальный украинский советский центр для всей Украины».

Совнарком РСФСР не признал Донецко-Криворожскую Республику ни самостоятельной республикой, ни частью Российской Федерации. А в телеграммах представителям СНК в Украине г.Орджоникидзе и В.Антонову-Овсиенко В.

Ленин требовал сурового соблюдения суверенитета Советской Украины, невмешательства в деятельность ЦИК Советов Украины, тактичности в национальном вопросе, заботы об укреплении сотрудничества Украинской и Российской Советских республик.

Несколько месяцев, до вхождения ДКР в состав Украинской республики — 29 марта (15 марта по ст.ст.) 1918 г., и немного в составе Украины до германской оккупации в мае 1918 г., правительство действовало очень активно, хотя, конечно, его работу можно оценивать по-разному.

К сожалению, деятельность ДКР практически не исследована. В республике была произведена территориальная реформа по экономическому признаку. Наркомат юстиции провел судебную реформу, введя единые формы судопроизводства.

роль отводилась экономической политике, проводившейся под лозунгом возрастания вмешательства государства во все сферы хозяйственной жизни. В первую очередь наркомату финансов (нарком — В.Межлаук) было поручено изыскать средства для экономических реформ правительства.

Кстати ДКР не пошла по пути национализации частных банков. Наоборот, в конце марта там, где конфискации состоялись, деньги были возвращены. Но всевозможные налоги на крупных предпринимателей Совнарком накладывал постоянно. При этом правительство ДКР запрещало все самовольные налоги и конфискации. В.И.

 Ленину даже пришлось брать под защиту Антонова-Овсеенко, когда СНК ДРК попытался воспрепятствовать тому в экспроприации миллиона рублей у харьковских капиталистов.

Главным экономическим органом республики был Южный Областной Совет Народного Хозяйства (ЮОСНХ), деятельность которого абсолютно не изучена поныне. По тем временам он был одной из самых эффективных структур в России. В немалой степени этому способствовал первый глава ЮОСНХ горный инженер В. Бажанов.

Поистине фантастически, что в условиях полного развала страны, он уже в марте имел во всех районах Донбасса своих координаторов. Совнархоз провел большую работу по исследованию технического состояния предприятий Донбасса, выявляя нерентабельные предприятия, национализировал ряд крупных монополий.

Надо отметить, что на ряде шахт, которые взял под свой контроль Совнархоз, был отмечен даже рост производительности. ЮОСНХ также взял на себя контроль за распределением топлива и продовольствия. Созданное объединение Главсахар во главе с профессором П.

Зуевым исследовало сахарные заводы, проделало большую работу по предотвращению разгрома посадок свеклы, ввело ряд льгот для частников. К слову, ЮОСНХ не только не препятствовал развитию частной розничной торговли, но и брал ее под защиту от самочинных действий местных Советов.

История рабочих Донбасса т.1 / Кульчицкий С.В.- К.: Наукова думка, 1981. — с. 165.

Решение социальных проблем в ДКР было возложено на комиссариат труда (нарком — Б. Магидов), который вошел самостоятельным отделом в ЮОСНХ. Этот наркомат ведал широким спектром вопросов: заключение коллективных договоров, установление минимума зарплаты, разбирательство трудовых конфликтов, социальное страхование, борьба с безработицей.

По сути каждое из этих направлений деятельности — предмет особых исследований. Делами образования и культуры занимался комиссариат по народному просвещению (нарком — М. Жаков), который создал отделы народного образования при местных Советах.

В марте наркомат запретил закрывать школы, ввел бесплатное образование для детей бедноты, открыл ряд учебных заведений для взрослых, курсы по ликвидации неграмотности, детсады, разработал программу по созданию детских летних лагерей.

Следует отметить, что в ДКР принимались меры и по расширению обучения на украинском языке: в конце февраля было доложено об открытии украинских школ в республике, в Харькове была открыта украинская гимназия.

«Донбасс — сердце России». Плакат времен гражданской войны

Но большая часть этих и других мероприятий была перечеркнута войной. После заключения в Бресте мирного договора между Германией и Центральной Радой немецкие войска двинулись на Восток.

Поскольку ни одно из государств, в том числе и Украинская Народная Республика, не имела тогда четких границ, непонятно было, где же закончится поход германской армии.

ДКР однозначно заявила, что «действие того пункта мирного договора, который касается Украины, естественно, не распространяется на Харьков и Донецкий бассейн». Но 29 марта МИД Германии дало понять России, что собирается вторгнуться в пределы Донбасса.

Делами обороны ДКР занимался военный наркомат во главе с М.Рухимовичем. По проблемам создания единой системы обороны южных республик в ДКР разгорелся тяжелый конфликт, повлекший за собой уход из правительства ряда наркомов.

Еще 20 марта газета «Известия Юга» заявила: «Поскольку Украина отделилась от Советской России, — это ее дело.

Мы за ней не идем… Надо на весь мир крикнуть, что донецкий пролетарий не считает себя входящим в Украинское государство».

И все же 7 апреля, когда бои с немцами велись уже у Харькова, СНК ДКР объявил свой протест: «Мы заявляем, что Киевское правительство не может ссылаться, завоевывая нашу Республику германо-австрийскими штыками, ни на какие исторические и другие права, кроме права на завоевание…» Но в ту же ночь немцы ворвались в Харьков. Правительство ДКР последним покидало столицу с отрядом из 300 бойцов. Когда немцы были уже на центральной улице, Артем отправил еще с вокзала эшелоны.

9 апреля Совнарком прибыл в Луганск, где провел ряд кадровых перестановок. Там же была предпринята попытка создать Донецкую армию. Благодаря действиям Донецких частей, немцы увязли в Донбассе на целый месяц. Но в конце апреля дончане отступили в соседнюю Донскую республику, с ними уходило и правительство ДКР.

14 февраля 1918 г.

По постановлению IV областного съезда Советов рабочих и солдатских депутатов Донецкого и Криворожского бассейнов областным комитетом 14 февраля образован Совет Народных Комиссаров Донецкого и Криворожского бассейнов.

Совет составлен, впредь до замещения еще нескольких постов, из 8 человек.

Приступая к выполнению возложенных на нас съездом обязанностей, мы, назначаемые в Совет Донецкой республики в «качестве комиссаров, посредством настоящего считаем своим долгом сказать пролетариату и бедноте Донецкого и Криворожского бассейнов о том, как мы определяем задачи, осуществление которых преследовалось созданием Совета Народных Комиссаров в Донецком и Криворожском бассейнах.

Эти задачи для нас сводятся к следующему:

1. Укрепление власти рабоче-крестьянского правительства России. Активное участие в том социалистическом творчестве, к которому неизбежно идет углубляющаяся революция. Проведение в жизнь постановлений, декретов и распоряжений Советов Народных Комиссаров федеративной социалистической республики Советов в России.

2. Установление революционного правопорядка в Советской республике Донецкого и Криворожского бассейнов. Установление организованной планомерности в экономической и хозяйственной жизни. Организация, развитие и подъем народного просвещения и культуры, приспособляющих ее к социалистической жизни общества.

Понимая, таким образом, свои задачи, Совет Народных Комиссаров Донецкого и Криворожского бассейнов при содействии всех местных рабоче-крестьянских революционных органов власти и управления незамедлительно приступит к осуществлению следующих мероприятий, направленных к осуществлению намеченных выше целей.

а) В ОБЛАСТИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ

Совет Народных Комиссаров приложит все силы к осуществлению перехода рудничных предприятий и земельных недр области в собственность Советской Республики России.

Совет Народных Комиссаров установит ежегодные отпуска для работающих в рудниках и при рудниках рабочих и служащих, введя в то же время трудовую повинность для праздных элементов общества.

Совет Народных Комиссаров произведет отчуждение в собственность Советов крупных домовладений, приняв в то же время меры к тому, чтобы была смягчена, а по возможности и устранена жилищная «ужда горнозаводского пролетариата и городской бедноты.

Совет Народных Комиссаров проведет в Донецком бассейне и Криворожском переход земли в руки трудящихся.

б) В ОБЛАСТИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ

Совет Народных Комиссаров примет меры к тому, чтобы власть фактически всюду в области перешла в руки Советов.

Совет Народных Комиссаров организует Народные демократические суды, упразднит остатки бюрократических и буржуазных учреждений, способствующих угнетению пролетарской и крестьянской бедноты, переложит налоги на имущие слои населения. Совет Комиссаров гарантирует заступничество власти и закона рабочим. беднякам и солдатам перед всякой возможной попыткой нового их угнетения и порабощения капиталом.

Совет установит начала рабоче-крестьянского правопорядка во всех отношениях правосудия и управления, предоставив широкую инициативу в их отправлении самодеятельности самих трудящихся и эксплуатируемых масс народа.

в) В ОБЛАСТИ КУЛЬТУРНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬНОЙ

Совет Народных Комиссаров, возлагая главную работу по народному просвещению на рабочие культурно-просветительные организации, приступит к учреждению Советов народного образования, к широкой постановке внешкольного образования и дошкольного воспитания и, в первую очередь, к созданию обширных колоний для детей трудовой бедноты, к введению всеобщего бесплатного обучения и переустройства школы на началах однотипности трудового принципа самоуправления учащихся и политехнического образования.

Не предрешая дальнейшего расширения задач своей деятельности, Совет Народных Комиссаров Донецкого и Криворожского бассейнов будет идти с трудовым и эксплуатируемым народом по пути к полному осуществлению социализма.

Подписали: председатель Совета Народных Комиссаров Артем (Сергеев).

Комиссар народного хозяйства Артем (Сергеев).

Комиссар по делам управления .С. Васильченко.

Комиссар по судебным делам В. Филатов.

Комиссар финансов Межлаук.

Военный комиссар Рухимович.

Государственный контроль Каменский.

Комиссар труда Б. Магидов.

Комиссар просвещения — секретарь Совета С. Жаков.

«Известия Юга» № 5, 19 февраля 1918 г.

Источник: Борьба за всласть советов в Донбассе. Сталино 1957. с. 297-299

    Литература:
  • Валерий СОЛДАТЕНКО в «Зеркало недели»
  • «Донецкий кряж», 19 февраля 1998 г.
  • История городов и сел УССР. Донецкая область. Киев — 1976 г.
  • История рабочих Донбасса т.1 / Кульчицкий С.В.- К.: Наукова думка, 1981. — 328 C.
  • Курс лекций по истории КПСС. Выпуск второй. А.И. Зарубин. М., Военное издательство Министерства обороны СССР. 512 C.
  • Борьба за всласть советов в Донбассе. Сталино 1957. 406 C.

Источник: http://infodon.org.ua/uzovka/61

Эхо столетия: какую роль Донецко-Криворожская советская республика сыграла в новейшей истории Донбасса

Донецко-Криворожская советская республика

100 лет назад на территории Донецкого и Криворожского железнорудных бассейнов была провозглашена советская республика (ДКСР) со статусом автономии в составе РСФСР. Её возглавил легендарный революционер Фёдор Сергеев, более известный как товарищ Артём.

Новое формирование, которому отводилась почётная роль «образца социалистического хозяйства», просуществовало всего год, но историки считают, что события тех дней до сих пор влияют на ситуацию в регионе.

О роли Донецко-Криворожской советской республики в новейшей истории Донбасса — в материале RT.

Донецко-Криворожская советская республика (ДКСР), получившая статус автономии в составе РСФСР, была провозглашена 12 февраля 1918 года в Харькове на IV областном съезде Советов рабочих депутатов Донецкого и Криворожского бассейнов.

Также по теме

«Оплот против мирового капитализма»: как был образован Союз Советских Социалистических Республик

95 лет назад на I Всесоюзном съезде Советов были приняты Декларация и Договор об образовании СССР. В их основу легли идеи Ленина о…

Решение об учреждении ДКСР далось нелегко. Против выступил глава ЦИК советской Украины большевик Мыкола Скрыпник, присутствовавший на съезде лишь в качестве гостя. Однако это не помешало ему обвинить харьковских однопартийцев в сепаратизме и представить свой взгляд на судьбу региона.

«Донецкий бассейн и Криворожский район составляют автономную область южно-русской Украинской Республики как части Всероссийской Федерации Советских Республик», — гласил текст резолюции, предложенной Скрыпником.

Однако этот документ делегаты не поддержали.

Фёдор Сергеев, вошедший в историю как товарищ Артём, член ЦК РСДРП(б), близкий друг Иосифа Сталина, в своём выступлении отверг упрёки в сепаратизме.

«Мы не разбиваем ни единой федеративной республики, не покушаемся на национальные интересы Украины, мы не собираемся вести особенную таможенную политику. Сепаратисты не мы, а вы. Почему вы стремитесь к Киеву? Потому что советская республика не по национальному признаку для вас более крепкий орех, чем национальная!» — заявил товарищ Артём.

  • Товарищ Артём, Совет народных комиссаров ДКР от 16 февраля 1918: состав
  • © Wikipedia

Принципы, заложенные в основание ДКСР, кардинально отличались от тех, что лежали в основе Советской Украины, которую представлял Скрыпник.

Так, на съезде большевик Семён Васильченко выдвинул два ключевых тезиса. Первый — независимый статус региона в составе Советской России, а не Украины.

Второй — области советского государства должны развиваться по принципу территориально-производственной общности.

«По мере укрепления советской власти на местах федерации Российских Социалистических Республик будут строиться не по национальным признакам, а по особенностям экономически-хозяйственного быта.

Такой самодовлеющей в хозяйственном отношении единицей являются Донецкий и Криворожский бассейны.

Донецкая республика может стать образцом социалистического хозяйства для других республик», — утверждал Васильченко.

Именно эти идеи и поддержали депутаты Харьковского съезда, принявшие постановление «По вопросу о выделении Донецкого бассейна». Скрыпник вынужден был снять с ания свой вариант. 

  • Председатель Луганского Совета Климент Ворошилов среди членов военной секции Луганского Совета рабочих и солдатских депутатов, 1917 год
  • © Фото из архива Государственного музея современной истории России / РИА Новости

Деятельность харьковских большевиков во главе с Сергеевым крайне интересовала Москву. ДКСР должна была стать пилотным регионом для «обкатки» устройства всего государства, считает автор книги «Донецко-Криворожская республика: расстрелянная мечта» Владимир Корнилов.

Историк подчёркивает, что в то время обсуждались любые идеи и проекты.

«Большевики не были уверены, что они будут создавать именно союз национальных республик. Это мог быть союз хозяйственных конгломератов или смешанная система. Отцы-основатели ДКСР отстаивали принцип формирования будущего советского общероссийского государства по принципу объединения именно административно-хозяйственных единиц», — рассказал Корнилов в беседе с RT.

  • Шахта Бересто-Богодуховского рудника (Щегловка)
  • © Репродукция дореволюционной открытки

О промышленном развитии Советской России как основной задаче ДКСР говорит и Денис Пушилин, председатель Народного совета Донецкой Народной Республики (территории самопровозглашённых ДНР и ЛНР входили в состав ДКСР. — RT).

«Республика представляла собой самодостаточный экономический кластер, который мог обеспечить промышленное развитие вновь созданного государства. Это был единый организм, сформировавшийся абсолютно добровольно на экономических основах, а не по этническому или какому-либо другому признаку», — сообщил политик в интервью RT.

В ДКСР входили две губернии — Екатеринославская и Харьковская, а также часть Херсонской и нынешняя Ростовская область. Возглавил республику товарищ Артём, избранный на должность председателя Совнаркома.

Также по теме

«Неожиданная незалежность»: как Украина впервые приобрела и потеряла независимость

100 лет назад Украинская Народная Республика провозгласила независимость. Однако, по мнению экспертов, называть этот шаг…

У ДКСР было несколько официальных названий: Донецкая Республика, Донецкая Республика Советов, Республика Донецкого и Криворожского бассейнов, Федеративная Республика Донбасс и Донецкая Федерация. В народе регион называли Донкривбасс, Кривдонбасс и Республика Донбасс.

Столицей ДКСР изначально был Харьков, но затем из-за продвижения австро-германских войск её перенесли в Луганск. Вскоре правительство республики и вовсе эвакуировали в РСФСР.

Таким образом республика, претендовавшая на роль промышленного флагмана Страны Советов, просуществовала немногим более года. В марте 1919 года была провозглашена УССР, в состав которой по инициативе Владимира Ленина и вошла ДКСР.

Товарищ Артём трагически погиб в 1921 году во время испытаний аэровагона. Его сына, Артёма Сергеева, усыновил и вырастил вместе со своими детьми Иосиф Сталин. Сергеев-младший был уверен, что смерть его отца не была простой случайностью. Однако никаких веских доказательств того, что крушение могло стать результатом диверсии, нет.

От ДКСР к ДНР

В феврале 2015 года депутаты Народного совета ДНР провозгласили преемственность Донецко-Криворожской Республики. Это событие должно было произойти ещё в 2014-м — в год объявления независимости ДНР и ЛНР, полагают некоторые историки.

«Мы не взялись из ниоткуда, под этим лежит история 100-летней давности, в фундаменте этого находятся не только события 1917—1918 годов, но и те идеологические и теоретические дискуссии, которые не были тогда закончены», —  заявил Корнилов в интервью RT.

Ранее некоторые эксперты высказывали сомнения в том, что преемственность ДНР от ДКСР правомерна.

  • Донецкая область, Юзовка
  • © Репродукция дореволюционной открытки

Однако власти современной ДНР абсолютно уверены: республика — прямая наследница Кривдонбасса.

«Это наша история — так же, как и первый заложенный камень в фундамент Донецкого металлургического завода, как первый добытый в Донбассе уголь. Это была первая и по-своему успешная попытка Донбасса создать собственное государство. Идея объединения индустриальных районов не утратила своей актуальности и сегодня», — заявил в беседе с RT Пушилин.

По его словам, сегодня ДКР и ДНР объединяют «не только общие враги — украинские националисты, но и то, что государственные деятели обеих республик (ДНР и ЛНР) считают Донбасс неотъемлемой частью русского мира».

«Замалчивание истории»

Современные украинские историки предпочитают не углубляться в тему Донецко-Криворожской советской республики. Об этих событиях столетней давности не пишут и в учебниках.

«Ещё до «майдана» было несколько пособий, где целые главы отводились УНР, имевшей гораздо меньше легитимности, чем ДКСР, а также Западно-Украинской народной республике, которая просуществовала всего несколько дней. О Донецкой республике умудрялись вообще забыть либо упоминать только в негативном ключе», — рассказывает Корнилов.

«Замалчивание истории породило немало легенд вокруг ДКСР», — добавляет он.

  • Рабочие города Харькова участвуют в демонстрации, 1917 год
  • РИА Новости

Также по теме

«Националистическая мифология»: на Украине предложили признать «оккупацией» советский период истории страны

Киевские власти должны на законодательном уровне закрепить преемственность нынешним государством традиций Украинской народной…

По словам экспертов, у украинских историков для интерпретации событий после 1917 года есть «наработанный подход».

«Основатели ДКСР — это большевики-колонизаторы, и всё, что можно было сделать плохого, делали именно они. А всё, что им сопротивлялось, закладывало тем самым основы будущей украинской государственности», — отметил в интервью RT директор украинского Центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский.

Между тем в ДНР и ЛНР столетие Донецко-Криворожской советской республики отмечают.

В частности, в честь исторического события в Донецком республиканском краеведческом музее подготовили к открытию новый зал «Республика, рождённая Революцией».

В экспозиции — более 700 экспонатов: исторические документы, плакаты, письма из семейного архива товарища Артёма, образцы оружия, в том числе изготовленного рабочими Донецкого края, а также макеты бронепоездов времён Гражданской войны.

Источник: https://russian.rt.com/science/article/480355-donetskaya-respublika-stoletie-jubilei

Донецко-Криворожская республика: что это было?

Донецко-Криворожская советская республика

В период Гражданской войны 1917–1921 годов на территории нынешней Украины существовало несколько государств. «Свидомые» историки обычно пишут только об Украинской народной республике (УНР) и о державе гетмана Павла Скоропадского.

Реже вспоминают о том, что была Западно-Украинская народная республика (ЗУНР) и территории, подконтрольные анархисту Нестору Махно.

А вот о существовании Донецко-Криворожской республики (ДКР) украинские историки вообще предпочитают не упоминать или отрицают сам факт того, что ДКР была государством.

Между тем 12 февраля 2018 года исполнилось 100 лет со дня создания ДКР. В определенной степени Донецко-Криворожская республика может рассматриваться как прообраз сегодняшней ДНР.

Была ли ДКР государством?

Безусловно, да. Правда, надо учитывать специфику периода, когда республика была создана. Державы, которые «рождаются» и «умирают» в смутные времена, разумеется, не могут обладать всеми атрибутами, которые имеют государства мирного времени. Между тем ДКР имела почти все основные признаки государства согласно классической теории государства и права.

Имела ли ДКР органы публичной власти?

Да. Система управления была достаточно четкой: высший орган — Съезд Советов ДКР, Исполком Совета, затем Совнарком, дальше — территориальные исполкомы. На территории ДКР была проведена судебная реформа: введены единые формы судопроизводства. Наличие высших органов публичной власти налицо.

Возглавил Совнарком Сергеев Федор Андреевич, больше известный под своим псевдонимом «Артем».

Также он получил пост народного комиссара (министра) по делам народного хозяйства.

Сергеев Федор Андреевич / Коллаж RuBaltic.Ru

В каких границах существовала ДКР?

В состав республики входили Харьковская и Екатеринославская губернии.

Сейчас это Донецкая и Луганская народные республики, Донецкая, Луганская, Днепропетровская и Запорожская области Украины, а также частично Харьковская, Сумская, Херсонская, Николаевская области Украинского государства.

Столицей ДКР был Харьков, после его взятия немцами — Луганск. ДКР делилась на три административные единицы: Екатеринославская губерния, Харьковская губерния, Донецкая губерния.

Карта УНР и ДКР / Источник: statehistory.ru

Конечно, границы постоянно изменялись из-за военных действий, но в тот исторический момент ситуация с границами таких государственных образований, как УНР, ЗУНР, да и Советская Россия, была такой же. Они то сокращались, то расширялись в зависимости от тактических неудач и успехов.

Была ли у ДКР своя экономическая система?

При Совнаркоме республики было создано мощнейшее экономическое подразделение — Южный областной совет народного хозяйства.

Этот орган, с которым почли за честь сотрудничать лучшие инженеры и экономисты того времени, инициировал массу поразительных по своей масштабности преобразований.

Многие из этих преобразований по окончании гражданской войны легли в основу экономической политики Донбасса. И не только Донбасса…

В ДКР были введены налоги для крупных предпринимателей, но при этом были возвращены ранее конфискованные деньги частных банков. Было введено бесплатное обучение для детей бедноты и открыты курсы ликбеза, была разработана программа по созданию детских летних лагерей.

В республике была национализирована крупная промышленность, в частности металлургические заводы. Ликвидированы акционерные общества, национализированы шахты и рудники. Были внедрены социальные гарантии, такие как восьмичасовой рабочий день, обязательный отпуск для рабочих, обязательное среднее образование.

Социально-экономическая политика играла огромную роль в деятельности правительства ДКР. Существовала и развивалась экономическая система.

Была ли у республики своя армия?

Какое же государство без армии? И у ДКР она была. 16 марта 1918 года Совнарком ДКР издал Декрет военных действий, где объявил о «вступлении республики в Южнорусский военный союз в целях совместной борьбы с германской оккупацией». Была создана Донецкая армия. Состояла армия из рабочих-добровольцев и части 8‑й армии. Так что вооруженные силы у республики были.

Была ли ДКР суверенным государством?

Суверенитет ДКР, конечно, был значительно ограничен. Руководство республики в серьезных вопросах ориентировалось на Москву. Но ведь и Центральная рада (ЦР) после вступления на ее территорию немцев и австрийцев утратила большую часть своего суверенитета. Более того, когда немецкому командованию надоела ЦР, оно просто распустило этот орган власти.

В Киеве в качестве правителя был поставлен бывший генерал царской армии Павел Скоропадский, которого сделали гетманом. По факту гетман был марионеткой в руках Берлина.

Павел Скоропадский / Коллаж RuBaltic.Ru

В столь сложные времена, как Гражданская война 1917–1921 годов, ограниченный суверенитет — это уже немало.

Кто такой Артем?

Жизнь лидера ДКР напоминает приключенческий роман. Сергеев Федор Андреевич, будущий Артем, родился 19 марта 1883 года в Глебово-Курской губернии. Когда Федору было пять лет, семья переехала в Екатеринослав (Днепропетровск). Его отец и дед стали брать строительные подряды. 

Видимо, дела у них шли неплохо, потому что Федор Андреевич не только получил начальное образование, окончив в 1901 году реальное училище, но и в том же году поступил в Императорское Московское техническое училище (ныне МГТУ им.

 Баумана — прим. RuBaltic.Ru). Однако проучился там будущий Артем недолго. В 1902 году Сергеев участвовал в небольшой политической демонстрации, за это был арестован. Несколько месяцев провел в тюрьме. Был исключен из училища.

Императорское Московское Техническое Училище / Источник: rusgenealogy.clan.su

После выхода на свободу пытался поступить в несколько российских университетов, но, имея репутацию «неблагонадежного элемента», не смог этого сделать.

Сергеев поехал учиться в Париж, в Свободный русский университет, бывший на тот момент средоточием российского вольнодумства и социализма. Там он познакомился с Владимиром Ульяновым.

В 1905 году Федор Андреевич уже в Харькове, где становится одним из лидеров социалистов и занимается подготовкой вооруженного восстания. Но затея провалилась. Несмотря на это, Сергеев стал чуть ли не легендой среди харьковских революционеров. В 1906 году он был избран делегатом IV съезда РСДРП. 

В декабре 1909 года Особое присутствие харьковской Судебной палаты приговорило Сергеева к пожизненной ссылке в Восточную Сибирь. Из ссылки он бежал и через Корею, Китай, Японию добрался до Австралии.

Там Артем не сидел без дела, а участвовал в создании Социалистической партии Австралии. Был активным участником профсоюзного движения и даже получил британское подданство.

За организацию забастовок несколько раз арестовывался.

Из дела Артема в охранном отделении / Источник: little-histories.org

Звездный час Артема пробил в июне 1917 года, когда он вернулся в Харьков и примкнул к большевикам. Среди харьковских сторонников Ленина было мало ярких личностей и опытных агитаторов, поэтому приезд Сергеева стал для них подарком. Благодаря его деятельности позиции большевиков на Харьковщине и в Донбассе значительно укрепились.

В сложной политической обстановке 1918 года, фактически в условиях «войны всех против всех», Артем становится одним из создателей Донецко-Криворожской республики (ДКР), а затем возглавляет Совет народных комиссаров нового государства.

До конца своих дней Артем был сторонником донецкой автономии. Сначала в составе Советской России, а затем и Украины.

В 1921 году Федор Сергеев погиб во время испытания аэровагона, возвращаясь из Тулы в Москву. Возможно, катастрофа была не случайной. Похоронен на Красной площади в Москве в братской могиле.

(В работе над статьей использованы материалы из книги историка и журналиста Владимира Корнилова «Донецко-Криворожская республика. Расстрелянная мечта»).

Источник: https://www.rubaltic.ru/article/kultura-i-istoriya/16022018-donetsko-krivorozhskaya-respublika-chto-eto-bylo/

История создания Донецко-Криворожской Советской Республики

Донецко-Криворожская советская республика

«Мы, депутаты Народного Совета Донецкой Народной Республики, осознавая свою ответственность перед прошлым и прокладывая дорогу в будущее: – провозглашаем

продолжение традиций Донецко-Криворожской Республики и заявляем, что государство Донецкая Народная Республика является ее преемником; – призываем к сотрудничеству и объединению усилий по построению нового федеративного государства на добровольных договорных основах народы территории Украины, входившие в состав Донецко-Криворожской Республики, а также других областей, выразивших своё согласие стать равноправными субъектами федерации». О том, как и когда была создана Донецко-Криворожская Республика читайте далее.

Донецко-Криворожская Советская Республика (ДКСР) была создана на территории Донецко-Криворожского бассейна и вошла в состав РСФСР. Примечательно, что также В состав республики вошли территории Харьковской и Екатеринославской губерний, часть Херсонской губернии и прилегающих к ним промышленных районов области Войска Донского.

Идея административно-хозяйственного объединения предприятий Донецкого угольного бассейна и Криворожского рудного района возникла ещё в царское время.

С конца XIX века крупные предприниматели стали говорить о пользе экономической целостности региона.

Уже к февральской революции 1917-го и политические, и экономические элиты края сошлись на необходимости объединения угольных и металлургических районов в единую структуру.

После февраля 1917 года унитарная Российская империя начала активно делиться. И если в Киеве и на правобережье Днепра преобладали идеи украинской «самостийности», то в Донбассе, с его изначально смешанным населением, к ним относились скептически или враждебно.

В апреле 1917 года прошел первый съезд Советов Донецкого и Криворожского бассейнов. Депутаты собрались в Харькове, именно там уже десятки лет размещался Совет съездов горнопромышленников Юга России, и город давно воспринимался как неформальная столица региона.

Депутатов съезда выбрали из рабочих сотен промышленных предприятий и шахт, объединенных общей экономикой и технологическими процессами, отсюда и близость политических позиций.

Съезд объединил около сотни местных советов от шахтерской Макеевки в бывшей Области донского казачьего войска, до Кривого Рога, центра добычи железной руды на правом берегу Днепра в западной части Екатеринославской губернии. Съезд принял решение об образовании Донецко-Криворожской области. Столицей нового региона становился Харьков, при этом новая область не отделялась от России, а желала напрямую подчиняться Петрограду.

Съезд советов противопоставил себя заседавшей в Киеве Центральной Раде, которая по мере нарастания революционного хаоса претендовала на все большую самостоятельность украинских территорий. К августу 1917 года между Временным правительством в Петрограде и Центральной Радой в Киеве возник спор о границах и о том, что считать Украиной.

Показательно, что донецкие «олигархи» вековой давности откровенно не желали идти в самостийную Украину.

Один из лидеров Совета съездов горнопромышленников Юга России Николай фон Дитмар, владелец харьковских заводов, производящих горнодобывающее оборудование для предприятий Донбасса и Кривого Рога, 1 августа 1917 года на заседании Временного правительства в Петрограде так высказался об отношениях Донбасса и Киева: «Весь этот район, как в промышленном отношении, так и в географическом и бытовом представляется совершенно отличным от киевского. Район имеет свое совершенно самостоятельное первостепенное значение для России, живет самостоятельною жизнью, и административное подчинение харьковского района киевскому району решительно ничем не вызывается. Такое искусственное подчинение только осложнит и затруднит всю жизнь района, тем более что это подчинение диктуется вопросами не целесообразности и государственными требованиями, а исключительно национальными притязаниями руководителей украинского движения».

Временное правительство учло пожелания донецких «олигархов» и 4 августа 1917 года постановило, что территорией Украины являются только пять губерний бывшей империи – Киевская, Волынская, Подольская, Полтавская и Черниговская.

Киевская Центральная Рада в августе 1917 года претендовала на куда большие территории и тут же заявила об «империалистических тенденциях русской буржуазии в отношении Украины».

Однако противниками Рады оказалась не только русская буржуазия, но и большевики Донбасса и Харькова.

Уже в сентябре 1917 года лидер большевиков Харькова Федор Сергеев, оставшийся в истории как «товарищ Артем», высказал идею «декретирования (то есть провозглашения) республики Харьковской губернии, к организации которой будет привлечен весь Донецкий бассейн».

Сразу после свержения Временного правительства в Петрограде, Центральная Рада в Киеве провозгласила Украинскую народную республику (УНР), в которую явочным порядком включила Харьков и Донбасс.

В ответ Советы существующей с апреля Донецко-Криворожской области 16 ноября 1917 года приняли официальное решение: «Развернуть широкую агитацию за то, чтобы оставить весь Донецко-Криворожский бассейн с Харьковом в составе Российской Республики и отнести эту территорию к особой, единой административно-самоуправляемой области».

В феврале 1918 года в Харькове собрался четвертый съезд Советов Донецко-Криворожской области. Один из основных вопросов повестки съезда был сформулирован предельно просто: «О выделении Донецкого бассейна».

12 февраля 1918 года в харьковской гостинице «Метрополь» после бурных дебатов 50 делегатов съезда из 74 поддержали решение о провозглашении Донецкой республики. Было сформировано правительство, Совет Народных Комиссаров новой республики, в которое вошли представители большевиков, левых эсеров и меньшевиков.

Глава правительства новорожденной республики, лидер местных большевиков «товарищ Артем» на следующий день отправил в Петроград Ленину и Свердлову телеграмму: «Областной съезд Советов принял резолюцию о создании Совета Народных Комиссаров Донецко-Криворожского бассейна как части общероссийской федерации Советов».

Фактически, Донецкая республика создавалась как региональное отрицание «петлюровской» УНР. Одновременно это было выступление харьковских и донецких большевиков против их украинских коллег по партии, настаивавших на включении Донбасса в состав еще не существующей советской Украины.

За три дня до провозглашения Донецкой республики Рада, уже бежавшая из Киева после наступления красных, подписала в Бресте договор с Германией и Австро-Венгрией, в соответствии с которым немецкие войска вводились на территорию Украины.

Проблема была в том, что тогда никто не знал, где заканчивается украинская территория на востоке от Днепра.

В Харькове располагались консульства ряда европейских стран – Франции, Великобритании, Бельгии, Швеции – и лидеры Донецкой республики через них распространили свое обращение о том, что Донбасс и Харьков не входят в состав Украины.

Сила была на стороне дивизий германского кайзера и австрийского императора, в чьих штабах и определили явочным порядком границы «самостийной Украины». Германии в условиях продолжавшейся мировой войны были нужны хлеб Причерноморья и ресурсы Донбасса, поэтому в Берлине решили считать их Украиной.

Донецкая республика пыталась сопротивляться. 16 марта 1918 года был издан «Декрет военных действий», где объявлялось о «вступлении республики в Южнорусский военный союз в целях совместной борьбы с германской оккупацией».

В конце месяца была образована Красная армия Донбасса, которую возглавил штабс-ротмистр (капитан) Анатолий Геккер, до развала императорской армии воевавший на румынском фронте.

Но восемь тысяч донецких красногвардейцев не могли остановить наступление германских и австрийских дивизий.

7 апреля 1918 года немцы заняли Харьков. Следом за ними в столицу Донецкой республики вошел Запорожский корпус Центральной Рады.

Правительство Донецкой республики отступило в Луганск, который был объявлен новой столицей независимого Донбасса. 28 апреля немцы заняли и Луганск.

Руководители Донецкой республики и отряды Донецкой красной армии отступили за Дон, а затем через территории, контролируемые пронемецки настроенными казаками атамана Каледина, прорвались к Царицыну.

В августе 1918 года Германия и Советская Россия подписали дополнительный договор к Брестским соглашениям о мире.

Москва согласилась выплатить немцам большую контрибуцию золотом, но Германия, в свою очередь, обязалась, что «не будет ни вызывать, ни поддерживать образование самостоятельных государственных организмов» на оккупированной ею территории бывшей Российской империи.

В ходе этих переговоров представители Советской России декларировали, что не признают ни Крым, ни Донбасс частью независимой Украины. Донбасс в документах этого соглашения именовался «временно оккупированной территорией».

В ноябре 1918 года революция произошла уже в Германии и германский оккупационный режим рухнул. В декабре 1918 года красные заняли Харьков, в город вернулся Совнарком Донецкой республики.

Но в этот момент большевики уже претендовали на все территории бывшей Российской империи. Поэтому лидеры партии во главе с Лениным предпочли создать большую Украину на обоих берегах Днепра.

17 февраля 1919 года постановлением Совета обороны РСФСР Донецко-Криворожская республика была ликвидирована.

А 10 марта того же года на съезде Советов в Харькове была образована Украинская Социалистическая Советская Республика.

Осенью 1991 года в Донецке члены Интердвижения Донбасса начали сбор подписей в поддержку требования автономии региона. В конце октября в Донецке совещание депутатов советов всех уровней юга и востока Украины приняло обращение к властям УССР, в котором требовалось «внести положение о федеративно-земельном устройстве в концепцию и в проект Конституции Украины».

В начале 90-х годов политическое противостояние вокруг идеи самостоятельного Донбасса так и осталось на уровне идеи, не выплеснувшись массово на улицы.

Снятию нарастающего конфликта способствовала принятая Верховным Советом в Киеве «Декларация прав народов Украины» от 1 ноября 1991 года.

В декларации всячески провозглашалось равенство всех народов и в частности подчеркивалось, что «Украинское государство гарантирует всем народам и национальным группам право свободного использования родных языков во всех сферах общественной жизни, включая образование».

Источник: http://makeyevka.ru/641-istoriya-sozdaniya-donetsko-krivorozhskoj-sovetskoj-

Refy-free
Добавить комментарий