Белорусский фольклор

Содержание
  1. Белорусские народные сказки. Особенности национального фольклора
  2. Белорусский фольклор как средство формирования у дошкольников представлений о малой родине
  3. «Белорусский фольклор — это не колхоз». Три главные белорусские группы, которые доказывают это
  4. «Троіца»: «Наш совместный котел начал варить 20 лет назад, и с ним еще все хорошо»
  5. «Нет единой государственной схемы поддержки»
  6. «В народном творчестве, сказках и песнях закодированы ответы на большинство вопросов современности»
  7. VuRaj: «Наша музыка сильно отличается от того, что можно услышать на районных или областных „Дожинках“»
  8. «Через традиционную песню можно презентовать страну на мировой арене»
  9. «Если наше творчество не будет интересно в родной стране, буду рассказывать о белорусской культуре за рубежом»
  10. Shuma: «Трудность в том, чтобы корректно перевести традиционную музыку на язык электронной»
  11. «У нас в стране много иллюзорного и фейкового»
  12. «За рубежом белорусскую культуру воспринимают на ура»
  13. Искусство и белорусский фольклор

Белорусские народные сказки. Особенности национального фольклора

Белорусский фольклор

Никакая другая форма фольклора не представлена в Беларуси так широко, как сказки. Белорусские сказки ожидаемо весьма похожи на русские, но имеют ряд своих неповторимых особенностей.

Например, среди них много совсем коротких — и такие сказки-малютки выделяют в отдельную, особую категорию.

Но и среди длинных, и среди коротких сказок лидируют сюжеты, где главными действующими лицами выступают животные.

Если в русских народных сказках значительная доля приходится на волшебные сюжеты, то подобный сегмент у белорусских намного меньше, животные-герои же царят везде и всюду.

Немало и бытовых сюжетов, нередко с сатирическим уклоном — высмеивающих привилегированные классы общества и показывающих, порой в аллегорическом ключе, непростую жизнь бедного крестьянства.

Белорусские сказки начали свой путь в литературу довольно поздно: собирать и записывать их стали лишь в начале прошлого столетия, а первые печатные сборники и исследования сказочного материала появились только в середине второго десятилетия XX века.

Интересная разновидность сказок — те, что имеют много общего с легендами. Они в доступной форме преподносят версию того, как образовалось то или иное явление.

Здесь разброс тем очень большой: от практически мифов, зачастую космогонических, приоткрывающих завесу над тайнами мироздания, до простеньких сказок в духе Киплинга, сообщающих историю происхождения тех или иных животных или их повадок.

Вот с последнего типа, пожалуй, и начнем. А точнее — со сказки «Почему барсук и лиса в норах живут».

Когда-то, повествует сказка, все звери обходились без хвостов, а исключением был только царь зверей, носивший хвост как державу со скипетром, вместе взятые. Бесхвостые звери, надо сказать, страдали — в основном от невозможности разогнать гнус.

Это хорошо, что белорусы, придумывавшие эту сказку, упустили из виду далеких от них обезьян, а то жить бы им с грузом на совести за геноцид мартышечьего народа, дружно убившегося при падении с деревьев. Но и мошкару лев, как государь справедливый, посчитал достаточной причиной для раздачи подданным хвостов.

И все звери были оперативно извещены о таком акте неслыханной щедрости, кроме социопата-медведя, который сподвигся выйти в народ только после прямого государева приказа. И то косолапый, видимо, всё надеялся, что оно как-нибудь само рассосется, донельзя медленно собираясь к царскому двору.

Выдвинувшись наконец, он, в лучших традициях махровых прокрастинаторов, сначала решил последовать примеру Винни-Пуха и немножечко подкрепиться, потом срочно надумал устроить водные процедуры, чтобы отмыться от меда, а после и вовсе устроил себе сиесту, сиречь послеобеденный сон.

А между тем любители халявы не дремали, и первой в очереди за новым трендом оказалась шустрая лиса, выторговавшая себе право выбрать хвост из всех возможных согласно своим эстетическим пристрастиям. Ну и выбрала всем на зависть, а чтоб царь-батюшка, не дай бог, не передумал, быстренько ретировалась.

Следующим, в общем, тоже было грех жаловаться на хвосты, включая лося, обзаведшегося самым длинным, да еще и снабженным антислепневой кисточкой хвостом. Аутсайдеру-зайчику достался маленький хвостишко уже из закромов родины, а вот на медвежью долю и вовсе ничего не осталось.

Проснувшийся Топтыгин не придумал ничего лучше, как заняться гоп-стопом и «отжать» хвост у первого попавшегося ближнего своего. Ближним оказался барсук, исхитрившийся-таки оставить при себе свежеприобретенное имущество и отделавшийся отметиной на хребте от медвежьей лапы и самым кончиком хвоста.

Эту-то нашлепку и приспособил медведь себе к афедрону в качестве хвоста, а впечатленный барсук, опасаясь повторения, запрятался поглубже в нору. И лисе, как обладательнице главного хита сезона, то же самое присоветовал — так сказать, во избежание…

Другая сказка — тоже о животных — удивительно напоминает русскую про вершки и корешки. Именно они в сказке «Воробей и мышь» выступают камнем преткновения в отношениях этой парочки.

Но, в отличие от русского аналога, повествование о воробье и мыши после двукратного сельскохозяйственного провала первого только набирает эпичности и драматизма. Оскорбленный несостоявшийся Мичурин собирает птичье войско, чтобы отомстить хвостатой мошеннице; она в свою очередь вынуждена тоже откапывать томагавк.

В качестве тяжелого истребителя воробей, следуя вороньему совету, рекрутирует сокола, и это обеспечивает перелом в ходе военных действий, а самому соколу — сытный ужин из грызунов.

Избежала этой участи только зачинщица конфликта, по примеру барсука с лисой спрятавшись в нору, а ночью совершив натуральную диверсию с поджогом, в результате которой сонный сокол остался без крыльев.

Видимо, мышей да крыс он накануне потреблял не просто так, а в качестве закуски под обильные возлияния, потому что, проспав сном младенца всю катастрофу, был неприятно удивлен своим новым статусом инвалида войны. Впрочем, сокол оказался не иначе как генно-модифицированный и с легкостью рептилии отрастил за год недостающие конечности. А поскольку столовался он всё это время у добросердечного охотника, то с тех пор счел своим долгом стать тому помощником.

В качестве примера волшебных сказок возьмем «Музыканта-чародея». Там юноша сызмальства выказал недюжинные музыкальные способности, а поднаторев, подался в народ «стритовать».

И почему-то деревенский люд, где б его ни услышал, начинал склоняться к вольнодумству и «переставал панов слушаться».

Не иначе под видом концертной деятельности вел наш музыкант подпольную агитацию, но властям предержащим проще было объявить его волшебником, владеющим музыкальным эквивалентом Империуса, чем признать очевидное.

А поскольку «известно: паны и черти — одной шерсти», то в качестве наемных киллеров, чтобы убрать неугодного, были приглашены именно эти представители нечистой силы.

Черти же, не желая мараться собственноручно, делегировали эту задачу волкам, которые, подобно слону из мультфильма про братьев Колобков, «при звуках флейты» потеряли волю и сомнамбулически утопали в лес. Следующей жертвой силы искусства стал водяной царь, обитающий в реке. Музыкант наш на бережку играть изволил, а водяной так разошелся, что устроил цунами местного масштаба, вместе с близлежащими огородами притопив засевших в засаде под речным обрывом чертей.

Но, видимо, троицу любит не только Бог, потому что упрямые черти с подмоченной репутацией решили попытать счастья в третий раз и, прикинувшись двумя «паничами», заманили гения якобы во дворец на праздник. И, глядишь, и удалось бы чертям покушение на этот раз, если бы не вопиющее нарушение маскировки.

Все имевшиеся в бальной зале дворца расфранченные дамы и господа время от времени, ничуть не таясь, подходили к здоровенной миске, водруженной в центре, макали в нее пальцы и терли глаза. Согласитесь, тысяча леммингов не может ошибаться, а это «жжж» здесь неспроста. Именно так, ручаемся, подумал музыкант и, следуя примеру хозяев бала, тоже сделал себе «примочку».

Ну и ожидаемо прозрел, увидев вместо «панночек и паничей» чертей и ведьм, а вместо дворца — натуральный ад. Но предаваться панике не стал, а прибег к проверенному средству. И, едва прозвучали первые ноты, нечисть задала стрекача, а ад просто и банально разрушился, как Мордор после визита хоббитов.

Так что воистину не так страшен черт, как доморощенный талант от музыки с неуемной инициативой и склонностью к бродяжничеству!

Среди бытовых же сказок порой попадаются такие перлы, как «Петрушка», — и нет, речь идет вовсе не о кукле и не об огородной культуре, а о панской собаке с такой кличкой.

Дескать, жил на свете злой пан, от которого все работники сбегали через неделю, и нанялся к нему как-то хитрец Янка — этакие Балда и Поп, только в прозе. Пану лень было конкретизировать техзадания, поэтому он полагался на авось, а точнее — на Петрушку.

К какому барану подойдет — того, мол, и резать, к какому дереву — с, возможно, глубоко интимными целями, — то и рубить. Неудивительно, что плоды совместных трудов Петрушки и Янки работодателя не устраивали.

В финале же «торжество справедливости» наступает, когда Янка зарезанных баранов приправляет той самой в общем-то ни в чём не повинной Петрушкой и подает пану, немного погодя раскрывая рецепт «блюда дня».

У пана от отвращения случается заворот кишок, отмщенный Янка ликует, и только Петрушка грустно стынет на столе в обрамлении бараньих ляжек и кружочков моркови. Общества защиты животных на этого Янку нет, право слово, иначе поостерегся бы, может, перенимать традиции корейской кухни.

rubaltic.ru

Ольга Вайнгарт

Источник: https://teleskop-by.org/2017/10/20/belorusskie-narodnye-skazki-osobennosti-natsionalnogo-folklora/

Белорусский фольклор как средство формирования у дошкольников представлений о малой родине

Белорусский фольклор

Сегодня многие ученые, практики единодушны в том, что необходимо возвращаться к народной педагогике, к национальным традициям, фольклору в процессе формирования представлений у дошкольников о малой родине. Не случайно К.Д.

Ушинский подчеркивал, что «…воспитание, если оно не хочет быть бессильным, должно быть народным».

Он ввёл в педагогическую литературу термин «народная педагогика», видя в фольклорных произведениях национальную самобытность народа, богатый материал для воспитания любви к малой родине.

Сегодня повсеместно возрастает интерес к народному творчеству. Оно и понятно: в нём нужно искать истоки наших характеров, взаимоотношений, исторические корни.

Взрослые обращают внимание детей к народным истокам, корням нашим, обрядам, традициям, обычаям, которые долгое время были в забвении. Вспомним известное высказывание М.И.

Калинина о народном творчестве: «…самым высоким видом искусства, самым талантливым, самым гениальным является народное искусство, то есть то, что запечатлено народом, что народом сохранено, что народ пронёс через, столетие … в народе не может сохраниться то искусство, которое не представляет ценности». Приобщение детей к народной культуре является средством формирования у них патриотических чувств и развития духовности. Духовный, творческий патриотизм надо прививать с раннего детства.

Немалая роль в приобщении детей дошкольного возраста к родной культуре отводится специалистам дошкольных учреждений. Важно, чтобы педагоги были искренними приверженцами возрождения белорусской культуры.

Они первые своей эмоциональностью, возвышенностью, лаской к родному слову должны заинтересовать детей национальным наследием своего народа.

Работая, нужно помнить одну, хорошо известную истину: ничего не произойдёт само по себе – без энтузиазма, общих усилий и творчества.

На протяжении всей истории белорусский народ накапливал и развивал самобытную национальную культуру. 

Национальная культура — совокупность традиций, обычаев, норм, ценностей и правил поведения, общих для представителей одной нации. 

Белорусский национальный фольклор – один из самых богатых в славянском мире. Он насыщен педагогическим опытом и народной мудростью. Толерантность, терпимость, добродетельность, как традиционные христианские добродетели, постепенно стали отличительными чертами белорусов. Более того, они соседствуют с такими качествами, как личное достоинство, целенаправленность, активность.

Фольклор с воспитывающим содержанием, бытовые традиции, праздники, белорусская классическая литература – это те понятия, которые оказывают огромное влияние на формирование национального характера при знакомстве с малой родиной. Он способствует творческому развитию детей и молодежи в мире былин, сказок, преданий.

Пословицы и поговорки могут служить основанием для нравственных заповедей, помогая развивать мышление, логику, интерес к истории и культуре народа. Воспитательный потенциал фольклора безграничен. Сегодня наше общество возрождает забытые традиции старины, используя народный опыт, создавая новые модели воспитательных теорий и практик.

Любой фольклор берет свое начало в малых жанрах, в число которых входят загадки, пословицы и поговорки.

Слово folklore принято переводить как «народная мудрость», а употребляется оно обычно как «народное творчество». Но, вдумываясь в перевод – «народная мудрость», соприкасаешься с глубинным смыслом этого всеобъемлющего понятия, так как мудрость веками рождала мир образов народного искусства, сохраняя прошлое в настоящем для будущего.

Фольклор – это коллективное художественное творчество народа. Поэтическое народное творчество веками вбирало в себя жизненный опыт, коллективную мудрость трудящихся масс и передавало их младшим поколениям, активно пропагандируя высокие нравственные нормы и эстетические идеалы малой родины.

Фольклор – это творчество, для которого не требуется никакого материала, и где средством воплощения художественного замысла является сам человек. Фольклору принято причислять словесные, музыкальные, хореографические и драматические виды народного искусства.

Фольклор имеет ясно выраженную дидактическую направленность. Многое в нем создавалось специально для детей и было продиктовано великой народной заботой о молодежи — своем будущем. Фольклор «обслуживает» ребенка с самого его рождения.

Белорусский фольклор – один из самых богатых в мире. Это душа белорусского искусства, белорусской музыки. Произведение народного фольклора бесценны. В них сама жизнь. Они поучительны чистотой и непосредственностью. Знакомство с музыкальными фольклорными произведениями всегда обогащает и облагораживает.

И чем раньше соприкасается с ним ребенок, тем лучше. Народная музыка органично вплеталась в человеческую жизнь с рождения и до смерти. Такой же органичной, естественной и необходимой должна стать музыка для ребёнка сегодня. Ребёнку доступно и понятно народное творчество, а значит и интересно. Детство – период расцвета в жизни человека.

Это время, когда ребёнок подобен цветку, который тянется своими лепестками к солнышку. Дети младшего возраста очень чутко реагируют на каждое слово, сказанное взрослыми.

Потому наша задача состоит в том, чтобы привить детям любовь к прекрасному, научить их умениям и навыкам игры в коллективе, развить в малышах такие качества, как доброту, чувство товарищества и благородство.

Детский музыкальный фольклор – это особенная область народного творчества. Она включает целую систему поэтических и музыкально-поэтических жанров фольклора. Детский музыкальный фольклор несёт в себе огромный воспитательный заряд. Вся ценность его заключается в том, что с его помощью мы легко устанавливаем с ребёнком (детьми) эмоциональный контакт, эмоциональное общение.

Первое знакомство ребёнка с музыкальным фольклором начинается с малых фольклорных форм: частушек, потешек, прибауток, считалок, приговорок, скороговорок, песенок – небылиц, которые веками создавались белорусским народом в процессе труда на природе. Они направлены на развитие у детей слуха, речи, так как в них используется особое сочетание звуков. В быту – это пение колыбельных, игр с пестованием.

Народная музыка входит в быт ребёнка с раннего детства. Колыбельная – первая для детей музыкальная и поэтическая информация о малой родине. А так как слышат они песни перед сном, во время засыпания, то память наиболее ценно охватывает и заполняет интонационные обороты, мотивы.

Слова, звучащие в песнях. Поэтому пение колыбельных песен ребёнку имеет большое значение в его музыкальном воспитании, в развитии творческого мышления, памяти, становлении уравновешенной психики.

В народных колыбельных песнях к ребёнку часто обращаются по имени, и это очень важно для общения с ним.

Основное содержание колыбельных песен – любовь матери к своему ребенку, ее мечты о его счастливом будущем. Они изобилуют поэтическими образами птиц, диких зверей, домашних животных, смешных и страшных, ласковых и сердитых, приходящих к колыбели, окружающих ребенка.

В колыбельных песнях матери рассказывают об окружающей действительности малой родины, вслух думают о цели и смысле жизни, выговаривают свои заботы, радости и печали. А вот для того, чтобы вызвать у ребёнка радость, двигательное возбуждение, весёлый лепет, используются пестушки, значит, нянчить, растить, носить на руках.

Пестушки поются естественно и просто, сохраняя натуральный тембр голоса, его теплоту.

В младенчестве матери и бабушки убаюкивают детей ласковыми колыбельными песнями, развлекали их пестушками и потешками, играя с их пальчиками, ручками, ножками, подбрасывая их на коленях или на руках.

В колыбельной песне мать находит выход своим чувствам, возможность до конца выговориться, высказаться и получить психическую разрядку.

Также в песенную лирику входят частушки, прибаутки, скороговорки, считалки. 

Развивая чувства, черты характера, которые незримо связывают ребёнка со своим народом, в работе необходимо использовать народные песни, пляски, хороводы, яркие народные игрушки. Всё это богатство белорусского народного творчества помогает детям усвоить язык своего народа, его нравы и обычаи, его черты характера.

Основываясь на опыте многих педагогов, можно сказать, что знакомство с детским музыкальным фольклором развивает интерес и внимание к окружающему миру, народному слову и народным обычаям, воспитывает художественный вкус, а также многому учит.

Развивается речь, формируются нравственные привычки, обогащаются знания о природе.

Детский музыкальный фольклор является ценным средством воспитания ребёнка, имеет большое значение в приобщении его к истокам родного, истинного белорусского народного творчества.

Народное музыкальное творчество (фольклор) является отражением жизни и быта белорусского народа, опорой  национального стиля.

Фольклор является бесценным национальным богатством. Это огромный пласт духовной культуры белорусов, который складывался коллективными усилиями многих поколений на протяжении многих столетий. На современном этапе национального возрождения необходимо вернуться к тому, что было достигнуто нашими предками.

К сожалению, сегодня наблюдение за дошкольниками, педагогами и родителями позволяет сделать следующие выводы:

У детей:

  • недостаточно сформирована белорусская речь в связи с нехваткой или даже отсутствием разговорной практики на белорусском языке;
  • скудный словарный запас родного языка;

У педагогов:

  • недостаточно точное владение родным языком;
  • поверхностные знания о белорусском фольклоре, народных традициях и праздниках.

У родителей:

  • Практически не обращаются к белорусской народной культуре, не разговаривают на родном языке, не читают своим детям  произведений белорусской детской литературы, плохо знают белорусский фольклор и почти не пользуются им.

Актуальность данной темы обусловлена необходимостью приобщения дошкольников к истокам белорусской народной культуры, фольклору для формирования представлений о малой родине.

Педагогическая целесообразность проекта заключается в возможности  приобщения ребёнка к народной культуре с детства, где закладываются основные понятия и примеры поведения.

Культурное наследие передаётся из поколения в поколение, развивая и обогащая мир ребёнка.

Фольклор является уникальным средством для передачи народной мудрости и воспитании детей на начальном этапе их развития.

Описание проекта

Интерес и внимание к народному искусству, в том числе и к музыкальному, в последнее время в нашей стране ещё более возрос. Истинно художественной и естественной почвой для музыкального воспитания ребёнка является фольклор того народа, к которому он принадлежит, как среда, в которой искусство органично слито с жизнью и мировоззрением людей.

Народное искусство дарит детям встречи с напевными и искренними мелодиями, с подлинным, живым, ярким, образным и ласковым родным языком. Через фольклор и фольклорные праздники ребенок может развиться, больше узнавать о малой родине, может проявлять свои умения, фантазию, показывать себя.

В народных праздниках прекрасный материал для развития эстетических чувств дошкольников, для расширения их кругозора и повышения культурного уровня.

Основные ветви  белорусского фольклора:

— музыка вокальная (народные песни: календарно – обрядовые, семейные и общественные песни).

— музыка инструментальная (народные танцы – польки, хороводы и т.д.).

Народные песни. (Основные черты: коллективность, передача «из уст в уста», анонимность.)

Вид народного пения: одноголосное и многоголосное. Обряды и обычаи белорусского народа являются отражением мироощущения человека того времени, его стремления выразить определенную идею, чувство. По своим функциям их можно разделить на календарные, семейные и общественные.

Календарно-обрядовые песни. Классификация этих песен связана с порами года, сезонными аграрными циклами, трудовой деятельностью человека (Рождество, Коляды, Масленица, Закликание весны, Купалье, Дожинки).

Семейно-обрядовый фольклор. Семейные обряды и обычаи – это отражение главных событий в жизни человека – рождение, вступление в брак, смерть. Песни этого типа следуют таким же принципам и классифицируются как: песни на крестины, к свадебному обряду и на похороны.

Необрядовые песни — это песни, которые не сопровождали определенные обряды, звучали на вечерках, беседах. Основное назначение такой песни – выражение разнообразных эмоций и переживаний народа. Жанры необрядовых песен – детские, колыбельные, сатирические, застольные, танцевальные, считалки, батрацкие, рекрутские, солдатские, социального протеста.

Народная инструментальная музыка – это неотъемлемая и важнейшая часть народного художественного наследия. Она сопровождала календарно-земельческие обряды, семейные праздники и народные обычаи.

Эта музыка звучала в исполнении на белорусских народных инструментах – гармоники, цимбал, жалейки, дуды, свирели, бубна.

Все эти национальные инструменты передают неповторимость и исключительность инструментальной музыки Беларуси.

Детский музыкальный фольклор отражает различные виды музыкальной деятельности ребёнка:

  • Слушание – восприятие.
  • Пение.
  • Игра на музыкальных инструментах.
  • Народная хореография.

С белорусскими народными песнями и мелодиями можно начинать знакомить дошкольников уже с первой младшей группы. Это такие песенки, как: «Петушок», «Ладушки», «Зайка», «Солнышко», «Сорока – сорока» и т.д. Они для детей в возрасте от года до трёх лет просты по мелодии и понятны по содержанию, отражают окружающий мир ребёнка.

По тексту песни очень лаконичны, построены на повторе одной музыкальной фразы, не требуют быстрого темпа, исполняются не торопливо, с хорошей дикцией. Звукоподражания используются для создания яркого образа и вызывают эмоциональный отклик у ребёнка.

Народные мелодии естественны и потому легки для восприятия и запоминания, а возможность собственного исполнения доставляют малышам настоящую радость. Народная плясовая и хороводная музыка имеет простой ритмический рисунок и позволяет импровизировать движения.

Народные подвижные хороводные игры формируют у детей ориентацию в пространстве, координацию, внимание, умение контролировать свои действия, подчиняться правилам игры.

Особую роль в приобщении ребёнка к народной культуре играют народные праздники как средство выражения национального характера, яркая форма отдыха взрослых (педагогов и родителей) и детей, объединённых совместными действиями и общими переживаниями. К ним относятся Рождество, Колядки, Масленица, Пасха, Купале и др. На таких мероприятиях дети знакомятся с национальными костюмами и обрядами. Все жанры, формы и элементы фольклора планируется использовать при проведении досугов и праздников.

Праздники могут проходить в форме затейничества, концерта самодеятельности, театрализованного представления и на основе народных праздников. При этом важно создать радостную атмосферу.

Необходимо, чтобы у детей возникли яркие впечатления, связанные с содержанием праздника, что достигается активным привлечением их ко всем моментам подготовки и проведения праздника (украшение ёлки, крашенье яиц, раскрашивание глиняных поделок, прослушивание духовной музыки, организация танцев, хороводов и пр.

) Почти каждый народный праздник можно превратить в театрализованное представление, в котором участвуют и дети, и взрослые. Такое проведение праздника оставляет глубокий след в детской душе и укрепляет в ней добрые чувства. 

Оптимальным для приобщения дошкольников к национальной культуре в детском саду является проведение сезонных музыкально – игровых праздников: осенью — «Золотая осень», «День Матери»; зимой – «Новый год», «Рождество», «Святки», «Защитники Отечества», «Масленица»; весной – «Международный женский день», «Пасха», «Никто не забыт и ничто не забыто»; летом- «Троица», «Купалле» и др.

На протяжении всего года дети будут знакомится с народными костюмами. На посиделках и праздниках дети совместно со взрослыми знакомятся с деталями костюма, наряжаются в него, входят в определённую роль.

По окончании праздничного периода педагоги с детьми могут организовать итоговые беседы. Познавательные беседы развивают мышление ребёнка.

У детей активно совершенствуется нравственное и эстетическое отношение к народным традициям, к национальному наследию.

Особое место в работе с детьми занимает использование народных музыкальных инструментов (трещётки, погремушки, бубенцы, деревянные ложки и пр.).

Доступность народных инструментов, привлекательность и лёгкость игры на них в ансамбле приносят детям радость, создают предпосылки для дальнейших занятий музыкой, формируют интерес к познанию мира музыки в разных его проявлениях.

Поэтому на музыкальных занятиях следует приучать детей слушать белорусские народные песни в исполнении детских народных ансамблей. Под эту музыку воспитанники водят хороводы, выполняют танцевальные движения, играют на народных музыкальных инструментах.

Источник: https://brodec.schools.by/pages/belorusskij-folklor-kak-sredstvo-formirovanija-u-doshkolnikov-predstavlenij-o-maloj-rodine

«Белорусский фольклор — это не колхоз». Три главные белорусские группы, которые доказывают это

Белорусский фольклор

Может ли музыка наших предков звучать актуально и быть интересна молодежи? На этот вопрос уже много лет ищут ответ творческие люди, которые собирают традиционные белорусские песни и создают на их основе абсолютно новый продукт. Интересный не только бабушкам из деревень, но и поколению Y (и дальше по алфавиту). Эти коллективы собирают огромные залы за рубежом, но почему-то не всегда находят такой же горячий отклик на родине.

Вместе с velcom | А1 открываем для вас имена одних из самых популярных белорусских музыкантов, которые работают в жанре фолк (а для их фанатов рассказываем, чего новенького от них ждать дальше).

«Троіца»: «Наш совместный котел начал варить 20 лет назад, и с ним еще все хорошо»

Слева направо: Юрий Павловский (ударные), Иван Кирчук (вокал и шоу), Юрий Дмитриев (струнные)

Группа «Троіца» — долгожители белорусской фольклорной сцены. Сами о себе они говорят: «20 лет назад наш совместный котел начал варить, и с ним еще все хорошо». За эти годы были выпущены 7 музыкальных дисков.

Песни группы использовались в качестве саундтреков к мультикам и фильмам (например, «Маленькие беглецы», «Выцінанка-выразанка», «Три талера», «Тень самурая»).

«Троіца» приняла участие в десятках фестивалей по всему миру, начиная от ближнего зарубежья (Литва, Польша, Эстония), заканчивая Чили, Малайзией, Великобританией и др.

— Но нельзя сказать, что за границей «Троіца» популярнее, чем в Беларуси, — утверждает Юрий Павловский.

— Если бы мы не проталкивали себя сами, нас бы никто никуда не звал. Другое дело, что какие-то страны больше заинтересованы в белорусском фольклоре, какие-то — меньше. Еще важно, чтобы была финансовая поддержка государства, которой мы похвастаться не можем. Даже продюсеры, которые пытались с нами работать, в итоге уходили: они не знали, как нас продавать.

В качестве примера для подражания с точки зрения уважения к своему прошлому гитарист Юрий Дмитриев приводит Эстонию:

— Мы не раз там выступали. У них есть современный музыкальный колледж, где в том числе готовят эстрадников. Но даже в их учебной программе существует обязательное задание с обработкой народных песен и музыки. На мой взгляд, это очень правильно: неважно, что выпускники не будут заниматься фольклором, зато у них будет база, то, что будет отличать их от исполнителей из других стран.

Или еще пример: у них в небольшом городке Вильянди ежегодно проходит фольклорный фестиваль, куда специально из Таллина организуют отдельный поезд, все это — под руководством министра культуры. Эстонцам по-доброму завидуешь: они в любом случае европейцы, но при этом берегут свои корни, чем мы, к сожалению, похвастаться не можем.

«Нет единой государственной схемы поддержки»

В Беларуси есть интерес к белорусскому фольклору. На фестиваль «Камяніца», например, ежегодно приезжает пять-семь тысяч зрителей. Запись последнего альбома «Троіцы» «Цар-агонь», которая состоялась благодаря краудфандингу, — это тоже показатель народной любви. Проблема в другом: отсутствует единая государственная схема поддержки независимых музыкантов.

— Мы очень хотели бы отметить 20-летие «Троіцы» в Беларуси масштабно, на сцене, но все это упирается в площадку, деньги, которых нет, поэтому событие под вопросом. Важно сказать, что современная молодежь излишне зациклена на материальной выгоде.

Студенты, которые приходили ко мне в ансамбль, в первую очередь спрашивали, что они с этого будут иметь. В их головах еще ничего нет, а они уже хотят зарабатывать — таков современный мир.

Найти сумасшедших, которые будут долго идти к цели, сражаться за идею, — сложно.

Поэтому в фольклорном жанре у нас одни и те же имена: молодняк приходит на сцену и через пару лет исчезает, — лидер коллектива Иван Кирчук посвятил фольклору более 30 лет своей жизни, не раз писал на адрес Министерства культуры письма с просьбой поспособствовать созданию в Беларуси единого Центра этнографии, который дал бы крышу не только им, но и другим коллективам фолк-волны.

— На столетие БГУКИ, где я сейчас преподаю, я предложил руководству открыть нечто подобное при вузе.

Нужно было лишь найти помещение — и у них был бы свой национальный музей с костюмами, инструментами (у меня же уже готовая коллекция на руках, часть которой я готов был подарить университету).

Но мне ответили, что в первую очередь нужно позаботиться о создании музея ветеранов. Центр этнографии, к сожалению, никому не нужен.

«В народном творчестве, сказках и песнях закодированы ответы на большинство вопросов современности»

Некая горечь в связи с этой ситуацией у музыкантов есть, но не касательно судьбы их группы, а, скорее, общей тенденции, в которой подрастающему поколению неинтересны их корни и традиции.

Молодое поколение, по мнению участников коллектива, плохо знает фольклор, белорусские праздники, а ведь у предков в народном творчестве, сказках и песнях закодированы ответы на большинство вопросов современности.

В ближайших планах у «Троіцы» — выступления в Польше и России. Группа все еще посещает белорусские деревни и собирает там материал для работы. Не обработано большое количество и старых записей.

— Мне все говорят, что фольклор исчезнет, а я уверен, что нет: умрут деды и прадеды, но их внуки не дадут исчезнуть их песням, — говорит Иван Кирчук. — Всегда среди нас будут избранные, которые «потянут» этот материал на себе, познакомят с ним новое поколение.

VuRaj: «Наша музыка сильно отличается от того, что можно услышать на районных или областных „Дожинках“»

Проект VuRaj начал свое существование в 2010 году. (Слово «Вурай» — полесское слово. Корень Ur в нем с балтского переводится как «море», а Raj означает счастье. Вместе получается стремление к «морю рая», чему-то лучшему.) По словам основателя Сержука Долгушева, «Вурай» — это попытка презентовать современному слушателю традиционную белорусскую музыку новыми красками.

— Мы создаем уникальное произведение, сохраняя при этом архаику традиционной белорусской песни. У большинства композиций есть определенная функция, очень сокровенная, космическая, и менять ее категорически нельзя. Наша музыка сильно отличается от того, что можно услышать на районных или областных «Дожинках».

Сержук признается, что в прошлом все, что было связано с белорусским языком, его не интересовало. Выступая в родной деревне Торчилово, что в Оршанском районе, он всегда пел на английском и русском.

— Впервые я заинтересовался белорусским фольклором, услышав народные песни в исполнении Рыгора Бородулина. Они были пропитаны особой магией и сакральными мотивами, которые хотелось повторять снова и снова.

Чтобы глубже познакомиться с песнями наших предков, Сержук решил основать проект «Традыцыя». Суть его заключалась в популяризации традиционной белорусской музыки через ее осмысление.

Начиная с 2011 года, музыкант со своими единомышленниками, в числе которых этнограф Ирина Мазюк, стал ездить в экспедиции по белорусским деревням, где записывал местные песни.

Большинство из них вошли в альбомы группы.

— Больше всего меня впечатлило Полесье. Это особый регион, где каждая деревня имеет уникальный диалект. Мы поначалу даже не понимали, на каком языке говорят люди: вроде по-белорусски, а вроде и нет.

По приезде в деревню команда Сержука отправлялась в обыкновенный продуктовый магазин и спрашивала, кто поет у них «колішнія песні». Обычно все подсказывали, в какой дом нужно следовать.

— Нам никто не отказывал. Местные собирались во дворе и запевали. Бывало и такое, что мы на праздники, свадьбы попадали. Тогда только в одной деревне можно было около 300 песен сразу записать.

В селе Тонеж, к примеру, в 70-е годы проживало около 50 человек, которые легко исполняли народные песни хором. Сейчас там осталось таких 15.

Они продолжают традицию предков и с радостью готовы делиться материалом, общаться.

«Через традиционную песню можно презентовать страну на мировой арене»

Совсем недавно группа VuRaj начала работу над новым видеопроектом «Беларускі традыцыйны строй». В нем она презентует костюмы из разных регионов страны. Каждый из роликов не просто продемонстрирует части конкретного костюма, он сможет быть использован в качестве инструкции по пошиву такого «строя», согласно традиционным канонам. Музыку для каждого ролика будет писать VuRaj.

Сержук считает, что нежелание интересоваться своей культурой и фольклором — одна из главных ошибок белорусского народа. По его мнению, именно через традиционную песню можно презентовать страну на мировой арене.

— Долгое время нам вдалбливали, что белорусский фольклор — это колхозная музыка. Мы как будто бы извинялись за нее. Все это оттого, что никто не хотел этим интересоваться досконально.

Когда я жил в США, мне прямым текстом говорили, что фольклор — это то, через что можно знакомить иностранцев со своей страной. Их там сложно чем-то удивить.

Рок, поп, джаз, кантри, русские частушки — все это знакомо, а вот самобытная традиционная белорусская песня — это что-то новое.

«Если наше творчество не будет интересно в родной стране, буду рассказывать о белорусской культуре за рубежом»

В США Сержук был уже три раза. Последняя поездка длилась шесть месяцев. За это время музыкант побывал в Сан-Франциско, Лос-Анджелесе, Бостоне и других городах.

Там он выступал для студентов в университетах, презентовал свою музыку в местных клубах, рассказывал о белорусской культуре, традициях.

Сержук считает, что продвигать традиционную белорусскую песню можно только через международные проекты.

— После одного выступления в США я узнал, что несколько песен из нашего репертуара стала исполнять американская группа. Вот так бывает. Знаете, я уже давно решил для себя: если наше творчество не будет интересно в Беларуси, буду продвигать его за рубежом. Моя задача — сделать так, чтобы то, о чем поют бабули и дедули в наших глубинках, не исчезло, а обрело новую жизнь.

Shuma: «Трудность в том, чтобы корректно перевести традиционную музыку на язык электронной»

Руся, вокалистка проекта Shuma

В тему изучения этники солистку группы Shuma Русю (Марину Шукюрову) привело знакомство с белорусской этнической певицей Ирэной Котвицкой.

В данный момент они обе работают в белорусско-швейцарском международном этно-джазовом проекте Kazalpin. Он состоит из белорусского вокального трио Akana и джаз-бенда Albin Brun Alpin Ensemble из Швейцарии.

10 лет назад швейцарцы Альбин Брюн и Марко Кэппели приехали в нашу страну, чтобы найти женские голоса для совместного проекта. С их помощью они хотели сделать швейцарский джаз отличным от того, что делают в соседних странах.

— Работая в трио, я задумалась о том, что хочу попробовать исполнять традиционную песню в совершенно новой, современной манере. Не в джазовой (джаз не очень популярен в нашей стране). В качестве музыкального языка, на котором смогла бы говорить о белорусском фольклоре с молодежью, выбрала электронную музыку.

Изучать народную музыку Руся стала через записи в архивах и экспедиции по глубинкам Беларуси. Во многом ей помогали этнографы Ирина Мазюк и Тамара Варфоломеева. Особый интерес для Руси представляли языческие песни.

— В поиске традиционных белорусских песен не было сложностей: все этнографы открыты и готовы контактировать, делиться информацией. Трудность была в другом — корректно перевести традиционную музыку на язык электронной.

Этот вопрос мы обсуждали с нашим композитором, аранжировщиком и саунд-продюсером в одном лице Алексеем Коробейником. В первом альбоме мы практически не тронули ни одной ноты, старались передать мелодию на 100%.

Во втором же уже вмешивались в мелодику: было крайне сложно вписать традиционную песню в структуру deep house музыки.

Третий альбом Руся записывала совместно с Надеждой Чугуновой. Проект, над которым девушки работают сейчас, называется Me, Mother. В нем собраны песни, которые создавались девушками во время беременности.

— Я уверена, что этот проект будет одним из самых серьезных в современной белорусской музыке в 2019 году. Для нас это очень личное и сокровенное, чем мы решили поделиться со слушателем.

В треках мы попытались передать разные состояния будущей матери: тревогу, рассеянность, вдохновение, страх, радость. Для нас это не просто песни — это целый арт-проект.

В рамках него мы планируем снять несколько клипов.

«У нас в стране много иллюзорного и фейкового»

В коллекции Shuma большое количество песен. Как-то музыканты посчитали то, что они исполняют на концертах и мастер-классах. В сумме получилось около 300 композиций. Что касается популярности белорусской традиционной музыки, то Руся считает, что ее не совсем верно показывают современному слушателю.

— У нас в стране много иллюзорного и фейкового. «Традиционные» песни, которые исполняют на «Дожинках», «Славянском базаре», — это вовсе не белорусская традиционная культура, это обычный деревенский фольклор или авторская белорусская песня, похожая на фолк. Именно поэтому у большинства складывается впечатление, что такая музыка интересна исключительно во время деревенских застолий.

Руся считает, что главная проблема молодых талантливых музыкантов, которые хотят популяризировать традиционную белорусскую музыку, в нехватке ресурсов.

— Для того, чтобы записать альбом электронной музыки, нужно много денег и усилий. Например, Shuma работает с лицензионным софтом, лицензионными библиотеками сэмплов.

Производство одного трека в зависимости от его сложности стоит от 800 до 2000 долларов. Все люди, которые работают над проектом, вкладывают в него свои ресурсы.

Если бы этого не было, уже после выхода второго альбома мы прекратили бы существование.

«За рубежом белорусскую культуру воспринимают на ура»

Руся рассказывает о примерах поддержки в Швейцарии, где на развитие культуры каждый гражданин ежемесячно отдает 1% от дохода. Также певица считает, что помогать культуре может и бизнес.

Социальные проекты velcom | A1 — яркий пример поддержки культуры белорусским бизнесом.

Так, компания проводит конкурс для старшеклассников velcom YOUTH, вся коммуникация в котором ведется на белорусском языке, участвует в проекте «Беларускія ўікэнды» по переводу и прокату в кинотеатрах фильмов по-белорусски, поддержала создание спектакля по книге Андруся Горвата «Радзіва Прудок» в Купаловском театре и его гастроли по Беларуси.

Shuma активно выступает в странах Евросоюза, в США. По словам музыкантов, везде белорусскую культуру воспринимают на ура.

— Есть такое понятие — glocal. Это синтез двух слов: global и local. Смысл в том, что твое творчество должно быть глобально интересным, оставаясь локальным в корне. Этот термин максимально точно характеризует нашу группу.

Мы имеем локальный музыкальный корень — традиционную песню, но глобальное значение — качество нашей музыки соответствует высшим мировым стандартам индустрии.

Стоит признать, что никто в Беларуси не делает этно-электронику лучше нас.

Shuma сегодня — действительно одна из самых прогрессивных и быстро набирающих популярность белорусских групп. В 2018 году музыканты сняли видеоклип на песню «Хмаркі». Его сюжет основан на реальной истории трансгендерной девушки Валерии Шендеры из Минска. Автор идеи — Александр Смирнов.

Проект призывает родителей ЛГБТ-детей принимать своих чад такими, какие они есть. В 2019 году ролик был представлен на различных европейских кинофестивалях. Боролся за первенство с клипами таких популярных артистов, как Beyoncé, Muse.

По словам Руси, для белорусской музыки это большой шаг вперед.

В ближайших планах группы — выступление на одной из самых популярных техно-вечеринок Минска «Сияние». После длительного перерыва проект готовит масштабное мероприятие на аутентичной площадке «Старой фабрики», также будет задействовано помещение клуба Hide. Shuma представит там обновленную программу.

Партнер проекта:

Одним из ключевых элементов социальной политики velcom | A1 является поддержка белорусской культуры. Компания обращает особое внимание на важнейшие артефакты: белорусский язык, литературу, традиции, историю и другие элементы национального достояния.

Источник: https://news.tut.by/society/637075.html

Искусство и белорусский фольклор

Белорусский фольклор

Одновременно с научными исследованиями, развитием философской мысли всесторонне развивалась и художественная культу­ра.

В 20-е годы на Беларуси формируется национальная художест­венная школа, что имело огромное значение в деле пропаганды бе­лорусского искусства и подготовки кадров.

Многие выпускники (в частности, Витебской художественной школы) продолжили своё профессиональное образование в художественных учреждениях Мо­сквы и Ленинграда.

20-е годы характеризуются достаточно активной выставочной дея­тельностью белорусских художников. Регулярно проводились всебелорусские художественные выставки. В это время в республике работали такие мастера живописи, как Ю. Пэн, М. Шагал, К.Малевич, Я.Крюгер, которые получили широкое признание за рубежом.

Однако в начале 30-х годов в искусстве происходит резкий пе­релом, связанный с утверждением в качестве исключительно доми­нирующего метода художественного творчества — социалистическо­го реализма. В результате этого творческая жизнь в республике была поставлена в зависимость от установок партийных органов, опреде­ляющих развитие культуры.

В конце 30-х годов начинается доста­точно сложный период в развитии белорусской культуры. Для этого периода характерно идеологическое давление, репрессии против деятелей науки и искусства, сужение сферы использования белорус­ского языка и др.

Всячески ограничивались контакты с культурами других народов, общечеловеческие ценности подменялись классо­выми.

В 30-е-5О-е годы XX в. под влиянием культа личности в худо­жественной культуре сложились два основных направления: первое — создание парадно-официозных произведений и второе — лакиро­вочно-добродушных. Это было характерно для всех видов и жанров искусства.

Подъём в развитии белорусской культуры обозначился на ру­беже 50-60-х годов и был связан, прежде всего, с изменениями в жизни страны. Этот период называют ''оттепелью», и связан он с развенчанием культа личности Сталина, что во многом способство­вало потеплению духовной атмосферы в обществе.

Советское государство стало более открытым, значительно ак­тивизировались международные связи. Они осуществлялись госу­дарственными организациями и творческими союзами, обществен­ными организациями, трудовыми коллективами. Значительное влия­ние на их развитие оказали товарищество культурных связей, кото­рое в 1958 г.

было реорганизовано в Белорусское общество дружбы и культурных связей с зарубежными странами и Белорусское обще­ство по культурным связям с соотечественниками за границей (об­щество «Родина»).

С их непосредственным участием осуществлялся научный и культурный обмен, организовывались выставки, гаст­рольные поездки, проводились кинофестивали, организовывались встречи и конгрессы.

В художественной жизни Беларуси определились два основных направления: обращение к опыту прогрессивного зарубежного ис­кусства и ориентации на национальные традиции. В частности, за­падноевропейское искусство — источник вдохновения талантливых художников А.

Кашкуревича, Г.Поплавского и др. Г.Поплавский не­однократно награждался за иллюстрации книжных изданий на меж­дународных конкурсах «Самая красивая книжка мира» (например, в Лейпциге в 1969 г. он получил награду за художественное оформле­ние поэмы Я.

Коласа «Новая земля»).

После второй мировой войны происходил интенсивный литературный обмен, в котором активное участие принимала Беларусь. В 1946-1985 гг. за границей были изданы 342 произведения белорус­ских писателей.

Они знакомили читателя с духовным достоянием белорусского народа. Зарубежному читателю стали известны имена Я.Купалы, Я.Коласа, Я.Брыля, А.Адамовича, И.Мележа, В.Быкова, Н.Гилевича и многих других.

В свою очередь произведения зару­бежных авторов переводились на белорусский и русский языки и издавались у нас.

Отличительной чертой белорусского профессионального искус­ства и литературы является их тесная связь с народной культурой. Любая культура берет начало в народном творчестве, фольклоре. Именно в фольклоре находится источник дальнейшего расцвета раз­ных видов искусства — музыки, танца, литературы и т.д.

В нем со­храняются глубинные пласты национальной истории и культуры. Белорусский фольклор — один из самых богатых в мире (песни, магические заклинания, былины, сказки, легенды, предания и т. д.). Для многих обычаев и обрядов характерно слияние языческих и христианских элементов (Купалле, Великодень и др.).

Образцы традиционной культуры сохранились в Беларуси до наших дней в сельской среде, где они «живут» в почти неизмененном виде. Наперекор многим неблагоприятным факторам на пути белорусского этноса он смог сохранить свой язык, специфику своей культуры во многом благодаря фольклорным традициям.

Своей определяющей функции народная культура не потеряла и в современном национально-культурном процессе, который включает в себя наряду с профессиональным искусством любительское творчество.

Белорусский фольклор высоко оценили в мире — Голландии, Франции, Египте, Чехии, Польше и других странах, где побывали многие фольклорные коллективы. Беларусь входит в международный Совет организаций фестивалей фольклора, под эгидой которого ежегодно проводится более 50 фестивалей.

Белорусский аутентичный фольклор в контексте европейских этнокультурных процессов имеет особое историко-культурное значение, так как до настоящего времени сохраняет системную целостность и спонтанность проявления культуры устного типа. Поэтому сбережение традиций народной культуры, создание условий для её саморазвития является неотъемлемой частью государственной политики в области культуры. Для её реализации в Беларуси есть и научная база, и практический опыт.

Не менее значительным и интересным направлением развития народной культуры является декоративно-прикладное искусство. В нем воплощается необъятная, вечно живая душа народа, его богатый жизненный опыт и эстетический вкус.

Выполненные по законам прекрасного изделия народных мастеров никого не оставляют рав­нодушными, а соприкосновение с ними вызывает чувство гордости за свой народ, давший миру чудесных мастеров, творящих настоя­щие произведения искусства из самых разных материалов — дерева, глины, лозы, соломы, льна и др.

Любопытный феномен белорусской культуры — изделия из со­ломки. Подобного нет нигде в Европе, что, в частности, отмечали участники 6-ой Европейской конференции по народному творчеству (1977г.), которая принесла успех белорусским мастерам. Конферен­ция была организована Международной организацией по народному творчеству под эгидой ЮНЕСКО.

Изделия из соломки — традиционное славянское искусство, кор­ни которого идут от древнего, языческого культа хлеба. Изделия из соломки были предназначены для сохранения хлебопродуктов. В быту славян наибольшее распространение получили корзиночки, корзины, лукошки разного вида из соломы, лозы, бересты.

Так называемый соломенный паук — символ благосостояния и богатства — колядное украшение не только белорусов, но и других народов Европы. Кроме плетения солома нашла применение в тех­нике аппликации, которая использовалась для украшения деревян­ных сундуков, шкатулок, рамок, настенных ковров.

Одним из самых распространенных видов белорусского народ­ного творчества является ткачество. С ним связано много давних народных обрядов и традиций, очень часто о нем упоминается в бе­лорусских поэтических произведениях и народных песнях (напри­мер, слуцкие пояса.)

Мастерство и художественный вкус ткачих в полной мере про­явились в украшении рушников, потому что рушник (полотенце) воспринимался не просто как отрез материала для хозяйственных нужд, Он был неотъемлемой частью традиционных обрядов.

В него заворачивали новорожденного, на нем подносили хлеб-соль, им ук­рашали красный угол в доме, его использовали в свадебных обрядах, на нем раскладывали угощения, поминая ушедших в иной мир род­ственников.

В народном быте, таким образом, рушники выполняли не столько утилитарные, сколько декоративные и обрядовые функ­ции, что естественным образом сказывалось на художественном ка­честве этих изделий.

Как правило, рушники имели белое поле, на котором, в основном по краям, размещались тканые или вышитые узоры красного цвета, часто с небольшими вкраплениями черного или желтого. Белорусский рушник — это связь между прошлым и настоящим, между человеком и высшими сферами; это — узы с не­разгаданной до конца символикой.

Ткачество как народный промысел живет и развивается в наши дни в качестве декоративно-прикладного искусства.

В конце XIX — начале XX в.

формируется традиционный бело­русский костюм, особенности которого сложились под воздействием природно-географических условий, основных занятий населения, исторических традиций и т.д.

На народное убрание оказали влияние и иноэтнические компоненты, в нем отразились историко-культур­ные связи белорусов с их соседями — украинцами, русскими, поля­ками, литовцами, латышами.

Белорусский народный костюм обязательно украшался вышив­кой, особенно этим отличались праздничные наряды. Вместе с эсте­тической функцией вышивка играла роль национального символа (например, красные петухи на белом поле, васильки, специфиче­ский, цветочный орнамент и т.д.).

Народный костюм — явление не только материальной, но и ду­ховной культуры.

Одежда, согласно древним поверьям, должна была не только защищать человека и в стужу, и в зной, но и оберегать его от неблагоприятного воздействия невидимых злых сил.

В этом поверье отразилась целостность мировосприятия, представления о том, что человек, природа, космос связаны между собой едиными зако­нами существования.

С давних времен к традиционным народным промыслам в Бела­руси относится гончарство. Гончарным делом занимались повсеме­стно. Мастера изготавливали глиняную утварь для хозяйственного использования. Её охотно приобретали в Вильно, Киеве, Варшаве, в российских городах.

При всем разнообразии гончарные изделия белорусских масте­ров сохраняют общие художественные особенности, что придаёт им характерный национальный колорит. Преобладающими являются простые выразительные формы, в основе которых — шар, цилиндр, конус.

Их художественное выражение подчеркивалось с помощью своеобразной пластичности, подчеркнутого выражения природных качеств материала. В соответствии с различными технологиями из­готовления керамических изделий различают керамику рябую, обливную и чернозадымленную.

Некоторые виды посуды покрывают я глазурью, что придает им ещё более нарядный вид. Сложные формы и яркая роспись не характерны для традиционного белорусского гончарства.

Разнообразие и богатство декоративно-художественных приемов, неповторимость форм керамики сохраняются и по сей день в традиционных центрах производства керамики — Ивенце, Ракове, Глубоком, Телеханах. Почти нигде в Европе сегодня не осталось предприятий, где бы не «господствовала» так называемая штамповка (массовый выпуск продукции).

В Беларуси же сохранились пред­приятия (например, Борисовский комбинат прикладного искусства), где керамические изделия с оригинальной росписью изготавливают­ся вручную. Неслучайно названный комбинат получил предложение Союза художников России и Европейского союза художников о создании на его базе Международного европейского центра керамики.

Это является свидетельством признания творческих достижений бе­лорусских мастеров гончарного дела.

Значительное распространение в Беларуси получила художест­венная резьба по дереву. Белорусская народная резьба никогда не отличалась особо выразительной декоративностью (не следует ото­ждествлять её с профессиональной объемно-ажурной резьбой XVII-XVIII вв.). В народе более всего ценили практичность и функцио­нальность, декор только дополнял удобную форму изделия.

Не так широко, как ткачество, гончарство, резьба по дереву, в Беларуси получили распространение художественная обработка ме­талла и народная художественная роспись. Металл в сельском быту был менее доступен, чем лен, глина, дерево. Его использовали толь­ко для самых необходимых изделий.

Художественная роспись — это достаточно широко распростра­ненное в Беларуси явление художественной жизни получило уни­кальное выражение в расписных коврах Алены Киш, которая жила и работала в предвоенные годы (перед второй мировой войной) в Слуцком районе.

Эта художница, не имея специального образова­ния, оставила настоящие произведения декоративного искусства, которые искусствоведы относят к жанру примитивизма. Она, пере­мещаясь между селениями, переходя из дома в дом, на домотканых полотнищах, выкрашенных в черный цвет, рисовала сюжеты, харак­терные для расписных настенных ковров — озеро или река с лилия­ми, лодками, деревья и кусты на берегу.

Тут же изображения птиц и зверей. Ковры Алены Киш — редкий образец соединения изобрази­тельного характера с декоративным исполнением.

Таким образом, в Беларуси издревле развивалась самобытная народная культура, традиции которой заслуживают уважения и бе­режного отношения к ним со стороны государства и народа, живу­щего на белорусской земле.

Сегодня в республике при поддержке государства создан Центр белорусского народного творчества «Скарбница» «Сокровищница». Цель его создания — повышение профессионального уровня изделий предприятий художественных промыслов Беларуси.

В Центр пришли выпускники Академии ис­кусств, Белорусского государственного университета культуры -мастера по керамике, текстилю, резьбе по дереву, обработке метал­ла, художники и искусствоведы.

В настоящее время разработана и действует Государственная про­грамма поддержки народного творчества, декоративно-прикладного искусства и художественных промыслов на 2000-2005 гг.

Одно из на­правлений этой программы — интересный культурологический проект «Траецкі кірмаш», направленный на развитие народного прикладного искусства, в том числе и детского творчества. Благодаря ему творчество самобытных мастеров становится известным не только в нашей рес­публике, но и за её пределами.

Программа выходит в Интернет, разра­батывается её электронно-информационное обеспечение, создается виртуальный магазин народных промыслов.

Культура Беларуси в своём развитии идет в русле процессов, которые характерны для мировой культуры, сохраняя при этом свою самобытность и неповторимость.

Источник: https://studopedia.su/18_144586_iskusstvo-i-belorusskiy-folklor.html

Refy-free
Добавить комментарий