«Анализ стихотворения Ф.И. Тютчева «»Последний катаклизм»»»

Анализ стихотворения ФИ Тютчева Последний катаклизм

"Анализ стихотворения Ф.И. Тютчева ""Последний катаклизм"""

Основные подходы к лирическому стихотворению классического типа мы попытаемся показать на примере анализа стихотворения Ф.И. Тютчева «Последний катаклизм» (1830).

Когда пробьет последний час природы,

Состав частей разрушится земных:

Все зримое опять покроют воды,

И божий лик изобразится в них!

Анализ начинаем с поэтики заглавия, так как в нем содержится главный лирический образ, скрыта главная для поэта эмоция и философская идея. По сути дела, название отражает авторское понимание текста. Прилагательное «последний» обозначает события, происходящие на грани, у последней черты.

Само слово «катаклизм» (не «превращение» или «изменение», близкие по смыслу) подчеркивает философский смысл стихотворения. Судя по названию, можно предположить, что в тексте будет развернута картина из Апокалипсиса, рисующая последний день творения. Однако Тютчев — оригинальный поэт-философ. Для него последний день окажется первым днем нового творения.

Стихотворение состоит из одной строфы (монострофы) — катрена (четверостишия). Однако композиционно эта строфа делится на две части — первые два стиха (стихотворные строки) и последние два.

Это деление содержательно, оно отражает два основных мировых процесса (разрушения и созидания), которые даны в двух симметрично расположенных в тексте глаголах «разрушится» и «изобразится».

В стихотворении присутствуют две стихии — земли и воды. Рисуя гибель земли под водой, Тютчев обращается к библейскому мифу о Ноевом потопе («Все зримое опять покроют воды»). В самом этом обращении есть одновременное указание на гибель и спасение.

Философский характер стиха подчеркивается внесубъектным построением — отсутствием местоимений «я», «ты», «мы» и т д., которые воплощают в стихе образ человека. Стихотворение несет в себе философское обобщение. Об этом свидетельствует и выбор лексики — не эмпирической, а предельно отвлеченной («последний час природы», «все зримое», «божий лик»).

Процесс разрушения «закреплен» в синтаксисе стиха: для первых двух строк характерна глубокая инверсия (неправильный, обратный порядок слов в предложении). Сравните для примера обратный порядок слов (предложение с инверсией) и прямой:

«Когда пробьет последний час природы…»;

«Когда последний час природы пробьет …»

В первом случае ударение, падающее на конец, определяется законами стихового построения, во втором — оно логическое.

Инверсия исчезает в последней строке, что соответствует процессу созидания. Последняя строка стиха выделяется не только отсутствием инверсии («И божий лик изобразится в них!»), не только восклицательной интонацией, отражающей особую патетичность фразы, но и фонетически звук «и», многократно повторенный, по-особому инструментирует концовку стиха «И божий лик изобразится в них!»

Стихотворение «Последний катаклизм» написано пятистопным ямбом с мужскими (ударными — «земных», «них») и женскими (безударными — «природы», «воды») окончаниями.

Рифмы в стихе как грамматические (природы — воды), так и неграмматические (земных — них). Перекрестные, открытые (оканчивающиеся на гласный) и закрытые (оканчивающиеся на согласный звук).

Все это построение стиха основано на законе двойственности, «бинарности», что отражается прежде всего на содержательном уровне.

Наряду с первой строкой («Когда пробьет последний час природы»), где нет ни одного метрического сбоя, представлен чистый ямб, который выражает неумолимость и неотвратимость наступления «последнего часа», все остальные строки содержат отступления (они приходятся на основные в смысловом отношении глаголы «разрушится», «изобразится»). Отсутствие ударения называется пиррихий. Представим вторую строку стиха «Состав частей разрушится земных» как метрическую схему (сочетание ударных и безударных слогов, обозначив U — безударный, I — ударный):

UI/UI/UI/UU/UI.

Четвертая стопа, приходящаяся на глагол «разрушится», окажется «облегченной», пиррихиической.

Особенно много отступлений возникает в третьей строке («Все зримое опять покроют воды»):

II/UU/UI/UI/UI/U.

В первой стопе появляется сверхсхемное ударение, называемое в стихосложении спондеем (II — два слога ударных). Вторая стопа пиррихиическая, с пропуском ударения.

В целом большое количество сбоев в этой строке можно объяснить, на наш взгляд, тем, что в ней скрыто обозначена человеческая трагедия. Последний катаклизм разрушит не только «состав земных частей», но и обернется человеческой трагедией.

На первый взгляд, в стихотворении нет места человеческому. Как мы отметили вначале, стихотворение является громадным философским обобщением.

Однако выражение «все зримое» (от старославянского слова «зрак» — «глаз») включает в себя и человеческий план, поэтому строка как бы окрашена человеческой эмоцией, нарушающей привычный ритм стиха.

Предложенный анализ, как уже отмечалось выше, не является «ключом», с помощью которого можно «открыть» любой поэтический текст.

Источник: https://baza-referat.ru/%D0%90%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7_%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%85%D0%BE%D1%82%D0%B2%D0%BE%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F_%D0%A4%D0%98_%D0%A2%D1%8E%D1%82%D1%87%D0%B5%D0%B2%D0%B0_%D0%9F%D0%BE%D1%81%D0%BB%D0%B5%D0%B4%D0%BD%D0%B8%D0%B9_%D0%BA%D0%B0%D1%82%D0%B0%D0%BA%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D0%BC

Анализ стихотворения Ф.И. Тютчева

"Анализ стихотворения Ф.И. Тютчева ""Последний катаклизм"""

  • Школьникам
  • Детям
  • Окружающий мир
  • Времена года
  • Воспитателю
  • Учителю

«Последний катаклизм» Фёдор Тютчев

Когда пробьет последний час природы,Состав частей разрушится земных:Всё зримое опять покроют воды,

И божий лик изобразится в них!

Анализ стихотворения Тютчева «Последний катаклизм»

«Последний катаклизм» — философская миниатюра, впервые опубликованная в альманахе «Денница» в 1831 году. В ней Тютчев обращается к легенде о Всемирном потопе, широко распространенной в мифологии разных народов. Среди христиан наиболее известна история, рассказанная в Книге Бытия.

Согласно ей, потоп стал наказанием человечеству за нравственное падение. В живых Господь решил оставить только отличавшегося благочестием Ноя и членов его семейства. Бог заранее предупредил их о грядущем наводнении и повелел построить ковчег, на котором можно будет спастись во время катастрофы. Сооружение судна заняло 120 лет.

Когда работа была завершена, Ной взошел на борт, взяв с собой животных. Сразу после этого на землю хлынула вода, продолжался потоп в течение сорока дней. Почти год понадобился на то, чтобы Ной смог сойти с ковчега на сушу. Как говорится в Книге Бытия, причалило судно к горе Арарат.

Благодаря Бога за спасение, Ной принес жертву, после чего Господь благословил его и все, что есть на земле.

В стихотворении Тютчева говорится о повторении всемирного потопа: «…Все зримое опять покроют воды…». Поэт предчувствует катастрофу, вот только, по его мнению, она принесет земле не только разрушения. После наводнения мир вернется к началу времен, к своим божественным истокам.

«Последний катаклизм» — не предсказание-страшилка конца света. Вода здесь выступает в качестве источника жизни, как следствие, вечного движения, что вообще характерно для творчества Тютчева. В значительной части его пейзажно-философских стихотворений встречается ее образ в том или ином виде – «Волна и дума», «Снежные горы», «Фонтан».

Продолжать этот список можно еще очень долго. По мысли Тютчева, вода полностью поглотит землю, но из нее же впоследствии появится новая жизнь. Получается, в стихотворении показан процесс единый и двуликий одновременно. Максимальное разрушение становится началом максимального созидания.

Земля должна ввергнуться в хаос, который, согласно древнегреческой мифологии, есть первичное состояние Вселенной.

По мнению ряда литературоведов, «Последний катаклизм» имеет социальный подтекст – потрясения социальные Тютчев сравнивает в нем с природными катастрофами. Утверждение это не лишено смысла. К революциям и переворотам Федор Иванович относился весьма скептически, что нашло отражение в его публицистических статьях.

Политические взгляды поэт иногда высказывал и в стихотворениях. По мнению Тютчева, в современном ему мире существовали лишь две силы – консервативная Россия и революционная Европа. Федор Иванович считал, что под эгидой первой необходимо создать союз славяно-православных стран. В 1848 году поэт заступил на должность старшего цензора.

В рамках своей деятельности он запретил к распространению на территории Российской империи манифест коммунистической партии, переведенный на русский.

Если принимать во внимание политические взгляды Тютчева, то «Последний катаклизм» действительно может восприниматься как высказывание о социальных потрясениях, которые зачастую приводят к необратимым катастрофическим последствиям.

Стихотворение написано пятистопным ямбом. Размер выбран поэтом не случайно. Как писал Томашевский, в первые десятилетия XIX века пятистопный ямб стал широко использоваться в трагедиях.

Тютчев возвышенный трагизм своего произведения подчеркивает и при помощи лексики: «пробьет последний час», «покроют воды», «состав частей разрушится земных». О том, что катастрофа приведет к рождению новой жизни, свидетельствует последняя строка.

Для нее Федор Иванович выбирает положительно окрашенную лексику: «…И божий лик изобразится в них!».

Великие о стихах:

Поэзия — как живопись: иное произведение пленит тебя больше, если ты будешь рассматривать его вблизи, а иное — если отойдешь подальше.

Небольшие жеманные стихотворения раздражают нервы больше, нежели скрип немазаных колес.

Самое ценное в жизни и в стихах — то, что сорвалось.

Марина Цветаева

Среди всех искусств поэзия больше других подвергается искушению заменить свою собственную своеобразную красоту украденными блестками.

Гумбольдт В.

Стихи удаются, если созданы при душевной ясности.

Сочинение стихов ближе к богослужению, чем обычно полагают.

Когда б вы знали, из какого сора Растут стихи, не ведая стыда… Как одуванчик у забора, Как лопухи и лебеда.

А. А. Ахматова

Не в одних стихах поэзия: она разлита везде, она вокруг нас. Взгляните на эти деревья, на это небо — отовсюду веет красотой и жизнью, а где красота и жизнь, там и поэзия.

И. С. Тургенев

У многих людей сочинение стихов — это болезнь роста ума.

Г. Лихтенберг

Прекрасный стих подобен смычку, проводимому по звучным фибрам нашего существа. Не свои — наши мысли заставляет поэт петь внутри нас. Повествуя нам о женщине, которую он любит, он восхитительно пробуждает у нас в душе нашу любовь и нашу скорбь. Он кудесник. Понимая его, мы становимся поэтами, как он.

Там, где льются изящные стихи, не остается места суесловию.

Мурасаки Сикибу

Обращаюсь к русскому стихосложению. Думаю, что со временем мы обратимся к белому стиху. Рифм в русском языке слишком мало. Одна вызывает другую. Пламень неминуемо тащит за собою камень. Из-за чувства выглядывает непременно искусство. Кому не надоели любовь и кровь, трудный и чудный, верный и лицемерный, и проч.

Александр Сергеевич Пушкин

— …Хороши ваши стихи, скажите сами?– Чудовищны! – вдруг смело и откровенно произнес Иван.– Не пишите больше! – попросил пришедший умоляюще.

– Обещаю и клянусь! – торжественно произнес Иван…

Михаил Афанасьевич Булгаков. «Мастер и Маргарита»

Мы все пишем стихи; поэты отличаются от остальных лишь тем, что пишут их словами.

Джон Фаулз. «Любовница французского лейтенанта»

Всякое стихотворение — это покрывало, растянутое на остриях нескольких слов. Эти слова светятся, как звёзды, из-за них и существует стихотворение.

Александр Александрович Блок

Поэты древности в отличие от современных редко создавали больше дюжины стихотворений в течение своей долгой жизни. Оно и понятно: все они были отменными магами и не любили растрачивать себя на пустяки. Поэтому за каждым поэтическим произведением тех времен непременно скрывается целая Вселенная, наполненная чудесами — нередко опасными для того, кто неосторожно разбудит задремавшие строки.

Макс Фрай. «Болтливый мертвец»

Одному из своих неуклюжих бегемотов-стихов я приделал такой райский хвостик:…

Маяковский! Ваши стихи не греют, не волнуют, не заражают!
— Мои стихи не печка, не море и не чума!

Владимир Владимирович Маяковский

Стихи — это наша внутренняя музыка, облеченная в слова, пронизанная тонкими струнами смыслов и мечтаний, а посему — гоните критиков. Они — лишь жалкие прихлебалы поэзии.

Что может сказать критик о глубинах вашей души? Не пускайте туда его пошлые ощупывающие ручки. Пусть стихи будут казаться ему нелепым мычанием, хаотическим нагромождением слов.

Для нас — это песня свободы от нудного рассудка, славная песня, звучащая на белоснежных склонах нашей удивительной души.

Борис Кригер. «Тысяча жизней»

Стихи — это трепет сердца, волнение души и слёзы. А слёзы есть не что иное, как чистая поэзия, отвергнувшая слово.

Фёдор Иванович Тютчев

Когда пробьет последний час природы, Состав частей разрушится земных: Всё зримое опять покроют воды,

И божий лик изобразится в них!

Коллажи Pablo Genoves

«Последний катаклизм» — философская миниатюра, впервые опубликованная в альманахе «Денница» в 1831 году. В ней Тютчев обращается к легенде о Всемирном потопе, широко распространенной в мифологии разных народов. Среди христиан наиболее известна история, рассказанная в Книге Бытия.

Согласно ей, потоп стал наказанием человечеству за нравственное падение. В живых Господь решил оставить только отличавшегося благочестием Ноя и членов его семейства. Бог заранее предупредил их о грядущем наводнении и повелел построить ковчег, на котором можно будет спастись во время катастрофы. Сооружение судна заняло 120 лет.

Когда работа была завершена, Ной взошел на борт, взяв с собой животных. Сразу после этого на землю хлынула вода, продолжался потоп в течение сорока дней. Почти год понадобился на то, чтобы Ной смог сойти с ковчега на сушу. Как говорится в Книге Бытия, причалило судно к горе Арарат.

Благодаря Бога за спасение, Ной принес жертву, после чего Господь благословил его и все, что есть на земле.

В стихотворении Тютчева говорится о повторении всемирного потопа: «…Все зримое опять покроют воды…». Поэт предчувствует катастрофу, вот только, по его мнению, она принесет земле не только разрушения. После наводнения мир вернется к началу времен, к своим божественным истокам.

«Последний катаклизм» — не предсказание-страшилка конца света. Вода здесь выступает в качестве источника жизни, как следствие, вечного движения, что вообще характерно для творчества Тютчева. В значительной части его пейзажно-философских стихотворений встречается ее образ в том или ином виде — «Волна и дума», «Снежные горы», «Фонтан».

Продолжать этот список можно еще очень долго. По мысли Тютчева, вода полностью поглотит землю, но из нее же впоследствии появится новая жизнь. Получается, в стихотворении показан процесс единый и двуликий одновременно. Максимальное разрушение становится началом максимального созидания.

Земля должна ввергнуться в хаос, который, согласно древнегреческой мифологии, есть первичное состояние Вселенной.

По мнению ряда литературоведов, «Последний катаклизм» имеет социальный подтекст — потрясения социальные Тютчев сравнивает в нем с природными катастрофами. Утверждение это не лишено смысла. К революциям и переворотам Федор Иванович относился весьма скептически, что нашло отражение в его публицистических статьях.

Политические взгляды поэт иногда высказывал и в стихотворениях. По мнению Тютчева, в современном ему мире существовали лишь две силы — консервативная Россия и революционная Европа. Федор Иванович считал, что под эгидой первой необходимо создать союз славяно-православных стран. В 1848 году поэт заступил на должность старшего цензора.

В рамках своей деятельности он запретил к распространению на территории Российской империи манифест коммунистической партии, переведенный на русский.

Если принимать во внимание политические взгляды Тютчева, то «Последний катаклизм» действительно может восприниматься как высказывание о социальных потрясениях, которые зачастую приводят к необратимым катастрофическим последствиям.

Стихотворение написано пятистопным ямбом. Размер выбран поэтом не случайно. Как писал Томашевский, в первые десятилетия XIX века пятистопный ямб стал широко использоваться в трагедиях.

Тютчев возвышенный трагизм своего произведения подчеркивает и при помощи лексики: «пробьет последний час», «покроют воды», «состав частей разрушится земных». О том, что катастрофа приведет к рождению новой жизни, свидетельствует последняя строка.

Для нее Федор Иванович выбирает положительно окрашенную лексику: «…И божий лик изобразится в них!».

Основные подходы к лирическому стихотворению классического типа мы попытаемся показать на примере анализа стихотворения Ф. И. Тютчева «Последний катаклизм» (1830).

Когда пробьет последний час природы,

Состав частей разрушится земных:

Все зримое опять покроют воды,

И божий лик изобразится в них!

Анализ начинаем с поэтики заглавия, так как в нем содержится главный лирический образ, скрыта главная для поэта эмоция и философская идея. По сути дела, название отражает авторское понимание текста.

Прилагательное «последний» обозначает события, происходящие на грани, у последней черты.

Само слово «катаклизм» (не «превращение» или «изменение», близкие по смыслу) подчеркивает философский смысл стихотворения. Судя по названию, можно предположить, что в тексте будет развернута картина из Апокалипсиса, рисующая последний день творения. Однако Тютчев — оригинальный поэт-философ. Для него последний день окажется первым днем нового творения.

Стихотворение состоит из одной строфы (монострофы) — катрена (четверостишия).

Однако композиционно эта строфа делится на две части — первые два стиха (стихотворные строки) и последние два.

Это деление содержательно, оно отражает два основных мировых процесса (разрушения и созидания), которые даны в двух симметрично расположенных в тексте глаголах «разрушится» и «изобразится».

В стихотворении присутствуют две стихии — земли и воды. Рисуя гибель земли под водой, Тютчев обращается к библейскому мифу о Ноевом потопе («Все зримое опять покроют воды»). В самом этом обращении есть одновременное указание на гибель и спасение.

Философский характер стиха подчеркивается внесубъектным построением — отсутствием местоимений «я», «ты», «мы» и т д. которые воплощают в стихе образ человека. Стихотворение несет в себе философское обобщение. Об этом свидетельствует и выбор лексики — не эмпирической, а предельно отвлеченной («последний час природы», «все зримое», «божий лик»).

Процесс разрушения «закреплен» в синтаксисе стиха: для первых двух строк характерна глубокая инверсия (неправильный, обратный порядок слов в предложении). Сравните для примера обратный порядок слов (предложение с инверсией) и прямой:

«Когда пробьет последний час природы. «

«Когда последний час природы пробьет. «

В первом случае ударение, падающее на конец, определяется законами стихового построения,… во втором — оно логическое.

Инверсия исчезает в последней строке, что соответствует процессу созидания. Последняя строка стиха выделяется не только отсутствием инверсии («И божий лик изобразится в них!»), не только восклицательной интонацией, отражающей особую патетичность фразы, но и фонетически звук «и», многократно повторенный, по-особому инструментирует концовку стиха «И божий лик изобразится в них!»

Стихотворение «Последний катаклизм» написано пятистопным ямбом с мужскими (ударными — «земных», «них») и женскими (безударными — «природы», «воды») окончаниями.

Рифмы в стихе как грамматические (природы — воды), так и неграмматические (земных — них). Перекрестные, открытые (оканчивающиеся на гласный) и закрытые (оканчивающиеся на согласный звук).

Все это построение стиха основано на законе двойственности, «бинарности», что отражается прежде всего на содержательном уровне.

Наряду с первой строкой («Когда пробьет последний час природы»), где нет ни одного метрического сбоя, представлен чистый ямб, который выражает неумолимость и неотвратимость наступления «последнего часа», все остальные строки содержат отступления (они приходятся на основные в смысловом отношении глаголы «разрушится», «изобразится»). Отсутствие ударения называется пиррихий. Представим вторую строку стиха «Состав частей разрушится земных» как метрическую схему (сочетание ударных и безударных слогов, обозначив и — безударный, I — ударный):

Четвертая стопа, приходящаяся на глагол «разрушится», окажется «облегченной», пиррихиической.

Особенно много отступлений возникает в третьей строке («Все зримое опять покроют воды»):

В первой стопе появляется сверхсхемное ударение, называемое в стихосложении спондеем (II — два слога ударных). Вторая стопа пиррихиическая, с пропуском ударения.

В целом большое количество сбоев в этой строке можно объяснить, на наш взгляд, тем, что в ней скрыто обозначена человеческая трагедия. Последний катаклизм разрушит не только «состав земных частей», но и обернется человеческой трагедией.

На первый взгляд, в стихотворении нет места человеческому. Как мы отметили вначале, стихотворение является громадным философским обобщением.

Однако выражение «все зримое» (от старославянского слова «зрак» — «глаз») включает в себя и человеческий план, поэтому строка как бы окрашена человеческой эмоцией, нарушающей привычный ритм стиха.

Анализ стихотворения Ф.И. Тютчева «Последний катаклизм»

Основные подходы к лирическому стихотворению классического типа мы попытаемся показать на примере анализа стихотворения Ф.И. Тютчева «Последний катаклизм» (1830).

Когда пробьет последний час природы,

Состав частей разрушится земных:

Все зримое опять покроют воды,

И божий лик изобразится в них!

Анализ начинаем с поэтики заглавия, так как в нем содержится главный лирический образ, скрыта главная для поэта эмоция и философская идея. По сути дела, название отражает авторское понимание текста. Прилагательное «последний» обозначает события, происходящие на грани, у последней черты.

Само слово «катаклизм» (не «превращение» или «изменение», близкие по смыслу) подчеркивает философский смысл стихотворения. Судя по названию, можно предположить, что в тексте будет развернута картина из Апокалипсиса, рисующая последний день творения. Однако Тютчев — оригинальный поэт-философ. Для него последний день окажется первым днем нового творения.

Стихотворение состоит из одной строфы (монострофы) — катрена (четверостишия). Однако композиционно эта строфа делится на две части — первые два стиха (стихотворные строки) и последние два.

Это деление содержательно, оно отражает два основных мировых процесса (разрушения и созидания), которые даны в двух симметрично расположенных в тексте глаголах «разрушится» и «изобразится».

В стихотворении присутствуют две стихии — земли и воды. Рисуя гибель земли под водой, Тютчев обращается к библейскому мифу о Ноевом потопе («Все зримое опять покроют воды»). В самом этом обращении есть одновременное указание на гибель и спасение.

Философский характер стиха подчеркивается внесубъектным построением — отсутствием местоимений «я», «ты», «мы» и т д., которые воплощают в стихе образ человека. Стихотворение несет в себе философское обобщение. Об этом свидетельствует и выбор лексики — не эмпирической, а предельно отвлеченной («последний час природы», «все зримое», «божий лик»).

Процесс разрушения «закреплен» в синтаксисе стиха: для первых двух строк характерна глубокая инверсия (неправильный, обратный порядок слов в предложении). Сравните для примера обратный порядок слов (предложение с инверсией) и прямой:

«Когда пробьет последний час природы…»;

«Когда последний час природы пробьет…»

В первом случае ударение, падающее на конец, определяется законами стихового построения, во втором — оно логическое.

Инверсия исчезает в последней строке, что соответствует процессу созидания. Последняя строка стиха выделяется не только отсутствием инверсии («И божий лик изобразится в них!»), не только восклицательной интонацией, отражающей особую патетичность фразы, но и фонетически звук «и», многократно повторенный, по-особому инструментирует концовку стиха «И божий лик изобразится в них!»

Стихотворение «Последний катаклизм» написано пятистопным ямбом с мужскими (ударными — «земных», «них») и женскими (безударными — «природы», «воды») окончаниями.

Рифмы в стихе как грамматические (природы — воды), так и неграмматические (земных — них). Перекрестные, открытые (оканчивающиеся на гласный) и закрытые (оканчивающиеся на согласный звук).

Все это построение стиха основано на законе двойственности, «бинарности», что отражается прежде всего на содержательном уровне.

Наряду с первой строкой («Когда пробьет последний час природы»), где нет ни одного метрического сбоя, представлен чистый ямб, который выражает неумолимость и неотвратимость наступления «последнего часа», все остальные строки содержат отступления (они приходятся на основные в смысловом отношении глаголы «разрушится», «изобразится»). Отсутствие ударения называется пиррихий. Представим вторую строку стиха «Состав частей разрушится земных» как метрическую схему (сочетание ударных и безударных слогов, обозначив U — безударный, I — ударный):

Четвертая стопа, приходящаяся на глагол «разрушится», окажется «облегченной», пиррихиической.

Особенно много отступлений возникает в третьей строке («Все зримое опять покроют воды»):

II/UU/UI/UI/UI/U.

В первой стопе появляется сверхсхемное ударение, называемое в стихосложении спондеем (II — два слога ударных). Вторая стопа пиррихиическая, с пропуском ударения.

В целом большое количество сбоев в этой строке можно объяснить, на наш взгляд, тем, что в ней скрыто обозначена человеческая трагедия. Последний катаклизм разрушит не только «состав земных частей», но и обернется человеческой трагедией.

На первый взгляд, в стихотворении нет места человеческому. Как мы отметили вначале, стихотворение является громадным философским обобщением.

Однако выражение «все зримое» (от старославянского слова «зрак» — «глаз») включает в себя и человеческий план, поэтому строка как бы окрашена человеческой эмоцией, нарушающей привычный ритм стиха.

Предложенный анализ, как уже отмечалось выше, не является «ключом», с помощью которого можно «открыть» любой поэтический текст.

Источник: https://slovarslov.ru/analiz-stihotvoreniya-f-i-tyutcheva-poslednii-kataklizm.html

Анализ стихотворения Ф.И. Тютчева

"Анализ стихотворения Ф.И. Тютчева ""Последний катаклизм"""

Анализ стихотворения Ф.И. Тютчева «Последний катаклизм»

Основные подходы к лирическому стихотворению классического типа мы попытаемся показать на примере анализа стихотворения Ф.И. Тютчева «Последний катаклизм» (1830).

Когда пробьет последний час природы,

Состав частей разрушится земных:

Все зримое опять покроют воды,

И божий лик изобразится в них!

Анализ начинаем с поэтики заглавия, так как в нем содержится главный лирический образ, скрыта главная для поэта эмоция и философская идея. По сути дела, название отражает авторское понимание текста. Прилагательное «последний» обозначает события, происходящие на грани, у последней черты.

Само слово «катаклизм» (не «превращение» или «изменение», близкие по смыслу) подчеркивает философский смысл стихотворения. Судя по названию, можно предположить, что в тексте будет развернута картина из Апокалипсиса, рисующая последний день творения. Однако Тютчев — оригинальный поэт-философ. Для него последний день окажется первым днем нового творения.

Стихотворение состоит из одной строфы (монострофы) — катрена (четверостишия). Однако композиционно эта строфа делится на две части — первые два стиха (стихотворные строки) и последние два.

Это деление содержательно, оно отражает два основных мировых процесса (разрушения и созидания), которые даны в двух симметрично расположенных в тексте глаголах «разрушится» и «изобразится».

В стихотворении присутствуют две стихии — земли и воды. Рисуя гибель земли под водой, Тютчев обращается к библейскому мифу о Ноевом потопе («Все зримое опять покроют воды»). В самом этом обращении есть одновременное указание на гибель и спасение.

Философский характер стиха подчеркивается внесубъектным построением — отсутствием местоимений «я», «ты», «мы» и т д., которые воплощают в стихе образ человека. Стихотворение несет в себе философское обобщение. Об этом свидетельствует и выбор лексики — не эмпирической, а предельно отвлеченной («последний час природы», «все зримое», «божий лик»).

Процесс разрушения «закреплен» в синтаксисе стиха: для первых двух строк характерна глубокая инверсия (неправильный, обратный порядок слов в предложении). Сравните для примера обратный порядок слов (предложение с инверсией) и прямой:

«Когда пробьет последний час природы…»;

«Когда последний час природы пробьет …»

В первом случае ударение, падающее на конец, определяется законами стихового построения, во втором — оно логическое.

Инверсия исчезает в последней строке, что соответствует процессу созидания. Последняя строка стиха выделяется не только отсутствием инверсии («И божий лик изобразится в них!»), не только восклицательной интонацией, отражающей особую патетичность фразы, но и фонетически звук «и», многократно повторенный, по-особому инструментирует концовку стиха «И божий лик изобразится в них!»

Стихотворение «Последний катаклизм» написано пятистопным ямбом с мужскими (ударными — «земных», «них») и женскими (безударными — «природы», «воды») окончаниями.

Рифмы в стихе как грамматические (природы — воды), так и неграмматические (земных — них). Перекрестные, открытые (оканчивающиеся на гласный) и закрытые (оканчивающиеся на согласный звук).

Все это построение стиха основано на законе двойственности, «бинарности», что отражается прежде всего на содержательном уровне.

Наряду с первой строкой («Когда пробьет последний час природы»), где нет ни одного метрического сбоя, представлен чистый ямб, который выражает неумолимость и неотвратимость наступления «последнего часа», все остальные строки содержат отступления (они приходятся на основные в смысловом отношении глаголы «разрушится», «изобразится»). Отсутствие ударения называется пиррихий. Представим вторую строку стиха «Состав частей разрушится земных» как метрическую схему (сочетание ударных и безударных слогов, обозначив U — безударный, I — ударный):

UI/UI/UI/UU/UI.

Четвертая стопа, приходящаяся на глагол «разрушится», окажется «облегченной», пиррихиической.

Особенно много отступлений возникает в третьей строке («Все зримое опять покроют воды»):

II/UU/UI/UI/UI/U.

В первой стопе появляется сверхсхемное ударение, называемое в стихосложении спондеем (II — два слога ударных). Вторая стопа пиррихиическая, с пропуском ударения.

В целом большое количество сбоев в этой строке можно объяснить, на наш взгляд, тем, что в ней скрыто обозначена человеческая трагедия. Последний катаклизм разрушит не только «состав земных частей», но и обернется человеческой трагедией.

На первый взгляд, в стихотворении нет места человеческому. Как мы отметили вначале, стихотворение является громадным философским обобщением.

Однако выражение «все зримое» (от старославянского слова «зрак» — «глаз») включает в себя и человеческий план, поэтому строка как бы окрашена человеческой эмоцией, нарушающей привычный ритм стиха.

Предложенный анализ, как уже отмечалось выше, не является «ключом», с помощью которого можно «открыть» любой поэтический текст.

Источник: https://botanim.ru/content/analiz-stixotvoreniya-fi-tyutcheva-poslednij-katak-477.html

Refy-free
Добавить комментарий