Алаш-Орда

Алаш-Орда: взгляд в прошлое — АЛТЫНОРДА

Алаш-Орда

В мае этого года заслуженному ученому Казахстана, почетному заведующему кафедрой истории (пожизненное звание, данное ему коллегами) Казахского национального университета имени аль-Фараби Таласу Омарбековичу Омарбекову исполняется семьдесят лет. Накануне знаменательной даты мы взяли интервью у юбиляра,  в котором ученый поделился своими мыслями на тему правительства Алаш-Орды и алашской интеллигенции. 

– Начало двадцатого века ознаменовано рядом событий для Казахстана.
Во-первых, появилась целая плея­да ярких имен представителей казахской интеллигенции, известных нам как правительство Алаш-Орды.

И во-вторых, по казахам больно ударили политические репрессии тридцать седьмого года, – начал свой рассказ об истории страны ученый.

– Что бы вы могли сказать о лидерах Алаш-Орды? Какую дать им оценку.

– Когда речь заходит об Алаш-Орде, мы, конечно, вспоминаем таких выдающихся сынов казахского народа, как Алихан Бокейханов, Ахмет Байтурсынов, Миржакып Дулатов, Жусипбек Аймаутов, Мухамеджан Тынышпаев, Магжан Жумабаев и других.

В основном они все получили хорошее образование в вузах дореволюционной России.

А когда с началом ХХ века произошли революционные события и наступили смутные времена, казахская интеллигенция приложила максимум усилий, помноженных на небывалую самоотверженность, для того, чтобы всегда оставаться и быть рядом и вместе со своим народом и делать все возможное в целях его спасения.

Алашская интеллигенция не дистанцировалась от населявших кочевые аулы казахов-скотоводов. Она чувствовала свое призвание и патриотическую миссию как выразителя коллективной воли и защитника своего народа от произвола и бесправия.

Это было связано с тем, что они сами были выходцами из традиционной среды, имели неразрывную связь с казахским этническим сообществом. Деятели Алаш-Орды были настоящими знатоками казахского прошлого, истории, хозяйства, кочевой экономики всего, что касается культуры, языка казахов, веры предков. Я думаю, это одна из главных особенностей и достоинств деятелей движения «Алаш».

– Читая периодику того времени, приходишь к ощущению, что все народы царской России ждали перемен. И в том числе русский народ. Помните, у Ленина, в его сакраментальной фразе о низах, которые не хотят и верхах, которые уже не могут?

– Да, это так. Когда началась полоса революций, прежде всего победоносная Февральская российская революция 1917 года, казахская интеллигенция всецело выступила за демократические ценности и идеалы.

Огромная тяга к демократии, свободе слова, уважению прав человека и малых народов, стремление идти в ногу со временем и модернизироваться – другое отличительное качество наших великих предшественников из движения «Алаш», создавших вскоре автономию Алаш-Орда.

Поэтому в период 1905–1917 годов, особенно когда в феврале рухнула монархия и воцарилась атмосфера свободы и демократии, Алихан Бокейханов и другие казахские деятели действовали в союзе с либеральными силами российского общества и находились в плодотворном диалоге с оппозиционными царизму партиями и движениями.

Необходимо отметить, что казахская интеллигенция была во многом воспитана на идеях русских народников, демократически мыслящих личностей, русских писателей, ученых, политиков. Будущие алашординцы брали пример и многому учились у русских кадетов, эсеров, социал-демократов, опирались на их опыт.

У российских политиков был более богатый опыт, высокая политическая культура. Например, такие деятели, как Потанин, Ядринцев, Швецов, Сидельников, Кучков, воспринимались нашей интеллигенцией демократами, союзниками, друзьями малых народов.

Однако вскоре последовало разочарование, так как ожидания казахских деятелей не оправдались. Особые надежды Алихан Бокейханов и его соратники возлагали на Февральскую революцию, ждали реальных плодов революции для национальных окраин.

Вот почему Бокейханов пишет статью «Почему я вышел из партии кадетов», хотя он был членом ЦК этой ведущей российской партии. Это был человек принципа и патриот, он всегда ставил права своего народа выше личной карьеры, выгоды от союза с русскими политиками и даже личной безопасности (например, при Ленине и Сталине).

Большая часть казахской интеллигенции, таким образом, была разочарована в российской демократии, а именно в пришедшей к власти после февраля 1917 года партии кадетов, которые до последнего момента считались наиболее демократически настроенными.

Почему? К сожаленью, вышло так: когда дело касалось самой России, русские демократы хотели видеть ее демократической республикой со всеми буржуазными свободами, но когда речь заходила о национальных окраинах, которые в русле демократизации тоже хотели реализовать свое право на политическую автономию, они (российские либералы) становились нерешительными и изменяли принципам буржуазной демократии.

Русские либеральные партии относились к вопросу об автономии казахов и других народов как к второстепенному вопросу, будучи озабочены принципом «демократическая, но единая и неделимая Россия».

Но такой подход и подобный путь государственного развития не обеспечивал реализацию прав малых, ранее угнетенных народов бывшей империи, их права и демократические устремления.

Бокейханов был не согласен с кадетами и русскими либералами по многим вопросам, таким как, прежде всего, вопрос о статусе казахских земель, о будущем экономики региона, по вопросам религии, языка и многим другим, не менее насущным вопросам.

Мы видим, что казахская элита к тому времени созрела и стала мыслить самостоятельно, она уже не мыслила шаблонно, по указке из имперского центра. Таким образом, пути революционеров разошлись. Казахи и лидеры других тюркских народов империи не желали более оставаться второсортными сообществами.

– И тут Ленин влез на броневик. Выстрелила «Аврора». Случился октябрьский переворот, который позже окрестят Великой Октябрьской революцией. Как восприняли эти события лидеры Алаш-Орды?

– Октябрьский переворот можно назвать Октябрьской фазой Российской революции. Она была неожиданно грянувшим политическим событием, катастрофой, которую никто не ждал.

По крайней мере для алашской интеллигенции, для казахского народа это было чуждое явление.

Фактически случилось так, что кучка экстремистски настроенных коммунистов России, с помощью демагогии, спекулируя на социальных настроениях масс, умело провернула государственный переворот. Отсюда начались все блуждания и трагедии.

Советская власть в отношении нашего региона действовала так: она пообещала национальную автономию, но которая стала «советской», а не Алаш-Ордой.

Но советская «автономия» не была настоящей автономией, потому что автономия – это самостоятельность региона, тогда как советский Казахстан был жестко подчинен политическому центру – Москве, для управления краем назначались уполномоченные, комиссары, секретари из центра. Разве бывает такая автономия? То есть все было скорее формально, это была декларативная свобода и автономия.

– Хорошее выражение: декларативная свобода. Более чем наглядным подтверждением такой декларативности стали события декабря 1986 года в Алматы. Что было бы совершенно невозможно в республике, наделенной хотя бы частичным суверенитетом.

– Вот именно. Но мы говорим об Алаш-Орде. Казахская интеллигенция, таким образом, поняла несовместимость принципов советской власти со стратегическими задачами и национальными идеалами казахов.

В целом, позиции Алаш-Орды и советской власти разнились по всем вопросам – политической автономии, религии, языка, индустриализации и коллективизация сельского хозяйства.

Советская модель предусматривала превращение Казахстана в источник животноводческого сырья и полезных ископаемых, в аграрно-сырьевой придаток, а все заводы и фабрики должны были располагаться в России.

Алашская интеллигенция быстро поняла сущность и намерения советской власти и стала в меру своих сил противодействовать им, оппонировать.

Коммунисты в свою очередь почуяли, что наибольшую угрозу для господства в крае для них представляют именно бывшие деятели Алаш-Орды.

Поэтому они начали делать все возможное для изоляции интеллигентов-патриотов от казахского народа, используя классовый подход, методы дезинформации и фальсификации. И в конце концов этот цвет нации был физически уничтожен.

Планомерное наступление на алашских интеллигентов началось с выхода в 1925 г. статьи Сталина «О газете «Ак жол». Эта казахская газета выходила в Ташкенте, где в то время проживали многие представители казахской интеллигенции. Хотя по форме это периодическое издание было советским, но в нем сотрудничали бывшие алашординцы.

Сталин с подачи местных коммунистов раскритиковал ее и сделал заключение, что бывших «буржуазных националистов» нельзя больше допускать в сферу идеологии.

Дальнейшие трагические судьбы алашординцев всем известны.

Современное состояние исторической науки, новые возможности, открывшиеся перед исследователями, позволяют нам объективно изучать историю Алаш-Орды, биографии ее лидеров, их мировоззрение и практику.

– Как вы полагаете, на что еще следует обратить особое внимание при изучении феномена Алаш-Орды?

– Мне хотелось бы еще раз обратить внимание на нерасторжимость движения Алаш-Орды от казахского народа и его вековой традиции.

Потому что распространен такой взгляд – воспринимать алашскую интеллигенцию как некое «надстроечное» явление – горсточку образованных людей, якобы «западников», оторванную либо мало связанную с массой казахского этноса.

В изложении нашей истории и учебников может создаться впечатление, что жизнь, быт и идеалы казахских кочевников начала ХХ века – это одно, а люди, создавшие партию «Алаш» и Алаш-Орду, – что-то другое, а может и «инородное».

Однако алашординцев родил сам казахский народ, причем в ответ на серьезный вызов истории. Это было требование политического освобож­дения, прогресса и модернизации. В этой связи между этими людьми и массой народа, конечно, возникали различия, касающиеся уровня образования, владения языками и современными профессиями и прочим.

Но в целом это был уникальный пример единства интеллигенции с народом, единства прежде всего духовного, морального, если хотите – сакрального. Казахский народ был воодушевлен стихами алашских поэтов (пример, сборник «Оян, Қазақ!»), чрезвычайно популярной по всей Степи и читаемой была газета «Казах», хотя и издаваемая на арабском шрифте.

Надо глубже раскрывать эту органическую связь и диалог тогдашней казахской интеллигенции с массой казахов-кочевников. Каждое поколение интеллигенции – плод своей эпохи и порождение своей конкретной этнической, социально-политической ситуации, особенного социума. Алашординцы были детьми своей эпохи и этнического сообщества казахов начала ХХ века.

Кстати, в этой связи я не разделяю привычку некоторых казахов, часто обывателей, рассуждающих в сослагательном наклонении типа «а как поступила бы алашская интеллигенция сейчас?», «что было бы, если сегодня у власти оказался Бокейханов?» и прочее. Такие вопросы сами по себе нелепы.

– Много копий ломается в наши дни вокруг фигуры Мустафы Шокая. Что можно сказать о Шокае? Кем он был для своих современников, предателем или патриотом?

– Длительное время на протяжении всей советской эпохи имя Шокая (Чокаева) было синонимом «буржуазного национализма» и предательства Родины. Советские пропагандисты «зацементировали» в наших умах безоговорочную версию о том, что этот казахский деятель был контрреволюционером и нацио­налистом, врагом советской власти, эмигрантом, сотрудничавшим за границей с нацистской Германией.

Поэтому за годы советской власти имя Мустафы Шокая не упоминалось, о нем забыли, а если изредка это имя всплывало в памяти народа и в исторических исследованиях, то только вместе с названными обвинениями и ярлыками.

Но сегодня в Казахстане и во многих зарубежных странах объективно и строго научно изучены все его труды, изданные за рубежом, публицистика, архивные документы, мемуары. На эту тему имеются несколько диссертаций, научные монографии.

В итоге в казахском обществе и среди казахской интеллигенции сегодня отношение к Шокаю двоякое, вернее, есть два мнения: первое – оценка Мустафы Шокая как защитника Алаш-Орды и организатора Туркестанской автономии в качестве национального лидера и патриота, что ставит его в один ряд с другими деятелями Алаш-Орды.

Второе. Ввиду особого обстоятельства его биографии – эмиграции в Западную Европу – отношение скептическое и неблагожелательное. То есть поверхностное суждение, что Шокай бежал из страны в трудное для нее время и спасал свою жизнь за ее пределами. Причем многие такие исследователи не хотят вдаваться в подробности и анализировать сложнейшие исторические перипетии того времени.

Мое мнение: на самом деле эмиграция Мустафы Шокая оказалась объективно полезной – с точки зрения перспективы казахской нации. Я имею в виду знание им объективной истории и сохранения исторической памяти. Потому что через Мустафу Шокая и с помощью его усилий нынешние его потомки получили доступ к массе информации, документам той эпохи, идеологическому наследию предшественников.

Сейчас мы активно используем написанные в условиях эмиграции и западного либерального общества научные труды Шокая.

Не говоря уже о беспристрастном анализе и объективной оценке им Октябрьской революции, акций советской власти, сталинской коллективизации, Мустафа Шокай оставил нам ценные материалы по биографии и наследию своих соратников, алашординцев, тюркских деятелей, отвечая на многие злободневные темы своей эпохи и окружения.

И вот я думаю, что если бы хотя бы половина репрессированных сталинским режимом наших национальных деятелей (Алаш), особенно такие фигуры как А. Бокейханов, М. Тынышпаев, А. Байтурсынов и др.

, успели эмигрировать тогда за границу, это было бы хорошо – как для их личной безопасности (они бы избежали пыток сталинских тюрем и ужасной смерти), так и для духовного будущего казахского народа и Казахстана.

Ведь многие выдающиеся политические и военные деятели России, такие личности, как Деникин, Керенский – уехали за границу, многие из них продолжали творчество, писали труды и воспоминания, создавали произведения искусства.

И если бы наши лидеры Алаш-Орды – Магжан Жумабаев и другие поэты, трезво оценив ситуацию и степень опасности сталинского режима, заблаговременно смогли бы перебраться в Западную Европу или Турцию, я думаю, они бы, несомненно, создали больше научных и исторических произведений, причем они бы вывезли туда в целости и сохранности свои личные архивы, книги.

– Много вопросов вызывает смерть Мустафы Шокая? Кто стоит за его отравлением: Гитлер или Сталин?

– Начнем с того, что Мустафа Шокай не по своей воле приехал в Берлин, его силой вызвали. Гитлеровская Германия пыталась использовать пленных туркестанцев, сформировать из них специальный легион. Но другое дело – почему наш предок Шокай в конце концов согласился на сотрудничество с немцами? У него было два мотива или задачи.

Первое, ближайшая – гуманистическая и патриотическая миссия спасения из ужасных условий немецких концлагерей пленных соплеменников и туркестанцев, а также многих попавших в плен к фашистам солдат с Кавказа, с Украины, которых он также считал соотечественниками, да и просто бесправными людьми, нуждающимися в физическом выживании и элементарной помощи.

Он самоотверженно включился в процесс защиты прав советских военнопленных. Надо было использовать любой предлог и шанс помочь больным и умирающим в концлагерях соотечественникам.

Вторая цель была стратегическая, дальняя.

Было ясно, что в случае победы Германии над СССР, согласно планам вермахта, последует расчленение империи, в частности встанет вопрос о судьбе Туркестана.

Мустафа Шокай, изначально боровшийся за автономию Туркестана (Кокандская автономия), естественно, думал про новый возникший исторический шанс.

В ситуации 1941 г. Мустафа Шокай думал и поступал как трезвый и гибкий политик, как реалист. Ему нужно было любыми путями, идя на временные соглашения и альянсы с любыми силами, снова попытаться организовать борьбу, теперь уже за пределами Родины, за политическое освобождение казахов и Великого Туркестана.

Однако обвинения в симпатии Шокая к гитлеровцам беспочвенны. Для этого надо знать мировоззрение казахской дореволюционной интеллигенции. Это были миротворцы и демократы, им были чужды формы насилия, военной диктатуры, тирания, расизм. По фактам и документам мы отслеживаем антифашистские настроения у М. Шокая.

В известном документе – письме Розенбергу – Мустафа Шокай обвиняет главарей фашистов в преступлениях против человечества, на примере жизни заключенных концлагерей. Он считает подобные действия недопустимыми для великой немецкой нации, которая дала миру множество великих людей, высокую культуру, замечательные творения.

Что же касается вашего вопроса о смерти М. Шокая, он является сложным ввиду отсутствия надежных доказательств и документов. Существует версия его отравления немцами (маловероятная, так как фашистам Шокай был нужен, и они его использовали для Туркестанского легиона). Следующая, более вероятная – это версия отравления его по приказу Сталина.

Советская разведка, разумеется, работала на территории Германии. Однако мы не можем этого доказать, так как нет необходимых фактов и документов.
Также напомню, в советский период была издана книга советского чекиста С.

Шакибаева «Падение Большого Туркестана», в которой читателя подводят к версии об отравлении М. Шокая его соратником, узбеком Вали Каюм-ханом. Это третья версия. Однако она многим кажется неправдоподобной.

Исследования показали, что взаимоотношения между Мустафой и Вали Каюм-ханом были хорошие, последний работал его секретарем.

Туркестанские эмигранты в Европе были очень сплоченными и дружными, старались держаться вместе и дорожили связями. Конечно, между ними могли быть небольшие противоречия во взглядах, деловые споры, полемика. Например, М.

Шокай вступал в острую полемику со своим соратником, другом, башкирским политиком, с которым они вместе эмигрировали – Заки Валидовым. Но при этом они не переходили на личности, оставаясь добрыми друзья­ми.

Узбек Вали Каюм-хан – тоже образованный человек, туркестанец.

Можно допустить между ними мелкие противоречия, разногласия. Но чтобы убить, отравить ядом …Я думаю, Вали Каюм-хан не мог пойти на такое преступление, на такую подлость. Для этого не было серьезных оснований.

А вот у Сталина были самые серьезные основания для такого преступления, так как Мустафа Шокай был ярым антисоветчиком, не прекращавшим свои разоблачения и нападки на политику Кремля вдали от Родины. Но, повторяю, это все-таки предположения и версии, мы не можем утверждать это, поскольку нет прямых доказательств и улик.

Серик МАЛЕЕВ, Алматы

Литер

Источник: https://www.altyn-orda.kz/alash-orda-vzglyad-v-proshloe/

«Алаш-Орда»: герои казахского народа или незадачливые политики?

Алаш-Орда

Политическая история Казахстана ХХ века изобилует массой «белых пятен», неточностей, а то и просто идеологических натяжек. Особенно это касается периода двух российских революций и последовавшей за ними кровопролитной гражданской войны. В том числе речь идет о движении «Алаш».

Ранее в нашей газете публиковались интервью на эту тему, очерки тех, кто видит в лидерах «Алаша» героев казахского народа. Однако существуют и иные оценки. Сегодня мы беседуем с известным блогером Максатом Кенжебаевым. Этот еще довольно молодой человек, получивший образование за рубежом, IT-специалист, горячо интересуется проблемами нашего прошлого.

Да, он не профессиональный историк, но его точка зрения представляется весьма любопытной.

— Советская историография рисовала лидеров «Алаша» как реакционеров, мало думавших о судьбе своего народа. После распада СССР маятник качнулся в обратном направлении, и теперь они предстают как борцы за независимый Казахстан. Кем же были эти люди на самом деле?

— Лидеры «Алаша» в действительности не были ни борцами за независимость, ни почвенниками-традиционалистами.

Партия «Алаш» — это не отдельная политическая единица, исповедовавшая радикальные идеи отделения территории Казахстана от Российской империи, а всего лишь ответвление российской конституционно-демократической партии (кадетов, как тогда их называли).

Если привести ближайший современный аналог, то это как филиал партии ЛДПР где-нибудь в Калмыкии или гавайское подразделение партии «зеленых». Представим, что Владимир Жириновский сумел каким-то образом стать хозяином Кремля, и региональному отделению ЛПДР поставили задачу захватить власть в Калмыкии.

Таким же образом кадеты, имевшие численный перевес в составе Временного правительства, отправили своих представителей в наши степные просторы. Исходя из этого, можно сказать, что лидеры «Алаша» были политическими деятелями Российской империи, пытавшимися воплотить либеральные идеи на территории тогдашнего Казахстана.

— С вашей точки зрения, насколько объективно сегодня оцениваются роль и значение движения «Алаш» в политической истории Казахстана?

— На мой взгляд, его роль и значение оцениваются в высшей степени необъективно. Фактически нет трудов, в которых грамотно и аргументированно раскрывались бы личности Алихана Букейханова, Ахмета Байтурсынова, Алимхана Ермекова и других деятелей «Алаш Орды».

Наши книжные полки наводнила огромная масса макулатуры, в которых А.Букейханов предстает этаким ангелом без крыльев: все его решения верные, каждое его слово правильное и каждый его поступок безукоризнен.

В социальных сетях гуляют огромные простыни текстов, авторы которых разглагольствуют о том, что было в планах у Букейханова и что бы получилось, воплотись они в жизнь.

Из простого утверждения вроде «Хотелось бы рвануть вверх экономически, как это сделала Япония» высасывается целая идея, что у деятелей «Алаша» было какое-то ясное видение будущего и что они уже предпринимали конкретные шаги к его воплощению.

https://www.youtube.com/watch?v=1ZOBHL-GuwI

При финансовой поддержке государства снимаются низкопробные сериалы, где сценаристы напирают на драматические коллизии, заигрывают с эмоциями зрителя, но не показывают конкретные исторические действия «алашордынцев» во благо народа, либо откровенно выдумывают эти действия. Ирония судьбы заключается в том, что казахстанская власть в очередной раз подражает российской. Если в России снимают сериалы и ставят памятники Колчаку, Деникину, Врангелю, Маннергейму и другим, то у нас то же самое делают с Алиханом Букейхановым и Мустафой Шокаем.

— Чем можно объяснить тот разнобой во мнениях и оценках применительно к движению «Алаш», который существует сегодня?

Это объясняется катастрофическим падением уровня казахстанской историографии (чего только стоит хотя бы утверждение, будто Чингисхан был казахом) и другими неуклюжими идеологическими порывами.

У любой власти должны быть ее символы. У нас по факту символ только один. Естественно, для воспитания граждан в духе патриотизма этого мало, поэтому выбрали представителей «Алаша» как некую предтечу «Нур Отана».

Великих правителей вроде Касым-хана или Абылая выбрать не могли – сразу встанет вопрос: а почему у нас нет института ханской власти? И на протяжении последних двадцати лет (первые десять вообще прошли в идеологической прострации) яростно натягивается сова на глобус – из представителей российской партии кадетов широкими мазками рисуют борцов за независимость казахского народа. И тут сталкиваются интересы сразу нескольких слоев общества. На одной стороне представители молодежи — выросшие на безграмотных учебниках школьники и студенты. В этих же рядах идут представители националистических движений, которым нужен идейный таран против нынешней власти. А на противоположной стороне либо выросшая на других учебниках молодежь, либо самоучки, не нашедшие в документах «Алаш» идей борьбы за независимость, либо представители старой советской интеллигенции, удивленные такой резкой переоценкой нашего прошлого.

— Представим гипотетическую ситуацию, что режим самодержавия сохранился. Какой могла быть политическая эволюция движения «Алаш» в этом случае? И к чему бы оно, в конце концов, пришло?

— Кадетская партия была активным поборником сохранения хотя бы конституционной монархии.

Если бы не было никакой смуты, и если бы царь всея Руси пользовался поддержкой населения Российской империи, то неизбежно его поддержали бы и «алашевцы».

Как люди, окончившие царские университеты и институты, они бы получили чины царских чиновников и управляли бы неграмотным в массе своей населением казахской автономии, создание которой они ставили целью в своих политических программах.

— Приходилось встречаться с точкой зрения, что одержи «Алаш» верх, то Казахстан мог бы успешно реализовать такой же сценарий развития, как и послевоенная Японии. Какова ваша точка зрения по поводу такой постановки вопроса?

— Это что-то вроде детской фантазии.

Япония после второй мировой войны оставалась все ещё сильной страной, осуществившей массовую индустриализацию, имевшей армию в виде реальных сил самообороны и, самое важное, выпускников своих же сильных технических вузов, а также население в семьдесят миллионов человек.

Кроме того, у Японии, при всех издержках, был мощный союзник в лице США и доступ к огромному американскому рынку. Ничем подобным «Алаш Орда» (даже при всех возможных и невозможных допусках) не располагала.

Не было ни армии интеллигентов с техническим образованием, ни технических вузов, ни населения хотя бы в пятьдесят миллионов человек, которые бы вкалывали на заводах, ни сильной покровительствующей страны, ни доступа к обширным рынкам сбыта. Одержи «Алаш» верх, Казахстан ждала бы участь Монголии (в лучшем случае) или Афганистана (в худшем).

— В чем, на ваш взгляд, причины, если можно так выразиться, политического фиаско движения «Алаш»? Можно ли сказать, что одной из причин этого стало отсутствие широкой народной поддержки?

— Лидеры «Алаша» метались то влево, то вправо, не зная, на кого из противоборствующих сил в Российской империи поставить.

С одной стороны – Владимир Ленин, ворвавшийся в политическую жизнь и обеспечивший себе широкую поддержку населения благодаря понятным и правильным лозунгам и декретам, а с другой – простые и вполне привычные для восприятия бывшие царские офицеры с профессиональной подготовкой, культ армии.

«Алашевцам», как детям царского режима, естественно, идеологически ближе были вторые. Остаться у власти при советском режиме такая партия шансов не имела. Если бы непредвзято проанализировать документы той эпохи, то можно увидеть, что у «Алаша» действительно была очень слабая поддержка в казахском обществе.

Судите сами: при численности населения в шесть миллионов человек (по его же собственной оценке) А.Букейханов смог собрать армию всего лишь в две тысячи штыков. Для сравнения: у Амангельды Иманова в ополчении 1916 года, по некоторым данным, было пятьдесят тысяч сарбазов. Будь у «Алаш Орды» более многочисленная армия и более широкая поддержка среди населения, А.

Букейханов и его сподвижники, возможно, смогли бы быстро перековаться в коммунистов, и большевикам пришлось бы считаться с ними как с реальной силой. Либо они могли бы подобно финнам воспользоваться моментом и потребовать реализации права нации на самоопределение. Либо как поляки попытаться отвоевать свою независимость, что удалось сделать тому же Пилсудскому.

— Почему казахский народ не пошел за самыми просвещенными на тот момент своими представителями?

— Партия «Алаш» (если мы ее имеем в виду под самой просвещенной частью общества) не сделала ничего для того, чтобы казахский народ пошел за ней. Свою деятельность правительство «Алаш Орды» начало с непопулярных мер вроде введения покибиточного налога вместо прогрессивного (и богатый, и бедный должны были платить одну сумму, а не процент).

Не были приняты никакие законы об эмансипации, защите прав или улучшении условий труда (а если и продекларированы, то не введены на практике) коренных жителей.

Естественно, это порождало недовольство среди населения – приходилось прибегать к помощи казаков, чтобы подавлять волнения, и даже в крошечной армии «Алаш Орды» не раз и не два случались бунты.

Иллюстрация: altyn-orda.kz

Источник: https://camonitor.kz/32772-alash-orda-geroi-kazahskogo-naroda-ili-nezadachlivye-politiki.html

Алаш Орда

Алаш-Орда

В этом году исполняется 95 лет со дня провозглашения Казахской автономии и создания национального правительства Алаш Орда.

История Алаш Орды напрямую связана с развитием государственной и политической мысли, культуры, науки и образования всего казахского народа начала XX века.

  Осенью 2012 года при поддержке НДП «Нур Отан» был издан сборник фотографий «Алаш Орда» под авторством Болата Мурсалима. Сегодня мы представляем вниманию читателей небольшую подборку с этого фотоальбома.

Алихан Букейхан (Букейханов). Ателье Булла, Санкт-Петербург, июль 1906 г.

Журналист,  этнограф, политический и общественный деятель. Член партии кадетов с 1905 года, но его пути с ними разошлись после февральской революции, поскольку Букейхан перестал находить поддержку среди кадетов в самом главном для него вопросе — предоставлении автономии казахскому народу.

Букейхан был одним из лидеров партии Алаш, в 1917 году стал комиссаром Временного правительства по Казахстану. В декабре того же года по его инициативе на втором Всеказахском курултае (учредительном съезде) была провозглашена Алашская автономия, просуществовавшая два года.

  Высшим органом власти стал Временный Народный Совет, который получил название «Алаш Орда», а его председателем стал Алихан Букейхан.  В 1919 году Алаш Орда подняла мятеж против большевиков, успехом он не увенчался.  Все это привело к упразднению Алаш Орды, а создателям автономии пообещали амнистию.

На деле же советская власть ничего не забыла и в 30-ых годах почти все, кто имел отношение к борьбе за автономию, были репрессированы.

Алихан Букейхан у себя дома. Москва, 1937 год.

Ордер ареста и обыска А. Букейханова. Москва, 26 июля 1937 года.

Алихан Букейхан перед расстрелом. Москва, 1937 год.

В 1920—1930-е годы он трижды арестовывался органами НКВД. 27 сентября 1937 года осужден за принадлежность к «террористической организации» и в тот же день расстрелян.

Ахмет Байтурсынов.

Поэт, ученый, тюрколог, переводчик, педагог, публицист, общественный деятель, лингвист. Один из авторов «Каркаралинской петиции», в которой требовалось прекратить экспроприацию земли у казахов, приостановить поток переселенцев, создать народные земства.

В 1913 году  Байтурсынов вместе с бывшим депутатом Государственной Думы I созыва Алиханом Букейхановым и писателем Миржакипом Дулатовым открыл в Оренбурге газету «Казах».

В 1917 году  участвовал в создании казахской партии Алаш, был одним из организаторов и руководителей правительства Алаш Орды.

Созданная им и назвванная его именем графическая система позволила быстрее ликвидировать неграмотность. Новый алфавит, получивший название «Жана Емле» («Новая орфография»), до сих пор применяется казахами, живущими в Китае, Афганистане и Иране.

Уголовное дело по обвинению А. Байтурсынова по статьям 58-10 и 58-11 УК РСФСР. Алма-Ата, 25 ноября 1937 года.

В июне 1929 года, во время творческой поездки в Кызыл-Орду, Ахмет Байтурсынов был арестован.

Его обвинили в том, что в 1926 году, в Баку, во время съезда тюркологов он пытался наладить связь с политиком Мустафой Шокаем – для того, чтобы вместе с ним воплотить в реальность план отделения Казахстана от России.

В 1931 году ученого отправили в трехлетнюю ссылку в Архангельскую область. В 1937 году его арестовали во время новой волны репрессий. 8 декабря 1938 года Ахмет Байтурсынов был расстрелян как враг народа.

Миржакип Дулатов, казахский поэт, писатель, один из лидеров Алаш Орды. 

Он стал одним из лидеров казахского реформизма и национально-освободительного движения. Является одним из организаторов Первого и Второго Всекиргизских съездов в Оренбурге. 29 декабря 1928 года Дулатов был арестован по обвинению в национализме.

Дулатова приговорили к расстрелу, но затем приговор пересмотрели и наказание заменили на 10 лет лагерей. Там священник Павел Флоренский помог Миржакипу устроиться работать фельдшером в больнице.

5 октября 1935 года Миржакип Дулатов скончался в Центральном лазарете Соловецкого лагеря, его тело покоится на вольном кладбище.

Ахмет, Алихан и Миржакип. Оренбург, 1913 год.

Жаханша Досмухамедов. Курсант Уральского военно-реального училища. Фотостудия В. П. Онуфриева. Уральск, фото сделано до 1905 г.

Представитель казахской интеллигенции, один из инициаторов создания политической партии Алаш, председатель отделения по управлению западной частью автономии Алаш.

Правильное и полное имя Досмухамедова – Жаханша, Жанша же было его ласкательным именем в детстве. Успешно окончив училище, он поступил на юридический факультет Императорского Московского университета (ныне МГУ имени М. В. Ломоносова).

Образованного и энергичного казаха сразу заметили: он был приглашен на работу в Омскую судебную палату, а после – в органы прокуратуры России. В возрасте 27 лет Досмухамедов был назначен товарищем прокурора Томского окружного суда по Каинскому уезду и имел, по существу, чин генерала юстиции.

Жаханша Досмухамедов сформировал правовую концепцию Алаша.

В 1924 году Досмухамедов перевел на казахский язык Уголовный кодекс РСФСР.

Жаханша Досмухамедов, студент Московского университета, 1906-10 годы.

Жаханша Досмухамедов. Жымпиты, 1920 год. Член правительства Алаш Орды. Председатель отделения по управлению западной части автономии Алаш.

Жаханша в Крыму на отдыхе.

Последняя фотография Досмухамедова. Москва, 1938 год.

Жаханша Досмухамедов был репрессирован 3 августа 1938 года, прежде отбыв пятилетнюю ссылку. Тело его покоится в братской могиле в Бутово.

Мустафа Шокай. Выпускник Ташкентской мужской гимназии. Ателье Д.В. Назарова, Ташкент, июнь1910 года.

Государственный и политический деятель. Выпускник юридического факультета Санкт-Петербургского университета. В 1913 году по рекомендации Алихана Букейханова работал секретарем мусульманской фракции IV Государственной Думы России.

В ноябре 1917 года, на IV чрезвычайном Всемусульманском съезде, проходившем в Коканде, было объявлено о создании Туркестанской автономии (Туркестон Мухториати) во главе с Туркестанским Временным Советом, который возглавил Мухамеджан Тынышпаев, а позже сам Мустафа Шокай. А уже в декабре, при провозглашении Алашской (Казахской) автономии, он вошел в состав правительства.

В январе 1918 года Шокай, отказываясь признать власть Советов, уехал в Европу. Во время Второй Мировой войны Гитлер создал Туркестанский легион и предложил Мустафе возглавить его. Сперва Шокая заинтересовала возможность помощи военопленным, но, осознав, насколько губительна эта идея, он отказался. Позже он написал главе МИД Третьего рейха группенфюреру СС Иоахиму фон Риббентропу: «…

видя, как представители нации, воспитавшей таких гениев, как Гете, Фейербах, Бах, Бетховен, Шопенгауэр, обращаются с военопленными, я не могу принять предложение возглавить Туркестанский легион и отказываюсь от дальнейшего сотрудничества. Все последствия моего решения я осознаю».

Мустафа Шокай скончался 27 декабря 1941 года, по официальной версии от заражения крови, есть подозрения, что он был убит. 

Мустафа с женой Марией. Тифлис, 5 мая 1919 года.

Уалитхан Танашев. Студент Императорского Казанского университета. Фотостудия С. Климашева, Казань, 1908-1912 годы.

Уалитхан состоял в Алаш Орде от Букеевской орды. По образованию он был юристом. В 1917 году стал председателем Тургайского областного казахского съезда, член исполкома Всероссийского мусульманского совета.

В 1918 году стал участником Комитета членов Всероссийского Учредительного собрания, а также Уфимского совещания. В 1921 году вошел в коллегию Киргизского (казахского) представительства в Москве, позже работал в Наркомнаце. В 1923 году Уалитхана Танашева освободили от всех должностей.

В сентябре 1937 года его арестовали, а в апреле 1949 сослали в Красноярский край.

Габбас Сейдалин, выпускник Троицкой гимназии. Фотостудия Ф. Сенилова, Троицк.

Сапаржан Сейдалин, выпускник Троицкой гимназии. Фотостудия Ф. Сенилова, Троицк.

Султанбек Кожанов, выпускник Туркестанской учительской семинарии.

Государственный и общественный деятель, поэт-публицист, ученый. Окончил Туркестанскую русско-туземную начальную школу, Ташкентскую учительскую семинарию. В 1917 году в Ташкенте вместе с Мустафой Шокаем выпускал газету «Бірлік туы». Активно поддерживал Туркестанскую (Кокандскую) автономию.

Являясь членом центральной комиссии по борьбе с голодом, организовал с 1918 года специальные места для голодающих в Туркестанском, Созакском, Жанакорганском, Кызылкумском, Шиелинском районах. Султанбек Кожанов был автором идеи переноса столицы Казахской ССР из Оренбурга в Кызылорду.

Именно он с группой лучших представителей казахской интеллигенции того времени заставил признать казахов, заменив определение нации степняков «киргиз-кайсаки» на «казахи». В 1928 году его направили в Ташкент, где он организовал отделение Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени Ленина (ВАСХНИЛ).

В 1929 году образовал Средне-Азиатский хлопко-ирригационный политехнический институт, был его первым директором. В 1929-1931 годы работал директором Средне-Азиатского хлопкопрядильного комбината.

В  1937 году Кожанова арестовали. Он был осужден за национализм – поплатился за название новой столицы «Кызылорда». В слове «орда» Сталин усмотрел националистический призыв. Суд про­ходил в Моск­ве, 8 фев­ра­ля 1938 го­да его при­гово­рили к смерт­ной каз­ни. Его расс­тре­ляли в зем­лянке Мос­ковс­кой Бу­тырс­кой тюрь­мы 10 фев­ра­ля.

Студенты Санкт-Петербургского университета.Слева направо: Б. Каратаев, М. Сердалин, Б. Сыртанов, Ж. Сейдалин. Санкт-Петербург. 1886-1890 годы.

Шаймерден Косшыгулов, общественный деятель, ателье Буллы. Санкт-Петербург, февраль-июнь1907 года.

Общественный деятель. В 1903 году за распространение листовок в Кокчетавском уезде против колониальной политики России был сослан в Сибирь. В 1905 году вернулся на родину. В январе 1906 года был избран делегатом 2-го Всероссийского съезда мусульман, также вошел в состав комиссии по созданию партийной программы.

Бахытжан Каратаев и Темиргали Нурекенов заполняют анкету Госдумы. Б. Каратаев – депутат Госдумы II созыва от Уральской области. Т. Нурекенов –  Госдумы II созыва от Семипалатинской области. Ателье Буллы. Санкт-Петербург. Февраль-июнь, 1907 год.

Мухамеджан Тынышпаев, депутат Госдумы II созыва от Семиреченской области. Ателье Буллы. Санкт-Петербург, февраль-июнь 1907 года.

Казахский Государственный и политический деятель, депутат второй Государственной думы России, премьер-министр Туркестанской автономии, член Алаш Орды, первый казахский инженер-путеец,  участник проектирования и строительства Туркестано-Сибирской магистрали.

  В но­яб­ре 1917 го­да был изб­ран премьер-ми­нист­ром Тур­кестанс­кой ав­то­номии, но в свя­зи с рас­хожде­ни­ем взгля­дов с изб­ран­ным ми­нист­ром иност­ран­ных дел Мустафой Шо­ка­ем, по­кинул свой пост и уехал в Таш­кент, ус­ту­пив то­му свое мес­то.

 

В 1924 го­ду его приг­ла­сили в Ка­захс­кий пе­даго­гичес­кий инс­ти­тут,  открывшийся в Таш­кенте, на ра­боту пре­пода­вате­лем ма­тема­тики и фи­зики.

В этот пе­ри­од он за­нимал­ся сбо­ром ин­форма­ции о про­ис­хожде­нии жу­зов, опи­сывал ис­то­рию ка­захс­ких ро­дов, сос­тавлял таб­ли­цы к ге­не­ало­гии ро­дов с крат­ки­ми опи­сани­ями жиз­ни и смер­ти ха­нов, ба­тыров, би­ев, акы­нов, высту­пал с лек­ци­ями на эту те­му в Тур­кестанс­ком от­де­ле Русс­ко­го географического об­щест­ва.

Мухамеджан Тынышпаев. Член правительства Алаш Орды. Первый председатель правительства Туркестанской автономии. Коканд, 1918 год.

Тынышпаев с дочерью Фатимой и внучкой Назифой, 1936 год

3 ав­густа 1931 го­да Му­хамед­жан Ты­ныш­па­ев был арес­то­ван по до­носу, но пос­ле дол­го­го следс­твия прес­тупных улик не бы­ло об­на­руже­но. Его третья же­на Ами­на в это вре­мя скры­валась с ма­лень­ким сы­ном Да­уле­том и по нас­то­янию М.

Ты­ныш­па­ева да­ла сы­ну свою фа­милию — Шейх-Али. При следу­ющем арес­те Ты­ныш­па­еву бы­ло предъяв­ле­но об­ви­нение и 20 ап­ре­ля 1932 го­да оп­ре­деле­но на­каза­ние — 5 лет ссыл­ки в Во­роне­ж.

Пос­ле ссылки он работал на стро­итель­стве же­лез­ной до­роги Кан­да­гач — Гурьев.

21 но­яб­ря 1937 го­да  последовал арест, клеймо врага народа и расстрел.

Султанмахмут Торайгыров (слева) и Пазыл Абуталипов в редакции журнала «Айкап». Троицк, ноябрь 1913 года.

Султанмахмут Торайгыров — казахский поэт и просветитель, демократ. После февральской революции 1917 года начал активно сотрудничать с алашординцами, которыми он открыто восхищался: «Под знаменем Партии Алаш, свет наших идей не исчезнет в веках, и никто не посмеет его уничтожить».

«Главное — всегда оставаться человеком и не делать зла людям», — говорил поэт. Султанмахмут был беден, тяжело болел, но это не мешало ему помогать людям: в 1914 году, в Баянауле он основал товарищество «Шон» , с помощью которого помогал собирать деньги на обучение молодым людям, увлеченным наукой.

Торайгыров умер в 1920 году, ему было всего лишь 27 лет.

На фото рядом с Торайгыровым стоит Пазыл Абуталипов — один из  основателей журнала «Айкап».

Алимхан Ермеков, член правительства Алаш Орды.

Председатель Сибирского областного Исполнительного комитета – «правительства Г. Потанина». Общественный и государственный деятель, один из основателей партии «Алаш», ученый, первый казахский профессор-математик.  

Вместе с другими лидерами Алаш Орды призывал вождей советской власти к прямым переговорам с единственным требованием – признать Казахскую автономию. В 1920 году Ермеков, будучи в должности члена Центрального исполкома Казахской ССР, отправляется в Москву.

Там на заседании под председательством Владимира Ленина делает доклад о положении Казахстана.

Там же ему удалось добиться возвращения Казахстану ряда очень важных территорий, таких как Коростылевская степь, Семипалатинская, Акмолинская области и северное побережье Каспийского моря.

Семья Алимхана Ермекова. Справа налево: Алимхан Ермеков, сын Магауия, дочь Раушан, жена Рахила.

В марте 1938 года по клеветническому доносу Алимхан Ермеков был арестован и Военным трибуналом НКВД КазССР 28 февраля 1939 года осужден на 10 лет лишения свободы. Но этот срок сократили до 6 лет.

Однако в связи с началом Великой Отечественной войны Ермекова продержали в лагере 9 лет. В 1948 году снова последовал арест — на этот раз на десять лет.

В 1955 году Ермекова освободили и полностью реабилитировали.

Халел Досмухамедов, член правительства Алаш Орды от Уральской области. Алматы, 1929 год.

Круп­ный уче­ный-прос­ве­титель, врач, один из пер­вых ор­га­низа­торов системы здравоохранения, выс­шей шко­лы и из­да­тель­ско­го де­ла в Ка­захс­та­не. Опубликовал свы­ше 70 пе­чат­ных тру­дов, из них 20 учеб­ни­ков. Это был разносторонне ода­рен­ный человек.

После революции он стал членом правительства Алаш Орды. В марте 1918 г. Халел Досмухадов и его однофамилец, о котором мы рассказывали выше, Жаханша Досмухамедов, возглавляли делегацию, направленную в Москву. Добившись приема у Ленина, делегация вручила ему постановление алашординского съезда, создавшего в декабре 1917 г. правительство Алаш Орды. 

В мае 1918 г. на съезде в Жымпиты было провозглашено создание Западного отделения Алаш Орды. Одним из лидеров стал Халел Досмухамедов. Пос­ле рос­пуска Алаш Ор­ды Ха­лел принимал активное участие в культурно-просветительской жизни. В1924 го­ду был изб­ран членом-корреспондентом Цент­раль­но­го бю­ро кра­еве­дения РАН.

Ра­ботая про­рек­то­ром, при­нимал ак­тивное учас­тие в отк­ры­тии Ка­захс­ко­го государственного уни­вер­си­тета на ба­зе Ка­захс­ко­го пе­даго­гичес­ко­го инс­ти­тута и был наз­на­чен пер­вым проректором университета.

Исполняя одновременно работу в нескольких местах, он участвовал в открытии сети национальных школ, в разработке научной терминологии на казахском языке.

Последняя фотография Халела, Воронеж, август 1938 года.

15 сентября 1930 г. был арестован на 19 месяцев, проходил по делу «Алаш-ордынской националистической организации». В 1938 г. был снова арестован и этапирован в Алматы. В 1939 г. военным трибуналом был приговорен к расстрелу.

Раимжан Марсеков, Семей, 1918 год.

Ученый юрист, государственный и политический деятель, публицист, один из организаторов формирования армейского полка «Алаш» и его командир. Выпускник юридического факультета Императорского Санкт-Петербургского университета.

С началом гражданской войны в Казахстане, Марсеков активно принимается за создание национальных полков в Семиречье для организации отпора большевикам.

Жена Раимжана Марсекова – Гюльнази-Булбул Бекметева с дочерью Раузой и с детьми Гульсагыл Марсековой – с Софией и Равилем. Семей, 1926 год.

К сожалению, точные данные о дальнейшей судьбе Раимжана Марсекова неизвестны. Есть данные о том, что в начале 20-х годов он жил в г.

Зайсан, где был начальником гарнизона и командиром небольшого алашского отряда.

При взятии города «красными» отступил в Китай, там по некоторым источникам, преследовался китайскими властями, был в заключении до 1945 года. Погиб при невыясненных обстоятельствах.

Алашская интеллигенция, Семей, 1918 год.

Слева направо, первый ряд: Жакабай Атикеулы, Жубандык Болганбайулы, Турагул Абайулы, Алихан Букейхан, Райымжан Марсеков.

Второй ряд: второй слева Мукан Жакежанулы, затем Кокбай Жанатайулы.

Перед поездкой А. Байтурсынова и М. Дулатова в город Шауешек, Семей, 1918 год.

Первый ряд, слева направо: Жакабай Атикеулы, Турагул Абайулы, Кокбай Жанатайулы, Мукан Жакежанулы, Ахмет Байтурсынов.

Второй ряд: Елдес Омарулы, Сейдазим Кадырбайулы, Хаджимукан Мунайтпасулы, Миржакып Дулатов, Жубандык Болганбайулы.

Магжан Жумабаев, известный поэт, прозаик, переводчик и педагог.

После февральской революции Магжан Жумабаев был введен в состав областного комитета партии Алаш. На Втором Всекиргизском съезде в Оренбурге избран вместе с Ахметом Байтурсыновым в комиссию по составлению школьных учебников.

В начале 1918 года поэт был арестован представителями партии «Уш жуз» и около 7 месяцев просидел в тюрьме Омска. Эстетические и художественные взгляды Магжана формировались в годы общественной активности и противоборства.

Им было задумано создание литературного объединения казахских писателей, которое он назвал «Алка» («Коллегия») и написал программу организации. Данное намерение было расценено большевиками как признак национализма, попыткой алашордынцев реанимироваться и вредить советскому строю.

Идея Жумабаева объединить поэтов и писателей Казахстана впоследствии выразилась в создание Союза писателей Казахстана летом 1934 года.

Магжана Жумабаева, как алашординца, пантюркиста и японского шпиона, арестовали в Петропавловске, а затем осудили на 10 лет лишения свободы.

В 1936 году, благодаря ходатайству Максима Горького, он был освобожден досрочно. Проработав учителем русского языка и литературы в средней школе, Жумабаев по приглашению Сакена Сейфуллина прибыл в Алма-Ату. 30 декабря 1937 года Магжан снова подвергается аресту, а 19 марта 1938 года был расстрелян НКВД.

Шествие Темирских, Уильских, Ыргызских, Жымпитынских, Кустанайских и Семиреченских казахов в Петрограде, март 1917 года.

Транспарант держит Миржакып Дулатов. Надпись: «Самоопределение нации».

Казахские делегаты 14 съезда ВКП (б) в Кремле.Москва, декабрь 1925 года.

На втором ряду сидящие (слева): Ф. Голощекин, С. Садуакасов, Ж. Мынбаев, И. Сталин, личность не установлена, Н. Нурмаков.

М. Ауэзов и С. Садуакасов.

Асылбек Сеитов с семьей. Слева: Асылбек Сеитов, Роза Асылбеккызы, жена Нафия Садуакасовна Шорманова. Стоящий: Турсын Шорманов.

Асылбек Сеитов был высокопрофессиональным врачом, общественно-политическим деятелем. Выпускник медицинского факультета Томского Его императорского Величества университета. В 1916 году встретился с Алиханом Букейхановым и вступил в партию Алаш.

После окончания учебы Асылбек Сеитов работал сначала лекарем, потом возглавил Баянаульскую районную больницу Павлодарской губернии. В 1922 году его направили в Семипалатинск, где в течение пяти лет он руководил губернским отделом здравоохранения.

За это время он открыл противотуберкулезные санатории «Березовка» и курорт «Аул», которые функционируют и сейчас.

Вскоре ЦК КПСС поручил ему на базе амбулатории построить первую поликлинику с широким спектром медицинских услуг.

Сохранился документ, подписанный 22 ноября 1937 года: Асылбеку Сеитову поручили всего за три дня «развернуть 11 кабинетов: терапевтический, хирургический, зубной, неврологический, ЛОР, детский (микропедиатрия), кожный, гинекологический, глазной. А также лабораторию и кабинет помощи на дому».

Асылбек Сеитов справился с поручением, на первом же собрании коллектив поликлиники избрал его главным врачом. Но проработал там он всего несколько дней — 1 декабря 1937 года его арестовали, еще через семь дней казнили как «врага народа». Через полгода появилась на свет его дочь Клара.

Смагул Садуакасов, видный государственный деятель, публицист, деятель культуры.

На учебе в Омске он познакомился с М. Жумабаевым, С. Сейфуллиным, К. Кеменгеровым и вместе они создали подпольный кружок «Единство». После установления Советской власти Смагул Садуакасов активно занялся общественно-политической жизнью Степного края.

Во время формирования правительства молодой Казахской республики С. Садуакасова назначают заместителем наркома народного образования, которым был Ахмет Байтурсынов, а в 1925 году он сам уже становится наркомом просвещения.

Одно из принципиальных расхождений во взглядах Садуакасова и тогдашнего руководителя Казахстана, Филиппа Голощекина, заключалось в вопросе проведения конфискации имущества у зажиточных семейств аула. Смагул неоднократно подвергался гонениям со стороны Голощекина и его окружения.

Садуакасова вскоре освободили от поста главного редактора газеты «Енбекши казах», а в ноябре 1927 года его сняли с поста наркома просвещения.

Смагул Садуакасов с женой Елизаветой Алиханкызы Букейхановой, 1925 год.

После окончания института Смагул Садуакасов по личному распоряжению Сталина был направлен на строительство железной дороги Москва — Донбасс. Работая в районе Воронежа, осенью 1933 года Смагул Садуакасов, по официальной версии, заразился брюшным тифом и 16 декабря того же года умер в московской больнице.

Жусипбек Аймауытов, последняя фотография.

Жусипбек Аймауытов (Аймаутов) —писатель, основоположник драмы и романа на казахском языке, ученый, просветитель, педагог, психолог.

Во время учебы в Семипалатинской учительской семинарии познакомился с Канышем Сатпаевым и Мухтаром Ауэзовым. В 1917–1919 годах принимал активное участие в организации партии Алаш Орда. С 1922 года Ж.

Аймауытов занялся педагогической деятельностью и работал учителем в Каркаралинске. Ж. Аймауытов постоянно находился в гуще общественной и политической жизни. Он помогал голодающим Тургайского уезда, собирая по аулам скот.

Это и поставили ему в вину — в 1929 году Аймауытова арестовали, а в 1931 году расстреляли.

Последняя фотография Кудайбергена Жубанова.

Общественный и государственный деятель, филолог, языковед. 19 ноября 1937 года был арестован НКВД, объявлен врагом народа и по решению «выездной тройки» расстрелян 25 февраля 1938 года —в первый день массовых расстрелов видных государственных и общественных деятелей Казахстана.

К сожалению, рассказать обо всех Алашординцах в одном репортаже невозможно. Более полную историю в фотографиях вы можете узнать из альбома «Алаш Орда», который есть в сети магазинов «Алматыкитап» и «Гулянда».

Источник: https://www.voxpopuli.kz/history/898-alash-orda.html

Алаш-Орда. Хроники политического безволия | Политштурм

Алаш-Орда

Дорогие товарищи! Представляем вашему вниманию краткий очерк об «Алаш-Орде». Само собой разумеется, что эта тема требует гораздо более детального разбора, однако в рамках одной статьи мы постарались сделать очерк максимально лаконичным, и, надеемся, что заинтересуем наших читателей, сподвигнув вас на подробное изучение действительной сущности алашского движения в дальнейшем.

Целью работы является разоблачение прошлого различных шовинистических группировок, т. к. идеализация этого прошлого облегчает правящему классу эксплуататоров маскировать свою вредительскую деятельность и цепляться за националистические предрассудки, взращиваемые ею у студенческой молодёжи и трудящихся масс.

Какова была социально-экономическая культура в Казахстане начала 20 века?

Итак, для того чтобы понять саму природу алашского движения, нужно знать о социально-экономической культуре Казахстана в конце XIX – начале XX вв. 

К революции 1905 года Казахстан представлял из себя такую картину: на его территорию уже начал проникать капитализм, но при этом феодальные отношения не успели разложиться полностью. Вся особенность такого общества заключается в том, что зародышевая форма капиталистических отношений целиком опутана докапиталистическими отношениями.

Тут мы не наблюдаем свободного договора, — сделка тут вынужденная.

Также, как и при старых – докапиталистических порядках – производитель товара до сих пор привязан к определенному месту и к определенному эксплуататору; в отличие от капитализма, где сделка носит характер «помощи», хотя этот характер непременно ставит производителя в личную зависимость.

Своеобразие структуры казахского аула состояло в том, что в условиях колониального режима и колонизаторского захвата степи, зародышевая форма капиталистических отношений задержалась надолго. Здесь особенно сочеталось ростовщичество с патриархальными пережитками, средневековыми методами эксплуатации и угнетения крестьян.

Как оседлый, так и кочевой аул – хотя и в меньшей степени, чем оседлый –представляли большой простор для проникновения русского капитала. Свидетельствуют об этом многие источники, в то числе Ревизия Палена:

«Многие торговые фирмы Европейской России открывают в различных местах области, и не только в оседлых пунктах, но даже в степи, постоянные торговые заведения для скупки сырья. Таких заведений в 1907 г. по сведениям податной инспекции насчитывалось 320 с общим оборотом до 4.000.000 рублей. Сумма эта приблизительна, но, однако, она меньше, чем в действительности.».

Оставшиеся феодальные отношения в оседлом ауле, сохранили на прежнем уровне социальное положение бая скотовода – во владении которого крупные посевы – и обнищавшего крестьянина. То есть бай до сих не превратился в буржуазного хозяина; а крестьянин ещё не стал зажиточным.

Таким образом двойной гнет российского империализма и байства привел к огромной пауперизации (обнищанию) казахских трудящихся масс.

Какова была роль алашского движения до революции 1917 года?

К моменту, когда лидер «Алаш» Букейханов пытался определить политическую позицию алашской интеллигенции, в казахской степи из феодального байства начала выделяться байская буржуазия.

Между байской и русской буржуазией существовали противоречия: байская буржуазия претендовала на бОльшую долю в эксплуатации казахских трудящихся масс, но была слабее русской буржуазии и оказалась в зависимом положении от неё.

Таким образом байская буржуазия служила российскому империализму.

Разумеется, алашордынцев это не устраивало, что подтолкнуло их на сторону оппозиции и к требованию реформ. Однако здесь прослеживалась зависимость алашордынцев от русского капитала и потому вся оппозиционность сменялась кадетской послушностью.

Идейно партия «Алаш» примыкала к партии кадетов, с присущим им тяготению к национализму и одновременно западничеству.

Собственно, создание партии «Алаш» явилось результатом отделения группы партии кадетов, состоявшей из этнической казахской интеллигенции, в результате событий 1905-го года.

Председателем партии и правительства Алаш-Орды был Алихан Бокейханов.

Члены партии «Алаш»: Адилов Абуали, Алдияров Абубакир, Алимбеков Иман, Аманжолов Садык, Байгорин Алжан, Байтурсынов Ахмет, Беремжанов Газымбек Кургамбекович, Боштаев Мукыш, Букейханов Алихан, Габбасов Халел Ахметжанулы, Есполов Мырзагали, Досмухамедов Жанша, Досмухамедов Халел, Джансугуров Ильяс, Дулатов Миржакип, Жайнаков Ибрагим, Жанайдаров Сеилбек, Жаманмурынов Тель, Жумабаев Магжан, Итбаев Ережеп, Ипмагамбетов Нургали, Кальменев Алпыспай, Кенжин Аспандияр, Кенесарин Азимхан, Кусепкалиев Даулетше, Маметов, Базарбай, Сабатаев, Сатылган, Сатбаев Ибрагим, Сейдалин Алмуханбет, Сейдалин Кырымкерей, Сейдалин Тлеумуханбет, Сеитов Асылбек, Омаров Елдес, Танашев Уалитхан, Тохтамышев Хамит, Турлыбаев Айдархан, Тынышпаев Мухамеджан, Узакбаев Абдолла, Шокай Мустафа, Шонанов Телжан и другие. Официальный печатный орган партии – газета «Қазақ» («Казах»).

Букейханов писал, что царское правительство ставит перед собой задачу «смягчить нравы и поднять уровень благосостояния полудикого народа», что в своей колониальной политике он исходит лишь «из интересов самих казахов».

Алашское движение уже на заре своего существования преклонялось перед «культурной миссией» российского империализма в колониях. Даже во время революции 1905 года, алашское движение, вместо открытых выступлений против царизма, требовало новых реформ и подписание петиций*, которые по большей мере выражали интересы байской буржуазии, нежели народа.

Как мы видим, никакой революционной роли алашордынцы изначально не играли: они были первыми представителями казахской буржуазии, которая впоследствии ради борьбы против трудящихся масс, — в авангарде которых была Всероссийская коммунистическая партия большевиков, — сотрудничала с российскими империалистами.

Деятельность «Алаш» в 1917 г. и после

Результатом свершившейся февральской революции и свержения самодержавия в Российской империи стала активизация различных политических сил самых разнообразных направлений и расцветок.

Одной из организаций, образовавшихся в результате революционных событий, стало буржуазно-националистическое движение «Алаш», возникшее на территории Казахстана.

Данное движение и сформировало впоследствии Алаш-Орду – «правительство», поставившее своей целью создание национальной казахской автономии на значительной территории Казахстана.

Организационное оформление партии «Алаш» произошло во время так называемого «общеказахского съезда», проходившего с 21-го по 26 июня 1917-го года в Оренбурге.

Несмотря на то, что Алаш-Орда некоторое время пользовалась довольно значительной поддержкой казахов, она не смогла оформиться в хоть сколько-нибудь реальную политическую силу.

Уже после революционных событий Октября в Петрограде, на втором «общеказахском» съезде в декабре 1917-го года была провозглашена Алашская автономия и сформирован т.н.

«Народный совет», которому и было присвоено наименование «Алаш-Орда». Всё это декларировалось как действия, направленные якобы на предотвращение разгула анархии.

Предусматривалось последующее утверждение конституции Алашской автономии всероссийским учредительным собранием.

Но если отбросить всю декларируемую мишуру, то ясным становится тот факт, что партия «Алаш» всего лишь выражала интересы казахской аристократии и буржуазии, представители которых и были опорой её идеологии. Им были чужды интересы народа, кои нисколько не расходились с интересами других народов РИ, — как бы ни утверждали обратное современные ангажированные новой буржуазной властью историки.

Несмотря на то, что правительство Алаш-Орды контактировало с новообразованной советской властью, оно изначально заняло (как и подобает буржуазным национал-либералам), откровенно антисоветскую позицию.

Взять хотя бы то, что одной из главных целей алашордынцев было недопущение распространения на территории, контролируемую Алаш-Ордой, коммунистических идей: в частности, это выразилось в аресте известного казахского коммуниста Алиби (Али-Бея) Джангильдина за революционную пропаганду.

На предложение советского правительства признать автономию, если в общеказахском съезде будут участвовать представители местных Советов, алашордынцы поставили условие: местные Советы должны находиться под контролем правительства Алаш-Орды.

По сути, это был тщательно завуалированный отказ, поскольку такие условия были неприемлемы для советской стороны, к тому же всё было предельно ясно – находящиеся под контролем властей автономии Советы были бы либо автоматически отстранены от процесса принятия каких-либо важных решений, либо под давлением алашордынского правительства вынуждены были бы плестись в хвосте местной политики.

Каким именно было предложение большевиков? Советы предлагали более привлекательные для народных масс Казахстана социальные и политические условия: республиканская автономия, равноправие народов, ликвидация классов и сословий, всеобщее избирательное право, право на образование и пр. (что впоследствии и было сделано).

Алашордынцы на словах декларировали почти всё то же самое, только без ликвидации сословий и сословных привилегий, так что большевики имели все шансы потеснить алашордынцев на их же поле, — что члены Алаш-Орды прекрасно осознавали.

Одновременно с переговорами с советской властью начинается сближение Алаш-Орды с другими контрреволюционными силами, которые только начинали набирать силу, особенно, после роспуска всероссийского учредительного собрания, на которое члены Алаш-Орды возлагали большие надежды. В частности, Алаш-Ордой установились контакты с атаманом Дутовым и прочими организаторами белоказачьих выступлений в регионе.

Имелись тесные контакты с Туркестанской автономией, одним из лидеров которой являлся небезызвестный Мустафа Шокай. Члены Алаш-Орды открыто приветствовали факт ликвидации белоказаками советской власти в ряде регионов, поддержали контрреволюционные действия КОМУЧа (Комитет членов Учредительного собрания) и Уфимской директории, возникших в результате мятежа чехословацкого корпуса.

Кроме того: все декреты советской власти на территории Алаш-Орды последней были объявлены недействительными, а преследование коммунистов возводилось в степень законности.

Уфимская директория, к слову, не ответила алашордынцам взаимностью: казахская автономия директорией признана не была, мало того – была совершена попытка упразднить Алаш-Орду указом от 4 ноября 1918-го года, с целью подчинить и контролировать деятельность партии «Алаш» и её членов.

Другое дело – КОМУЧ, который поставлял Алаш-Орде оружие в обмен на обещание вооруженного выступления против советской власти.

Изначально, вследствие поддержки партии «Алаш» степными аристократами – баями и беками – а так же буржуазной прослойкой казахского общества, деятельность Алаш-Орды имела некоторый успех, но впоследствии, с началом гражданской войны, политика властей казахской автономии стала ослабевать ввиду усиления в регионе белогвардейского движения: если с членами так называемого Комуча или уфимской директории алашордынцы ещё могли найти общий язык, то для представителей крайне правого крыла антибольшевистского движения речи быть не могло ни о какой-либо национальной автономии. Адмирал Колчак, распустивший Уфимскую директорию и объявивший себя верховным правителем России, не счел нужным считаться с существованием национальной казахской автономии, и так же, как предшествовавшее ему правительство директории, в признании Алаш-Орде отказал. Тем не менее, Алаш-Орда оказывала всемерную помощь белогвардейцам. Любопытный факт: алашское «правительство» формировало отряды казахской молодёжи в составе банд колчаковского атамана Анненкова, прославившегося своими зверскими расправами с инакомыслящими.

На сторонниках Алаш-Орды также лежит ответственность за убийство казахского народного героя-большевика Амангельды Иманова, который в результате антибольшевистского мятежа был взят в плен, и 18 мая 1919-го года был расстрелян без суда и следствия.

Шло время. Армия адмирала Колчака потерпела поражение под Уфой от красноармейских частей под командованием М.Фрунзе. Героическая оборона красными Уральска и Оренбурга увенчалась успехом. Партизанское движение в тылу у контрреволюционеров приобрело огромный размах. Военная удача изменила белым.

В сложившейся обстановке те, кто считал советскую власть непрочной и недолговечной, переосмыслили своё видение политической ситуации. В среде контрреволюционеров царил разброд. Некоторые политические движения, доселе занимавшие антибольшевистскую позицию, «переосмыслили» свою точку зрения и перешли на сторону большевиков.

Усилилось дезертирство из частей контрреволюционных войск, и всё чаще – на сторону красных. Не миновали сии «радости» и Алаш-Орду: джигиты из конной милиции разбегались кто куда, либо переходили на сторону красных, в самом алашском «правительстве» назревал раскол.

И он произошёл, когда советская власть объявила амнистию тем, кто сложил оружие и прекратил ей сопротивление.

По окончании гражданской войны, многие бывшие члены Алаш-Орды, помилованные советской властью, вступили в партию большевиков, некоторые из них проникли на ключевые партийные посты и приобрели значительное влияние.

Но на деле алашордынцы не прекратили своей антисоветской деятельности. Уже к осени 1924-го года, посеянные бывшими алашордынцами семена раздора дали всходы.

В апреле 1925 года, Сакена Сейфуллина отстраняют от должности председателя Совнаркома и назначают председателем академического центра при Казнаркомпросе. Так началось его понижение в карьере.

В казахстанском отделении ВКП(б) наметился серьёзный раскол. Обеспокоенный сложившейся ситуацией, Сакен Сейфуллин пишет письмо на имя секретаря партии И.В.

Сталина, в котором предупреждает об опасности для советской власти в регионе.

Годом ранее, известный казахский большевик Турар Рыскулов так же писал письмо Сталину, в коем предупреждал о назревающем расколе и о националистических тенденциях среди казахских коммунистов.

В результате, компартия Казахстана подверглась основательной чистке, в ходе которой из её состава были выведены и затем репрессированы бывшие алашордынцы. Так бесславно окончили свою подрывную буржуазно-националистическую деятельность превозносимые нынешней буржуазной пропагандой члены партии «Алаш».

Почему они потерпели поражение? Причина довольно проста: ни партия «Алаш», ни созданная ими Алаш-Орда, как и множество им подобных, точно таких же движений и «правительств» времен революции и гражданской войны, не опирались на широкие народные массы, не сумели создать прочную экономическую и военную базу и оказались не в состоянии избавиться от своих заблуждений и признать ошибки. Любое движение, не опирающееся на народ, мало того, – проводящее политику раскола между народами, — исторически обречено на поражение. Потому и одержала победу партия большевиков – партия пролетарского интернационализма, единства рабочих и крестьян.

Заключение

Как мы видим, вопреки мнению некоторых современных казахских и русских шовинистов, коммунисты не имели и не имеют ничего общего с нацизмом, — если речь идет о большевиках, а не о нацболах, которые являются противниками настоящих марксистов.

Несмотря на то, что в партии Алаш были великие казахские поэты, которые поддерживали антинародную партию – это нисколько не умоляет величие их творчества.

Но тем не менее современная буржуазия слишком идеализирует эти личности, манипулируя сознанием обывателя посредством авторитета Ильяса Джансугурова, Жумабаева Магжана, Ахмета Байтурсынова и прочих алашордынцев, – ведь не могут же великие поэты поддерживать угнетателей. Как оказалось – могут и поддерживали.

Более того, современная буржуазия пытается всячески приравнять алашордынцев к по истине замечательным людям, таким как: Амангельды Иманов, Сакен Сейфуллин, Алиби Джангильдин и другие.

Стараются не упоминать, что они являлись борцами против контрреволюционных сил Алаш-Орды и белогвардейцев; а книг на подобии «Комиссар Джангильдин» в школьной программе обучения по литературе нет и в помине, – вопросы ведь появятся.

Впрочем, в этом нет ничего удивительного: ведь даже после смерти Маркса в XIX веке, капиталисты не упустили возможность «размыть» революционную сущность его учения, чуть ли не делая из Маркса основателя либерализма.

Но тем не менее, справедливости ради, стоит отметить, что Сакен Сейфуллин попал под раздачу репрессий 1937 года. Почему так вышло? Ведь того же Алиби, участь его товарища не настигла.

Всё дело в том, что самая большая ответственность за репрессии 1937 года лежит на таких врагах пролетариата, как Н.И. Ежов (нарком НКВД 1936-38 гг), Н. С. Хрущев, Г. Г. Ягода (предшественник Ежова).

Вся эта троица прекрасно знала, что подавляющее число репрессированных с их участием лиц, были невиновны или по крайней мере что их участь была решена без тщательного расследования.

Как мы знаем, Алиби был наиболее ключевой фигурой в партии, нежели Сейфуллин, а потому попасть под раздачу ему было сложнее.

Далее, на заседании Президиума ЦК КПСС 1 февраля 1956 года, Хрущев выступил в защиту как Ежова, так и Ягоды и объявил, что всю ответственность за репрессии его подельников нужно возложить на Сталина. Так начиналась антисталинская кампания. Но это уже отдельная история, которая также требует детального разбора.

Ссылки на источники:

Ревизия Палена. «Материалы к характеристике народного хозяйства», ч. 1, отдел 2, стр. 352 — 353.)

Подписание петиций – Е. Федоров. «Очерки национально-освободительного движения в Средней Азии», г.Ташкент, 1925 год, стр. 74,75)

Букейханов А. «Киргизы». Формы национального движения в современных государствах.

С. Брайнин, Ш. Шафиро. «Очерки по истории Алаш-Орды» 1935 г.

Г. Ферр «Антисталинская подлость».

Источник: https://politsturm.com/alash-orda-xroniki-politicheskogo-bezvoliya/

Refy-free
Добавить комментарий