Адам Мицкевич

Адам Мицкевич

Адам Мицкевич

Акламэна: литературный дневник

СОНЕТ

Я ее не люблю, не люблю…Это — сила привычки случайной!Но зачем же с тревогою тайной

На нее я смотрю, ее речи ловлю?

Что мне в них, в простодушных речахТихой девочки с женской улыбкой?Что в задумчиво-робко смотрящих очах

Этой тени воздушной и гибкой?

Отчего же — и сам не пойму —Мне при ней как-то сладко и больно,Отчего трепещу я невольно,

Если руку ее на прощанье пожму?

Отчего на прозрачный румянец ланитЯ порою гляжу с непонятною злостьюИ боюсь за воздушную гостью,

Что, как призрак, она улетит?

И спешу насмотреться, и жадно ловлюМелодически милые, детские речи;Отчего я боюся и жду с нею встречи?..

Ведь ее не люблю я, клянусь, не люблю.

Адам Мицкевич

«Истинная поэзия нашего времени, — писал A. Мицкевич в 1835 году одному из приятелей, — может быть, еще не родилась; видны только симптомы ее появления…

Мне кажется, что вернутся такие времена, когда нужно будет быть святым, чтобы быть поэтом, что нужны будут вдохновение и сведения свыше о вещах, которых разум не может сообщить, чтобы пробудить в людях уважение к искусству, слишком долго бывшему актрисой, распутницей или политической газетой.

Эти мысли часто пробуждают во мне сожаление и едва не тоску; мне часто кажется, что я вижу обетованную землю поэзии, как Моисей с горы, но я чувствую, что недостоин вступить в нее».

—МИЦКЕВИЧ, АДАМ (Mickiewicz, Adam) (1798–1855), польский поэт. Родился 24 декабря 1798 в Новогрудке (ныне Белоруссия) в мелкопоместной шляхетской семье. Родителями были Мицкевич Миколай и Барбара ( из рода Маевских). Мелкопоместная шляхта.

Род Мицкевичей был небогатым, но имел свое генеалогическое древо и герб.Кроме Адама в семье было еще три сына: Александр, Ежи и Францишек.После смерти отца в 1812 году детей под опеку взял дядя, судья Медард Ростоцки.—

В 1819 Мицкевич закончил Виленский университет.

В 1822 и 1823 опубликовал два небольших поэтических сборника, обозначивших начало романтического направления в польской литературе.

В 1824 за активное участие в польских патриотических организациях был выслан в Россию; жил в Одессе, Москве и Санкт-Петербурге; в 1829 получил разрешение выехать в Западную Европу.

—Выписка из решения по делу филаретов: «10 членов общества Филаретов, посвятивших себя учительской профессии, не оставлять в польских губерниях, в которых они собирались распространять вредный польский национализм путем обучения, и предоставить Министру народного просвещения, чтобы он использовал их для учительства в отдаленных от Польши губерниях, пока они не получат разрешения на возвращение домой.»

В России Мицкевич написал Крымские сонеты (Sonety krymskie, 1826) и эпическую поэму в байроновском духе Конрад Валленрод (Konrad Wallenrod, 1828), свидетельствовавшие о поэтической зрелости. В 1829–1831 жил преимущественно в Риме, где, испытав духовный кризис, увлекся мистицизмом.

Без особого энтузиазма попытавшись присоединиться к участникам Польского восстания 1830–1831, в 1832 поселился в Париже, где провел большую часть оставшейся жизни. В 1832–1834 написаны две его величайшие поэмы: III часть Дзядов (Dziady) и Пан Тадеуш (Pan Tadeusz).

В первой Мицкевич изложил свою «мессианскую» идею, отведя полякам такое же место среди других народов, какое занимал Христос среди людей: Польша была распята, но воскреснет и положит начало новой исторической эпохе.

Действие Пана Тадеуша разворачивается в сельской Литве в канун нашествия Наполеона на Россию в 1812; в основе сюжета – распри местных польских шляхтичей, благополучно завершившиеся свадьбой.

После Пана Тадеуша Мицкевич практически перестал писать стихи. В 1840 он стал первым профессором славянской литературы в парижском Коллеж де Франс. В 1841 подпал под влияние апологета польского мессианства мистика А. Товяньского, в учении которого вера в возрождение Польши сочеталась с верой в непрекращающуюся деятельность духа Наполеона.

За пропаганду товянизма французское правительство в 1845 отстранило Мицкевича от чтения лекций, а в 1852 он был отправлен в отставку. В 1855 Мицкевич уехал в Константинополь, где намеревался организовать польский легион для помощи французам и англичанам в борьбе с Россией. Заразившись холерой, умер 26 ноября 1855.

В 1890 прах Мицкевича был перевезен из Парижа в Краков и помещен в саркофаг в Вавельском кафедральном соборе.

www.krugosvet.ru

* * * * * * * *


Польский поэт, деятель национально — освободительного движения.

Основоположник польского романтизма. В 1824 выслан царскими властями из
Литвы; жил в России, где сблизился с декабристами, А. С. Пушкиным.

В произведениях Пушкина и Мицкевича, в переписке, дневниках и воспоминанияхсовременников сохранились многочисленные свидетельства о встречах польскогои русского поэтов. Личное знакомство их состоялось в середине октября 1826.По свидетельству Н.

Полевого, Пушкин, приехавший в Москву осенью 1826,сблизился с Мицкевичем и «оказывал ему величайшее уважение». В марте 1827под впечатлением от встречи с Пушкиным Мицкевич писал А. Е. Одынцу изМосквы: «Мы часто встречаемся…

В разговоре он очень остроумен и порывист;

читал много и хорошо…».

Известны встречи поэтов в салонах З. А. Волконской, А. П. Елагиной, у А. А.Дельвига, Павлищевых, К. А. Собаньской, в московских и петербургских

литературных кругах.

Общение поэтов было прервано отъездом Мицкевича 15 мая 1829 за границу.

Пушкин посвятил Мицкевичу стихотворения «В прохладе сладостной фонтанов»(1828), «Он между нами жил» (1834), строки в стихотворениях «Сонет» (1830),и в «Путешествии Онегина» (1829-1830).

Пушкин перевел на русский языкотрывок из «Конрада Валленрода» («Сто лет минуло, как Тевтон») (1828) ибаллады Мицкевича «Воевода» и «Будрыс и его сыновья» (1833).

В архивеПушкина сохранились записанные им на польском языке тексты стихотворенийМицкевича «Олешкевич», «Русским друзьям» и «Памятник Петру Великому» (окт.1833), а в библиотеке — подаренная ему Мицкевичем книга «The works of lord

Byron» (1826).

Польское восстание 1830-1831 привело к резкому расхождению политическихпозиций Пушкина и Мицкевича, что отразилось и в их литературном творчестве,в частности в «Медном всаднике». Полемика сочеталась, однако, с чрезвычайно

высокой взаимной оценкой.

О том, что отношения двух гениев, русского и польского, были важнейшимсобытием в предыстории “Медного всадника”, известно давно, написано

немало…

22 июля 1833 года из-за границы в Петербург возвратился давний, любезныйприятель Сергей Соболевский; он преподнес Пушкину книжку толщиной в 285страниц, а на внутренней стороне обложки написал: “А. С. Пушкину, заприлежание, успехи и благонравие. С. Соболевский”.

То была книга, которуюПушкин не мог бы получить ни в одной из российских библиотек: IV томсобрания сочинений Мицкевича, вышедший в Париже в 1832 году. В библиотекеПушкина сохранились также и первые три тома (Париж, 1828 — 1829 гг.

), ностраницы их, в отличие от последнего, не разрезаны (очевидно, I — III томаПушкин приобрел еще до подарка Соболевского, иначе приятель сделал бы

шутливую надпись на обложке I тома).

Источник: https://www.stihi.ru/diary/saule888/2008-11-07

Детство и юность

Адам Мицкевич родился на хуторе Заоссе, вблизи городка Новогрудок. За 3 года до появления автора на свет эти земли принадлежали Речи Посполитой, а затем были присоединены к Российской империи. Сегодня территория принадлежит Беларуси, поэтому о творчестве поэта знают и местные жители.

Адам Мицкевич на скале Аюдаг. Художник Валентий Ванькович

Адам родился 24 декабря 1798 года. Отец мальчика, Миколай, был выходцем из старинного литовского рода. Когда-то он принадлежал к знати, но семья обеднела и не располагала состоянием.

Мицкевич-старший вел адвокатскую практику, чтобы прокормить семью. В 1794 году мужчина поддержал восстание Тадеуша Костюшко и в своих сыновьях он воспитывал любовь к родине и уважение к шляхтичам.

Мать Барбара, еврейка по происхождению, принадлежала семье мелкого служащего.

12 февраля 1799 года мальчика крестили в Новогрудском костеле Преображения Господня. С 1805 по 1815 годы он учился в доминиканской школе, основанной при храме Святого Архангела Михаила, и там увлекся литературным творчеством. Первые стихотворения Мицкевич написал в подростковом возрасте. Ему нравилось учиться.

Дом-музей Адама Мицкевича в Новогрудке

Тяга к знаниям и усердие помогли получить казенную стипендию и отправиться в Виленский университет, студентом которого он стал в 1815 году. Сначала основным направлением Мицкевича были физика и математика, но через год молодой человек перевелся на историко-филологический факультет. Интерес к литературе и истории оказался сильнее.

На новом факультете студент начал читать античные произведения в оригинале, изучал иностранные языки и посещал лекции именитых педагогов. Преподаватели помогли сформировать мировосприятие, собственное отношение к фактам и происходящему в мире. Классицистские идеи в их лекциях смешивались с новомодными романтическими тенденциями, которые подпитывали юношей.

Портрет Адама Мицкевича. Художник Юзеф Олешкевич

С 1817 года Мицкевич был в рядах студентов, участвовавших в создании патриотических университетских объединений: филоматов и филаретов. Патриоты родной страны, они боролись за сохранение родного языка и национальное достоинство, пропагандировали помощь нуждающимся. Позднее их убеждения сформировались в политическую программу.

Получив в 1819 году диплом об окончании университета, Мицкевич обрел возможность педагогической практики. Его направили в город Ковно, ныне Каунас.

Прибегнув к такому шагу, чиновники, главенствующие в Виленском университете, попытались оградить поэта от участия в тайных организациях. Своеобразная ссылка положила начало созданию произведений в духе романтизма.

Мицкевич писал баллады и поэмы, описывающие его взгляды и мировоззрение.

Поэзия

В 1822 году на свет появилась дебютная книга стихотворений Адама Мицкевича. Первый том сочинений автора получил название «Поэзия» и включал в себя известный цикл «Баллады и поэмы». Спустя год опубликовали 2-й том издания, вобравший поэмы «Дзяды» и «Гражина».

Памятник Адаму Мицкевичу в Зеленогорске

Социальная деятельность поэта была тесно связана с творчеством, отчасти ставшим программным. В 1823 году Мицкевич был арестован по «Делу филоматов». Он оказался в тюрьме, но благодаря друзьям в 1824-м был выпущен на волю. Спустя полгода литератора выселили из города.

Он был вынужден уехать и предпринял путешествие в Санкт-Петербург. Затем побывал в Одессе, Крыму, Москве и вновь вернулся в Северную столицу. Путешествие заняло 5 лет и принесло Мицкевичу знакомство с творческой интеллигенцией России. Впоследствии он отправился в Европу и посетил Италию, Швейцарию, Германию. Поэт стал слушателем лекций Гегеля.

В 1830 году в Польше произошло Ноябрьское восстание, и Мицкевич пытался вернуться на родину, но не был допущен. Ему пришлось переехать в Париж и продолжать скитания по Европе, которые привели автора в Италию.

Антоний Одынец и Адам Мицкевич. Гравюра Михаила Андриолли / Podkarpacka Biblioteka Cyfrowa

Мицкевич был плодотворным литератором. Его наследие состоит из массы произведений различных стихотворных форм.

Выпустив 2 тома сборника сочинений, Адам сформировал собственную программу, выстраивающуюся на народных легендах и верованиях. В их основе лежали романтические убеждения, отсылки к миру фантазий, где главными становились чувства.

Жанровые границы в этих произведениях размыты.

Самыми известными сочинениями этого направления стали «Парис», «Романтика», «Свитезь» и «Свитезянка». После путешествия по России были выпущены «Крымские сонеты». Их главной темой оказалось описание природы и единения с ней человеческого существа.

В 1828 году опубликовали книгу «Конрад Валленрод. Историческая повесть из литовской и прусской истории». Сюжет повествует о действии, разворачивающемся в 14 веке. Главный герой, магистр ордена крестоносцев, поставлен в условия выбора между патриотическими чувствами и рыцарским кодексом. С его помощью Мицкевич описал переживания участников тайной организации, к которой он принадлежал.

Почтовая марка СССР «Александр Пушкин и Адам Мицкевич» / Википедия

Поэмы «Повесть Вайделота» и «Альпухара» — произведения в стихах, излюбленные российскими чтецами, вышли в этот же период, но не имели той же смысловой нагрузки. В Европе Мицкевич работал над продолжением поэмы «Дзяды». Несколько эпизодов произведения, объединившись, создают композицию, рассказывающую о народных верованиях и традициях, стремлениях лирического героя.

Эти направления переплетаются с современностью, в которой автор описывает процесс по делу филоматов. В произведении рассказывается о перевоплощения главного действующего лица, его обращения к Всевышнему с вопросом о справедливости происходящего в государстве и притеснении народа. Неприятие царского деспотизма Мицкевич описывал сквозь призму сказочного и фантазийного.

Адам Мицкевич — «Пан Тадеуш»

Главное произведение поэта «Пан Тадеуш» создано в 1834 году во время проживания в Париже.

В нем переплелись несколько жанровых линий, благодаря чему сочинение стало национальной поэмой, аналогов которой в польской литературе нет. Автор описал польское общество, готовящееся к приходу войск Наполеона.

Позитивный финал произведения не подтвердился реальностью вопреки предположениям Адама.

Помимо поэзии, Мицкевич интересовался и публицистикой. В 1840-х он выпустил цикл, который литературоведы именуют «лозаннской критикой».

Сочинения описывают как пример романтического мессианизма, элементы предсказаний в творчестве современного автора. Стихи предвещали позитивные изменения, которые должны прийти на смену разрухе.

Их сравнивали со вторым пришествием Христа, способным распространить христианские принципы повсеместно.

Памятник Адаму Мицкевичу в Минске

Схожие мотивы появились в творчестве автора в ходе написания «Дзядов» и в «Книге польского народа и польского пилигримтсва», опубликованной в 1832 году. Автор утверждал, что Польша – государство, чей народ способен противостоять монархической тирании.

Религиозные отсылки в книге вызвали неодобрение в папской булле. В 1849 году были изданы лекции, которые поэт читал в «Колледж де Франс». Он преподавал русскую, польскую, чешскую и сербскую литературы в связке с историей и углублялся в мессианство в преломлении с собственными взглядами.

Произведения Адама Мицкевича оказали большое влияние на польскую культуру. В литературе 19-20 веков появляются множество цитат и отсылок к его произведениям. Сочинения автора легли в основу классического репертуара польского театра. Одним из главных памятников польского киноискусства, созданных по литературной основе, стал фильм Анджея Вайды «Пан Тадеуш», снятый в 2000 году.

Личная жизнь

Биография Адама Мицкевича тесно связана с социально-политической деятельностью. Личная жизнь зачастую уходила на второй план, но, как любой творческий деятель, Мицкевич не был чужд чувств. Будучи студентом университета, он впервые влюбился. Избранницей поэта стала Марыля Верещако.

Девушка принесла поэту вдохновение и первые пылкие чувства, но их счастью не суждено было сбыться. Отец Марыли сосватал дочь графу Вавжинцу Путткамеру, и их свадьба состоялась в 1821 году. Несмотря на потерю, поэт сохранял чувства к возлюбленной. Она была его музой на протяжении долгого периода.

В 1834 году Мицкевич обрел семью. Его женой стала Целина Шимановская, дочь пианистки, чьи салоны поэт посещал, находясь в Петербурге. В союзе родились 6 детей.

Портрет Адама Мицкевича. Художник Иван Хруцкий / Артхив

Так как общественная деятельность всегда преобладала среди приоритетов Адама, он не строил карьеру, стремясь обеспечить семью.

Зарабатывая педагогической деятельностью, Мицкевич не забывал о призвании. В 1841 году он оказался под влиянием Анджея Товяньского, пропагандирующего мессианство и мистические учения.

Адам начал рассказывать об интересующих его теориях студентам, за что получил отстранение от преподавания, а в 1851-м ушел в отставку.

Мицкевич направил силы на формирование Польского легиона, провозглашающего независимость итальянцев, и был в числе издателей парижской газеты «Трибуна народов».

Во французской столице в 1852-м литератор получил должность библиотекаря при Арсенале. Спустя 3 года скончалась его супруга. Заботы о детях волновали отца меньше, чем политические веяния.

Он отдался мыслям о формировании Нового польского легиона.

Смерть

В 1855 году Мицкевич отправился в Константинополь, лелея планы о формировании новой организации. Ее целью было объединение французов и англичан в борьбе против русских в Крымской войне.

Поэт был вдохновлен новыми планами. В пути он заболел холерой, которая и послужила причиной смерти. Тело Адама Мицкевича погребли в Париже.

В 1890 году останки перевезли в Краков, где осуществили перезахоронение в Вавельском кафедральном соборе.

Памятник Адаму Мицкевичу в Новогрудке

Интересные факты из жизни поэта, творчество и программные манифесты вдохновляли на создание портретов автора, исследование и анализ произведений.

Вклад в философию и социальное движение того времени оценили после смерти литератора. В Варшаве, Кракове, Познани и Париже установлены памятники в его честь.

В Польской библиотеке в Париже находится музей личных вещей поэта, основанный его сыном в 1903 году.

Библиография

  • 1817 – «Мешко, князь Новогрудка»
  • 1822 – 1 том «Поэзия»,
  • 1823 – 2 том «Поэзия»,
  • 1823 – «Дзяды»
  • 1826 – «Сонеты»
  • 1828 – «Конрад Валленрод»
  • 1832 – «Книге польского народа и польского пилигримтсва»
  • 1832 – «Смерть полковника»
  • 1834 – «Пан Тадеуш»

Леонид Кмит

Актер

Источник: https://24smi.org/celebrity/36887-adam-mitskevich.html

Адам Мицкевич — Биография — жизненный и творческий путь

Адам Мицкевич

АДАМ МИЦКЕВИЧ
(1798-1855)

Мицкевич — величайший польский (белорусский) поэт. Его роль для польской литературы можно сравнить с ролью Пушкина для русской литературы, Шевченко — для украинской.

Мицкевич был родоначальником новой польской литературы и нового польского языка.

Польский поэт, основоположник польского романтизма, деятель национально-освободительного движения, родился 24 декабря 1798 года на хуторе Заосся возле города Новогрудка, что входит ныне в состав Белоруссии.

Ранее белорусские земли принадлежали Литве, поэтому Мицкевич и называет своей родиной Литву. Отец его, Николай Мицкевич, адвокат, принадлежал к шляхте. В доме Мицкевичей жили свободолюбивые традиции польских патриотов.

Николай Мицкевич сам принимал участие в народно-освободительном восстании 1794 года под руководством Тадеуша Костюшко и пытался привить чувство патриотизма и свободолюбия своим детям. Много интересных легенд и поверий слышал юный Адам и от Блажея, значение которого для поэта можно сравнить со значением Арины Родионовны для Пушкина.

Развитию поэтического воображения Мицкевича способствовала и живописная природа окрестностей Новогрудка. После окончания школы Адам поступил на физико-математический факультет Венского университета, на котором проучился год. Весной 1816 года перешел на историко-филологический факультет, который закончил в 1819 году.

Среди профессоров университета были выдающиеся ученые и общественные деятели. Здесь читал лекции Иоахим Лелевель — родоначальник польской историографии, брать Снядецкого и др. Иоахим Лелевель, учитель Мицкевича в годы студенчества, позднее стал его близким другом. В течение всей своей жизни стоял в центре польского революционного движения.

Затем Мицкевич учительствовал в Ковно (ныне Каунас), 1819-1823). В Ковно Мицкевич увидел необыкновенную бедность и нищета народа, притесняемого царской властью и царской полицией. Это способствовало формированию революционных взглядов поэта, пониманию необходимости решительной борьбы за освобождение народа.

Эволюция в мировоззрении молодого Мицкевича определила во многом и развитие его творчества. В своих ранних произведениях (до 1820 года) Мицкевич продолжал традиции классицизма, характерного для литературы XVIII века. Мицкевич пишет в это время антиклерикальную повесть «Анеля» в духе Вальтера, поэму «Картошка» и трагедию «Демосфен».

Уже в этих произведениях Мицкевича звучат патриотический пафос, вера в прогресс, мечта «о временах грядущих, когда народы, забыв распри, «в великую семью соединятся».

Ранние произведения Мицкевича (первый стих опубликован в 1818 году) свидетельствуют об увлечении вольнолюбивыми традициями Образования (перевод отрывка из «Орлеанской девственницы» Вальтера; поэмы «Мешко, князь Новогрудка», 1817, «Картошка», 1819).

С 1817 года принимал участие в создании и деятельности патриотических молодежных кружков («сторонников добродетелей»), наиболее значительными произведениями этого периода были «Песня Адама» — первый гимн филоматов, «Песня филаретов», написал для них ряд программных стихотворений, в частности «Оду к молодости» (1820), перенятую романтическим энтузиазмом молодежи, что мечтала о борьбе за свободу. Воспитанник Вильнюсского университета, он вступил в тайное польское общество молодежи — «филоматов», что в своей программе провозглашали стремление к знаниям, но на самом деле стремились к освобождению и объединению Польши. В «Оде к молодости» Мицкевич воспел порыв молодого энтузиазма, что разрушает устои старого мира. Союз польской молодежи поставил эпиграфом к своему уставу, принятому в этом году, слова из «Оды к молодости»: Юные друзья! Вставайте вместе! Счастье всех — наша цель и дело. Мицкевич понимал, что для выражения новых идей, где прогрессивные мысли стали бы достоянием народа, необходимы новые литературные формы. Молодой поэт обращается к народному творчеству, видя в ней животворный источник поэзии. Так появляются первые баллады Мицкевича, знаменующие начало польского романтизма. Мицкевич в своих балладах использует сюжеты народной поэзии, фантастику сказок и преданий. Но поэта привлекали в народном творчестве не только фантастика и яркие образы. В народе Мицкевич видел выразителя гуманных чувств, правдивых суждений, высокого патриотического духа. В своих балладах он стремился воплотить народные понятия о справедливости, моральный долг, патриотизм.

В 1822 году был издан первый том произведений поэта, в который вошли его баллады и романсы. Идеи и темы, намеченные в балладах, Мицкевич развил впоследствии в своих крупных произведениях этого периода: в поэмах «Гражина» и «Дзяды» (2 и 4 части), вошедшие во второй том его произведений.

Патриотический сюжет баллады «Свитязь» — о подвиге народа, что погиб, но не поддался врагу,- перекликается с сюжетом поэмы «Гражина», в которой описана героическая борьба литовского народа против крестоносцев. В основу сюжета поэмы «Гражина» положен реальный эпизод из истории Литвы начала XV века.

(Князь Новогрудка Литавор замыслил предать литовского князя Витовта за то, что тот не хотел выдавать город Лиду, приданое его жены Гражины. Она надевает оружие Литавора и становится к бою против тевтонских рыцарей, где и Погибает.

Литавор мстит за нее, убивает командора и искупает свою вину, всходя на костер вместе со своей женой.) Исторический сюжет под пером Мицкевича приобретает романтического окраса. Он ярко, страстно воспел подвиг отважной народной героини. Организацию разоблачили царские шпики и их польские пособия.

Мицкевича не выслали в Сибирь, не отдали в солдаты. Ему было приказано отправиться в Петербург.

Первый стихотворный сборник Мицкевича («Поэзия», т. 1, 1822) стал манифестом романтического направления в польской литературе. До 2-го тома «Поэзии» (1823) вошла романтическая поэма «Гражина», положившая начало жанру т.н.

польской «поэтической повести»; написанная на сюжет из истории Литвы, она утверждала подвиг и самопожертвование героической личности. До второго тома поэзии Мицкевича также были включены 2 и 4 части драматической поэмы «Дзяды». Первая часть поэмы осталась незавершенной, третья часть появилась через десять лет и имела самостоятельный характер.

В предисловии ко второй части Мицкевич объясняет название поэмы: «Дзяды — это название торжественного обряда, что его производит сей день простой люд во многих местностях Литвы, Пруссии, Курляндии в память «дзядов», то есть умерших предков».

Мицкевича пленила в этом старинном обряде не только романтическая таинственность, особая роль судьбы в земных делах людей. В первых частях «Дзядов» уже намечается социальная схема, что в дальнейшем будет основной в творчестве Мицкевича.

Арестованный (1823) по делу филоматско-филаретських организаций, Мицкевич был в 1824 году выслан из Литвы и до 1829 года находился в России (Петербург, Одесса, Москва, снова Петербург), где сблизился с участниками декабристского движения (К. Ф. Рылеев, А. О. Бестужев) и выдающимися писателями (А. С.Пушкин и др.), что высоко оценили его талант.

Эти дружеские связи способствовали вызреванию в Мицкевича идеи революционного союза народов России и Польши. Мицкевич пробыл в Петербурге около трех месяцев, а потом его послали в Одессу, где он должен был занять должность преподавателя в лицее Римелье. Свободных мест не оказалось.

Из Петербурга поступило распоряжение не оставлять неблагонадежного поэта в Одессе, а отправить его в глубинных губерний России. Пока продолжалась переписка относительно дальнейшего местопребывания Мицкевича, он посетил Крым, что произвел очень сильное впечатление на поэта и вдохновил его на создание прекрасного цикла «Крымских сонетов».

Когда Мицкевич вернулся из Крыма, он узнал о своем назначении в канцелярию московского генерал-губернатора.

В России вышла книга Мицкевича «Сонеты» (1826) — с циклом «Крымские сонеты», которые поразили читателя великолепием пейзажных картин, проникнутых лиризмом, образом героя-«пилигрима», который скучает по покинутой родине, и новыми для польской поэзии восточными мотивами.

В 1828 году была опубликована поэма «Конрад Валленрод» (о борьбе литовцев с тевтонской нашествием), изображавшая трагического героя — одинокого борца, который жертвует личным счастьем. В конце 1825 года Мицкевич приехал в Москву. Огромное влияние на Мицкевича произвели последствия восстания декабристов. Он тяжело переживал жестокую расправу Николая И с героическими революционерами.

Один из биографов поэта писал: «нельзя угадать, взялся бы Мицкевич за оружие, если бы оказался в Петербурге во время восстания 14 декабря 1825 года. Но несомненно, что он бы разделил их судьбу…». Сначала Мицкевич жил в Москве уединенно, общаясь только со своими венскими друзьями-филоматами.

Весной 1826 года Мицкевич познакомился с московским литератором Николаем Полєвим, который ввел его в литературных кругов Москвы. Мицкевич сблизился с выдающимися представителями русской литературы — Баратынского, Вяземским, Соболевским и другими.

В октябре 1826 года состоялось знакомство Мицкевича с Пушкиным, что потом переросло в искреннюю дружбу. 12 октября 1826 года он присутствовал при чтении Пушкиным «Бориса Годунова». С тех пор и вплоть до своего отъезда Мицкевич находился в центре культурной жизни России.

Живя в Москве, временами наезжал в Петербург, бывал на литературных вечерах, встречах, где он, обладая непревзойденным талантом импровизатора, часто выступал. Сохранилось много воспоминаний об этих импровизации поэта.

В Петербурге Мицкевич познакомился с Жуковским, Грибоедовым, Крыловым, Дельвигом, немало времени проводил в беседах с Пушкиным. Мицкевич планировал издавать в России польский журнал «Ирида», который бы способствовал расширению белорусско-российских культурных связей.

Однако ему, как лицу под «подозрением», это издание было запрещено. Трудно переоценить значение русского периода жизни для развития творчества Мицкевича. Ярый враг самодержавия, однако он прекрасно поладил с российскими революционерами.

В России Мицкевич сформировался как поэт дружбы славянских народов. Здесь он стал глубже понимать идею национальной независимости Польши, постигнув ее тесную связь с международной политикой. В эти годы он становится символом политической свободы.

Одновременно происходил и рост художественного мастерства Мицкевича, этому способствовало общение с российскими литературными деятелями, и прежде всего с Пушкиным. Общий тогдашний уровень российской культуры был значительно выше польскую. «Мы отстали в литературе на целое столетие»,- писал Мицкевич своему другу Одинину.

Во время своего пребывания в России Мицкевич создал немало прекрасных лирических стихов. В 1826 году отдельным изданием вышли его «Сонеты». Он перевел польской две арабские баллады, написал стихотворение «Фарис», баллады «Воевода» и «Три Будриса».

В его балладах, написанных в России, нет чрезмерной фантастики и дидактики, они ближе к балладам Пушкина. Не случайно именно «Воеводу» и «Будриса» выбрал для перевода Пушкин. Вершиной творчества Мицкевича этого периода стала поэма «Конрад Валленрод», вышедшей в свет в 1828 году. Это патриотическая поэма, сюжет которой взят из истории XIV века.

Поэма Мицкевича призывала к борьбе за свободу родины, имя которой не страшны никакие жертвы. Именно так восприняли ее польские патриоты в дни восстания 1830 года: она была для них боевым призывом к действию. Высокую оценку получила поэма Мицкевича в среде российских литераторов.

Ксенофонт Полевой писал: «Многочисленный круг русских почитателей поэта знал эту поэму, не зная польского языка, то есть знало ее содержание, изучало подробности и красоту ее.» Это чуть ли не единственный в своем роде подобный пример. в 1828 году в Петербурге вышли два тома сочинений Мицкевича.

В 1829 году Мицкевич уехал из России и посетил Германию, Швейцарию, Италию. После неудачной попытки присоединиться к Польскому восстанию 1830 года поэт навсегда остался в эмиграции (жил преимущественно в Париже), продолжая литературную и революционную деятельность. В 3-й части «Дзядов» (1832) Мицкевич призвал соотечественников продолжать борьбу.

Эгоизма и соглашательству «верхов» общества он противопоставил героизм и стойкость патриотической молодежи, надежду на внутренние силы нации, создал титанический образ поэта Конрада; сочувствуя страданиям народа, герой вызывает на поединок Бога как виновника господствующего зла в мире.

Драма имела свободную фрагментарную построение, два плана действия: фантастический и реальный. К ней примыкал эпический «Отрывок» — картины самодержавной России, гневный памфлет на царизм. Здесь же поэт выразил солидарность с передовыми людьми России (стихотворение «Памятник Петру Великому», «Русским друзьям»).

Вместе с тем в 3-й части «Дзядов» (как и в художественно-публицистическом сочинении «Книги польского народа и польского пилигримства», 1832) Мицкевич излагает доктрину так называемого польского мессианизма, согласно которой страдания Польши связаны с особым историческим призванием народа-мученика.

Поэт призывает польскую эмиграцию к участию в «совместной войне за свободу народов», в европейской революции (эти же мысли содержатся в статьях Мицкевича в газете «Пельгжим польски», 1832-33).

В 1834 году Мицкевич опубликовал последнее свое крупное произведение — поэму «Пан Тадеуш».

Эта польская национальная эпопея, в которой отчетливо проявились реалистические тенденции, стала энциклопедией старопольского быта, шедевр словесной живописи, типизации и индивидуализации персонажей; с юмором и печалью рисует Мицкевич мир благородной старины, не подавляя его пороков, понимая его историческую обреченность и в то же время любуясь его красочностью.

Поэму справедливо называют «Энциклопедией польской жизни». Перед читателем появляется польское жизни во всем его разнообразии: его природа, картины быта, сражения, незабываемые типажи прошлой Польши и молодое поколение.

Поэма пронизана глубоко патриотической идеей: необходимостью национального единства перед бедой, что заняло страну,- потерей национальной независимости. Художественная сила поэмы необъятно велика. «Пан Тадеуш» по праву принадлежит к лучшим достижениям мировой литературы.

После написания «Пана Тадеуша» поэтическая деятельность Мицкевича (если не считать нескольких небольших стихотворений) совсем прекращается. Но он продолжает служить делу освобождения Польши и единства народов как публицист, общественный деятель. В эти годы Мицкевич работал над «Историей Польши» и «Историей будущего», написал две драмы на французском языке.

Значительный интерес для характеристики взглядов Мицкевича представляет написанный им в 1837 году некролог на смерть Пушкина. Некролог — яркое свидетельство любви польского поэта до великого Пушкина. В последующие годы Мицкевич почти не писал (последний взлет его вдохновения — несколько лирических стихотворений, 1838-39 он). Он вел активную общественную и культурную деятельность: в 1839-40 годах читал курс римской литературы в Лозанне, затем (до 1844 года) возглавлял кафедру славянской литературы в парижском Коллеж де Франс.

В 1841 году начался кризис в мировоззрении поэта: он вступил в секту мистика А. Тов’янского.

В 1848 году Мицкевич возобновил революционную деятельность: создал польский легион, сражавшийся за свободу Италии, в Париже работал в газете «Трибюн де пепль», выступал со статьями революционно-демократического характера, проявляя интерес к утопическому социализму, призывая к революционному союзу народов. Во время Крымской войны 1853-56 годов Мицкевич отправился с политической миссией в Константинополь, где умер от холеры (похоронен в Париже, прах был перенесен в Краков в 1890 году).

Поэзия Мицкевича имела огромное значение для белорусского и польского национально-освободительного движения, для развития демократической мысли, восстановления литературы; она обогатила литературный язык, стихосложение, поэтические жанры.

Существенной является роль Мицкевича в развитии польского театра (постановки его «Дзядов», многочисленные высказывания по вопросам драматургии). В России Мицкевич приобрел популярность еще при жизни. Его стихи переводили А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов, К. Ф. Рылеев, И.И. Козлов, М. П. Огарев, А. М. Майков, М. Л. Михайлов, А. А Фет, В. Я.

Брюсов, И. О. Бунин и др. Творчество А. Мицкевича высоко ценили и Т. Шевченко, и. Франко, и Леся Украинка.

Однако значение Мицкевича не исчерпывается его литературной деятельностью. Мицкевич был передовым Политическим деятелем своего времени. Он стоял в центре польского революционного движения. Первостепенное значение Польши в развитии передовых революционных идей века определило и мировое значение Мицкевича, который еще при жизни был для всего мира символом борьбы своего народа за свободу.

Творчество Мицкевича, одухотворенная большими патриотическими и гуманистическими идеями, в наши дни стала достоянием широких народных масс. Адам Мицкевич еще при жизни получивший мировую славу, однако, можно с уверенностью сказать, что настоящее всенародное и всемирное признание он получил только после победы польского рабочего класса и утверждение народно-демократической власти в Польше.

Источник: http://glavbuk.ru/adam-mickevich-biografiya-zhiznennyj-i-tvorcheskij-put/

Адам Мицкевич: биография кратко

Адам Мицкевич

Адам Мицкевич (1798-1855) — польский национальный поэт, политический активист, талантливый переводчик, мыслитель, философ, религиозный деятель, и даже мистик, эффективный организатор и военный командир.

Его жизнь — пример классической романтической биографии, типичной для целого поколения, рожденного после Третьего раздела Польши, то есть в плену, поколения романтических «энтузиастов», борющихся за независимость и национальную культуру.

Он был свидетелем многих прорывов и исторических событий. Следил за ходом восстания Костюшко, войнами Наполеона, судьбой Варшавского герцогства и Королевства Конгресса, ноябрьским восстанием и весной народов. 

Краткая биография Адама Мицкевича

Адам Мицкевич родился 24 декабря 1798 года на хуторе в Заосье, вблизи города Новогрудок. Отец будущего поэта — Миколай Мицкевич был выходцем из старинного литовского рода, знатного, но давно обедневшего. Поэтому чтобы прокормить семью был вынужден заниматься адвокатской практикой.​​ Мать Адама — Барбара Маевская, дочь мелкого еврейского управляющего, была домохозяйкой.

C 1807 по 1815 юный Мицкевич был учеником доминиканской школы повятов при храме святого Михаила Архангела в Новогрудке. Мальчик хорошо учился, но из-за слабого здоровья по два раза оставался в третьем и пятом классе. Когда ему было одиннадцать лет, он начал писать стихи, которые, как вспоминал его младший брат Александр, ничем не выделялись.

Тяга к знаниям и усердие помогли получить казенную стипендию и отправиться в Виленский университет, студентом которого он стал в 1815 году.

 Именно здесь началась его политическая деятельность, когда он и группа друзей образовали тайные студенческие общества под названием филоматы («стремящиеся к знанию») и филареты («любящие добродетель»).

Они пропагандировали помощь нуждающимся, боролись за национальное достоинство и любовь к родному языку. Их цели были ясны и однозначны — полная независимость от Российской империи. 

В 1818 году Мицкевич дебютировал со стихотворением «Городская зима». Год спустя, после окончания университета, он уехал в Каунас, где начал работать школьным учителем.

 Во время своего пребывания в Каунасе Мицкевич работал над многими литературными произведениями.

 В 1822-1823 годах были опубликованы первые два сборника его поэзии (в том числе произведения «Баллады и романсы», «Гражина», а также вторая и четвертая части «Дзяды»).

В 1823 году царские власти арестовали Мицкевича за принадлежность к ассоциации филоматов. В течение полугода поэт находился в заключении в Вильнюсском монастыре базилианских отцов. В 1824 году был вынесен приговор суда, об изгнании Адама вглубь России.

В изгнании

Сначала поэт прибыл в Петербург, через три месяца — в Одессу, откуда совершил поездку в Крым, затем поехал в Москву, а потом в 1828 году, снова в Петербург. Пятилетнее пребывание в России было для него плодотворным временем.

 Он оказался в числе культурно-литературных элит Москвы и Санкт-Петербурга, которые хвалили и ценили его талант. В России он познакомился с окружением будущих декабристов, он также познакомился с Александром Пушкиным, Николаем Полевоевым, Петром Вяземским. Опыт русского периода привел к появлению таких работ, как Крымские сонеты (1826 г.

), Конрад Валленрод (1828 г.), затем Дзяды часть III и стихотворение « Моим друзьям-москалям» (1832 г.).

В 1829 году, с помощью влиятельных друзей и покровителей, Адаму Мицкевичу удалось уехать в Европу. Он посетил страны и города, о которых он только что читал и слышал ранее. Он путешествовал по Германии, Швейцарии, Чехии и Италии.

В 1831 году безуспешно пытался вернуться на родину и принять участие в Польском восстание против власти Российской империи. Ему пришлось переехать в Париж и продолжать скитания по Европе.

 Вскоре после прибытия он установил контакты с французской интеллектуальной и художественной средой, начал активно участвовать в эмиграционных ассоциациях: Литературном обществе, Литовском и Русском Обществах, Обществе научной помощи и Национальном комитете Лелевеля. 

В 1834 году было закончено главное произведение поэта «Пан Тадеуш». В нем переплелись несколько жанровых линий, благодаря чему сочинение стало национальной поэмой. Адам описал польское общество, готовящееся к приходу войск Наполеона. Позитивный финал произведения не подтвердился реальностью вопреки предположениям автора.

В этом же году тридцатипятилетний Адам женился на двадцатидвухлетней Селине Шимановской от которой у него было шестеро детей — две дочери Мария и Елена и четверо сыновей: Владислав, Юзеф, Александр и Ян. В этом браке Адам и Селина не нашли счастья.

Мицкевич находился в постоянных поисках заработка для того, чтобы содержать свою семью. Поэт наладил сотрудничество с активистами-эмигрантами, писал статьи в журналистские журналы.

 В 1839-1840 годах он был профессором латинской литературы в Лозанне, Швейцария, а затем был профессором кафедры славянских литератур в Коллеж де Франс до 1845 года (его отстранили от чтения лекций за пропаганду товянизма).

В 1848 году в связи с Весной Наций поехал в Рим, где организовал польское вооруженное подразделение — так называемый Польский Легион, помогающий итальянцам бороться за свою независимость. 

Вернувшись в Париж 1849, он был соучредителем и редактором парижской демократической газеты «Трибуна народов».

Присоединился к Историческому обществу, принял активное участие в создании Парижской библиотеки и был активным членом Совета Польской школы в Батиньоле.

С 1852 году занимал скромную должность в библиотеке, где он дежурил три раза в неделю за небольшую фиксированную зарплату и бесплатную квартиру.

Начало Крымской войны 1853 года возродило надежду на перемены, выгодные для Польши.

 После смерти своей жены Адам Мицкевич оставил несовершеннолетних детей в Париже, и осенью 1855 года отправился в Константинополь (Стамбул) в Турции.

Здесь он работал в воинских формированиях, участвовал в вербовке поляков, казаков и евреев, планировал создать новый легион, чтобы помочь французам и англичанам в Крымской войне против России. 

Однако мечтам его не суждено было сбыться: он заразился холерой, скончался 26 ноября 1855 году.

Тело было перевезено в Париж и похоронено на кладбище де Шампо в Монморенси рядом с его женой, эксгумированной в Пер-Лашез.

Тридцать пять лет спустя, перед приближающимся столетием рождения, прах великого поэта был доставлен в Вавельский кафедральный собор в Кракове и помещен рядом с королевскими гробами.

 Самые важные работы:

  • Ода молодежи (1820)
  • Баллады и романсы (1822)
  • Гражина (1823)
  • Крымские сонеты (1826)
  • Конрад Валленрод (1828)
  • Дзяды (часть II и IV 1823, часть III 1832)
  • Пан Тадеуш (1834)

Важность Адама Мицкевича в жизни польского народа

Адам Мицкевич был духовным лидером польской нации во время плена. Он убеждал поляков бороться за независимость, был предан родине и героизму и осуждал предательство собственной нации.

Пропагандировал идею освобождения польского народа и видел возможность бороться и побеждать  за независимость Польши.

 Не только поэтическим словом, но и своими делами поэт доказал свою любовь к свободе и восстанию против всякой тирании.

Источник: https://poland4.ru/adam-mitskevich/

Адам Мицкевич: жизнь и творчество — Записки историка

Адам Мицкевич

«…Он вдохновен был свыше

И свысока взирал на жизнь —»

А. С. Пушкин

Мицкевич А. Н. (1798 – 1855) – польский и белорусский поэт, пишущий на польском языке, яркий представитель польского романтизма в литературе, участник движения за освобождение польского и белорусского народов.

Рожденному в семье шляхтича и еврейки в конце декабря 1798 года на территории современной Белоруссии, в те времена – Новогрудского уезда Литовской губернии, Адаму суждено было стать революционером и стихотворцем. Его отец, Николай Мицкевич, служил в адвокатской конторе в городе Новогрудок, происходил из литовцев.

А мать Барбара Маевская имела еврейские корни. Через несколько месяцев после рождения Адама крестили в костёле по месту рождения. У него был родной брат Франтишка, вместе с которым они воспитывались под патриотическим влиянием отца. От няни Гонсевской мальчик узнал о белорусских сказках, местном фольклоре.

Отец придерживался революционных взглядов, в 1794 году был участником движения Т. Костюшко, имеющего цель сохранить суверенитет польской государственности, не допустить раздела ее земель между другими претендующими на это странами.

Любовь к отечеству Адаму внушил отец Миколай, который в свое время агитировал народ для создания народного ополчения во главе с Костюшко, распространял пропагандистские листовки.

В Новогрудском уезде будущий писатель получил среднее образование при храме Архангела. Однажды, когда в 1810 году в окрестностях города случился большой пожар, 12-летний подросток написал свои первые стихи на тему произошедшего трагического события.

В 1815 году, успешно закончив школу, Адам поступил в высшее учебное заведение в Вильне. Будучи студентом, он создавал сообщества филаретов и скандально известных любителей науки (филоматов). По этой теме им впоследствии была издана работа «Ода к юности».

Обучаясь на историко-филологическом отделении, поэт подружился с И. Лелевелем, который преподавал историю в университете.

Адам был разносторонне развит, изучал античные литературные произведения, понимал иностранные языки, мог объясняться на французском, английском, а также польском.

В 25 лет был привлечен к уголовной ответственности за организацию подпольного кружка. Пробыв в заключении полгода, был освобожден, а позже – изгнан с территории Литвы насовсем.

Не прошло даром увлекательное чтение произведений Вольтера в студенческие годы. Из них Мицкевичу удалось лучше понять природу классицизма и использовать основы этого жанра в своих работах. «Мешко» – вольная рифмованная обработка произведения Вольтера о воспитании принца.

Известен также перевод текста произведения «Орлеанская девственница». Для друзей из сообщества филоматов Адам писал стихотворения, например, «Городская зима», опубликованное в 1818 году.

Годы эмиграции в немецких, швейцарских и итальянских землях вынудили Адама остановиться в Дрездене из-за участия в восстании.

После встречи в период перерыва на отдых между сессиями с Марылей Верещако, поэт меняет свое мировоззрение и начинает писать на романтические темы. Так рождается новый жанр поэзии – романтизм. Он стал первопроходцем в этом направлении искусства.

Но быть счастливыми вместе они не могли. Решение приняли родители девушки: ее обещали графу Путкамеру. Обвенчавшись с женихом, Марыля простилась с Адамом Мицкевичем навсегда. Он был в расстроенных чувствах.

Но работа в небольшом городке Ковно временно дала возможность развеяться от грустных мыслей.

Преподавание в школе, однако, не вдохновляло поэта. Он погружается в чтение книг С. Вальтера, Саути, Гёте, Байрона и других классиков мировой литературы. Его захватывает романтический дух поэзии Байрона. В Польше никто не писал таких стихов.

Мицкевич стал первым, кто написал на польском языке стихотворения на романтическую тему. Тем более, что на политическую тему ему писать было нельзя. Отчасти поэтому поэта лишили возможности работать в крупных городах.

Свои «Баллады и романсы» поэт посвятил национальным традициям польского и литовского народов. В 1822 году они вышли в свет, а уже спустя два года выходит поэма «Дзяды», а перед ней – «Гражина», содержащая описание сражений между Тевтонским орденом и Литовским государством.

Брак с Целиной Шимановской в 1834 году оказался удачным, она подарила поэту четырех сыновей и двух дочерей.

В 1823 году Мицкевич приехал в Россию, где стал популярным и получил призвание в литературных кругах, был знаком с А. С. Пушкиным, а также с декабристами Рылеевым и Бестужевым.

Поэт ушел из жизни от заболевания холерой, свирепствующей в Константинополе, где он оказался в то время, в конце ноября 1855 года. Саркофаг с его останками с 1890 года находится в Кракове. После смерти поэта были найдены некоторые части его поэмы «Дзяды», которые при жизни он не успел опубликовать.

Источник: https://histnote.ru/adam-mickevich-zhizn-i-tvorchestvo/

СтихотворенияТекст

Адам Мицкевич
Читать фрагмент

Также данная книга доступна ещё в библиотеках. Запишись сразу в несколько библиотек и получай книги намного быстрее.

Посоветуйте книгу друзьям!Друзьям – скидка 10%, вам – рубли

По вашей ссылке друзья получат скидку 10% на эту книгу, а вы будете получать 10% от стоимости их покупок на свой счет ЛитРес. Подробнее

Стоимость книги: 34 ₽
Ваш доход с одной покупки друга: 3,40 ₽

Чтобы посоветовать книгу друзьям, необходимо войти или зарегистрироватьсяПодробнее

  • О книге
  • Цитаты 3
  • Отзывы 1
  • Читать онлайн

Шрифт:Меньше АаБольше Аа

 Прошли дожди весны, удушье лета,И осени окончился потоп,И мостовой, в холодный плащ одетой,Не режет сталь блестящих фризских стоп.Держала осень в заточенье дома.На вольный воздух выйдем, на мороз!Кареты лондонской не слышно грома,И не раздавит нас металл колес…Приветствуй горожан, пора благая!И неманцев и ляхов одарят,Сердца их для надежды раскрывая,Улыбки тысяч фавнов и дриад.Все радует, бодрит и восхищает!Пью воздуха холодную струю,Которая дыханье очищает,Или на хлопья снежные смотрю.Одна снежинка плавает в стихии,Другая – та, что тяжелей, – легла.А эти улетят в поля сухие.Вилийские побелят зеркала.Но кто в селе глядит, как заключенный,На лысый холм, на одичавший долИ на деревья рощи обнаженной,Ветвям которых снегопад тяжел,Тот, опечален небом, ставшим серым,Бросает край уныния и льдаИ, променяв на Плутоса Цереру,В карете с золотом летит сюда.Пред ним – гостеприимные ворота.Дом краской и резьбою веселит.Он забывает сельские заботыВ кругу очаровательных харит.В селе, едва редеет мгла ночная,Церера сразу встать неволит нас.Здесь – солнце жжет, зенита достигая,А я лежу, не размыкая глаз.Потом в нанкине, наскоро надетом,Я, модной молодежи круг созвав,Болтаю с ними, – и за туалетомПроходит утро, полное забав.Один в трюмо себя обозревает,Бальзам на кудри золотые льет;Другой стамбульский горький дым вдыхаетИли настой травы китайской пьет.Но вот уже двенадцать бьет! СкорееНа улицу – и я уже в санях.И росомаха или соболь, грея,Игольчатые на моих плечах.Я в зал вхожу, где, восхищая взоры,Стол пиршества для избранных накрыт.Напитков вкусных, здесь полны фарфоры,И яства разжигают аппетит.Коньяк и пунши в хрустале граненом,Столетний зной венгерского вина;Мускат по вкусу дамам восхищенным:Он веселит, однако мысль – ясна.Блестят глаза, а чаши вновь налиты…Остроты, шутки, пылкие слова…Не у одной из дам горят ланиты,В огне от нежных взглядов голова.Но вот и солнце никнет. Сумрак синийТаит благодеяния зимы.Сигнал разъезда дали нам богини.И лестницы гремят. Уходим мы.Тот, кто слепому счастью доверяет,Вступает, фараон, в твою странуИли искусно кием управляетСлонов точеных гонит по сукну.Когда же ночь раздвинет мрак тяжелыйИ в окнах вспыхнет множество огней,Кончает молодежь свой день веселый,Шлифуя снег полозьями саней.  

[1817]

ВОСПОМИНАНИЕ

 Лаура, помнишь ли те сладостные годы,Когда вдали от всех бытийственных заботДруг другом жили мы, не числя дней полет,Забыв докучный мир для счастья и свободы.

Ты помнишь этот сад, аллей живые своды,И речку, и покой ее прозрачных вод,И нег ночных приют – обвитый хмелем грот,Где проникали к нам лишь голоса природы.А месяц озарял то груди белизну,То золотых волос роскошную волну,И ты божественным влекла очарованьем.

В подобные часы восторгам нет конца,Уста встречаются, блаженство пьют сердца,И вздоху вторит вздох, признания – признаньям.  

[Начало 1819]

* * *

 Уже с лица небес слетел туман унылый.Ты, кормчий, встань к рулю, пускай шумит ветрило,Режь соль седых валов рукой неутомимой.Простерся океан вдали необозримый.Пусть не страшит тебя ни дальняя дорога,Ни хрупкая ладья, ни то, что нас немного.

Подумай, ведь Язон, когда отплыл впервые,Доверясь прихотям обманчивой стихии,Корабль имел простой и сердце не из стали,Ведь ад и небеса герою угрожали,Но, цель высокую поставив пред собою,Он все преодолел, добыл руно златое.Нам тоже ведомы высокие дерзанья,Должны воздвигнуть мы на новом месте зданье,И, если подвиги не меньшие нас манят,Пусть аргонавтов нам живой пример предстанет.

Они, из отчих гнезд впервые вылетая,Предприняли поход, опасностью играя.Мы их наследники. Страшиться мы не вправе.Преодоленный труд – всегда ступенька к славе.Там каждый отдавал свой труд на пользу дела:Кто – мощь, кто – зоркость глаз, кто – голос лирысмелой.И мы поступим так. Ведь мы не бесталанныИ сил не лишены. Свершим же путь желанный.

Стремиться будем все, – один свершит, быть может:Неравной мерою дары даются божьи.Но там, где поприще огромно и прекрасно,Неравенство сие не может быть опасно.

Счастлив, кому венок достанется лавровый,Он увлечет других стремленьем к славе новой,Но пусть тщеславие не завладеет нами,Гордится дерево не листьями – плодами,Нам станут гордостью полезные деянья,Не пальма первенства и не рукоплесканья.Пусть каждый говорит, как воины ахеян:«Я – сильный, дайте мне доспех потяжелее».

Пока, спеша к мете, поставленной на бреге,Ты не опередил других в могучем беге,До той поры народ, на состязанье глядя,Спокойно ждет того, кто подлежит награде,Но если уж других ты позади оставил,Гляди, чтобы навек себя не обесславил.Спеши, дабы тебя опять не обогнали,Нажав в последний миг, отставшие вначале.

Ведь если выше ты других себя считаешь,О славе более высокой ты мечтаешь,Победу одержав в публичном состязанье,Услышать всякий рад толпы рукоплесканье,Но, если полубог сразил в бою кентавра,Что значит для него простой венок из лавра!Пусть примет больший труд, в ком громче голос чести,Себя позорит он, когда стоит на месте!К вам, братья славные, я обращаю взоры,Вы, дня грядущего надежда и опора,Кого природа-мать любовно наградила,Взмахните крыльями, взлетите с новой силойЗатем, чтоб, досягнув вершины величавой,По-братски звать других в поход зановрй славой!А нам, которые идут за вами следом,Высокий ваш полет укажет путь к победам.В соревновании с могучими мужамиГордились юноши десятыми венками.Мы тоже их возьмем. Пусть зависть не хлопочет.Червь равнодушия в нас воли не подточит.Свободен наш союз, нам принужденье чуждо.Труд – наше божество, девиз священный – дружба.Настанет день, когда, соединивши руки,Девиз воспримут наш и нас восхвалят внуки.Но, право, нужно быть тупицей недалеким,Чтоб сделать доступ к нам открытым и широким.Строенье лишь тогда не рушится веками,Когда строители кладут отборный камень.И чтобы замысел не оставался словом,Пусть исполнители пройдут отбор суровый!Кротонец, в таинствах природы умудренный,Покровом призакрыл лик правды обнаженнойИ, добродетели подъемля жезл крылатый,Не всем ученикам давал названье брата.Так было некогда на таинствах Орфийских,И на мистериях так было Элевзинских.Немало жаждущих попасть в наш круг стремится,Но разные у них намеренья и лица.Личину с них сорвав, увидим их в натуре:Отыщем среди них волков в овечьей шкуре!Кто жадностью томим, а кто из горделивых,Кто ищет не друзей, а слуг, покорных, льстивых.Коль цели хитростью достигнуть не способны,Пред нами предстают и мстительны и злобны.Иной из прихоти иль в детском увлеченьеЗа непосильное берется порученье,Но, лишь с малейшею преградою столкнется,Легко он, как дитя, с мечтою расстается.Когда к нам доступа таким не будет людям,Когда в согласии стремиться к цели будем,Все личные забыв обиды и расчеты,На благо общее положим все заботы,Тогда скажу, учтя минувшего страницы:Нам будут подражать, нам будет чем гордиться!  

[Сентябрь 1818]

ПЕСНЬ

 Пусть счастьем глаза загорятся,Чело нам украсит венок,Обнимемся все мы по-братски,Сойдемся в веселый кружок!Пускай к нам не ведают входаОбманы, предательство, лесть;Здесь чтится высоко свобода,Отчизна, наука и честь.Мы руки друг другу протянем,Откроем друг другу сердцаИ помыслы, чувства, желаньяПоведаем все до конца.

Здесь сгинут страдания тениСредь песен, утех, развлечений.Кто стал нашим братом и другом,В труде, средь веселых забав,В зеленом венке и за плугомПусть помнит всегда наш Устав.Пусть он вдохновится присягой,Что здесь согласился принесть,Всю жизнь защищает с отвагойОтчизну, науки и честь!Дойдем мы, хоть трудной дорогой,До счастья, когда подадутВсе руки друг другу.

ПомогутНам смел ость, согласье и труд!  

[Октябрь 1819]

Ода к молодости

 Без душ, без сердца! Толпа скелетов!О дай мне, молодость, крылья!И я над мертвым взлечу мирозданьем,В пределы рая, в обитель светов,Животворящий восторг изведав,Где над цветеньем и созиданьемЗлатые сонмы картин открылись!Пускай годами отягощенныйСклонился старец, уставясь в землю,Потухшим оком едва объемляМир омраченный.

Ты, молодость, прах юдоли отринешь,Взлетишь и, светлым взглядом ширяя,Все человечество ты окинешьОт края до края!Глянь вниз! Там ночь воздвиглась немая,Планету своим зловонным потокомВсю обнимая.

Глянь вниз! Над этой заводью гнуснойКакой-то гад всплывает искусно,Он служит рулем себе и флагштокомИ прочих мелких зверушек топит,Всплывает кверху, нырнет обратноИ снова сух в волне коловратной.

А если жалкий пузырик лопнет,Нам дела нет, что проглочен глубьюГад себялюбья!О молодость! Сладок напиток жизни,Когда его с другими поделим!Так лейся же, опьяняй весельем,Избытком золота в сердце брызни!Друзья младые! Вставайте разом!Счастье всех – наша цель и дело.В единстве мощь, в упоенье разум.

Друзья младые! Вставайте смело!Блажен и тот на дороге ранней,Чье рухнет в битве юное тело,Другим оно служит ступенью в брани.Друзья младые! Вставайте смело!На скользких срывах по кручам этимСила и слабость на каждой грани.

На силу силой, друзья, ответим,А слабость сломим в юности ранней!Кто в младенчестве гидру задушит,Подрастет, – взнуздает кентавров,Изведет из Тартара души,Удостоится вечных лавров.

Досягни, куда глаз не глянет!Чего разум неймет, исполни!Орлим взлетом молодость прянет,Обнимая перуны молний!Други, в бой! И строем согласнымВсю планету вкруг опояшем!Пусть пылает в единстве нашемМысль и сердце пламенем ясным!Сдвинься, твердь, с орбиты бывалой,С нами ринься на путь окрыленный,Ты припомнишь возраст зеленый,С кожурой расставшись завялой.Когда в мирах былой полунощиВражда стихий пировала бурно,Одно ДА БУДЕТ господней мощиОбосновало закон природы,Запели вихри, помчались воды,Возникли звезды в тверди лазурной,Так и сейчас еще ночь глухая,Все человечество в алчных войнах.Чтобы любовь благая воскресла,Встанет из хаоса Дух полыхая;Пускай зачнет его юность во чреслах,А дружба взрастит в объятьях стройных.Ломают льды весенние воды.С ночною свет сражается тьмою.Здравствуй, ранняя зорька свободы!Солнце спасенья грядет за тобою!  

[Декабрь 1820]

 Эй, больше в жизни жара!Живем один лишь раз:Пусть золотая чараНедаром манит нас.Живей пускай по кругу

Веселых дней подругу![1]

Хватай и наклоняй до дна,Чтоб жизни глубь была видна!К чему здесь речь чужая?Ведь польский пьем мы мед:Нас всех дружней сближаетПеснь, что поет народ.У древних нам учитьсяНе в книжном прахе гнить:Как греки – веселиться,Как римляне – рубить.Вон там юристы сели.И им бокал поставь:Сегодня – право силы,А завтра – сила прав.

Сегодня громогласьеСвободе невдомек:Где дружба и согласьеМолчок, друзья, молчок!Кто гнет металл и плавит,Тот плавит времена:Нам, чтоб его прославить,Пусть Бахус даст вина!Тому из мудрых слава,Кто в химии знал вкус:Тончайшего составаПил мед любимых уст.Измеривший дороги,Пути небесных тел,Был Архимед убогим:Опоры не имел.

А нынче, если двигатьЗадумал мир Ньютон,У нас пусть спросит выходИ этим кончит он.Чертеж небесной сферыДля мертвых дан светил,Для нас же – сила верыВернее меры сил.Затем, что – где пылаетПорывов сердца дух.Зря мерку снять желают!Единство – больше двух!Эй, больше в жизни жара!Живем ведь только раз:Вот золотая чара,Не медли, дорог час.

Кровь стынет в бедном теле,Поглотит вечность насИ взор затмится Фели,Вот филаретов сказ.  

[Декабрь 1820]

ТОСТЫ

 Как наша прожила б планета,Как люди жили бы на нейБез теплоты, магнита, светаИ электрических лучей?Что было бы? Пришла бы сноваХаоса мрачная пора.Лучам – приветственное слово.

А солнцу – громкое ура!Но что лучи иль искры света,Когда морозом мир объятИ сердце наше не согрето?Привет теплу! Теплу виват!Теплу и свету люди рады,Но ветер их разъединит,Не встретив на пути преграды.

Магнит сюда! Ура, магнит!Теперь мы тесный круг составимПри ярких солнечных лучахИ электричество восславимС бутылкой лейденской в руках!  

[1821?]

ПЛОВЕЦ

 О море бытия, каким ты страшным стало!Когда я отплывал, твоя сияла гладь,Теперь же ночь кругом и грозный грохот вала!Нельзя ни дальше плыть, ни к берегу пристать:Что толку руль сжимать рукой усталой?Блажен, на чьей ладье за кормчих – КрасотаИ Добродетель! В час, когда вскипают аолныИ меркнет день, к пловцу небесная четаСклоняется: в руках у этой кубок полный,Свой чудный лик приоткрывает та..И с Добродетелью одной к утесу славыВы сможете доплыть: стоический бальзамВас дивно укрепит на подвиг величавый;Но если Красота не улыбнется вам,Вы доплывете, пот пролив кровавый.Однако Красота, лик показавши свой,Нередко средь пути коварно улетает,Надежды лживые все унося с собой;О, как тогда душа, осиротев, страдает,Великою охвачена тоской!С небесной Красотой в мучительной разлуке,Бороться с бурею, в кромешной тьме тонуть,Хвататься в ужасе за каменные руки,Валиться замертво на ледяную грудьКто долго выдержит такие муки?Пресечь их так легко! Одним движеньем яНавек спастись бы мог от бурь и тьмы дремучей…Иль тем, кто брошены в пучину бытия,Ни сгинуть целиком в волне ее гремучей,Ни вырваться из недр ее нельзя?Мне люди говорят, что все живое тленно:..Но голос веры им во мне не заглушить,Да, звездам духа чужд закон природы бренной,Им до конца времен светиться и кружитьПо необъятной глубине вселенной.Кто крикнул с берега? Ужели до сих пор,– О братья и друзья, вы на скале стоите?Ужель в такую даль ваш долетает взор..И до сих пор вы сквозь туман глядите,Как я держусь, волнам наперекор?Коль в бездну брошусь я, отчаяньем гонимый,Упреков тьма падет на голову моюОт вас, которым туч громады еле зримы,Чуть слышен ураган, терзающий ладью,И мнится, что гроза проходит мимо.Вам не понять того, что пережито мнойТут, на моей ладье, – под громом, ливнем, градом!Судья нам – только бог: кто хочет быть судьей,Тот должен быть во мне, а не со мною рядом.Я дальше поплыву, а вы, друзья, домой.  

17 апреля 1821 г.

К… Фон Д… РИСУЮЩЕМУ ДЛЯ МЕНЯ ПОРТРЕТ МАРИИ

 Тебе, картин творец, обязан большим я,Чем вечному творцу живого бытия.Лишен я счастья был злбкозненной судьбою,Оно моим глазам возвращено тобою.

Я с детства ничему учиться не хотел,Но если бы твоим искусством я владел!Судейского крючка забота вечно гложет,От мертвецов живых отбиться врач не может,Паллады верный жрец избрал науки путь,Всю жизнь уча тупиц, он надрывает грудь.

Желудку мудреца частенько роздых нуженВсё лавры на обед да похвалы на ужин!И лишь вокруг тебя прелестный вьется рой,И ты для милых дам – прославленный герой.В глаза красавицы ты взоры погружаешь,Искусною рукой ее изображаешь.Прекраснейших картин немало в мире есть,По праву среди них твоим хвала и честь.

Твой гений наградят наградой несравнимойТо юноши восторг, то нежный взгляд любимой.Тобой похищен лик возлюбленной моей,Ты отдал мне его, художник-чародей,Благодарю, она теперь навек со мною,В ее глазах тону я сердцем и мечтою,И волшебство твое меня освободитОт пытки тягостной, что разум мой мутит.К воображаемой стремился я богине,Для сердца, глаз и рук она живая ныне.  

[1821]

Иоахиму лелевелю на открытие курса лекций по всеобщей истории в виленском университете, б января 1822 года

Belorum causas et vitia, et modos

Ludumque Fortunae gravesque

Principum amicitias et arma…

Periculosae plenum opus aleae

Tractas et incedis per ingnes

Suppositos cineri doloso…

H or at., L. II, I

[Причина войн, их ход, преступления,

Игра судьбы, вождей союзы,

Страшные гражданам, и оружье,

Об этом ныне с гордою отвагою

Ты пишешь, по огню ступая,

Что под золою обманно тлеет.

Гораций. Оды, кн. II, I]

(Перевод Г. Церетели)

 Давно взыскуемый питомцами своими,Лелевель славный, вновь предстал ты перед ними,И снова дружеской ты окружен толпой,Глядящей на тебя, как на родник живой.Не тот, кто красными словцами щеголяет,Гордится, что его везде на свете знают,Что груз его трудов сгибает книгонош,Нет, не такой увлечь способен молодежь,А тот, кто славится высоких дум полетомИ средь своих слывет горячим патриотом.В том и другом пример, Лелевель, ты для нас:В науке и делах непогрешим твой глаз.Хоть молод ты еще, седым МафусаиламС тобою мудростью равняться не по силам.Не только у себя в стране ты знаменит.За рубежом ее хвала тебе гремит.О том, что твой приезд нам сделал солнце краше,Ладони и уста свидетельствуют наши.Как долго уходил из здешних зал домойБезрадостно наш слух, воспитанный тобой!Начни ж ученикам, тебе внимать готовым,Вновь чудеса являть своим волшебным словом,Из гроба поднимать искусством колдовскимЭлладу древнюю и стародавний Рим.Герои вновь живут и дышат, как бывало,С чела их сброшено Плутоново забрало,С груди, таившей дум проникновенных кладИ волю страстную, железный панцирь снят.Вот македонский вождь с творцом «Федона» рядом.В их думы и сердца мы проникаем взглядом.Тут искра яркая, там подвига зерно,А искре сноп огня родить порой дано,Зерну же вырасти в такого исполина,Которому равна вселенной половина.Античных гениев сильна над миром власть,Пред их величием должны мы ниц упасть;Лучами славы их, не знающей затменья,Озарены веков позднейших поколенья.Но только ли герой велик? Велик и тот,Кто подвиги его до глубины поймет.Бывает, город вдруг, как камень, в бездну канет,Из вод огонь забьет, и тьма над миром встанет.Таких событий жив свидетель не один,Но мало кто умел дойти до их причин.Еще трудней найти свидетеля такого,Который бы сумел дойти до основного,Дороги, разумом указанной, держась:Какая между всех явлений этих связь?Как привести могла, единая причинаВ смятенье небеса, и землю, и пучину?Природу мертвую оставим и к живой,Стократ сложнейшей, взор теперь направим свой.Легко ли находить причин и следствий звенья– Там, где людских судеб царит переплетенье?Картина пестротой наш поражает глаз,Разноголосица сбивает с толку нас,А Истина за мглой скрывается густою,Лишь слабые лучи бросая нам порою.Но не доходит к нам и этот слабый свет.С рожденья слепы мы в теченье многих лет.Когда ж едва-едва мы обретаем зренье,Нас чужаки тотчас берут на попеченье:Очки нам подают, изделие их рук,И через них ясней мы видим все вокруг.Беда, однако, в том, что стали все предметыДля нас такого же, как эти стекла, цвета.Ошибки зрения, благодаря очкам,Переносить на мир с тех пор привычно нам.Мы – вечные рабы: не только в настроеньяхЗависим от других, но также и в сужденьях.Ребенок чувствует, как чувствует отец,Страдает от цепей обычая юнец.Нередко собственным гордятся мненьем люди;Нет, всосано оно из материнской грудиИли наставником посеяно позднейВ глубь сокровенную их молодых ушей.И все ж ты выдаешь любым своим движеньем,Что европеец ты, поляк происхожденьем.А солнце Истины горит для всех равно,Различия племен не ведает оно,Всех одинаково своим ласкает светом,Жар посылает всем, живущим в мире этом.Кто хочет Истине святой в лицо взглянуть,Тот должен знать: один к ее Познанью путьУм от влияния освободить чужогоИ Человеком быть в высоком смысле слова.К такой работе бог историков зовет,Но многим ли она по силам? Нет, лишь тот,Кому в удел дало благое провиденьеСверх пары крепких рук и крылья вдохновенья.Способен воспарить над торжищем страстей,Над интересами, делящими людей,Угадывать, где взрыв готовится на свете,Иль погружаться в мрак умчавшихся столетий.В их темной глубине копая, он на светВыносит не один бесценный самоцвет.Лелевель, мы тобой гордимся, сознавая,Что родила таким тебя земля родная.Внимает истину из уст твоих народО том, что было, есть, что нас в грядущем ждет.Людское общество впервые наблюдаемНа землях, занятых Двуречья древним краем.Среди равнин, чья гладь не ведает препон,В один большой народ сложился ряд племен.Тираны в городах, стенами обнесенных,Уселись на спине селян порабощенных.Средь островов и бухт, прославленных навек,Поздней республику построил бойкий грек;Затем, что муравьем был схож своей природой.Грек мирмидонскою считал себя породой.Он, в городах чужих селясь, их украшал,Чужие божества в свои преображал;Кумирни Красоте воздвиг и милой ВолеДвум дочерям небес, непознанным дотоле.Их духом вдохновлен, душой открыт и смел,Он мыслил, воевал, любил, учил и пел.Но вот мидиец меч свой поднял над землею,Восточный идол в страх ввергает все живое.Толпа невольников, гонимая бичом,Из-за Кавказских гор несется напролом,Все на своем пути топча, круша и руша;Ксеркс море захватил, ордою залил сушу,Но с тучки греческой сорвался гром, и вотРассеялась орда, на дне мидийский флот.Уйдя от гибели, не покорясь невзгодам,Грек к азиату в дом отправился походом.И там он на коврах персидских опочил,И меч заржавленный из рук он уронил,И был в железо взят в своем бессилье сонномПастушьим племенем, волчицею вскормленным.Привыкли Ромула драчливые сыны,Отвагой воинской и хитростью сильны,Соседей истреблять, в годину же покояОни крепили дух для нового разбояИль меж собой дрались, пока их в общий бойНе призывал расчет на выгодный разбой.Но вот у забияк противников не стало,И в праздных мышцах нет упругости бывалой.Над миром Рим царит, над Римом же тиран,Уже не воин Рим, а дряхлый великан.Кто жизнь опять зажжет в его остывшем теле?Вы, чада пылкие страны седых метелей!Вот гордый сюзерен, верхом на скакуне,С копьем и четками в руках и весь, в броне,Небес и госпожи своей слуга, вассаловПод кров готический созвал. Там звон бокалов,В руках у дам венки, хор лютней с пеньем схож,И копья яростно ломает молодежь.Нежнее, чем у нас, у них сердца под сталью:Впервые с горных круч они Любовь призвалиСердечную, какой не ведали в свой векЖрец духа иудей и в плоть влюбленный грек.Когда грозила смерть законности основам,Они их рыцарским своим крепили словом;Чтоб кривды исправлять, в заморские краяПускались, в памяти прелестный взор тая;Из дальних стран они везли домой трофеиИль клали головы за веру в Иудее.В их замках между тем засели чернецы,Забрали в руки власть церковные отцы;Под выстрелами булл заколебались троны,Рим снова стал земле давать свои законы.Позднее короли при помощи штыковСмирили подданных и свергли чужаков.В краях, где издавна в почете просвещенье,Есть хартии свобод и прав у населенья.Такую хартию мы в Англии найдем,Такую даровал нам Ягеллонов дом.В других-же странах власть – примеров тутнемалоДворян-мятежников с крестьянами сравняла.Испанцу повезло: пустившись в океан,Достиг он берега богатых новых стран,Его сокровища растут, и с каждым годомОн все наглей грозит оружием народам.Его соперники дают ему отпорОткрыто иль войдя друг с другом в заговор,Но друг на друга все ж поглядывая косо,Всяк палку вставить рад союзнику в колеса.Всегда настороже с приятелями будь,При них не вырони из рук чего-нибудь.Коль мирно ты живешь и никому на светеНе хочешь повредить, милейшие соседиРассорят в доме всех и дом твой подожгут.К утру спасителей ватага тут как тут.Торговцы странами, народных слез менялы,Спасители крадут, что под руку попало;Заступник на врага разительно похож,Тебя обворовать обоим невтерпеж.Так шла в Европе жизнь, покуда над СекванойНе разразился гром вскипевшего вулкана.Созрела лава в нем: старинный произвол,Меж властью светскою и церковью раскол,Мечты мыслителей, горячих душ порывы,Рабов восставших злость на род дворян спесивый.Как древле из семян нечищеных на светПифоны родились, уродливы, как бред,Так из посева чувств и дум разноречивыхЗмий революции взошел на галльских нивах,Его ни побороть нельзя, ни в прах втоптать,Рождает мстителей земли любая пядь.Они встают толпой; они горят желаньемЖизнь по Платоновым построить начертаньям.Другие же казну сносили в новый дом,Чтоб с помощью ее разбогатеть потом;Врагов сломив, они пошли, мечом бряцая,И кровью истекли, чужую проливая.Там императором вчерашний консул стал,И польскую там кровь Домбровский проливал.Хотя уже давно в могиле исполины,Еще их кровь могла б плодотворить равнины.Однако что же я? Как смею воспеватьМоря, в которых мне не довелось бывать?Как смею, жалкий червь, к орлам себя причисля,Полету подражать твоей ученой мысли?Приди на помощь мне, ведь ты слывешь у насПервейшим среди всех историков сейчас,Ты ложь разоблачил бесчисленных писанийИ правду извлекал из самой лжи преданий,Кому ж, как не тебе, науки глубь видна,Кому прекраснее дарит плоды она?Нам, рукоплещущим тебе сегодня рьяно,Скажи, как на Парнас вознесся ты так рано?И взором ласковым нас примани туда,Откуда светишь ты, как кормчая звезда,Хотя и более достойными рукамиУвенчан ты, – прими венок, сплетенный нами,И погордиться тем нам разреши, любя,Что для него цветы мы взяли у тебя.  

[Январь 1822 г.]

1. Первая строфа – это подражание песне немецких буршей.

Источник: https://www.litres.ru/adam-mickevich/stihotvoreniya/chitat-onlayn/

Адам Мицкевич: наследие позора

Адам Мицкевич

Речь Посполита,

или просто —
республика Польша

Адам Мицкевич. Величайший польский (литвинский) поэт, культурный и государственный деятель, слава о котором разнеслась далеко за пределы Речи Посполитой. Но как мало мы знаем о его происхождении! Стандартная биография гласит, что Мицкевич родился в семье обнищалого шляхтича.

Мать его – еврейка, отец – литвин (не путать с латышом). Адам получил великолепное образование, участвовал в патриотических организациях и оставил после себя огромное литературное наследие. Все.

Но о чем же умалчивают школьные хрестоматии? Почему Мицкевич до конца своей жизни отказывался говорить о своих ближайших родственниках? Каким наследием позора наградила его судьба?

Величайший поэт.

На счету династии Мицкевичей собралось не мало авантюр, правонарушений и судебных процессов. Двое из представителей этого древнего литвинского рода ушли в небытие при весьма трагических обстоятельствах. Так что, крути не крути, а славным происхождением великий классик отнюдь не мог похвастаться.

Наша история начинается в второй половине XVIII века. Жили-были 5 братьев: Якуб (дедушка Адама Мицкевича), Адам, Юзеф, Стефан и Базилий Мицкевичи. Подобно, никто из них не умел ни читать, ни писать. Но кого этим в те времена можно было бы удивить. Не любили их в околицах Новогрудка (Беларусь).

Мало того, что они «понаехали», так еще и оказались людьми весьма жадными. Мицкевичи славились предоставлением кредитов под огромные проценты (12 в год, вместо средних 4-7). Ихними должниками, как правило, оказывались либо горемычные пьяницы, либо карточные игроки.

С таких то и взять особо нечего, поэтому Мицкевичи терпеливо выжидали окончания срока кредитования (12 месяцев), а затем – экспроприировали имущество должников.

В 1770 году, Мицкевичи заполучили в свои владения хутор Горбатовице и быстро наладили весьма дружелюбные отношения с владельцами соседствующей деревушки. Название деревушки – Саплица, а ее владельцы, соответственно, Саплицы.

И так, в 1779 году, двоюродный дедушка (и по совместительству теска) поэта Адам сочетался законными узами брака с Викторией Саплицовной. А другой двоюродный дедушка, Базилий, очень уж сильно сдружился с Яном Саплицей.

Оба были отчаянными забияками и весьма любили покуражиться – ну прям, как компания пана Кмитица, из известного исторического польского фильма «Потоп».

Мицкевичи заработали свое состояние, давая кредиты.

Со временем, Мицкевичи стали и владельцами Заося. Предыдущие владельцы, братья Яновичовы, задолжали ростовщикам огромную сумму денег.

Более того – они еще и имели наглость отказаться от выплаты долга! Такого стерпеть Мицкевичи не могли. Ответ на такое вопиющую наглость в старопольской шляхетской культуре был лишь один – вооруженный захват.

Первый наезд Яновичовым удалось отразить, но второй, в 1784 году, лишил их права на имение.

Якуб Мицкевич (прямой дедушка великого классика) в нападении на Заосе участия не принимал. Почему? Да потому, что к тому времени он уже несколько лет пребывал в мире ином (скончался).

Но вряд ли он при жизни являлся примером добродетельности. Тем более, что в архивах сбереглись сведения о одном жестоком инциденте: Якуб избил местную девчушку палкой по голове практически до полусмерти.

Причиной такого поведения послужило то, что она отказалась пождать ему упавший наземь кнут.

Но самым злостным «нарушителем» в семье Мицкевичей был все же Базилий. 23 апреля 1799 года он повздорил из-за пустяка со своим закадычным товарищем Яном Саплицей и, спустя две недели, скончался от полученных увечий.

На суде, Саплица утверждал, что причиной драки послужило желание, мягко сказать – не совсем трезвого Базилия, поцеловать заднюю ногу только что разродившейся кобылы. Кобыла, однако, не слишком впечатлилась таким проявлением любви и нежности, и ударила Базилия копытом в голову.

Очевидцы происшествия опровергали версию Саплицы, указывая на то, что он лично размозжил голову Мицкевича своей булавой во время драки, а тело – подбросил в конюшню.

Суд склонился к показаниям очевидцев и приговорил Саплицу к лишению свободы сроком на 1 год с выплатой огромного штрафа.

Забавы польской шляхты.

Спустя три года после бесславной кончины Базилия, за ним на тот свет последовал и еще один брат – Адам. В 1802 году он умудрился ввязаться в жестокую уличную потасовку, которая закончилась для него смертью.

По началу, считалось, что драка была результатом бесцеремонного поведения пьяных дворян, напавших на солдат Татро-Литорского полка. Однако, в ходе расследования, выяснилось, что зачинщиками драки являлись сами солдаты.

Командующий полка был отстранен от службы, а сам полк – расформирован.

Эти трагические смерти не стали последними испытаниями династии Мицкевичей. В судах Мицкевичей представлял Миколай, сын Якуба и отец великого поэта.

В отличии от своего отца и дядей, он мало того, что умел читать и писать, но и получил юридическое образование.

В 1802 году Миколай подал в суд жалобу на Саплицу, который к тому времени уже находился на свободе и угрожал Мицкевичам жестокой расправой. Впрочем, этот шаг не принес никаких результатов.

Осенью, 1805 года, Саплица переехал из Саплиц в Новогрудек, то есть – в тот самый хутор, где проживал Миколай Мицкевич. Его поведение стало еще более агрессивным. Постоянные нарушения правопорядка, бесчисленные пьянки и изнасилования, жесточайшие драки и грабежи.

3 августа 1806 года Миколай подает в суд очередное заявление, в котором указывает: «Саплица грозит всю семью Мицкевичей на ремни изрезать, а дома – сжечь».

Был ли какой-либо результат от поданных жалоб – не известно, поскольку после 1806 года информации о деле Мицкевичей-Саплицы не осталось.

Ян Саплица наверняка знал о детях Миколая Коперника. Но вряд ли он догадывался, что один из них обеспечит фамилии «Саплица» вечную славу (воевода Яцек Саплица – персонаж поэмы «Пан Тадеуш».

Мицкевич обеспечил Саплице вечную славу.

И что же удивительного в том, что Адам Мицкевич так тщательно сторонился каких-либо разговоров о истории своего рода? Ему, иконе польско-литвинской культуры, было стыдно признавать неугодные деяния своих ближайших родственников. Но – такова уж судьба. От наследия позора династии не никуда не деться. К огромному счастью, великий классик не повторил судьбы своих дедушек и подарил нам свое великолепное наследие.

Источник: http://www.Rech-Pospolita.ru/adam-mitskevich-nasledie-pozora.html

Адам Мицкевич — Жизнь и творчество

Адам Мицкевич

Самый выдающийся (наряду с Юлиушем Словацким и Зигмунтом Красиньским) польский поэт-романтик, мистик, публицист, политический деятель.

Родился 24 декабря 1778 г., умер 26 ноября 1855 г. Важнейшие его произведения – это поэтические сборники «Баллады и романсы», «Крымские сонеты», поэма «Конрад Валленрод», драматическая поэма «Дзяды» и национальная эпопея «Пан Тадеуш».

(Жизнь Мицкевича на карте: STORYMAP)

Юношеские годы

Мицкевич родился в г. Новогрудек на территории Литвы и всегда считал Литву своей родиной. Он закончил Виленский университет (г. Вильна, ныне Вильнюс), а затем работал учителем в школе г. Ковно (ныне Каунас).

Мицкевич был одним из основателей и активным деятелем тайного патриотического Общества филоматов, за что вместе с группой единомышленников был арестован и заключен в виленскую тюрьму, располагавшуюся в помещении бывшего базилианского монастыря (1823-1824).

Годы 1824-1829 Мицкевич провел в России – в Одессе, Москве и Петербурге, где был принят в круг прогрессивной русской интеллигенции . В 1829 г. он отправился в путешествие по Европе – побывал в Германии, Швейцарии и Италии, в Берлине посетил лекции Гегеля. Он также завязал многочисленные знакомства в международной творческой среде. После Ноябрьского восстания в 1830 г.

Мицкевич безуспешно пытался вернуться в Польшу. С 1932 г. жил в Париже, с небольшими перерывами – в 1838 г. он находился в Лозанне, где преподавал латинскую литературу, а в 1848 г. – в Риме, куда приехал, пытаясь заручиться поддержкой папы Пия IX в пользу освободительного движения т.н. Весны народов.

Парижский период

Жизнь поэта в Париже была тяжелой. Постоянных источников дохода не хватало. В среде эмигрантов начались расколы, вызванные политическими спорами.

На протяжении нескольких лет Мицкевич участвовал в общественной жизни, сотрудничал с Литературным обществом («Towarzystwo Literackie») и Национальным польским обществом («Towarzystwo Narodowe Polskie»). В 1833 г. был редактором и публицистом журнала «Pielgrzym Polski».

Мицкевич поддерживал дружеские отношения, например, с Югом де Ламенне, Шарлем де Монталамбером, Жорж Санд. В 1834 г. он женился на Целине Шимановской, в браке с которой у него родилось шестеро детей. Мицкевич отошел от общественной деятельности вплоть до 1840 г.

, когда его пригласили возглавить новую кафедру славянских литератур в Колеж де Франс. Вместе с Жюлем Мишле и Эдгаром Кинэ в этом учебном заведении они представляли собой демократическую оппозицию июльской монархии. В 1841 г.

поэт сблизился с кружком Товяньского – лидера секты, возвещавшей новое пришествие и возрождение духовной жизни (таких сект во Франции в то время было несколько десятков). Пропаганда товянизма, а также радикальные политические и общественные взгляды стали причиной отстранения Мицкевича от работы в университете.

Польский легион и смерть в Стамбуле

Мицкевич на смертном одре в Константинополе, 1855 г., автор неизвестен, фото из архива Музея литературы/East News

Во время пребывания в Риме в 1848 г. Мицкевич создал Польский легион, сражавшийся за свободу Ломбардии. Его цели и программу он изложил в тексте «Свод принципов» («Skład zasad»).

Затем вместе с группой французов и эмигрантов он основал издание «La Tribune des Peuples» с радикальной общественной программой. В результате вмешательства русского посольства издание было закрыто, а Мицкевич после переворота в 1851 г. находился под надзором полиции.

Последней патриотической акцией поэта стала попытка формирования Польских легионов для борьбы с Россией после вступления Франции в крымскую войну. С этой целью он прибыл в Стамбул в сентябре 1855 г., где неожиданно умер. Он был похоронен во Франции на польском кладбище в Монморанси. В 1900 г.

прах Мицкевича был торжественно перевезен в Польшу и помещен в саркофаг в Вавельском кафедральном соборе.

«Баллады и романсы»

Мицкевич оставил огромное и разнообразное литературное наследие, включающее лирику, эпические поэмы, драмы, публицистику и множество фрагментов и неоконченных произведений.

После первых стихотворений, написанных в классицистическом духе, он издал сборник «Поэзия», том 1 (1822), который положил начало польскому романтизму (издание второе, дополненное — 1829).

В «Предисловии» и балладе «Романтика» («Romantyczność») Мицкевич сформулировал новую литературную программу, отсылающую к народным верованиям, миру чувств и фантазии (в противоположность «стеклышку и оку мудреца»), внимания к природе и присутствия «невидимого».

В этих поэтических произведениях стираются жесткие границы жанров, используется поэтика притчи, баллады и думы (наиболее известные стихотворения этого периода – «Романтика», «Свитезь», «Свитезянка», «Три Будрыса», «Парис»).

Во втором томе «Поэзии» (1823) вышли поэма «Дзяды» (части III и IV), а также историческая поэма «Гражина. Литовская повесть».

Отсылающее к традициям Байрона и В.

Скотта эпическое повествование о литовской княжне, которая, переодевшись в мужчину, возглавила борьбу с крестоносцами, стало первой попыткой дать романтическое определение понятиям «патриотизм» и «родина».

В 1829 г. после путешествия по России Мицкевич опубликовал свои «Сонеты» (крымские и одесские), которые в изысканной классицистической форме описывали мистическое чувство единения с природой, переживание этого единения как священного.

«Конрад Валленрод»

Вышедшая в 1828 г. поэма «Конрад Валленрод. Историческая повесть из литовской и прусской истории» представляет собой образец исторической романтической поэмы: действие происходит в XIV в.

, местный колорит тщательно выписан, герой поставлен перед сложным выбором из двух систем ценностей.

Рассказ о Великом магистре ордена крестоносцев, который обнаруживает свое литовское происхождение и, движимый патриотическими чувствами, приводит орден к поражению, предавая свою честь и рыцарский кодекс, был воспринят как метафора морального конфликта, который переживали в то время участники патриотических заговоров. Фрагменты поэмы – «Повесть Вайделота» и «Альпухара» – приобрели автономию и функционируют в поэтической традиции отдельно от контекста (это одни из излюбленных произведений на конкурсах чтецов).

«Дзяды»

В Дрездене Мицкевич написал третью часть «Дзядов». Вместе с более ранней второй и четвертой, они создают текст с типичными для романтической драмы чертами: фрагментарность, свободная композиция, отсутствие стилистического единообразия. Части II и IV отсылают нас к языческому обряду призвания духов умерших.

Они показывают народную веру в единство видимого и невидимого и возможность их взаимопроникновения, а также простой, интуитивный моральный кодекс. Часть IV представляет одну из версий романтического героя – несчастный влюбленный (Густав).

Часть III отсылает к современной Мицкевичу действительности и связана с процессом по делу филоматов – действие происходит в тюремных камерах и салонах царских чиновников. Части III и IV связаны фигурой главного героя: несчастный влюбленный Густав перевоплощается в Конрада – патриота и бунтаря. Кульминационные моменты этой части – т.н.

«импровизация» (монолог Конрада, где он обвиняет Бога в том, что он допускает преступления против народа), а также «Видение ксендза Петра» (в смирении и любви божьей он узрел видение будущей возрожденной Польши).

Последняя часть дрезденских «Дзядов» — это эпический «Отрывок», направленный против царского деспотизма и заканчивающаяся стихотворением «Русским друзьям» («Do przyjaciół Moskali»).

«Пан Тадеуш»

В Париже Мицкевич написал и опубликовал (1834), пожалуй, важнейшее свое произведение «Пан Тадеуш, или Последний наезд на Литве. Шляхетская история 1811-1812  гг. в двенадцати книгах, писанная стихами».

Используя традиции исторического романа, романа в стихах, эпоса, описательной поэмы, поэт создал «национальную поэму», единственную в своем роде, не имеющую аналогов в литературе. Пользуясь разнообразными приемами, используя лиризм, пафос, иронию, реализм, автор воссоздал мир польской шляхты накануне прихода наполеоновской армии.

Разноцветный хоровод сарматов, часто спорящих и плетущих интриги, объединяется в поэме в общем порыве патриотизма и надежде на скорое обретение свободы. Один из главных героев поэмы – ксендз Робак, наполеоновский эмиссар, а в прошлом – как выясняется – шляхтич-повеса, искупающий грехи молодости службой Родине.

Окончание поэмы исполнено радости и надежды, которую – как автор уже знал – история не подтвердила. Его произведение должно было служить «укреплению сердец» в ожидании лучшего будущего.

Поздний период творчества и публицистика

Среди произведений Мицкевича стоит также упомянуть написанную в 1839-40-х гг. т.н. «лозаннскую лирику» — цикл стихотворений, проникнутых мистическим чувством единения с природой, содержащих размышления на тему времени, вечности, бренности.

Публицистические тексты Мицкевича были созданы в русле романтического мессианизма, присутствующего также и во французской философской мысли (Мен-Мартен, де Местр, де Ламенне, сенсимонисты), а также в немецкой философии и литературе.

Различные направления мессианизма объединяла убежденность в том, что после времени страданий и хаоса придет Великое изменение, сравнимое со вторым пришествием Спасителя, которое принесет воплощение христианских принципов в общественно-политическую жизнь.

В разных версиях мессианизма в роли искупителя выступала либо выдающаяся личность, либо некая общность людей.

Мессианские мотивы, появившиеся в творчестве Мицкевича уже ранее (например, в III части «Дзядов»), автор изложил в своем произведении «Книги польского народа и польского пилигримства» (1832).

Изданное в виде книги для богослужений и отсылающее к библейской стилистике, оно призвано было служить утешением и ориентиром для многочисленных эмигрантов, которые попали во Францию после поражения Варшавского восстания (книга распространялась бесплатно).

В своем произведение поэт сформулировал убеждение в особой роли Польши в борьбе народов против тирании власти – роли предводителя, о ее религиозных и политических обязанностях в человеческой истории.

Книга была осуждена в папской булле за использование религиозных аргументов для обоснования радикальной общественной программы (отмена крепостного права, гражданские права для всех, в т.ч. женщин и евреев и т.п.).

Лекции в Коллеж де Франс были изданы по записям слушателей под названием «Cours de littérature Slave» (целиком издано в 1849).

I и II курсы были посвящены польской, русской, чешской и сербской литературе в контексте истории и культуры этих народов, лекции призваны были открыть славянскую литературу западным интеллектуалам. В курсе III Мицкевич – часто весьма спорно – представлял современную ему литературу.

В курсе IV он вернулся к мессианской историософии, излагая свое собственное видение философской и духовной жизни славян.

Указывая на кризис духовной жизни Европы, подавленной узким рационализмом, он видел возможности для противодействия в глубокой духовной силе славян, которые хранят «живую правду» и способны привести человечество к моральному возрождению. Сейчас эта мессианская миссия распространилась на весь славянский мир, а также на Францию, которой выпало стать «народом действия». 

Влияние

Творчество Мицкевича оказало значительное влияние на польскую культуру: на общественное сознание, литературу и искусство. На протяжении двух веков оно была постоянным элементом литературного образования и патриотического воспитания.

Его поэзия оказала влияние на язык и сознание, отразилась даже в разговорном языке. Литература XIX и XX вв. полна метафор, цитат и аллюзий на произведения Мицкевича. Его творчество вдохновило таких писателей, как Юлиуш Словацкий, Болеслав Прус, Станислав Выспяньский, Стефан Жеромский.

К нему обращаются и поэты современности, такие как Чеслав Милош или Тадеуш Ружевич.

Конрад из «Дзядов» стал архетипом польского трагического героя. «Дзяды» всегда были настоящим испытанием для лучших польских театров, а «импровизация» – для самых выдающихся актеров.

Каждая постановка – культурное событие (важнейшие спектакли: Станислав Выспяньский – Краков 1901, Леон Шиллер – Львов 1932, Варшава 1934, Казимеж Деймек – Варшава 1967, Конрад Свинарский — Краков 1973. В 2000 г.

в Брюсселе Анджей Северин поставил фрагменты на французском языке).

На язык театра и кино был переведен и «Пан Тадеуш». Мечислав Котлярчик поставил его в  виде живых картин (Краков 1945). Адам Ханушкевич создал телевизионный сериал (1970-71), в 1928 г. снял свой фильм Рышард Ордыньский, а в 2000 – Анджей Вайда. Фильм Вайды был хорошо принят мировым кинематографическим сообществом.

Трейлер к фильму «Пан Тадеуш», реж. Рышард Ордыньский

Творчество Мицкевича являлось источником вдохновения также для живописцев и графиков (его произведения иллюстрировали в т.ч. Герсон, Андриолли, Смоковский, Лессер), композиторов (музыку писали, напр., Шопен, Монюшко, Шимановский, Падеревский, Чайковский, Римский-Корсаков).

Сам Мицкевич как символ поэта-прорицателя стал темой многочисленных портретов, рисунков и медальонов (его увековечили, напр., Валентин Ванькович, Юзеф Олешкевич, Норвид, Делакруа).

Самые известные памятники Мицкевича находятся в Варшаве (Циприан Годебский), в Кракове (Теодор Ригер), в Познани (Василий Вуйтович) и в Париже (Эмиль Антуан Бурдель).

Большое влияние оказали на общество философские и общественные взгляды Мицкевича.

Благодаря своеобразному сочетанию религиозности, романтического национализма и общественного радикализма, на него ссылались различные политические группировки – начиная от левых и заканчивая крайне правыми.

Его славянский мессианизм имел большое значение для формирования национального сознания в странах Центральной и Восточной Европы, лишенных собственной государственности.

В современных дискуссиях об очертаниях будущей объединенной Европы о Мицкевиче говорят как о предвестнике образа федерации свободных народов и граждан, а также авторе идеи родины как общности, построенной на ощущении культурной связи и системе ценностей. Все эти мотивы присутствуют в изданной в Париже (2001) коллективной монографии «La Verbe et histoire. Mickiewicz, la France et l’Europe».

Личные вещи, рассказывающие о жизни Мицкевича, находятся в Польской библиотеке в Париже, где его сын Владислав основал в 1903 г. музей его памяти.

Произведения Мицкевича – полностью или фрагменты – неоднократно переводились на более чем 20 языков мира.

Важнейшие польские издания собраний сочинений: 1860-61 (в 11 томах), 1948-55 (в 16 томах, издательство «Wydawnictwo Narodowe»), 1953 (в 16 томах, издательство «Wydawnictwo Jubileuszowe»). Литература, посвященная Мицкевичу, чрезвычайно богата и постоянно пополняется.

Ценным источником информации о поэте является издаваемая в Институте литературных исследований «Хроника жизни и творчества Мицкевича» в 9 томах (готовятся к выходу 2-й и 3-й тома).

Источник: «Literatura polska. Przewodnik encyklopedyczny», Варшава 1984 (коллектив авторов), А.Витковская, Р.Пшибыльский «Romantyzm», Варшава 1997.

Подготовка текста: Халина Флорыньская-Лялевич, февраль 2003

Источник: https://culture.pl/ru/artist/adam-mickevich

Refy-free
Добавить комментарий